Ridero
16

И ты был богом


автор книги

ISBN 978-5-4474-0322-5

О книге

Созданный поэтом диковинный мир увлекает и завораживает, струится и переливается, улыбчиво-нежно играя душой читателя, которая прильнув к нему невидимым, третьим лишним, становится тенью в плену томительных искушений в изнеженно-алых зорях магии слова. Медленно утопаешь в певучести строк. А душа мечется между изысканностью слога и красочным мифом под перламутровым небом. Вот поэт, рождённый гением и улыбкой Джоконды — где всё неуловимо, но, пристально вглядевшись, понимаешь — здесь глубина нездешних, ускользающих пространств иных измерений. Многие не могут осилить глубину — не хватает дыхания, они выныривают, не успев насладиться, не осознав, а значит — не оценив красоту удивительных и пронзительных Миров поэта.

Об авторе

Юрий Лаковский

В жизни нет ничего более притягательнее, ценнее и слаще, чем роскошь человеческого общения. Владея богатством речи, тонкой, изящной словесной конструкцией с её гибким переходом с одного энигматического состояния в другое, счастливые обладатели этого драгоценного клада равны Богам. Я всегда тянулся к таким людям. Но, тогда, в ранней юности имея в своём духовном арсенале убогий минимум слов и словосочетаний, мне было стыдно до животного ужаса с кем-нибудь заговорить. Я закрылся от мира, но всё во мне сопротивлялось и протестовало. Мне во что бы то ни стало нужно было обрести крылья, чтобы взлететь с тропы моего убожества и ограниченности. Интуитивно, вслепую я начал на ощупь искать свою дорогу к небу, падая и цепляясь за коряги и сучки моих комплексов и фобий. Набрав в библиотеке книг, я начал неумело читать всё подряд. Через некоторое время у меня сформировалась своя речевая матрица, где мне была предоставлена прописка, своеобразный вид на жительство. Я начал больше проживать в книгах, забывая своё нелепое окружение. Ещё через год со мной снова надо было знакомиться. Моим собеседником всё больше и больше становилась природа – небо, цветы и долины. И с этими великими, искусными Мастерами я начал разговаривать языком Поэзии – самой уникальной и совершенной из форм общения! Настоящую школу я прошел у профессора Сергея Александровича Осипова, преподавателя по зарубежной литературе в Симбирском захолустье, который сумел, как старый садовник, привить мне вкус к непреходящим ценностям. Он только один мог разглядеть в моей душе ростки и контуры зарождающихся звезд. Если тебе, мой мальчик, - говорил он, - сейчас хочется писать прозу и сочинять стихи, – пиши и сочиняй, но делай это хорошо. Художник – это тот же чернорабочий, который выгрызает в забое грубый кусок породы, чтобы потом переплавить его в мартене своей души. Пусть тебе по истечении многих лет не стыдно будет сказать миру : Я – ремесленник, человек, который знает, как рождается в муках звенящая сталь слова! Есть рядом люди, которых назвать отцом, очень мало. Слишком велик духовный статус и душевный потенциал. Мой учитель не был святым, но и назвать его земным, не смела моя внутренняя организация. Это был скорее лучистый Проводник с берега тьмы через реку Непреодолимого Страха и Тревоги, к берегу Света. Он заставил меня поверить в себя как неповторимую личность, которая никогда не кончается, как Бог, как Искусство. Да и само искусство, - говорил он мне, - это то, что невозможно объяснить. Ты должен настолько утончить свой вкус и облагородить помысел, чтобы любое прикосновение к предмету твоей деятельности отмечало руку Мастера. Профессор Осипов внимательно читал мои поэтические вирши и прозаические опусы, а потом серьезно и доходчиво объяснял мои ошибки и промахи. Начинал он обычно так: - Твои стихи, дорогой мой мальчик, - это поле сорняка и чертополоха. Но по всему полю рассыпаны жемчужины. Читайте, больше читайте, юноша! Ты должен учиться до тех пор, пока не выкристаллизуется твоя индивидуальность, должен пройти высшую школу, чтобы в тебе сформировалась система знаний и эстетика процесса работы в этой системе. Найди себе дело по душе. В глубине души я уже тогда знал о своей миссии, но по своей природе нравственно-патриархального воспитания, робости, стеснительности, не мог о ней говорить с кем-то, даже с Сергеем Александровичем. Прошло время… И теперь я могу сказать открыто, что Моя Миссия – открывать в Человеке его Изначальное, Крылатое Предназначение. И не важно, через какую форму происходит это открытие. Обретя крылья, начинаешь ясно осознавать, куда держать Путь!

Отзывы на эту книгу пока отсутствуют,
вы можете добавить первый

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно