электронная
180
печатная A5
527
18+
Город — это люди

Бесплатный фрагмент - Город — это люди

Объем:
136 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-5450-2
электронная
от 180
печатная A5
от 527

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается Марии.

Мир огромен, и невероятно интересен,

он полон красок, и чудес.

Вступление

Когда вы выходите с утра из дома, чтоб пойти на работу, когда вы едете в общественном транспорте, когда вы ходите по рынку или торговому центру, когда приходите в кинотеатр, вас окружают никто. Десятки, сотни, тысячи людей, которых вы попросту не замечаете, не обращаете на них внимания. Вам не интересна их жизнь, а им абсолютно не интересна ваша. Город наполнен людьми, которых вы никогда не видели, о которых вы не слышали, не замечали. Да и о многих ваших соседях вы практически ничего не знаете.

Мой родной город Южносеверск (при царской России он назывался Грюберг), в котором я родился и вырос, располагается где-то между Москвой и Птеропавловском-Камчатским. Обычный город, очень похож на ваш: спальные районы, детские сады, школы, институты, заводы, офисные здания, торговые центры, магазины, театры и кинотеатры, рестораны и пивнушки, и даже несколько кладбищ. Здесь живёт около полумиллиона человек, которые никогда обо мне не слышали.

Так уж устроена городская жизнь. А мне было бы что рассказать о своей жизни и о своих приключениях! Но это мало кому интересно. Но если вы приглядитесь к тем, кто вас окружает, то удивитесь, какие истории они несут в себе. Хромой парень, в коричневых штанах и бесформенной рубашке, мужчина в чёрной толстовке и тёмных очках, толстый охранник в синей униформе, светловолосая женщина с веснушками, девушка, что идёт по улице и тихо плачет… Вы ведь видели этих людей и у себя в городе, но не знаете их историй. О ком-то вы что-то знаете, но вот улыбчивый парень в джинсах и футболке, известный в определённых кругах писатель, пишет в жанре ужасов. Но вы никогда не догадаетесь, где он взял сюжет для своей первой книги, а он вам этого не расскажет. А вот улыбчивый дворник, который когда-то работал в типографии. Вам он тоже не расскажет, как оказался на этой работе.

Так же и с вами. Все они пройдут мимо, и никому нет дело до ваших историй. Хотя, истории, порой происходящие с разными людьми и с вами лично, могут потягаться в интересности с голливудскими блокбастерами. Выходя из кинозала, многие из вас могут сказать: «такое только в кино бывает». О нет, такое бывает не только в кино! И скажу больше: в кино такого не бывает. Оглянитесь вокруг, вы будете поражены количеством удивительных, захватывающих, загадочных и чуть ли не мистических историй. Чудесные совпадения, нелепые неудачи, стремления, чаяния и надежды всегда к чему-то приводят, иногда к самым неожиданным результатам.

У меня впереди достаточно времени, чтоб рассказать вам несколько историй, произошедших в Южносеверске. Возможно, эти истории помогут вам увидеть и ваше окружение, узреть, чем живёт ваш город. В конце концов, город — это люди его населяющие. Что такое город без людей? Призрак, пустышка, никчёмные бетонные коробки…

Погружение

Степан Королёв с детства решил стать писателем. В школе писал рассказики про своих одноклассников, за что был не единожды бит. Но, несмотря на это, своего призвания он не бросил. Затем, когда учился в техникуме, стал писать рассказы про одногруппников, большинство из которых никому не показывал, памятуя опыт в школе. Закончив учиться, он был отправлен призывной комиссией в запас по причине искривления позвоночника, чему был несказанно рад.

На завод он работать не пошёл, устроился на склад сети книжных магазинов «Система азбуки». Склад этот, надо заметить, был каким-то чистилищем. Условия труда были жуткими, все мало-мальски толковые ребята и девчонки бежали оттуда, оставались одни неудачники. Стёпа прекрасно влился в коллектив, ныл, как и все сотрудники склада, но продолжал трудиться с девяти утра, и до окончания работы. Окончание, надо заметить, могло наступить и в полночь, но армия складских неудачников никак не могла решиться на революцию, на хоть какой-то серьёзный разговор с начальством. Времени на писательство не оставалось.

