электронная
144
печатная A5
381
18+
Город Тьма

Бесплатный фрагмент - Город Тьма

Король умер, да здравствует… Вампир

Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-8361-6
электронная
от 144
печатная A5
от 381

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

На часах пробило два часа ночи. Середина моего рабочего дня, если так можно сказать.

Я стояла в центре моего личного кабинета. Комната досталась мне в пользование в первозданном виде, но никто не заставлял оставлять ее именно такой: светло-бежевые обои в верхней части стены и темные деревянные панели, переходящие в плинтус пола, застеленного ковролином бордового цвета, — справа располагался длинный шкаф с литературой по паранормальным наукам и, конечно же, хрустальным шаром в окружении чёток и парочки крысиных скелетов. Так же в комнате стоял обычный офисный стол с тремя креслами, а слева была небольшая тахта — единственное, что я сделала, повесила репродукцию картины «Апофеоз войны» Верещагина. Она так и просилась в интерьер моего кабинета и заняла свое законное место слева от входа. В остальном кабинет меня устраивал.

На столе заработал коммуникатор, его звук мог означать только одно — новый клиент.

— Рене, мистер Патрик уже прибыл. — проворковала Стейси, немного измененным динамиком голосом.

— Хорошо, через пять минут буду готова. — ответила я и затушила сигарету.

Сегодня было не так много клиентов, что очень радовало. Еще больше радости приносило отсутствие выездов на дом. Особый бум по выездам, случался каждую осень на Хэлоуин, а сейчас только лето, поэтому можно немного расслабиться.

Подойдя к окну, я посмотрела на город, даже ночью он кипел жизнью, правда, не совсем обычной. На подоконнике лежала газета с яркой рекламой церкви Послесмертия. Вампиры и оборотни, ведьмы и колдуны давно стали законны, многие из них были даже в политике и шоу бизнесе, с правами, дающими свободу и ограничивающими ее.

В дверь неуверенно постучали. И чего они так боятся? Я же не вампир и не зомби. Хотя последних и приходилось поднимать из могил, само собой все это было частью работы, а не ради развлечения, и то в очень редких случаях!

В кабинет вошел мистер Патрик, — невысокий лысый мужчина с пивным животиком и уже в возрасте за сорок. Он явно нервничал, — не люблю, когда клиент нервничает, но все боялись ведьм на протяжении многих столетий. Почему-то человек со способностями, выходящими за рамки норм основной массы общества, пугает это самое общество, чуть ли не больше чем наличие настоящих вампиров и оборотней. Это меня всегда удивляло, но я почти привыкла к такому отношению и иногда использовала суеверия в свою пользу.

Изобразив на лице самую милую, из всех своих дежурных, улыбку, я начала работать с клиентом.

— Прошу, мистер Патрик, садитесь. — указала я на кресло и в свою очередь села в кресло с противоположной стороны стола. — Что вас привело к нам?

Чувствуя себя полной идиоткой, — а такое ощущение сопровождало меня половину рабочего времени — я улыбалась и ждала ответа на вполне адекватный вопрос с моей стороны. Вряд ли этот человек обвинит меня в непрофессионализме.

Ведьма, по мнению многих, должна знать, зачем к ней пришел человек. Из-за обычного вопроса раз в год у каждого сотрудника нашей организации происходили небольшие разногласия с клиентами. Так и работаем, постоянно балансируя между страхами клиентов перед нашей профессией и возмущением, возникающем при развенчивании мифов, в которые они искренне верят.

Фирма «Черно-белая Правда» являлась для меня рабочим местом уже больше двух лет. Именно столько на мне висит условный срок, но об этом как-нибудь в другой раз. За весь период работы в наше агентство, а назвать это четырехэтажное здание, в котором мы снимали верхний этаж «фирмой», как-то язык не поворачивается, обращались в основном за помощью, естественно магической, в каком-либо деле, или же узнать про свое будущее. Так же в наш прейскурант услуг входили: спиритические сеансы и поднятие из могил умерших родственников, для выяснения последних юридических вопросов. Короче говоря, при дележе наследства, главное, чтобы труп был свеженьким. Решение юридических вопросов очень часто является прибыльным делом, что не может не радовать владельца фирмы.

Джастин — эти два метра роста, с чудесным характером, из-за которого его хотелось временами убить — мой босс, часто называет меня самородком. Называет он меня так, потому что я одна из немногих именно талантливых работников, и умею — пусть прозвучит слишком самонадеянно и горделиво, если не самовлюбленно — почти все из предложенного списка услуг. Только одна просьба, не говорите об этом Джастину. Один раз я уже проболталась насчет того, что могу поднимать зомби.… Теперь мой рабочий день стал длиннее, свободного времени меньше, а я, как не стыдно это признавать, лентяйка. Да, я люблю поспать, хотя бы один день после трудной рабочей ночи, и меня, честно говоря, не волнует, что каждое утро я должна появляться в участке и отмечаться. Спасибо за это моей «дежурной няньке» — я этого не говорила.

Мужчина сел в кресло и продолжил молчать…. Ничего, я подожду. Если он промолчит еще хотя бы минут десять — пятнадцать, я смогу с чистой совестью поехать домой, так как он, скорее всего, станет моим последним клиентом на сегодня.

— Моя жена, — что ж видимо, не станет — Она серьезно больна, и я хотел бы знать, к чему готовиться.

— Вы принесли ее вещи? — изо всех сил скрывая усталость и разочарование, спросила я.

Я-то надеялась на нечто интересное, а не на обычное сканирование будущих возможностей. Не поймите меня неправильно, я сочувствую ему, понимаю, что людям, как и мне, часто очень трудно смириться с очевидным, что и без магии можно предположить. Но когда такие ситуации наблюдаешь, хотя бы раз десять на неделе, то приобретаешь некоторую черствость и скептицизм.

Мужчина достал фотографию своей жены и золотую цепочку.

Я взяла в руки цепочку и положила на стол перед собой фотографию, так чтобы можно было видеть лицо изображенной на ней женщины. Считав с фото энергию этой жизнерадостной особы, я закрыла глаза и начала сканирование. Через пять минут, на самом деле прошло что-то около получаса, я резко вскочила на ноги и посмотрела на мистера Патрика.

— Простите за нескромный вопрос… — «и как мне об этом сказать? Скажу, как есть…» — Ваша жена вампир?

Межрасовые браки были в наше время уже не такой редкостью. Не брак между представителем европейской расы и, к примеру, азиатской, а брак между оборотнем и человеком или человеком и вампиром. Сама я против таких отношений, но не до такой степени, чтобы осуждать данные пары. Просто себе в супруги я никогда не возьму ни оборотня, ни вампира, да что там в супруги? Я даже отношений, кроме как дружеских, с данными представителями заводить не буду! А так, любви все покоряются и пусть такие пары существуют, не знаю уж счастливо или нет, но меня это точно не касается.

Судя по выражению лица, мистер Патрик об этом не знал. Если его жена на самом деле недавно стала вампиром, то ее болезнь может быть вызвана просто голодом, хотя есть малая вероятность, что я ошибаюсь, точнее огромная ведь если его жена вампир этого не заметить сложно. Только если брак не на соплях склеен и супруги видятся довольно-таки редко, такое в нашей жизни не исключено. В защиту своего клиента могу сказать, что он не похож на обладателя такой «слепоты» в супружеской жизни.

— Еще нет. — промямлил он как-то виновато и опустил взгляд на свои ноги.

Ошиблась….

— Постойте-ка, как это еще?

Этот вопрос я не преминула задать вслух. Паттерсон покрылся потом, и оттянул галстук. М-да, видимо вопрос прозвучал слишком грубо и угрожающе.

— Она серьезно больна. — повторил он — И мы рассматриваем вариант обратить ее.

Это мне уже не нравилось, меня вообще мало прельщали люди, которые мечтали о вечной жизни, а в его случае это тем более казалось диким, можно даже сказать эгоистичным и против божественного умысла. Обратить человека в вампира только потому, что его любишь и боишься потерять — бред сивой кобылы. Загубить душу любимого, ради любви немыслимо! Пусть это и звучит слишком по-христиански и даже фанатично, но это моя точка зрения.

— Мистер Патрик, не мне вас отговаривать, но…. Этим вы можете сделать ей только хуже. Вдобавок все не так страшно, как кажется. Она выздоровеет. — немного неуверенно произнесла я, еще бы я была сейчас уверена, ведь одна вариация исхода как кадр накладывалась на другую. — А если нет, то своим решением, вы можете сделать только хуже.

— Видите, даже вы не уверенны в том, что она выживет. — ткнул он в меня пальцем. — А, став вампиром, она будет жить!

Язык мой враг мой. В этом я убеждалась, и должна заметить, не один раз. Пыталась бороться, но как-то не получалось. Мистер Патрик кричал на меня, выплескивая все свое отчаяние и гнев, я все спокойно выслушивала, знаете, иногда очень полезно просто слушать разгневанного человека, тогда он говорит все что думает и можно почерпнуть много полезной информации. Именно такая информация достигла моих ушей, теперь наступила моя очередь говорить.

— Я сейчас не ослышалась? Вы и правда сказали, что ваша жена оформила пункт в завещании? — Мистер Патрик так и остался стоять с открытым ртом.

— И вы хотите сейчас превратить ее в то, чем она боится стать больше всего на свете? — спокойно продолжала я, не отводя от мужчины пристального взгляда — Скажите, разве с вашей стороны — это не безграничный эгоизм? Я понимаю вы ее любите. — сразу пресекла я попытки мужчины оправдаться.

— Но поймите и вы, что если сделаете то, что задумали… Она вас не простит. Ваша жена может возненавидеть вас и, может быть, даже убьет. Конечно же, не контролируя себя. Обезумев от шока. Тогда, на нее обязательно объявят охоту…

Пока я говорила, мужчина смотрел в пустоту. Он обдумывал мои слова — видимо он умный малый. Чаще всего слова не обдумывают, упираясь в свое как бараны. Через минуты три после моей нотации мистер Патрик покраснел, пролепетал извинения и, попрощавшись, ушел.

Я откинулась на спинку кресла и потянулась. Временами приходилось быть в большей части психологами, чем ведьмами.

Ах, да, пункт в завещании, такая практика открыта совсем недавно. Люди нашего города делились на три вида, подчеркиваю именно люди: те, кто боятся стать вампирами или ненавидят их; те, кто желают стать вампиром или еще кем-нибудь и те, кому просто наплевать на это. Вот среди первых чаще и распространяется практика «пункта»: если человек умирает от укуса вампира или другого гуманоидообразного класса существ, разумного подкласса. Вспомнить его дословно я бы не смогла. Или мне просто лень? Ну да ладно. Суть в том, что благодаря этому «пункту» человек дает разрешение после его смерти провести все операции для предотвращения его обращения. Сюда входят такие процедуры как: кол в сердце, обливание тела святой водой, отрубание головы и прочее, все зависит от ситуации. В основном «пункт» направлен на предотвращение обращения в вампиров, чья популяция более всего распространена в мире, а вот по поводу оборотней все сложнее. Если человек, после получения ран от оборотня выживает, он обязательно становится инфицированным и сам покрывается шерстью.

Ликантропия — это болезнь, существование которой доказали ученые, и даже нашли вирус, выделили антитела и создали вакцину. Действует вакцина, только в том случае, если введена человеку не ликантропу и дает определенный иммунитет к этому заболеванию, но не всегда срабатывает. А так как в большинстве случаев заражение происходит через кровь и до полнолуния человек может даже не подозревать о своей болезни, то и выполнить пункт в завещании невозможно. Поэтому-то «пункт» на оборотней и не распространяется. В последнее время, один из политиков продвигает расширение «пункта», для добровольной эвтаназии зараженных вирусом ликантропии. Мое личное мнение — это расширение вряд ли пройдет, так как жить хотят все, даже если это значит, раз в месяц покрываться шерстью.

Это все серьезные вопросы этики и софистики, а в моей работе все зачастую гораздо прозаичнее, дележ наследства, который я уже упоминала, призывы духов, ах да! Далее по списку моих услуг, на сегодня, шли стандартные гадания по вопросам поездки в отпуск, — вот до какой степени некоторых «клинит» на магии, что они даже без предварительного прогноза астролога или ведьмы не могут решить, сходить им в туалет или нет? — потом, все те же карты на подтверждение выгодности крупной сделки. В последнем случае мне пришлось заполнить документ, подтверждающий, что данный клиент действительно был у меня и получил прогноз, а так как бумажками у нас занимался юрист и без него, я не могла подписать ни один документ, провозились мы очень долго.

Посмотрев на часы, я присвистнула. Стрелки показывали четыре часа утра, а это говорило о том, что мне давно пора домой. Наверное, многие бы удивились, тому, что я работаю ночью. Скажу прямо, ничего удивительного здесь нет, иногда в фирму обращались вампиры или другая нечисть — гадать для них один геморрой из-за их природы — а многие из людей хотели бы оставаться анонимами. Так что ночь была прекрасным прикрытием для клиентов нашего агентства.

Взяв сумку и надев на себя любимую джинсовую куртку, я вышла из кабинета. Подошла к столу нашей ночной секретарши и с усталой, но радостной улыбкой, положила ключи перед ней, прямо поверх новенького выпуска «Playvampire». Она посмотрела на меня сочувствующим взглядом, видимо крики клиента были слышны даже в приемной. Да-да, последний клиент умудрился повести себя как последняя свинья и наорать на нас с юристом, по поводу того, что мы потратили слишком много времени. Это при том, что он был клиентом и именно он отнимал наше время с бумагами.

— До завтра. — я помахала рукой.

