18+
И она ушла…

Бесплатный фрагмент - И она ушла…

Современная проза
Любовный роман
Книга снята с публикации
Объем:
302 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-3750-4

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Ташка! — к ней подбежал Юра из параллельной группы. — Видела, «Би-2» приезжают с концертом?

— Конечно, да! Плакат за твоей спиной мне об этом ещё неделю назад сообщил.

— Пойдёшь?

— Конечно, нет! Ты задаёшь слишком явные вопросы! — ответила она чуть раздражённо и снова подумала, что парни её возраста примитивны, поэтому решила пояснить свой ответ. — С подработки пришлось уйти, диплом занимает очень много времени, а на следующей неделе нужно сбрасываться на выпускной, так что я на мели. Или ты решил меня таким образом пригласить? — вдруг добавила она, мило улыбнувшись и хитро сощурив глаза.

— Нет, у самого финансовые проблемы! — откровенно ответил Юра.

«Ну, естественно! От вас дождёшься! Мужчины — проблемы!» — отметила Таша про себя и собралась распрощаться.

— Я слышал, ты их последний альбом купила. Дай послушать на несколько дней. Там есть пара отличных песен, хочу аккорды подобрать, а в Интернете в хорошем качестве найти не могу.

— Не вопрос! Завтра принесу, — быстро согласилась девушка и хотела повернуться, чтобы уйти.

— Давай лучше сегодня вечером я сам к тебе за ним зайду, а потом можем немного прогуляться, — предложил парень, схватив ее за руку и чуть притянув к себе, при этом широко улыбнулся.

— Ну, хорошо! — несколько удивлённо протянула Таша. — Позвоню тебе после шести, договоримся о времени. — В этот момент к ней быстрым шагом подошла Оля и увлекла к выходу, попутно сообщив, что лекцию перенесли в другой корпус и нужно спешить.

— Я номер телефона поменял, поэтому сам наберу тебя! — успел бросить Юра и девушки убежали.

— Что он хотел? — поинтересовалась Оля, когда они вышли на улицу.

— Да, как обычно: дай то, дай сё. На этот раз попросил диск «Би-2». Когда уже повзрослеет и станет самостоятельным? Хотя с папой генералом ему это может не понадобится. И зачем у таких мужчин рождаются мальчики, если мамы их все равно воспитывают как девочек?

— По-моему, ты не справедлива к нему. Да, впрочем как и ко всем остальным парням. Проблема в тебе, ты не даёшь никому шанса раскрыться. Давно бы уже определилась с кем-то из своих поклонников и лепила из него себе нормального мужика, — уверенно изрекла её подруга.

— Оля, я — биолог, а не скульптор. Мне нужен готовый экспонат, желательно слепленный от и до и без моего участия, — мечтательно, но немного грустно ответила Таша.

— Хм, нужна ли ты такому мужчине? Не будь глупой и слишком самоуверенной. Такие экземпляры давным-давно разобраны и приручены. Включай уже женщину и начинай действовать, а то во взрослую жизнь выйдешь одна и без средств к существованию, — шёпотом заключила Оля, входя в аудиторию и обольстительно улыбаясь преподавателю.

Она уж точно знала о чем говорит, давно претворив свою теорию в жизнь и больше года крутя роман с молодым перспективным преподавателем их кафедры. Место в аспирантуре ей было уже обеспечено и тема для будущей диссертации досконально изучена и описана выпускниками прошлого года. Оля не испытывала дефицита в поклонниках, но и с выбором не мучилась из-за их разнообразия, отдавая предпочтение щедрым и, как она выражалась, «упакованным». О её романе с преподавателем знал весь институт, в подозрительном неведении оставалась только жена самого Дмитрия Алексеевича и мать его троих детей.

Пока Оля отправляла Диме сообщения явно непристойного характера, судя по начинающим запотевать очкам препода, Таша с глубоким вздохом подумала, что из неё никогда не выйдет такая роковуха, как её подруга. Оля умела завлекать мужчин любых возрастов и манипулировать ими; не зря, наверное, параллельно училась на курсах по психологии, оплаченных с лёгкой руки того же Дмитрия Алексеевича. За все, что касалось образования и будущей карьеры Ольги, отвечал он, а для всех остальных её запросов существовал ещё Евгений Евгеньевич. Оля познакомилась с ним в фитнесклубе, владельцем которого он являлся, что, кстати, не мешало ему при этом отрастить дряблое пузо и иметь масляные глазки-пуговки, взгляд которых часто и надолго фокусировался на молодых телах посетительниц его заведения. Оля любовно звала его Евгешей, а Таша дала ему ехидное прозвище «Женьшень — корень жизни» после того, как он однажды пригласил её на «индивидуальную» тренировку, от чего она любезно отказалась с плохо скрываемым отвращением.

Оля, кстати, была не права, когда говорила о большом количестве Ташиных поклонников. Сама девушка так не считала, чётко разграничивая дружбу и более серьёзные отношения, которых, честно признаться, у неё не было никогда. Мимолетные встречи, свидания, флирт, этого было хоть отбавляй, но ей все чаще казалось, что это навеяно скукой, при чем как с её стороны, так и со стороны противоположного пола. У Таши всегда было много знакомых, среди которых порядочное большинство составляли парни. В силу своего лёгкого и открытого характера девушка участвовала во всех массовых и поменьше, культурных и не совсем, но всегда очень весёлых мероприятиях, инициатором которых часто выступала она сама. Их небольшое, но дружное общежитие не упускало случая прогреметь на весь институт своими «активными действиями». За это их любовно прозвали «террористами». Из близких подруг у Таши была Оля, с которой они прожили вместе пять лет и знали друг о друге все, и Катя, которая закончила институт годом раньше и вышла замуж, а недавно и вовсе стала мамой. Теперь они виделись реже, но Таша очень скучала по ней, стараясь навещать при любом удобном случае. В отличие от Ольги Катя была очень спокойной и домашней девушкой. Со своим будущим мужем она познакомилась ещё на первых курсах института и с тех пор ребята не расставались, являя собой пример верной пары, а теперь и крепкой семьи. Оля язвительно называла их «стариками», аргументируя это тем, что ждать им друг от друга и от жизни больше нечего, впереди только старость. А Таша восхищалась их простыми, но такими настоящими отношениями, как у её родителей. Семья для Таши была всем, это её опора и защита, её поддержка и неиссякаемый источник энергетической силы. У Таши был старший брат и двухлетняя смешная племянница, в которой она души не чаяла, воспринимая как родную дочь, но в силу своего задорного характера она больше походила на её ровесницу. Девушка звала её «перчиком» за взрывной характер и привычку краснеть, когда злиться. Но в последнее время «перчик» превратился в «персика», потому как буквы «р» и «ч» Соня выговаривала с трудом, интерпретируя свое прозвище из овоща во фрукт. С братом у Таши отношения всегда были не простыми, но связано это было опять же с преданной любовью друг к другу. Имея разницу в возрасте в два с половиной года, они изводили друг друга заботой и ревностью. Сначала она его, когда в шестнадцать лет он начал пропадать по ночам с девчонками, которые вились вокруг него стаями и злили Ташу, а потом он её, когда она поступила в институт и превратилась в привлекательную девушку. Теперь, живя в другом городе одна, она часто получала от Саши нагоняй и контрольные звонки по вечерам, не помогли даже женитьба брата и появление на свет собственной дочери. Разрядить обстановку могла только Вика, его жена, которая своей деликатностью и мягкостью гасила самые опасные его порывы, часто занимая позицию Таши. Против двоих любимых женщин, настроенных одна миролюбиво, а вторая воинственно, бороться парень не мог и часто смеялся, что чувствует себя как в голливудском боевике между хорошим и плохим полицейским.

— Мне жаль мужиков, которые повстречают тебя на своём пути. Если сердце им не разобьешь, то мозг вынесешь точно! — всегда шутил Саша, интересуясь личной жизнью сестры.

Таша напротив мнения брата не разделяла, считая себя не способной на такие чувства и не особо веря в свои роковые навыки как женщины. Да и за все время учёбы мало кто давал ей повод думать иначе, за исключением Кирилла. Он был ее первой страстной влюбленностью, которая не успела перерасти во что-то большее. Семья молодого человека жила заграницей и он приезжал к родственникам на лето в их небольшой городок. Когда им обоим исполнилось по двадцать, между молодыми людьми вспыхнула страсть. В конце лета Кирилл вернулся домой. Таша тяжело переживала разлуку, но всего несколько дней, ровно до того момента, пока не уехала на учебу и вновь не погрузилась в мир беспечности и ветряного счастья. Ребята и по сей день продолжали общаться, но с тех пор не виделись ни разу, что очень расстраивало их родителей, которые тайно возлагали большие надежды на чувства молодых людей и прочили им общее счастливое будущее. Хотя, нужно признать, сама Таша не жаждала такого рода отношений, предпочитая посвящать все свое время семье, учёбе и друзьям. Её устраивала беззаботная студенческая жизнь. Собирать по дому разбросанные носки и стирать одежду после рыбалки она всегда успеет. А если заглянуть ещё глубже, то не об этом она мечтала. А мечтала она много и часто!

— А ты продолжай мечтать, пока всех нормальных мужиков разбирают, — говорила Оля, в очередной раз удивляясь её «просто дружбе» с каким-нибудь парнем.

— А может, мне нужен ненормальный! — смеялась Таша.

— Вот это точно твой вариант! Предлагаю устроиться на работу в психушку. И выбор большой и готовить не надо.

— А я все равно верю, что он где-то есть, тот самый единственный, созданный специально для меня. Мой принц! — мечтательно, но упрямо настаивала Таша.

Бросив в сумочку презервативы, Оля убегала на «дополнительные занятия» к Дмитрию Алексеевичу, а Таша, передернув от отвращения плечами, забиралась на подоконник в обнимку с томиком любимых стихов Ахматовой. Уставившись на небо, она ловила свое отражение в зеркале. Её нельзя было назвать красавицей, но во всей ее внешности было что-то аристократическое и очень трогательное. Огромные сине-голубые глаза, небольшой рот, идеальные скулы и красиво очерченный овал лица с тонким подбородком. Вероятно именно благодаря ему девушка получила среди близкого окружения имя «Таша» в честь Натальи Николаевны Гончаровой. Со стрижками и макияжем экспериментировать она не любила, да и вообще их не любила, отдавая предпочтение распущенным кудрявым волосам ниже плеч и полному отсутствию мэйкапа. Мучительнее всего для неё было не наносить макияж по утрам, а смывать его вечером. Это было всегда так утомительно и влекло за собой лишние растраты на косметику. Семья родителей-врачей жила небогато, но подрабатывать они ей не разрешали, считая, что это вредит учёбе. На заочную форму обучения папа тоже не соглашался. «Заочно учиться, что заочно покушать!» — всегда говорил он. Специальность свою Таша выбрала по душе, но на большие перспективы в карьере теперь уже не надеялась, понимая, что для достойной жизни придётся выбирать другую профессию. В отсутствии приличных вариантов работы, она в последнее время начинала склоняться к предложению своего двоюродного брата по материнской линии Максима переехать к нему в Москву. Макс чуть больше года жил в столице в квартире своей тётки, сестры его отца, и пытался наладить личную жизнь и построить карьеру, что у него получалось лучше первого. Получив недавно повышение в небольшой, но перспективной компании, он предложил свою бывшую должность сестре, упорно отклоняя все новые кандидатуры руководства. Но учитывая то, что запас его аргументов в пользу Таши начинал истощаться, она должна была принять положительное решение в ближайшее время и переехать к нему. В сущности, предложение было заманчивое: уже «нагретое» место, свой человек в руководстве и практически семейная квартира. Но это был Макс..!

— Мы же с тобой убьём друг друга уже через неделю! — смеясь, говорила она.

— Обязательно! — бодро отзывался Макс. — Но сначала ты отдраишь мне квартиру и приготовишь ужин хотя бы на пару дней.

Они выросли вместе и в детстве были не разлей вода, хотя постоянно дрались и ругались. Макс любил поиздеваться над сестрой, а она пожаловаться на него родителям. Они бесили друг друга, как два заклятых врага, за что в семье получили обоюдное прозвище «Том и Джерри». Но в тоже время ребята были готовы убить друг за друга. Однажды Таша сорвалась с дерева и вывихнула ногу. Макс три квартала нёс её на руках, как любимого командира, и уговаривал, глотая слезы: «Только держись, пожалуйста, только держись. Ещё немного осталось!» Шесть лет назад Макс поступил в институт и уехал в Москву. Теперь они виделись редко, только по выходным или семейным праздникам, но безумно скучали друг по другу. Она могла позвонить ему в любое время дня и ночи и просто помолчать или поплакать, но заканчивались такие разговоры всегда одинаково: он любовно троллил её, а она весело смеялась, прощая ему все на свете.


За окном начал накрапывать дождь и Таша подумала: «Вот бы он не заканчивался!» Ей совершенно не хотелось идти на это подобие свидания с Юрой и она ругала себя за то, что в который раз поверила в искренность его чувств и согласилась, а теперь пыталась придумать правдоподобную отговорку. Она никогда не любила флиртовать или тем более заводить какие-либо отношения с парнями только из чистого расчета, как ее подруга. Оля не раскидывалась на пустые сердечные порывы и бесперспективных воздыхателей. Каждому ее ухажеру была отведена конкретная роль: денежный мешок, покровитель ее успешной учебы или будущей карьеры, партнер в постели и другие более мелкие «актеры второго плана».

Из задумчивого созерцания капель, бегущих по стеклу, Ташу вывел звук смс-сообщения. Она, нехотя, взяла телефон и прочла: «Ты с огнем играешь!» Номер был незнаком. Не сомневаясь, что смска от Юры, девушка улыбнулась и, не задумываясь над последствиями, быстро набрала ответ: «Ты — огонь? Тогда я — лед! Поиграем?» Неужели Оля права и Юра действительно решил ухаживать за ней с далеко идущими намерениями после пяти лет дружбы? И не успела она удивиться и одновременно обрадоваться, как раздался звонок с того же незнакомого номера.

— Да! — она произнесла это слово с придыханием. Играть, так играть! На том конце трубки повисла тишина. — Я слушаю! — повторила девушка.

— Это Снежная королева? — голос был мягким, спокойным с глубокими грудными нотками и он совершенно точно не принадлежал Юре.

— Смотря, во что мы играем! — выпалила она.

— Прошу прощения, кажется, я ошибся номером и нечаянно отправил Вам ту смску!

— Ничего страшного! Такое бывает! — спокойно ответила Таша. — Хорошего вечера! — с улыбкой добавила она и повесила трубку.

С соседней кровати на нее вопросительно уставилась Оля.

— Кто-то ошибся номером! — пояснила девушка. — Кто-то с очень красивым мужским голосом!

— Ну… — протянула Оля.

— Что ну? — не поняла ее подруга.

— И это все? Слушай, такое могло произойти только с тобой! Тебе по ошибке звонит мужчина с красивым голосом, а ты желаешь ему хорошего вечера и кладешь трубку?

Таша не успела на это ничего ответить, потому что на телефон снова пришла смска: «Еще раз прошу прощения! Сообщение было адресовано одному моему знакомому, доставившему мне небольшие проблемы!» И через минуту следующее: «Вы верите в судьбу?» С этого момента они с Вадимом начали общаться каждый день. Юра в этот вечер так и не появился и даже не позвонил, что Ташу почему-то расстроило. Она терпеть не могла, когда парни вели себя не по-мужски; если что-то пообещал, то в лепешку расшибись, но будь добр сделать. Они дружили с первого курса, часто оказывались в одной компании, вместе сочиняли шутки для студенческого КВНа, в котором Юра активно принимал участие, а Таша всегда оставалась «за кадром», предпочитая роль сценариста, а не актера; публичные выступления всегда пугали ее и вводили в ступор. У парня было прекрасное чувство юмора, которое обеспечивало ему популярность у противоположного пола. Полгода назад Таша вместе с Юрой были приглашены на свадьбу общего друга. А поскольку оба пришли без пары, то на этом мероприятии благополучно сыграли ее роль, что доставило удовольствие обоим. После этого девушке стало казаться, что Юрий начал оказывать ей усиленные знаки внимания, что не могло ей не льстить, но в тоже время наводило тоску. До этого момента все было просто и понятно: Юра для неё только друг! Их предыдущие отношения устраивали ее полностью, но теперь она все чаще терялась в его присутствии, не зная как себя вести; поэтому предпочитала общаться как можно реже. Но неожиданнее всего было то, что, приняв такое решение, она начала скучать по нему. Это смущало ее и Таша, чтобы проверить искренность молодого человека, решила дать парню шанс, на чем всегда настаивала Оля. Но как только они начинали сближаться и девушка пыталась разобраться в своих чувствах к нему, Юра то пропадал без объяснения причин, то появлялся в их компании с новой пассией, чем окончательно подорвал доверие к себе в глазах Таши, но в тоже время распалил ее женское самолюбие.

А потом появился Вадим. Он звонил ей по вечерам и они разговаривали часами, иногда до утра. Она, как зачарованная, слушала его голос и раскатистый бархатистый смех. Девушка представилась ему Алисой и наплела выдуманную историю о том, что живет в Калуге с родителями и учится в совершенно другом институте. Таша часто прибегала к этому методу, когда знакомилась с кем-то не через друзей и знакомых. Будучи трусихой, она не доверяла людям на первых порах и старалась узнать о них побольше, сама оставаясь в тени.

— Как тебе это удается? — удивлялась Оля. — Взрослый состоятельный мужик в разводе крутит с тобой телефонный роман и вот уже две недели терпеливо уговаривает пойти с ним на свидание! Я своего Евгешу два месяца обрабатывала, чтобы раскрутить на Айфон. И почему такие мужики как Вадим достаются тебе, ведь ты даже не сможешь им правильно воспользоваться!