Но Стёпе нравился коллектив, и задушевные беседы во время работы. Однажды на склад пришла книга заокеанского короля ужасов «Как писать книги», и наш герой вспомнил о том, что мечтал стать писателем. В узких проходах склада, между стеллажей с книгами, Стёпа стоял и читал, жадно поглощая опыт зарубежного мэтра. Следующим шагом стала регистрация на всех возможных форумах и ресурсах для писателей, и общения с их обитателями.

Пользователи форумов сразу же выдавали список литературы о писательском мастерстве, делились своими рассказами и огромным опытом. Стёпа тоже решил писать, и первой его работой стало произведение про космических пиратов, с которыми воюет капитан корабля «Надменный» Джон Старвинд. «Тебе не уйти от меня, — прокричал Джон в рацию, и стал выжимать из своего корыта всё, что можно». Повесть тут же раскритиковали, назвали вторичной и скучной, Степану плюнули в душу.

Он замкнулся в себе, и удалился с форумов, но вынес всё же оттуда один совет: не стоит писать о том, о чём не имеешь представления. В тот переломный вечер Степан остался дома один, мать ушла в ночную смену на завод. Он сбегал в магазин и купил себе несколько бутылок пива, и рыбный рулет, который так любил. Он уселся на балконе, предварительно включив в комнате телевизор, чтоб не было так скучно, и принялся размышлять, о чём же стоит писать? Вампиры, ведь про них сейчас многие любят читать, он это знал точно, как работник книжного склада. Но ведь надо писать о том, о чём знаешь! Что он знал о вампирах? Всё то, что знает каждый. Но как выстроить сюжет? Писать о вампирах в родном городе? Это как-то отдавало «совком».

Глядя с балкона во двор, Степан думал, что вампиры никак не впишутся в эти старые, кирпичные четырёхэтажные дома, с деревянным столиком посреди двора, где каждый вечер собираются трое алкашей. Вот они пьют водку из стаканчиков, закусывают едой, тайком украденной из дома, и на них нападает вампир. Глупее сюжета не придумать. А что он ещё знал, кроме этого двора, соседей и своей работы?

Нужен был опыт. Требовалось погружение в мир, где могут развернуться события его бестселлера. Где могут быть вампиры? В ночных клубах. Но туда Стёпа идти боялся. И тут его осенило: проститутка-вампир заманивает незадачливых клиентов и пьёт их кровь. В голове стали выстраиваться основные вехи сюжета: мужчина приезжает в командировку и решает поразвлечься, снимает проститутку и та оказывается вампиром. В последний миг его спасает охотник на вампиров, который сам является полувампиром. Но во время схватки с проституткой, он был смертельно ранен. Сообществу кровососов становится известно, что главный герой причастен к убийству одной из них, и теперь его может спасти только чудо, и оружие, которое он забрал у умирающего охотника.

Степан радостно щёлкнул пальцами: есть! Но тут же спохватился: он ничего не знает о проститутках, а если говорить начистоту, то он ничего не знает о сексе вообще. В свои двадцать два года он оставался девственником. Конечно, он смотрел фильмы для взрослых в Интернете, но это не то. Нет, требуется полное погружение, решил Степан, и усмехнулся слову «погружение» в мыслях о сексе. Девушка Оля с работы никак не хотела заводить с ним отношения, говоря, что он достоин большего. Самое смешное, что она искренне так считала, была уверена в том, что Степан умный и красивый, талантливый человек, и однажды его жизнь наладится. А она обычная простушка из пригорода, и у неё проблемная кожа, и нос картошкой, и зрение плохое.

Будущий автор бестселлера отправился к компьютеру, и стал просматривать сайты, посвященные досугу для взрослых. Он без труда нашёл нужные номера телефонов, и теперь смотрел на них, сжимая в руках телефон. Допив очередную бутылку пива, он набрался смелости, и позвонил. После нескольких гудков в трубке раздался приятный женский голос:

— Я вас слушаю.