Ну не любила, когда меня жалеют, отвыкла от этого, и вообще это детская привилегия, а я давно уже не ребенок. Сев в свою любимую маздочку, я поехала на другой конец города, точнее, практически за город. Домой! В свою милую квартирку, которую я чудом получила в респектабельном спальном районе подальше от центра. По пустым улицам это примерно полтора — два часа езды. Люблю это время суток, когда вся нечисть уже укрылась в своих убежищах, а люди все еще видят свои сладкие сны или, так же, как и я, только пришли домой. Конечно, мало кто из них возвращался именно с работы, большинство из клубов.

Тишина. Покой. Звук мотора почти не слышен. Рассвет, что только-только коснулся крыш, окрасив их в приятный красноватый оттенок. Когда я в последний раз спала ночью? Предпоследний курс, если не ошибаюсь. На последнем меня уже взяли работать, ну или я сама попала в не очень хорошую компанию. Наконец-то я добралась до тихого дворика своего дома, припарковала на автостоянке машину и поднялась к себе. Мои соседи до сих пор шугаются, увидев меня, и считают, что я больше вампир, чем человек. Это и не мудрено, увидеть меня днем почти нереально.

Багровые плотные шторы закрывали окно, чтобы солнечный свет не проникал в дом, я всегда задергиваю их перед уходом, чтобы сразу лечь спать. Сняв серую тунику и черные брюки, я приняла душ — прохладные струйки воды, скользящие по телу, частично снимали усталость. Надела мягкий махровый халат, прошла в спальню и нырнула под одеяло. Я почти уснула. Я уснула. Я не слышу настойчивый звон телефона. Не слышу. Не слышу. Не…. Моя «нянька» позвонила мне еще на половине дороги к дому, так кому не спиться в шесть часов утра?!

— Алло. — сонно и раздраженно произнесла я в трубку.

— Ты уже спишь? — удивленно спросила Лаура.

— Да, уже. — глупый ответ. — Что-то срочное?

— Нет, просто хотела напомнить, что сегодня вечером мы идем в «ТЭ». — невинно заметила она.

— Что? — уже «задней» мыслю, я вспоминала, что обещала сходить в этот клуб. — Да, помню. Хорошо.

— Вот и славненько, сладких снов.

— Приятного дня.

ТЭ это аббревиатура ночного клуба «Темный Элизиум» — обитель вампиров, полная этих противных, холодных тварей, норовящих укусить тебя, брр.… Так произошло, что пару лет назад обладателем сего клуба стал один из представителей этого вида, конечно же, и клуб под таким начальством сменил название, изменившись полностью под требования основных клиентов — вампиров. Единственный плюс этого клуба в том, что здесь кровососы не буйствовали. Да-да обычно в клубах, принадлежащих упырям, кровь пили из специально нанятых людей или из гостей, естественно с согласия последних. В этом клубе такого не допускали. И как я — дура могла согласиться на этот поход? Видимо могла…. На этой, просто бьющей оптимизмом, ноте я наконец-то уснула.

Кстати, насчет Лауры. Это, наверное, единственная подруга, которая общалась со мной спокойно. Еще она единственный человек, который просыпался, в шесть или пять часов утра, чтобы просто поболтать со мной, за что временами я хотела ее убить. В общем, самая лучшая подруга.

Дверной звонок, случилось это примерно в четыре часа вечера, известил меня о приходе Лауры. С недовольной, помятой и сонной «миной» я открыла дверь. Честно сказать, если бы не этот ужасный запланированный поход в клуб, то я бы еще спала. Сон для меня святое, на него могут покушаться только друзья.

Подруга предстала передо мной во всей красе: еле заметный макияж, подчеркивающий все плюсы ее лица, копна светлых волос, забрана в высокий хвост; наряд, это вообще отдельная история: серебряный топик с глубоким, я бы сказала даже очень глубоким, декольте, и то ли очень широкий пояс черного цвета, то ли юбка, так как у этого модного чуда были вертикальные складки, остановимся на том, что это все же юбка.

— Не смотри на меня так. — улыбнулась Лаура.

— Я тоже рада тебя видеть. — пропустила я девушку в квартиру.

— Давай, приводи себя в порядок, ужинай и пойдем. — полная энтузиазма скомандовала она.

Я включила кофеварку, а пока варился кофе…. Лаура рассказывала, как провела день и уже по-хозяйски, впрочем, как и всегда, выбирала наряд, в котором я должна была появиться в клубе. К вопросу о своем внешнем виде и виде своих лучших подруг Лаура подходила с несвойственной, даже маниакальной щепетильностью. Я с этим смирилась в самые первые дни нашего знакомства.

Пока в моем шкафу проводили ревизию, — черт, мне придется все снова складывать, — я успела заварить кофе и принять двадцатиминутный душ. Обычно водные процедуры у меня занимают минут десять, но чтобы не слушать недовольные возгласы девушки, я подождала.

Разливая кофе по чашкам, наткнулась на недовольный взгляд Лауры. Наверное, она уже устала повторять мне одно и то же, поэтому и ограничилась именно таким выражением своих эмоций.

— У тебя как всегда нет ничего путного. — нет не устала — Но я принесла просто обалденное платье.

— Платье?! Я не люблю платья. Они не практичны! — запротестовала я.

— Не будь мужеподобной. Вдобавок они тебе очень идут.

Подумав, я все-таки согласилась с выбором подруги. Еще бы мне не согласиться…. Лаура могла потратить весь день, для того чтобы уговорить меня надеть именно то, что она хочет. О! Вспомнила! Именно, из-за уговоров, длящихся весь день, я и согласилась пойти в этот клуб. Пыталась, конечно, предотвратить это мероприятие, но если Лаура чего-то хотела — то добивалась, даже от меня. Чтобы не разводить споров на три часа по поводу одежды и модных трэндов — а это могло бы испортить настроение и отменить… нет, не могло бы — хоть я и любила удобную одежду, сегодня сделала исключение.

— Хорошо, давай свое платье. — согласилась я, допивая кофе.

Примерно через час в зеркальном отражении предстала Кармен. Вьющиеся бордовые волосы спускаются до плеч, уже видны корни светло-русых, пора их подкрасить тоником, алые пухлые губы, не совсем стройное тело, но вполне подтянутое, черная ткань платья облегает его словно вторая кожа, от шеи и до колен, слава богу, что до колен — это была я внутренне, но не я внешне. Всегда удивлялась таланту Лауры подобрать платье так, что в зеркале ты увидишь себя в чужой шкуре.

Не я, это точно была не я и поэтому чувствовала себя очень неуютно в данном облачении. Я стала сразу же нервничать, хотя, казалось бы, чего нервничать из-за какого-то там платья? Если рассматривать перспективу побега от вампира в данном наряде, то повод нервничать был обоснованным. А мы собираемся убегать от вампиров? Убить не в меру активного упыря — возможно, но это мало того, что незаконно, так еще и в этом платье, попытавшись дать отпор, я просто предложу отужинать собой. От одной этой мысли меня бросало в дрожь.

— Лаура, спускайся вниз, а я скоро выйду. — пролепетала я, пытаясь сдержать нервный тик.

— Конечно. — кивнула она, хватая свою сумочку. — Рене, сегодня все парни будут наши. — весело хихикнула подруга, выскакивая за порог квартиры.

— Ага. — согласно кивнула я, снова посмотрев на себя в зеркало и решая непростую задачу.

Через минут десять, когда подошла к машине, я увидела расстроенное лицо подруги. Я же говорила, что не люблю платья, но больше всего я не люблю внимание, издержки старой профессии. В том платье, этого внимания было бы слишком много. В белых джинсах с черными стразами и белом топике с черным рисунком, которые мне подарила Лаура, я чувствовала себя намного увереннее. Белое — не мой любимый цвет, я вообще не люблю яркие цвета из-за того, что они привлекают внимание. Так что все вещи в гардеробе ярких и светлых цветов, мне подарены кем-то из друзей или куплены мною под их долгие уговоры. Хорошо, иногда не очень долгие уговоры, когда у меня появлялось желание, то в гардеробе появлялась какая-нибудь яркая деталь: к примеру, шарф, перчатки, серьги, которые я практически не носила.

— Хорошо, что макияж хотя бы оставила. — буркнула Лаура.

— Ну не обижайся, я просто хочу, чтобы больше парней смотрели на тебя. — обняла я ее.

— А парня ты себе как найдешь? — тихо с дружеской издевкой спросила она.

— С моим характером? Никак. — пожала я плечами.

В десять часов вечера мы стояли возле входа в клуб. На проходной нас смерили взглядом двое охранников, будто они были вершителями судеб, решающими кто достоин стать Богом, а кто нет. Пропустили без лишних вопросов, которые могли возникнуть надень я кресты. Я хотела их надеть. Очень хотела надеть, хотя бы штук пять для уверенности, что упыри в мою сторону и не посмотрят. У меня мурашки по коже от них, от того, что я не могу защититься в случае необходимости. Вечер невероятно «удачный».

Клуб «ТЭ», чем-то напоминал амфитеатр. Ступенчатое полукруглое помещение, с двумя барами уходило вниз и заканчивалось круглым танцполом, украшенным по бокам двумя винтовыми лестницами, ведущими в VIP-зону. Цветовая композиция выполнена в темно-синих тонах, с рисунками люминесцентной краской, на полу и немногочисленных колоннах, которые светились ядовитыми цветами. Темно-красные мягкие уголки, с прозрачными столиками, создающими эффект того, что выпивка парит в воздухе. В общем, обстановка была вполне уютной, даже настраивающей на веселье.

Мы прошли внутрь и заняли свободный столик, недалеко от входа. Отлично, если что, можно сбежать по-тихому. На танцполе уже веселились люди. Или нелюди? Сейчас, в этом смешении тел и энергий, разобрать, кто есть кто трудно. С уверенностью можно сказать только одно — в клубе полно и тех и других. По-моему я даже чувствовала в клубе присутствие оборотней, что удивительно для заведения под управлением упырей — обычно сюда не пускали шерстистых.

Еще один мой талант — отличать монстров от людей в бытовых условиях. Может это выработано практикой охоты, или тоже из-за способностей, точно сказать не могу, но факт остается фактом — я чувствую, когда человек не является таковым на самом деле. Вампиров отличить от людей проще, чем оборотня. Упыри бледные, холодные, с идеальной кожей, привлекательные — кукольные. Именно по этим признакам я и определяла вампира на глаз, а потом шло наблюдение за тем как человек двигается, разговаривает. Иногда даже этого не требовалось, просто смотришь и понимаешь — упырь.

— Что будешь пить? — спросила я у подруги.

— Коктейль, выбери сама какой, — ответила она, уже рассматривая толпу и отмечая симпатичных парней.

— Сейчас вернусь. — я пошла за напитками.

Подойдя к ближайшему бару и простояв некоторое время в очереди, я начала изучать меню спиртных напитков. Оно было разделено на две части: «для людей» и «для вампиров». Разница в списках была только в составляющих для коктейлей, а именно в одном — крови. Вампиры редко пили и тем более они не ели, но иногда, вот в таких заведениях, упыри любили полностью уподобиться людям. Для того чтобы это сделать в состав жидкости должна входить кровь. По факту содержание крови в напитке для вампира составляет не менее двадцати пяти процентов.

— Два коньяка с колой. — выбрала я, самое элементарное.

Через две минуты мне вручили заказ. Народ так и прибывал в этот клуб, а я не понимала, чем он мог привлекать обычных людей. Слишком много народа, слишком мало просматриваемой местности, полумрак тоже меня радовал мало, наличие вампиров повергало в тихий ужас до такой степени, что уже двое из упырей посмотрев на меня, облизнулись. Они же не знают, что раньше я убивала их собратьев штабелями, так что пусть облизываются. Сожаления об отсутствии креста посетили меня снова, а лучше обрез с серебряной дробью. Вот зачем я согласилась пойти сюда?

Когда я вернулась за столик, пробравшись через все увеличивающую свои объемы толпу народа, около подруги уже сидело двое блондинов. Они были людьми, это уже плюс.

— А вот и Рене. — засмеялась Лаура. — Садись и знакомься. Это Влад, а это Денис.

Блондины-близнецы протянули мне руки, пытаясь таким образом расположить к себе. Я приветственно кивнула, подав коктейль подруге. Знакомства на данный момент не входили в мои планы, вот и не особо я была приветливой, а Лаура без новых знакомств отдых не считала полноценным. Как она сама говорит «Отдых без приобретения новых знакомств, это вовсе не отдых, а плохое развлечение». Но вернемся к «нашим кавалерам»

Денис оказался невероятно общительным человеком, самый главный плюс был в том, что ему не обязательно отвечать. Поэтому я сидела, потягивала коктейль и вовремя выдавала «угу», создавая иллюзию того, что я слушаю, пока он вел беседу сам с собой.

Влад и Лаура быстро нашли общий язык и можно сказать «сплелись» воедино в разговоре о новых веяньях моды. Может Влад гомосексуал? Ладно, это меня вообще не касается, надо расслабиться. Именно этому своему совету я и последовала.

Мы просто отдыхали, танцуя и в перерывах между танцами ведя беседу. Я честно пыталась веселиться, но чувствовала себя немного неуютно. К незнакомцам всегда относилась с опаской, поэтому и друзей у меня здесь было немного. Эти же двое были мне чужды даже по интересам. Хотя, с Лаурой мы тоже редко сходились во мнениях.

— Вы слышали, что сегодня здесь будет дневать Князь Города? — неожиданно спросил Влад.

— Нет, не слышала. — ответила я, пытаясь интонацией голоса показать, что это не лучшая тема для разговора.

— Правда? — заинтересованно воскликнула Лаура.

