электронная
Бесплатно
печатная A5
309
18+
Глаза на затылке: байки курортного таксиста

Бесплатный фрагмент - Глаза на затылке: байки курортного таксиста

Очень правдивые истории...

Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-6767-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 309
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Где-то в Средиземном море на благословенный клочок суши, испещренный горами и устланный равнинами с небогатой растительностью, затейливо разрисованные авиалайнеры доставляют бледных трудоголиков, которым нужно отдохнуть. Забыть о суете, расслабиться и, естественно, потратить определенное количество денег. А для этого вокруг созданы все условия, обстановка располагает к релаксации, ослабляет бдительность и манит экзотическими деликатесами, развлечениями и столь желанными излишествами.

Некоторых отпускников настолько затягивает, что они остаются надолго, переходя в категорию новоиспеченного местного населения. Кто-то стремительно ассимилирует, у других не получается или нет желания. И все они перемешиваются между собой, образуя причудливый калейдоскоп лиц, характеров, эмоций, достоинств и пороков.

В этой книге отобразилась попытка показать маленький кусочек безрассудства человеческой сущности, которую никто из героев этих исключительно правдивых историй даже не пытался скрыть. Не в целях разоблачения, ни в коем случае. Никаких реальных имен или адресов. Образы получились собирательные, вот только события, связанные с ними, действительно происходили когда-то на самом деле.

Закройте на секунду глаза и вспомните, когда вы в последний раз вызывали такси. Торопились ли на свидание, улыбаясь в приятном нетерпении. Или опаздывали на работу, потерпев поражение в утренней борьбе с вечно барахлящим аккумулятором собственной машины. Или ехали после сильно затянувшейся встречи со старыми друзьями, обреченно ожидая дома скандал со второй половиной. У каждого своя история, свои мысли в голове, настрой и аура. Если спросить таксиста, кем, в основном, являются его клиенты, он задумается. Обобщить невозможно. Мужчины и женщины, дети и старики, богатые и вынужденно отдающие за проезд последние купюры, автомеханики и академики, интеллигенты и откровенные идиоты, разговорчивые и молчуны. Да кто угодно. Вплоть до домашних животных. Если бы студенты с факультетов статистического анализа могли хоть на день переквалифицироваться в шоферов, они (студенты, не шоферы) сошли бы с ума от счастья. Такого разнообразия целевых фокус-групп в природе больше нигде не встретить. По крайней мере в непосредственной близости от себя и с законным правом завести разговор.

Так вот, мне многие завидуют, хоть я и таксист, что уже вроде бы повод посочувствовать. Как бы не так. Я живу в окружении пальм, моря, нагретых солнцем песчаных пляжей, откормленных чаек и туристов разной степени обгорелости. Почти как в библейском раю, только хуже. Потому что забот много, но в них никто не верит. Существует такой обидный стереотип: если тебе повезло обладать квадратными метрами средиземноморской недвижимости — твое существование похоже на сказку. Даже самого коварного монстра современности — ипотеки — здесь якобы не бывает. Можно просто сорвать пару банановых листьев, поставить шалашиком — и уже все готово для счастья. Лежи на топчане весь в масле, попивай коктейли, не забывай переворачиваться каждые пятнадцать минут, чтобы корочка прожаривалась равномерно. И, главное, не суетись, это вредно для системы пищеварения, привыкшей к изобилию продуктов, от души политых маслом оливы. Послеобеденная сиеста и ее аналоги дарованы конституциями всех субтропических республик как время священное, подобное индийской корове. Так думают все, у кого пейзаж за окном чаще виден через серую пелену дождя и осевшие на стекле фракции жизнедеятельности промышленных городов. Жаль иногда разочаровывать людей. Но приходится, это часть моей работы.