— Здравствуйте, — слова застревали в горле писателя, в голове мысли слились в ураган, из которого было практически невозможно вычленить что-то нужное.

— Здравствуйте, я вас слушаю.

— Девушка, можно записаться к вам на приём?

— Конечно можно, — по голосу Стёпа понял, что девушка улыбается, видимо он что-то сказал не так. — Сколько вам лет, молодой человек?

— Двадцать два.

— Хорошо, что вас интересует? Классика? На ночь, или на час?

Завтра был выходной, и парень решил, что не стоит мелочиться. Денег, в конце концов, у него хватало, ведь зарплату он практически ни на что не тратил.

— Давайте на ночь.

Девушка уточнила, знает ли он расценки, назвала свой адрес и поинтересовалась, через какое время он прибудет. Стёпа удивился, что проститутки работают совсем недалеко от его дома, надо проехать всего три остановки. Он сказал, что будет через полчаса, и поинтересовался: нужны ли презервативы? Девушка мило засмеялась, и сказала, что у неё всё есть. А затем томно проговорила:

— Я тебя жду, дорогой.

В динамике раздавались короткие гудки, а Стёпа никак не мог поверить во всё это. Почему-то он был уверен, что проститутки все злые и грубые, а тут такое приятное общение. Почему он раньше не воспользовался этим чудесным сервисом?

Наконец писатель пришёл в себя и тут же начал собираться. Надел свежее нижнее бельё, джинсы, которые мать только вчера сняла с сушилки на балконе, и чёрную футболку. Полез в шкаф за деньгами, и отсчитал нужную сумму. Но, немного поразмыслив, взял в два раза больше, на всякий случай. По дороге думал купить цветы, но отмёл эту мысль, вспоминая, что смотрел какой-то фильм, в котором проститутка высмеяла подобный поступок.

Лёгким, пружинистым шагом, Степан добрался до дома номер восемнадцать по улице Вишнёвой. Подошёл ко второму подъезду, набрал номер квартиры. После нескольких гудков из динамика послышался знакомый голос:

— Кто там?

— Здравствуйте, я полчаса назад звонил, записывался.

Девушка хихикнула, и открыла дверь. Четвёртый этаж. Но с каждой ступенькой уверенность в верности решения у писателя таяла. Правильно ли он поступает? А венерические болезни? Не хотелось бы обменять девственность на сифилис или СПИД. Дают ли презервативы стопроцентную гарантию? Стёпа клял себя за то, что принял решение слишком спонтанно. Надо было почитать отзывы какие-нибудь, руководства о том, как вести себя с проститутками, на что обратить внимание, чтоб заметить явные признаки болезни. Вот ведь незадача!

Сомнения росли, но ноги продолжали поднимать его всё выше и выше. Вскоре он стоял перед нужной квартирой. Дверь открылась, несмотря на то, что молодой автор ещё не принял решения звонить в дверь. На пороге стояла невысокая блондинка с миловидным лицом. Не такая худая, как его любимая актриса из кино для взрослых, но фигура у неё была лучше, чем у девушки Оли со склада. Когда проститутка поманила его пальцем, он отбросил все сомнения и смело шагнул в квартиру.

Когда он вошёл, девушка закрыла за ним дверь и показала, где тапки. Снимая кроссовки, писатель во всю разглядывал девушку. Она была в тапочках в виде заячьих мордочек и в белом махровом халате. Длинные вьющиеся волосы были распущены и спадали на плечи, на лице минимум косметики, лишь подчеркнуть выразительные зелёные глаза. У Стёпы в голове не укладывалось, что проститутки могут быть такими красивыми. В его представлении они были старыми и затасканными, и обязательно с обветренными губами.

— Меня зовут Юля.

У Юли были красивые губы, ухоженные.

— Степан.

— Очень приятно, Стёп. Проходи на кухню. Хочешь шампанского?

Стёпа был растерян. С одной стороны, он сюда не шампанское пить пришёл, а с другой — впереди вся ночь. В конце концов, он согласился.

