электронная
36
печатная A5
706
16+
Грех, похожий на любовь

Бесплатный фрагмент - Грех, похожий на любовь

Объем:
532 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-0561-8
электронная
от 36
печатная A5
от 706

1. Не­по­нят­ные со­бы­тия

Грехи, содеянные нами,

Пытаемся не признавать.

Но всё же, позже или раньше,

За них придётся отвечать.

Ино­гда так бы­ва­ет, что со­вер­ша­ешь по­ступ­ки, ко­то­рые ни в ка­кие ра­зум­ные объ­яс­не­ния не впи­сы­ва­ют­ся. Не­по­сти­жи­мая внут­рен­няя си­ла тол­ка­ет те­бя к ним, и нет ни­ка­кой воз­мож­но­сти ей со­про­тив­лять­ся. И ты во­пре­ки сво­ей во­ле и же­ла­нию на­чи­на­ешь де­лать та­кое, о чём рань­ше бы и по­ду­мать не мог.

Ни­чем не при­ме­ча­тель­ным вос­крес­ным ут­ром Игорь про­снул­ся и вдруг по­чув­ст­во­вал, что ему се­го­дня обя­за­тель­но на­до по­ехать в му­зей Ка­зац­кой Сла­вы, ко­то­рый рас­по­ла­гал­ся на ост­ро­ве Хор­ти­ца в го­ро­де За­по­ро­жье. Не­обыч­ным бы­ло то, что на­ка­ну­не та­ких пла­нов у Иго­ря не бы­ло.

В по­след­ние два го­да с ним про­ис­хо­ди­ли не­объ­яс­ни­мые ве­щи. Всё на­ча­лось с то­го, что Иго­рю не­по­нят­но по­че­му не­пре­одо­ли­мо за­хо­те­лось на­пи­сать кни­гу. Это, мяг­ко го­во­ря, уди­ви­тель­ное же­ла­ние сна­ча­ла по­верг­ло его в изум­ле­ние. Игорь ни­ко­гда в жиз­ни не за­ни­мал­ся ли­те­ра­тур­ной дея­тель­но­стью и во­об­ще ни­ко­гда не имел ни ма­лей­ше­го от­но­ше­ния к та­ко­го ро­да за­ня­ти­ям. Да­же в школь­ные го­ды он с боль­шой не­охо­той пи­сал со­чи­не­ния, ко­то­рые им за­да­ва­ли. А тут вдруг кни­гу со­чи­нить. По об­ра­зо­ва­нию Игорь был врач, а по жиз­ни — биз­нес­мен. Ну, при­чём здесь ли­те­ра­ту­ра? По­на­ча­лу Игорь от­го­нял от се­бя эти на­вяз­чи­вые мыс­ли, но со вре­ме­нем он по­нял, что про­сто так от них не от­де­ла­ет­ся. Безу­держ­ное же­ла­ние на­пи­сать кни­гу ста­но­ви­лось всё силь­нее и силь­нее. А ко­гда это на­ча­ло по­хо­дить на ти­хое по­ме­ша­тель­ст­во, Игорь ре­шил всё-та­ки по­про­бо­вать ис­пол­нить, как ему ка­за­лось, не свою во­лю.

«Ну, что, в са­мом де­ле, та­ко­го? — ду­мал Игорь. — Ну, возь­му и по­про­бую пи­сать. Сколь­ко мож­но ещё му­чить­ся? Что от ме­ня убу­дет, что ли? Ку­п­лю школь­ную тет­радь в уни­вер­ма­ге и бу­ду за­­п­и­­­с­ывать всё, что в го­ло­ву ле­зет. Толь­ко на­до сде­лать так, что­бы ни­кто об этом не уз­нал. Осо­бен­но же­на. А то по­ду­ма­ет, что я с ума со­шёл. В со­рок во­семь лет нор­маль­ные лю­ди пи­са­те­ля­ми не ста­но­вят­ся. Тем бо­лее те, кто всю жизнь за­ни­мали­сь де­ла­ми праг­ма­тич­ны­ми».

С та­ки­ми тай­ны­ми мыс­ля­ми Игорь на­чал осу­ще­ст­в­лять своё не­пре­одо­ли­мое вле­че­ние. И тут ста­ли про­ис­хо­дить со­вер­шен­но не­по­сти­жи­мые ве­щи. Об­ра­зы и со­бы­тия, ко­то­рые опи­сы­вал Игорь, са­ми со­бой всплы­ва­ли в соз­на­нии и ста­но­ви­лись как буд­то жи­вы­ми. Это так за­хва­ти­ло Иго­ря, что он уже не мог бро­сить свою под­поль­ную пи­са­тель­скую дея­тель­ность. И как это­го и стои­ло ожи­дать, его же­на Ин­на, не смог­ла не за­ме­тить стран­ное за­ня­тие му­жа. Она по­тре­бо­ва­ла объ­яс­не­ний от Иго­ря. По­сле упор­ных тер­за­ний и со­про­тив­ле­ний он сдал­ся и со­гла­сил­ся дать ей про­чи­тать свою ру­ко­пись. Игорь не мог най­ти се­бе мес­та, по­ка Ин­на чи­та­ла его за­пи­си. От­но­ше­ния у Иго­ря с же­ной в тот пе­ри­од бы­ли да­ле­ко не ду­шев­ные, и он был уве­рен, что она сей­час же под­ни­мет его на смех. Ка­ко­во же бы­ло удив­ле­ние Иго­ря, ко­гда Ин­на с вос­тор­гом ста­ла от­­з­ы­ва­ть­­ся о том, что он на­пи­сал. Боль­ше то­го, Ин­на да­же вы­зва­лась най­ти из­да­тель­ст­во, ко­то­рое со­гла­сит­ся на­пе­ча­тать его кни­гу. Вот так и на­ча­лись со­вер­шен­но не­ожи­дан­ные со­бы­тия, ко­то­рые за­ста­ви­ли Иго­ря за­но­во осоз­нать всю его пре­­д­ы­­ду­­щую жизнь, и в кор­не из­ме­ни­ли его на­стоя­щее.