И вот еще что. Ученые утверждают, что после трех суток отсутствия сна в мозгу человека происходят необратимые изменения. В 1965 году один американский школьник (родители которого были или слишком азартные экспериментаторы, или просто крайне безответственные люди — другого объяснения я не нахожу) испоганил свое здоровье, прободрствовав одинадцать суток. И никто, совершенно никто не оценил это его неосознанное стремление к раздражительности, тремору конечностей и галлюцинациям. Ну кроме, конечно, всемирно признанного почитателя достижений фриков всех мастей — комитета по регистрации мировых рекордов. Нет, если бы этот мальчик в столь юном возрасте поступил в Гарвард или в самодельный телескоп углядел доселе никем не замеченный небесный объект — на него бы тоже обратили внимание и уделили колонку в одной из самых тиражируемых книг планеты. Но, будем честны сами перед собой, кто читает о всемирных достижениях ради этих скучных фактов? То ли дело выяснить, сколько пирсинга на теле самой страшной женщины планеты, кто сожрал больше всего эклеров и не заработал разрыв стенок желудка, или вот про неспящего мальчишку. Такая информация кого-угодно примирит с несправедливостью окружающей действительности. Зато извилин в голове явно больше, чем не повод для гордости?

Так вот, к чему я все это. К тому, что любитель понежиться на перинах в таксисты не сунется. Такая идея заранее обречена на провал. А тот, кто не спит, видит много чего вокруг.

Я уважаю своих клиентов. И не столько за их платежеспособность, сколько за правильный выбор. Залог здоровой психики — профессиональная удовлетворенность. Искренняя влюбленность в свое дело дает удивительные результаты. Но эта книга не о позитивных буддийских тезисах, а буднях таксиста. О парадоксах, об абсурдности некоторых ситуаций, о горе и радости, о смехе и слезах, о том, что иногда в крохотном пространстве салона автомобиля разыгрываются такие драмы, что остается только удивляться, насколько у меня нескучная жизнь.

✱✱✱

Пьяный клиент напоминает новорожденного младенца: если вы не готовы к его появлению, он будет всех изводить бесконечным криком, необходимостью менять пахучие памперсы и полной невозможностью догадаться, чего он хочет, не давая вам спать в четыре утра. Вот все то же самое и с заложившими за воротник людьми. С одной только разницей: своего младенца вы любите, как бы он не старался свести вас с ума. За любовь можно многое простить. На работе же самый мощный стимул — деньги. Сильный аргумент, но иногда до любви не дотягивает. Зато почти всегда знаешь, что будет интересно.

Поступил мне вызов глубокой ночью пятницы, а если быть совсем точным, то под утро субботы. Пара молодчиков, Эрл и Стив, неразлучные как пресловутые незабвенные Чук и Гек, выпив все, что было в баре, куда их забросила страсть к развлечениям, хотели домой. Постоянные мои клиенты, поэтому адрес был известен. Это хорошо, ибо они уже, судя по всему, не помнили даже своих имен. На самом деле, отличные ребята в той, дневной жизни. Юные солдатики, по долгу службы коротко стриженные, постоянно с несколько глуповатым выражением на лицах, но добродушные и отзывчивые. Уж не знаю по какой причине, но одевались одинаково, как близнецы. Возможно отоваривались в магазине по акции «Купи одну футболку, вторую получи в подарок». Недаром говорят, что армейская дружба — одна из самых крепких. Даже не могу вспомнить, когда их видел где-то по отдельности, всегда вместе, как попугайчики-неразлучники. Что-то мне кажется, что это отголоски счастливого детства в крепкой семье. Чтобы ночью в тоске не шмыгать носом в жесткую казенную подушку, надо найти подходящую замену. Некую альтернативу нежнейшему воскресному маминому пудингу, папиному ободряющему похлопыванию по плечу пожелтевшей от табачных смол ладонью, липким чмокам великовозрастной систер, считающей младшего брата все еще крохотным пузаном, несмотря на то, что он уже получил паспорт. Не очень-то весела жизнь вдали от дома. Хотя уже в семнадцать лет родители велели определиться, как распоряжаться своей грядущей свободой. Надо было решать, куда съехать и чем зарабатывать на жизнь. Обычная практика в прагматичных и чопорных западно-европейских странах. Кормили тебя, поили до совершеннолетия, школу оплачивали, в спортивные секции водили и творческие порывы поддерживали. Теперь будь любезен — содержи себя сам и освободи жилплощадь. Контрактная армия показалась прекрасным выходом. Да никто и не жаловался, просто пока в силу возраста ребята не научились с пользой тратить ограниченное свободное время и практически не ограниченные (с точки зрения бессемейных парнишек) финансы. Поэтому все, на что хватало фантазии — гулять на весь оклад.