Кухня была уютной, прямо домашней, была украшена искусственными овощами, фруктами и цветами. Красные шторы плотно задёрнуты, в углу висит небольшой телевизор, который без звука транслировал мультик про среднестатистическую американскую семью. Сначала девушка потребовала оплату, и, получив чуть ли не половину месячной зарплаты складского работника, она разлила шампанское по бокалам. Выпили. Степан чувствовал себя зажатым, но никак не мог расслабиться. Это так же не осталось без внимания со стороны Юли.

— Ты что такой напряжённый?

Проститутка встала, обошла его со спины и принялась массировать плечи. Это понемногу помогало.

— Вижу, ты впервые обратился за такой помощью, да?

— Ну, да, — сознался писатель, краснея.

— Не переживай, я доставлю тебе нереальное удовольствие.

К сожалению, эти слова возымели обратный эффект, переживания начали только усиливаться. Казалось бы, сейчас исполнится мечта всех двадцатидвухлетних девственников мира, но он очень переживал. А вдруг что-то пойдёт не так? Он неопытен, будет вести себя нелепо, она засмеётся… Но деньги-то уже отданы, пути назад нет.

— Проходи в комнату, раздевайся. Я в ванную на минутку.

Степан кивнул, и зашагал в комнату. Обставленная со вкусом, с красивыми статуэтками на полках, над двуспальной кроватью картина с горными вершинами. У окна стол с компьютером, ваза с цветами, на полу пушистый ковёр.

— А как раздеваться? — крикнул писатель, стягивая с себя футболку. — До трусов, или полностью?

— Как тебе удобнее, — донёсся приглушённый голос девушки.

Парень решил, что на трусах пока остановится. Он аккуратно сложил вещи на табуретку возле кровати, сверху положил японские часы с автозаводом, которые подарил ему отец четыре года назад. Он давно бросил их с матерью, но периодически делал какие-то подарки. Даже не для того, чтоб купить любовь сына, а просто потому, что так положено. Они даже не общались никогда. Встречались в торговом центре, практически молча ели пиццу, отец дарил подарок, провожал домой, и на этом общение заканчивалось.

Когда девушка вышла из ванной, Степан вскочил с кровати, на край которой успел присесть. Что ж, вот и настало время. Сердце билось паровым молотом, ладони вспотели, коленки затряслись. Он в очередной раз выругал себя за такую опрометчивость, но отступать уже некуда, позади была двуспальная кровать.

— Расслабься, сладкий, — промурлыкала девушка. — Давай, избавляйся от ненужной одежды.

Стёпа, словно на призывной комиссии в военкомате, стянул с себя трусы и вытянулся по стойке смирно. Девушка улыбнулась, подмигнула ему, и уже сделала шаг навстречу, как послышались щелчки замка входной двери. Парень хотел что-то спросить, но в горле пересохло, и он просто вопросительно взглянул на проститутку.

— Это мой муж! — Прошептала девушка.

Муж? У проституток есть мужья? Писатель стоял какое-то время в растерянности, а потом резко шагнул к своей одежде, но запутался в собственном нижнем белье и грохнулся на пол. Когда он стащил трусы со ступней, и смог подняться, в дверном проёме уже стоял огромный мужик с головой, размером с десятикилограммовый арбуз. Лысый, с противными чертами лица, он напомнил писателю главного героя чёрно-белого фильма про Носферату.

— Что тут происходит, не понял, — пробасил мужчина.

— Витя, ты всё… — начала было девушка.

— Заткнись, — оборвал её Витя, — и марш на кухню, с тобой потом поговорим.

Когда девушка скрылась на кухне, мужчина пристально посмотрел на парня. Невысокий, худой, голый, сжимает в руках собственные трусы. Выражение лица такое, что он готов в любую секунду разреветься. Ещё бы, ведь мечта всех двадцатидвухлетних девственников была на расстоянии вытянутой руки, а тут такой казус.

— Ты что с моей женой собрался делать, м?

— Ничего, правда, — просипел Степан.

