электронная
Бесплатно
печатная A5
479
18+
«Гость» из Америки

Бесплатный фрагмент - «Гость» из Америки

Объем:
426 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-3167-9
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 479
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

* * *

Я вполне нормальная девушка. На учёте в психоневрологическом диспансере не состою. Окружающие меня люди тоже не замечают за мной каких-либо психических отклонений. Да я и сама не считаю себя идиоткой или умалишённой. И всё-таки меня не покидает стойкое ощущение — не всё так гладко в датском королевстве.

Примерно лет с шести–семи я обнаружила в себе некоторую странную особенность. Иногда ни с того, ни с сего я изображала из себя мальчика. Не то что бы я дни и ночи напролёт забавлялась мальчишескими играми (хотя куклы меня тоже мало привлекали). Это было, скорее, внутри меня. Некое ощущение подмены. Просто порой хотелось вести себя как мальчишка.

Пока я была ребёнком, я и ощущала это нечто как ребёнок. Но даже тогда своим детским умишком я понимала, что моё поведение на людях должно выглядеть естественным, дабы не вызывать у взрослых повышенного интереса к моей персоне.

Где-то лет с четырнадцати я заинтересовалась таким малоизученным явлением как раздвоение личности и впервые подумала о своём странном недуге с этой точки зрения. Мне тогда казалось, что незнакомое и эфемерное нечто мечется в поисках выхода, словно желает пробиться в наш мир через меня. К тому времени я уже стала понимать, что живущее во мне существо мужского пола, и оно явно хочет что-то сказать.

К сожалению, общего языка мы с ним так и не нашли, но я по-прежнему позволяла ему пользоваться своим телом и старалась понять, что же нужно моему незваному гостю?

Шло время. Я взрослела, и он вместе со мной. Я давала ему разные имена. Он безропотно соглашался. А как же без имени? Ведь даже хомякам дают клички. Но мои имена ему не нравились. Да я и сама чувствовала — они ему не подходят.

Однажды я смотрела по телевизору очередной штатовский сериал, где одного из героев звали Джейк Са́ндерс. Что тогда началось! Всё во мне вдруг всколыхнулось и затрепетало. Казалось, внутренний голос моего соседа вопил: «Это я! Я! Меня так зовут!».

Я сдалась — пусть будет Джейк. Оказывается, ему нравятся американские имена, а я-то, глупая, ласково величала его Митей или Данькой. Кто же знал, что он нерусский? После этого всё стало развиваться слишком бурно.

Мой «иностранец» не давал мне покоя ни ночью, ни днём, незримо напоминая о своём существовании. Я буквально находилась на грани сумасшествия. В голову всё чаще закрадывалась мысль о том, что мать-природа посмеялась надо мной, наделив женское тело мужской сущностью.

Однако мои опасения не оправдались. Я всегда чувствовала и чувствую себя истинной женщиной. Слава богу, меня влечёт к противоположному полу. Порой это бывает настолько сильно, что только благоразумие удерживает меня от желания лечь в постель с приглянувшимся мне парнем сразу же после знакомства.

К тому же мне чужды всякие мужские заморочки типа просмотра боевиков, футбола, разговоров о лысой резине и спортивных обвесах на любимом авто.

Вроде бы нет веских причин для психического отклонения. Но почему-то всё равно иногда становится страшно за свой рассудок. Что же происходит со мной на протяжении стольких лет? И зачем этот «американец» вообще появился в моей жизни? Но самое пугающее то, что я уже привыкла к нему и мне нравится его общество.

Трудно объяснить как я его ощущаю. Это только в фильмах про раздвоение сознания показывают как одна личность вдруг начинает преобладать над другой, творит, что хочет, а после никто из них ничего не помнит. А то и того хуже — начинают спорить друг с другом, чья очередь воспользоваться телом. У меня всё иначе. Я перечитала множество научной, эзотерической и медицинской литературы на данную тему, но ничего похожего на свой случай не нашла.