— Да, я вообще не собираюсь им пользоваться!

— Боже! Ты рушишь всю мою теорию! Неужели на свете еще существуют такие наивные дурочки, как ты? Почему я должна напрягаться, а тебе все само дается в руки! — Оля наводила последние штрихи марафета перед свиданием, стоя у зеркала. Таша всегда восхищалась фигурой подруги: высокая, длинноногая, со смуглой кожей и красивой грудью. Оля знала все сильные стороны своей внешности и умело пользовалась ими.

— О чем ты? — поинтересовалась Таша. — Я ведь его совершенно не знаю. Общение по телефону ничего еще не говорит о человеке. Да, он приятный, интересный собеседник, но это еще ничего не значит. Вдруг он маньяк?

— Ташка, он — взрослый, богатый, разведенный мужик. Вот, что должно интересовать тебя в первую очередь. А для того, чтобы понять, что он из себя представляет, ты должна с ним встретиться. Сразу будет видно насколько он щедрый и что может тебе предложить! А маньяки они все, только дай им повод! Ладно! — заключила она, бросив на себя последний взгляд в зеркало. — Переночуешь сегодня у Ирки? Антошка вечером придет ко мне и останется на всю ночь!

— Конечно! — поморщившись, кивнула Таша. — Он хоть знает о существовании Женьшеня и Дмитрия Алексеевича?

— А зачем? Все, что ему необходимо знать обо мне — это начало и конец моего цикла! — ехидно улыбнулась Ольга и вышла. Таша вздохнула и начала собирать вещи, решив сразу перебраться к Ире в соседнюю комнату.

Через несколько минут в дверь постучали, на пороге стоял Илья и широко улыбался.

— Привет!

— Привет! — радостно ответила девушка. У парня была красивая улыбка, рождающая ямочки на щеках.

— Что делаешь? — спросил он, входя в комнату.

— Скучаю! Оля ушла на свидание, за окном дождь и диплом не пишется!

— Могу тебя спасти! — гордо заявил Илья. — У меня есть два бесплатных билета в кино. Пошли?

— Пошли! — быстро согласилась она, даже не поинтересовавшись жанром и названием фильма. Кино она не особенно любила, но была рада неожиданно появившейся возможности развеяться.

В кинотеатр они вбежали за пять минут до начала показа, немного промокшие, но веселые, успев перехватить один стакан кофе на двоих. Не особо вникая в суть туповатой голливудской мелодрамы, ребята проболтали почти весь фильм. Илья всегда очень симпатизировал Таше. Будучи младше ее на пару лет, парень обладал тонким чувством юмора и прекрасными манерами, что было редкостью в их студенческой среде. Они подружились, как только он поступил в институт на ту же специальность, что и девушка, и заселился в общежитие, а еще они были неразлучны в поездках домой на электричке по пятницам и воскресеньям.

— Это правда, что ты уезжаешь в Москву после окончания института? — он неожиданно взял ее за руку и придвинулся настолько близко, что уткнулся носом в самое ухо.

— Не знаю пока, не решила! — Таша сжала руку и резко повернулась к молодому человеку, непроизвольно коснувшись губами его подбородка. Илья, неправильно расценив ее неловкое движение, схватил за плечо и, притянув к себе, с жаром поцеловал. От неожиданности девушка открыла рот и тут же пожалела об этом. В голове почему-то пронеслась мысль, что билеты были не бесплатными и он готовился к свиданию, специально выбрав эту дешевую мелодраму. В сумочке завибрировал телефон и парень наконец оторвался от ее губ, тяжело дыша и глядя в глаза, как преданный пес, которого хотят усыпить любимые хозяева. Таша, не поднимая взгляда, достала телефон. Это было очередное приглашение на ужин от Вадима. В это время в зале включили свет. Девушка быстро встала и, бросив что-то вроде: «Извини, я на минуту!», кинулась в туалет. Не раздумывая, она набрала номер Вадима.

— Привет! Я согласна! Давай встретимся в 9 часов в центре у Торгового комплекса! — выпалила она.

— С удовольствием! Ты не против, если мы будем не одни? Ко мне друг приехал с девушкой, — Вадима обрадовало ее согласие.

— Отлично! Так даже лучше! — откровенно призналась Таша.

Илья ждал ее у выхода, нетерпеливо вертя в руках телефон.

— Илюш, прости, но мне нужно ехать к подруге; у нее ребенок заболел, попросила помочь! — она старалась избегать его взгляда, но изобразила на лице улыбку. Алиби стопроцентное, Илья был знаком с Катей.

— Это надолго? — он был расстроен.

— Я останусь ночевать у нее. Уже поздно, не успею вернуться в общагу, — она быстро чмокнула его в щеку и со всех ног бросилась к остановке. В маршрутке Таша прижалась лбом к холодному окну. Ее бил жар, к горлу подступала тошнота. Она не могла избавиться от чувства отвращения, как будто целовалась с собственным братом. На протяжении нескольких лет их дружбы она относилась к Илье именно так и никогда не давала ему повода думать иначе; да и он, как ей казалось, видел в ней только друга. Она знала о нем все; помогала с учебой, ухаживала, когда он болел, давала советы по покорению женских сердец. У Ильи всегда было много поклонниц, девушки сходили от него с ума. Таша знала их всех почти поименно. Но что произошло сегодня? Зачем он это сделал? И почему это было так отвратительно? Водитель объявил ее остановку. Девушка вышла и сразу увидела машину Вадима, белый джип с номером 111, а рядом с ним мужчину невысокого роста в немодных «дедушкиных» джинсах. Ей захотелось развернуться и убежать, но он окликнул ее.

— Алиса?

— Вадим? — ответила она и медленно без желания подошла к нему.

— Очень приятно наконец-то видеть тебя воочию! — с улыбкой произнес он и без стеснения внимательно осмотрел ее с головы до ног, видимо оставшись довольным увиденным.

— Взаимно! — уверенно соврала Таша, улыбнувшись ему в ответ и протянув руку для пожатия. Мужчина осторожно взял ее руку и поцеловал, немного наклонившись вперед и предоставив возможность любоваться блестящей лысиной, тщательно замаскированной тремя длинными прядями тонких волос, зачесанных с одной стороны головы на другую. Потом он выпрямился, демонстративно расправив плечи, но с плечами получилось плохо, а вот обвисший живот предстал во всей красе. Вадим открыл заднюю дверь машины, предлагая девушке садиться. Таша, вступив на подножку, взглянула на него с нескрываемым разочарованием на лице. В этот момент мужчина снова широко улыбнулся и стал похож на Толстопуза из мультфильма про Чипа и Дейла. Девушке захотелось спрыгнуть на землю в прыжке с переворотом и сигануть отсюда со всех ног, но вместо этого она послушно села в машину, решив пройти этот день испытаний до конца.

За рулем оказалась молодая блондинка, а рядом с ней сидел парень лет тридцати, очень привлекательный и стильно одетый. Таша снова взглянула на Вадима, который наконец-то «угнездился» рядом с ней. «Господи, где я так нагрешила? Может это розыгрыш? Сейчас появятся ведущие и вручат мне огромный букет цветов! А лучше пусть выколют мне глаза, чтобы я всего этого не видела!» Но все было настолько настоящим, что ей стало даже грустно. «Взрослые красивые мужчины с приятным голосом бывают только в фильмах или любовных романах! Интересно, как бы назвала свое произведение Джейн Остин, если бы увидела такую пару как мы? Гадость и отвращение? Толстосум и идиотка?» — она пыталась мысленно развеселить себя, но получалось неважно. Наконец машина остановилась у небольшого ресторана. Войдя внутрь, они сели за свободный столик. Таше досталось место рядом с Вадимом напротив Анны, чему она была несказанно рада. Девушка оказалась очень красивой и Таша решила весь вечер любоваться ею, чтобы не испортить себе аппетит окончательно. Объяснив, что она не голодна, Таша заказала только чай и десерт. Надо признать, что рестораны, кафе, а тем более общепиты она никогда не любила, отдавая предпочтение домашней проверенной кухне. Мужчины видимо решили поужинать плотнее и заказали сразу несколько блюд. Когда стол заполнили местные деликатесы, был поднят первый тост за знакомство.

— Ты обязательно должна это попробовать! — настаивал Вадим, отправляя Таше на тарелку порцию какого-то блюда. — Называется «Мужской секрет».

Девушка, не желая вступать с ним в дискуссию, быстро отправила в рот небольшой кусок, но проглотить его не успела. Ее интенсивное пережевывание прервал возглас Андрея, друга Вадима: — Все-таки шеф-повар здесь просто волшебник. Это ведь бычьи яйца?

Ответа Вадима она ждала с широко открытыми от ужаса глазами, практически перестав дышать. Желание было одно: выплюнуть, выплюнуть содержимое рта ему прямо в тарелку. Наконец Таша собралась с духом, глубоко вздохнула, громко проглотила еду, запив ее полным стаканом сока, и когда все закончилось, чуть не осенила себя крестным знамением, но про себя поблагодарила Господа.

— Немного солоновато! — выпалила она, поймав удивленные взгляды присутствующих, и снова со звуком сглотнула.

Вечер протекал довольно весело и непринужденно. Друзья Вадима оказались очень приятной компанией. Атмосферу портил только сам Вадим. Он вел себя нагло и неприлично, периодически отпуская тупые шутки и рассказывая пошлые анекдоты. Приговор он вынес себе сам, спросив Ташу, когда Андрей с Аней вышли покурить:

— Ну, и зачем нужно было так долго ломаться? Цену себе набивала?

— Ну, что ты? Мне до твоего уровня еще падать и падать! И, кстати, блюдо действительно потрясающее, особенно полезно мужикам, у которых нет своих. А тебе я советую в следующий раз заказать еще мозгов, хотя бы куриных. Это будет огромным вкладом в твою плешь, — Таше захотелось еще разбить ему об голову бутылку, чтобы закрепить информацию, но она сдержалась, быстро поднявшись и покинув ресторан. Пробежав пару кварталов, она резко остановилась и глубоко вздохнула, на нее напал приступ дикого смеха. «Господи! Если у Тебя сегодня хорошее настроение и Ты хотел пошутить, то шутка удалась. Я оценила юмор! Обещаю больше не просить Тебя о любви. Верю, что Ты один знаешь, что для меня лучше и отдаю свою судьбу в Твои надежные руки. Прошу только об одном: в нужный момент помоги мне принять правильное решение!»

Ночью в квартире Кати они умирали со смеху, обсуждая события сегодняшнего дня, катаясь по дивану и стараясь не разбудить ребенка.

— Оля права, такое могло случиться только с тобой! Ты — просто магнит для идиотов, а еще для старых богатых извращенцев! Ташка, я так хочу, чтобы ты была счастлива! — Катя нежно прижала ее к себе.

— А я сейчас хочу только одного, чтобы они все провалились сквозь землю или улетели на Луну, но чтобы я больше никого из них не видела. Да и вообще пора подумать о будущей карьере!

— Все-таки решила уехать к Максу? — осторожно спросила Катя. Таша была ее единственной настоящей подругой и мысль о скорой разлуке не давала девушке покоя, но она желала ей счастья, понимая, что такую возможность упускать нельзя.

— Да! — твердо ответила Таша. — И родители поддержали мое решение, так что уезжаю сразу после выпускного. Хотя не представляю, как я буду там жить. Не люблю этот город, — с какой-то грустью в голосе произнесла она, но, поймав печальный взгляд своей подруги, быстро добавила: — Но обещаю навещать вас как можно чаще.

— Таша, это ведь Москва! На нас у тебя просто не останется времени. Да и потом, мне почему-то кажется, что именно там ты сможешь устроить свою судьбу. Главное, не позволяй никому погасить твой внутренний свет. Я так люблю тебя, Лучик! — со слезами на глазах призналась Катя и они снова крепко обнялись. Она часто называла так свою подругу, считая ее самым светлым в мире человеком.


Через несколько дней в институте Ташу остановил Юра.

— Привет! Прости, что тогда не позвонил, деньги на телефоне закончились, а потом пришлось из города уехать. Давай сегодня встретимся? — он начал неуверенно оправдываться, пытаясь взять девушку за руку.

— Все нормально, Юр! Я все понимаю! — спокойно произнесла она.

— Правда? — просиял парень.

— Правда! — ответила Таша. — Я понимаю, что передо мной стоит еще ребенок, а не взрослый мужчина, готовый отвечать за свои слова.

Таша хотела еще произнести фразу о том, что лучше им пока прекратить общение, но ее перебил подбежавший к ним Олег, друг Юры.

— Ну, ты даешь, братишка! И долго ты собирался скрывать новость о своей предстоящей свадьбе? Светка мне только что все рассказала. Рад за вас! Поздравляю! Надеюсь, я буду свидетелем? — весело тараторил Олег, пока Юра краснел, как рак и пытался избежать Ташиного взгляда. — А ты наверняка все знала и тоже молчала? — добавил он, обращаясь к девушке.

— Даже не догадывалась! — также весело отозвалась Таша, стараясь скрыть злость и обиду за напускной радостью. — Мы с Юрой не настолько близкие друзья, чтобы я участвовала в его личной жизни. Кстати, присоединяюсь к поздравлениям! Хотя, наверное, еще рано, тебе ведь нужно набраться смелости, чтобы на собственную свадьбу прийти! — с усмешкой бросила она и быстро зашагала прочь.

— Таша! — он схватил ее за руку.

— Да, иди ты… в ЗАГС! — прошипела она, вырывая руку.

По дороге ее перехватил Илья.

— Таша, домой завтра едешь? За мной отец должен приехать. Давай с нами! — радостно предложил он.

— Спасибо, Илюш! Но я в эти выходные уезжаю в Москву! — не раздумывая, соврала она.

— Жаль! — искренне расстроился он. — Тогда может быть вечером сходим куда-нибудь?

Она чуть не крикнула: «Возьми с собой Юру и бодрым шагом покиньте мою жизнь!», но сдержалась и спокойно ответила:

— Я сегодня уезжаю. Извини!

Таша выбежала из института и бросилась к общежитию. Зайдя в комнату, она прямо в одежде легла на кровать и уставилась в потолок. На нее опять напала дурнота и щемящая сердце тоска. «Не реветь! Главное, не разреветься!» — твердила она себе, не понимая сонм чувств, охвативших ее. В душе боролись обида и гнев, разочарование и облегчение и что-то еще совсем незнакомое, но очень страшное. В комнату вошла Оля.

— Слышала, Юрка женится? — с порога спросила она.

— Угу! — Таше стало казаться, что она попала в заколдованный лабиринт, в котором ходишь по кругу и натыкаешься на одни и те же препятствия. И нет возможности вырваться; все будут говорить об одном и том же, пока, наконец, эта новость не станет обыденностью.

— Ты из-за этого так расстроилась? — Оля вдруг решила проявить участие, видя состояние подруги.

— С чего ты решила, что я расстроена? Я очень рада за него. И за себя тоже, — Таше больше не хотелось говорить на эту тему, поэтому она быстро встала и пошла ставить чайник на плиту.

— А почему ты тогда решила уехать сегодня? — услышала она вопрос подруги, когда вернулась обратно.

— Куда уехать? — Таша уставилась на нее в недоумении.

— Илья сказал, что ты сегодня уезжаешь в Москву. Передавай привет Максу! — лукаво улыбнувшись, произнесла Оля. Таше всегда казалось, что Максим очень нравится ее подруге, а в последнее время в ней крепло убеждение, что у них был небольшой летний роман, но дальше этого дело естественно не зашло. Кроме красоты и обаяния парню нечего было предложить Оле, а такой «набор студента» ее конечно не устраивал.

— Макс! Точно! Я еду к Максу! — Ташу вдруг осенило. Она быстро схватила телефон и набрала номер брата, не обратив внимания на подругу, смотревшую на нее как на умалишенную.

— Моя блудная сестра решила почтить меня вниманием? — весело спросил парень.

— Лучше! Твоя любимая сестра решила почтить тебя своим присутствием! Когда последний автобус на Москву? — выпалила она. Но поскольку с той стороны трубки послышались нечленораздельные восклицания, девушка поняла, что нужно прибегнуть к шантажу. — Борщ с меня!

— И котлеты… и пирог испечешь… и можешь еще убраться… и…

— И ты рискуешь всего этого лишиться, если будешь наглеть! — пригрозила сестра.

— В 17.30! Встречу тебя на вокзале!

В автобусе Таша разложила сиденье, включила любимую музыку и закрыла глаза. Чтобы больше не возвращаться к неприятным мыслям, девушка решила вообще ни о чем не думать, предоставив это своему брату. Он обязательно что-нибудь придумает.


— Максимус! — на вокзале Таша бросилась ему на шею и глубоко вздохнула.

— Та-а-ак! — серьёзно протянул Макс. — Чувствую, ночь предстоит бессонная. До дома потерпишь? — спросил он, тревожно заглядывая ей в глаза.

— Постараюсь! — она чуть заметно улыбнулась, а он облегчённо выдохнул.

Спустившись в метро, они зашли в вагон и Макс присел. Таша встала рядом, с отвращением озираясь по сторонам и не снимая перчаток, схватилась за поручень.

— Ну, иди ко мне, старушка! — он поднял руку, предлагая ей свои братские объятия. Таша с сомнением села рядом, но с удовольствием прижалась к нему. — Пора тебе привыкать к ритму большого города, если уж ты решила переехать сюда. Ты ведь решила? — он ласково посмотрел на неё.

