электронная
90
печатная A5
274
12+
И я вернусь к тебе...

Бесплатный фрагмент - И я вернусь к тебе...

Объем:
50 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-6429-5
электронная
от 90
печатная A5
от 274

Когда на нас свалилась страшная беда,

Когда бомбят наши деревни, города.

Мы на защиту нашей Родины идем,

Обняв детей, обняв своих любимых жен.


Война тяжелая и страшная судьба.

Но нам Россия наша очень дорога!

Чтоб ни случилось, мы ее не отдадим

И уничтожим обнаглевшего врага.


Моя родная, не печалься не грусти,

Придется нам все эти тяжести снести,

Война закончится и все пройдет, как дым,

И я вернусь к тебе таким же молодым.

Клим Ким

Благодарость Климу Владимировичу Киму

Клим Владимирович, я благодарна Вам за признание моих сочинений про отца! Ваши отзывы на мою книжечку «И я вернусь к тебе…», размещённые на сайте Ридеро, так греют моё сердце, что я готова их читать бесконечно. Вы приняли эту книгу так тепло и близко к сердцу, написали замечательные стихи, которые с Вашего разрешения я взяла эпиграфом к этой книжечке.
И Вы написали такие дорогие для меня слова:
„Однажды автор книги прислала мне ссылку на ролик, который меня тронул до глубины души. Она говорит, что помнит только одну строку из песни, которую пел ее отец, вернувшийся с войны. У меня возникло желание создать ремейк этой песни. Стихи, которые прислал ей один из читателей прозы, это хорошие, душевные стихи, своеобразный отзыв на ролик, на миниатюру. Я же хотел воссоздать образ этой забытой песни. Это наверняка солдатская песня, которая родилась в „окопах“. Ее пели простые солдаты, наши простые люди, большинство которых с детства поют. Так что стихи в эпиграфе это на самом деле не стихи, а авторская реконструкция песни, которые могли сочинить красноармейцы времен Великой Отечественной Войны. И еще два слова. Нам, отцам и здесь на земле, а особенно там, на небе, будет спокойно и хорошо, если наши дочери будут помнить о нас так, как помнит о своем отце автор книги. Спасибо ей.“ (Клим Ким)
„Сегодня проснулся и перечитал эту книжку. От корки до корки, залпом, без перерыва. Для меня эта книга душевная опора, источник силы. Наверное из-за жанра, и темы. Тема вечная — моя семья на фоне истории моей страны“. (Клим Ким)
Отзыв на книгу „И я вернусь к тебе“
Наконец я получил по почте долгожданную книгу! Некоторые ее главы я читал на прозе.ру ранее. Особенно запомнились воспоминания о возвращении отца с войны, и эти жгучие слова из его песни, которые дали название книге. Эти слова долго на давали мне покоя, рождали образ простых мирных парней, ушедших защищать свою землю, своих женщин, и в солдатских буднях не теряющих надежду вернуться к своим любимым молодыми и здоровыми. Я прочитал книгу залпом. Я не мог оторваться ни на секунду, от душевных, искренних слов маленькой девочки о своих любимых родных, отце, матери, брате, сестрах. Когда я дошел до слов из похоронки брата Владимира, из моих глаз непроизвольно полились слезы, и я не смахивал их, это были слезы щемящего чувства несправедливости. Собранные вместе воспоминания о самых родных и близких людях делают эту маленькую книжку неповторимым и замечательным свидетельством душевного и нравственного величия наших людей, любви, преданности, которые они сохраняли в трудное время. Без сомнения, эта книжка займет достойное место в литературе о войне.» (Клим Ким)
Дорогой Клим Владимирович, никакими словами мне не передать те чувства, которые я испытываю при чтении Ваших отзывов о самом дорогом человеке в моей жизни.
И сколько бы я не говорила благодарственных слов, их всё равно мало. Я счастлива, что часть моей жизни, пусть даже совсем маленькая, прошла рядом с Вами. Я помню каждую нашу встречу, наши беседы на научные темы. Мы с Вами в те давние годы не говорили просто о жизни, беседы только про дело. Они были мне как источник вдохновения и счастья. Это был правильно направленный вектор движения моей жизни. СПАСИБО!!!

Не забыть

Я не могу забыть военные годы моего детства. Наверное, мало осталось людей, кто помнит войну 1941—1945 годов. Скорее всего, моё поколение — последнее, кто родился перед войной и в первые годы войны, помнит это страшное время. Когда началась война, мне было полтора года, когда закончилась война, мне уже было почти шесть лет.

Много лет прошло с тех пор, но я помню это тревожное время, в котором прошло моё детство. Включенный репродуктор всегда, частые сводки с фронтов, ожидание писем от отца, брата, мамино напряжение, её осунувшееся лицо и беспокойство в глазах. Я была маленькая, но помню почти всё, и этот страх, и эти сны, где снилось мне, что я убегаю от фашистов, а они гонятся за мной. Радио было всегда включено, и мы слышали непрерывно сводки с фронтов. А в перерывах были песни. Помню голос Лемешева. Он пел: «Еду, еду, еду к ней, еду к Любушке своей». Почему-то именно так запомнила эту песню.

До сих пор не могу забыть те военные годы, хотя прошло уже более 70 лет. Они в моей памяти и часто всплывают серыми картинками тяжелого детства. У меня сохранились такие воспоминания, потому что жили в коммуналке и у всех родственники были на фронте, только об этом и говорили, и ждали писем. У некоторых погибали на войне, все плакали, у некоторых с контузией или без ноги, без руки возвращались. Все события на наших глазах. Всё обсуждалось двором. Ужасное было время. Иногда нечем было топить печь и нечего есть, и я просила: «Мама, пожарь водичку».