Подъехал. Стоят две печальные фигуры возле дверей питейного заведения в позе «карточный шалашик». Футболки мятые, штаны в каких-то подозрительных пятнах, у одного на кроссовке то ли кровь, то ли кетчуп. Лбами друг в друга уперлись, ноги пошире расставили. Людская масса старательно огибала эту горестную композицию, в попытках продолжить путь, не нарушая ее хрупкое равновесие. Казалось, подует легкий ветерок, и солдатики рухнут.

Предыстория банальна. Они смотрели футбол и пили. Тостов никто не говорил, у потомков англосаксов не принято искать глупый повод опрокинуть в себя стаканчик-другой. В крайнем случае можно было мысленно пожелать любимой команде не облажаться, а бегать по полю резвей и эффективней. Каждый нормальный фанат втайне уверен, что уж он-то бы сыграл лучше всех этих ваших Рональдо и Месси вместе взятых. Но злодейка-судьба и обстоятельства не допустили его на матч, поэтому приходится тихо злиться перед теликом и успокаивать расшатанные волнением нервы пивом, виски, водкой и прочими антидепрессантами. Потом футбол кончился, а выпивка в баре никак не иссякала. Бармен дразнил новыми бутылками, как тореадор красной тряпкой. Остановиться шансов не было. Потом вдруг раз и все: улица, какая-то блевотина на портках и пора домой.

Минут пять мне понадобилось, чтобы убедить их, что я именно тот, кто им сейчас нужен. Настолько парни выпали из контакта со Вселенной.

В такси ребята садились медленно, как зомби, аккуратно прикрыв за собой дверь. Аккуратность нужна была, чтобы алкоголь в организме не расплескался. Иначе пришлось бы начинать кутить сначала, а денег уже вряд ли хватило бы. А залито в них столько, что, казалось, булькало даже в глазах. Тронулись. Ехали тихо и как-то грустно, что ли.

По прибытии Стиви без приключений покинул машину, зато Эрл сквозь сцепленные зубы выдавил фразу:

— Плохо мне, тошнит.

— Быстро наружу, — скомандовал я.

Парень успел вывесить голову в раскрытую дверь. Пока его тело содрогалось в рвотных конвульсиях, я тихо радовался, что не придется отмывать салон, вовремя предупредил. И тут задница Эрла, которая все еще была расположена на сиденье, издала такой характерный клокочущий звук, что разбежались окрестные кошки. Ядовитое облако медленно заполнило пространство, хотелось упасть и потерять сознание до полного проветривания. Да уж, с таким слабым кишечником надо дома отдыхать, недалеко от фаянсового друга. Стив, чуть протрезвевший на свежем воздухе, заботливо, рассыпаясь в извинениях передо мной, вытащил оконфузившегося собутыльника наконец-то целиком из машины. Оба теперь, в рвотных массах и перемазанные фекалиями, побрели в обнимку к дому. Славный вечерок. И работать остаток ночи пришлось с открытыми окнами, чуть не продуло.

