электронная
40
печатная A5
319
18+
И умираю, и не умею

Бесплатный фрагмент - И умираю, и не умею

Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7431-9
электронная
от 40
печатная A5
от 319

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

А потом мы исчезнем

А потом мы исчезнем

Так как все исчезают всегда

Будут нити созвездий

Зашивать расхождения в годах


Я увидела фото

Разделившее пару веков

Мне совсем неохота

Снова вместе валять дураков


Мне нисколько не жалко

Что быстрее старею не я

Интересно, как выглядит Галка?

Нет, не птица. Сестра твоя

Никому не нужны поэты

Никому не нужны поэты

Я давно осознала это

Ведь поэт и не то, и не это

Ну а скоро наступит лето


Будет мёрзнуть поэт без водки

Будет грустный и даже кроткий

Будет полдень его короткий

А стишок наболевший — четкий


Но ничто не спасет поэта

Он умрет наступившим летом

И о нем не услышат где-то

И нигде. Обратится светом


Ведь поэт, он и был прозрачен

Не долюблен и не растрачен

Думал, видимо, многозначен

Он. На деле совсем иначе


Никому не важны поэты

Ни зимой, ни зеленым летом

Ни у нас, ни у них, ни где-то

Ненавижу себя за это

Не помню весны холоднее

Я сегодня без рюмки опять не усну

А быть может и без стакана

Все уходят именно в эту весну

Кто-то вовремя, кто-то рано


Покидают планету, накинув плащи

И собрав с собой щетку с бритвой

Ты, приятель, за это с них не взыщи

Видно их окончена битва


Слишком много. Именно в эту весну.

Не вернутся обратно точно

Я пытаюсь стихом разбудить тишину

Я, как все, проиграю эту войну

Надо выпить. И выпить срочно

Собаке с утра

Собака, сходи сама, погуляй

Ну что тебе, жалко, что ли?

Доносится с улиц веселый лай

Там солнце, покой и воля


А мне так не хочется делать шаг

Из комнаты, там опасно

Ошибку не хочется совершать

Уйди. Не скули напрасно

Должна

Я долго буду платить долги,

У меня их много, долгов

Встаю, как обычно, не с той ноги

И умоляю Богов


Что больше нет у меня ни сил,

Ни времени, ни души

Ни отдавать, ни снова просить

Ни птицам еду крошить


Разбрасывать камни и собирать

Быть снова и снова пустой

А это ведь просто чья-то игра

Всего-то рублей на сто


Или на рубль чье-то пари —

Сможешь, или никак

А ты тут крутись от зари до зари

И думай: победа близка


И ошибайся, и лезь в долги

Молитвы пой небесам

А кто-то рядом уже погиб

Не выдержал просто сам


Кого-то убрали, зашёл далеко

Мог лишнее раскопать

Я буду и дальше жить нелегко

И делать вид, что слепа

Бывшему коллеге

Мне кажется, все должны жить минимум лет до ста

Вот это дело, вот в таком случае — красота

А то пишет невестка вечером, умер наш общий дед

С нами работал много лет, значился на листах


Ведомостей зарплатных, был бодр и весел, шутил и курил

Если вдруг лишнее узнавал, никому он не говорил

Дружил с хорошим директором, вместе пили водку и чай

Вспоминала на днях невзначай, под покровом китайской зари


Дед выдавал нам со склада приятные мелочи для домов

Очень быстро ходил, отличался острым умом

Он не был слишком уж стар, но взял и умер вчера

Смерть всегда ведь рядом, готова сказать «came on»