Мой разум и тело не захватываются насильно. Всё происходит на каком-то интуитивном уровне, а главное — по обоюдному согласию. Я всегда хозяйка положения и чутко контролирую ситуацию. Я никогда не выпускаю Джейка на людях. Он знает это и терпеливо ждёт, когда я позволю. Мы не общаемся с ним как два закадычных приятеля, не спорим, не ведём дружеских бесед. Да такое и невозможно. Это всё равно, что разговаривать со стеной или с самой собой. Он меня просто не слышит или не хочет слышать. И тогда в голове сразу всплывает строчка из песни: «Крикну, а в ответ тишина…».

Мой «американец» всегда заходит неожиданно. Его появление можно сравнить с полётом мысли, приходящей из ниоткуда. Так, наверное, поэты и композиторы сочиняют свои шедевры. Просто мысль и ничего более. Словно чья-то игра с твоим мозгом. Это очень странно, но я уже привыкла. Бывает, он пропадает где-то неделями. И все мои попытки вызвать его — бесполезная трата времени. Он приходит только тогда, когда хочет этого сам. Если я не занята чем-то важным, я всегда рада своему незваному гостю.

Я до сих пор не понимаю и, наверное, никогда не пойму, что со мной происходит. Но когда Джейк вдруг даёт о себе знать, я начинаю видеть мысленными образами. Он словно берёт меня за руку и ведёт за собой по узенькой тропинке через мрак. Вокруг темно, я продвигаюсь на ощупь, а он лишь слегка корректирует мои движения. Иногда Джейк заставляет меня по многу раз повторять одни и те же фразы, добиваясь определённых интонаций, точно старается донести истинный смысл, вложенный в эти слова. Когда у меня получается, он доволен, и тогда в области солнечного сплетения разливается приятное, щемящее тепло… будто эмоциональный оргазм. В эти секунды мне страшно и приятно одновременно, и текут слёзы. Такое впечатление, что он рассказывает о себе.

Я не знаю, зачем он это делает, но чувствую — мой «американец» глубоко несчастен. Он редко радуется. Его мыслеформы всегда пронизаны грустью. Правильнее сказать, это я грущу вместо него. Потому что именно моё лицо отражает все его эмоции, именно мои губы шепчут те слова, которые я никогда не произнесу на публике.

Желая докопаться до истины, я начала сопоставлять и складывать в голове имеющиеся факты, а главное, реакцию Джейка на те или иные вещи. Выходило, что все эти информационные обрывки представляют собой чью-то жизнь, таким вот странным образом коснувшуюся меня.

Теперь имея осознанный опыт общения с Джейком, я завела дневник, а вернее, тетрадь, в которую стала заносить все свои наблюдения. Источниками информации мне служили фрагменты фильмов, сериалов, обрывки своих и чужих разговоров, переписка на форумах, общение с друзьями и незнакомыми людьми и, конечно же, масса прочитанных книг (где частенько всего лишь отрывок или одна строчка подсказывали нужное направление). По какому-то наитию и внутренним ощущениям я с помощью эмоций Джейка чутко нащупывала связь между ним и собираемым материалом. Отбирала только такие вещи, которые могли бы помочь раскрыть тайну, мучившую меня годами. Если не хватало воображения, додумывала ситуацию логическим путём. То, что раньше казалось сумбурным и непонятным, теперь обретало смысл и складывалось в определённый узор.

Так, по крупицам, за шесть долгих лет я всё-таки связала концы с концами и получила долгожданный результат. Итогом стала целая история о молодом американском полицейском. Не мне судить, насколько она достоверна (к тому же я никогда не была в Америке и знаю о культуре её народа только по теленовостям и нашумевшим блокбастерам), но когда я листаю страницы дневника, мой «иностранец» чуть ли не мурлычет от удовольствия. Неужели я угадала и это его судьба? Тогда мне жаль беднягу…

Конечно, очень многое написано интуитивно; имена, названия мест могут не совпадать, да и событий таких, возможно, никогда и не было. Но важно не это. Я чувствую: Джейк Са́ндерс доволен моей работой! И хотя моя странность по-прежнему является для меня загадкой, мне стало немного спокойнее.