✱✱✱

Обычно пассажиры в дороге разговорчивые, особенно, если дело происходит днем. Я и сам пообщаться люблю, на вопросы отвечаю охотно и темы для беседы подкидываю. Уж погоду-то точно всегда обсудим. Тем более, когда за бортом плюс сорок три по Цельсию, можно бесконечно бурчать о зловредных американцах, по глупости и недальновидности проделавших озоновую дыру в потолке нашей планеты, а страдают теперь те, кто живет на экваториальном этаже.

А тут везу клиентку, не из моих постоянных, которая нервно теребит свою сумку на коленях и смотрит строго вперед на то, как дорога под колесами змеится. Прямо очень подозрительно молчит. Нет, я многое повидал, в моей машине и спали от усталости, и вели долгие деловые переговоры по трем телефонам, путаясь в бумажках, вынутых из портфеля, и радостно обсуждали в два голоса развод закадычной подружки, этой безмозглой курицы, которой удалось случайно заарканить самого пузатого миллионера на районе. В таких ситуациях я сама деликатность, ловко умею претворяться незаметным. Но в этот раз мой внутренний прозорливый психоаналитик потерпел профессиональное фиаско: черт его знает, что за тишина такая. А ехать довольно далеко, заказ выгодный в финансовом плане, я даже на обед к семье не успел заскочить, вот как обрадовался. И тут эта подруга мне выдает:

— У меня денег совсем мало…

— Сколько? — спрашиваю настороженно. Полдороги уже позади, какие тут шутки.

— Прямо совсем нет, — застенчиво признается она.

Я резко сворачиваю на обочину, попутно безнадежно прикидывая, за сколько можно загнать в ломбард ее нехитрые пожитки. И сумочка, и часы, и цепочки-браслетики — все копеечное, даже смотреть жалко. Мобилку, что ли, изъять? Незаконно, конечно, но так и я пострадавшая сторона.

— На что же ты рассчитывала? — интересуюсь устало.

— Ну я могу вам … — и она красноречиво смотрит в район моего паха.

Тьфу, думаю, дура. Если бы я такими штучками за проезд брал, то на одних венерологов бы работал. Брезгливее меня только студенты-медики, которых практика еще не закалила. Такие, знаете ли, будущие дерматологи, которые дверь в кожно-венерологический диспансер рукой в одноразовой перчатке открывают, предварительно побрызгав на аксессуар антисептиком.

И вот что удивительно, обычно такие халявщицы — хорошие физиогномисты. Могла бы догадаться, что меня вполне можно слегка разжалобить печальной историей об украденном кошельке и голодных детях, ждущих дома непутевую мать. Я бы хоть до ближайшей автобусной остановки ее точно подкинул. Но эта видно была из неопытных.

Стал я ремень автомобильный отстегивать, так эта дорожная тетя обрадовалась, начала рот разминать. Вот тут и стало понятно, что такая эротическая валюта у нее давно и плотно в ходу. А я из машины вышел, за шкирман ее вытащил, да к отбойнику подтолкнул. Прямо в гостеприимные кусты чертополоха. Голосуй, говорю, дальше автостопом будешь добираться, может и найдется отзывчивый человек, желательно с незалеченной гонореей. А то, что жара эфиопская стоит и асфальт плавится — дополнительная польза. Чтобы урок веселым приключением не показался. Хотелось очень еще и пендель отцовский ей под зад прописать — у меня у самого дочь подрастает. Вот бы не упустить момент, когда из маленькой принцессы вместо леди потаскуха получается.

✱✱✱

Район, где я живу и таксую довольно необычный. На первый взгляд, все как у людей — дома вокруг, трава шелестит, растительность субтропическую пыль собирает. А необычность вся в том, что в опасной близости тут расположена военная база. Да не наша, отечественная, а одного из самых воинственных государств мира — Великобритании. Ну а кураж, с которым гуляют бриты (как их ласково-пренебрежительно зовут окружающие других национальность) способен разрушить любые стереотипные представлениям о туманно-альбионной чопорности, заносчивости и холодности.