— Да? И как понимать тогда твой наряд? — Стёпа молчал. — Послушай, я человек взрослый, серьёзный.

— Ничего не было!

Мужчина выудил из кармана телефон и тут же «щёлкнул» голого писателя.

— Это для полиции, — пояснил Витя. — Ворвался к моей жене, хотел изнасиловать. Знаешь, сколько за изнасилование дают? А здесь ведь будет изнасилование со взломом, статья четыреста тридцать первая УК РФ, до двадцати лет. Хочешь в тюрьму?

Стёпа замотал головой, из закоулков подсознания стали всплывать подробности, как обходятся с насильниками в тюрьме. Откуда у него эти знания, он и понятия не имел, то ли в интернете прочитал, то ли где-то услышал. Одно было ясно точно: он не хотел в тюрьму по четыреста тридцать первой.

— Можем договориться, дружок.

Мужчина назвал сумму, и Степан с радостью бросился к джинсам, на ходу объясняя, что он согласен. Бросив трусы на пол, он выудил из кармана кошелёк и отсчитал нужную сумму. От глаз Вити не укрылось то, что у парня ещё осталось несколько тысячных купюр. Он выхватил кошелёк и выгреб все деньги. А затем взял часы, осмотрел их, и сунул в карман.

— Свободен.

Писатель тут же почувствовал, как дышать стало легче: его не собираются бить, отправлять в тюрьму, или ещё что пострашнее. Он хотел было натянуть бельё, но Витя схватил Степана за локоть, всучил ему его вещи, и вытолкал за дверь. Спустившись на лестничную клетку, парень, сгорая от стыда, быстро оделся. Обнаружилось, что кроссовки остались в квартире Вити и Юли. Благо, уже темно.

Дорога домой длилась вечность. Молодой писатель испытывал бурю эмоций, от стыда и обиды, до облегчения и благодарности судьбе. Деньги — не главное, убеждал он себя. Слава богу, что жив остался. Как же так получилось? Он гнал от себя эту мысль, но она возвращалась: его развели, как сосунка. Вот тебе и опыт, вот тебе и погружение.

Забежав домой, он обулся, прихватил остатки отложенных денег, и отправился в ночной магазин за алкоголем, который обходил закон о времени продажи спиртных напитков тем, что назывался баром, хотя пить там было нельзя. Хотелось забыться. Он купил какую-то настойку и лимонад, вновь вернулся домой и уселся в комнате за компьютером. Выпив несколько стопок, будущий король ужасов начал печатать:

«Виктор был древним вампиром, за которым Орден охотился очень давно. Я вышел на его след неделю назад, выяснил, что он вместе с недавно обращённой Джули используют хитрую схему заманивания жертвы…»

Свобода

Есть определённый тип людей, которые останавливаются в развитии в определённый момент. Смотришь на человека, вроде взрослый мужик, семья есть, дети, а заговоришь с ним, так больше шестнадцати лет ему и не дашь. Дима Магомедов был именно таким. Лучшими его друзьями были передачи по телевизору про разные сенсационные открытия. С ними Дима познавал саму суть мироустройства. Он знал всё о татаро-монгольском иге, секреты египетских пирамид, заговор мирового правительства, предсказания Ванги и Нострадамуса, и ещё много всего.

Работал он в типографии помощником печатника. Ему нравилось, знай себе бумагу закидывай в машину, да смотри видео в смартфоне. Книг он не читал, так как искренне был уверен, что чтение книг — занятие для детей. Он уже давно вырос, школа и техникум позади, так что о каком чтении может быть речь? Взрослый, семейный мужчина найдёт занятие серьёзней — просмотр телевизора, совмещённый с распитием пива, которое он любил закусывать копчёной скумбрией. И в этом было рациональное зерно, ведь как читать книгу, есть рыбу и пить пиво одновременно?

— Учёные во всём мире давно признали, что строение Вселенной слишком упорядоченно, для того, чтоб считать это случайностью, — вещал телевизор голосом симпатичной телеведущей. — Джонатан Батулин, известный во всём мире астрофизик из США, заявил, что изучение Вселенной привело его в лоно церкви.