— И мы будем жить вместе? Каждый день? И ты будешь доставать меня, заставляя готовить, убираться, стирать? — неуверенно спросила она.

— Неизвестно ещё кто от этого больше выиграет! — весело отозвался Макс.

— Ну, по крайней мере, ты пока единственный мужчина, который бесит меня меньше всех. А из всех зол, как говорят, нужно выбирать меньшее!

— А вот сейчас было обидно! — нахмурился брат, а Таша наконец-то рассмеялась. Настроение начинало возвращаться к ней. Да, это был её Макс!

— А теперь рассказывай! — приказал он, разливая чай по чашкам, когда они оказались дома.

И Таша рассказала ему все, даже то, что не осмеливалась рассказать ни родителям, ни подругам. Она с трудом сформулировала свои чувства ко всем ухажерам, точнее их полное отсутствие, не беря в расчёт отрицательные эмоции.

— Истина проста: я — единственный мужчина, способный сделать тебя счастливой! — уверенно вывел он, аккуратно подталкивая её к раковине с посудой. — А если серьёзно, — добавил Макс, с удовлетворением наблюдая как гора грязных тарелок уменьшается, превращаясь в чистую, — то мой тебе совет: не принимай близко к сердцу. Переключись на будущую карьеру, потому что её начало не за горами. А чтобы тебе было легче принять решение, беру тебя завтра с собой на корпоратив нашей компании. Что скажешь?

— Скажу, что ты — бестолочь, Макс!

— Не понял! — возмутился парень. — Даже я не позволяю себе так себя называть.

— А пораньше ты не мог мне об этом сообщить? В чем по-твоему я завтра пойду?

— Ну, если хочешь выглядеть эффектно, то предлагаю вообще не одеваться!

— Кто-то кроме тебя самого смеется над твоими «тонкими» шутками? — съязвила Таша.

— Ну, во-первых, это ты свалилась мне как снег на голову, а, во-вторых, не надо паниковать, ты прекрасно выглядишь. Так и пойдешь! — он окинул ее удовлетворенным взглядом и кивнул, подтверждая свое высказывание. — В конце концов, ты идешь знакомиться со своими будущими коллегами. Создай впечатление умного, адекватного человека, введи их в заблуждение.

— Тогда они не поверят, что мы с тобой родственники! — Таша тяжело вздохнула и положила голову на плечо Макса. Он улыбнулся ее замечанию и крепко обнял. Они могли шутить друг над другом и издеваться как угодно, но преданнее людей на свете не было.

— Все наладится, сестренка! — парень понял, что сейчас ей как никогда нужна его поддержка. — Все идет по плану!

— Потому что плана нет! — улыбнувшись, подхватила Таша. Это была их старая шутка родом из детства, так они часто подбадривали друг друга во всех жизненных ситуациях.


На следующий день, «Золушка» встав пораньше, приготовила обед, убрала квартиру, перегладила рубашки своих «злобных сестриц», в роли которых выступал один двоюродный брат, и, наконец-то приняв душ, с удовольствием вытянулась на диване.

— Поплыла, старушка? — весело спросил Макс, коряво пытаясь завязать галстук. — Собирайся, нам пора!

— То есть «мачеха» сама ведет меня на бал? — вяло отозвалась Таша. — Но платье, как и положено, она мне не купила. Придется идти в домашних лохмотьях! Может я не пойду, Максимус? — с надеждой добавила она, придя на помощь бедному, в конец измятому галстуку.

— Как это не пойдешь? А, ну-ка, собирайся! Я всех уже предупредил, что буду с тобой!

— И в качестве кого я буду там присутствовать?

— В качестве моего будущего заместителя! Ну, когда я стану директором! Только об этом особо не распространяйся, не будем всех радовать раньше времени, — гордо заявил он и прошествовал в прихожую.

Таша улыбнулась его уверенности и наглости, четко понимая, что и то и другое в совокупности действительно приведут парня в директорское кресло, и послушно поплелась одеваться. Через десять минут она стояла у зеркала, подкрашивая глаза.

— Отлично выглядишь! — улыбнулся Макс, одобрительно посмотрев на сестру. — И фигурка у тебя что надо! Рыдайте, подиумы мира! — провозгласил он, разглядывая их обоих в зеркале.

Нескромно, но Макс был прав! Не успев переодеться после госэкзамена, Таша приехала к брату с корабля на бал и выглядела очень по-деловому в строгом черном костюме, который при этом не умалял достоинств ее фигуры. Широкие расклешенные брюки и ботильоны на небольшом каблуке придавали ей роста, а приталенный пиджак подчеркивал изящную талию. Таша давно привыкла к комплиментам своей фигуре, хотя никогда не кичилась этим, но как любой женщине они не могли не льстить ей. Окинув себя критичный взглядом, она вдруг вспомнила как Юра часто называл ее «Котенок», благодаря природным кошачьим повадкам, присущим девушке. Это воспоминание разозлило Ташу и зародило в душе новое до сих пор неизвестное желание отомстить, при чем так как это умеют делать только женщины.

Через полчаса тряски в вагонах метро и быстрого бега по грязным лужам растаявшего снега они вошли в небольшой, но шумный бар в центре Москвы. Просочившись между нестройными рядами уже активно танцующих гостей, Макс наконец нашел столик своих коллег и гордо представил им сестру. Компания оказалась веселой и очень отзывчивой, на данном этапе Таша не могла определить с чем это больше связано: с дружелюбием, живущем в коллективе, или количеством алкоголя, присутствующем на столе. Но как бы там не было, девушку быстро посадили за стол и подняли тост за знакомство. Таша, широко улыбаясь, знакомилась со всеми, поочередно протягивая руку и сообщая, что ей очень приятно, но вряд ли она кого-нибудь запомнит, что, кстати, было встречено бурным одобрительным смехом. Следующий тост достался Максу и он, как всегда эпично и пространно в свойственной ему манере, затянул вещание на недолгих пятнадцать минут. Все время, что он нес добро в массы, Таша пристально изучала своих будущих коллег, с удовольствием отмечая, что ее брат в коллективе пользуется заслуженным авторитетом, что при этом не мешает ему быть душой компании. Взгляд ее остановился на девушке, сидевшей по другую сторону от Макса, и Таша не могла не заметить восхищения и нежности в ее глазах. Те же чувства она прочла во взгляде Филиппа, сидевшего напротив, но смотревшего не на Макса, конечно, а как раз на ту самую девушку. Таша чуть заметно закатила глаза, подумав про себя, что и с коллективом ей «повезло». «Похоже, и здесь будут бушевать страсти не хуже старых „душевных“ мексиканских сериалов. Только бы меня не зацепило! Хватит с меня всех этих соплей. Да, здравствует карьера!» Свое твердое решение она закрепила новым бокалом шампанского, наполненным легкой рукой коммерческого директора компании и по совместительству «первого микрофона» сегодняшнего вечера. Руководство компании было представлено двумя друзьями, молодыми мужчинами лет сорока от роду и всеми их ближайшими родственниками, которых никто никогда не видел, но они активно присутствовали в ежемесячной зарплатной ведомости. Когда шампанское закончилось и все перешли на более крепкие напитки, Таша уже чувствовала себя свободно, как в компании старых добрых друзей. Вскоре корпоратив перешел в вечеринку, а весь состав «перетек» из-за стола на танцпол. Макс с Яной, в глазах которой нежность превратилась в более смелые чувства, все чаще стали удалятся на свежий воздух. Филиппа это видимо не особо радовало и он не давал ребятам прохода, а также возможности побыть наедине. Таша, искренне любя брата и желая ему счастья, решила принять огонь на себя, все чаще приглашая парня на танец. Яна показалась ей очень милой, а главное серьезной и спокойной девушкой, то есть полной противоположностью Максима, из чего Таша сделала вывод о возможной счастливой совместимости. В очередной раз вернувшись из «сада», Макс сообщил сестре, что они с Яной вынуждены покинуть ее на пару часов в связи с «производственной необходимостью» и строго наказал дожидаться его возвращения, а пока держаться Егора, который должен отвезти их домой. Таша клятвенно пообещала быть «хорошей девочкой» и, пока Максим и Яна зашли в ресторан за вещами, вышла на улицу. Она с силой вдохнула прохладный весенний воздух. Голова закружилась и девушка чуть пошатнулась, но в равновесие ее привела сила чьих-то рук. Не сомневаясь, что руки принадлежат Максу, она вальяжно откинулась на них и повернула голову с желанием расцеловать брата в обе гладко выбритые щеки.

— Скучаете? — спросил незнакомый мужской голос. Таша постаралась выпрямиться, желая освободиться от кольца рук, но незнакомец держал ее крепко и уверенно.

— Нет! — резко ответила она, почувствовав как объятия ослабевают, отпуская ее на свободу, и тут же пожалела об этом, уставившись взглядом в мужские руки. Они были сильными с четко обозначенными венами и длинными красивыми пальцами. Ей непроизвольно захотелось вернуться в их плен.

— А мне показалось, что вы грустите в одиночестве, и я хотел украсть вас! — голос был грудным, но тихим и с хрипотцой. Его звуки заставили ее поморщиться, но глаза не подчинялись ей; она была не в силах прекратить этот созерцательный процесс. Мужчина, как будто догадавшись об этом, медленно поднял руки и скрестил на груди. Девушка, зачарованно, следила за его движениями. Взгляд перешел с рук на мужскую грудь, широкую с красиво очерченным рельефом. — Идемте! — спокойно произнес он, протягивая ей руку. Таша чуть вздрогнула, по телу прокатилась горячая волна.

— Куда? — она, наконец, вышла из прострации и подняла глаза на незнакомца.

— Разве это имеет значение? Вы ведь уже согласились! — он смотрел на нее ласково, на губах играла чуть заметная улыбка.

— Не правда! Я ни на что не соглашалась!

— Уверены?! — он мягко рассмеялся и поднял свою ладонь. Девушка только сейчас заметила, что уже несколько минут они держаться за руки. «Когда это произошло?» — в испуге подумала она и снова посмотрела ему в лицо.

— Меня зовут Игорь! — представился он.

— Алиса! — по привычке брякнула Таша.

— Правда? — он хитро посмотрел на нее.

— Нет! — честно ответила она. — Но как вы догадались?

— Я читаю мысли! — он понизил голос и, наклонившись к самому ее уху, прошептал: — А еще у меня хороший слух, а у ваших друзей громкие голоса.

— Таша! То есть меня зовут Наталья! — ответила девушка, глядя на него не моргая, и судорожно сглотнула, облизав пересохшие губы.

— Значит, Таша… — протянул он. — Я буду ждать вас на стоянке такси! — сухо добавил он, скользнув по ней безразличным взглядом, и удалился.

Она смотрела ему вслед, готовая пойти за ним, как преданная собака на привязи. Когда он скрылся за поворотом, Таша бросилась в ресторан, схватила сумку и пальто, поискала глазами Макса и, не найдя, быстро выбежала на улицу, так никому ничего и не сообщив. Подойдя к машине, около которой ее ждал Игорь, она подумала, что было бы неплохо немного задержаться на выходе из ресторана, давая возможность ему помучиться в ожидании, но потом, заметив спокойный скучающий взгляд мужчины, решила, что мучиться пришлось бы ей. Он разговаривал по телефону, больше слушая и односложно отвечая, но галантно открыл перед девушкой дверь автомобиля. Они сели в такси и мужчина вальяжно положил руку на подголовник пассажирского сиденья, чуть коснувшись пальцами Ташиного плеча. Через несколько минут машина остановилась у гостиничного комплекса, они вышли и очутились в небольшом, но достаточно шумном ресторане, кажется, какие-то праздничные события отмечали сразу несколько компаний. Официант проводил их за свободный столик и тут Таша почувствовала, как весь выпитый алкоголь повстречался с мозгом и начал одерживать победу над последним. Вскоре на столе появился чайник чая и она принялась активно потреблять напиток в надежде протрезветь, но это возымело обратный эффект. Разбавив концентрацию, она дошла до кондиции, но настроение было отменное. Увидев в соседнем зале бильярд, Таша весело предложила сыграть партию. Игорь удивленно согласился и они прошли к столу. Уверенно взяв кий, девушка со знанием дела принялась интенсивно натирать его мелом.

— Разобьешь? — спросил мужчина, не сводя с нее глаз.

— С удовольствием! — заявила она, гордо вскинув голову и победоносно прошествовав к битку. Немного повозившись с установкой кия, попутно сделав замечание о плохом качестве сукна, девушка ударила по шару, подцепив его снизу. Биток, взмыв в воздух, тяжело ударился об пол, при этом не задев ни одного шара на столе. Ни капли не смутившись, она потребовала заменить ей кий, а заодно и биток, и снова смазала удар. В это время Игорь пригласил официанта.

— Принесите нам две чашечки чая. У нас намечается серьезная партия!

— Может быть сразу чайничек? — спросил официант, скромно улыбнувшись и наблюдая, как Таша, сняв пиджак, борется с непослушным треугольником. На этот вопрос Игорь ответил утвердительным кивком.

— Давно не играла? — он подошел к девушке, протягивая свой кий.

— Каждые выходные практикуюсь! — гордо ответила она.

— Можно поинтересоваться где? — он чуть усмехнулся и разбил шары.

— Конечно! — быстро ответила она, глядя, как шары с силой разлетаются в стороны, а два из них попадают точно в лузу. — У моей племянницы есть детский бильярд! — брякнула она и поняла, что сморозила явную глупость, несмотря на то, что это было чистой правдой.

— Значит, мне повезло, я играю с профессионалом!

— Автографы не даю! Не люблю идолопоклонства! — серьезно ответила она, поднимая руку в знак своего твердого решения, и наклонилась над столом для очередного удара.

— И кто обычно побеждает в ваших с племянницей соревнованиях? — Игорь подошел к ней, аккуратно отведя кий чуть в сторону для корректировки удара, а второй рукой слегка коснувшись ее талии. Таша ударила по шару и на этот раз попала, но не забила.

— Дружба! — ответила она, медленно поднимаясь и поворачиваясь к нему лицом. — Мы ведь семья!

— А в семье не может быть победителей и проигравших? — он с интересом посмотрел в ее глаза.

— Конечно, нет! — уверенно ответила она. — Семья сама по себе победитель, если она едина!

Таше показалось, что эти слова разочаровали его и он отошел от стола, потеряв интерес к разговору. Они сыграли еще несколько веселых партий, во время которых девушка продолжала «мазать», нисколько не стесняясь этого, а также попутно несколько раз чуть не разбив лампы, висевшие над столом, и на чем свет стоял ругая профессионализм декоратора данного заведения. Их увлекательную игру прервал телефонный звонок Макса.

— Ты вообще где? Ты домой собираешься возвращаться? Я тебе битый час звоню, сотня пропущенных. У тебя совесть есть? — грозно спросил он. — А заодно и что-нибудь поесть, а то в холодильнике шаром покати.

— То есть ты заботишься не обо мне, а о своем голодном желудке? — весело смеясь, спросила сестра.

— Час ночи! Марш домой! И не спорить со мной! Придешь, выпорю!

— Да, папочка! Конечно, папочка! — послушно ответила она.

— Можешь прийти не одна, если у тебя появились симпатичные подруги… — немного мягче решил добавить Макс, но Таша уже положила трубку.

— Спасибо за прекрасный вечер, но мне пора домой! — произнесла девушка, быстро собирая свои вещи.

— Это я должен благодарить тебя! — с улыбкой ответил Игорь. — Тебя подвезти?

— Нет! — здравый смысл начал потихоньку возвращаться в ее голову и она отказалась от этого предложения, как всегда боясь разглашать незнакомым свой адрес. — Я возьму такси!

— Хорошо! Я провожу тебя.

Пока они спускались по лестнице, Игорь что-то быстро набирал в телефоне, чуть замешкавшись у дверей. Когда они вышли на улицу, он подошел к автомобилю на стоянке и открыл заднюю дверь, предлагая девушке садиться.

— Был рад знакомству! — ласково произнес мужчина, когда Таша уже села в машину.

— Взаимно! — улыбнувшись, ответила она.

— Если когда-нибудь надумаешь профессионально обучать игре в бильярд, набери меня, с удовольствием возьму пару уроков! — с этими словами он протянул ей визитку и закрыл дверь.

Машина тронулась и Таша обернулась. Игорь, опустив руки в карманы брюк, медленными уверенными шагами направился обратно в ресторан.

— Куда вас везти? — спросил водитель.

Таша назвала ему адрес и погрузилась в раздумья. Смешанное ощущение после такого неожиданного незапланированного свидания начало нарастать и превращаться в пока еще не оформленное желание повторения. Если бы Макс не прервал их игру, неизвестно чем бы она закончилась и как далеко завела бы девушку. Такого с ней не было еще никогда: так довериться незнакомому человеку, чтобы поехать с ним одной в чужом городе в неизвестном направлении. И дело было не в количестве выпитого алкоголя или в ее настроении, а в самом человеке. Глядя в окно на пролетающие мимо городские фонари, она вдруг вспомнила, что денег у нее не так уж и много, а дорога от ресторана на противоположном конце города до ее дома не близкая. Судорожно придумывая варианты выхода из создавшейся ситуации, она не заметила как машина остановилась у ее подъезда.

— Приехали! — объявил таксист, видя ее замешательство.

— Сколько я должна? — тихо спросила девушка, нервно теребя в руках сумку.

— Нисколько! Об этом позаботились! — спокойно ответил парень и широко улыбнулся ей в зеркале заднего вида. Она радостно улыбнулась ему в ответ, почувствовав облегчение, как будто ей отпустили тяжкий грех, и с жаром поблагодарив таксиста, вышла. Того, что автомобиль был Мерседесом бизнес-класса и на нем отсутствовали опознавательные знаки такси, Таша конечно же не заметила.