— Да, говорят, что сегодня он собирается остаться здесь до следующей ночи. Возможно он даже уже здесь, среди отдыхающих.

— Очень интересно. — буркнула я. — Извините, мне необходимо на свежий воздух.

— Удивительно! А может это ты Князь? — хихикнула, высказав предположение Лаура.

Я вышла из клуба. Не любила, когда так восхищенно говорили о вампирах. Как уже можно было понять, я много чего не любила. Особенно разговоры о вампирах.

Если бы Влад поднял тему убийства этой расы, то я бы с удовольствием поддержала беседу. Даже объяснила бы, как стоит защищаться от них и что лучше использовать для обороны из подручных средств. Восхищения же по поводу Князя, меня не то, что не волновали, они даже раздражали мою нервную систему.

И так, справка про Князя: Князем города становился тот вампир, у которого были силы, опыт и одобрение с уважением, помогающие контролировать всех вампиров, живущих на территории города. Сказать по правде, больше всего из перечисленного, на выбор Князя Города влияла сила, или, как называли ее сами вампиры — авторитет. Именно с помощью силы некоторые достигали и уважения, и одобрения. Назначение Князя было предосторожностью для контроля над вампирами. Сами же вампиры, таким образом, делили территории страны между самыми сильными из своих представителей. В хитросплетения этого политического клубка я никогда не углублялась и считала это ненужным. Преступления, в которых участвовали вампиры, происходили довольно-таки часто, а наказывали их Князья очень редко, так что для меня Князь был всего лишь еще одним вампиром с большими связями и самым опасным врагом, которого охотники старались не трогать без особой необходимости.

Интересный факт из жизни города: Князя нашего города никто и никогда, из репортеров, не видел в лицо. Судя по известным мне данным его поручения, передавали другие, не менее влиятельные вампиры. Может, у нас в городе вообще нет Князя и это все одна большая мистификация? А если это так, то ее усиленно поддерживали все, для мира в городе. Если это так, то система действовала на данный момент вполне хорошо.

Рассуждая об этом, я стояла в небольшом тупичке между клубом и каким-то зданием. Естественно стояла не просто так, а еще и курила. Сигареты успокаивали мою нервную систему, и я начала даже искать плюсы в общении с Владом и Денисом. Мне действительно не повредит пара нормальных знакомых, для того, чтобы отвлекаться от мистической составляющей моей работы и жить как все. Ведь основную часть своей жизни я провожу дома или на работе, вращаясь в одном и том же обособленном кругу людей.

Нос защекотал приятный запах сирени, напоминающий о последних днях весны, что принесут за собой знойное тепло лета, о свежести и новых надеждах. На моих губах непроизвольно появилась улыбка, и я сделала глубокий вдох, наслаждаясь этим сладким ароматом.

Люблю сирень и розы. Когда я была маленькой, мы жили за городом с семьей, точнее в небольшом и очень тихом городке, где почти все знали друг друга. Около дома росли кусты сирени, и каждую весну она расцветала, даря свой легкий дурманящий аромат, а летом цвели кусты розы…. Так. Стоп! Сейчас лето, а не весна и сирень давно отцвела. Тем более, здесь не было ни одного кустика. Я резко повернула голову в сторону тупика и насторожилась. Если я почувствовала аромат сирени без наличия цветов, значит, рядом находился…

— Извините, я не хотел вас напугать. — раздался приятный мужской голос из темноты.

Хох, оказывается, я теряю сноровку. Вампир подкрался ко мне, а я этого даже не почувствовала. Хотя все это можно списать на то, что сегодня я не взяла с собой ни креста, ни пистолета, но это отговорка для остальных, а сама-то я знала, что дело совсем не в этом. Да, девочка, лентяйка одним словом, просто лентяйка. Эта невнимательность могла бы стоить мне жизни, если бы он решил напасть, пока я наслаждалась ароматом цветов.

Он не напал, чему я очень радовалась. Теперь первоочередной задачей стало избавиться от общества кровососа. Просто избавиться от него и забыть как страшный сон.

— Прошу, уберите этот запах из моего сознания. — спокойным тоном произнесла я. — Мне не нравится, когда лезут в мою голову.

Это была истинная причина, но не единственная. В четырнадцать, я стала сиротой. На мою семью напали вампиры, не пожалевшие даже младшего брата. Именно после этого я много чего не любила в жизни. Больше всего я не любила вспоминать об этом, так как после воспоминаний о потере родных и любимых, приходила тоска, и все детство казалось мрачным и трагичным. Потеря семьи принесла в мою жизнь много фобий, страхов и комплексов, но я с ними борюсь. Буду продолжать бороться, чтобы не стать запуганным кроликом, а оставаться тигром в джунглях.

— Еще раз приношу свои извинения. Просто, хотел увидеть улыбку такой красавицы как вы. — вампир вышел на освещенную часть тупичка.

Деловой костюм цвета кофе с молоком, бордовая рубашка, черные ботинки. Солидно и респектабельно, что не слишком соответствует отдыху в клубе. Или соответствует? Я из последних тенденций моды выпала лет этак н — дцать назад.

Точеное тело, прекрасные тонкие черты лица, глубокие небесно-голубые глаза, они должны быть голубыми, и длинные белые волосы — он альбинос, насколько я слышала все альбиносы — гордые обладатели синдрома дауна, что вполне подходит, на мой взгляд, к его вампирской натуре. Можно было бы сказать, что он похож на женщину, но при всей его изысканности, в вампире чувствовалась мужественность: уверенный взгляд, который я ощущала на себе, походка, даже то, как он стоял в свете фонаря, говорило о силе этого существа.

— Не люблю лесть, особенно от вампиров. — фыркнула я в ответ, на его слова.

Вот честно, не хватало мне лживых комплиментов от всяких там стригоев. От обычного представителя людей, я этот комплимент приму и даже, возможно смогу смутиться, а от вампира…. Если упырь льстит человеку — значит ему что-то надо. Чаще всего этим «что-то» является кровь.

— Разве я вам льщу? — спросил он, явно удивленный моей агрессии.

И, правда, он мне ничего такого не сказал и не сделал. Ну, почти ничего такого, за что можно было бы на него злиться. Я злилась? Надо подумать. Не совсем, а если и злилась, то не столько на его персону, сколько на себя: на воспоминания, на проникновение в мое сознание, на внимание этого монстра ко мне. Тем более общение с монстрами ни к чему хорошему не приводит. Вампиры — хитрое зло. Это мое личное мнение и точка.

Он наверняка поджидал в том темном углу любую девушку, чтобы очаровать и, скорее всего, отобедать ею. Так что это определенно лесть. Значит, предполагает, что я легкая добыча. Как бы ни так, он сегодня очень сильно разочаруется в себе.

— Нет. — пожала я плечами, немного успокаиваясь.

Я же красивая сегодня? Красивая. Значит, вампир вовсе не врал про «улыбку красавицы». Правда, он не видел меня в будни, там от красавицы, на мой взгляд, одно название.

— Тогда вы не откажетесь от коктейля, в знак моих извинений? — предположил он, наверняка чувствуя, что я лгу.

Обычно больше одного коктейля я не пью, но что-то подтолкнуло меня согласиться. Может он влияет на мое решение? Я же прекрасно знаю, что должна отказаться от его предложения, обязана держаться подальше от таких знакомств и все же согласилась. Надо быть осторожнее. Не такая я легкая добыча, как это кажется кровососу.

В клубе, Лаура танцевала с Владом, что ж, пусть веселиться, ей завтра не работать. Я же сейчас выпью половину коктейля и пойду сразу же домой. Сделав заказ в баре, мой новый знакомый протянул мне стакан с коктейлем.

— За знакомство. — произнес он тост.

— Мы не знакомы. — хмыкнула я в ответ.

— Винсент.

— Рене. — мы соприкоснулись краями бокалов.

Пить я не торопилась. Сказать по правде, меня настораживало, что этот вампир проявлял ко мне интерес. Можно списать это на то, что я всегда отношусь с опаской к вампирам и стараюсь обходить их стороной. Сама удивляюсь, как сейчас могу спокойно общаться с одним из представителей этого вида. Точно, надо представить, что он просто клиент в нашей фирме. От этого решения, мне стало намного легче. Может, я просто накручиваю себя?

— Что вас привело в этот клуб? — спросил Винсент.

— Как и многих других, меня привело желание отдохнуть. А вас? — отпила я и уставилась в стакан. Я почти лгала, выходные люблю проводить по-другому.

— То же самое. — закралось подозрение, что он не чувствует ложь. — Но для человека, желающего отдохнуть, вы слишком напряжены.

Винсент смотрел на меня. Я молчала, точнее, гипнотизировала взглядом стакан. Не умею общаться с мужчинами. Да-да, я много чего не умею в этой жизни. Моя жизнь — моя работа, уже два года я живу только работой и ничем больше. Другой жизни я не хочу помнить, меня и эта устраивает. С мужчинами же я опять-таки общаюсь в основном только по работе, а в свободное время контактирую с ними очень редко. Плюс смотреть вампиру в глаза небезопасно — он может загипнотизировать тебя и подчинить своей воле.

— А я-то, думаю, куда ты пропала? — воскликнула подруга, подойдя ко мне. — А ты оказывается, этого красавчика соблазняла. — игриво хихикнула она. — Я — Лаура.

— Винсент. — улыбнулся вампир и поцеловал ее протянутую руку. — Приятно познакомиться.

— О! Так вы еще и джентльмен. — Лаура начала флиртовать — А чем вы занимаетесь?

— Он вампир. — буркнула я. — Чем он может заниматься?

Девушка удивленно посмотрела на меня. Винсент же только усмехнулся и развел руками, подтверждая мои слова. Реакция подруги, точнее удивление, была мне понятна — я очень часто ей говорила, что никогда не буду связываться с вампирами, а тут на тебе, стою и пью с одним из них, но это удивление быстро исчезло, и подруга снова начала флиртовать. Видимо женский флирт достался ей за нас двоих. Я таким талантом не владела вообще.

— И все же… — улыбнулась она.

— Я предприниматель. — пожал плечами он. — А вы?

— Я работаю в модельном бизнесе. — ответила, так ничего не поняв из моих слов Лаура.

— А вы, мисс Рене? — обратился он ко мне.

Мне нравилась моя работа. Можно сказать, я ею гордилась. Не нравилась мне в ней, только реакция людей на столь необычную профессию, вот скажите, откуда взялись эти стереотипы про старух с бородавками в наше время? Узнав о моей профессии, все без исключения сначала удивлялись, а потом начинали сторониться и избегать меня, и это в наше-то время, где свободно гуляют вампиры и оборотни!

Вампирам тоже не нравились ведьмы. Они побаивались связываться с нами, так как из хороших союзников, ведьмы могли превратиться в опасных врагов. Сейчас, я собиралась сыграть на этом страхе или осторожности этого вида нечисти.

— Я работаю в фирме «Черно-белая Правда». Ведьмой. — мило улыбнулась я.

— Очень интересная профессия. — кивнул он.

Черт! Это его не испугало, а так хотелось, чтобы он покинул нас. И вообще, чего этот вампир пристал именно ко мне? В клубе много более наивных дур, чем я. Я назвала себя дурой? Так, пора сворачиваться и идти домой, тем более завтра на работу.

— Лаура, я домой. Ты со мной? — поинтересовалась я.

— Нет, я с Владом останусь. — она помахала рукой парню.

— Как, вы нас покидаете?

— Да, мне на работу завтра. — выдала я одну из профессиональных улыбок я, смотря в грудь вампира.

— Могу я проводить вас? — предложил упырь.

Этого мне только не хватало. Я еще не до такой степени напилась, чтобы разрешать всяким живым мертвецам себя до дома провожать. Да никогда такого не будет! Даже если и напьюсь, то быстрее оборотню доверюсь, чем этим ледышкам.

— Нет, благодарю за заботу, но я лучше сама доберусь. — уже на прямую огрызнулась, чтобы дать понять кровососу, что его вниманию не рады. — Прощайте.

У подруги хоть ума хватило остаться именно с Владом, а не с вампиром. Хотя, если так подумать, она только кажется глупой, смекалка у нее работает. Завидую ее способности скрывать свой ум перед мужиками….

***

В три часа дня, два раза в неделю я хожу в бассейн. Плаванье — хороший отдых и физическая нагрузка на все мышцы тела при минимальных энергетических затратах. Вот и сегодня я тоже была в бассейне.

С трех часов дня до девяти-десяти вечера я проводила в фитнес-центре. Я лентяйка, поэтому в этом времяпрепровождении было минимум нагрузок и больше болтовни с кем-нибудь из моих знакомых. Увы, из-за моего графика работы, я редко могла пересечься с друзьями, в фитнес-центре же, я успокаивала свою совесть насчет здорового образа жизни и вполне «законно» общалась с подругами. Иногда мы занимались меньше часа, посвящая остальное время разговорам. Сегодня в устранении дефицита хорошего общения, мне помогала Соня.

Соня — рыжеволосая, невысокая девушка со спортивным телосложением, работающая в юридической компании. Самое главное ее достоинство, на мой взгляд, ее упертый характер, а также то, что она знает про мою профессию и плюет на все суеверия. В дополнении ко всему, Соня была одним из адвокатов, что вели мое дело, и защищала меня по большей части из-за своих нравственных убеждений, чем из-за гонорара. Она не любила преступников, а больше всего преступников вампиров и оборотней, поэтому по большей части она брала дела только людей. Мое дело ее заинтересовало спорностью вопроса виновного и жертвы. Все-таки те, кого я убила, были преступниками, а пообщавшись со мной, Соня поняла схожесть наших взглядов и добилась минимального наказания. Можно сказать в начале нашей дружбы мы начали с пуда соли.