Дима шумно всосал в себя пиво, подлил себе ещё, прогнал из комнаты слишком громкого пятилетнего сына, и вновь уставился в телевизор. Нежная скумбрия прекрасно оттеняла горьковатый вкус пива, а передача заполняла звенящую в его голове пустоту. Дима никогда не был особо верующим, но теперь у него есть аргумент, и он может утереть нос атеистам с работы, которые посмеивались над его крестиком. Да, не смотря на фамилию, Магомедов считал себя православным человеком. В церковь не ходил, грешил мелким воровством в супермаркетах, да и Библию не читал, но почему-то чувствовал своё единство с Русской Православной Церковью.

А ещё его раздражали сослуживцы, которые потрясали своей якобы образованностью, знаниями и интеллектом. В любом споре ссылались на какие-то там труды каких-то учёных. Голословные доказательства, считал Дима. Учёных слишком много, каждый пишет, что ему в голову взбредёт. Особенно его раздражали споры об истории. Ну откуда этим историкам знать, как там всё было на самом деле? Ведь они не присутствовали при этих событиях! Но при всём при этом, он не сомневался в правдивости информации, которую ему выдавал телевизор.

— Смотрите в следующем выпуске: вампиры, мифы или реальность? Была ли у Дракулы болезнь Гюнтера? Что каждое утро пил Иван Грозный? Встретимся завтра, в то же самое время.

Дальше началась реклама, и Дима полностью отдал внимание пиву и скумбрии. Жизнь всего одна, и надо её тратить на удовольствия, а не зубрение трудов историков. Под выпуск новостей он задремал, и был разбужен женой уже поздним вечером. Умывшись, и почистив зубы, он отправился в кровать к супруге. Спать не хотелось, а потому он спросил жену:

— Жанна, как думаешь, бог существует?

— Не знаю, может, есть, а может, и нету. А что?

— Да вот в передаче сказали, что есть. Думаю вот, может, в воскресенье съездим в церковь, свечку поставим, или что там надо делать?

— Ой, не выдумывай. Если бог есть, ему твои свечки до одного места.

— Ты что, Жан? Так о боге говоришь…

Супруга замолчала, и Дима заскучал снова. Спустя несколько минут он поинтересовался у жены, верит ли она в вампиров, но в ответ уже ничего не услышал. Не спалось. Он встал и вышел на крыльцо дома, чтоб покурить. Тишина, свежесть. Он стоял, курил, и смотрел на звёзды, размышляя о боге. Хлопнула дверь соседского дома, где жила недавно овдовевшая Алина Григорьевна. Их участки не были разделены забором, Диме всегда было лень что-то делать, а потому соседку он увидел сразу, и заметил, что она идёт прямо к нему. Пришлось отбросить мысли о боге с вампирами, и переключить внимание на соседку. Явно опять с просьбой.

— Привет, Дим, — поздоровалась соседка.

— Здравствуй, тёть Алин.

— Вот увидела тебя, решила выйти. Слушай, Петька-то умер, а мотоцикл его до сих пор в сарае стоит. Тебе не нужен мотоцикл? За дёшево отдам.

— Не, тёть Алин, зачем мне? У меня машина вон есть.

— Понятно, — вздохнула Алина Григорьевна. — А, может, у своих поспрашиваешь? Может, с работы кому надо? Ну, мало ли.

— Конечно, спрошу, — пообещал Дима и уставился на звёзды, размышляя над тем, могли ли вампиры быть пришельцами из других миров.

О просьбе соседки он благополучно забыл, до того момента, когда на следующий день в курилке парни не начали обсуждать мотоциклы. Его тёзка, работавший в типографии кладовщиком, купил себе мотоцикл без документов, чтоб кататься в деревне, и теперь во всю обсуждал с другим любителем мотоциклов всю прелесть этого приобретения. Ребята с таким упоением рассказывали, как выжимали из мотоциклов запредельную скорость, какое это неописуемое чувство, мчать на стальном коне навстречу ветру, что Дима решил, что и ему такое транспортное средство просто необходимо.