Сердце матери

Эту миниатюру я написала, когда мне было 18 лет, под впечатлением рассказов и слёз своей мамы.

Наш Вилен погиб 30 октября 1943 года…

1941 год. Война страшная. Никто не знал, сколько она протянется. Ему было 16 лет, а в декабре исполнилось 17 лет. Работал он на военном заводе, была у него бронь от армии. Все друзья, кому уже было 18 лет, ушли воевать, и он подал заявление в военкомат, чтобы его тоже отправили на фронт, но возраст был не призывной. Тогда он перешел на завод без брони, но за самовольный уход с военного завода был отправлен под трибунал.

Мама написала письмо — прошение М. И. Калинину, чтобы сына освободили и разрешили ему работать или идти воевать. Калинин ответил разрешением: освободить и определить в военное училище. Получила письмо вечером и пошла в тюрьму пешком, потому что электрички уже не ходили. Она шла всю ночь. Была зима, на ногах у нее были солдатские ботинки, она утопала в сугробах, но шла, ползла: скорее успеть, а вдруг его отправят на фронт, надо успеть принести письмо. Маме было 39 лет.

Ночь. Она постучала в сторожку. Спросили, что ей нужно. Она показала бумагу, дежурный вызвал начальство и сказал:

— Что заставило Вас идти ночью, не могли дождаться утра?

А комендант за нее ответил:

— Сердце матери ее заставило, вот что…

Посмотрел на нее. Она была вся в снегу, синяя, почти замороженная. Он распорядился принести кипяток и привести сына. Сын бросился к ней в ноги, целовал ей руки…

— Мама, мама, какая ты!

И первой электричкой они уехали домой. Потом он пошел в военкомат. Его направили в Одесское пехотное училище, которое находилось в городе Чкалове (ныне Оренбург). Затем это училище перевели в город Уральск, а уже потом, перед отправкой на фронт, их перебазировали в Алкино под Уфой.

Учился он на офицера. Но 1943 год был переломным в войне, ребятам не дали до конца доучиться. Выпустили брата гвардии сержантом и отправили на фронт защищать Киев, где он и погиб, как мы полагаем, в первых же боях. Он прислал весточку с санитарным поездом. Эта весточка написана на бумажке от консервной банки «Амурская лосось»:

«Здравствуй, мама. Я жив, здоров, чувствую себя хорошо. Сейчас я нахожусь в 100 км от фронта, недалеко от города Киева. Дня через два буду защищать Родину. Товарищи все мои бодры и веселы. Обо мне не беспокойся. Передай привет моей Вере. Как будет адрес, напишу письмо. Пока всё. Целую крепко. Твой сын Виль Семёнов.» 22 октября 1943 года.

А похоронка пришла с сообщением, что он погиб 30 октября 1943 года…

Он так хотел жить, любил жизнь и был достоин жизни, а она покинула его по чьей-то прихоти… Еще и не жил, только начал понимать жизнь, а она оборвалась… Мне кажется, и Володя, и другие молодые ребята, погибшие на войне, будто навсегда застыли в удивлении: как же так?!

Письмо с фронта

(На фотографии Реймов Ф. С. справа второй)

«23 сентября 1943 года

Здравствуй, дорогая Маня!

За последнее время я получил от тебя 4 письма, а ответить на них не успел. Написал маленькую записку — это примерно 7—го сентября или 6—го, не помню и по сегодняшний день я не имел времени написать более подробное письмо.

Сегодня погода дала мне свободное время, и я решил ответить на все твои письма и через письмо поговорить с тобой. На дворе сильный ветер и осенний дождик, слякоть, вообще осень полностью вступила в свои права.

Как-то, прочтя твои письма, мне пришлось сразу выехать вперед своей части. Ехал верхом на коне ночью, в голове воспроизвел ответ на твои письма. Конечно, мечтая, молча, когда никто не мешал, я хотел написать многое, за 40 км конечно можно многое подумать и передумать. Сегодня все это забылось, ведь прошло времени 2 недели, да плюс за эти две недели сколько мест я переменил и все мое время было занято боевыми делами.

Решил: из сумки вынуть твои последние 5 писем и еще раз прочесть их и потом частично воспроизвести то, о чем я думал 15 дней тому назад и добавить новые свои впечатления.

В одном письме ты пишешь: «Я тебя благодарю за воспитание детей, я обязана этим тебе…» и так далее. Вот на эту тему я хочу с тобой поговорить.

Если двое уже встали на ноги (примеч. О.Р.: Вова окончил пехотное училище и уже воевал, Лара работала на военном заводе), так еще, Маня, двое малышей, вот за них чтобы я тебя отблагодарил. Хочу поделиться с тобой моими взглядами на воспитание малышей.

Некоторые родители, особенно матери к воспитанию детей подходят неверно. Жалеют их и эта жалость в дальнейшем отражается в худшую сторону. Жалеть детей надо, но уметь их пожалеть, чтобы эта жалость не портила их. У одних и тех же родителей бывают разнохарактерные дети, пример: Вова и Лара. В чем дело? Вот сама подумай, почему это у Вовы, собственно уже мужчины характер девочки, а Лара — девочка с твердым характером. Обстановка, дорогая, сложила их характеры. Лара с самых малых лет попала в кошмарную обстановку, вспомни 1932—33 и 34 годы.

Это отразилось на ней и физически и морально, несмотря на то, что ей было всего еще 5—6 лет, она своим детским умом воспринимала окружающую обстановку в доме. А на улице дети, играющие с ней, зачастую ей кое-что видимо напоминали.

Отсюда, еще тогда некоторая отчужденность ее от своих подруг, ибо обида созданной обстановкой и такими же как она детьми складывалась все труднее, отсюда отличился характер. Она думала, почему у людей так, а у нас не так.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 274