А недавно я увидела сон. Ко мне подошёл чертовски красивый молодой мужчина и тихо сказал:

— Привет, я Джейк.

— Так вот ты какой… Но кто же ты?

— Неужели ещё не догадалась? Я твой ангел-хранитель. Я самое дорогое, что у тебя есть.

Я проснулась и села на кровати. Какой странный сон. А этот ангел действительно очень хорош собой. И почему мне в жизни не попадаются такие мужчины?

Хотя нет, вру, как-то раз я ехала в вагоне метро с одним симпатичным парнем. Он сидел напротив, и я была просто не в силах отвести от него взгляд, чем смущала самого красавца и его девушку. Я понимала, что выгляжу идиоткой, но ничего не могла с собой поделать. Так они и вышли, покручивая пальцем у виска.

Только до моего ангела тому парню всё равно далеко. Как он там во сне сказал? «Я самое дорогое…». Воистину его скромность не знает границ. Впрочем, ангелам виднее.

Ну, а если серьёзно, то меня не покидает одна мысль. Если я выполнила своё предназначение по отношению к Джейку и воссоздала историю его жизни, то почему он не оставит меня в покое? Я, конечно, не против такого соседства, но… оно по-прежнему остаётся для меня неразрешимой загадкой. Получается, я упустила что-то важное. Либо моя миссия заключается вовсе не в этом.

Вот уже второй день он намекает мне заняться дневником. Возможно, хочет, чтобы я нашла ответ между строк. Что ж, сегодня выходной, детей и мужа у меня пока нет, а домашние дела могут и подождать.

Я беру в руки тетрадь, сажусь в кресло и открываю первую страницу…

Часть 1

Июнь 1989 г. Нью-Йорк

Не чуя под собой земли, девушка бежала вдоль узкой пустынной улочки, тускло освещённой единственным уцелевшим фонарем. Стук каблучков гулким, отчаянным эхом отражался от стен домов и растворялся в чернильной глубине дворов и переулков. Следом едва слышно доносилось шарканье чьих-то быстрых ног.

Вокруг темно. Ни души. И только неровное, сбивчивое дыхание перепуганной жертвы и угрюмое сопение преследователя сливались в одну тревожную зловещую репризу.

Спасаясь от погони, обезумевшая от страха девушка с криком влетела в первый попавшийся дворик.

— Помогите, кто-нибудь! Помогите!

Высокий, изящный каблучок туфли угодил в щель между плитами бетонной до­рожки и надломился. Беглянка споткнулась, упала, в кровь разодрав колени, но кричать не перестала. В окне второго этажа чуть заметно колыхнулась занавеска.

Скрытая темнотой фигура мужчины настигла девушку…

Глава 1

Несмотря на поздний вечер и до отказа опущенные стёкла, в машине было очень душно. С солнцем в этом месяце творилось нечто странное. Казалось, что оно взбесилось, готовое испепелить всё живое. И только ночью наступала слабая временная передышка.

Их смена началась в полночь. Как ни странно, но именно это время суток — с полуночи до восьми утра — считалось у полицейских менее беспокойным.

Хуже всего приходилось вечерней смене, когда основная масса рабочих и служащих возвращалась с работы домой. Уставшие и озлобленные за день жёны принимались пилить мужей, те не оставались в долгу и как результат — колотые, резаные раны и ушибы — это в лучшем случае. Немало жалоб поступало от граждан, вернувшихся после трудового дня в обворованные дома и квартиры. Большая часть грабежей магазинов приходилась как раз на вечернее время, когда многие из них уже закрыты. А сколько регистрировалось вызовов по поводу пьяных разборок — не сосчитать.

Впрочем, работы парням в синих мундирах хватало всегда, независимо от времени суток.

Джейк положил на колени чистый бланк и прибавил громкость у радиотелефона, стараясь расслышать в шуме и трескотне динамика их позывные.

— Четыре — сорок два, ночное дежурство, — доложил он в микрофон и сообщил о своём местоположении. — Угол Западной пятьдесят седьмой и Бродвея.