Объ­яс­няя са­мо­му се­бе, за­чем ему не­об­хо­ди­мо ехать се­го­дня в му­зей на Хор­ти­цу, Игорь на­шёл ар­гу­мент, там про­да­ва­лась его кни­га о ка­за­ках. И хо­тя во­про­са­ми про­да­жи кни­ги за­ни­ма­лась Ин­на, Игорь всё-та­ки за­хо­тел сам по­смот­реть, как идут де­ла. День вы­дал­ся сол­неч­ный и при­ят­ный. Вес­на уже пол­но­стью всту­пи­ла в свои пра­ва и тем са­мым соз­да­ва­ла ра­до­ст­ное и ожив­лён­ное на­строе­ние.

Игорь ос­та­вил ма­ши­ну на сто­ян­ке и на­пра­вил­ся к му­зею. В вос­кре­се­нье все­гда бы­ва­ет мно­го по­се­ти­те­лей в Хор­тиц­ком за­по­вед­ни­ке, осо­бен­но в вы­ста­воч­ных за­лах Ка­зац­кой Сла­вы. Этот день то­же не был ис­клю­че­ни­ем, и по­это­му во­круг суе­ти­лось мно­же­ст­во на­ро­ду. Игорь шёл по тро­пин­ке че­рез не­боль­шую ро­щу и со­вер­шен­но не об­ра­щал вни­ма­ния на лю­дей. Со сто­ро­ны мож­но бы­ло по­ду­мать, что он по­ста­вил для се­бя ка­кую-то цель и уст­рем­ле­но дви­га­ет­ся к ней. Игорь да­же не за­ме­тил, как ока­зал­ся в вес­ти­бю­ле му­зея. Там рас­по­ла­га­лись при­лав­ки с бес­ко­неч­ным ко­ли­че­ст­вом все­воз­мож­ных су­ве­ни­ров из ук­ра­ин­ско­го бы­та и ка­зац­кой сим­во­ли­кой. Игорь по­до­шёл к од­но­му из при­лав­ков и стал рас­смат­ри­вать, чем там тор­гу­ют. Поч­ти сра­зу он за­ме­тил свою кни­гу, ле­жа­щую сре­ди дру­гих из­да­ний на пол­ке. Игорь по­сто­ял не­сколь­ко мгно­ве­ний воз­ле при­лав­ка, и вдруг ему по­че­му-то за­хо­те­лось по­се­тить са­му вы­став­ку. Он не со­би­рал­ся это­го де­лать, ко­гда ехал на Хор­ти­цу. И по­это­му та­кое же­ла­ние по­ка­за­лось ему не­сколь­ко не­ожи­дан­ным. Но всё же, Игорь по­шёл и ку­пил се­бе би­лет. Он дви­гал­ся по за­лам экс­по­зи­ции, осо­бен­но ни­где не за­дер­жи­ва­ясь. Игорь да­же по­ду­мал, что, стои­ло ли за­хо­дить в му­зей, что­бы прой­ти че­рез не­го, так тол­ком ни­че­го и не рас­смот­рев. Но в од­ном из за­лов его вни­ма­ние при­влек­ла груп­па экс­кур­сан­тов воз­ле стел­ла­жа, по­свя­щён­но­му од­но­му из ле­ген­дар­ных ка­зац­ких пол­ков­ни­ков. Соб­ст­вен­но Иго­ря за­ин­те­ре­со­ва­ла не груп­па по­се­ти­те­лей, а то, что рас­ска­зы­ва­ла гид. Речь шла о пол­ков­ни­ке Вой­ска За­по­рож­ско­го Ива­не Бо­гу­не. Игорь при­бли­зил­ся к груп­пе и стал вни­ма­тель­но слу­шать. Но экс­кур­со­вод бы­ст­ро за­кон­чи­ла свой рас­сказ, и пред­ло­жи­ла по­се­ти­те­лям пе­рей­ти к сле­дую­ще­му стен­ду. Игорь очень огор­чил­ся, что так и не смог ни­че­го тол­ком уз­нать об этом че­ло­ве­ке, и по­это­му ре­шил­ся за­дать во­прос ги­ду:

— Из­ви­ни­те, по­жа­луй­ста, что я вас пре­ры­ваю, а не мог­ли бы вы рас­ска­зать, как умер Иван Бо­гун?

Экс­кур­со­вод от­но­си­лась к жен­щи­нам та­ко­го ти­па, ко­то­рым ни­ко­гда не дашь мень­ше со­ро­ка лет, да­же ес­ли они и зна­чи­тель­но мо­ло­же это­го воз­рас­та. Ма­ло то­го, что при­ро­да пол­но­стью об­де­ли­ла её тем, что на­зы­ва­ет­ся жен­ской при­вле­ка­тель­но­стью, так она ещё и оде­та бы­ла та­ким об­ра­зом, что это толь­ко усу­губ­ля­ло и без то­го её се­рень­кий вид. Гид по­смот­ре­ла на Иго­ря над­мен­ным взгля­дом и раз­дра­жён­но спро­си­ла:

— А вы что из на­шей груп­пы?

— Нет, — рас­те­рян­но от­ве­тил Игорь.

— Эта экс­кур­сия толь­ко для чле­нов на­шей груп­пы, — на­зи­да­тель­но по­яс­ни­ла гид. – Вот ко­гда ку­пи­те би­лет на экс­кур­сию в му­зей, вот то­гда и бу­де­те спра­ши­вать.

— Так я вро­де бы и так ку­пил би­лет в му­зей, — по­пы­тал­ся оп­рав­дать­ся Игорь.

— Не ме­шай­те мне ра­бо­тать, — су­ро­во про­из­нес­ла блю­сти­тель­ни­ца му­зей­ных по­ряд­ков и по­вер­ну­лась к Иго­рю спи­ной.