В квартире было темно и тихо. Таша, бесшумно раздевшись, проскользнула в свою комнату, решив, что братские нравоучения обойдут ее сегодня стороной, но не тут-то было. В дверях показался Макс.

— Я грешна, Максимельян! — девушка понурила голову, как на исповеди в церкви.

— Смешно! Молодец! — грозно произнес он. — А теперь серьезно! Если ты собираешься переехать ко мне, то и слушаться тоже будешь меня, тем более из нас двоих я самый адекватный и умный, так что от меня ни на шаг, и с сегодняшнего дня сообщаешь мне обо всех своих передвижениях. Я должен знать с кем ты, где ты и когда вернешься. Все ясно?

— Ясно, мой господин! — послушно ответила Таша и посмотрела на брата. Перед ней стоял молодой, серьезный, заботливый мужчина, готовый отвечать за свои поступки и за других близких ему людей. — Я больше так не буду, больше не заставлю тебя переживать за меня! Прости! Я уже завидую твоей будущей жене, которой достанется такой мужчина!

— Не могу с тобой не согласиться! А теперь рассказывай, где была! — он присел рядом и она нежно обняла его, без утайки поведав о своих приключениях.

— Таша, нельзя вести себя так легкомысленно. Это даже не Калуга, это Москва! Ты уже не ребенок, а взрослая женщина, будь, пожалуйста, поответственнее. Пора взрослеть!

— Пора… — грустно протянула она. — Но это так скучно быть взрослой: ходить на работу, платить по счетам, решать проблемы!

— Потому что в голове у тебя до сих пор «бабы, семечки, гармонь»! — Макс наконец улыбнулся. — С таким отношением к людям и миру Москва не для тебя. Этот город тебя проглотит, не жуя, и выплюнет. Но если ты собираешься здесь жить и работать, то придется играть по его правилам.

— А это мы еще посмотрим! — гордо заявила она.

Перед сном, доставая из сумки телефон, она наткнулась на визитку Игоря и, вспомнив все наставления брата, машинально набрала смску: «Еще раз спасибо за вечер и за благополучное возвращение домой. Профессиональное обучение игре в бильярд откладывается на неопределенный срок, поэтому вряд ли когда-нибудь увидимся!»

Субботний день ребята провели вдвоем, гуляя по городу. Погода стояла отвратительная: мокрый снег сменился изморозью, с севера подул холодный пронизывающий ветер. Настроение у Таши было на том же уровне: завтра нужно было возвращаться в Калугу, а значит, вместе с этим вернутся и все ее переживания. Необходимо набраться храбрости и расставить все точки над i. «Опять самой! — с грустью подумала Таша. — Ну, и зачем нужны эти мужики, если решать все равно приходится самой? И папе больше не нажалуешься!»


В понедельник в институте Таша вела себя, как старый прожженный партизан, передвигаясь от аудитории к аудитории мелкими перебежками и стараясь не попадаться на глаза своим уже не тайным воздыхателям. На выходе из института, с надеждой глядя на открытую дверь, как на единственный путь к спасению, она услышала звук сообщения в своем телефоне, вздрогнула и врезалась лбом прямо в стекло. Это ее разозлило и, быстро достав телефон из сумочки, она прочла: «Привет! Надеюсь, окончание выходных было таким же бурным, как и их начало?»

Решив почему-то, что автором данного сообщения является Юра, новый номер которого она так и не записала, девушка, потирая ушибленный лоб и злясь на молодого человека, быстро набрала ответ: «Ты не разобрал адрес, по которому я тебя последний раз послала? Могу повторить, карту дать, снаряжением обеспечить и провести подробный инструктаж, чтобы больше не возвращался!» Ответа не последовало, но поступил звонок с того же номера.

— Да! — резко выкрикнула Таша, снимая трубку.

— Вероятно, я тебя чем-то обидел? — услышала она немного хриплый голос.

— Игорь! — выдохнула девушка. — Ой, прости, пожалуйста! Я думала это не ты… То есть другой… — она замолчала, злясь уже на саму себя.

— У тебя много Игорей? — слышно было, как он чуть улыбнулся.

— О, нет, конечно! То есть совсем нет! То есть ты — единственный! О, Боже! — простонала Таша. — Задай уже, пожалуйста, какой-нибудь нормальный вопрос, чтобы я не чувствовала себя такой идиоткой!

— Хорошо! — сжалился он с усмешкой. Ее самокритика подкупила его окончательно. — Какие у тебя планы на эти выходные?

— Мы с подругой хотим сходить в клуб, немного отдохнуть. Присоединяйся! — бодро предложила она, считая, что тем самым реабилитируется вдвойне: и извинится за такое грубое сообщение и покажется ему вполне вменяемой.

— Немного не мой формат, но спасибо за приглашение! Постараюсь прийти. Извини, у меня вторая линия. Созвонимся чуть позже! — предложил он и положил трубку.

Таша слушала гудки и кусала губы. «Господи! А его то я зачем пригласила? Только этого мне сейчас не хватало!» Нервы начали подводить ее, в который раз сыграв с ней злую шутку, и на всю оставшуюся неделю Таша решила уехать домой. Только семья сейчас могла отвлечь ее и вернуть жизненные силы, а там, глядишь, и здравый смысл подтянется. И она не ошиблась. Несколько дней дома, в этой тихой гавани счастья и взаимопонимания, принесли свои плоды. Девушка окончательно успокоилась, проведя время с племянницей и позабыв все на свете. На дипломе это тоже отразилось как нельзя лучше, он медленно, но верно близился к завершению. Из шаткого баланса ее вывел пятничный звонок с неизвестного номера.

— Привет! — поздоровался Игорь. — Мы не обсудили с тобой время и место встречи!

— Какой встречи? Ах, да! — вспомнила она, так же как тот факт, что снова забыла записать его номер.

— У тебя изменились планы? — догадался он.

— Нет, что ты! Все в порядке! — отозвалась она и тут же осеклась. Какая встреча? Где? Он же не знает, что она живет не в Москве! Зачем она его пригласила? Мысли метались в голове, как звери в клетке, и от этого в нее вновь вернулась злость и раздражение. Баланс был потерян окончательно.

— Наташа! — позвал Игорь. — Ты все еще здесь? Все в порядке?

— Нет! Да! Не в порядке! — сумбурно ответила она.

— Что из вышеперечисленного тобой принимать за правильный ответ? — кажется, он снова улыбнулся, а к ней вернулось ощущение собственной неполноценности.

— Да, уже неважно! — тяжело вздохнув, произнесла Таша. — Игорь, извини, но, наверное, ничего не получится. Я ведь не сказала тебе, что живу в Калуге. В Москву я приезжала в гости.

— То есть проблема только в этом? Или ты не хочешь нашей встречи?

— Нет, ну, что ты! Я буду рада видеть тебя. Просто…

— Все действительно очень просто! Если твое приглашение в силе, то все остальное это уже мои проблемы! Жду от тебя время и точный адрес!

«Мне бы так относится к жизни!» — с восхищением подумала девушка.

На следующий день в общежитии Таша рассказывала Оле всю предысторию, ожидая ответа на единственный вопрос: пойдет ли она с ней.

— Ну, как всегда! — развела руками ее подруга. — Вот как тебе это удается? Я не знаю, как мне мужика найти, а ты, как ото всех избавится.

— А что, эти уже надоели? — Таша кисло усмехнулась.

— Найти бы такого, чтобы все их качества в себе совмещал! Богатого, красивого, умного и любовника отличного!

— Ты же говорила, что таких не существует?

— Не существует и нельзя сделать это две большие разницы! — махнув рукой, ответила Оля.

— Любишь ты всех переделывать! — возмутилась Таша. — Человек такой, какой он есть сам по себе и либо он тебе подходит, либо нет. Все остальное — это моральное насилие!

— А ты думаешь, смысл жизни в чем? — посмотрев на нее как на ребенка, спросила подруга.

— Я думаю, в самой жизни! И не надо все усложнять!

— Ладно, собирайся, пошли спасать тебя от очередного разочарования! Как он хоть выглядит? — без особого энтузиазма поинтересовалась Оля.

— Вроде, темненький, худощавый, но так ничего особенного. Хотя, честно говоря, я не очень помню.

— Вот в этом вся ты! — раздраженно бросила Оля и повернулась к зеркалу.


Толпа, собравшаяся у входа в ночной клуб, начала редеть и вскоре подруги остались вдвоем, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, под начинающим накрапывать дождем. Из-за поворота здания показался молодой мужчина, быстро приближающийся к ним. И по мере приближения на его лице начала появляться улыбка.

— Привет! — дружелюбно произнес он, но тут же был вынужден извиниться и отойти в сторону, отвечая на телефонный звонок.

— Мелкий и плюгавый, говоришь?! — ехидно заметила Оля, без стеснения разглядывая молодого человека.

— Может это не он? — растерянно промямлила Таша. — Хотя голос его…

— Опять ты со своими голосами! Ты что мужика себе по голосу выбирать будешь? Совсем ничему жизнь не учит? — весело спросила ее подруга, намекая на недавнее знакомство с Вадимом. — Я вообще удивляюсь, как ты догадалась ему свой номер дать.

— А я и не давала! Хотя этого я тоже не помню! — честно призналась Таша.

— У тебя что, провалы в памяти? Может тебе к врачу сходить? — не унималась Оля. — А он — красавчик, я бы с таким покувыркалась! — сладко пропела девушка, все еще не сводя глаз с Игоря.

— Оля! — громко возмутилась Таша.

— А что Оля?! Ты ведь не знаешь, что с ним делать, так и упустишь, даже не воспользовавшись представившейся возможностью и не получив ни капли выгоды! — казалось, Оля была откровенно раздосадована пролетевшей мимо нее, как фанера над Парижем, перспективой. — Да, расслабься ты! Мне бы со своими разобраться!

В это время к ним вернулся Игорь и, протянув Оле руку, поздоровался:

— Игорь! Рад знакомству!

— Взаимно! — натянув свою самую обольстительную улыбку, промурлыкала девушка, отвечая на его рукопожатие и без стеснения целуя в щеку. — Какие у вас красивые пальцы? Вы случайно не музыкант?

— Это уже в прошлом! — ответил мужчина и тоже улыбнулся, пристально изучая ее.

— Я так и знала, потому что никогда не ошибаюсь в людях! — Оля повернулась, изящно вильнув бедрами, и направилась ко входу, остановившись у дверей в ожидании их открытия.

Игорь спокойно подошел и открыл дверь перед девушками. Пропустив Ташу, он осторожно положил руку ей на талию и прошептал на ухо: — Ты сегодня молчалива и серьезна. Все в порядке?

— В полном! — ответила девушка, немного раздраженно. Поведение Оли ее разозлило, но больше всего беспокоила реакция самого Игоря на заигрывания подруги. Таше показалось, что мужчине понравилось такое общение и теперь она злилась на себя за свою неловкость и решение пригласить с собой Олю. — Еще не вечер! — в таком же тоне бросила она.

— По вечерам твое настроение поднимается? — снова спросил он. — А я думал, что это связано с наличием бильярда!

Таша вспыхнула и подняла на него глаза. Он смотрел на нее открыто и ласково, предоставив наконец возможность рассмотреть его внимательнее. На вид молодому человеку можно было дать лет тридцать не больше. Лицо было выразительным, словно вылепленным умелыми руками опытного скульптора: крупный ровный нос, четкий рот, широкий волевой подбородок, чуть впалые щеки и голубые глаза. Темные волосы были подстрижены «канадкой» и зачесаны назад, открывая красивые скулы и широкую линию мужественной шеи; в прядях проступала естественная кудрявость. Таша, чуть приоткрыв рот, снова усомнилась в своей нормальности. Как она могла не запомнить такое лицо? Нет, он был не красавчиком, как назвала его Оля, но был привлекателен той естественной мужской красотой, которой природа наделяла своих лучших представителей. Высокий, статный, он излучал благородную мужественность; широкие плечи и красиво оформленный рельеф мышц без перекачанной мускулатуры. Во всей его внешности не было изъянов, он был сложен гармонично и очень грамотно. И судя по его уверенным манерам, как никто другой знал это. Созерцание длилось несколько минут, во время которых Таша чувствовала себя, как посетитель Лувра, отбившийся от группы туристов и жадно крадущий глазами красоту бесценного экспоната. А сам «экспонат» в это время позировал ей с победной белоснежной улыбкой, выработанной у него годами. Конец этому положил раздраженный голос Оли:

— Ташка! Да, что с тобой сегодня? Нужно вывести тебя из астрала! — она громко рассмеялась удачной по ее собственному мнению шутке.

Они поднялись на открытую площадку второго этажа, с которой было видно весь танцпол. Таша впервые оказалась в ВИП-зоне, финансовые возможности студентов никогда раньше не позволяли им бывать здесь. Все трое расположились на мягких диванах и официант любезно разложил перед ними меню, мимоходом бросив на Игоря удовлетворенный взгляд прожженного профессионала. Оля живо открыла меню, попутно сообщив, что она жутко проголодалась. Таша последовала ее примеру, вспомнив свой неудачный дебют на их первой встрече и твердо решив про себя, что алкоголь на сегодня отменяется. Пока они активно изучали кулинарные предложения местной кухни, у Игоря зазвонил телефон.

— Я на минуту! Закажи мне, пожалуйста, чай на свой выбор! — произнес он Таше на ухо и покинул их.

Через пару минут появился на все готовый официант и Оля, жеманно откинувшись на подушки, принялась диктовать ему заказ, в который входили пара самых дорогих коктейлей, кальян и какое-то блюдо, название которого Таша решила даже не пытаться произнести. Вместо этого она скромно добавила к списку чайник фруктового чая.

— Ты зачем так разошлась? — спросила Таша, когда официант ушел. Ей стало неудобно за нескромность своей подруги.

— Расслабься! Пусть думает, что мы привыкли к роскоши и знаем себе цену. Шикуй и не продешевишь! — это была ее коронная фраза.

Игорь вернулся, когда на столе уже были расставлены коктейли и чашки, а Оля пыхтела кальяном.

— Игорь, вы слишком часто оставляете нас в одиночестве. Мы начинаем скучать! — капризно произнесла она и снова затянулась кальяном, соблазнительно отправив в рот насадку.

— Каюсь! — он широко улыбнулся и положил телефон на край стола. — Теперь я полностью в вашем распоряжении.

— Хорошо! — Оля улыбнулась ему в ответ и, переложив телефон Игоря с противоположного края стола поближе к себе, любезно протянула ему коктейль со словами: — А чтобы ваши деловые «лапки» были заняты, предлагаю выпить за нашу встречу.

— Спасибо! — рассмеявшись, ответил мужчина и разлил чай по чашкам. — Я не употребляю смешанный алкоголь, предпочитаю напитки в чистом виде.

В это время к Оле подбежала миловидная подвыпившая девушка и, громко чмокнув в щеку, что-то прошептала ей на ухо и увлекла за собой на танцпол.

— Твоя подруга из провинции? — вдруг спросил Игорь, откинувшись на спинку дивана и положив на него руку.

— Да! — неуверенно ответила Таша. — Мы с ней обе из области. Но как ты догадался? — она была удивлена и не понимала к чему он клонит, но активное присутствие Оли в этом вечере начинало бесить ее.

— Она ведет себя как провинциалка, пытающаяся убедить всех в обратном. Громкий смех, фривольное поведение, уничижительно-ласкательные обращения всегда выдают отсутствие интеллекта и нереализованное желание самоутвердиться.

— Проще говоря: человек из деревни уехать может, а деревня из человека никогда!

Игорь чуть заметно улыбнулся, с прищуром взглянув на девушку, и спросил: — Чай?

— С удовольствием! — буркнула она, принимая из его рук чашку.

— Ты чем-то расстроена! Я могу помочь? — вдруг спросил он, поднимая ее голову за подбородок и заглядывая в глаза.

— Терпеть не могу ночные клубы! — соврала она первое, что пришло на ум, глядя на него в упор широко распахнутыми васильковыми глазами.

— Так в чем проблема? Давай уйдем отсюда!

— Но я не могу оставить Олю одну! — честно призналась Таша.

— Ну, во-первых, твоя подруга вряд ли останется здесь одна, а, во-вторых, я бы предпочел, чтобы ты делала только то, чего хочешь ты! — с этими словами он встал и протянул ей руку, предлагая исполнить свое желание.

Расплатившись по счету, Игорь спустился вниз, пока Таша сообщала свое решение подруге, которую, казалось, совершенно не расстроил такой поворот событий. Оля уже весело танцевала в компании двух качков и своей знакомой.

Они вышли на улицу и побрели по шумному центру города. Таша почувствовала как настроение возвращается к ней и ей захотелось дурачиться. Она забралась на высокий бордюр и шла, раскинув руки и ловя равновесие. Неожиданно ограждение закончилось и тротуар сровнялся с проезжей частью. Девушка шла по самому краю, а рядом с ней в опасной близости проносились машины.

— Ты ведешь себя, как ребенок! — строго сказал Игорь и, взяв ее за локоть, поменялся с ней местами.

— Могу себе позволить! — Таша улыбнулась такой заботе и вложила свою тонкую ладонь в его большую руку.

— В современном мире это непозволительная роскошь! — он переложил ее руку на сгиб своего локтя. Теперь девушка шла под руку с ним.

— Так создай себе свой собственный! — засмеялась она и снова упрямо взяла его за руку, стараясь переплести их пальцы. Игорь чуть заметно улыбнулся и, остановившись, развернул девушку к себе лицом.

— Интересное предложение. Поясни! — сказал он, испытующе глядя на нее.