Так хотела крылом самолета просто разрезать тьму


Так хотела крылом самолета просто разрезать тьму

И притом ничего дурного не делала никому

Тьма заклеилась снова, стала крепче, я не пойму

То ли дым во мне, то ли он извне, то ли я в дыму


Полагала, сбегу от боли, так бывает, пусть не у всех

Задыхаясь, бежала быстро по асфальтовой полосе

Ободряюще и протяжно кто-то мне сигналил с шоссе

Всё закончилось очень скоро, шарф запутался в колесе


Не танцовщица, не певица, но затянутая в петле

Не надеюсь теперь, что чем-то я прорежу дыру во мгле

Темной, дымной, в крови кипящей, очень прочной, как адский плен

Вместе с болью за мной ползущей и по небу, и по земле


Эти чувственные объятия и не хочется разрывать

Может только лишь на мгновение, а потом я начну опять

Делать вид, что совсем не страшно, что не больно идти, стоять,

Жить, смотреть, говорить и плакать. И с рождения умирать

Верлибр первый. Печальный

Мне кажется, или в этом году

Прекрасные люди просто сваливают отсюда

С этой замученной планеты

Из этого проклятого мирка

Они пристраивают свои тела

В деревянные ящики, в землю, в печи

Позаботившись о них, уходят

Улетают на Марс, Луну,

Венеру, Юпитер, Меркурий

Чтобы сделать его менее ретроградным

Развернуть в сторону развития

И создать на нём что-то такое,

Что не успели воплотить тут

Они улетают подальше

От этой потасканной распиленной Земли

Но я не прошусь улететь вместе с ними

Потому, что банально трушу

И усовершенствование Меркурия

Мне, к сожалению, не по плечу

Совершенно точно не по силам

Я останусь. И буду плакать

Скоро снова день рождения

До дня X остается немного

Сколько можно. Опять и опять

Попросить что ли мне у Бога

Хоть десяток лет подождать


Обойтись без шестого мая

Удалить из  календарей

Но с другой стороны понимаю

Что ему до шизы моей


Все живут и рождение справляют

Не бузят, не ломают свечей

Поздравляются и поздравляют

И хороших и сволочей


Ну а я не хочу дня рождения

Объявить хочу перерыв

Я у Бога прошу прощения

У него я в груди, как нарыв

Мне хочется скрыться в детстве

Мне хочется скрыться в детстве

Я детские книги ищу по сети

Я знаю, что стремно спасаться бегством

Гораздо почетней вперед идти


Своих побеждать драконов

И демонов. Лезть на вершину горы

И не нарушать никаких законов

А также правил чужой игры


И свято стереотипы

Беречь, соблюдать, охранять, учить

Но это ведь, братцы, не жизнь, а липа

Эй, где тут от двери на выход ключи?


Мне хочется просто выйти

Пусть дальше рисуют шаблон без меня

Вот только не рвутся так просто нити

Прохожий, постой. Не найдётся ль огня?

Булдакову и Иволгину

Прощай, охота и рыбалка

Безумный, в травме, новый год

Мне генерала очень жалко

Но жизнь идёт. И смерть придет


А вы её не ждали разве?

Пришла, заслуги отменив

Сейчас назло проклятой язве

Налью себе аперитив


Ну, за искусство и рыбалку!

Не чокаясь. Таков исход

Мне очень Булдакова жалко

Дурацкий, блядь, круговорот


Жестокий, злой круговорот

Моргнем, а к нам уж новый год

По новой. Не ходи к гадалкам

Я не Бродский

Я не Бродский, паутинку жизни

Я топлю настойчиво в вине

Но не преданна своей отчизне

И не преданна своей стране


Я не преданна своим любимым

У меня любимых больше нет

Паутинка пролетает мимо

Искупнувшись в розовом вине


Пробовали вы? Такая гадость

Даже хуже, чем поддельный джин

Покупала раз, была не рада

Ну, не всё же в кайф. Такая жизнь


Ну, не всё же впрок, цени пустое

Пустота реальна, как ничто

Я о прошлом не скорблю. Не стоит

Будущего я боюсь зато


Умереть никем, родиться снова

И по кругу этот срок мотать

Без любви, надежды, счастья, крова

С головой запрятавшись в кустах

Эпиграмма-впечатление от зимы и весны 2019


На чью страницу не зайдешь, так много

Пестрит навстречу новых некрологов

А может и чернит. Куда везёт кривая

Сейчас неважно. Я пока живая


Ты разве не знаешь, как выглядит страх?


Ты разве не знаешь, как выглядит страх?

Не помнишь его на вкус?