Груп­па дви­ну­лась даль­ше по­зна­вать тай­ны ис­то­рии под чут­ким ру­ко­во­дством экс­кур­со­вод­ши, боль­ше по­хо­жей на тю­рем­но­го над­зи­ра­те­ля. Игорь по­жал пле­ча­ми и стал чи­тать то, что бы­ло на­пи­са­но на стен­де. Но, к со­жа­ле­нию, ни­че­го ин­те­рес­но­го там ему у­знать не уда­лось. Со­дер­жа­ние в ос­нов­ном сво­ди­лось к па­фос­ным вы­ска­зы­ва­ни­ям о жиз­нен­ном ге­рои­че­ском пу­ти Бо­гу­на. Игорь вы­шел из му­зея и на­пра­вил­ся к сво­ей ма­ши­не. По до­ро­ге он пы­тал­ся по­нять, по­че­му имен­но судь­ба пол­ков­ни­ка Бо­гу­на так за­ин­те­ре­со­ва­ла его? Ко­неч­но, Игорь слы­шал рань­ше об этом ле­ген­дар­ном вои­не и пол­ко­вод­це. Но ведь он знал и дру­гих не ме­нее слав­ных и от­важ­ных ка­зац­ких пол­ков­ни­ков. Та­ких как Иван Сир­ко, Мак­сим Кри­во­нос, Дмит­рий Бай­да-Виш­не­вец­кий, Пётр Ко­на­ше­вич-Са­гай­дач­ный. Да и ма­ло ли ещё бы­ло ге­ро­ев сре­ди за­по­рож­цев. Но по­че­му-то имен­но Иван Бо­гун за­пал в ду­шу Иго­рю. И тут же у Иго­ря воз­ник­ло та­кое же то­мя­щее ощу­ще­ние, ко­то­рое он ис­пы­ты­вал, ко­гда пи­сал свою пер­вую кни­гу о ка­за­ках. Ему по­ка­за­лось, буд­то что-то род­ное и близ­кое тер­за­ет его вос­по­ми­на­ния и не да­ёт ему по­коя. Как Игорь не пы­тал­ся по­нять, что свя­зы­ва­ет его чув­ст­ва с пол­ков­ни­ком Бо­гу­ном, но так и не смог это­го по­стичь. Он по­до­шёл к ма­ши­не, сел за руль и по­ду­мал:

«Я и пред­по­ло­жить не мог, что со мной бу­дет та­кое тво­рить­ся в пять­де­сят лет. Толь­ко бы с ума не сой­ти от всех этих мыс­лей и не­объ­яс­ни­мых пе­ре­жи­ва­ний».

Игорь то­гда ещё не до­га­ды­вал­ся, что всё, что с ним про­ис­хо­дит, яв­ля­ет­ся за­вер­ше­ни­ем дав­ней ис­то­рии, ко­то­рая про­изош­ла мно­го ве­ков на­зад, ис­то­рии о люд­ских ра­до­стях и стра­да­ни­ях.

2. Стран­ный ху­тор

Вер­ши­ны по­ро­гов впи­ва­лись в мо­гу­чее те­ло Днеп­ра, ста­ра­ясь за­дер­жать стре­ми­тель­ное те­че­ние ре­ки. Во­да пе­ни­лась и ки­пе­ла во­круг под­вод­ных скал от бо­ли, при­чи­няе­мой ей без­душ­ны­ми кам­ня­ми. Днепр ры­чал и сто­нал так силь­но, что воз­му­щён­ный го­лос ты­ся­че­лет­не­го ис­по­ли­на был слы­шен да­ле­ко в сте­пи, при­сло­нив­шей­ся к его бе­ре­гам. Солн­це уже дав­но спря­та­лось в вы­со­ких по­ле­вых тра­вах на за­па­де, пре­дос­та­вив ска­лам и Днеп­ру са­мим раз­би­рать­ся в их бес­ко­неч­ном про­ти­во­стоя­нии.

От­ряд всад­ни­ков дви­гал­ся по сте­пи не­по­да­лё­ку от ре­ки. О чём-то за­ду­мав­шись, впе­ре­ди ехал мо­ло­дой ка­зак. За ним сле­до­ва­ли де­сять его то­ва­ри­щей. Мо­ло­до­му вои­ну на вид бы­ло не боль­ше три­дца­ти лет. Он был вы­со­ко­го рос­та и креп­ко­го те­ло­сло­же­ния. Бе­лая льня­ная ру­баш­ка бы­ла рас­стёг­ну­та, и степ­ной ве­тер при­ят­но об­ду­вал его бо­га­тыр­ские мыш­цы. Свет­лые во­ло­сы, ко­рот­ко под­стри­жен­ные на ка­зац­кий ма­нер, ука­зы­ва­ли на то, что он при­дер­жи­ва­ет­ся во­ин­ских обы­ча­ев за­по­рож­цев да­же в мо­де. Се­ро-си­ние гла­за за­дум­чи­во смот­ре­ли вдаль. По­хо­же, бы­ло на то, что па­рень, креп­ко за­нят свои­ми раз­­­м­ы­­ш­­­лен­иями. По­за­ди не­го раз­дал­ся го­лос, ко­то­рый от­влёк ка­за­ка от его мыс­лей.

— Ви­дишь, как не лю­бит Бать­ко Днепр, ко­гда его про­тив шер­сти гла­дят, — ве­се­ло про­го­во­рил се­дой ка­зак из от­ря­да. – По­смот­ри­те, пан пол­ков­ник, как он ры­чит на по­ро­ги.

Пол­ков­ник Бо­гун взгля­нул на ре­ку и ска­зал:

— А кто лю­бит, ко­гда ему су­про­тив ха­рак­те­ра на пу­ти ста­но­вят­ся? И я бы за­ры­чал про­тив та­ко­го.

— Да, зо­ло­тые ва­ши сло­ва, пан пол­ков­ник, — со­гла­сил­ся с ним ста­рый ка­зак по про­зви­щу Кре­мень. – И как толь­ко та­кое Бог до­пус­ка­ет, что­бы ка­кие-то глу­пые кам­ни пы­та­лись пре­пят­ст­во­вать та­кой мо­гу­чей ре­ке? Не по­нят­но.

— Ну, ма­ло ли че­го Бог до­пус­ка­ет, — фи­ло­соф­ски за­ме­тил, ехав­ший ря­дом с Крем­нем мо­ло­дой ка­зак Шпынь. – Ни с на­ми, же ему со­ве­то­вать­ся, что и как де­лать.