Солдатики там служат довольно специфические. Лет многим из них около двадцати, и в большинстве своем (но не все, разумеется) это ребята из неблагополучных семей или те, чьи мамы-папы большим достатком похвастаться не могут и, естественно, никакого университетского образования своему чаду дать не в состоянии. Вроде как в армии для таких пацанов сплошные плюсы: жалованье государство платит регулярно, экипировка и питание казенные, воспитательный момент присутствует, дисциплина кругом, да и служение Отчизне — дело благородное и очень нужное. А самый главный плюс, даже плюсище, для самих солдат — это то, что каждый день после завершения тренировок они могут быть свободны. В прямом смысле этого слова: хочешь — лежи на казарменной койке и в соцсетях зависай, а хочешь — переоденься в гражданское и иди за ворота. Никто и слова поперек не скажет. Главное, на следующее утро на первое построение явиться. Ну чем ни дом отдыха со спортивным уклоном?

Я с британцами работаю давно, и удивить они меня уже мало чем могут. Но иногда это им удается.

Еду я однажды темной ночью по знакомой дороге. Никаких неприятностей не жду, фонари светят исправно, каждый изгиб шоссе известен, час поздний, машин практически нет. Окна в авто нараспашку, с моря тянет солоноватым дурманом, тяжелая после дневной духоты голова потихоньку проясняется, обдуваемая полуночным прохладным воздухом. Вроде можно и к дому поворачивать, работы, похоже, больше не предвидится. И вдруг впереди на моей полосе дороги глаза замечают что-то большое и темное. От греха подальше, начинаю притормаживать, может кто-то нетрезвый решил вздремнуть на проезжей части в машине с выключенными фарами. А что? Мало ли у кого какие фантазии и желания с пятницы на субботу. Самое опасное время.

Но тут мой рассудок начинает бунтовать, ибо неопознанный пока объект мало-помалу сам движется в мою сторону, расстояние между нами неизбежно сокращается, и я уже вижу, что это вовсе не машина, и вообще к транспорту отношения никакого не имеет. А похоже это на гигантское колесо звездолета или запчасть от НЛО. Будь прокляты комиксы про лунатиков, любимые мной в детстве. Господи, помоги!

А вот еще представьте картину: вдоль дороги здесь простираются поля (хотел написать бескрайние, но врать не буду, это вам не Россия). А выращивают на тех полях трудолюбивые землевладельцы кормовые культуры, на радость хозяевам ближайших животноводческих ферм. Поливальные машины чуть ли не круглосуточно орошают водичкой травушку-муравушку, которую через несколько месяцев с удовольствием сжуют наши местные коровы и прочие парнокопытные. Но прежде траву скашивают, и специальные машины скатывают все, что скосилось, в огромные такие цилиндры. Может видели, лежат они аккуратными гигантскими бобинами, ждут своего часа. Именно в такую занятную вещь решили поиграть три пьяных британских солдата. Скучно им стало, все приелось. А такого они еще не делали ни в жизни. А попробовать требуется, как известно, все. Иначе на пенсии вспоминать нечего будет. И вот, поднатужившись, выкатили они этот цилиндр сначала с поля, а потом и на дорогу. И, наплевав на принятые в Великобритании правила левостороннего движения, стали толкать свою добычу по встречной полосе. А поскольку размеры и вес такого спрессованного сена превосходят совокупные параметры трех худосочных солдатиков, то по этой причине виновников разгуляя мне не видно. А есть полное ощущение, что на тебя движется громадина без колес, руля и водителя. И хочется развернуться и на полном ходу ехать в ближайшую психиатрическую клинику. Ведь чувство, что сдвиг по фазе случился, абсолютно реальное.