— А мне соседка предложила отдать мотоцикл, — подал голос Дима. И тут же добавил, чтоб сослуживцы начали ему завидовать: — Абсолютно бесплатно. У неё муж умер, и теперь она не знает, что с ним делать. Я вот думаю, брать или нет…

— А что хоть за мотоцикл? — Поинтересовался тёзка. — Он хоть на ходу?

— «Тула», но не знаю какого года выпуска.

— Офигеть! У моего дядьки была «Тула», это же настоящий внедорожник! Он на нём на рыбалку ездил, напрямик через поле. Конечно бери, если на халяву.

Реакция сослуживцев на то, что ему за бесплатно достаётся мотоцикл Диме не понравилась. Он ожидал восхищения, зависти, но, похоже, их это не волновало. Всё бы забылось, если бы неделю спустя его не спросили, как там его мотоцикл поживает. Дима был человеком, который не мог идти на попятную, а потому сказал, что мотоцикл забрал. Ребята попросили фотографии показать, но он сказал, что не фотографировал. Конечно же, его тут же обязали к следующей смене сфотографировать своё приобретение.

Возвращался он домой в плохом настроении. Следующая смена через два дня, и надо было что-то придумать. Коллеги и так посмеивались над ним, считая его «сказочником», так что если и с этой историей он пролетит, то ни о каком уважении коллектива и речи быть не может. Чтоб хоть как-то поднять себе настроение, он незаметно вынес в широких карманах своих брюк две банки со шпротами из магазина. От борща дома он отказался, нарезал чёрного хлеба, открыл шпроты, налил пива и впился взглядом в телевизор.

Ведущая рассказывала о контакте шумеров с шестипалыми инопланетянами, которые подарили древней цивилизации двенадцатиричную систему счисления. Было интересно, но Дима постоянно отвлекался на мысли о мотоцикле, и в конце концов прослушал кто изгнал с Земли рептилоидов. Чертыхнувшись, он съел бутерброд со шпротами и запил его пивом. Слизнув масло с пальцев, он схватил пульт от телевизора и принялся переключать каналы. И словно в насмешку над ним, телевизор показал ему кадры из какого-то боевика, где мужчина в тёмных очках уходил от преследования на мотоцикле. Позади него, на пассажирском месте, сидела девушка и отстреливалась от назойливых преследователей из дробовика.

С матерной бранью Дима выключил телевизор. Из кухни показалась жена, и поинтересовалась, почему её возлюбленный ругается. Он отмахнулся, сказав, что по телевизору показывают всякую дрянь, смотреть нечего. После этого, он принялся раздумывать, как ему добыть мотоцикл. Активно работая челюстями, пережёвывая шпроты, Дима начал строить план.

Выходило всё просто: Алина Григорьевна работает днём, забора между их участками нет, сарай, насколько он помнил, так же не запирается. Завтра соседка и жена уйдут на работу, старший сын отправится в школу, а младший в детский сад. Никто не мешает ему забрать мотоцикл, и переставить его к себе в гараж. Там можно будет спокойно сделать несколько фотографий, и предоставить доказательства коллегам. Ну а сам мотоцикл он затем перевезёт на дачу, где будет наслаждаться невероятным чувством скорости и свободы.

На следующее утро, проводив жену и детей, Дима отправился в магазин. Его переполнял адреналин, предстояло серьёзное дело, и надо было выпить для храбрости. Он зашёл в магазин, где купил зелёного лука и чёрного хлеба, за сало он решил не платить, припрятав его в своём волшебном кармане. За водкой пришлось ехать в круглосуточный бар, который на самом деле был просто магазином. Вернувшись, Дима нарезал хлеб и сало, всполоснул зелёный лук, и уселся перед телевизором. Хрустя луком, и закусывая водку бутербродами, он смотрел очередную сенсационную передачу, которые практически никогда не прекращались на этом канале.

— Безобидные любители мотоциклов, — говорила ведущая, — на самом деле оказываются воротилами криминального бизнеса. Наркотики, оружие, и даже работорговля…

Дима поднял голову к потолку и закричал в отчаянии:

— У меня что, у одного мотоцикла нет?