— По­хо­же, что до но­чи мы не ус­пе­ем до­б­рать­ся до пе­ре­пра­вы на Хор­ти­цу, — пред­по­ло­жил Кре­мень, за­кон­чив свои фи­ло­соф­ские вы­ска­зы­ва­ния. – Где за­но­чу­ем, пан пол­ков­ник? Мо­жет, здесь ос­та­но­вим­ся в по­ле.

— Нет, ско­ро дол­жен быть ху­тор Воз­не­се­нов­ский, — воз­ра­зил Бо­гун. – Это не­по­да­лё­ку от пе­ре­пра­вы. Вот толь­ко что-то его не вид­но. Стран­ное де­ло, по­ра бы ему уже по­ка­зать­ся.

— Да, я то­же пом­ню этот ху­тор, — ска­зал Кре­мень. – Мы воз­ле не­го пе­ре­прав­ля­лись на Хор­ти­цу пе­ред по­хо­дом на Азов.

Шпынь вдох­нул но­сом воз­дух так, как это де­ла­ют со­ба­ки, ко­гда чу­ют не­обыч­ный за­пах, и про­го­во­рил:

— Дым­ком со сте­пи по­тя­ну­ло, на­вер­ное, ско­ро бу­дет уже ху­тор, о ко­то­ром вы го­во­ри­те.

— Да при­чём здесь степь? — уди­вил­ся Бо­гун. – Я же го­во­рю те­бе, что ху­тор на бе­ре­гу Днеп­ра рас­по­ло­жен.

— Ну, как же, смот­ри­те са­ми, — на­стаи­вал Шпынь, ука­зы­вая ру­кой в сто­ро­ну по­ля. – Вон уже и кры­ши вид­не­ют­ся вда­ли.

Бо­гун под­нял вверх пра­вую ру­ку, и от­ряд ос­та­но­вил­ся. Ка­за­ки ста­ли при­сталь­но вгля­ды­вать­ся в степь. Там дей­ст­ви­тель­но по­ка­за­лись очер­та­ния не­сколь­ких хат, ок­ру­жён­ных вы­со­ким за­бо­ром из не­те­са­ных брё­вен. Пол­ков­ник по­ка­чал го­ло­вой и за­дум­чи­во про­из­нёс:

— А это ещё что та­кое? От­ку­да они здесь взя­лись? Рань­ше их здесь не бы­ло. Я точ­но пом­ню. Я не так дав­но был на Си­чи, и ни­ка­ко­го ху­то­ра в по­ле не бы­ло. Не мог­ли же его по­стро­ить за не­сколь­ко ме­ся­цев.

— И я пом­ню точ­но, не бы­ло здесь ни­ка­ко­го ху­то­ра, — под­дер­жал Бо­гу­на Кре­мень. – Что бу­дем де­лать, пан пол­ков­ник?

Бо­гун взгля­нул на не­бо. Ме­сяц уже за­нял своё по­ло­жен­ное ме­сто и ста­рал­ся про­ре­зать на­сту­паю­щую ноч­ную тьму сво­им се­реб­ри­стым сия­ни­ем.

— А что ещё мож­но де­лать? — с удив­ле­ни­ем про­го­во­рил Бо­гун. – По­едем и по­смот­рим, что это за ди­во та­кое в сте­пи. Мо­жет, там и за­но­чу­ем.

От­ряд дви­нул­ся в сто­ро­ну не­ожи­дан­но поя­вив­ших­ся строе­ний. Ко­гда ка­за­ки подъ­е­ха­ли к во­ро­там, Кре­мень по­смот­рел на Бо­гу­на, и пол­ков­ник кив­нул ему го­ло­вой. Ста­рый во­ин с си­лой уда­рил в створ­ки ку­ла­ком. От­ве­та не по­сле­до­ва­ло. Да­же со­ба­ки во дво­ре не за­­ла­я­­ли. Кре­мень ещё силь­нее при­нял­ся ко­ло­тить по дос­кам во­рот.

— Эй, есть тут кто жи­вой? — гром­ко спро­сил Кре­мень. – От­во­ряй, по­ка Бо­гом про­сим, а то мы мо­жем и по-дру­го­му вой­ти.

Во дво­ре по­слы­ша­лись не­то­ро­п­ли­вые ша­ги. Че­рез мгно­ве­ние створ­ки рас­пах­ну­лись, и ка­за­ки въе­ха­ли на под­во­рье. Там стоя­ла жен­щи­на и вни­ма­тель­но рас­смат­ри­ва­ла вои­нов. По ви­ду ей бы­ло лет два­дцать пять-три­дцать. Оде­та она бы­ла в со­роч­ку-вы­ши­ван­ку и длин­ную тём­ную юб­ку. Во­ло­сы у жен­щи­ны бы­ли за­пле­те­ны в ту­гую ко­су и уло­же­ны на го­ло­ве. Взгляд тём­но-ка­рих глаз ка­зал­ся не­при­ят­но при­сталь­ным и ко­лю­чим. Бо­гун по­смот­рел на жен­щи­ну и спро­сил:

— А где хо­зя­ин?

— А нет хо­зяи­на, — от­ве­ти­ла жен­щи­на. – Я са­ма здесь жи­ву. Я и есть хо­зяй­ка Степ­но­го ху­то­ра.

— Что-то я рань­ше не слы­хал о та­ком ху­то­ре, — не­до­вер­чи­во про­го­во­рил Бо­гун. – От­ку­да ты здесь взя­лась?

— Я дав­но здесь жи­ву, — за­га­доч­но про­из­нес­ла жен­щи­на. – Про­сто те­бе, пан пол­ков­ник, рань­ше не бы­ло ну­ж­ды ко мне за­ез­жать, вот ты и не ви­дал мой ху­тор. Толь­ко сей­час уже ночь, и тво­им ка­за­кам по­ра от­ды­хать. Пусть они рас­по­ла­га­ют­ся вон там, в ови­не, а ты бу­дешь спать в ха­те.