Сегодня он был учётчиком — принимал вызовы и заполнял рапорты. В отличие от напарника бумажная работа его нисколько не тяготила. К тому же он с самого утра прибывал в паршивом настроении, и рабочая писанина лишний раз помогала ему отвлечься от посторонних мыслей.

Его напарник Том Риз не спеша вёл машину, увлечённо поглядывая по сторонам. Они ехали по сонным улицам не больше сорока миль в час, изредка перекидываясь короткими ленивыми фразами.

Не отрывая глаз от дороги, Том приподнял за козырёк свою фуражку и тыльной стороной ладони вытер со лба пот.

— Ну и духота сегодня, — посетовал он. — Так пить хочется! Давай заедем куда-нибудь, купим воды. Да и перекусить бы не помешало.

Джейк покосился в его сторону.

— Ты меня удивляешь, старик. Мы только заступили на дежурство, а тебе уже есть подавай. Обжора.

— А что ты хочешь, я голоден как волк. Ты ведь знаешь, что моя Сара два дня назад вместе с Бобби укатила проведать своих предков, — пустился в объяснения Том. — Я остался бесхозным до конца недели. А сегодня за целый день так закрутился, что не успел ни пообедать, ни поужинать. У меня кишка к кишке прилипает. Неужели ты дашь умереть своему другу голодной смертью?

— Ладно, купи себе пирожок и успокойся, — вздохнул Джейк, доставая из кармана сигареты. — Ужинать будем позже.

Том лихо подкатил к тротуару и резко надавил на тормоз. Двое припозднившихся прохожих испуганно обернулись. Напарник с хитрой улыбкой выскочил из машины и дружелюбно помахал им рукой. Джейк закурил, глядя как он быстро исчезает за стеклянными дверями харчевни.

Шустрый парень, ничего не скажешь. Несмотря на семейную жизнь и страсть к вкусной еде, Том находился в хорошей физической форме. Практически ни одного лишнего килограмма. Как он любил говорить сам про себя: «У меня суперскоростной обмен веществ».

Ему было двадцать восемь лет. Этакий крепко сложенный блондин среднего роста, с короткой стрижкой и голубыми, чуть насмешливыми глазами. Приятный овал лица немного портил тяжеловатый подбородок. Плотно прижатые к голове уши и слегка искривленная перегородка носа выдавали в нём бойца, в прошлом профессионального боксёра. Три года назад из-за серьёзной травмы ему пришлось покинуть жестокий ринг. К великой радости Сары, его супруги, на спортивной карьере Тома Риза был поставлен большой, жирный крест.

Привыкший принимать на себя чужие удары, он стойко выдержал и этот апперкот судьбы, справедливо полагая, что жизнь на этом не кончена. Правда, ему ещё нужно было как-то содержать семью: жену и пятилетнего сынишку. Оптимист по натуре, он, недолго раздумывая, устроился на службу в департамент полиции Нью-Йорка. Спортивная выучка и хватка как нельзя лучше пригодились ему на новом рабочем месте.

Но если Тома Риза в полиции вынудило работать всего лишь стечение обстоятельств, то Джейк пришёл в департамент, руководствуясь исключительно внутренними убеждениями.

Последние несколько лет он посвятил осуществлению давней своей мечты — выучиться на юриста и получить степень по криминалистике. Не имея родителей, которые смогли бы помочь оплатить его учёбу, выросший в приюте для сирот, он привык полагаться только на свои силы. После службы в Морском корпусе ему пришлось работать в различных местах, чтобы собрать необходимую сумму взноса за начало обучения.

Семестр за семестром он упорно шёл к своей цели. И всё же совмещать работу и учёбу было чертовски трудно даже для такого упорного студента. И тогда Джейк решает оставить на время колледж и поступить в полицейский департамент — года на два, на три, справедливо полагая, что знания, полученные за время службы в полиции, в дальнейшем пригодятся ему как будущему криминалисту. А самое главное — это поправит его финансовое положение и даст возможность закончить колледж и полу­чить диплом. Так он и сделал. Время шло, и теперь Джейк всё чаще стал подумывать о своём возвращении к книгам, лекциям и конспектам…

Минут через пять Том Риз вернулся с двумя бутылками колы и огромным гамбургером в бумажной упаковке. Он протянул одну бутылку Джейку, уселся на сиденье и основательно принялся за еду.