В бассейне мы занимались аквааэробикой и просто плавали около двух часов, после чего сделали передышку и решили полежать на шезлонгах. Самое главное в спорте правильно распределять не только физическую нагрузку, но и время отдыха. Именно во время отдыха после нагрузки, организм начинает работать, улучшая выносливость и подтягивая кожу и мышцы в необходимых местах.

— Как сходила в клуб? — видимо я как-то упоминала ей об этом и она запомнила.

— Никак. — спокойно ответила я.

— Такого быть не может! — возмутилась она. — А как же пьянка, беспредел, дебош, случайные знакомства, пробуждение в чужой постели?

— Обычно Сонь. Потанцевали, выпили и я ушла.

— Что даже парня не подцепила? — с недоверием посмотрела подруга на меня.

— Нет. — быстро рыкнула я, вспомнив про неожиданный сюрприз в качестве вампира.

— Странно…, и никто не пытался подцепить тебя? — заискивающим голосом спросила подруга, из чего я сделала вывод, что они созванивались с Лаурой.

Мы за два года общения стали троицей «мушхитеров» и если в жизни одной происходило нечто глобальное, то об этом узнавали остальные из нашей «банды». Перемыть же косточки друг другу в общении тет-а-тет — дело святое, так что не удивительно, что Лаура позвонила Соне и рассказала про вечерние заигрывания вампира. Не удивлюсь, если это произошло сразу же после возвращения домой.

— Пытался. Вампир. — кивнула я.

— Ну и ты его отшила. — зная мою неприязнь к этим созданиям, подвела итог Соня.

— А как иначе? — хмыкнула я.

— Но отшила ты его довольно-таки ласково, как сообщила мне Лаура. — заметила Соня, улыбаясь. — Хотя могла бы попробовать…

— Я не некрофилка!

Я посмотрела на подругу таким взглядом, будто она на моих глазах внезапно стала говорить на иврите или превратилась в дракона.

— А что, для тебя самое то, ты в основном ведешь ночной образ жизни. Смотри как практично с вампиром: с утра в выходной никто не будет блуждать по квартире, нарушая твой сон, дома у тебя будет убрано и приготовлен ранний завтрак. Его же даже кормить не надо будет! Ну, гроб в чулане придется поставить и все. Может, стоит попробовать? В твои годы до сих пор быть одной уже выглядит странно.

— Только мамашу не включай… — закатила я глаза, а Сонька засмеялась, продолжая приводить доводы в пользу парня-вампира.

Дальше мы разговаривали обо всем подряд: дом, работа, дела на личном фронте Сони, у меня-то с таким графиком работы не было и быть не могло личного фронта, если парнем не был вампир, тогда возможно, но такой вариант мной даже не рассматривался. Не смотря на все доводы приведенные подругой минут двадцать назад, я остаюсь при своем мнении. Мутить с вампиром глупо и не этично, и мерзко, и противно до ужаса. Вампир — буквально холодный бездушный труп!

Когда мы закрыли тему меня и моей брезгливости по поводу вампиров, разговор вернулся в свое русло — к сплетням города, подробностям из жизни офисов, сплетням о знакомых и предположениям, об их реальности. В основном по этому поводу высказывалась Соня, так как большее количество сплетен было про ее знакомых и коллег по работе.

Где-то около пяти вечера мне позвонил директор и срочно вызвал к себе. Интересно, что ему потребовалось от меня в такое время? Мог в принципе подождать и до начала рабочего дня, то есть ночи. Соня предположила, что он хочет дать мне лишний выходной. Ага, разбежался он и прямо так сказал: «отдыхай, Рене». Да чтобы такое случилось, снег должен выпасть в жару. Причем термометр должен показывать ровно пятьдесят пять целых и пять десятых градусов Цельсия. Приняв душ и переодевшись, я поехала на вызов начальства. Особо не торопилась, составляя список предположений на счет срочности. Пусть тоже помучается ожиданием меня хорошей.

Когда я приехала, Джастин — наш директор, уже был у себя и, как сказала секретарша, ждал меня с нетерпением. Эта фраза подсказывала моему опыту общения с начальником, что назревает что-то нехорошее. Не хорошее для меня, а для него это явно несет некую выгоду. Почему некую? Наверняка вопрос был связан с деньгами или тем, что в планах должно принести много прибыли.

Я вошла в его кабинет, выдержанный в зелено — голубой гамме. Должна отметить, что при этом кабинет не напрягал и был довольно-таки уютным. Сам же Джастин говорил, что такое цветовое решение в интерьере напоминает о море и успокаивает клиентов. Меня так и подмывало спросить его: «А если у клиента морская болезнь?». Слава Богу, я держала язык за зубами, в противном случае, мы бы с ним разругались. Уволить бы не уволил, но работой загрузил бы по полной программе. А зачем мне такие расстройства? Мы с боссом состояли в довольно хороших отношениях, даже дружеских, а портить такие отношения — не практично, тем более с начальством.

Джастину было тридцать пять лет. Когда-то он профессионально занимался боксом, теперь стал акулой бизнеса в сфере оккультизма, ну, это он так себя называл. От прошлого у него осталась хорошая фигура. Иногда у него появляется пивной животик, который мужчина начинает усиленно убирать как какая-нибудь модель. Темные волосы с легкой сединой коротко стрижены. Сейчас, его глаза смотрели из щелочек от растянувшейся во все лицо улыбки. Он явно готовил мне какую-то гадость и желал скормить ее прямо сейчас таким образом, чтобы я благодарно проглотила и после мучилась несварением желудка, так как сразу не поперхнулась.

Увольняет? Нет, это слишком легко. Работа без выходных и перерыва на сон? Уже ближе к его желанию заработать больше денег. И все-таки эта улыбка…. Не-е-ет, для этой улыбки все мои догадки, были детскими. Причина вызова меня, раньше моего рабочего времени, намного более коварная и изощренная. Настолько довольное лицо у него может быть только тогда, когда в фирму должны прийти большие деньги и выгода.

— Ближе к делу, Джастин. — я прошла к креслу и села перед начальником.

— Что даже кофе не выпьем? — спросил он весьма дружелюбно.

Большая подстава….

— Джастин, я работаю у тебя два с лишним года. Этого мне достаточно, чтобы сказать, что ты замыслил «нечто». Это «нечто» мне наверняка выйдет боком. — улыбнулась я в ответ. — Так что, ближе к делу.

— Ну к делу так к делу. — развел он руками. — Ты помогаешь полиции.

Хорошо, что я отказалась от кофе, иначе бы кружка полетела в его улыбающуюся физиономию. Нет, зря отказалась. Мне сейчас так и хотелось его ударить, хоть чем-нибудь. Я начала рассматривать его стол, пытаясь найти на нем хоть какой-то предмет, чтобы запустить в босса. Джастин оказался предусмотрительным, поэтому стол был абсолютно пустым, не считая пары документов, которыми его не избить. Он тоже меня хорошо изучил за два года.

— Джастин, у меня как бы не очень хорошие отношения с законом. — начала я из далека.

— Пять лет условно за четыре незаконных убийства нечисти — это замечательные отношения с законом. — заметил мой начальник.

— Нет, это просто хороший адвокат и обстоятельства, а еще судья который не лоялен к вопросу о вампирах. — парировала я.

— Ну, я же говорю, прекрасные отношения с законом. — развел он руки в сторону как бы говоря «ты сама подтвердила мои слова».

— Нет, это умение обойти закон, не выходя за его же рамки. Я не коп, я-преступник и полиции очень не нравится, когда преступник ошивается на месте преступления, пусть даже и помогая им. Я же в свою очередь очень не люблю полицейских, так что наша антипатия взаимна и к сотрудничеству не располагает. — начала я выдавать аргументы против такой работы.

— Тебе за хорошую помощь и срок обещали урезать… — заметил он с тайной надеждой, что я после этого сразу соглашусь. — Представляешь, поможешь, полиции и сможешь через меньший срок взять отпуск и уехать в другой город.

Что ж, это уже было заманчивым. Не на столько, чтобы я сразу дала согласие и побежала вприпрыжку выполнять задание. Просто кулаки разжала, готовая узнать про работу немного больше. Желание чем-то запустить ему в лицо тоже исчезло, почти исчезло.

— И что я должна делать в качестве этой «помощи»? — уточнила я.

— Просто выезжать на места преступления и консультировать. — пожал он плечами.

— У них и своих консультантов предостаточно. Так с чего бы им еще один потребовался, вдобавок ко всему не чистый на руку? — мило улыбнулась я.

— Честно, только консультируешь и все. У их консультантов только теория, а у тебя не плохая практика.

Что есть, то есть. Теория и практика в магической сфере, да и в любой работе — две абсолютно отличающиеся друг от друга вещи. А в магии теоритически должно быть одно, а может выйти совсем другое. Поэтому и ценятся хорошие практики, а не теоретики в магической сфере.

Не могу сказать, что среди теоретиков магии сидят одни бездари. Нет, это не правда, среди этих же теоретиков есть прекрасные учителя и магистры, которые не практикуют, но доказывают возможности того или иного использования магии. Теоретиками так же нередко становятся бывшие маги-практики, которые просто решили больше не связываться со всеми сложностями магического мира и ушли в глубокое изучение теории созидания или разрушения. Так что иногда, с научной стороны вопроса теоретики могли утереть нос самому опытному практику паранормальных наук.

Именно по этой причине, я немного сомневалась, в том, что смогу помочь опытным теоретикам из полиции в расследованиях. Чаще всего я действовала даже не по научным теориям, а по наитию и направлению силы.

Если мне сократят срок моего заключения на территории города, то я быстрее смогу из него уехать. Что ж это плюс, конечно, но я вроде бы даже обжилась здесь, завела друзей, квартиру снимаю. Терять это как-то не хотелось, с другой стороны я могу это и не терять, просто будет свободы больше. По странам поездить смогу в отпуск, а не на ближайших турбазах проводить свои свободные недели, вместе с отдыхающей «нянькой» по соседству. Надо соглашаться. Не надо соглашаться. По ходу дела разберусь.

— Хорошо, я попробую, но только попробую и если мне не понравится, ты назначишь другого или откажешься. — предупредила я.

— Отлично, вот адрес. — протянул он мне помятую бумажку.

Джастин рассчитывал, что я соглашусь в любом случае, поэтому и вызвал так рано. В соблазнительных предложениях ему не было равных, у Джастина дар убеждать людей в том, что им якобы жизненно необходимо. Уговорить человека на свои условия, для него было раз плюнуть, даже меня. Не часто, но всегда выгодно для него. Мне точно грозят неприятности.

Я взяла бумажку и прочитала адрес. Морг. Оу, это уже хорошо. Практически оптимистично. Может даже обычное бытовое убийство. К примеру, вампир-любовник увлекся в играх. Или ограбление, да и про оборотней забывать не стоит.

— А в чем тебе выгода? — прищурилась я, так как пока видела выгоду только для себя.

— Сотрудничество с полицией вызывает большее доверие к фирме, а значит больше клиентов. Мне деньги, тебе возможность сократить срок, все честно. — объяснил босс разведя руками в стороны. — А если повезет, о каком-нибудь расследовании напишут в газетах, что обеспечит и бесплатную рекламу.

— У меня одно условие. — я мило улыбнулась Джастину.

— Все что угодно, мой самоцвет.

— Раньше я была самородком.

— Самоцвет лучше тебя характеризует, так какое условие?

— Никаких клиентов-вампиров в моей работе.

— Но они же много платят! — возмутился Джастин.

— Ты сказал, все что угодно, это мое условие. Ты убираешь из моих клиентов вампиров, я сотрудничаю с полицией и делаю твоей фирме имя. Или я отказываюсь от этого дела.

— Ну, хорошо, никаких вампиров. — с неохотой согласился мужчина.

— Дело ведет детектив Эрлинктон? — поинтересовалась я, прерывая мечты Джастина.

— Да, а ты с ним знакома? — невинно полюбопытствовал Джастин.

— Он мой надсмотрщик. — ответила я вставая и выходя из кабинета.

— Смотри как много плюсов. — полетела мне вдогонку радостная фраза.

Если бы он знал, в каких мы отношениях с детективом, такой радости не было бы. Я, наверное, единственная условно заключенная, которую приходилось контролировать по домашнему телефону и выслушивать ненормативную лексику в подтверждении того, что я дома. Я уже молчу про то, что за эти два года я сама ездила в участок отмечаться всего раз семь-восемь. Все остальное время меня либо принудительно вызывали, либо вылавливали для подписи. Ну, в этом мне повезло, а могли бы после первого пропуска, просто сдать в тюрьму. Интересно, а как Роберт вообще выкручивался с моим отсутствием и росписью? Вывод: Джастин прав, у меня хорошие отношения с полицией, по крайней мере, с одним из ее представителей.

Вечер выдался на удивление жарким, люди прятались от зноя в кафе с кондиционером, либо сидели дома, ожидая прохлады. Я же ехала в морг в машине, которая успела разогреться и превратиться в сауну под лучами заходящего солнца. Хорошо, что еще на прошлой неделе я соизволила съездить в автомастерскую и починить кондиционер, так бы приехала уже мокрой курицей гриль.

Через час я припарковала машину возле здания морга. На пороге двухэтажного белого здания с красным крестом, меня ждал Роберт с кипой бумаг. Интересно, а не он ли меня предложил на эту черную работу, так сказать для мести? Ладно, не суть дела.