По­сле этих слов хо­зяй­ка по­вер­ну­лась и по­шла в дом. Ка­за­ки спе­ши­лись. К Бо­гу­ну по­до­шёл Кре­мень и с бес­по­кой­ст­вом в го­ло­се ска­зал:

— Не нра­вит­ся мне этот ху­тор, и хо­зяй­ка не нра­вит­ся. Я слы­хал, от ста­рых ка­за­ков, что есть в сте­пи див­ный ху­тор. Он не­ожи­дан­но по­яв­ля­ет­ся то там, то здесь. И так же не­ожи­дан­но ис­че­за­ет. А жи­вёт в нём ведь­ма. Бе­да для ка­за­ков, ко­то­рые к ней по­па­да­ют. Из­вест­но, что все не­сча­стья у ка­за­ков от баб. А уж от ведь­мы и по­дав­но хо­ро­ше­го ждать не при­хо­дит­ся.

— А кто зна­ет, что эта жен­щи­на ведь­ма? — уди­вил­ся Бо­гун. – Обыч­ная ба­ба, как и все дру­гие. Не хва­та­ло ещё, что­бы я ба­бы ис­пу­гал­ся. Рас­по­ла­гай­ся с хлоп­ца­ми в ови­не, а я пой­ду в ха­ту. А ут­ром рас­ска­жу, ведь­ма она или нет.

Бо­гун за­сме­ял­ся и на­пра­вил­ся в дом. Кре­мень по­ка­чал го­ло­вой и пе­ре­кре­стил пол­ков­ни­ка в след.

3. Му­чи­тель­ные раз­мыш­ле­ния

В жиз­ни Иго­ря прак­ти­че­ски ни­че­го не из­ме­ни­лось. Он про­дол­жал за­ни­мать­ся сво­им биз­не­сом, де­ла шли обы­ден­но и раз­ме­рен­но. Но в ду­ше у Иго­ря про­изош­ло что-то не­обыч­ное. Поя­ви­лось та­кое ощу­ще­ние, как буд­то там вклю­чи­лась ка­кая-то про­грам­ма, ко­то­рая не да­ва­ла ему по­коя. Иго­рю ста­ло ка­зать­ся, что с ним долж­но что-то слу­чить­ся. И эти со­бы­тия мо­гут из­ме­нить всю его по­сле­дую­щую жизнь. Иго­рю вспом­ни­лись сло­ва его ин­сти­тут­ско­го пре­по­да­ва­те­ля до­цен­та из ка­фед­ры пси­хи­ат­рии:

— Бы­ва­ет так, что про­снёшь­ся од­на­ж­ды ут­ром, и по­ни­ма­ешь, что жизнь ста­ла со­всем дру­гой, со­вер­шен­но не та­кой, ка­кой она бы­ла до это­го. Весь мир стал дру­гим, и спо­кой­ный раз­ме­рен­ный ук­лад жиз­ни уже рух­нул. И са­мое уди­ви­тель­ное в этом, что ты сам ни­че­го не де­лал, что­бы это слу­чи­лось. Всё про­ис­хо­дит как-то са­мо со­бой, со­вер­шен­но без твое­го же­ла­ния.

«Ну, что же всё-та­ки слу­чи­лось? — ду­мал Игорь. – По­че­му у ме­ня вдруг воз­ник­ло не­пре­одо­ли­мое же­ла­ние на­пи­сать кни­гу? Я уже со­сто­яв­ший­ся че­ло­век, мож­но ска­зать, в го­дах. Ни­ко­гда в жиз­ни я да­же и не за­ду­мы­вал­ся над тем, что­бы стать пи­са­те­лем. И от­ку­да во мне взя­лись эти нос­таль­ги­че­ские вос­по­ми­на­ния о дав­них вре­ме­нах, ко­гда жи­ли за­по­рож­ские ка­за­ки. По­че­му мне всё вре­мя ка­жет­ся, что я жил то­гда? По­че­му ще­мя­щая тос­ка сжи­ма­ет мою ду­шу, ко­гда я смот­рю на Днепр, осо­бен­но со скал ост­ро­ва Хор­ти­цы? Хо­ро­шо ещё, что об этом ни­кто не зна­ет, а то по­счи­та­ли бы ме­ня ума­ли­шён­ным. Я да­же рас­ска­зать об этом ни­ко­му не мо­гу. Нет в мо­ей жиз­ни та­ко­го близ­ко­го мне че­ло­ве­ка, ко­то­ро­му я мог бы до­ве­рить свою тай­ну. Но дер­жать в се­бе я это не в си­лах. Ду­мал, что мне ста­нет лег­че, ко­гда я на­пи­шу кни­гу о ка­за­ках, но так не слу­чи­лось. А те­перь ещё и об­раз пол­ков­ни­ка Бо­гу­на со­вер­шен­но не да­ёт мне по­коя. Что же мне де­лать? Как по­нять, по­че­му это со мной про­ис­хо­дит?»

Игорь не стал рас­ска­зы­вать же­не о сво­их пе­ре­жи­ва­ни­ях. Вряд ли бы она его по­ня­ла. Он до­ж­дал­ся ве­че­ра, и ко­гда же­на лег­ла спать, Игорь вы­шел на ули­цу во двор сво­его до­ма и за­ку­рил. Он нерв­но хо­дил по дво­ру и раз­мыш­лял. Вдруг его осе­ни­ла не­ожи­дан­ная мысль:

«А ведь ес­ли хо­ро­шень­ко вспом­нить мою жизнь и от­бро­сить вся­кие ма­те­риа­ли­сти­че­ские уче­ния, ко­то­ры­ми нас так плот­но пич­ка­ли и в шко­ле, и в ин­сти­ту­те, то мож­но пред­по­ло­жить, что я и вправ­ду уже жил рань­ше на Зем­ле. Ведь есть та­кие тео­рии, в ко­то­рых го­во­рит­ся о пе­ре­се­ле­нии душ. А вдруг это прав­да? Ведь не мо­жет же быть так, что ни с то­го, ни с се­го пя­ти­де­ся­ти­лет­ний муж­чи­на бес­при­чин­но ме­ня­ет свой об­раз жиз­ни. Так не бы­ва­ет, что у че­ло­ве­ка, ко­то­рый ни­ко­гда не за­ни­мал­ся тем, что тре­бу­ет спе­ци­аль­но­го об­ра­зо­ва­ния и осо­бых спо­соб­но­стей, по­яв­ля­ет­ся не­пре­одо­ли­мое же­ла­ние за­нять­ся имен­но этим де­лом. Ну, раз­ве что с го­ло­вой у не­го не всё в по­ряд­ке. Сла­ва Бо­гу, что у ме­ня не на­блю­да­ет­ся ни­ка­кой дру­гой сим­пто­ма­ти­ки, ко­то­рая со­про­во­ж­да­ет ши­зоф­ре­нию, по­ка, во вся­ком слу­чае. Лад­но, по­про­бую в этом ра­зо­брать­ся спо­кой­но. На­до про­ана­ли­зи­ро­вать всю мою жизнь пол­но­стью. Воз­мож­но, то­гда мне уда­ст­ся най­ти от­ве­ты на мои му­чи­тель­ные во­про­сы».