— Ну, если этот большой мир тебя в чем-то ограничивает, создай себе свой собственный, маленький, но комфортный! — она смотрела в его удивительные голубые глаза и понимала, что растворяется в них и задыхаться в кольце его рук. Таша с ужасом отметила, что снова упустила момент, когда он обнял ее. В его обществе она начинала ощущать бесконтрольность собственного поведения. Девушка понимала, что она делает, но хотела ли она этого или только подчинялась его воле ответить не могла.

— И у тебя получилось? — этот вопрос он задал, почти коснувшись ее губ. Таша глубоко вздохнула в ожидании поцелуя и закрыла глаза, но так и не дождалась его, потому что сзади к ней подбежала шумная компания ребят и выдернула из крепких мужских объятий.

— Ташка, привет! Мы в клуб! Давай с нами! — слышалось со всех сторон. Девушка, смеясь, отказалась от всех поступивших предложений и, быстро распрощалась с друзьями. Игорь ожидал ее чуть в стороне, бесстрастно наблюдая за происходящим.

— Это твои друзья? — поинтересовался он, снова идя рядом с ней по тротуару.

— Знакомые! — коротко ответила девушка. — Друзей у меня немного.

— Хорошо! А что тебя вдохновляет в жизни?

— Моя семья! — не задумываясь, ответила Таша.

— Семья… — машинально повторил мужчина и отвел взгляд куда-то в сторону. Ей показалось, что ответ снова разочаровал его. Их прогулка длилась около часа, во время которого он интересовался ее увлечениями и планами на будущее, ни слова не рассказав о себе. Таша громко щебетала и смеялась, пока не дошла до площади, на которой висели большие городские часы.

— Уже час ночи! — в ужасе вскричала она.

— Что-то не так?

— Да! Я обещала подруге, что вернусь не позже часа, — она начала судорожно оглядываться по сторонам в поисках такси. — У нее маленький ребенок! — пояснила она, решив, что этот ответ его удовлетворит. Не вдаваясь в подробности, Игорь остановил машину, заплатил таксисту и открыл пассажирскую дверь.

— Золушке пора бежать? — с улыбкой спросил он.

— Да, злая мачеха уже смешала мак и просо! — Таша чуть покраснела и опустила глаза.

— Я надеюсь, что у тебя все получится в ЭТОМ мире! — произнес он, снова беря девушку за подбородок и медленно приближаясь к ее лицу. Скользнув по ее губам своими, он нежно поцеловал ее в щеку.

— Обязательно! — с чувством прошептала Таша и подняла на него огромные глаза, в которых отражался свет ночных фонарей. — Ведь меня спасет прекрасный принц!

Она сидела на диване, укрывшись одеялом, и вертела в руках телефон. В квартире подруги стояла тишина, все домочадцы крепко спали, что Ташу почему-то раздражало. Ей хотелось, чтобы кто-то срочно с ней заговорил, отвлек от собственных мыслей и мечтаний, а мечтать она начала надолго и всерьез. Общение с Игорем шло вразрез со всеми ее предыдущими отношениями. Конечно, об отношениях говорить было еще рано, но ей очень хотелось думать, что они обязательно будут. Твердо мотнув головой в такт своим мыслям, Таша набрала сообщение: «Спокойной ночи, мой принц!» Подождав несколько минут, она поняла, что ответа не последует и, печально вздохнув, закрыла глаза.

Весь следующий день девушка провела в компании своей подруги и телефона, который она не выпускала из рук, периодически проверяя сообщения. Игорь не звонил и не писал, но это не мешало ему заполнить все ее мысли и терзать сердце ожиданием.


Прошло три недели, но ничего не изменилось. Следующая пролетела в подготовке к выпускному и суматохе сборов перед переездом в Москву, что и состоялось в ближайшие выходные. В компании Яны и своего брата Таша весело и бурно выгружала вещи из машины около подъезда. В кармане зазвонил телефон и, увидев на экране имя «Игорь», она быстро сняла трубку, выронив из рук пакет с обувью прямо в лужу; ловкости ей было не занимать.

— Да! — резко ответила она, глядя как темная жижа поглощает ее любимые белые кроссовки. В голове звучал голос Оли: «Никогда не звони первой и не отвечай сразу на звонок. Пусть помучается в ожидании. Главное, чтобы ни в коем случае не догадался, что ты только и делаешь, что ждешь его звонка!»

— Привет! Я не вовремя? — догадался он, уловив ее недовольную интонацию. Девушка даже непроизвольно обернулась, чтобы удостовериться, что он не стоит у нее за спиной, по которой уже пробежал холодок. «Может он не шутил, когда сказал, что читает мысли?» — пронеслось в сознании.

— Нет, что ты! — уже добрее отозвалась Таша, но тут же в сердцах топнула ногой, подумав, что отвечает она быстрее, чем вспоминает все наставления подруги, и чуть не выронила телефон, пытаясь вернуть обувь в пакет.

— Чем ты занята? — Игорь улыбнулся, слушая пыхтение с другой стороны трубки.

— Переездом! — выдохнула она и, справившись наконец с непослушной обувью и водрузив пакет на лавочку, устроилась рядом. — Я переехала в Москву! — гордо закончила Таша.

— Я очень рад! — честно признался он. — Теперь мы можем видеться чаще.

Девушка зарделась и широко улыбнулась, но решила действовать хитрее.

— Так же часто как ты звонишь? Раз в месяц? — с сарказмом поинтересовалась она.

— В моем случае это часто, — спокойно ответил он. — Я периодически улетаю из страны по делам.

— Вот как?! Теперь я тоже буду об этом знать! — немного капризно ответила Таша.

— Готов загладить свой проступок приглашением на ужин в выходные! — он снова улыбнулся и добавил, не дожидаясь ее ответа: — В котором часу за тобой заехать?

— О, спасибо, но я доберусь сама. Тем более я не знаю, где буду в это время! — деловито ответила девушка, стараясь не показывать испуга от перспективы разглашения своего адреса.

— Как скажешь! — с сомнением отозвался он. — Тогда до встречи!

— До свидания! — ответила она, сделав небольшое ударение на последнем слове. Таша положила трубку и уставилась взглядом вдаль. Она пыталась представить красивое лицо молодого человека, но снова не могла вспомнить его, точнее собрать воедино все черты, как пазлы в общую картину. Улыбка, немного грустная, но чарующая, не оставляющая шанса не ответить взаимностью; глаза, которые поднимали в голубые небеса, если он смеялся, или топили в синеве морских глубин, если его интерес пропадал и росло разочарование. Но самое странное во всем этом были ее собственные чувства. Не решаясь назвать их влюбленностью, Таша, по крайней мере, осмелилась признаться себе в зависимости, которую он рождал в ней. Она ждала их встречи, она мечтала о ней.

Таша не спала всю ночь. Предвкушение скорого свидания не давало ей покоя, доводя до бешенства. Когда часы пробили полночь, она поняла, что этот день настал и на смену томительному ожиданию пришел страх. Но боялась она больше не его, а себя, точнее своего странного поведения в обществе мужчины. Он рождал в ней новые ощущения и желания, неведомые ранее; страх перерастал в желание подчиняться.

День неуклонно клонился к вечеру, приближая неизбежное. Таша начала сомневаться правильно ли она поступила, согласившись на эту встречу, но отказаться от своего решения уже не могла.

Опоздав на несколько минут, девушка встала в растерянности перед входом в ресторан. И что теперь? Звонить Игорю? Зайти самой? Терзаться сомнениями ей пришлось недолго.

— Золушка все-таки пришла на бал? — прошептал Игорь ей в самое ухо, подойдя сзади.

— А ты сомневался? — чуть вздрогнув, спросила Таша и резко повернула голову, так что волосы волной перекатились на одно плечо.

— Мне показалось, что ты меня боишься! — мужчина намотал ее волосы себе на руку и медленно отправил их за спину, чуть запрокинув ее голову и нависнув над девушкой всем телом.

— Тебе показалось! — неуверенным шепотом ответила она и почувствовала как дрожь прокатилась по телу, поднявшись от колен до плеч. Это не ускользнуло и от Игоря, он улыбнулся одними губами. Казалось, ему доставил удовольствие ее неподдельный испуг.

— Прошу! — он открыл перед ней двери. В гардеробе Таша бросила на него мимолетный взгляд, но его хватило, чтобы открыть рот от восхищения. Мужчина был одет в идеальный костюм-тройку цвета шампани; коричневые ботинки без единой пылинки, будто только что с магазинной полки; волосы зачесаны назад и уложены в красивую боковую волну. Таша прикусила губу и решила, что не будет даже подходить к зеркалу.

Ресторан был небольшим, но очень уютным. Мебель выдержана в кофейных тонах. Все оттенки эспрессо, капучино; глубокие, теплые, вкусные. Стены обиты тканью и украшены бра, дающими теплый, мягкий свет; окна выходили в небольшой летний сад, который на данный момент был закрыт, но подсвечивался несколькими уличными фонарями. В их неровном свете можно было различить живую изгородь из голубых елей по периметру, небольшой искусственный пруд с мостиком и деревянную мебель, как будто специально оставленную здесь для того, чтобы не нарушать атмосферу сказки. Таша, непроизвольно залюбовавшись этой чарующей картиной и не глядя куда идет, налетела на столик, за которым сидела молодая пара. Ее интенсивный полет был остановлен спиной молодого человека, который наклонился к самому столу, опрокинув при этом бокал с красным вином на светлое платье своей спутницы и уронив свечи на скатерть, что чуть не стало причиной пожара, который был вовремя потушен не дрогнувшей рукой Игоря, подошедшего как раз вовремя.

— О, прошу прощения! Я не хотела… — Таша начала неуклюже исправлять свою оплошность, передвигая посуду на столе с места на место. Широко открытыми от ужаса глазами, она смотрела на девушку, а та в свою очередь такими же огромными «блюдцами» взирала почему-то на Игоря.

Он поставил на стол пустой стакан, которым только что затушил свечи, и, взяв Ташу под руку, произнес с некоторым пренебрежением в голосе: — Прошу прощения! — и обратившись к Таше, спокойно добавил: — Идем!

— Нет, я не могу! Я должна исправить… — она пыталась оправдаться или хотя бы сформулировать извинения, но получалось коряво. — Я так виновата перед вами! — она переводила растерянный взгляд с молодого человека на девушку, но те молчали, как партизаны. В это время к ним подбежал официант. Он быстро устранил все последствия катастрофы, виртуозно жонглируя приборами.

— Сейчас все исправим, Игорь Александрович! — обратился он к Игорю. Тогда Таша не обратила на это внимания.

— Мы еще раз приносим свои извинения! — Игорь хмуро посмотрел на молодую пару и, взяв девушку за локоть, направил в противоположную сторону.

Они прошли за столик у окна и Таша повернулась, чтобы бросить последний взгляд, полный сожаления, на жертв своей неуклюжести, но к своему удивлению обнаружила, что их как ветром сдуло. На столе была застелена новая чистая скатерть, расставлены приборы и зажжены свечи. Создавалось впечатление, что ничего не произошло и за соседним столиком никогда никого не было. Ташу вдруг охватило чувство нереальности всего происходящего, да и самого ее присутствия здесь. Она снова оглянулась, обведя глазами зал. За несколькими столиками сидели посетители, кто парами, кто поодиночке, но ощущение неправдоподобности нарастало.

— Ты кого-то ищешь? — голос Игоря вывел ее из задумчивости и она взглянула на мужчину. Вот кто был настоящим! Уверенные, спокойные движения; властный, безразличный взгляд исподлобья. Только сейчас Таша заметила насколько взрослый мужчина сидит перед ней. Взрослый и невероятно привлекательный! Она молчала, завороженная его красотой, блуждая глазами по лицу и пытаясь наконец запомнить его черты.

— Все в порядке? — он чуть наклонил голову и с интересом посмотрел на нее.

— О, прости, пожалуйста! Да! Все в порядке! — она покраснела, снова устыдившись своей растерянности.

— Ты слишком часто извиняешься! Ты никому ничего не должна, особенно если ни у кого ничего не просишь! — строго сказал он, открывая меню.

Таша, молча, последовала его примеру. Она бегло пробежала глазами несколько страниц, остановившись на горячих напитках. Игорь заказал стейк с кровью и салат, официант бодро записал заказ и оба воззрились на Ташу в ожидании ее ответа.

— Будьте добры, латте! — тихо произнесла она. Официант удивленно приоткрыл рот и перевел взгляд на Игоря.

— Наташа, это ужин! Закажи себе что-нибудь, — он смотрел на нее с интересом, то ли изучая, то ли восхищаясь. Она снова открыла меню.

— Можно мне тоже самое? — Таша закрыла папку и с облегчением выдохнула, но, поймав чуть насмешливый взгляд Игоря, с вызовом добавила: — И мороженое с топингом!

— Шампанское или вино? — поинтересовался официант. Игорь приподнял брови, глядя на девушку.

— На твой выбор! — быстро нашлась Таша, с ужасом подумав, что сейчас последует вопрос какое вино предпочитает она. Не желая шокировать его студенческими пристрастиями, она гордо вернула ему взгляд.

— Как обычно! — произнес Игорь и официант наконец удалился. Но через минуту вернулся вновь и разлил вино по бокалам.

— За твои желания! — Игорь поднял свой бокал и, прищурившись, чуть кивнул Таше.

— Тогда бутылкой мы не обойдемся! — она хитро улыбнулась.

— Ты воспитывалась отцом? — неожиданно спросил он.

— И им в том числе! У меня полная семья! — гордо заявила Таша. — Почему ты спрашиваешь об этом?

— У тебя мужской характер!

— Не правда! — буркнула она, отрицательно покачав головой.

— Хочешь доказать мне обратное? — он хитро посмотрел на нее и придвинулся ближе к столу. — Поспорим? — предложил Игорь, протягивая руку.

— Да, запросто! — ответила Таша, снова сделав большой глоток и пожав его руку.

— Это мужской поступок! Женщины редко спорят, предпочитая больше соглашаться с мужчиной! — он не отводил от нее властного взгляда и не выпускал руку. Она почувствовала как от его прикосновения перехватило дыхание и участился пульс и чтобы скрыть данный факт, залпом опрокинула бокал, допив его до дна. В это время к ним подошел официант с двумя тарелками салата и, заметив опустошенный бокал Таши, мгновенно наполнил его.

— Простите, а где молодые люди, что сидели за соседним столиком? — вдруг спросила она у молодого человека.

— Они ушли не так давно! — как-то неуверенно отозвался он, снова с испугом посмотрев на Игоря, и немного погодя добавил: — Кажется, они очень спешили!

Таша понурила голову, машинально ковыряя вилкой салат.

— Ты все еще винишь себя за тот инцидент? — поинтересовался Игорь.

— Ты что-то сказал? — переспросила Таша, переведя взгляд с посетителей ресторана на мужчину. — Прости, я задумалась!

— О чем? О том, что стала причиной их ухода?

— Да! Я испортила им вечер, а девушке заодно и платье! — грустно произнесла она.

— Ну, это еще вопрос: кто кому испортил вечер! — хмуро отозвался он. — То есть если бы этих людей не было в сегодняшнем дне, ты бы чувствовала себя счастливее? — он заглянул в ее глаза.

— Наверное, да! — неуверенно ответила Таша.

— Ты должна быть уверена в своих желаниях. Они имеют особенность сбываться!

— Да! — как в гипнозе повторила Таша. Она никогда не посещала психоаналитика, но почему-то решила, что встречи с ним происходят именно в таком формате: они задают вам каверзные вопросы, выводя на желаемые ответы.

— Хочешь, я сделаю так, чтобы отсюда исчезли все кроме нас с тобой? — мягко спросил он и придвинулся к ней ближе. Магическая сила его взгляда парализовала ее.

— Это невозможно! — ответила Таша, перейдя на шепот.

Мужчина поднял руку и мгновение спустя рядом с ними вырос официант, который выслушал все сказанное ему на ухо, послушно кивнул и спокойно удалился видимо для того, чтобы претворить все в жизнь. Таша в упор смотрела на Игоря, с ужасом ожидая развязки и мысленно прокручивая одну и ту же фразу: «Зачем я сказала, что это невозможно? Зачем?» Через несколько минут зал опустел. Люди встали и как по команде вышли из ресторана. Для ощущения стадности не хватало только того, чтобы они взялись за руки и парами прошествовали к выходу. Девушка наблюдала за этим «крестным ходом» боковым зрением, все еще не в состоянии оторватся от мужского взгляда. Вместо страха она чувствовала желание принадлежать ему, отдаться его власти. Или это и был страх, рождающий такие же темные желания.

Игорь поднял свой бокал и вопросительно посмотрел на девушку. Она поняла, что он ждет от нее каких-то слов. От его взгляда Таша совершенно смутилась, но не подчиниться ему не смогла.

— За то, чтобы нам никогда не пришлось жалеть о совершенном! — тихо произнесла она и также тихо добавила под звон их бокалов: — И о не свершившемся тоже!

— Сильный тост! — опять взглянув на нее с интересом, ответил мужчина. — Надеюсь, тебе никогда не придется жалеть о нашей встрече.

— Вы — маньяк? — неожиданно даже для себя самой спросила Таша, почему-то перейдя на «вы».

— Никогда не замечал за собой маниакальных наклонностей, — усмехнувшись, ответил он. — Но люди часто признаются, что боятся меня.

— Вам это доставляет удовольствие?

— Это раздражает! Например, сейчас мне не нравиться, что ты обращаешься ко мне на «вы»!