Я подошла к этому красавцу: средний рост, слегка, на мой взгляд, перекаченное тело, кожа цвета легкого загара, — кстати, цвет этот натуральный и он редко загорает даже летом, повезло же некоторым, — черные волосы модной сейчас прически, чуть выше плеч, одет в бледно-голубую рубашку, черные брюки и светло-коричневый пиджак, который он сейчас держал на сгибе руки. Это все был Роберт. Ему бы в фильмах сниматься, а не преступников ловить. Пистолет был убран в заплечную кобуру, стрелять не собирается, уже плюс.

— Ну, здравствуй. — хмыкнул он при виде меня.

— Привет, Роберт, давно не виделись. — выдала я одну из лучших своих улыбок.

— Слишком давно. — буркнул он, протягивая мне бланки для заполнения.

— Так работа только предлог чтобы увидеть меня? Неужели ты по мне так соскучился, что не мог больше ждать нашей встречи? — изобразила я восхищение и влюбленность, забирая бланки.

— Разбежалась. Так ты у меня перед глазами чаще маячить будешь, мороки меньше.– фыркнул мужчина, поморщившись от моих кривляний. — Пошли, а это заполнишь после.

— Если там надо оживить труп, то у меня нет с собой средств для этого. — сразу предупредила я держась чуть позади.

— Сама посмотришь, надо или не надо. — ответил буркнув Роберт, не глядя на меня.

Всегда иду позади человека, так можно предотвратить выстрел в спину, если ты этому человеку не доверяешь. Роберт, хороший и честный полицейский, но моих косяков достаточно, для инсценировки побега и выстрела в мою «маленькую» спину, чтобы больше не мучится. Один раз за добровольно-принудительным обедом Роберт даже обещался это сделать. Так что, сейчас, я не рисковала проверить весомость этой угрозы и шла позади него.

— Посмотришь тело, скажешь, что за обряд. — объяснили мне задачу детектив.

— Пахнет жареным. — заметила я. — Тебе это и другие консультанты могли бы сказать.

— По этой магии у них разные мнения. — ответил он, как мне показалось поморщившись.

— Смешение? — слабо веря в свою догадку, спросила я.

Смешение энергий разных магических направлений рисковое и очень опасное дело для мага. Не зря вся каста магов делится на: белую магию, черную, магию крови, деревенскую или травническую и серую или магию энергии. Смешать одно с другим получается не у всех. Когда-то это пытались делать. Как написано в книгах последствия были ужасными. Смерть мага — это еще полбеды, а вот мор и чума, чуть не погубившие человечество, это совсем другой вопрос. Кстати, именно попытки магов к смешению и были одним из главных факторов сподвигших людей к началу охоты на ведьм и созданию инквизиции.

В Румынии несколько сотен лет тому назад был маг Дариуш способный на смешение двух и более магий, он и вывел некоторые законы пропорций смешения, которыми и по сей день пользуются ведьмы и маги в особо серьезных ситуациях. Такое смешение редко у кого выходит, да и откат часто жесток в духовном, а иногда и в физическом плане.

Сейчас, в мире проживает четыре ведьмы способные на малое смешение, включая меня. Об их успехах или поражениях в смешении ничего не слышно уже довольно давно. Это опасное направление колдовства, поэтому практически не используем в своей работе. Знаю по себе. Если бы они развились в смешении, то это обязательно узнали бы в магической среде, но вряд ли кто-то из них рискнул экспериментировать в этом направлении.

— Увидишь и скажешь — пожал он плечами.

Я сделала глубокий вдох и выдох. Стало легче? Нет, но смогла успокоиться и не послать все к чертовой матери раньше времени. Соблазн между тем был невероятно велик. Просто гигантский соблазн развернуться к машине с фразой «Я пас» и сразу уехать, преднамеренно забыв документы до следующей встречи в менее формальной обстановке. Останавливало меня невероятное любопытство. Инстинкт охотника медленно выходил из затяжной спячки, тихо шепча, что стоит все же взглянуть на тело.

Мы прошли в тишину здания, где усопшие прибывают в покое до того, как смогут отправиться в последний путь. В моргах всегда тихо как в гробу. Здесь всегда такая гнетущая тишина, что давит на тебя — живого человека. Может у них звукоизоляция? Все-таки здесь часто бывают новообращенные вампиры с наставниками. Хоть какой-то звук должен быть?! Нет, в этом здании очень тихо, как ни прислушивайся, услышишь только звук собственных шагов.

По такому стерильно чистому коридору впервые я прошла в четырнадцать на опознание родителей. После, когда мне приходилось идти по коридорам данных учреждений во время охоты, я вновь переживала тот момент жизни. Ту боль, которую не залечила месть и время. Притупили, да, но всего лишь на одну миллионную. Мне предлагали поставить блок на эти воспоминания, но зачем? Зачем забывать это? Забывать то, что сделали эти твари? По моему мнению, этот опыт делает нас только сильнее. Заставляет ценить то, что у нас есть и замечать те драгоценные вещи, которых мы обычно не видим. Жалко, что замечаем и ценим мы эти мелочи, когда поздно, а когда было время ценить, принимаем как должное. Даже не должное, а просто обязанное нам своим существованием. Когда нам показывают, что эта ценность-мелочь, не обязана являться частью нашей жизни, мы сознаем, что это и было нашей жизнью. Так было со мной. Я не ценила моментов, проведенных с семьей, часто спорила и ругалась с родителями, хоть и любила их. Теперь же поздно было что-то исправлять, остались только воспоминания, которые научили меня ценить мелочи жизни.

Роберт молчал, в этой давящей на уши тишине меня провели в помещение с холодильниками, столами и медицинскими инструментами для вскрытия и взвешивания внутренних органов. Брр, всегда передергивало от вида этих невероятно чистых вещей. На столе, лежал единственный труп, к которому и подошел детектив. Ага, загадка раскрыта — это наше тело.

— Готова? — спросил он, глядя на меня.

— А что я могу увидеть там такого, чего не видела раньше? — хмыкнула, храбрясь я.

Роберт покачал головой и как в спектакле отодвигают ширму, стащил простынь с тела.

Меня вывернет наизнанку. Меня не вывернет наизнанку. Меня вывернет наизнанку. Так меня вывернет или не вывернет наизнанку? Пристально рассматривая раскуроченное переломанное во всех суставах тело, я задавалась этим вопросом. Парень или девушка? Наверное, врачи сразу же определили гендерную принадлежность усопшего, знаний у них больше. Я, правда, тоже догадывалась, что передо мной тело девушки, по округлой форме бедер, увы гениталии тоже отсутствовали как и волосы на голове.

— А где органы? — спросила я, стараясь дышать как можно медленнее.

Мой желудок еще думает над тем, чтобы послать завтрак, обед и предстоящий ужин обратно или нет. Значит, его можно уговорить. Оптимистично рассуждая про себя на эту тему с желудком, я рассматривала вереницу кровавых и выжженных знаков на остатках кожи и костях. Почему-то цвет у знаков был такой будто их только что нанесли или накапали: ярко-вишневая кровь, которая должна была уже запечься и потемнеть, скрошиться с кожи, впитаться в кости, скатиться красными бусинками с этих самых костей, образовав на дне красную лужицу. Обязательно должна была появиться лужица крови на дне тела, от которой обязан исходить изысканный аромат разложения и смерти, или хотя бы бальзамирующих жидкостей, сдерживающих процесс этого самого разложения.

— Предположительно их съели. Или утащили с собой. — пожал плечами Роберт. — На месте преступления органов обнаружено не было.

Не уговорила или уговорила, но не так как хотела. Детектив мило посторонился, указав мне на дверь, ведущую к туалету, когда я приложила руку к губам. Кстати, замечено, план комнат во всех моргах один и тот же. Наверное, поэтому я быстро нашла туалет и заставила все содержимое желудка попасть не на пол. Проведя спонтанное очищение пищеварительного тракта противоестественным путем, сполоснув лицо, и прополоскав рот, я вышла обратно. Вообще желудок у меня на такие вещи очень слабый, если конечно это не я сама сделала или если это не фотография — в этих двух случаях с желудком все было спокойно. Я чаще всего просто сносила головы вампирам, а не вскрывала их, поэтому мой организм сам решал, что ему делать… Хорошо, моя яркая и впечатлительная фантазия перед этим успела нарисовать парочку интересных сюжетов, от которых собственно организм и взбунтовался.

Роберту я не лгала, во время своих странствий и охоты за нечистью, каких только кошмаров я не насмотрелась: выпущенные кишки, вырванные сердца, оторванные челюсти, головы, руки и ноги, самое страшное это тела детей. С таким мой желудок почему-то справлялся, а вот вычищенное от органов тело, повергло желудок в шок. Какой садист, мог так обработать труп? То, что это обрядовое убийство я не сомневалась.

— Покурим? — спросил Роберт, стоя возле уборной.

— Штук десять и литр водки. — пробормотала я, следуя за мужчиной в курилку.

— А ты молодец, некоторых сразу на изнанку вывернуло. — подбодрил меня детектив.

— Тебя в том числе? — поинтересовалась я.

— Минута — гордо сообщил он.

— Это не повод для гордости. — буркнула я закуривая. — Почему ты не сказал мне, что там находится это?!

Уже хорошо. Если я начала злиться и почти кричать, то это просто замечательно. Смогу нормально работать, значит, смогу спокойно смотреть на эту стерильно вычищенную оболочку и не отправится снова в туалет.

— Хотел посмотреть на реакцию убийцы нечисти. — пожал он плечами. — Что можешь сказать?

— Что можно сказать из такого? Да там возможно намешано все подряд! А может и ничего вообще, кроме сохраняющего заклятия! Мне надо будет провести тщательный осмотр.

— Да пожалуйста. — хмыкнул Роберт.

Докурив сигарету и немного постояв с закрытыми глазами, я снова вошла в помещение с останками. Найдя точку покоя внутри, что было немного непросто в этой ситуации, да с моей фантазией. Почему-то на ум пришла ложка для мороженного и это издевательство моего разума, заставило поежится, что в свою очередь привело к потере так необходимого сейчас мне покоя. Потеряла сноровку, явно потеряла сноровку за два года, на экстремальные ситуации. Встав рядом с головой и расположив руки параллельно друг другу, чтобы между ладонями оказалась голова без, кстати сказать, лица, я закрыла глаза.

Сколько могло пройти времени, пока я разбиралась в хитросплетениях данного обряда и разделения одной нити магии от другой — не знаю. Пришла в себя тогда, когда почувствовала удар спиной и услышала звон бьющегося стекла. Это было зеркало, как выяснилось, когда я открыла глаза. И керамическая раковина, в осколках которой я сидела. Легко отделалась. Даже очень легко отделалась на мой взгляд. Пару царапин и гудящая голова — это действительно мелочи в данной ситуации.

— Ты как? — с широко раскрытыми напуганными глазами спросил детектив, подбегая ко мне.

— Больно. — дальше пошел ряд ненормативных изысканно составленных словосочетаний. — Твою… — и снова ненормативная лексика. — Ну и сколько ваших консультантов отправилось на тот свет?

Честно, боль я никогда не умела выражать нормальными красивыми и приличными эпитетами. Компания у меня была такая, где иногда объясняться приходилось через нецензурные слова, чтобы все становилось понятным для всех. Кстати, такая лексика часто давала возможность спастись от какого-нибудь чудовища. А боль. … Так у меня пониженный болевой порог, что удивительно для истребителя. Поэтому и столько красивых слов. Прекрасно, я еще и руку распорола… Вечер просто абсолютно незабываемый.

— Один в коме.

— Ну, хорошо, что вы на одном остановились. — фыркнула я.

— А ты почему в кому не впала? — удивился Роберт.

— А ты хотел, чтобы я впала? — рыкнула зло я.

— Вопросов меньше было бы о том, где ты ходишь. — пожал плечами он. — Вставай, отведем тебя к доктору.

— Вот спасибо. Какого ты вообще гражданское лицо допустил, не предупредив об опасности? Да ты вообще не имел права меня подпускать близко к этому! — рычала я на Роберта пока мы шли к врачу.

— Вообще-то, ты была приставлена к этому делу как хороший практик, на законных основаниях по приказу суда, так что ты не гражданское лицо. — заметил детектив. — Конечно с оговоркой, на добровольное сотрудничество. Заметь, ты все добровольно сделала сама.

Сколько сарказма. Роберт не слишком силен в шутках. А шутить он любит, когда нервничает или чувствует себя виноватым, вот и очередная попытка свелась к сухим фактам. Переживай за то, что я чуть копыта не отбросила из-за твоей молчаливости и своей тупости. Конечно, про тупость я ему ничего не скажу, возможно. Ну, по крайней мере, до завтра точно.

— Так ты что-то узнала? — спросил он, пока меня перевязывал врач.

— Не знаю. — пожала плечами я. — Там много магических символов, которые противоречат друг другу. Из этого просто невозможно составить нормальное заклятие.

— Рене. — серьезным тоном, словно родитель, произнес детектив.

— Сейчас, я ничего точно сказать не могу. Я пользуюсь серой энергией в основном и изредка другими видами. Покопаюсь после работы в учебниках и инете. Вспомню, так сказать забытое и уже завтра… Роберт, намекаю, что завтра это в пять вечера минимум, я позвоню и расскажу тебе то, что узнала.

— С предположениями. — потребовал он.

— Возможно с предположениями, но ничего гарантировать не могу. — пожала я плечами. — Пока что я не понимаю, что за обряд могли проводить. Больше похоже на работу неучи, которая собрала обрывочные знания и сложила их вместе. Я еще удивляюсь, как этот маг-неуч в живых остался?

— С тобой точно все в порядке? — с сомнением спросил он.