По­сле та­ких раз­мыш­ле­ний в па­мя­ти на­ча­ли всплы­вать вос­по­ми­на­ния, о ко­то­рых Игорь уже и по­за­был дав­но. Он вдруг не­ожи­дан­но вспом­нил свой один стран­ный сон. Прав­да, это слу­чи­лось ещё в юно­сти. Игорь то­гда не при­дал ни­ка­ко­го зна­че­ния это­му сно­ви­де­нию, кро­ме то­го, что оно уж очень не по­нра­ви­лось ему. По­сле то­го, как Игорь рас­ска­зал этот сон сво­ей ба­буш­ке, она по­со­ве­то­ва­ла, что на­до сде­лать так, что­бы этот сон боль­ше не тя­го­тил его. Игорь вы­пол­нил всё в точ­но­сти, что по­со­ве­то­ва­ла ба­буш­ка, и по­сле это­го тя­го­ст­ные впе­чат­ле­ния ос­та­ви­ли его в по­кое. В па­мя­ти со­хра­ни­лись лишь от­дель­ные кар­тин­ки. Это бы­ли ост­ров Хор­ти­ца, и ка­кой-то всад­ник, очень на­по­ми­наю­щий за­по­рож­ско­го ка­за­ка.

Игорь воз­вра­тил­ся в дом. Уже бы­ла глу­бо­кая ночь. Же­на спо­кой­но спа­ла. Он про­шёл в дру­гую спаль­ню и лёг на кро­вать. Ти­ши­на, за­пол­няв­шая по­ме­ще­ние спо­соб­ст­во­ва­ла раз­ме­рен­но­му те­че­нию мыс­лей. Игорь за­крыл гла­за и на­чал вспо­ми­нать. И пер­вое, что при­шло ему в го­ло­ву, это бы­ло чёт­кое по­ня­тие то­го, что вся его жизнь де­лит­ся на две со­вер­шен­но не­по­хо­жие друг на дру­га час­ти. Ему да­же по­ка­за­лось, что до воз­вра­ще­ния со служ­бы в мор­ских час­тях по­гра­нич­ных войск и бы­ла его на­стоя­щая жизнь. А всё, что про­ис­хо­ди­ло по­том, соб­ст­вен­но и жиз­нью то на­звать нель­зя. Иго­рю по­ка­за­лось, что это толь­ко те­ло его в ней су­ще­ст­во­ва­ло, а ду­ша, как буд­то на­блю­да­ла за про­ис­хо­дя­щи­ми со­бы­тия­ми со сто­ро­ны. По­сле служ­бы на фло­те, Игорь пе­ре­стал быть са­мим со­бой. Он всё это вре­мя под­страи­вал­ся под об­стоя­тель­ст­ва и при­ни­мал лю­бую не­об­хо­ди­мость, да­же ес­ли она ему со­вер­шен­но не нра­ви­лась.

Спать аб­со­лют­но не хо­те­лось. Игорь под­нял­ся и вновь вы­шел во двор. Он по­смот­рел вверх и уви­дел бес­ко­неч­ную тём­но-си­нюю даль, за­пол­нен­ную бес­счёт­ным ко­ли­че­ст­вом звёзд. И на ду­ше у не­го ста­ло так тоск­ли­во, что да­же за­ще­ми­ло в гру­ди. Игорь за­ку­рил и стал вспо­ми­нать своё дет­ст­во и юность. Он за­ме­тил, что всё это вре­мя, его жизнь бы­ла, так или ина­че, но свя­за­на с во­ен­ной те­ма­ти­кой. Бу­ду­чи ещё со­всем ма­лень­ким, Игорь про­во­дил поч­ти всё своё сво­бод­ное вре­мя за иг­ра­ми в вой­ну. Он уст­раи­вал в квар­ти­ре на­стоя­щие ба­та­лии. Ко­гда ни­ко­го не бы­ло до­ма, Игорь со­ору­жал из обыч­ных ка­ран­да­шей и пла­сти­ли­на иг­ру­шеч­ные сред­не­ве­ко­вые кре­по­сти. За­тем он вы­страи­вал ар­мии из сол­да­ти­ков, ко­то­рые ве­ли не шу­точ­ные сра­же­ния ме­ж­ду со­бой. Ес­ли ему не хва­та­ло сол­да­ти­ков, то он брал обыч­ные хо­зяй­ст­вен­ные спич­ки, и пред­став­лял их се­бе вой­ска­ми. Все во­ен­ные кам­па­нии Игорь про­во­дил по за­ра­нее при­ду­ман­ным им же са­мим пла­нам. Эти иг­ры так за­хва­ты­ва­ли его, что он да­же те­рял чув­ст­во вре­ме­ни и не за­ме­чал, ко­гда мать воз­вра­ща­лась с ра­бо­ты. Уви­дев та­кой бес­по­ря­док, она все­гда воз­му­ща­лась, что очень рас­страи­ва­ло Иго­ря. Но на этом стран­ные фак­ты его дет­ской био­гра­фии не за­кан­чи­ва­лись.