Но на то я и работаю таксистом столько лет, чтобы не впадать в панику при первых признаках шизофрении. Поначалу думаю, ну ладно. Надо разузнать, в чем дело. Может у инопланетян колесо в тарелке лопнуло, нужен механик. А у меня есть один знакомый. Его никакими гуманоидами не испугаешь, главное, чтобы деньги за работу заплатили. Паркую я машину на безопасном расстоянии от дороги в ближайших кустах и наблюдаю, как мимо меня прокатывается сено, а за ним, изо всех сил упираясь в него ладонями, проползают и эти весельчаки, уже явно уставшие, потные и не особо представляющие конечную цель своего маршрута. Ну и, конечно, не думающие о том, что произойдет, если в этот симбиоз сена и человеческих тел врежется какой-нибудь автомобиль.

Можно ли силой английских матерных слов предотвратить катастрофу? Мне это удалось с трудом, пришлось применить пару тяжелых подзатыльников, десяток увесистых пинков и явственные угрозы вызова полиции. Цилиндр с дороги они оттолкали. Но еще пару дней он интриговал прохожих и проезжающий мимо водителей своим печальным потасканным видом в придорожной канаве. Никто же не знал о его непростой судьбе.

✱✱✱

Однажды в низкий сезон, когда туристов мало, и телефон не трезвонит каждую секунду, везу я на военную базу очередного загулявшего на воле солдатика. Звали его Бен. Парнишку этого знаю давно, можно сказать, что постоянный мой клиент. И настолько он был измучен крепким алкоголем, что с самого начала поездки завалился на заднее сиденье и тихонько похрапывал во сне. Он пил несколько часов подряд. Сначала пытался закусывать какими-то замусоренными орешками и лежалым попкорном, потом плюнул. Ну и устал сильно, кто бы сомневался. Захотелось прилечь. И так ему теперь сладко, такое умиротворение на лице, ладони подушечкой под щекой сложены — просто умилительно смотреть. Если бы не вонял перегаром, чисто херувим. Даже полы куртки пытается на колени натянуть непроизвольно, аналог одеялка состряпать.

А ведь незадолго до этого он мне самолично жаловался, что несмотря на довольно юный возраст (лет двадцать ему было в то время), печень уже пошаливает, но нет сил бросить пропивать всю наличность. Как только сознание планирует совершить что-то революционное, ноги подло все время сворачивают в сторону греха и порока. Тем более, какие еще у солдат срочной службы радости? Собственно, я ему не мама с папой и не духовный наставник. Да и психологическим консультантом не подрабатываю. Так что советов никаких давать не стал, понятно же, что бесполезно.

Притормаживаю я недалеко от ворот базы, но все же чуть в стороне, чтобы дежурный нас не приметил. Бужу пассажира и объявляю:

— 10 евро.

Бен, продолжая лежать на сиденье и разлепив наполовину один глаз, долго роется в кармане, звенит мелочью, роняет ключи и в конце концов извлекает довольно толстенькую стопку денег. Промучившись некоторое время в попытке определить достоинство бумажек, похоже наугад что-то вытягивает и протягивает мне. И тут же снова проваливается в сон. Сладко причмокивает губами, ворочается, пытаясь поудобнее угнездиться.

Я вообще человек веселый и не прочь над кем-нибудь по-дружески пошутить. А тут просто все карты в руки: время есть, повод есть, свидетелей нет, остановить меня некому.

Думаю: пусть еще покатается со мной. В машине сладко спится, легкая качка только на пользу.

Делаю небольшой крюк километра в три, снова останавливаюсь у ворот, бужу соню, требую свои законные 10 евро, он безропотно платит и засыпает. И вот такой день сурка у нас с ним повторяется раз двадцать. Пока его денежная стопка не иссякает. Причем уже раза со второго банкноты мне поступали самого разного достоинства, сил проверять цифры у Бена не осталось. В ход шли и пятерки, и десятки, и пятидесятки. Я не жаловался. В конце концов брать стало больше нечего, поэтому с чистой совестью выгружаю слабо сопротивляющееся тело перед надоевшими мне за тот вечер воротами.