Я задумалась. Вопрос был действительно очень стоящий. Ответить «Да» притом, что у меня гудела голова и жутко болела спина, значит солгать. Сказать нормально? Получала я в своей жизни удары больнее. Да и в больницах часто лежала. Так часто, что приходилось откладывать определенную сумму денег, на удаление шрамов. Благодаря этой операции у меня оставались только те шрамы, которые я получила в детстве. Их я не убирала из-за принципа.

— Сойдет. — кивнула я.

— Может….

— Роберт, я на работу и так уже опаздываю у меня первый клиент через полчаса. — перебила я его, посмотрев на часы и встала с кушетки. — А если я думаю о работе, то волноваться и портить свои нервы не стоит. Мне конечно приятно, что ты беспокоишься, но все не так серьезно, как могло показаться.

Слава богу, меня не стали останавливать. Я вышла из морга, ночной прохладный ветерок повеял в лицо, я действительно вымоталась всего за какой-то час сканирования. Было такое ощущение, будто я плакала в истерике день или два. Думаю, все, знают какое состояние, после этого у человека… Я это знала наверняка.

Именно в таком состоянии, с улыбкой больше похожей на оскал маньяка-убийцы, я проработала остаток ночи. Надеюсь, я правильно предсказывала, иначе Джастин с меня три шкуры сдерет. Терять авторитет среди ведьм тоже как-то не хотелось, они народ понимающий, но множество ляпов в статистике дает плохой результат и меньший спрос, а это плохо для моей зарплаты.

***

Сегодня меня впервые с подругами отпустили на концерт, в другой город. Я возвращалась домой счастливая от того, что мы пообщались с выступающим и очень популярным коллективом. Конечно, мы ездили со старшей сестрой одной из подруг, но это ничего не значило. Я парила от этого события над землей и напевала мотивы их песен, пока шла домой.

В доме не было света. Скорее всего, родители не стали ждать моего возвращения, и все легли спать. А на душе, уже начинало брать свои аккорды беспокойство, но я его не замечала под слоем впечатлений. Шла к дому, вдыхая приятный аромат цветов сирени, чуть ли не вприпрыжку. «Нет, не иди туда» — это кричало что-то внутри меня, но я шла, даже не прислушиваясь к своему внутреннему голосу.

— Ма! Па! Я вернулась! — крикнула я как можно громче, пройдя в коридор.

Родители всегда спали чутко и слышали, когда я возвращалась поздно. Городок у нас был небольшой и каждый знал друг друга, поэтому детей не боялись отпускать гулять до позднего вечера, да и двери редко запирались на замок. Наш городок был островком безопасности, благодаря активной работе полицейских. Таким наш город и казался мне до этого ужасного момента.

Неестественно красные глаза посмотрели на меня из дверного прохода гостиной. Я замерла, так и не расстегнув полностью сапоги, не могла понять, что передо мной. Все что я помнила это красные, светящиеся в темноте глаза. Не знаю, не помню, как получилось, что я осталась в живых. Сколько бы ни пыталась вспомнить, сколько бы ни терзалась вопросом, почему не умерла вместе с ними, не смогла найти ответа.

А дальше, пустые глаза матери, отца и брата. Маски ужаса и боли, застывшие в немом крике на их лицах. Душераздирающий крик отца, когда ему постепенно ломали суставы, читая непонятные слова заклятия. Почти нечеловеческий вой матери…. Кровь фонтанами, еще теплое живое сердце, извлекаемое из тела. Крик. Лица отца, матери и брата сменяли друг друга.

Я вскочила в кровати, еле подавляя собственный крик. Ощутила, что по щекам градом скатываются соленые слезы, а в груди была такая адская боль потери, будто все произошло только вчера. Лицом я уткнулась в собственные колени, пытаясь проглотить ком, вставший в горле и не дающий дышать.

Мужская рука медленно обхватила мою талию, и в район бедра уткнулось, чье-то лицо. Это тепло было таким родным и пушистым. Мужчина в моей постели. Мужчина в моей постели? Этого просто быть не могло!

Медленно я повернула голову, чтобы удостоверится. Короткие волосы цвета спелой пшеницы, длинные ресницы, нос со знакомым шрамом, тонкие губы, приятные черты лица….

— Твою ж мать… — застонала я, не веря своим глазам.

— Мою мать не трогать. Плохой сон? — спросил Гилберт, теснее прижимаясь ко мне. — Ах, да, между нами ничего не было.

Гилберт — умопомрачительный мужчина, который может затащить к себе в койку любую девушку. Кстати, привлекает он девушек лет с двенадцати и нагло пользуется своим звериным шармом. Он — оборотень. Добропорядочный и законопослушный оборотень из моего тихого и счастливого прошлого. Добрый, и в юности, падкий на девчонок. Он благодаря своему природному очарованию, увлекал в свои сети любую девушку из нашей школы, даже старшеклассницы не могли устоять против него. Поговаривают, что некоторые учительницы тоже не устояли перед его обольщением.

Единственной подругой, которая устояла перед этим шармом и ругалась с ним по поводу и без, была я. Лет до четырнадцати, я же была единственная, кто знал о его мохнатой жизни. Как-то зимой это стало общеизвестным фактом, его семью ненавязчиво попросили съехать из города. Так как родителей Гилберта в ликантропии не подозревали, а, к слову они чистокровные оборотни в третьем поколении — то есть их предок заразился ликантропией и передал ее на генетическом уровне потомкам — обошлось тем, что Гил сбежал из дома. Вопрос о переезде сняли, хотя и стали относиться к их семье более осторожно.

Встретилась я с этой блохастой тварью снова уже в институте. Вот там он уже чуть ли не во все уши кричал, что я окажусь в его постели не просто как подруга. Дело было вовсе не в ревности или чувствах ко мне с его стороны, а в его дол… дурости и возмущении тому факту, что я его персону не принимаю за объект воздыхания. По большей части он дурачился — мы оба это понимали, но скандалы до небес случались. После окончания института я встретилась с ним…. Вчера.

Кстати, что было вчера? Память периодически работала как у рыбки, в пяти секундном режиме. Приходилось в такие моменты восстанавливать все поэтапно.

Конец рабочей ночи. Выхожу на улицу. Иду в сторону дома. Кстати, почему я пошла, а не поехала на машине? Ладно, не важно. Пристал кровосос. Как же его звали? Ну, тот из клуба. В…В…Винсент! Огрызнулась на него. Попыталась тонко намекнуть, что не намерена продолжать с ним знакомство. От его настойчивости начала подозревать упыря в психологической нестабильности. Только идиот может быть таким настойчивым при отказе, или маньяк. Из ниоткуда появился Гилберт, точнее, он просто шел по улице мне на встречу, увидев меня и кровососа, сделал вид, что идет ко мне намеренно и обнял крепко. Радость даже не пришлось симулировать. Он либо почуял меня, либо действительно узнал, чему в данной ситуации я была очень благодарна.

Дальше мы вернулись к моей машине.

Я постаралась мило ответить на прощание беловолосого, всеми способами давая ему понять, что ничего со мной не светит, даже поцеловала Гилберта в щеку. Уехали в бар, и я переборщила с алкоголем, хотела быстро расслабиться, да и встреча действительно меня порадовала. Много говорили о том, как жили после института, я подробности опускала. Он кстати тоже не вдавался в мелочи. Да это и не важно. Решили нанять трезвого водителя, так как у меня было желание напиться, а результата вроде не наблюдалось. А потом? Приехал водитель, и мы решили продолжить дома. Сели в машину, а дальше белый экран.

— Точно ничего не было? — сомневаясь, спросила я.

— Да ты мне как сестра! — рыкнул он, тут же выпуская меня из объятий и отстраняясь.

В этот момент я заметила, что полностью одета. У нас ТОЧНО ничего не было. Это теперь неоспоримый факт. Гилберт не стал бы одевать девушку снова, если уже ее раздел.

— Ага, при этом ты эту сестру весь институт в койку затащить обещался. — хмыкнула я и закурила, садясь в кровати.

— Подумаешь. — фыркнул Гилл в своей особой манере. — Не обольщайся, ты вообще не в моем вкусе. А в койку я считай, тебя затащил.

— Серебро в свои вторые девяносто желаешь, получить? — поинтересовалась я, самым доброжелательным тоном.

— Те че легче стало? Так выметайся отсюда.

— Квартира.

— Чего квартира?

— Моя квартира. Ты выметайся, если не нравится.

— Драная!

— Блохастый.

— Подумать только и я по этой дряни еще скучал!

— Кофе будешь?

Да, перебранка с Гилбертом всегда действовала как самое лучшее успокоительное. «Драная» и «Блохастый» — дружеские детские клички. По ним мы и определяли, что ссора не переросла до серьезного скандала. Никто из нас не обижался за легкий срыв и трепание нервов. Да, я ненавижу нечисть, потому что видела, на что она способна, но. Но Гилберт друг детства и он такой Гилберт.

Не дожидаясь ответа, я пошла на кухню и запустила кофеварку. С душем пока что стоит повременить. Открыв холодильник, я сообразила на завтрак яичницу с помидорами. Накрыла на стол и посмотрела в недовольное лицо парня.

— Вот ты вроде бы девушка…. — усомнился он в моей гендерной принадлежности. — Так почему в квартире бардак?

— Потому что я в ней не живу, а дневую.

— Прям как вампир. — хмыкнул он.

— Не напоминай. — поморщилась я.

— Нифига себе не напоминай! За тобой ухлестывает сам помощник Князя Города, а ей не напоминай.

— Я сказала…

Видимо я его сильно задела, раз он стал припоминать мне вампира. Не важно, сейчас, я сосредоточилась на его словах. А именно на словосочетании «Помощник Князя Города». Я совсем жизнью города не интересуюсь, раз не узнала этого упыря. То-то мне его вид показался знакомым и отталкивающим. Нет, не показался, для меня все вампиры на одно лицо. Помощник Князя города проявил ко мне интерес? Ой, не к добру это, если он именно заинтересовался мной, а не выбрал в качестве жертвы.

— Так, ты, о чем? — хмурясь, спросила я.

— О белобрысике. — легко и просто ответил он, будто это все мне объясняет.

— Эм… как его там? — снова забыла я имя кровопийцы.

— Винсент. — напомнил мне Гилберт начав завтракать.

— Точно. Он помощник Князя?

— Ага. Если правильно, то он его правая рука, именно он чаще всего передает приказы Князя остальным высшим вампирам. Ну, там лордам и графам с баронами.

— А ты откуда это знаешь? — прищурилась я.

— Так я ж в стае здешней в авторитете. — он что-то такое упоминал вскользь, так как говорили мы только на обычные темы не касаясь мистицизма. — Уууу, да ты хорошо набралась, хоть и выглядела вполне трезвой. Или опять не слушала?

— У меня вчера был тяжелый вечер.

— Так, ты не отрицаешь что он за тобой ухлестывает. — довольно заметил парень.

— Еще чуть-чуть и я тебя убью. — милым, нежным голосом сообщила я. — Мне плевать, что он там себе вообразил, но кроме кола в сердце его ничего больше не ждет.

— Узнаю свою сестричку. — улыбнулся довольно Гилберт.

— Я не твоя, жри и убирайся отсюда. — рыкнула я, присаживаясь напротив и уплетая яичницу.

В тишине мы позавтракали. В тишине я проводила его из квартиры и пошла в душ. Молчание не обязательно означает обиду или вражду, просто все, что мы хотели сказать, уже было сказано, все, что не сказано мы промолчали. В институте, когда становилось плохо или появлялись проблемы, я или Гилберт спокойно могли зайти друг к другу в комнату и молча сидеть. Откуда возникло это понимание с нашими постоянными ссорами? Не знаю, но, наверное, именно это и называется настоящей дружбой. Когда можешь просто прийти и, не смущая хозяина комнаты своим появлением, молча сидеть.

Я действительно была рада снова увидеть его в своей жизни. Больше всего радовалась тому, что наши отношения после столь долгого отсутствия в судьбе друг друга не изменились. Черт, да я ему свою спину прикрывать доверила бы. Против вампиров точно доверила бы,

Выйдя из душа и расчесав волосы, включив телевизор для шумовой заставки, я взяла телефон и набрала Роберта.

Вспоминая свой жуткий сон, с примерным воссозданием убийства, я содрогнулась. Жуткое зрелище, увиденное мной в подсознании, заставило тело мерзнуть и убедиться, что это смешение магий. Такой мощной, главное ювелирной работы я никогда не видела в своей жизни.

Мои воспоминания о смерти родителей переплетались с действиями некоего обряда. Когда пила, задумывалась я только об этом деле, неожиданно свалившемся на мою голову, так что и предполагала именно его. У магов часто бывает, что если ничего не понимаешь, лучше на ночь подумать об этой задаче и решение подскажет подсознание, связавшись с энергиями и познаниями минувших лет. Почему он смешался с моими воспоминаниями, да еще так тесно, будто… Лучше не вспоминать и не разбираться в этом. Скорее всего, это произошло из-за недавних воспоминаний этого периода моей жизни.

Когда я вскочила в ужасе от увиденного во сне, разговаривала с Гиллом, я смогла обдумать и разделить все видимое во сне на воспоминания моего прошлого и данные подсказывающие действия обряда. Лучше бы я этого не делала, но я сделала. Пришлось, чуть ли не в мельчайших подробностях вспомнить тот злосчастный вечер, отсеивая действительность от реально произошедшей трагедии. Таким образом, я смогла частично увидеть, разобрать действия магии и лишний раз убедиться, что я почти ничего не помню о собственной беде, кроме эмоций и общеизвестных фактов.

Ненавижу свою способность мыслить по двум направлениям одновременно. Именно она позволила мне, находясь рядом с Гиллом расставить все боле-менее по полочкам. Почему эта способность появляется только в те моменты, когда я не хочу чем-то заниматься, а не тогда, когда она на самом деле нужна? Закон подлости жизни.