В ярости он запустил недоеденным бутербродом в телевизор. Выпив ещё водки, Дима встал и пошёл к выходу из дома. Всё получилось именно так, как он и планировал: просто перекатил мотоцикл из сарая Алины Григорьевны в свой гараж. Сфотографировал его с нескольких ракурсов, чтоб показать сослуживцам своё приобретение, и отправился дальше пить водку. Теперь передача обрела совсем другие краски, и Дима с жадностью впитывал культуру байкеров, к которым он уже себя успел отнести.

К возвращению жены Магомедов успел напиться и уснуть с радостной улыбкой на лице. Супруга разбудила его, накричала, даже пощёчину отвесила, но Диме было всё ни по чём, ведь он теперь байкер. Нужна ему эта жена? Эти дети? Настоящий байкер женат на свободе! Эту мысль он тут же сообщил жене.

— Всё? Совсем мозги пропил, да? Какой ещё байкер?

Дима, продолжая улыбаться, отправился на крыльцо, чтоб покурить. Он смотрел на облака, и улыбался им. В этот момент он был по истине счастлив, как никогда в жизни. Водка шептала ему, что следует бросить жену и спиногрызов, и жить вольно. Возможно, ему удастся связаться с каким-либо байкерским клубом, и он сможет зарабатывать огромные деньги криминальным путём. Магомедова распирало от собственной «крутости». Но ощущение это быстро улетучилось, когда из соседнего дома вышла Алина Григорьевна и какой-то мужчина в полицейской форме.

Дима растерялся, глядя на то, как соседка и полицейский подходят к её сараю. Полицейский посмотрел на землю, и увидел след, ведущий из сарая на участок Магомедова. Проследив по нему взглядом, страж порядка уставился на похитителя. Дима понял, что он где-то прокололся. Всё, впереди тюрьма, долгие годы неволи. Но байкеры не сдаются, решил Дима, и направился в дом. Оттуда он вышел в гараж, и направился к мотоциклу. О том, что всё гениальное — просто, он знал с детства, а потому его план был простым и гениальным. Он решил, что на мотоцикле доберётся до окраины города, где он когда-то видел какой-то байкерский клуб. Он попросит у них убежища, ну а потом они помогут ему сделать поддельные документы. Он будет торговать оружием, а вечерами будет в баре пить виски.

Алкоголь делает из людей глупцов, а если ты от рождения умом не блистал, то здесь уж совсем сказать нечего. Что может быть более глупым, чем украсть мотоцикл у соседки? Попытаться на нём скрыться в пьяном виде. Дима со всего размаху саданул ногой по рычагу пусковой педали, выкрутил газ, мотоцикл рванул вперёд… В фильмах очень часто главные герои выезжают сквозь ворота то на машинах, то на мотоциклах, но реальность мало что общего имеет с фильмами. Дима, врезавшись лицом в металлические ворота гаража, потерял сознание.

Потом был суд, на котором судья, ознакомившись с делом, очень хотел отправить Магомедова на обследование в психиатрическую клинику. Но ограничился штрафом. Когда об этом узнали на работе, его тут же уволили, а найти новую никак не получалось. В конце концов, он сдался, и устроился дворником. В условиях финансового дефицита ему пришлось продать машину. Соседке он принёс извинения, и выкупил мотоцикл. От жены и детей он никуда не ушёл. Только мечтал о свободе, когда сидел в гараже, пил пиво и смотрел на мотоцикл «Тула».

Жажда

У Валеры вся жизнь шла кувырком. А началось всё с его отца, который подарил ему фамилию Панасенко, за что в школе он получил обидное прозвище. Это прозвище прилипло к нему намертво, и отмыться от него ему никак не удавалось. Он нёс его всю жизнь, он был студентом, выпускником, рядовым, фрезеровщиком, грузчиком, а теперь стал охранником по прозвищу Понос. Конечно, в глаза его так уже не называли, а некоторые переиначивали прозвище, и, намекая на первоисточник, называли его Резким.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 527