Вот таким нехитрым способом можно наживаться на человеческих пороках. Был бы я таксистом беспринципным, ни за что бы в своих шалостях не признался. Но чистая совесть мне дорога, поэтому в следующую нашу встречу с Беном интересуюсь, заметил ли он пропажу евромассы. Оказывается, заметить-то он заметил, но особого значения этому не придал. А что? Жалованье армейское тратить особо некуда, поэтому подавляющее большинство срочников считают своим долгом молниеносно прокутить полагающуюся им сумму во всех окрестных заведениях. Это, по их мнению, является надежным вложением в закалку организма перед потенциальным отправлением в реальные боевые точки. Чем больше попоек пережил организм, тем легче принять неизбежность смерти. Вот такая вот в общем-то понятная простая солдатская логика.

А я из этой истории вообще вышел в полном плюсе. За мою находчивость, предприимчивость, а главное — честность, весь мой незаконный навар так при мне и остался. От широкой души и хорошего чувства юмора британского вояки. И все довольны.

✱✱✱

Наш курорт небольшой. И как везде, где есть нехватка территорий, застройка в населенных пунктах очень плотная. Буквально домик на домике, ресторан на ресторане, клуб на клубе. Ничего не поделаешь, закон выживания.

И вроде бы ко всему можно адаптироваться, но новичкам просто нереально привыкнуть к тому, что в одном городишке у нас может быть несколько улиц с одним названием. Ничего особенного, кто вообще на эти таблички внимание обращает. И ни одного самоубийства почтальонов на рабочем месте зафиксировано не было. Казалось бы, как они должны страдать и мучиться? Но, нет. Ориентироваться просто по кустарникам, запаху жасмина и дуновению ветерка. Это всем аборигенам нашего парадайза известно.

Но туристам ароматы не помогают, их джи-пи-эс гаджеты начинают дымиться и бледнеть экраном при одном только намеке на поиск объекта по адресу. И тут на помощь приходят таксисты.

Но однажды среди ночи звонит мне клиент (звали его Адам, кажется) и голосом с большим содержанием алкоголя и слез говорит:

— Помоги, я не знаю, где я. Забери меня отсюда.

— Как же тебе помочь? — спрашиваю. Интернета на телефоне у него нет. В то время, когда эта история произошла, о такой полезной штуке вообще еще мало кто слышал. Ладно, требую оглядеться по сторонам, хоть какую-то зацепку найти. Оказывается, не за что цепляться, вокруг темно, дома с наглухо закрытыми ставнями, а на небе звезды сияют. Отличная информация, но что с ней делать, не понятно.

Наш парнишка пил в пабе (так традиционно называют бары в Великобритании и Северной Ирландии). Много пил. Помнит, что было весело, слева орали в караоке, справа девахи в мини-юбках строили глазки всей их компании одновременно. Потом пары самбуки начали змеиться и раздваиваться в глазах, загадочным образом создавая в густом спертом воздухе какие-то спиральные водовороты, вызывая головокружение и рвотные рефлексы. Тут Адаму стало совсем невмоготу, и сердобольные собутыльники вынесли его на свежий воздух. А чтобы шум окружающего веселья не мешал ему спать, они оттащили его в тихое место. Заботливые.

Он поспал, проснулся, скрюченный на какой-то скамейке, и готов ехать домой. Но ни друзей, ни вообще хоть каких-нибудь людей найти не может. На телефоны никто не отвечает, вот только до такси дозвониться удалось. Слава всем покровителям виноделия во главе с Дионисом.

Я велю ему идти хоть куда и внимательно смотреть по сторонам. Уж какое-нибудь название должно встретиться. Не в пустыне все-таки заблудился. Он клянется выполнить все в точности и вешает трубку.

Через час, когда Адам не перезванивает, начинаю беспокоиться. Набираю сам, после пятнадцатого гудка сонный голос отвечает:

— Я искал, ничего не нашел, устал и опять уснул. Забери меня!

Что ты будешь делать. Матерю его немножко и велю снова идти, не отключая телефон. Чувствую себя при этом, как спасатель, выводящий из чащи бестолковых грибников. В итоге я его нашел, конечно, но надоел он мне своей тупостью в ту ночь так, что я его спасать впредь отказался.

✱✱✱

Эта история вообще не смешная. Но не рассказать ее я не могу, потому, что такое редко бывает. Жизнь обычно дозирует неприятности, подслащивает пилюлю бытия благодатными деньками. Но в этот раз сложилось все иначе…

Жил-был на свете простой британский солдат. Назовем его условно Майк. Майк этот парень вполне положительный, настолько, что руководство ему прочит скорое продвижение по службе со всеми вытекающими отсюда последствиями. Служил он, понятное дело, у нас тут, неподалеку. А в дождливой Англии ждали его возвращения родители, достопочтенные мистер и миссис, которые отправили сыночка в армию не на перевоспитание, а для сохранения семейных традиций. Что уже само по себе заслуживает уважения. Быть военнослужащим в третьем поколении — это не только почетно, но и очень ответственно. Малейший проступок новоиспеченного солдата бросил бы тень и на отца, и на деда, и на весь фамильный род.

И там же, за туманной завесью осталась и его официальная девушка, тоже из очень приличной семьи. Даже не просто девушка, а без пяти минут официальная невеста. Ее уже и родители Майка дочкой считали, и вместе пара была практически с тех пор, как рядом на стульчиках в ясельной группе детского сада сидели, да печеньками друг друга угощали. Хорошо было бы ее с собой забрать, подсластить годы службы близостью родного человека. Вместе бы в гарнизоне их не поселили, без свидетельства о браке не положено. Зато всегда можно арендовать квартирку неподалеку, свить временное амурное гнездышко. Но девушка еще не закончила университет, бросать его было бы верхом неадекватности и недальновидности, поэтому голубки приняли трудное для обоих решение продолжать обожать друг друга на расстоянии. Всего лишь год, максимум два.

И все вроде хорошо, служба у Майка ненапряжная, будущее вполне ясно вырисовывается. Но тут встречает этот наш положительный герой любовь всей своей жизни. Как ему тогда показалось. Где в него так неудачно промазал шкодник-Купидон, история умалчивает. Вроде бы, шло все хорошо и рутинно, а тут вдруг раз — и она, любовь, причем довольно специфическая: оторва-англичаночка, едва справившая восемнадцатилетие, но уже с восьмимесячным ребенком неизвестно от кого. По ее словам, от одного козла. Ну, кто бы сомневался. Она была молода и наивна, в подонках еще плохо разбиралась. Парнокопытный очаровал ее в клубе, притворился порядочным где-то в промежутке между разливным пивом и коктейлем «Секс на пляже». Внешность кавалера не успела еще как следует впечататься в память, а забеременелось мгновенно. Казалось, как так, даже, вроде, трусы не снимала. Номер телефона будущий папаша не оставил, обещал звонить сам на регулярной основе. Обманул, естественно. С именем случайного любовника тоже возникли проблемы, что-то на Д. Вроде бы. Какой-нибудь Джастин, Дэниэл, Дон, Дэвид, Дюк, Дерек, Джон, Джек и еще всего лишь пара десятков вариантов. Была уверенность, что вот-вот вспомнится. Пока вспоминала, профукала все сроки на аборт. Ну родила, что уж.

Что можно было еще сказать о сердцеедке? Образование у нее — обязательный минимум. Физиономия самая заурядная. Родители — потомственные домохозяева. Безработные, проще говоря. Ну и она сама, разумеется, выживает на государственное пособие. Чем она нашего Майка зацепила, сразу и не поймешь. Это уж потом он мне, как видавшему жизнь таксисту, признался: темперамент у девицы неуемный. В постели ни усталости не знает, ни преград не ведает. Ага, думаю, все понятно. И извинительно для двадцатилетнего парня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 309
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: