электронная
11
печатная A5
239
16+
И придет туман

Бесплатный фрагмент - И придет туман

Сборник рассказов

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-4409-5
электронная
от 11
печатная A5
от 239

И придет туман

Первое условие бессмертия — смерть.


Лец. С.Е

Холод, казалось, проник в каждую мышцу, и еще этот не проходящий туман застил глаза. Мы уже несколько дней пытались найти город или хотя бы деревушку, чтобы пополнить запасы. Все это время, сколько мы блуждали по лесу, нас вела стая волков, которая, набравшись храбрости, напала в одну из дождливых ночей. В ту ночь мы потеряли нашего весельчака Бома. Бом был нашей отдушиной в самые суровые времена для нашего отряда. Он рассказывал веселые истории, и как бы ни было тяжело, всегда мог заставить нас улыбаться. Он значительно отличался от своих братьев, которые были суровыми и не разговорчивыми. Бом был младшим из них. Соломон старший был готов бросить все и идти в одиночку искать стаю, чтобы отомстить за брата. Но Кутерьма и Сонливый его удержали. И теперь втроем они сидели поникшие, скорбя о своем потерянном брате. Эта неразлучная четверка была самыми отчаянными бойцами на всем свете, которых я знал.

— Бард, подкинь дровишек. — Сказал мне Соломон и сильнее укутался в плащ. Я бросил несколько пален в огонь и снова погрузился в свои мысли. У нас за спиной были сотни боев, мы теряли друзей, братьев, отцов. И, казалось бы, должны были ко всему привыкнуть, наши сердца должны были очерстветь. Но нет, они ныли, истекали кровью как в первый раз.

Лес не хотел нас отпускать, а туман холодил тело, прокатываясь крупными каплями по коже. У нас кончались припасы, и мы должны были отыскать место для того, чтобы пополнить их и перевести дух.

Наш отряд направлялся далеко на севере, в город Чугун. Нас призывал его губернатор, чтобы мы охраняли его от набегов диких, которые нападали на караваны. Он сулил нам знатные барыши, и по завершение контракта, каждый из нас, пусть и не говорил вслух это, но собирался покинуть отряд, чтобы осесть где-нибудь и дожить оставшееся ему время в мире, спокойствии и тишине.

Мы выступили рано утром, когда роса прозрачными слезами звенела в траве, окропляя собой наши сапоги. Нас осталось десять из отряда в двадцать бойцов после последней никому не нужной войны.

Я шел, возглавляя колонну бойцов, которые были на пределе своих возможностей. Яростные бойцы, натянутые как тетива лука, которая при малейшей возможности, щелкнув, направила бы всю человеческую ярость во врага. А потом бы стала задавать вопросы, а может быть, и нет. Был ли это враг или нет. С каждым шагом моих бойцов пожирала усталость, и сам я изрядно устал. Мне претили мысли о собственной усталости, для меня стояла задача иного порядка — сохранить отряд.

Деревья перед нашими глазами смыкались монолитной стеной, туман, казалось, сковывал ноги, хватая нас за щиколотки и утаскивая в жидкую мокрую землю.

— Бард! Я что-то чувствую. — Сказал показавшийся из-за спины Соломона Рохля. Он подошел ко мне и принюхался, втягивая ноздрями влажный воздух. — Командир, город близко. — Рохля, наш следопыт, обладал самым острым зрением и отличным нюхом. Чуял неприятности или трактир за версту.

— Это хорошо. — Сказал я, поворачиваясь к отряду. — Значит скоро набьем брюхо свежей едой и теплым элем! — Крикнул я бойцам. Их лица немного посветлели, и даже сквозь морщины стало пробиваться подобие улыбки.

— Нам сюда. — Сказал Рохля и уверенно зашагал впереди меня.

Город нас встретил черным дымом и воем собак.

— Кажется, опять будет дождь. — Сказал Соломон, который был мрачнее тучи.

— Пахнет солью. — Возразил ему Рохля. — Это прибой.

— Неужто мы вышли к Громовому Утесу? — Спросил, непонятно откуда взявшийся Шир.

— Сейчас посмотрю по карте. — Вынимая листы бумаги, сказал наш картограф Соня. Он порылся в разложенных перед собой листах. Он дергал себя за бороду, хмыкал, а в конце сделал заключение. — Это Кнут-Залей. — С сомнением в голосе он продолжил. — Но он сильно изменился. Стал тише и еще грязнее, чем был. Это край охотников в пригороде Кнута. В Залее самые лучшие гончие псы, их выращивают из волчат, которых охотники крадут из гнезд.

— Если у них есть еда и немного эля — меня это полностью удовлетворит. Вперед! — Скомандовал я, вступая на сухую за несколько дней землю.


*****

— Гиблое это место, Бард. — Шептал мне на ухо Шир, придвинувшись поближе. Я знал, что долго мы здесь не можем пробыть.

— Знай, мой друг: перед тем, как нам отправиться в Чугун, надо потолковать со старостой города.

— Зачем тебе это? — Шир уставился на меня своими большими карими глазами, высверливая во моей голове дыру.

— Что-то здесь не чисто. — Я задумался. — Ты заметил, что в городе очень мало людей, а стража, которая нас встретила на входе, так и вообще чахлые юнцы?

— Нам какое до этого дело, какие у них воины? Набьем сумки провизией, вином, элем и двинем в путь. До Чугуна еще несколько дней пути. Главное снова не заплутать в этом проклятом тумане. — Шир сплюнул себе под ноги, вытер рукавом губы и продолжил. — В любом случае, решение за тобой, командир. Я с тобой. — Он похлопал меня по плечу, встал из-за стола и удалился к стойке, где его ждала новая кружка эля. Я проводил его взглядом и снова окунулся в свои мысли. После того, как мы вошли в город, меня не покидало гнетущее ощущение того, что здесь творится какая-то дьявольщина. И мне хотелось разузнать, что же произошло, чтобы не наткнуться на какие-то сюрпризы. Хотелось прикрыть тылы, так сказать. Не хочется ночью ощутить холод стали у себя на шее или потерять кого-то из своих бойцов. На долю нашего отряда и так выпало достаточно невзгод. И мы все еще молча оплакивали Бома, каждый по-своему.

Утро выдалось пасмурным, словно тучи облили чугуном, они довлели надо головами людей. Я проснулся и вышел на улицу, где меня ждал Шир, немного помятый после ночной гулянки, но готовый идти за мной во все тяжкие. Он махнул мне рукой, я подошел к нему, и мы направились искать дом старосты. Вчера вечером трактирщик Лыба рассказал, кто у них тут главный и обрисовал путь до дома старосты.

Поплутав в закоулках Кнута, мы вышли к дому старосты, это была двухэтажная бревенчатая хижина с изображением волчьей головы на двери — символом Кнут-Залея.

Я и Шир поднялись по деревянной лестнице, на входе нас встретил еще не проснувшийся стражник.

— Кто такие и чего надо? — Сбивающимся голосом спросил стражник.

— Я — Бард, предводитель отряда наемников, а этот мужчина рядом со мной — мой первый офицер Шир. — Шир расплылся в беззубой улыбке, чем изрядно напугал молодого стражника. Так как мы оба выглядели устрашающе и превосходили в размерах парня в несколько раз. — Мы пришли к старосте, чтобы засвидетельствовать свое почтение и спросить, что за беда посетила эти некогда процветающие края Громового Утеса.

— Хорошо. Я доложу о вас. Ожидайте. — Мы остались стоять на улице, рассматривая когда-то красивый дом. Он знатно обветшал и просел, но даже при этом не терял своей былой привлекательности. Вскоре в двери просунулась голова стража, шлем ему был явно великоват.

— Входите. — Сказал он и раскрыл нам одну из дверей. Мы вошли внутрь. В доме было сухо и светло. На стенах горели факелы. Мы прошли в зал, староста сидел за деревянным столом.

— Присаживайтесь. — Зычным голосом проговорил он. Перед нами предстал широкоплечий старик. Время посеребрило его волосы, но не изменило его тело. Руки как стволы дерева, туго натянутые как тетива мышцы, буграми ходили под смуглой кожей.

— Мое имя Бородач. — Ответил старик. — И я прошу вас о помощи, коль уж вы появились в нашем городе. Не стал бы этого делать, если бы не острая необходимость. Времена нынче не хорошие. Нас постигла беда, с которой мы не можем совладать сами и вряд ли смогли бы справиться с ней раньше. Я потерял своих лучших охотников, а выращивать новых гончих просто некому. Наш город смогли бы ограбить дети с палками при большом желании и противостоять им было бы не кому.

— Так что же произошло? — Спросил я, придвигаясь ближе к столу.

— Во всем виноват туман. Такого прежде не было. Возможно, я говорю как выживший из ума старик, но это точно туман. Все началось пару недель назад, когда пропали несколько наших собирателей. Они как обычно уходили в дымке по утру и не вернулись. Мы послали отряд охотников на их поиски, но и они не вернулись. Я понял, что случилось что-то серьезное. Мы закрыли город, выставили часовых, удвоили патрули, но люди все равно пропадали. Никто не видел, кто их похищает и когда. — Бородач замолчал, его глаза наполнили слезы, он их вытер рукой и, скрепя зубами, продолжил. — В один из дней нечто унесло моего сына, он был совсем юн, а я стал в этот день стариком. А чуть позже, часовые стали докладывать о кучах костей под стенами города. — Бородач ударил по столу кулаком и завопил. — Это чертовщина какая-то!!!

— Все это весьма странно, но мы не охотники на демонов, а простые наемники.

— То есть нам не ждать от вас помощи? — Бородач нахмурился.

— Пока мы в городе, можете на нас рассчитывать, но не больше. Через несколько дней мы уйдем.

— Хорошо. Так значит так. Кушак, проводи наших гостей. Всего доброго, и пусть хранят вас Боги. —

Мы поклонились старосте и вышли на улицу. Я и Шир шли по улице и сохраняли молчание, находясь в некотором оцепенении. Мы и раньше сталкивались с ересью и отсылками к колдовству, но все это были по большей части выдумки, ни больше ни меньше.


*****

— Какого дьявола! — Кричал часовой, когда серая черная тень мелькнула мимо него. Я стоял в нескольких шагах от него, когда перед ним возникло нечто, которое поглотило его, сделав частью себя и исчезло в то же мгновение. Я уже бежал к нему, когда какая-то сила оттолкнула меня с такой мощностью и легкостью, что я отлетел на несколько метров назад. Я пришел в себя только когда меня нашли мои ребята. Они стояли, окружив меня, а Кари стоял на одном колене и пытался привести меня в чувства.

— У нас беда, командир. — Сказал Кари. — Штык, Саблезуб и Ночка — их больше нет, Бард.

— Что произошло?!

— Их порвали в клочья. Что за зверь это сделал, мы не знаем. — Кари опустил глаза. — Рохля не нашел ни каких следов, вообще ни каких. Некого искать и хоронить тоже. Мы нашли только лужи крови и несколько кусков вырванной кожи. Это все, что осталось от наших парней, но бились они до конца. — Кари поднял глаза к нему, обращаясь в молитве за спасение душ наших братьев к Богам. — Там были обломки их оружия и остатки брони.


*****

Я умолчал о том, что видел это нечто, которое, по моим догадкам, было причастно к гибели Штыка, Саблезуба и Ночки. Это существо обладало не дюжей силой, потому что убило троих бойцов, прошедших не одно сражение, и выжило. Да и кого — Штыка, который мог выстоять против десятка врагов в одиночку. Этот демон был самым кровожадным из нас. Иной раз мне казалось, что его отвергла даже преисподняя. Но, как это не прискорбно, их нет, и мы обязаны узнать, кто это сделал. Придя в себя, я позвал к себе в комнату Шира.

— Командир, ребята ждут внизу. Сегодня ночью никто не спал. Почти все были в таверне, двое были у твоей двери. Они растеряны, и признаться честно… — Шир почесал небритый подбородок. — Я тоже. — Он пытался казаться расслабленным, но я отлично знал своего друга, и он был как никогда напряжен. Потому что одно дело, когда ты видишь своего врага и знаешь кто он и что он. А другое, когда даже понятия не имеешь о том, с чем столкнулся во мраке ночи. Неожиданно в комнату ворвался Пульс, волосы были всклокочены, глаза вылезали из орбит, он тяжело дышал.

— Идет туман. — Отдышавшись вымолвил он. — Кости. — Понуро опустив плечи говорил он. — У стены, новые кости.

— Спускайся вниз, Шир. Я сейчас приду. Исполняй!

Я спустился в таверну, в одну из комнат на втором этаже, где нас поселил Лыба. Отряд сидел за одним большим столом. Мой стул был свободен, как и стулья тех, кого мы отправимся искать. Я занял свое место.

— Мы никогда не отступали, когда назревала драка, ведь так? — За столом раздались одобрительные возгласы.

— Бард, мы должны отомстить за наших братьев. — Выразил свое мнение Кари.

— И отомстим. Туман не выходит дальше леса, значит логово, скорее всего, где-то в лесу. Имеет смысл обшарить лес и делать зарубки на деревьях, чтобы не заблудиться. Каждый из нас должен быть максимально бдителен. Мы не знаем, что нас там ждет.

Я смотрел в напряженные лица своих подчиненных и видел в них страх вперемежку с яростью, которой требовался выход.

— Я вас прошу об одном. — Я обвел сидевших за столом взглядом. — Чтобы каждый из вас смотрел за спину другого и прикрывал свою. Мы и так потеряли достаточно, чтобы потерять еще больше. Всем понятно?

— Да, командир! — В один голос сказал отряд.

— Тогда, господа, точите мечи. — Я поднялся из-за стола. — Мы идем на охоту!


*****

Туман окружил нас, мы слышали, как нечто подбирается к нам со всех сторон, как будто пытается гнать нас в нужном ему направлении. Я видел, как в души моих солдат закрадывался страх, каждый из них был готов бросить все: предать любые клятвы, разорвать договоры, чтобы спасти свою жизнь. Пот заливал наши лица от напряжения, каждый старался сохранять самообладание. Мы шаг за шагом продвигались вглубь леса. Рохля шел принюхиваясь, ноздри на его крючковатом носу раздувались. Этот невысокий человек был всегда спокойнее нас всех вместе взятых, но и он сегодня был встревожен, как никогда.

— Смотрите! — Воскликнул Кари. Мы все обернулись: в скале, возникшей перед нами, зиял проход. У входа ровными кучами лежали сложенные кости. И тут же из глубины прохода раздался вой, который оглушал своей пронзительностью. Казалось, он окружил нас, раздаваясь отовсюду.

— Ну же, выйди к нам! — Кричал в пустоту Соломон, ударяя мечом по щиту. — Покажись и сразись с нами, чертово исчадие ада!!! Ху! Ху! Ху! — Продолжал бить он в свой щит.

— Это приглашение. — Сказал я, ступая ко входу в пещеру. — Хочет биться на своей территории. У нас будет преимущество в закрытом пространстве. Зажгите факелы. — Я обернулся и проговорил. — За мной! —

Из пещеры на нас дул теплый ветер, принося с собой запах крови и смрада. Под ногами хрустели кости. В свете факелов мы видели, что стены сочатся кровью, растекаясь струями по странным рисункам, нанесенным на камень. Коридор, проход, снова коридор. Вскоре, в тишине мы услышали пение. Голоса с каждым шагом становились громче. То, что мы увидели в следующее мгновение, заставило каждого из нас застыть на месте. Грот, в который мы вошли ужасал происходящим: вдоль стен стояли кресты с подвешенными на них телами бойцов Кнут-Залея и нашими товарищами. Тела их были истерзаны, на лицах застыла немая боль. Пол усеян костями, в центре, среди всего этого безумия, высилось капище с тремя фигурами, пение которых мы слышали. Первым из оцепенения вышел Шир.

— Отряд! Готовься к бою! — Закричал он, вставая в атакующую стойку. И в это мгновение вой снова оглушил пространство вокруг нас. Из противоположного угла грота на нас бросилась черная тень. Это был зверь, окутанный черно-серой дымкой. Он в два прыжка оказался рядом с нами. В его сторону полетел град ударов, но от каждого он уклонялся. Словно играя с нами, зверь отпрыгивал в сторону и снова атаковал. Мы сбились в кучу, продвигаясь к центру грота. Иногда зверь терялся в тени под потолком, мы вертели головой как оголтелые, стараясь не терять его из виду. Я заметил, как рука одного из поющих поднялась вверх и махнула в нашу сторону. Пение стало интенсивнее и громче. Зверь зарычал и бросился в нашу сторону, он пролетел над нашими головами, задев Ступу, тот рухнул с почти надвое разбитой головой.

— Нам нужно дойти до центра! Сомкните щиты! — Орал я, пытаясь пробиться через пение.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 11
печатная A5
от 239