Сквозь непрерывный треск радиотелефона прорвался громкий женский голос оператора связи. Слишком громкий. Видимо, Джейк всё-таки перестарался с настройкой звука. От неожиданности Том вздрогнул. Надкусанный гамбургер выскользнул из его рук и рассыпался как карточный домик. Напарник чертыхнулся, стряхивая с колен начинку и облизывая жирные пальцы.

Джейк едва сдержал улыбку. Он затушил сигарету и потянулся за микрофоном. Пришлось срочно выезжать на вызов.

Минуя вереницу маленьких баров и третьеразрядный отель на углу Амстердам-авеню и Западной 172-й улицы, патрульная машина, беззвучно мигая сигнальными огнями, неслась дальше по ночному Бродвею. В квартале от места происшествия, опасаясь спугнуть преступника, они отключили маячок. Машина нырнула в узкую, кривую улочку, заполненную старыми, обшарпанными домами, где на первых этажах ютились крошечные магазинчики, а над ними проживали малоимущие семьи и одинокие пенсионеры.

Том сбросил скорость и подкатил к тесному дворику, окружённому тремя двухэтажными лачугами. В свете фар в сторону испуганно метнулся человек и бросился удирать.

Джейк и Том одновременно хлопнули дверцами.

— Я за ним! — крикнул напарник и кинулся в погоню за беглецом.

Джейк, осторожно ступая, принялся обшаривать фонарём кусты и закоулки подозритель­ного дворика.

В нескольких окнах зажёгся свет. Послышались встревоженные голоса разбуженных жильцов. На крыльцо вышел пожилой мужчина в запахнутом наспех халате и жестом указал Джейку в дальний угол двора. Как оказалось, это он и вызвал патруль.

Луч фонаря вырвал из темноты лежащую на земле девушку. Короткая юбка задрана вверх, тонкая, пропитанная кровью блузка разорвана на груди. Длинные каштановые волосы спу­тались, разметавшись по лицу. Она хрипло с надрывом дышала.

Джейк присел на корточки и попытался приподнять ей голову. Девушка пошевелилась и вдруг, обезумев от страха и боли, стала отчаянно вырываться. Она как-то вся извернулась и больно укусила его за руку.

— Чёрт! — вскрикнул Джейк от неожиданности и едва успел уклониться от нацеленных ему прямо в лицо ногтей.

Он схватил её за слабеющие запястья и крепко прижал к земле.

— Будь ты проклят! — слетел с губ несчастной полувздох-полустон. — Пусть судьба обойдётся с тобой точно так же!

Она выбилась из сил и затихла. Позади них молча стоял бдительный старичок и удручённо покачивал головой. За его спиной негромко перешептывались двое любопытных зевак, которых разбудило ночное происшествие.

Джейк велел никому не подходить к девушке, а сам, вернувшись к машине, вызвал скорую. Он встревоженно поглядывал по сторонам и успокоился лишь тогда, когда из ближайшей подворотни показался напарник, таща за собой упирающегося беглеца.

— Шустро бегает, — сказал Том и от души шарахнул парня о капот машины. — Еле догнал.

— Не имеете права, — взвыл задержанный. — Я просто гулял!

Он потряс коротко стриженной головой и зыркнул в сторону полицейского мутным, озлобленным взглядом. Зелёная майка парня была вся в коричневых пятнах, похожих на кровь.

Джейк не обратил на его возмущённый вопль ни малейшего внимания.

— Похоже, наш дружок — любитель ночной охоты на девочек, — хмуро констатировал он, не спуская с парня глаз. — Где нож?

— Какой ещё нож? — возмутился подозреваемый. — Нет у меня никакого ножа и не было.

Джейк пожал плечами.

— Впрочем, можешь не сознаваться. Девчонке, конечно, досталось, но она жива и запросто сможет тебя опознать.

Нервы у парня не выдержали.

— Сука! Надо было её совсем добить! — он рванулся вперёд, но снова был вмят в капот сильной рукой полицейского.