Игорь вновь за­ку­рил и по­ка­чал го­ло­вой от удив­ле­ния. Он не мог по­нять, по­че­му он рань­ше не за­ме­чал, что его жизнь про­те­ка­ет так стран­но и бес­смыс­лен­но. Сей­час, ко­гда Игорь не­мно­го при­за­ду­мал­ся над те­ми го­да­ми, ко­то­рые он про­жил по­сле служ­бы в ар­мии, ему вдруг ста­ло не­мно­го жал­ко са­мо­го се­бя, а в го­ло­ве про­мельк­ну­ла мысль:

«Я да­же и пред­по­ло­жить не мог, что че­ло­век мо­жет про­жить столь­ко лет, как без­душ­ный ро­бот. Вот уж дей­ст­ви­тель­но в жиз­ни бы­ва­ет та­кое, что ни в ка­кую нау­ку не впи­сы­ва­ет­ся. За­чем я жил, чем за­ни­мал­ся? Од­на суе­та, да и толь­ко. Хо­ро­шо ещё, что у ме­ня бы­ла та пер­вая жизнь, до служ­бы в ар­мии, на­стоя­щая».

А ко­гда Игорь по­ду­мал о сво­ей лич­ной жиз­ни, ко­то­рая на­ча­лась по­сле два­дца­ти пя­ти лет, так у не­го да­же дрожь про­шла по те­лу. Та­кой жиз­ни он да­же сво­ему злей­ше­му вра­гу не по­же­лал бы.

Игорь по­смот­рел на лу­ну, и она по­ка­за­лась ему та­кой же гру­ст­ной, как и его раз­мыш­ле­ния. Он бро­сил си­га­ре­ту и воз­вра­тил­ся в дом.

4. Ба­буш­ки­но уго­ще­ние

Игорь си­дел у ок­на в ав­то­бу­се и за­дум­чи­во смот­рел на мель­каю­щий за ок­ном го­род­ской пей­заж. Это был па­рень че­тыр­на­дца­ти лет, бе­ло­бры­сый, ху­до­ща­вый, чуть вы­ше сред­не­го рос­та. Все его мыс­ли за­ни­ма­ли по­след­ни­ми со­бы­тия­ми, ко­то­рые про­ис­хо­ди­ли во дво­ре Зе­лё­но­го до­ма, в ко­то­ром он жил. Иго­рю не да­вал по­коя один во­прос: «Что он бу­дет де­лать, ес­ли Кри­кун не по­мо­жет ра­зо­брать­ся с Ми­ро­ном?» Толь­ко один от­вет при­хо­дил Иго­рю в го­ло­ву, то­гда при­дёт­ся са­мим око­ро­тить Ми­ро­на. Но как это сде­лать? Ми­рон уже взрос­лый че­ло­век, да и не из трус­ли­во­го де­сят­ка. Вы­зы­вать его один на один Игорь не мог. Это бы­ло бы про­сто бес­смыс­лен­но. Ми­рон был вдвое стар­ше Иго­ря и, ко­неч­но, на­мно­го силь­нее фи­зи­че­ски. А по дур­но­му ни од­но­му нор­маль­но­му че­ло­ве­ку не хо­чет­ся под­став­лять­ся. Но, как бы там, ни бы­ло, а Ми­ро­на при­дёт­ся уго­мо­нить. «На­до бу­дет пе­ре­го­во­рить с Оле­гом, — раз­мыш­лял Игорь. – Ес­ли он со­гла­сит­ся, то мож­но бу­дет по­про­бо­вать вме­сте с ним вы­звать Ми­ро­на на раз­бор­ку. Воз­мож­но, вдво­ём мы его за­га­сим. Дру­го­го вы­хо­да всё рав­но нет. Ми­рон уже сей­час рас­ка­лы­ва­ет двор на две час­ти. Од­ни ре­бя­та за не­го, дру­гие ещё с на­ми. Он хо­чет, что­бы мы на не­го шес­те­ри­ли. Хо­чет, что­бы мы ему ка­пус­ту ру­би­ли, а он бу­дет толь­ко ко­ман­до­вать. Это­го до­пус­тить нель­зя. Ес­ли так пой­дёт даль­ше, то вско­ро­сти наш двор и во­все по­те­ря­ет свою си­лу. А то­гда все, кто за­хо­чет, бу­дут в нём ко­ман­до­вать. А мы пре­вра­тим­ся в шес­тё­рок. Да, как ни кру­ти, а Ми­ро­на на­до при­зем­лять по-лю­бо­му».

Ма­ши­ну трях­ну­ло на уха­бе, и от это­го Игорь как буд­то оч­нул­ся. На сле­дую­щей ос­та­нов­ке ему нуж­но бы­ло вы­хо­дить. Игорь ехал в гос­ти к ма­те­ри его от­ца, сво­ей лю­би­мой ба­буш­ке Ма­ру­се. Это бы­ла по­жи­лая жен­щи­на, не­вы­со­ко­го рос­та, не­мно­го пол­но­ва­той ком­плек­ции, с про­стым от­кры­тым ли­цом. Вче­ра ве­че­ром ба­буш­ка по­зво­ни­ла Иго­рю и со­об­щи­ла, что со­би­ра­ет­ся ис­печь пи­рог с яб­ло­ка­ми и пам­пуш­ки с чес­но­ком. Она зна­ла, что это са­мое лю­би­мая еда вну­ка, ес­ли не счи­тать гол­ланд­ский сыр. Это был про­ве­рен­ный при­ём. Ба­буш­ка пре­крас­но зна­ла, что по­сле та­ко­го со­об­ще­ния, Игорь обя­за­тель­но прие­дет к ней в гос­ти.

У этой по­жи­лой жен­щи­ны жизнь сло­жи­лась до­воль­но не­про­стая, мож­но да­же ска­зать тра­ги­че­ская и ужас­но тя­жё­лая. Она ма­ло ви­де­ла ра­до­стей, о ней ни­кто не за­бо­тил­ся, и ред­ко кто жа­лел. По­это­му ба­буш­ка Ма­ру­ся бы­ла вы­ну­ж­де­на са­ма бес­по­ко­ить­ся о се­бе, а ко­гда нуж­но, то и по­сто­ять за се­бя. И на­до ска­зать, что это у неё от­лич­но по­лу­ча­лось. Она мог­ла быть жё­ст­кой и су­ро­вой, ко­гда это тре­бо­ва­лось. Но с Иго­рем ба­буш­ка все­гда ос­та­ва­лась неж­ной и тер­пи­мой. Она ни­ко­гда не пе­ре­чи­ла Иго­рю, и ста­ра­лась ис­пол­нять все его же­ла­ния. А ко­гда он при­ез­жал к ней в гос­ти, то это все­гда был для неё на­стоя­щий празд­ник.