— Ты так и не подписала мне документы. — вместо приветствия недовольно заявил детектив.

Документы я специально «забыла» в морге, так как не хотелось с ними возиться. Если же Роберт вспомнил про них, значит уже оклемался и мог снова не жалеть живота моего.

— Знаю. — поморщилась я. — Сегодня подпишу, честно.

— Час дня… Видимо ты узнала что-то важное. Выкладывай. — заметил он, а я посмотрела на часы, чтобы убедиться в верности его вывода.

Вот почему мне не спалось до пяти вечера? Могла же еще полежать в кровати, сделать еще что-нибудь. Так всегда, если появился хоть какой-то результат, меня просто распирает им поделиться, даже если до этого есть еще лишнее время.

— Можно и, так сказать. — вздохнула я, ощущая гусиную кожу, по всему телу.

— Выкладывай.

— Основа обряда черная магия и магия крови. Как все смогли смешать и добавить туда остальные направления, я не понимаю, но работал один человек. Маг. Жертва была жива, когда ей наносили знаки, значит, сюда примешали еще и некромантию, причем очень сильную.… Да, все три элемента входят в разновидности черной магии, но там так же присутствует и магия стихий, о чем говорят и прожжённые знаки, и застывшие в каплях крови, так же там смешано многое и от белого направления магии. При таком количестве мук, что испытала душа и сознание, в тело мог вселиться демон, но этого не произошло, значит, использовали и изгнание и очищение души. Магов, возможно, способных на такое я знаю только троих, но они находятся в других странах. Среди магической элиты города можно поискать, но сомневаюсь. Это то, что я смогла «прочесть».

— Ты уверена? — с недоверием спросил Роберт. — Может кто-то из элиты города, все же способен на такое?

— У нас есть свои особые праздники и так как нас мало, на них собираются все.

— И что это мне дает? — фыркнул он.

— А то, что на этих праздниках мы непроизвольно или намеренно, в качестве развлечения, сканируем силы друг друга. Для нас это как игра и знак доверия. Господи, Роберт, ты бы хоть иногда разговаривал бы со своими консультантами, а не просто читал отчеты.

— Зачем мне с кем-то говорить, если можно допросить тебя? — хмыкнул Роберт. — При задавании таких глупых вопросов, можно либо вспомнить что-то, либо найти новое направление в расследовании.

— Либо понять лжет тебе человек или нет. Ты думаешь, я тебе лгу?

— И как вы сканируете, друг друга? — не стал отвлекаться от дела Роберт, зная, что в его сторону это риторический вопрос.

— Знаешь такие приборы для воссоздания ауры человека?

— Ну да, слышал что-то про них.

— Это что-то вроде такого прибора, в общем один из методов экстрасенсорики.

— То есть вы чувствуете ауру друг друга.

— Ну, проще выражаясь, да. Правда аура и сила имеют разные начала. — в трубке стало тихо.

Может я ему вынесла мозг? Сомнительное предположение, но надежда умирает последней.

— Мало информации. — подвел он итог из моего рассказа. — Но есть, в каком направлении двигаться. Значит, нам необходимо искать некроманта.

— Сильного мага способного на смешение, который отлично пользуется хотя бы двумя направлениями магии. — поправила я детектива.

— Ты таких знаешь. — он не спрашивал, а утверждал это.

— Одного в городе знаю, но он теоретик по большей части, а не практик.

— Имя и где можно найти.

— Нет.

— Сокрытие информации в ходе следствия….

— Можешь не продолжать. — перебила я его. — И все же нет, это может посчитаться вызовом.

— Вызовом?

— Свои правила. У нас очень тонкая грань между дружбой, сотрудничеством и враждой.

— Намекни хотя бы.

— Ардикус. — с большой неохотой выдавила я из себя.

— Магазинчик магических принадлежностей?

— Ага.

— Тонкий намек. — хмыкнул он.

— На толстые обстоятельства. — кивнула я.

— Жду тебя через два часа.

— Эт еще зачем? — удивилась я.

— Ты не расписалась.

— Нет, мне еще надо из-за тебя кое-что узнать.

— Из-за меня? — возмутился детектив.

— Ну, ты же втянул меня в это дело, теперь расплачивайся. Да, и пришли мне фото с места преступления. Это очень сильно поможет в расшифровке обряда.

— Дай мне имена тех трех магов и иди ты…. — начал Роберт, но я положила трубку.

Разговор был закончен в почти дружеском режиме. В стандартном для нас режиме плохого заключенного и злого полицейского. Интересно, кто из нас кем является? Я иногда думаю, что мы меняемся ролями, особенно после посылов Роберта.

Я сгребла все свои книги, по магическим основам, и журналы, с новыми открытиями в мире магии, да-да в это трудно поверить, но и здесь бывают свои открытия, не смотря на эфемерность магии. Не люблю читать по заданию, это очень утомляет, но я упорно читала, штудировала все и…. Ничего подобного нашему обряду, нигде не упоминалось. Я не расстраивалась, так, как и не ждала иного. Если бы я прочитала что-либо наподобие этого случая, то обязательно запомнила. Зато я вспомнила многие знаки, и все что дало мне это — подтверждение моей теории про взрывы и нулевого результата. В интернете искать? Вряд ли что-то выйдет, но я попробую.

В поисковой странице вылезло огромное количество ссылок. Я зашла на первые двадцать сайтов и честно прочитала все, но снова ноль. Были теоретические показания о смешении магии, основы наблюдений Дариуша и выведения пропорций смешения — ей Богу ощущала себя первокурсницей факультета прикладной эзотерики — но кроме этого ничего. Несколько сайтов вообще оказались ересью псевдо экстрасенсов и форумами фанатов магии. В интернете, на какие только глупости не наткнешься.

Еще часа три я убила в компьютере, прежде чем поняла, что пора на работу. Устала и итог моих изысканий не впечатлял. Завтра придется идти в магазинчик за подпольными книгами по черной магии и некромантии. Самое главное, чтобы про это не узнала полиция, а то вместо сокращения срока меня ждет костер. Черт, только бы Роберт не додумался добиться ордера на обыск «Ардикуса», в противном случае мне ход будет туда закрыт. Хоть бы Роберт был умнее и хозяин магазина не обозлился на меня за появление полиции на его пороге.

Если же детектив додумается до ордера и найдет в магазине запретные книги — мне конец. Так же на костер сразу же пойдет и хозяин магазина и каждого его клиента будут проверять в течении полугода, а каждую смерть из-за магии постараются связать с ними и запретной магией.

Есть запретное колдовство для всех. Не только на уровне законов всех стран, но и законов магического общества и если не закон, то общество, а точнее Совет Пяти заставит ослушавшегося ответить перед законом…. Жестоко ответить.

Я много не рассказала Роберту, но каждый маг или ведьма, обязаны не договаривать той или иной информации. Совет Пяти как раз та информация, которую никто не разглашает. Это не из-за страха или того, что наше общество как тайная организация, это в крови. В совести и чести каждого человека с даром. Мы просто молчим про этот совет, так как он редко собирается и отдает приказы, но существует уже продолжительное время. Может это закладывается на генетическом уровне? Не думаю. Скорее молчание про Совет Пяти закладывается силой и тем, что Совет собирается в самых серьезных ситуациях, последний совет собирался перед началом «Великой охоты на ведьм», а это было лет шестьсот тому назад, может чуть меньше. Возможно, Совет Пяти уже не существует. На праздниках они нигде не появляются, на телевиденье о них тоже ни разу не сообщали за все время. Я права, что не рассказала о них Роберту.

Я приехала в офис, продумывая, как завтра явится к тому, кого я практически сдала. Надо будет подготовить подарок что ли? Да, если он поймет, что полиция обратилась к нему из-за меня, то придется делать подарок. А как я узнаю, что он не узнал? Или наоборот узнал? И вообще полиция может не догадаться. Роберт догадается, он же ищейка прирождённая и намеки понимает. Начинаю паниковать? Да, я паникую, но в душе зародился азарт. Кажется, всех этих проблем мне не хватало последние два года. Стоит купить подарок, раз еду за запрещенной литературой. Может отказаться от дела? Рисков меньше будет. Куда ж я тогда без рисков? Никуда. Да здравствует адреналин!

Я вошла в свой кабинет включила приглушенный свет и закурила. До первого клиента было еще полчаса, и я погрузилась в единственный вопрос. Почему моя жизнь снова возвращается к охоте? Я просто уверена, что придется снова охотиться. Злило то, что у меня не было никакого оружия, кроме креста, а он действует не на всю нечисть. На вампиров тоже слабо, но все же отвлекает их внимание. Пистолет и нож более эффективно против всей нечисти, да и охотнику спокойнее с ним.

По приказу суда я не имела права хранить и использовать оружие любого типа. В самые первые месяцы, я чувствовала себя незащищенной и раздетой, а потом привыкла. Жизнь стала более спокойной. Иногда, даже появлялись мысли о создании семьи, очень редко, но все же появлялись. Я стала меньше вскакивать по ночам от разных шорохов и звуков, более спокойной в общении, начала больше смеяться и даже планировать жизнь больше, чем на один день. Так почему в душе появилось некое маниакальное предвкушение радости от сомнительной возможности поохотиться? Потому что я не представляю жизнь без охоты? Без этой опасности, что может поджидать за любым углом или за спиной? Я живу без всего этого уже два с половиной года! Прекрасно живу надо заметить, а в моем положении так вообще как королева! И все-таки эта размеренная жизнь уже изрядно надоела мне.

Надо заняться сбором информации. После работы, обязательно надо собрать всю необходимую информацию, какую только смогу найти. Чтобы я могла честно признать, что сделала абсолютно все для получения более точных данных по обряду.

В кабинет зашел первый посетитель, когда я все-таки пыталась найти что-нибудь схожее с преступлением в интернете. Я еще надеялась найти что-то стоящее в этой библиотеки мусора, когда увидела того, для кого мне придется колдовать.

— Какого? — зло посмотрела я на клиента.

Передо мной стоял беловолосый кровопийца с букетом цветов и улыбался. Сегодня он был одет в обычные джинсы и белую рубашку на выпуск с закатанными рукавами. Смотрелось это все небрежно и стильно. Этакий деревенский красавчик. Что он здесь делает, я не знала и знать не хотела. Обслуживать его я тоже не стану, так как уговор с Джастином уже вошел в силу и из моего списка клиентов убрали всех вампиров, перенеся их в клиентуру других сотрудников, а мне отдали их клиентов-людей.

— Я тоже рад нашей встречи, мисс Рене. — спокойно произнес он, пройдя внутрь кабинета и протягивая мне букет роз и сирени.

Он явно не понял того, что в определенных случаях это сочетание цветов выводит меня из себя. Кстати, а где он умудрился взять сирень в это время года? Не важно, даже если ему пришлось везти эти ветки с другого конца света — это не важно. Важнее всего был тот факт, что из всех вампиров, больше всего на свете я не хотела видеть именно его.

Больше всего меня злила его милая искренняя улыбочка. Эта улыбка была человечной, живой, не кукольной и если бы я не знала, что он вампир, то приняла бы его за человека. Надо признать, что он научился хорошо играть и создавать маски эмоций. Эти маски помогали вампирам очаровывать своих жертв, чтобы жестоко убивать. Подлые хищники.

— Не знаю, что вы здесь делаете, но попрошу вас покинуть мой кабинет, так как скоро придет клиент. — я даже культурно его попросила об этом, уже прогресс.

— Я единственный ваш клиент на сегодня. — хохотнул он.

Я прикрыла глаза, чтобы не сорваться с цепей и не найти то, чем можно существенно ранить этого стригоя. Слабая надежда на то, что это еще один страшный сон, не покидала меня. Очень хотелось очутиться в своей кровати с пониманием, что все мне приснилось. Когда я открыла глаза, вампир все еще стоял, протягивая мне букет.

За открытой дверью в кабинет стоял Джастин всеми жестами своих рук и мимикой лица показывал, что я должна согласиться, не устраивать скандалов, а принять клиента. Я ему, что в эскорт услуги устраивалась? Да как он вообще додумался нарушить свое слово? Как-как? Деньги. Он и мать свою бы продал,…наверное. Если бы хорошо заплатили, то точно продал бы. Почему он не предупредил меня в этот раз? Обычно же предупреждал о клиенте-вампире в мой адрес. Бросить в него, что ли монитором компьютера? Увернется.

— Иди отсюда! — рыкнула я, в данный момент, обращаясь к своему начальнику.

Винсент удивленно посмотрел на меня. Он невероятно хорошо изображал человека, даже в глазах было подобие того живого блеска, что есть в глазах людей. Жаль, меня это не привлекало. На какой-то миг наши взгляды пересеклись, но я тут же уставилась ему на плечо. Улыбнувшись, своей фирменной улыбкой, я взяла букет и пошла к выходу из кабинета, он ко мне подходить явно не собирался. Направляясь к Джастину, я замахнулась этим самым букетом, предупреждая о своем намеренье жестоко наказать начальника за такое предательство.

— Рене, только без рук. — сразу предупредил Джастин.

— А я без рук. — согласилась я.

— Я тебя уволю.

— Мне же легче, а у тебя клиентов меньше будет.

— Я серьезно тебя уволю. — он захлопнул дверь в свой кабинет, куда успел сбежать. — Ты обязана выполнить свою работу, он заплатил деньги! — напомнил он, когда я вошла в с пинка.

— Он вампир! — бросила я букет ему на стол, даже не пытаясь прикрыть за собой дверь.