Вскоре подъехала скорая помощь. Девушку осторожно положили на носилки и отправили в госпиталь.

Задержанного парня со скованными за спиной руками впихнули на заднее сиденье автомобиля. Пока его везли в участок, он пытался оправдывать свои действия с помощью какой-то чудовищной, извращённой логики. Но самое печальное заключалось в том, что он действительно верил в то, что говорил.

— Подумаешь, изнасиловал, — бубнил обкурившийся молодчик. — От неё не убудет. Бабы для того и нужны, чтобы нас ублажать. Вы сами что, не мужики что ли или вчера родились? Так ведь всегда было и будет. Они — всего лишь ходовой товар, не более. Сами же стоят и торгуют собой на каж­дом углу. А те, которые не стоят, просто подороже себя оценивают. К этим без бриллиантов и толстого кошелька даже не подваливай. Что касается меня, то я всего лишь вор — бесплатно попользовался чьей-то вещичкой. А что порезал её, сама виновата, не надо было ломаться.

Джейк и Том переглянулись.

— Заткнись, философ, — не выдержал напарник, грубо обрывая наглеца. — Надеюсь, тебе в камере быстро придадут товарный вид.

Они сдали задержанного в участок и продолжили ночное дежурство.

Том вёл машину в сторону Центрального парка. Он высунул из окна локоть, позволяя лёгкому ветерку приятно обдувать его. Фуражка мирно покоилась у него на коленях.

Джейк слегка потряс воротник рубашки, пытаясь хоть немного охладить влажную от пота шею и вздохнул. Конечно, было очень мило со стороны управления полиции разрешить своим подчинённым ходить в такую жару в рубашках с короткими рукавами. И всё-таки это мало помогало: тонкая ткань противно липла к спине, а тёмные, влажные круги под мышками принимали просто угрожающие размеры.

— Как ты думаешь, — нарушил молчание Том, — она его опознает?

Напарник не называл имён, но и без того было понятно, о ком идёт речь. Не поднимая головы, Джейк пожал плечами.

— Трудно сказать, — он заполнял карандашом пустые графы в рапорте. — Когда я нашёл её, она приняла меня за насильника, укусила за руку и чуть не выцарапала глаза.

Том довольно хмыкнул:

— Молодец девчонка! Жаль будет, если она не выживет.

Джейк оторвал голову от бумаг.

— Молодец? — с возмущением переспросил он. — А как насчёт безмозглой курицы? Извини, Том, но я не разделяю твоего восторга. Чисто по-человечески мне тоже её жаль, но и только. К сожалению, этот негодяй в чём-то оказался прав.

Том Риз в недоумении вытаращил глаза.

— Я не понял. Ты поддерживаешь его?

— А ты видел её юбчонку? — ответил Джейк вопросом на вопрос.

— Видел. Но причём здесь…

— При том, — оборвал напарника Джейк, — что набедренная повязка и та приличней выглядит. И в таком виде одна, поздно ночью… О чём она думала, когда шла по улицам, кишащим подонками и прочей мразью? Я бы сильно удивился, отреагируй они иначе на столь откровенную провокацию.

Том кивнул:

— Тут ты, конечно, прав. Но в одном я с тобой всё же не согласен: никто из нас не застрахован от беды даже в собственных четырёх стенах. И кто знает, почему девчонка оказалась на улице так поздно: может, поссорилась с родителями, со своим парнем или её попросту выгнали из дома? Да мало ли других причин!

— А такси для чего?! — Джейк был непреклонен. — Нет денег на такси, тогда найди провожатого или, в крайнем случае, пережди у подруги, в подъезде, у соседей. Зачем испытывать судьбу, не проще ли проявить элементарную осторожность?

Том Риз с сомнением покачал головой.

— На все случаи жизни всё равно не убережёшься.

— Может быть, — Джейк снова склонился над бланком. — Но я считаю, девчонка получила за свою неосмотрительность то, что заслужила. Сама виновата. И если она выживет, урок пойдёт ей только на пользу.

Том попытался заглянуть ему в глаза.