Весь ве­чер Игорь про­си­дел с ба­буш­кой. Он с боль­шим удо­воль­ст­ви­ем съел поч­ти по­ло­ви­ну вы­печ­ки и на­хо­дил­ся в бла­го­душ­ном со­стоя­нии. Ба­буш­ка по­лу­чи­ла не мень­шее удо­воль­ст­вие от то­го, что смог­ла уго­дить вну­ку. Игорь по­тя­нул­ся ру­ка­ми в раз­ные сто­ро­ны и до­воль­ным го­ло­сом ска­зал:

— Ба­буш­ка, ну, по­че­му мне у те­бя все­гда так хо­ро­шо? Мне по­рой ка­жет­ся, что луч­ше, чем у те­бя, мне ни­ко­гда и не­где не бу­дет.

Ба­буш­ка улыб­ну­лась и то­ро­п­ли­во про­го­во­ри­ла:

— А вот на Ро­ж­де­ст­во я на­пе­ку ши­шек, ка­кие моя ма­ма де­ла­ла, ко­гда я бы­ла ма­лень­кая. Те­бе обя­за­тель­но по­нра­вят­ся.

— На ка­кое ещё Ро­ж­де­ст­во? — спро­сил Игорь.

— Как это, на ка­кое? — уди­ви­лась ба­буш­ка. – В ян­ва­ре ведь бу­дет боль­шой празд­ник, Ро­ж­де­ст­во Хри­сто­во. Шес­то­го ян­ва­ря ро­дил­ся наш Бог Ии­сус Хри­стос.

Игорь снис­хо­ди­тель­но по­смот­рел на ба­буш­ку и по­ду­мал: « Ну, что с ней по­де­ла­ешь, тем­но­та. До сих пор в ка­ко­го-то Бо­га ве­рит. Ни­че­го не по­пи­шешь, че­ло­век из про­шлой жиз­ни».

— Ба­буш­ка, — серь­ёз­но ска­зал Игорь, — Бо­га нет.

Ста­руш­ка по­спеш­но пе­ре­кре­сти­лась и с вол­не­ни­ем в го­ло­се про­из­нес­ла:

— Не го­во­ри так, Иго­рёк, не на­до. Ни­кто не зна­ет, есть Бог или нет. А кто хо­чет, тот в не­го ве­рит. Ес­ли те­бя бу­дут спра­ши­вать, ты так и от­ве­чай, не знаю.

— Как это не знаю? — не уни­мал­ся Игорь. – Я всё пре­крас­но знаю, я же ком­со­мо­лец. Бо­га точ­но нет, это на­уч­но до­ка­зан­ный факт.

Ба­буш­ка не­сколь­ко раз усерд­но пе­ре­кре­сти­лась, при­го­ва­ри­вая:

— Гос­по­ди, про­сти его глу­по­го и не­ра­зум­но­го.

Иго­рю яв­но дос­тав­ля­ло удо­воль­ст­вие на­блю­дать, как его не­ве­рие в Бо­га пу­га­ет ба­буш­ку, и он про­дол­жал свою без­обид­ную иг­ру.

— Ба­буш­ка, уже вто­рая по­ло­ви­на два­дца­то­го ве­ка, лю­ди в кос­мос ле­та­ют, — пы­тал­ся убе­дить ста­руш­ку Игорь. – Что-то кос­мо­нав­ты там ни­ка­ко­го Бо­га не ви­де­ли. Я не по­ни­маю, как ты мо­жешь ве­рить в та­кую ерун­ду?

Ба­буш­ка уд­ру­чён­но по­ка­ча­ла го­ло­вой, и при­ми­рен­че­ски про­из­нес­ла:

— Лад­но, я пой­ду спать, а то мне зав­тра ра­но вста­вать.

Игорь ос­тал­ся до­во­лен сво­ей по­бе­дой над лю­би­мой ба­буш­кой в смыс­ле, как ему ка­за­лось, её про­све­ще­ния. Па­рень раз­дел­ся и улёг­ся в по­стель, за­бот­ли­во при­го­тов­лен­ную ба­буш­кой. Всё те­ло Иго­ря сра­зу же по­то­ну­ло в глу­бо­кой пе­ри­не. При­ят­ная сла­бость за­пол­ни­ла ка­ж­дую кле­точ­ку его ор­га­низ­ма, и гла­за са­ми со­бой за­кры­лись. Он глу­бо­ко вдох­нул, и суе­та про­шед­ше­го дня тут же пе­ре­ста­ла его бес­по­ко­ить. Ти­ши­на и по­кой за­пол­ни­ли ду­шу, без­мя­теж­но спя­ще­го пар­ня. Вдруг Игорь от­чёт­ли­во ус­лы­шал, как его кто-то по­звал:

— Иди за мной.

Игорь ос­мот­рел­ся и уви­дел, что он сто­ит по­сре­ди по­ля­ны как раз на до­ро­ге, ко­то­рая ве­дёт к ле­су. В это вре­мя из-за ту­чи вы­гля­нул ме­сяц, и, сверк­нув се­реб­ри­сты­ми лу­ча­ми, ос­ве­тил всё во­круг. Игорь взгля­нул впе­рёд и уви­дел, что воз­ле въез­да в ро­щу, на той же са­мой до­ро­ге сто­ит всад­ник. Игорь без тру­да смог рас­смот­реть его. Это был мо­ло­дой ка­зак лет три­дца­ти, креп­ко­го те­ло­сло­же­ния, ко­рот­ко под­стри­жен­ный и в пол­ном воо­ру­же­нии. Не­зна­ко­мец по­ма­нил Иго­ря пра­вой ру­кой и ти­хо по­вто­рил:

— Иди за мной.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 706