Таша не нашлась, что ответить, поэтому снова сделала большой глоток вина, но храбрости ей это не придало. На столе появилось горячее блюдо и, наблюдая как Игорь отрезает кусок, выпуская при этом из мяса красную струйку, Таша чуть не упала в обморок. В этот момент свет в зале стал более приглушенным и заиграла тихая музыка. Подкативший к горлу приступ тошноты, девушка попыталась заглушить еще одним бокалом вина. Голова начала кружиться, мысли путались и категорически отказывались предлагать планы спасения. Неожиданно Игорь поднялся и подошёл к ней, протянув руку со словами: — Потанцуй со мной!

Она беспрекословно встала и вложила свою руку в его. Мужчина обнял её за талию и прижал к себе, раскачивая в такт звучащей музыке. Таша не в состоянии контролировать себя провела дрожащей рукой от его мышц на плече к воротнику рубашки и ниже, остановив горячую ладонь на мужской груди. Головокружение повторилось и чтобы не упасть, она положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Сквозь туман Таша услышала как он с силой вдохнул аромат её волос и ещё крепче прижал к себе. Она потеряла сознание. В чувства её привели прикосновения чьих-то рук. Девушка с трудом открыла глаза и увидела перед собой лицо незнакомого молодого человека, заботливо держащего её на руках. Почему-то ей показалась, что она когда-то уже встречала его. На потолке над его головой прыгали люстры, Таша поняла, что её уносят из ресторана. «Это будет групповое изнасилование! — мелькнуло у неё в голове. — Господи, сделай так, чтобы я умерла, не приходя в сознание!» Это была её последняя мысль и она снова провалилась в глубокий обморок.


— Проснись и пой, проснись и пой! — сквозь сон она услышала противный голос своего брата. Девушка, превозмогая боль, открыла глаза и сквозь завесу пелены окинула помещение. Она лежала на своем собственном диване, над ней стоял Макс с бутылкой воды и стаканом в руках.

— Пить! — жалобно простонала Таша. Парень налил воду в стакан, но ей не передал. — Как я здесь оказалась? — шёпотом задала она вопрос.

— О, это трагическая история! Могу рассказать, если разрешишь сегодня над тобой весь день издеваться! — с этими словами он залпом выпил стакан и стал наливать следующий, высоко поднимая и опуская бутылку так, чтобы она могла видеть и слышать звук журчания воды.

— Всё, что хочешь, только дай попить! — взмолилась она пересохшими губами.

— И ты разрешишь называть тебя рабыней! — не унимался Макс.

— Да, Сатана! — послушно, но ядовито согласилась сестра и была напоена двумя стаканами воды.

— Поправочка: буду звать тебя верблюдом! — объявил парень.

— Может расскажешь уже… — разозлилась Таша, но не закончила фразы, с силой сжав виски.

— Ну, рассказывать то особо и нечего. Тебя принёс какой-то мужик и передал из рук в руки, как мешок с картошкой. Вот и все!

— А вот и не всё! — в комнату осторожно зашла Яна. — Как ты себя чувствуешь? — сочувственно поинтересовалась она, присаживаясь на диван.

— По сравнению со своим братом я хотя бы не веду себя как последняя скотина!

— Так в чем проблема? Присоединяйся, старушка! — весело подхватил Макс.

— Ох, уйди! — застонала Таша и откинулась на подушку. Парень хотел ещё что-то съязвить, но был встречен суровым взглядом своей девушки и покорно вышел.

— Ну, расскажешь мне о том красавчике, который принёс тебя вчера на руках? — нетерпеливо спросила Яна, поудобнее располагаясь на диване.

— А как он выглядел? — выпалила Таша, стараясь принять вертикальное положение.

— Не поняла? Ты что его не помнишь? — недоумевала Яна.

— Понимаешь, их было двое! — снова брякнула девушка, тупо глядя на подругу.

— Ты меня пугаешь!

— Я сама себя пугаю!

— Так, давай разбираться! — Яна приложила палец к виску и Таша подумала, что сейчас ей не хватает только трубки и английской охотничьей кепки. — Тот, который принёс тебя, был высоким, симпатичным брюнетом с широкими плечами. А второй кто?

— Значит, это был Игорь! А второй, блондин, который выносил меня из ресторана. Тоже с широкими плечами… — почему-то решила добавить она.

— А этот то откуда?

— Не знаю! — честно призналась девушка и снова положила голову на подушку.

— Ну, ты даёшь! Тебе совершенно нельзя пить. Ты хоть понимаешь это? — нравоучительно спросила Яна.

— Не поверишь, но сейчас я это понимаю как никто! — ответила Таша и лицо исказилось от боли.

— Ну, по крайней мере, этот Игорь очень благородный человек. Спросил, кем Макс тебе приходится, очень заботливо сам уложил тебя на диван и сообщил, что тебя ещё не тошнило, но, вероятнее всего, будет.

Таша натянула на голову плед и тихо застонала. Такого стыда она не испытывала давно, наверное, со времен раннего студенчества, когда на спор стащила из супермаркета тележку для продуктов и ребята катали девушку в ней по коридору общежития под песню Селин Дион из фильма «Титаник».

Яна ушла домой, а Таша старалась уснуть, но сон бежал ее и теперь она лежала, пытаясь глазами поймать медленно вращающуюся люстру на потолке. В отличие от предыдущей их встречи вчерашний вечер с Игорем она помнила чётко до момента потери сознания, а заодно и стыда, как сказала бы сейчас её мама. Какой же властью обладает этот человек? И зачем он так поступил? Ему важно было испугать её до мурашек по телу и обморока? Но ведь она и так его боялась до такой степени, что начинала получать кайф от собственного же страха. Как в фильме ужасов: ты точно знаешь, что за этой дверью что-то страшное и открывать её не стоит, но совладать с собой уже не можешь. Твой страх — твой враг! Ей вдруг померещилось, что Игорь совсем рядом, склоняется над ней, чтобы поцеловать; она инстинктивно расслабилась и закрыла глаза, чтобы ответить на поцелуй, но это был уже сон. Девушка сладко спала.

В дверь позвонили. Таша с трудом открыла глаза, ожидая движения со стороны комнаты Макса, но не дождалась, как и посетитель извне, поэтому повторил свой порыв более настойчивым и продолжительным звонком.

— Открой дверь, пожалуйста! — жалобно попросила Таша.

— Встань и иди, сестра моя! — последовал ответ.

— Макс, пощади! Открой дверь! — она начинала терять терпение, как и гость по ту сторону квартиры.

— Я верю в тебя и в силу твоего духа, старушка! — продолжал издеваться он. Таша поняла, что дальнейшие уговоры бесполезны, поэтому, стараясь не менять положения головы, встала и без резких движений направилась в прихожую.

— Я тебя ненавижу! Ненавижу! Я насыплю тебе соли в сахарницу! — бубнила она по дороге, в то время как из соседней комнаты брат продолжал вещать о силе веры и кармы.

Наконец, девушка справилась с замком и открыла дверь; на пороге стоял курьер с огромной корзиной в руках.

— У меня посылка для Натальи Есиной, — изрёк он, с сомнением разглядывая девушку. Видимо её внешний вид и стоимость корзины в совокупности с размером не встретили в голове парня путей соприкосновения.

— Это я! — твёрдо заявила Таша, гордо вскинув голову. Что было сделано зря, потому как от прострелившей боли по лицу пробежала судорога и оно стало похоже на гримасу Пьеро.

— Это действительно она! — за её спиной появился Макс. — К сожалению, моя бедная сестра переживает сейчас острый душевный кризис, но мы боремся с этим и благодарны каждому неравнодушному. Кстати, спасибо за лекарство! — с чувством произнёс он, перехватывая из корзины бутылку вина, пока Таша расписывалась в получении.

— Там вложена записка! — почему-то вставил свое замечание курьер. Девушка решила промолчать, утвердительно мотнув головой, и снова пожалела об этом. Её выражение лица настолько испугало молодого человека, что он забыл закрыть рот и глазами, полными ужаса, уставился на Макса. Тот как всегда не растерялся и, аккуратно развернув сестру за плечи, подтолкнул в сторону кухни и громко зашептал: — Не обращайте внимания! Вообще-то, мы её обычно стараемся не подпускать близко к людям, но сегодня она вырвалась из комнаты.

Пока парень таким образом провожал курьера, Таша читала записку: «Заметил, как тебе понравилось вино и решил снова угостить тебя!»

— Чем будешь потчевать любимого брата? — поинтересовался Макс, заходя на кухню и с любопытством рассматривая содержимое корзины.

— Всё, что найдёшь, все твоё. Ох, и убери, пожалуйста, это подальше от меня! — взмолилась она, указывая на бутылку в его руках.

— Могла бы и не просить, тебе она все равно не достанется! Это перст Провидения! — ответил он, изучая этикетку, но заметил вопросительный взгляд сестры. — Это моя награда за то, что я всю ночь держал твои волосы над унитазом. Такого извращения у меня не было ещё ни с одной женщиной.

— Надеюсь, вино подействует на тебя также «благотворно» как и на меня! — съязвила Таша. — И кстати, заканчивай уже со своими шутками. Все бабульки подъезда и так на нас уже косо смотрят.

— По этому поводу можешь даже не переживать. Они меня боготворят! Я им сказал, что я дипломированный гомеопат!

— Отравить кого-то собираешься? — в испуге спросила девушка.

— Расслабься, старушка! Есть у меня, правда, на примете одна ведьма из соседней квартиры. Можно будет разъехаться… — хитро протянул он, но, поймав её суровый взгляд, тут же исправился: — Да, шучу я, шучу! Мне не нравится этот район.

Таша ушла к себе и легла, стараясь ни о чем не думать и не напрягать мозг. Но что-то её очень тревожило и она не могла понять что, безуспешно ища в голове то, что люди называли логикой. Вдруг её осенило и она подскочила на кровати, через секунду замерев в ужасе, непонятно чем больше вызванным, головной болью или страшной догадкой. Как он узнал её адрес? Ведь она никогда не говорила, где живёт, да, Игорь её и не спрашивал. По телу снова прокатилась леденящая волна. Кто он такой? Маньяки обычно работают втихаря: лифты, подъезды, парки, а этот, казалось, не пытался замести следы, а главное, ничего не боялся. Но что было самое интересное так это только что всплывший из глубин сознания вопрос, зачем ему нужна она! Таша снова легла и вспомнила выразительное лицо молодого человека. Она закрыла глаза, но в наступившем темноте лицо растаяло, а ему на смену пришёл голос. Спокойный, хриплый, он звучал властно и жёстко. Интересно, много ли женщин отказались выполнять его желания? «Спи!» — услышала она в своей голове, но был ли это голос Игоря или её собственный она уже не могла разобрать.

Таша проснулась от звука сообщения в своем телефоне и открыла глаза. В комнате сгущались сумерки. Потянувшись рукой за телефоном, девушка поняла, что проспала несколько часов, крепко сжимая в руке записку Игоря. «Чего ты испугалась вчера?» — прочла она в телефоне. Видимо не дождавшись от неё благодарности за гостинцы, мужчина решил действовать дальше.

«А чего испугался ты?» — набрала она ответ и застыла в нетерпеливом ожидании с улыбкой на лице. Какие бы противоречивые чувства он не вызывал в ней, но сейчас Таша была безумно рада его сообщению. После третьего провального свидания она уже не надеялась на дальнейшее общение, но понимала, что жаждет его все больше и больше. Игорь пугал её, причём делал это настолько изысканно, что ей хотелось боятся ещё и ещё, только бы эта игра не заканчивалась. К чему она приведёт девушка даже не подозревала. Раздался телефонный звонок.

— Привет! — услышала она его такой властный и такой желанный голос.

— Привет! Значит, ты избегаешь человеческого общества? — быстро задала она вопрос, боясь, чтобы он не сделал это первым. Признаваться в своем страхе перед ним Таша не собиралась, хотя где-то в глубине души понимала, что он чувствует его как никто.

— Всё зависит от общества. В тот момент мне хотелось быть только с тобой!

— Иногда человеку достаточно просто об этом сказать! Возможно он хочет того же что и ты! — она просияла, пытаясь подавить улыбку на лице.

— Просто я привык, что мне не могут отказать. А ты бы явно отказалась поужинать со мной наедине!

— Почему ты так решил? Я не боюсь тебя! — уверенно соврала она.

— Не боишься?! — переспросил он. — Хорошо! Повторим наш ужин! Ты ведь не откажешь мне? Раз не боишься! — Таша скорее не услышала, а почувствовала, что он улыбнулся. Игорь поймал её. Казалось, эта партия для нее была проиграна.

— Не откажу..! — тихо произнесла девушка. — Но и не соглашусь!

— Это как? — удивился он.

— Я пока ещё не знаю! — честно призналась она. — Но такого у тебя точно не было! — твёрдо добавила она, гордо вскинув голову. Игорь от души рассмеялся. Один один.


На следующий день она получила сообщение, в котором он предлагал ей выбрать время и место для встречи в ближайшие выходные, но этому не суждено было случиться. Еще через пару дней Игорь позвонил и сообщил, что улетает из страны по делам на две недели. Таша не знала радоваться этому или огорчаться. Она ждала и боялась их встречи, как, наверное, ждут и боятся встречи с судьбой.

Эти полмесяца прошли для нее как в дешевом отечественном ситкоме: много смеха и мелких событий, но смысла никакого. Таша быстро вникла в работу, за что должна была благодарить свою природную любознательность и привитую родителями ответственность, а также молодую начальницу Светлану, с которой они тут же стали подругами. В пятницу вечером, с нетерпением ожидая, когда стрелки часов встанут ровно напротив друг друга, разделив циферблат пополам, и весь коллектив дружно как по команде встанет и бодро прошествует к выходу, Таша изучала схему метро, стараясь запомнить названия нужных станций. В этот день ей впервые предстояло самостоятельно добраться до дома. Макс с Яной были приглашены в гости и теперь Таша с ужасом думала как бы не потеряться а анналах московской подземки, потому как до этого она не вникала в хитросплетения станций и переходов, следуя за братом, как за собакой-поводырем, и полностью доверяясь его интуиции и длинным ногам. Звук сообщения застал ее на виртуальном переходе с Баррикадной на Краснопресненскую. Девушка нехотя взяла телефон и просияла. Это было приглашение на ужин от Игоря с уточнением того, что выбор ресторана остается за ней. Таша ответила быстрым согласием, в очередной раз наплевав на все теории соблазнения своей подруги Оли, и назначила место встречи неподалеку от своей работы в центре города, обрадовавшись возможности добраться до него на автобусе, избежав при этом спуска в ненавистное метро.

Через некоторое время она с лучезарной улыбкой спешила по аллее сквера к назначенному месту. С утра начавшийся мелкий дождь, давно грозил перерасти во что-то более серьезное и, наконец, разошелся по полной. Игорь уже ждал ее, как всегда разговаривая по телефону, но стоило показаться Таше, он быстро сбросил звонок, поздоровался, чуть поцеловав ее в щеку, и поднял над ней зонт, пряча от дождя. Девушка непроизвольно вцепилась в его руку, почувствовав тепло мужских губ и уловив аромат парфюма. Он стоял под огромным зонтом-тростью в голубом идеально сидевшем по фигуре костюме. К ней снова вернулось ощущение нереальности всего происходящего: он был идеален, мир вокруг него нет! Она подняла на мужчину глаза. Прямая широкая спина, плечи, свободно откинутые назад, голова, гордо приподнятая, и взгляд из-под темных густых бровей, спокойный, уверенный, всегда чуть скучающий.

— Прогуляемся? — предложила Таша, моментально вспыхнув и желая как можно быстрее переключить его внимание с этого неловкого момента, виновницей которого она стала, но было уже поздно. Мужчина смотрел на нее с хитрым прищуром, улыбаясь уголками губ.

— В такую погоду? — с сомнением спросил он.

— Обожаю дождь! Когда он идет, люди стремятся поскорее оказаться дома, в кругу близких, греясь теплом друг друга, и тогда создается особая атмосфера! — мечтательно произнесла она. Таша была счастлива от одной только мысли, что на протяжении всего вечера будет идти под руку с ним, чувствовать тепло его тела, вдыхать сладкий дразнящий аромат мужских духов.

— Наташа, это было приглашение на ужин, — напомнил он. — Ты еще не определилась с выбором ресторана?

— О, нет, спасибо! Я не голодна!

— Ты не позволяешь себе есть после семи? — в голосе сквозило разочарование.

— Никогда не сидела на диетах! — гордо ответила она, догадавшись на что он намекает. — Каждый день плотно ужинаю дома.

— Почему же ты не притронулась к еде в прошлый раз? — поинтересовался он, останавливаясь и заглядывая ей в глаза. — Или есть другая причина?

— Есть! — послушно ответила Таша, подчиняясь власти его взгляда. Но поняв, что он поймал ее на ее же собственном страхе и сейчас последний окутал девушку с головы до ног, смущаясь, добавила: — Я не ем чужую еду.

— Чужую еду? — не понял Игорь.

— Ну, понимаешь, я не могу есть пищу, если не вижу кем и как она приготовлена, — честно призналась она.

— Стоп! А как ты ходишь в рестораны? — удивился Игорь. Таша отрицательно покачала головой и неопределенно пожала плечами. — Ну, а как же кафе, общепиты, студенческая столовая, в конце концов?

— Я могу съесть только яйцо, сваренное вкрутую, и стакан сметаны, — покраснев до кончиков волос, ответила девушка.

Мужчина смотрел на нее сверху вниз, пока она неловко поправляла волосы, стараясь скрыть свое замешательство. Она снова чувствовала себя ущербной под его пристальным взглядом, прекрасно понимая, что винить в своем стыде кроме себя самой ей некого, и теперь злилась на себя за это. Наконец Таша осмелилась поднять на него глаза, боясь увидеть в его взгляде насмешку, как собственный приговор, но она ошиблась. Он смотрел на нее по-доброму, с нескрываемым интересом.