— И что? Ты и раньше предоставляла свои услуги вампирам. — пожал плечами начальник.

— Но они приходили на один сеанс и не платили за весь рабочий день. — заметила я. — Вдобавок ты мне сам обещал, что в моей работе больше не будет вампиров.

— Ко мне пришли с утра, и я честно не знал, кто это будет. — начал оправдываться он. — Я думал это либо репортер, либо какое-то серьезное дело, так как просили именно тебя.

— И содрал денег в два раза больше, чем требуется. — я не спрашивала, а утверждала.

— Вообще-то в три. — улыбнулся он. — Рене, да хватит тебе ершиться, он заплатил деньги. Ну, посидит в кабинете, ты проведешь для него то, что он попросит из магических услуг и попрощаешься. Обещаю, все остальное оплаченное время ты проведешь без заказов и будешь свободна. Вдобавок я тебе за это зарплату плачу и довольно хорошую по меркам магов. Смотри как тебе выгодно — не унимался мой работодатель. — Ты отрабатываешь один сеанс вместо десяти и все. А я в следующий раз буду сразу же предупреждать клиентов, что ты не работаешь с вампирами.

— И все? — переспросила я, пропустив его обещание, так как если ему снова заплатят больше, он все равно его нарушит. — Один его заказ и вся ночь в моем полном распоряжении?

— И все. — подтвердил он, согласно закивав головой словно собачка на приборной доске машины.

Конечно же, Джастин врал, на счет того, что не догадывался какой именно клиент придет ночью. Заплаченных ему денег достаточно для того, чтобы закрыть глаза на мою неприязнь к вампирам, уговорить меня и выполнить обещанное клиенту. По его лепету сразу было понятно — так уговаривает он тогда, когда платят большие деньги. Надо было все-таки монитором в него запустить, но он прав, это моя работа.

— Хорошо. Но если он попросит что-то иное, я выгоняю его из кабинета. Развлекать будешь его сам, все оставшееся проплаченное время. В следующий раз если ты впишешь в мой график вампира, то предупреждай об этом хотя бы за полдня, как делал это раньше. Ты все равно, если заплатят достаточно, припишешь вампира ко мне.

— Договорились, Рене, ты же знаешь, для тебя все что угодно. Но мой хозяйский статус ты сильно подпортила.

— Так я ж любовница. — хмыкнула я.

— Ты до сих пор не простила мне эту маленькую ложь?

— Простила, но в следующую такую подставу я тебя изобью.

Поставив ультиматум, я вышла из кабинета и вернулась к белобрыське, под ошарашенный взгляд нашей ночной секретарши. Такое шоу она наблюдала впервые.

Кровопийца стоял возле окна и вертел в руке хрустальную пирамидку с моим знаком зодиака и луной. Он ее рассматривал так, будто нашел нечто интересное внутри. Могу предположить, что Винсент слышал наш разговор — ни для кого не секрет, что у вампиров слух почти такой же острый, как и у оборотней — и теперь думал над сказанным мной.

— Прошу не трогать мои вещи. — сообщила я, подходя и забирая пирамидку из его рук.

— Простите. — улыбнулся он. — Я не хотел вас расстроить.

— Вы меня не расстроили. — солгала я, а он усмехнулся. — Так что вам от меня требуется?

— Хочу, чтобы вы проверили одно здание на наличие неупокоенного духа. — пожал он плечами.

— Хорошо, поехали. — кивнула я с большой неохотой.

То, что он появился по делу, могло быть элементарным предлогом для встречи, а могло быть правдой…. Думаю, он появился здесь по делу, которое послужило предлогом. Вампиры никогда не упустят выгоду. А если это только предлог, я пошлю его к чертям и отправлюсь домой. Посплю хоть раз ночью.

Мы вышли на улицу, и я пошла к своей машине, а он к мотоциклу. Я думала что он, как и большинство важных упырей приехал сюда на дорогой машине и с личным водителем. Нет, оказывается, этот упырь любил экстрим или он просто любил байки. Наверняка мотоцикл ему напоминал о тех временах, когда люди передвигались верхом на лошадях.

— Я думаю, что вам лучше оставить машину здесь. — предложил он.

— А я так не думаю.

— На мотоцикле мы быстрее доберемся. — привел он аргумент в пользу своих слов.

— Я еду на своем транспорте, вы на своем. — парировала я.

Винсент пожал плечами. Хорошо, что не стал спорить, иначе я сразу же развернулась бы и ушла от него, уехала домой и с чистой совестью попыталась бы уснуть. Именно попыталась бы, так как два года в почти вампирском режиме жизни давали о себе знать.

Сев в свою машину я начала чувствовать себя более защищенной от этого мертвеца. Чувствовать более защищенной? Откуда во мне появился этот страх? Нет, я его не боюсь. Не боюсь! Я охотник на нечисть и прекрасно могу справиться с ним, если что-то пойдет не так. Даже если страх снова введет в ступор, все равно справлюсь с ним. Абсолютно не боюсь и точка. Стоп! Надо думать о работе, а не о своих страхах.

Мы поехали в сторону северного выезда из города. Сначала я видела куда следовать, так как вампир находился перед моими глазами, а потом…. Потом он стал то исчезать, скрываясь за машинами, то снова появляться. Этот кровопийца дразнил меня?

Да, он специально дразнил меня. Винсент даже оглядывался, чтобы убедиться, что я не потеряла его из вида. Клянусь, в эти моменты на его губах играла ехидная, надменная усмешка. Это возможно полностью моя фантазия, но именно представление того, как он усмехается надо мной, заставила прибавить газа.

Наверное, я слишком увлеклась этой гонкой, но когда поняла это…. Я улыбалась от этой игры в салочки.

Улыбалась потому что получала невероятное удовольствие от гонки. Ощущала прилив адреналина в крови и наслаждалась чувством погони. Словно вернулась года на три-четыре назад. Когда была охота на вампиров и оборотней, процесс погони, в котором ты в одну секунду из охотника можешь превратиться в жертву. Где я могла доверить прикрыть свою спину… ему. Единственному кому я могла вообще доверять на протяжении своей карьеры охотника. Теперь не могу. Он предал меня и теперь в моей жизни ему не место. Не хочу вспоминать о нем, но сами ощущения были невероятно восхитительными. Словно я нашла нечто дорогое, что потеряла очень давно.

Мы приехали в особняк крупного бизнесмена города. Бывшего крупного бизнесмена, так как его и всю его семью убила одна ведьма, которую он выгнал из ее дома с помощью обмана. Естественно, ведьму сразу же убили по ордеру, а особняк с огромной территорией остался пустовать. Эта история произошла еще до моего появления в городе, но она вызвала большую волну негодования по всему миру, теперь, к примеру, в Ватикан не могли приезжать маги без особого на то разрешения самого Папы, а не только оборотни и вампиры. Так же запретили въезд в Израиль на пять лет любого представителя магической профессии, будь ты даже обыкновенным торговцем магических предметов, посещение святого города тебе запрещено. Что сказать, наша профессия не в почете у многих религий.

Да, здесь определенно была заложена выгода. Я имею в виду визит вампира в агентство.

Припарковав машину возле входа в особняк, я направилась к парадному входу. Здание не выглядело заброшенным. Здесь пахло свежей краской и шпаклевкой, в ночной прохладе резкие запахи ремонта почти не ощущались, чему послужили еще и ароматы ночных цветов, которые росли на огромной клумбе возле особняка. Сколько же денег на это ушло? Наверное, тьма, но у этого вампира денег навалом.

— Я планирую создать здесь конный клуб. — сообщил вампир, поднимаясь по небольшой полукруглой лестнице крыльца и открывая дверь для меня.

— Но вы беспокоитесь о духах.

— Да, вы же знаете, как лошади чувствительны ко всему мистическому.

— Так же как и все животные. — хмыкнула я. — Но лошади как я знаю, шарахаются и от вампиров. Они лучше чувствуют смерть, так же как и кошки, улавливая течение энергетических потоков.– поднялась я к двери и посмотрела в лицо вампира.

— Да. Прошу — пропустил он меня вперед. — Первое время они и, правда, ведут себя обеспокоенно в нашем присутствии, все-таки живые мертвецы им не по нраву, но со временем привыкают и становятся дружелюбными. — объяснил стригой пройдя следом за мной.

Включили свет, и я оказалась в просторном холле. Огромная люстра c имитацией золота и хрусталя, где светильники были в виде свечей — первое, что бросилось мне в глаза. Холл был выполнен в белых тонах с лепниной на потолке, полом шахматной доской и вещами из черного дуба. Все здесь пахло роскошью и изыском до такой степени, что я начинала чувствовать себя неуютно, даже без присутствия народа. Слишком все выглядело чопорным и непривычным, словно я переместилась в другой мир и не знаю его правил.

После осмотра интерьера холла, я напряглась. Идиотка, как я могла допустить такую ужасную и смертельную ошибку? Я же прошла в дом первой! Вампир мог просто напасть со спины на меня, и я уже стала бы трупом, если не вампиром! Как я могла? Почему не боялась его? Из-за гонки или все еще присутствовавшего адреналина в крови? Это непростительный промах. Я была бы уже трупом, если бы Винсент мог себе это позволить. Если бы он желал убить меня, даже закон не смог бы помешать. Вампиры если действительно хотят чем-то обладать идут на все.

— Шик… — хмыкнула я, оценивая свои действия и комнату одновременно.

— Вам не нравится? — удивился он.

— Скажем так, не вижу смысла, но красиво.

— Благодарю. С какой комнаты начнете?

— С дома. Всего дома. Нужна центральная комната или хотя бы близко находящаяся к центру здания.

— Это не опасно?

— Нет. Обнаружить наличие духа в доме это безопасно. Вот устранить его, это опасно если дух агрессивен и наполнен отрицательными эмоциями. — ответила я следуя за вампиром.

— Хорошо. — кивнул он улыбнувшись чему-то.

Я прошла в небольшую комнату, в которой висели, стояли и лежали чучела диких животных. В дальнем конце комнаты находился камин с лепниной, изображающей диких животных и листья деревьев. Здесь было даже уютно, бархатные бордовые стены не давили на глаза и психику, а будто обволакивали меня теплом и безопасностью. Плохое ощущение, в данной ситуации. Надо сосредоточиться на работе, чтобы не потерять бдительность.

Для того чтобы определить призрака в помещении, а не поговорить с ним, особых приспособлений не требуется, кроме своего сознания и специальной техники виденья. На уроках экстрасенсорики меня всегда вводило в ступор практическое занятие. На них же ничего не было понятно! Когда тебя просили определить наличие духа в комнате, ты мог просто ткнуть пальцем в небо и угадать. Именно из-за не понимания этой практики, я брала дополнительные курсы и пересдавала экстасенсорику три раза. Зато научившись этому методу один раз, ты больше не мог этого забыть и пользовался с такой же легкостью, с которой включаешь в квартире свет, когда темнеет.

Теперь моей сноровки и опыта достаточно для сканирования огромного здания, поэтому, я просто забралась с ногами в кресло и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Мне не мешали. Меня не отвлекали. В комнате была полная тишина. Я сосредоточилась на здание и его обитателях. В доме…. Какого черта меня выкинуло в астрал?! Да еще и в такое мрачное место?

Я не ожидала, что меня выкинет в осознанный переход, но так получилось, что я находилась в абсолютно темном месте, где свет, кажется, излучала я сама. Холод, здесь, в этом непонятном месте был страх и холод, они нависали надо мной, словно тучи, не давая пошевелиться. Раньше я тоже испытывала страх от этого пространства, иногда, когда шла не туда.

Сейчас, я не просто шла не туда, я была не в том месте. Все это место напомнило мне о прошлом. Злополучные воспоминания, всплывшие в моем сознании, обрели форму. Красные светящиеся пары глаз стали появляться повсюду и раздался дикий смех. Мне необходимо срочно выбраться отсюда, найти выход, но я не видела и намека на тропу, только эти глаза и страх. Мне надо успокоиться как можно быстрее, но эти глаза были повсюду и вызывали во мне не просто страх — панику. В свете этого ужаса, я увидела его….

***

Я резко вскочила в кровати, и кто-то прижал меня обратно к ней. Начала сопротивляться этому, пытаясь вырваться из цепких лап ужасного монстра, прежде чем до меня дошло, что меня зовут по имени. Страх охватил меня всю, и я крепко обняла его. Гилберт? Я слышала, что мне говорят какие-то слова, но не разбирала их. Не могла вспомнить голос. Животный страх. Боль. Я цеплялась за него как утопающий за соломинку. Мне было трудно дышать от того, что случилось. Мелкая дрожь била все мое тело, а на глаза наворачивались слезы. Не буду плакать, не буду. Я сильная.

— Тише-тише…. Все хорошо, милая. Я рядом. — шептал он.

Этот голос. Эти нежные руки. Эта широкая грудь, в которую приятно уткнуться и почувствовать аромат пороха, крови и сигарет. Чувство покоя, которое аккуратно накатывало на меня, постепенно смывая панику, словно морские волны на солнечном пляже. Как только я поняла, кто обнимает меня, я оттолкнула этого представителя мужского рода и скрутилась снова от боли в животе.

Натан сидел на краю кровати и холодно смотрел на меня своими серо-зелеными глазами. Холодный огонь, полыхающий в этом взгляде, раньше заставлял меня трепетать, а сейчас я его ненавидела. Ненавидела его всего. За все, что он сделал, я могла убить Натана, не в таком состоянии, но могла. Предатель и обманщик, ненавижу его.

— Убирайся. — от боли мой голос дрожал и казался не естественным даже мне.

— Я приду завтра, когда ты успокоишься. — сообщил он уходя из палаты.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 381