Он вместе с тобой проснется с утра

Избавив от прочих чувств


Ухватит за шею цепкой рукой

Обнимет крепче, чем мать

Он будет весь день твой сжирать покой

И кровью густой запивать

Мир несправедлив

Все казалось этот мир для людей

Оказалось, этот мир для блядей

Для продажных и тупых мудаков

Остальным fuck off


Все казалось солнце светит для всех

Оказалось просто светит. Вот смех

Просто светит, не успел — не поймал

Гибни за металл


За чужой метал, а вовсе не свой

Зря пришел ты в этот мир с головой

Очень жаль, что ты совсем не дурак

Такова игра


Тут не покер, тут сплошное очко

Дуракам же здесь не писан закон

А еще блядям и их мудакам

Занавес. Пока

Побудь со мной

Побудь со мной как поздний снег с весной

Как лес с сосной, как дождик с Петербургом

Я не пойду с тобой. Прибитая виной

Надеюсь тщетно стать я демиургом


На месте сидя и не шевелясь

Особенности тела изучая

Вокруг меня давно сужается петля

Но я её в упор не замечаю


Ты посиди тихонько в уголке

Чтоб не спугнуть случайно вдохновение

Оно придёт когда наплещется в реке

Оно заглянет, пусть и на мгновение


Рифмую в ряд банальные слова

Кручу на пальце ключ от катафалка

Водитель, проезжай, мне рано, я — жива

Неважно, что в душе кладбищенская свалка

Успевайте жить

И вот пока я живая

Иметь непременно желаю

Пиво, вино, кино, домино

Поездку на старом трамвае

И сказочный вид за окном

Книгу племени Майя

Длинные дни перед маем

Крупный выигрыш в казино

Полную чашу без края

Тачку, хотя бы Рено

Да ну, о чем я мечтаю?

Бодливой корове рог не дано

Печатаю и стираю

Вы думаете о рае?

Подумайте лучше пока о земном —

Оно очень скоро сгорает

Слишком быстро проходит оно

Люку Перри

Исчезают черты неземной красоты

В кислоте растворяются, в смерти

А когда-то о них разгорались мечты

Потому, что красивы, как черти


Были. Слов ключевых подростковой игры

Бьёт ключом по дыханию тяжесть

А они улетели в другие миры,

Но в какие — пока нам не скажут


Потому, что повсюду нужна красота

А не только на этой планете

Мы до времени верим, что всё неспроста

Мы до смерти наивны, как дети


Конец истории


Ну, вот и наступила тишина

Закончилась Гражданская война

А бездна всё по прежнему без дна

В ней похоронят наши имена


Не все мы в этот мир пришли детьми

Не все умеют просто быть людьми

Никто не виноват ни в чём, пойми

Мне перестал быть нужен дофамин


Мне стало просто скучно, как всегда

Скучна мне жизнь, и в том моя беда

Скучны мне люди, страны, города

И то, что всё уходит. Навсегда


Трагична жизнь, в любом её конце

И нет иглы ни в утке, ни в яйце,

Ни в зайце. Ни кровиночки в лице

Не стоит так страдать о подлеце

Против пошлости

Не позволяйте пошлому

Проникать в вашу жизнь

Да, иногда по прошлому

Гонишь, что только держись


Да, все чаще желание

Просто шагнуть под авто

Очень не хочется раненой

В склифе держать местО


Ну, а если удачная

Будет попытка, тогда

Речи надгробные, мрачные

Про то, как была молода


Как много еще бы сделала

Как «мы любили её»

Была пушистая, белая

Хуё, короче, моё


Всему такому хорошему

Прошу, прозвучать не сметь

Не позволяйте пошлому

Испоганить вам смерть

Если бы я была, к примеру, Олегом Грузом


Если бы я была, к примеру, Олегом Грузом

Ко мне бы являлись с большими титьками музы

А так я сижу одна, на острове Робинзона Крузо

И думаю, кого завести мне, рыбку или медузу


Рыбка, конечно, исполнит мои все три и больше желания

Может одним из них наконец-то будет уже признание,

Деньги и слава. Поклонники с придыханием

Будут имя моё твердить, будто бы заклинание


Но у медузы есть яд, чем не награда свыше?