— Так! И что мы будем с тобой делать? — спросил он, широко улыбнувшись. Таша снова залюбовалась его обворожительной белоснежной улыбкой, не в силах не ответить ему тем же.

— Ну, можешь угостить меня пирожным, здесь неподалеку есть неплохая кофейня. Но только с одним условием! — Игорь хмуро приподнял бровь. Немногим людям позволялось диктовать ему условия и женщины уж точно не входили в их число. — Ты расскажешь мне как тебе удался фокус с исчезновением посетителей ресторана.

— Хорошо! — все еще улыбаясь, ответил он. — И как же ты будешь есть пирожное?

— С удовольствием! — весело отозвалась девушка, беря его за руку. — Я обожаю сладости. Это единственное, от чего я не откажусь никогда ни при каких условиях.

— Так, ты — сладкоежка?!

— Да! И чайная душа! — она кивнула и, снова смутившись, добавила: — Так говорит мама.

В кафе за второй порцией пончиков с шоколадом Таша без умолку тараторила, рассказывая о своей жизни. Впервые ей захотелось впустить в нее практически чужого человека, поведав ему все. А все для нее — это ее семья! Ее радость, ее гордость, ее крепость, ее настоящее и будущее! Игорь слушал ее, не перебивая, с удовольствием наблюдая за тем, как она поглощает еду, ненаигранно облизывая шоколад с пальцев.

— Завтра поеду к своим! — радостно объявила она, допивая чай.

— Ты не хочешь провести выходные в Москве? Здесь много интересных мест: музеи, театры, выставки!

— Да, — без энтузиазма согласилась она. — Но я так соскучилась по семье, две недели их не видела. Нам нельзя друг без друга так долго! И потом… — она опять чуть смутилась, — я не люблю Москву. Правда, и ей не за что любить своих жителей, Москву столько раз предавали, жгли, бросали, что теперь она относится к нам так же.

— Возможно! — ее предположение заинтересовало его и он придвинулся к Таше чуть ближе. — Этот город диктует свои правила.

— Но по ним играют только те, с кем он похож! Вот, например, ты… — она чуть помедлила в ожидании его внимательного взгляда, — ты очень похож на свой город!

— Согласен! — с улыбкой подтвердил Игорь. — С одним небольшим замечанием: Москва не мой город. Я родился и вырос в Питере!

— Бинго! — вскричала Таша, наконец поняв почему от него веет холодом и величием. — Значит, твои родители живут в Питере?

— У меня нет родителей! — спокойно ответил он и снова пристально посмотрел на девушку.

— Ой, прости, пожалуйста! Я тебе сочувствую! — прошептала она, широко открыв от ужаса глаза и застыв с куском пончика в руках. Молчание длилось не больше нескольких секунд, но Таше показалось, что за это время перед его глазами пронеслись какие-то светлые воспоминания, судя по грустной, чуть заметной улыбке. — Поэтому ты избегаешь людей? — наконец решилась спросить она.

— Нет! Я уже ответил тебе, что тогда мне хотелось, чтобы никто не отвлекал тебя от общения со мной.

— И тебе это удалось! — снова перейдя на шепот под прицелом его взгляда, ответила Таша. — А как тебе это удалось?

— Открою тебе маленький секрет: я — владелец того ресторана.

— Понятно! — не моргая, произнесла она. — Получилось эффектно! Тебе можно сценарии к триллерам писать.

— Не могу отказать себе в небольшой театральности, — он мягко рассмеялся. — Надеюсь, я не обидел тебя тем самым?

— Нет, но кульминация была запоминающаяся! Надеюсь, это кафе не принадлежит тебе?

— Пока нет! — разговор все больше и больше начинал ему нравиться. — Честно говоря, ресторанный бизнес меня не вдохновил, поэтому я продаю все рестораны, если они расположены не на территории гостиничного комплекса.

— И тот тоже? — немного расстроенно спросила Таша.

— Возможно, но пока не планировал. Отель, в котором он расположен тоже принадлежит мне. Он тебе понравился?

— Очень! — честно призналась она. — Потому что похож на тебя! — это было сказано так искренне, честно, без лести, что Игорь невольно улыбнулся.

— Спасибо! Если это комплимент? — он придвинулся еще ближе, заглушив своим тихим, но жестким голосом музыку, звучащую в кафе.

Таша скорее не услышала, а почувствовала кожей каждое его слово, произнесенное горячим шепотом, вызвавшем дрожь во всем теле. В это время у Игоря зазвонил телефон. Девушка была откровенно удивлена, что за все время их встречи это был первый звонок.

— К сожалению, мне нужно ехать, — произнес он, положив трубку и посмотрев на часы. — Мне действительно жаль! — он перевел взгляд на Ташу. Она печально вздохнула и послушно кивнула в ответ.

— Знакомься, мой водитель Сергей! — представил Игорь, когда они подошли припаркованному у ворот кафе белоснежному Ягуару, и с улыбкой добавил: — Хотя, кажется, вы уже знакомы!

— Сергей! — отозвался молодой человек, протягивая ей руку. Таша с удивлением воззрилась на него, пытаясь сопоставить в памяти знакомые черты и причину их появления. Есть! Это он выносил ее тогда из ресторана на руках, но самое главное, он оказался тем самым таксистом, доставившим девушку домой после их первой встречи. Выходит, она сама по доброй воле назвала ему адрес.

— Таша! Но, наверное, могу не представляться?! — она хитро прищурилась.

— Адрес тоже можно не называть! — весело отреагировал он.

В машине Таша всматривалась в сосредоточенное лицо Игоря, пока он долго и бурно разговаривал по телефону. Голос звучал властно и жестко, без запинок, лишних слов, неуместных пауз; все четко, веско, емко, по делу. На противоположном конце трубки голос оппонента напротив слышался все тише и неувереннее. «Как ему это удается? — подумала Таша. — Какую же власть он имеет над людьми, если они не просто его бояться, но добровольно готовы подчиняться?» Девушка старалась поймать не смысл сказанных им слов, а тембр его голоса, сейчас он рождал в ней не страх присутствия, а боязнь когда-нибудь не услышать его; он обволакивал ее спокойствием, дарил чувство надежности и защиты. Пока она наслаждалась своими новыми необычными ощущениями, машина остановилась у подъезда ее дома. Игорь наконец закончил переговоры и открыл перед ней дверь, подавая руку. Оказавшись рядом с мужчиной, Таша бесконтрольно всем телом прижалась к нему, скользнув горячими ладошками по его рукам от запястья до плеч. Она потянулась к его губам, она ждала этого поцелуя, первого, такого важного для неё. Игорь понимал, что она вложит в него неправильный, неоправданный смысл, но остановиться сам уже не мог. Взяв её за подбородок, он заглянул в небесно-голубые глаза. Они молили о ласке, нежности, но готовы были подчиниться его силе, его власти. Он не мог им отказать. Для него этот поцелуй не будет значить ничего, но она запомнит его на всю жизнь. Игорь медленно приблизился к её губам и нежно, но властно прижался к ним своими. Он дал ей то, о чем она просила, но не больше. Не желая тешить её напрасными надеждами, он сам не подозревая о том, покорил девичье сердце. Когда он наконец оторвался от ее губ и мягко освободил от объятий, Таша, не произнося ни слова, чтобы не нарушать романтику момента, медленно повернулась и вошла в подъезд. «Если от одного его поцелуя меня так штормит, то что же будет дальше?» — думала она, стараясь унять дрожь в коленях. Игорь вернулся в машину и снова погрузился в работу. Для него этот вечер закончился. Для нее же наоборот, все только начиналось: вечер воспоминаний и ночь мечтаний. Ими она будет жить всю следующую неделю до очередного свидания.

— Ты была занята целый день? — услышала она в трубке его хриплый серьезный голос, когда сама перезвонила ему, обнаружив несколько пропущенных вызовов.

— Нет! Мой телефон живет собственной жизнью: то включается, то отключается; в общем, проявляет абсолютное китайское неподчинение широкой русской душе, — весело отозвалась Таша.

— Международная проблема! — в таком же тоне ответил Игорь, улыбнувшись ее шутке. — Поужинаешь со мной?

— С удовольствием! — быстро согласилась она, но тут же осеклась, вспомнив предпоследнюю неудачную попытку.

— Рад это слышать! Но это будет полноценный ужин из нескольких блюд. И ты будешь есть! — мягко, но твердо заключил он.

— Может быть обойдемся чаем? — спросила она, понимая, что ее неуверенный протест встретит уверенный отказ.

— Заеду за тобой завтра в пять! — это прозвучало как приказ.

Таша положила трубку и закрыла глаза, вызывая в памяти его черты и первый поцелуй. Властный, страстный, без пошлости и грубого напора, это был поцелуй взрослого мужчины, которому не нужно ничего доказывать и самоутверждаться.

На следующий день, войдя в зал ресторана, Таша с сожалением отметила, что столик, за которым они сидели в прошлый раз и с которого открывался чудесный вид на сказочный летний сад, был занят. Но большее удивление ждало ее, когда Игорь открыл перед ней еще одну дверь, и они оказались в белоснежной, уютной, идеально чистой кухне ресторана.

— Добро пожаловать в сердце этого заведения! — объявил он и, подойдя к маленькому, очень подвижному мужчине с открытым, добродушным лицом, представил: — Знакомься, Дмитрий Дмитриевич, наш шеф-повар! Если кухня — это сердце ресторана, то он — его душа!

— Очень приятно с вами познакомиться! — отрапортовал тот, нежно пожимая девушке руку. — Какую кухню предпочитаете?

— Домашнюю! — просто ответила Таша, чуть смутившись.

— Самые непритязательные запросы, как правило, самые трудно осуществимые, но я все-таки попробую вам угодить! — он окинул ее восторженным взглядом с головы до ног и повернулся к плите, жонглируя в руках сковородкой и ножом поочередно.

— Занимай место в зрительном зале и наслаждайся процессом! Это шоу только для тебя! Немногим выпадает возможность увидеть воочию, как творит маэстро! — прошептал Игорь ей в самое ухо и вышел из кухни, чтобы совершить звонок.

Зрелище действительно было захватывающее и достойное Оскара. Дмитрий Дмитриевич виртуозно резал, взбивал, жарил, сопровождая каждое действие подробными комментариями и шутками. Чтобы включить Ташу в процесс приготовления кулинарного шедевра и окончательно развеять ее привередливые страхи, Дим Димыч разрешил ей внести свою скромную лепту в создание соуса и его воссоединение с салатом. Когда все блюда были готовы, на кухне появился Игорь. Взгляд был как всегда суров.

— Теперь ты видела все от и до собственными глазами.

— Да, и даже участвовала в создании кулинарного шедевра! — с восторгом воскликнула она.

— Для меня было честью работать с вами в команде! — галантно наклонив голову, произнес шеф-повар.

— Ну, вот и отлично! Я могу надеяться на то, что этот ужин состоится? — спросил Игорь, приглашая Ташу в зал.

— Да, вот только… — протянула она, глядя на четыре тарелки на столе.

— Что? — Игорь сложил руки на груди и сдвинул брови, прочертив ровную глубокую борозду поперёк лба, отчего взгляд стал ещё жестче.

— Я думаю, лучшая похвала для маэстро — это счастливые лица гостей. Вы разрешите нам, Дмитрий Дмитриевич, поужинать прямо здесь, в «святая святых» ресторана?

Таша взирала на него с мольбой, а он в свою очередь с испугом на лице уставился на Игоря. Так прошло несколько секунд, пока она наконец не поняла, что ее взгляд обращен не по адресу и не перевела его на хозяина заведения.

— Здесь так уютно и пахнет домом! — тихо пояснила она.

Игорь глубоко вздохнул и громко произнес: — Принесите нам два стула из зала.

— Я надеюсь, ты не заставишь меня мыть посуду за собой после ужина? — хмуро спросил он, когда они сели за стол и на нем, наконец, появились тарелки и приборы.

— А разве кто-то может заставить тебя что-то делать? — вопросом на вопрос ответила она, посмотрев на него глазами наивного ангела. Игорь промолчал, хитро улыбнувшись, и приступил к ужину. Когда с ним было покончено, Таша, с жаром пожимая руку Дим Димыча, поблагодарила его за самый вкусный ужин в ее жизни, попутно отметив, что теперь список ее любимых блюд пополнился еще одним.

— Очень рад! Надеюсь, теперь вы будете навещать нас чаще. Вы — моя муза! — воскликнул он, целуя ее руку. На этом они распрощались, чтобы отныне встречаться чаще.


Вскоре Игорь пригласил Ташу на вечеринку, устроенную одним достаточно известным в Москве художником по случаю его переезда во Францию. Девушка впервые присутствовала на таком мероприятии и немного нервничала, разглядывая себя в зеркале. Надев маленькое черное платье, купленное специально для выпускного и подчеркивающее ее стройную хрупкую фигуру, Таша набросала легкий макияж, но с прической справиться не смогла, оставив свои природные светлорусые кудри. Макс крутился рядом, как всегда не то подбадривая, не то подкалывая ее.

— Значит, моя маленькая сестренка нашла себе богатого, скучного дядьку? Быстро ты освоилась в Москве! Я тебя недооценивал!

— Во-первых, он не стар, ему всего лишь тридцать пять и выглядит он гораздо лучше тебя! — почему-то с гордостью ответила Таша, вспомнив красивое лицо и идеальную мужскую фигуру. — А, во-вторых, с ним не бывает скучно!

— Вот как?! — встрепенулся Макс. — И давно ты стала любительницей выставок и богемных вечеринок? Ты хоть представляешь о чем там пойдут разговоры? А главное, как ты собираешься их поддерживать? Это не студенческая тусовка, когда все счастливы и дружно ржут весь вечер только потому, что кто-то рассказал тупой анекдот.

Таша скорчила гримасу, но промолчала.

— Удачи, старушка! — весело крикнул Макс в спину сестре, когда она сбегала вниз по ступенькам на встречу ждущему ее Игорю. Таша споткнулась и чуть не растянулась во весь рост на лестничной площадке, повернувшись на высоких каблуках, но сгруппировалась и все-таки изобразила на лице кривое подобие улыбки, как благодарность брату за поддержку и заботу.

Оказавшись на улице, девушка поняла, что этот день явно не войдет в топ лучших дней ее жизни. Игоря в машине не оказалось и Сергей, широко распахнув перед ней дверь, объявил, что шеф будет ждать ее на выставке.

— Опять работает? — тактично поинтересовалась Таша.

— Нет! Лера попросила его приехать пораньше, — быстро ответил молодой человек. Испугавшись, что сболтнул лишнего, он смутился, но поймав взгляд синих глаз в зеркале заднего вида, понял, что она не выдаст его. Сергей сразу же проникся к Таше симпатией. Будучи не похожей ни на кого в привычном окружении шефа, девушка показалась ему открытой и честной, но что подкупило его больше всего, так это ее искренность по отношению к Игорю. Сережа давно утвердился в мысли, что люди, окружающие шефа, больше бояться его, чем уважают, и больше завидуют, чем радуются его успехам. Слово «любовь» он страшился даже произнести, это чувство ни у кого не ассоциировалось с Игорем. За то время, что молодой человек работал у него, он видел многих женщин, желающих претендовать хотя бы на роль любовницы Игоря, и не запомнил ни одной. Сергей привозил их в рестораны, отели, в его квартиру; красивых, образованных, соблазнительных. У Игоря никогда не было глупых рисованных кукол, каждая девушка была по-своему интересна, но для него только на несколько мимолетных встреч. Конечно, были и те, которые действительно влюблялись в него, а не просто преследовали исключительно меркантильные цели, что встречалось гораздо чаще, но для Игоря они ничем не отличались от других. Любая со временем надоедала ему, а он для них так и оставался загадочным и непонятым. Он требовал от всех только одного и ни от одной не скрывал этого.

— Кто такая Лера? — прямо задала вопрос Таша.

— Ее отец — компаньон Игоря в строительстве, но в последнее время решил отойти от дел и отдал основную долю единственной дочери, и, по-моему, не прогадал. Такой хватки я еще ни у кого не видел, да, еще в купе с умом, идеальным вкусом и ангельской внешностью.

— У Игоря есть строительная компания? — поинтересовалась Таша, но нахмурилась, услышав такой восторженный отзыв о другой незнакомой женщине в его окружении. От злости девушка прикусила губу, с горечью подумав, что ее не скоро вероятно удостоят таких лестных эпитетов и решила сменить тему разговора, переключившись на Игоря.

— Строительная, транспортная, риэлторская, рекламная. Он находит бизнес, который начинает чахнуть, реанимирует его, развивает и продает. Работа для него все, он горит ей, я его называю человек-зажигалка! — Сергей снова осекся.

— Я — могила! — быстро отозвалась Таша, поднимая руку вверх в знак вечного молчания. Они поняли друг друга.

Молодой человек улыбнулся и продолжил: — К сожалению, ему все быстро надоедает, мало что цепляет по-настоящему, хотя во всем добивается потрясающих результатов. Он в вечном поиске! Сейчас, например, переключился на развитие компании по устранению ошибок в строительстве других фирм.

— Это как? — удивилась она.

— Таша, ты живешь в России, здесь сначала строят, потом думают, и так во всем. Поэтому профессиональные компании, исправляющие ошибки других, в нашей стране как нигде будут востребованы. Но это не относится к бизнесу Игоря, авторитет для него превыше всего, поэтому работаем всегда на качество и имя! Я восхищаюсь его талантом. Он из тех людей, что цыганам лошадиные силы с автомобилей продадут.