— Ты действительно так думаешь?

Джейк немного помолчал и, не поднимая головы, ответил:

— Во всяком случае, я рад, что не родился женщиной.

Они на время умолкли, наблюдая из окна машины за ночной жизнью го­рода.

Вдруг откуда-то сзади неожиданно, словно приведение, бесшумно возник чёрный, блестящий как рояль джип. Поравнявшись с ними, он притормозил и несколько мгновений ехал бок о бок рядом с патрульной машиной. Наглухо закрытые тонированные стёкла автомобиля мрачно отражали в себе свет уличных фонарей. И прежде чем у Джейка и Тома возникли какие-то вопросы, джип обогнал их и, мигнув габаритами, быстро умчался в ночь.

Они переглянулись, провожая взглядом удаляющийся автомобиль.

— Какой он зловещий, — мрачно заметил Том. — Меня даже мороз по коже пробрал. Думал, сейчас опустится стекло, а оттуда очередь из авто­мата. Интересно, кто бы это мог быть?

— Наверное, сам дьявол явился сюда из преисподней за нашими душами, — попробовал пошутить Джейк, глядя как исчезают в темноте очертания чёрного призрака.

Пару минут спустя Том рассказал пикантный анекдот, услышанный накануне, и они громко рассмеялись, начисто позабыв о недавнем малоприятном эпизоде.

Глава 2

Машина неторопливо катила вдоль погружённых в сон домов. Вокруг всё было тихо и спокойно, ничего серьёзного, что могло бы привлечь внимание полицейских. Хрипло потрескивал радиотелефон. На том конце, казалось, забыли об их существовании.

Том на мгновение отвлёкся от дороги и покосился на Джейка. Тот сидел в расслабленной позе и задумчиво глядел прямо перед собой. Казалось, он был равнодушен ко всему происходящему за окном. Но Том прекрасно знал: ничто не ускользало от цепкого, внимательного взгляда его напарника. Вот уже третий год как они вместе работают в одной упряжке. За это время они стали больше, чем коллеги. Бывало, им приходилось попадать в серьёзные переделки. Говорят: опасность, разделённая на двоих, сплачивает гораздо сильнее и крепче, чем самые прочные оковы.

Джейкоб Са́ндерс стал для Тома кем-то вроде брата. Младшего брата. Хотя разница в воз­расте была между ними несущественной, всего каких-то полтора года.

Напарник вырос в сиротском приюте и поэтому очень высоко ценил возникшие между ними братские отношения. Он часто бывал в их доме. Здесь ему всегда были рады и принимали с тепло­той и радушием.

Почему-то именно сейчас в памяти Тома всплыл рассказанный когда-то приятелем случай из его далёкого детства, который косвенным образом повлиял на решение стать детективом.

Са́ндерсу было лет тринадцать, когда одна городская ухоженная девочка впервые пригласила его на свидание. Она была года на полтора старше и имела вполне уже развитые формы.

Вообще-то приютские и городские дети никогда не ладили между собой и при каждом удобном случае пускали в ход кулаки. Непонятно, чем он тогда привлек её внимание: смазливой мордашкой или необычностью отношений, но девочка предложила ему свою дружбу. Несколько раз они встречались, гуляли по парку и даже неумело по-детски целовались.

Джейк понимал, что общение с противоположным полом требует от мужчины затрат. Он честно тратил на мороженое, конфеты и маленькие развлечения те крохи, которые зарабатывал мытьём машин, продажей газет и прочими мелкими поручениями. Очень скоро его кредитоспособность иссякла. Впрочем, девчонка оказалась понятливой и не жадной. Денег, полученных на карманные расходы от родителей, вполне хватало на двоих. Она даже пыталась одаривать своего бойфренда недорогими подарками. Однако такое положение вещей совсем его не устраивало. Они чуть было не поссорились, когда он попробовал объясниться с ней. Девчонка не понимала, почему такие пустяки волнуют его.

Однажды она пригласила приятеля к себе домой. Богатое убранство двухэтажного особняка произвело на мальчишку неизгладимое впечатление: ему ещё никогда не доводилось бывать в столь роскошных апартаментах.