Отравить всех писателей, которые плохо пишут

На заборе, в сетях, в газетах и в книгах. Тише

С этими мыслями можно вполне угодить на ремонт поехавшей крыши


А идея с медузой мне всё-таки нравится больше

Устранить конкурентов, к тому же бездарных. О, Боже

Я не то, что бы кровожадна, но всё горше и горше

С каждым днём понимать, что едешь по бездорожью


Колея метр от метра всё глубже, застревают колёса

И не видно дороги дальше моего красивого носа

А туман впереди такой, что в любой момент можешь рухнуть с утёса

Ну а бездари так и будут нести хуйню в массы спринтерским кроссом


P.S. Груз упомянут чисто для рифмы, стишок не про него. Тексты Груза мне в большинстве нравятся.

Каждому по вере

Верите ли вы, что каждому воздается по вере?

Не знаю, как вы, а я в это верю

И если кто-то ушел от вас, хлопнув дверью —

Может быть это не такая уж и потеря


Слышите ли вы, как сердце стучит ночами

Мерно, напоминая сколько уже за плечами?

Раньше я редко встречалась с врачами

Да и теперь стараюсь забить, отвечаю


Знаете ли вы, как страшно явление мая?

Вряд ли будет понятно, но я хорошо это знаю

Вроде всё красочно, природа вдруг оживает

А я весь май иду босиком по неровному краю


Видите ли вы мир со всей его уродливой болью?

Да, я тоже вижу, и тоже часто твержу «доколе?»

Это бессмысленно, все вокруг лишь исполняют роли

Не пытайтесь думать, будто что-то зависит от вашей воли


Любите ли вы Бога в каждом явлении света?

Если нет, срочно учитесь разгадывать эти секреты

Только безмолвие даст нам правильные ответы

Ум умоляю заткнуться! Эй, тишина, ну где ты?


Если её уловить, больше не будет страшно

День исчезнет и завтрашний, и заодно вчерашний

Время останется просто часами на старой башне

Мы осознАем, что вечны. Остальное не важно

Всё это чушь

Всё это чушь. Все бред и суета

Все эти слёзы, жалобы на жизнь

Те, кто живой, мне говорят: «держись»

Но мой хребет не держит ни черта


А впереди у каждого черта

За ней поля и васильки в траве

Нам просто нужно продержаться век

И то не полный. Даже не до ста


Какая гадость, этот ваш ларингит


Когда ты плачешь, хнычешь и стонешь

Сидя пьяной в глубокой луже

Знай, ты сегодня пока не тонешь

Всё ещё будет намного хуже


Когда депрессия крутит вены

Не позволяет писать романы

Это пока ещё по колено

Как бы всё не звучало странно


Сегодня я рыба, пропал мой голос

Я рыба, но я не умею плавать

В моей реке заправляет Хронос

Вода в ней горше любой отравы


Мне нету воздуха, нету света

По дну я ползаю чуть живая

Мой голос продан за две монеты

Их пропиваю

Зима не уходит

Зима затянула своё пребывание

Приличного этому нету названия

Не хочет она уходить, хоть гони

Спеша пожирает весенние дни


Плюется снегами, чихает метелью

Усевшись удобно под старою елью

Ей ваши страстишки совсем не важны

Захочет — отменит начало весны


Я зиму люблю, я не стану с ней спорить

Мы с этой зимой очень сближены горем

И с прошлой, и с будущей, как ни крути

А вы продолжайте. Просите уйти

Мне говорят, что нельзя

Мне говорят что нельзя

Всё время думать о ней

Только о ней и о ней

Да, вы правы, друзья


Родные, чужие, врачи

Мудрецы из сетей

Узники ржавых клетей

Весенние злые грачи


Все вы правы, но знайте, она

В самом условном из всех миров

В иллюзиях цвета походных костров

В шумном звучании южных ветров

В толстой колоде старинных таро

Реальная только одна

Я скоро уеду в лесную глушь

Я скоро уеду в лесную глушь

Встречать появление зари

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 319