— А он вообще когда-нибудь отдыхает?

— Конечно! Его отдых — это бассейн или гонки! Самый большой кайф он получает от плавания. Видела какие плечи? — завистливо-восторженно спросил парень. — За сборную института в свое время выступал, был лучшим спортсменом. Еще он увлекается мотогонками, два мотоцикла разбил, хорошо что сам отделался легким испугом, хотя по-моему у него абсолютно отсутствует чувство страха. Ему не хватает адреналина, драйва, он любит рисковать, во всем; берется за то, о чем другие боятся даже думать, поэтому наверное добился многого, но сам он так не думает. Он — максималист и у его максимума нет границ! — Сережа горько усмехнулся, но глаза вспыхнули огнем. — Но если ему нужно действительно отдохнуть от всего, отключиться и побыть наедине, то только стройка!

— В смысле? — не поняла Таша и подалась вперед.

— Тогда он едет на любую из своих строек и выкладывает кирпич. Он ведь отличный каменщик, во время учебы таким образом подрабатывал.

«Вы прослушали отрывок из произведения „Самый лучший мужчина на свете и зачем-то Таша“!» — пронеслось в голове у девушки, когда Сергей закончил, а она, как завороженная, все еще продолжала сидеть с полуоткрытым от восхищения ртом, глядя на него не моргающим взглядом.

Машина остановилась у выставочного комплекса и Сергей открыл перед ней дверь, подавая руку.

— Удачи! — искренне произнес он. Таша молча кивнула и стала подниматься по ступенькам, подумав, что это не к добру: уж очень много удачи на сегодняшний день. Она никогда не любила это слово, предпочитая желать успехов. Успех — результат твоих стараний, а удача — штука обманчивая!

Девушка глубоко вздохнула, чтобы немного успокоиться, и смело прошла в зал. К счастью, ее появление осталось незамеченным. Все посетители были поглощены созерцанием и обсуждением творений виновника торжества, развешанных по всем стенам помещения, а также активным употреблением алкогольных напитков. Таша, быстро перехватив бокал шампанского с подноса пробегающего мимо официанта, подошла к одной из картин и под предлогом созерцания данного произведения, принялась рассматривать толпу в поисках Игоря. Это заняло немного времени; среди однообразной человеческой массы она заметила знакомые широкие плечи. «Опять в белом!» — восхищенно подумала она, залюбовавшись Игорем. Он был одет в светлые строгие брюки и белоснежную рубашку; рукава как всегда закатаны по локоть, подчеркивая рельеф мышц. Видимо это тоже отголоски профессии каменщика! Но улыбка с лица девушки тут же исчезла, а ревность окрасила щеки багрянцем. На спине Игоря, нежно поглаживая ее, лежала тонкая женская рука с остро заточенными ноготками. Таша, стиснув зубы и быстро осушив бокал до дна, откинула волосы назад, как будто готовясь к бою, и медленно подошла к незнакомой компании.

— Привет! — с придыханием прошептала она, проведя кончиками пальцев по мужской руке и вложив свою ладонь в его.

— Привет! — Игорь чуть заметно улыбнулся, но, отпустив руку девушки, положил свою большую ладонь на её спину. — Я звонил тебе несколько раз, чтобы предупредить о том, что не смогу встретить, но видимо твой телефон снова бунтует!

— Да, совсем от рук отбился! А сейчас я его, кажется, дома забыла, — ответила она, на ощупь пытаясь определить отсутствие такового в своей сумочке. Когда поиски дали положительный результат, она прикусила губу от осознания собственной легкомысленности и стала похожа на провинившегося ребенка с порозовевшими щеками, но сияющими глазами. Его рука на спине стала горячее и медленно переместилась на талию. Таша вспыхнула. Игорь снова улыбнулся одними глазами и громко представил, обращаясь к присутствующим: — Знакомьтесь, Наталья!

К Таше по очереди потянулись руки, которые она пожимала, отвечая на каждое произнесенное имя широкой улыбкой, но не сводя при этом глаз с тревожащего ее объекта женского пола по левую руку от Игоря. Наконец, круг замкнулся именно на ней и Игорь с нескрываемой нежностью произнес: — А это Лера! Мой друг, компаньон, идейный вдохновитель…

— Обобщим и назовем это проще: я для тебя все! — без тени стеснения перебила его девушка, снова положив на мужскую спину руку, а на плечо голову.

В этот момент у Игоря зазвонил телефон и он, извинившись, вышел. Лера, медленно повернувшись к Таше спиной и не удостоив ее даже словом, увела всю честную компанию в противоположный конец зала, оставив девушку одну. «Я бы на твоем месте никогда больше не поворачивалась ко мне спиной! Хочешь войны? Я тебе её устрою!» — злобно подумала Таша. Из рассказа Сергея она сделала выводы о том, что подругами они вряд ли станут, а теперь окончательно утвердилась в этой мысли. Оставшись в одиночестве, девушка решила отдаться во власть прекрасного и принялась изучать произведения. Хватило ее ненадолго. Уже на третьей картине, изображающей смерть животного и человека-урода, ползущего на окровавленных конечностях, если так можно было назвать две деревянные ноги больного кузнечика, у нее началась паника. Ее стало тошнить, ноги подкашивались, по спине пробежал холод, превращаясь в ледяную испарину. Еще несколько секунд и она точно упала бы в обморок на радость художника-извращенца, который не преминул бы запечатлеть этот душераздирающий момент на своей следующей картине, но, к ее счастью, Игорь подоспел вовремя, схватив девушку за талию и повернув к себе лицом. Ее васильковые глаза потемнели, в них застыл ужас.

— С тобой все в порядке? — озабоченно спросил Игорь, слушая как в его груди отдается ее дикое сердцебиение. Таша прижалась к нему, дрожа всем телом и пытаясь успокоиться, греясь его теплом и вдыхая знакомый сладкий аромат парфюма. — Пойдем со мной! — мягко предложил он.

Они подошли к фуршетному столу и Игорь попросил официанта налить глинтвейн.

— Это поможет тебе согреться! — сказал он, протягивая Таше бокал.

— Он едет за границу на лечение? — спросила она, когда, наконец, справилась со своей паникой.

— О ком ты? — не понял вопроса Игорь.

— Этот… человек..! — полушепотом ответила девушка, не в силах назвать его художником.

— У него запланировано несколько выставок в Европе.

— Ууу… — протянула Таша, неопределенно мотнув головой. — А я думала, там лучшие психиатры!

— Таша, это сюрреализм! Стиль, не буду скрывать, странный и непонятный не тебе одной, но это современное искусство! — пояснил Игорь, наконец поняв ход ее мыслей, и мягко рассмеялся.

— Если это современное искусство, то я хочу родиться обратно!

— Отвезти тебя домой? — чуть расстроенно спросил он.

— Нет! — она уверенно покачала головой. — Только ты, пожалуйста, не оставляй меня больше здесь одну! — шепотом попросила она, судорожно схватив его за руку.

— Хорошо! — пообещал Игорь. Он поднял ее голову за подбородок и нежно коснулся губ. Искренняя, такая наивная просьба этой ранимой девочки нашла отклик в его зачерствевшей душе желанием помочь, защитить, просто быть рядом. Тогда еще он был далек от понимания того, что она стала нужна ему не меньше, чем он ей.

— Гавр! — вскричала Лера, искусно нарушив их идиллию, что Ташу разозлило, но в тоже время привело в чувства и вернуло боевой настрой. — Вот ты где! А мы тебя везде ищем! — лукаво пропела она, обращаясь исключительно к Игорю, как будто девушка в его объятиях была пустым местом.

— Идем скорее! Сейчас Оскар произнесет прощальную речь! — промурлыкала она, уверенно протягивая Игорю руку. Мужчина, чуть заколебавшись, вопросительно посмотрел на Ташу. Она утвердительно кивнула ему в ответ и подарила сияющую, доверчивую улыбку, потом перевела убийственный взгляд на Леру, все еще стоявшую в ожидании руки Игоря. Таша еще крепче сжала его правую руку, а в левую, как будто ненароком, вложила свой бокал с недопитым глинтвейном. «Я его тебе не отдам!» — прошептали ее глаза. Лера, криво усмехнувшись, быстро опустила руку и прошествовала к небольшому подобию сцены, на котором уже пританцовывал Оскар, направо и налево рассыпая воздушные поцелуи. Пару раз Таша замечала как некоторые девушки лукаво улыбались Игорю и очень томно здоровались с ним, иногда нежно касаясь его или целуя в щеку.

— А мне здесь начинает нравиться! — злобно усмехнувшись и хитро сощурив глаза, произнесла Таша и потянула Игоря за руку ближе к сцене. В ней проснулся «маленький Наполеон», не терпящий поражений, но жаждущий побед.

— Мне тоже! — выдохнул ей в самое ухо мужчина, нежно сжав сзади ее хрупкую шею, а потом опустив руку чуть ниже талии.

Пламенная речь Оскара затянулась на несколько минут, во время которых он благодарил свою звезду, вдохновение и само искусство в лице себя же. Возбудившись до предела от собственной значимости, воспетой им же, Оскар отправил два воздушных поцелуя в сторону Игоря.

— Старайся никогда не поворачиваться к нему спиной и не наклоняться! — прошипела Таша, беря мужчину за руку и ревниво обвивая ей свои плечи.

— Вообще-то, он Виталик и у него двое детей! — услышала она шепот Игоря и чуть не прыснула со смеха.

— Ну, знаешь, все мы не без греха! — таким же заговорщическим шепотом ответила девушка. — Правда, я бы на его месте выбрала более подходящий псевдоним, например, Ганнибал! Хотя обидеть художника может каждый… — пытаясь подавить улыбку, добавила она, посмотрев на Игоря с укором. Тот в свою очередь не смог сдержать улыбки и снова с силой прижал к себе девушку, спрятав счастливое лицо в ее волосах. Несколько гостей повернулись, отреагировав на их сдавленные смешки гневными взглядами. В этот момент они были похожи на двух подростков, которых родители насильно притащили в музей для единения с прекрасным, а те втихаря выражали протест своим плохим поведением.

Ташу все больше и больше начинала затягивать эта скрытая от глаз других игра. Руки Игоря на ее теле будили в ней новые, еще совсем неизвестные порывы и желания, а недовольные, как будто вскользь брошенные, взгляды Леры только подогревали эти темные чувства. Таша наслаждалась своим триумфом! Стоя перед Игорем, она пару раз изящно и медленно перекинула пряди волос справа налево и обратно, поочередно обнажив плечи, так чтобы он мог почувствовать аромат ее духов. Игорь же, как не хотел признаваться себе в этом, но тоже испытывал нереальный животный кайф от своего несдержанного поведения. Дыхание становилось горячее и чаще, прикосновения увереннее и настойчивее. Одно движение ее бедра, задевшего по касательной его бедро, когда она переминалась с ноги на ногу, и его уже ничто не сможет остановить. Наконец, Оскар закончил свою речь признаниями в любви самому себе и всему миру и толпа вокруг Таши и Игоря начала редеть. Многие гости окружили виновника торжества видимо для того, чтобы взять автографы и сделать фото с ним.

— Думаю, нам пора! Мы проведем вечер в более приятной обстановке! — нависнув над девушкой, прошептал мужчина, ласково проведя рукой по ее плечу. В этот момент, как сигнал тревоги, зазвонил его телефон. — Жди меня здесь! — приказал он, чуть коснувшись горячими губами мочки ее уха.

Таша чуть подалась вперед, как будто хотела сбросить с себя его чары, но неожиданно остановилась. Перед ней, как самка богомола, возникла Лера в компании своих друзей.

— Наталья! — елейным голосом пропела та. — Надеюсь, ты получила удовольствие от сегодняшнего вечера?

— Еще нет! — ответила она, сверкнув глазами. — Но Игорь обещал мне, что этот вечер будет незабываемым!

Вызов брошен! Ташина соперница подняла перчатку! В этот момент к ним присоединился Оскар.

— А вот и наш бог! — Лера нежно чмокнула его в щеку, а он обнял ее за талию. — Наталья как раз нам рассказывала о том, в какой восторг ее привела твоя выставка. Она — большой ценитель современного искусства! Хотя что я перебиваю, она сама тебе все расскажет.

Как по волшебству воцарилась тишина и взгляды всех присутствующих обратились на Ташу, которая застыла в неестественной позе с широко распахнутыми от ужаса глазами и полуоткрытым ртом.

— Это действительно необычно… — неуверенно начала она, но тут же сбилась, не найдя нужных слов, кроме тех что звучали в голове: «Жуть! Мерзость! Псих!»

— А какое направление в живописи ближе вам? — вдруг задал вопрос Оскар, жеманно потирая кончики пальцев друг об друга и глядя на Ташу с некоторым отвращением. Лера лучезарно улыбнулась, чуть приподняв голову и продемонстрировав у себя во рту бюджет небольшого города.

— Я… — Таша старалась вспомнить какие-нибудь слова, приличествующие случаю, но ничего не выходило, только предательская краска набежала на лицо.

— Вот что происходит, когда выбираешь себе мужчину не по уровню! — прошептала Лера, чуть наклонившись к Таше, но в полной тишине ее наигранно тихий шепот расслышал каждый. Среди подруг Валерии пронеслись смешки и перешептывания.

«Я хочу домой, к маме!» — мелькнуло в голове у Таши. До боли прикусив губу, чтобы сдержать надвигающийся водопад слез, она резко развернулась и подалась вперед, чтобы убежать со всех ног, но неожиданно уткнулась носом в плечо Игоря, доверчиво схватив его за руку, будто ища у него защиты.

— Гавр! — воскликнула Лера. — А мы с Натальей говорили о современном искусстве, но оказалось, что ты не часто балуешь ее выходами в свет. Буду журить тебя за это. Надеюсь, теперь мы будем видеть Наташу в нашей компании чаще и по любому поводу! — ласково произнесла она, посмотрев на Игоря с наивным укором. Он молчал и хмуро смотрел на Ташу.

— Ах, мне бы найти такого покровителя, я бы никогда отсюда не уехал! — вздохнул Оскар, с восхищением посмотрев на Игоря, и собрался покинуть их.

— У меня нет покровителя! — в спину ему полетел Ташин жесткий ответ.

— Дорогуша, в наше время не стоит стесняться этого. Я не сторонник эмансипации и считаю, что иметь покровителя сейчас это самый мудрый поступок для женщины.

— Зачем мне покровитель, если я под защитой Бога! Для Господа мы все едины! — гордо ответила ему Таша, но смотрела в это время на стоявшего рядом Игоря. В ее потемневших глазах читался вызов. — Он гораздо круче! И уж точно никогда не даст в обиду. Все возвращается бумерангом! — она перевела испепеляющий взгляд на Леру.

Таша сделала шаг назад от Игоря и прошла мимо, не попрощавшись ни с кем. Она выбежала на улицу и подняла глаза к звездному небу, по лицу ручьем бежали слезы.

— Таша! — услышала она за спиной хриплый спокойный голос Игоря. — Что на тебя нашло?

— Что на меня нашло? — переспросила она, переходя на крик. — Где ты был, Игорь? Где ты был, когда твои друзья так искусно унижали меня? Где ты был, когда мне было так обидно?

— Таша, успокойся! — немного раздраженно произнес он.

— Где ты был, когда обещал не оставлять меня одну? — продолжала кричать она, кидаясь ему на грудь и пытаясь не то схватить за воротник рубашки, не то ударить. — Где ты был, когда обещал всегда быть рядом?!

— Этого я тебе не обещал! — спокойно ответил он, беря ее за плечи и мягко отстраняя от себя. Таша всхлипнула в последний раз и затихла, медленно подняв на него глаза. Спокойный, уверенный взгляд, подтверждающий собственную правоту. На лице не дрогнул ни один мускул, ее истерика не тронула его сердце. Лучше бы он полоснул ее ножом, это бы не причинило ей столько боли! — Сергей отвезет тебя домой! — тихо добавил он, сделав знак рукой в сторону машины, потом повернулся и быстрым шагом направился обратно к выставочному комплексу.

Таша как в тумане села в машину; истерика закончилась, но на смену ей пришли тихие горькие слезы. Их было не остановить, а она и не пыталась; даже тревожный взгляд Сергея в зеркале заднего вида не смущал ее. До дома они доехали достаточно быстро; девушка глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и хотела выйти.

— Таша! — молодой человек повернулся к ней всем телом и посмотрел в зареванные печальные глаза. Ему стало искренне жаль ее. — Шеф достаточно жесткий человек иногда до жестокости, но более справедливого я еще не встречал. У него была непростая жизнь, но все, чего он добился, это только его заслуга. Он сделал себя сам! — примирительно произнес Сергей.

— Никогда не поверю в то, что человек добровольно захочет превратить себя в бездушную, бесчувственную машину. Часто ли ты видел как он смеется, искренне, от души, потому что просто счастлив? — в ее голосе сквозила боль и обида, но уже не за себя, а за него.

— Можешь мне не верить, но именно это меня удивило, когда появилась ты! Он стал улыбаться! Я не знаю, что между вами произошло сегодня, и не имею права спрашивать, но прошу дать ему еще один шанс. Он — хороший человек, хоть и тщательно скрывает это.

— И в этом он тоже преуспел! — упрямо буркнула Таша и вышла из машины.

— Просто он очень одинок! — полетело ей в спину замечание Сергея, но она не отреагировала на него, даже не повернулась.

— Как все прошло? — поинтересовался Макс, интенсивно жуя яблоко. Из-за его спины, смущаясь и пытаясь удлинить мужскую футболку, показалась Яна.

— Чудно! — бросила Таша через плечо и ушла в свою комнату, громко хлопнув дверью.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.