В гостиной с газетой в руках сидел отец девочки. Он окинул притихшего паренька подозрительным взглядом и на вежливое приветствие гостя лишь холодно кивнул головой. Рядом с ним на стеклянном столике возле телефонного аппарата спал персидский кот. Здесь же лежали и дорогие блестящие часы.

Ребята поднялись наверх в комнату девочки, где до вечера развлекали себя играми и музыкой. Когда они уже прощались, стоя у ворот дома, к ним неожиданно выбежал разъярённый отец девчонки и накинулся на гостя. Он грубо схватил Джейка за ухо и потащил обратно в дом, где велел выворачивать карманы. Когда их нехитрое содержимое оказалось у всех на виду, почтенный господин разозлился ещё сильнее. Выплёвывая оскорбительные слова, он сорвал с паренька лёгкую курточку и сам принялся шарить по карманам. Джейк оказал сопротивление. Папаша наотмашь ударил его по лицу. Из разбитого носа закапала кровь.

По вызову прибыли двое полицейских. Они ещё раз обыскали бедолагу, но тоже ничего не нашли. Глотая от обиды слёзы вперемешку с кровью, Джейк клялся в своей невиновности. Да, часы видел, но не брал. Он не вор!

Выяснив все обстоятельства, суровые полисмены подхватили его под руки. Они собрались отвезти парнишку в участок.

И тут в гостиную важно вошёл пушистый, песочного цвета кот. Он высокомерно прошествовал мимо суетящихся людей и лениво запрыгнул на стеклянный матовый столик. При виде столь очаровательного создания губы одного из полицейских дрогнули в едва заметной восторженной улыбке: хорош, мерзавец!

Животное потёрлось головой о телефонный аппарат, после чего улеглось рядом, свесив вниз роскошный хвост. Полицейский вновь стал серьёзным. Он неуверенно шагнул к коту и вежливо спихнул его на пол. Затем без особых усилий потянул на себя стеклянную столешницу, а когда заглянул в образовавшуюся между столиком и креслом щель, то жестом подозвал остальных.

К своему удивлению хозяин дома собственноручно вытащил из узкого проёма пропавшие часы. А виновник переполоха, который не глядя смахнул на пол хозяйский «Ролекс», удобно устроился в кресле и с невозмутимым видом принялся вылизывать благородную шерсть.

Джейк молча принял извинения от хозяина дома. Не удостоив взглядом протянутую руку с 10-долларовой купюрой, он подхватил с пола свою курточку и вышел из дома прочь.

Конечно, после уборки пропажа всё равно бы отыскалась. Но то, что обидное недоразумение прояснилось почти сразу же благодаря сообразительному полицейскому, глубоко запало в душу впечатлительного подростка.

Он с благодарностью по-взрослому пожал руку человеку, вернувшему ему его доброе имя, а тот добродушно ухмыльнулся и по-приятельски потрепал парнишку по плечу. Глядя вслед отъезжающей чёрно-белой машине, юный романтик навсегда проникся уважением к людям в строгой синей униформе. С той девчонкой они больше никогда не встречались…

Том вздохнул и вернулся мыслями к сегодняшнему происшествию. У него из головы не выходила пострадавшая от рук насильника девушка. Но ещё большее изумление вызывала категоричная и безжалостная позиция Джейка по поводу случившегося. При обычной его снисходительности и лояльности это выглядело более чем странно. Впрочем, приятель уже который день находился не в духе, и Том подозревал, что его подружка Энни имела к этому самое прямое отношение.

Сандерс был удивительно хорош собой: темноволосый, высокий, стройный, с серыми глазами и обворожительной улыбкой на загорелом лице. Женщин тянуло к нему как магнитом. И именно поэтому Том никак не мог понять, почему вдруг Энни оставила его напарника? Случилось это недели три тому назад. Внешне парень выглядел спокойным и даже равнодушным, но Том догадывался, как тяжело в душе его друг переживает разрыв с любимой девушкой. И это было так не похоже на того Джейка Сандерса, которого он хорошо знал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 479
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: