электронная
252
печатная A5
383
16+
Гипноз

Бесплатный фрагмент - Гипноз

Основы

Объем:
156 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8987-8
электронная
от 252
печатная A5
от 383

Об Авторе

Элина Тарутина


Психолог-психотерапевт.


Член международной ассоциации холистической практической психологии и психотерапии.


Автор книг и публикаций в популярных психологических изданиях.


Личный сайт — http://психоконсультант.рф/


Контактный телефон — 8 (903) 183 00 03

Введение

Для лечения больного человека врач может использовать три мощных средства — слово, траву и нож.

Авиценна

Это утверждение и в наши дни имеет силу.

Нож — это хирургическое лечение.

Трава — это лекарственные средства.

Слово — это объяснение, внушение, гипноз, аутотренинг, методы психотерапии.


Книга создана для того что бы защитить себя от воздействия из вне, а так же что бы научиться использовать приведенные методы в жизни.

За три месяца вы овладеете техникой гипноза. Три месяца — это время важное время для овладения первой ступенью аутогенной тренировки, выработки ощущения безоговорочной убежденности и иных свойств, которые потребуются для выполнения десяти ведущих правил.

Естественно, есть особые упражнения, используемые многие столетия. Эти упражнения увеличивают эффект, проделывают ваш взор — неотразимым, волю — «железной», а в сочетании с овладением второй ступени аутогенной тренировки разрешает завладеть возможностью мысленного навязывания образов («наведенным гипнозом»), использующимся в магии.


Для того что бы грамотно владеть гипнозом нужно знать теорию.

Итак,

Определение психотерапии

Психотерапия как научная дисциплина должна иметь свою теорию и методику, личный категориальный агрегат и терминологию и т. д., одним словом, все то, что характеризует независимую научную дисциплину. Впрочем многообразие направлений и течений, школ и определенных способов психотерапии, основанных на разных теоретических подходах, приводит к тому, что в текущее время не существует даже цельного определения психотерапии. В литературе их насчитывается около 400. Одни из них отчетливо относят психотерапию к медицине, другие акцентируют внимание на психологических аспектах. Отечественная обычай состоит в том, что психотерапия определяется раньше каждого как способ лечения, то есть входит в компетенцию медицины. Иностранные определения психотерапии в большей степени подчеркивают ее психологические аспекты.


В качестве примера медицинского подхода к пониманию психотерапии, дозволено привести следующие ее определения, которые неукоснительно включают такие представления, как целебные воздействия, больной, здоровье либо болезнь.


Психотерапия —


— «система целебных воздействий на психику и через психику — на организм человека»;


— «специфическая результативная форма воздействия на психику человека в целях обеспечения и сохранения его здоровья»;


— «процесс целебного воздействия на психику больного либо группы больных, объединяющий лечение и воспитание».


В качестве определений, в большей степени фиксирующих психологические подходы и включающих такие представления, как межличностное взаимодействие, психологические средства, психологические задачи и раздоры, отношения, установки, эмоции, поведение, дозволено указать следующие:


психотерапия —


— «специальный вид межличностного взаимодействия, при котором пациентам оказывается высокопрофессиональная подмога психологическими средствами при решении возникающих у них задач и сложностей психологического нрава»;


— «средство, использующее вербальные методологии и межличностные взаимоотношения с целью подмогнуть человеку в модификации отношений и поведения, которые интеллектуально, общественно либо чувствительно являются отрицательными»;


— «долгое межличностное взаимодействие между двумя либо больше людьми, один из которых специализировался на коррекции человеческих взаимоотношений»;


— «персонализованная техника, которая представляет собой кое-что среднее между техникой планируемых изменений отношений, чувств и поведения человека, и познавательным процессом, тот, что, в различие от всякого иного, ставит человека лицом к лицу с его внутренними раздорами и возражениями».


Правда и является достаточно всеобщим, но при этом в какой-то мере объединяет эти два подхода определение Кратохвила: «Психотерапия представляет собой целеустремленное упорядочение нарушенной деятельности организма психологическими средствами».


Обращает на себя внимание, что в определениях, которые условно дозволено назвать медицинскими, психотерапия рассматривается как форма воздействия на психику (и через психику — на организм), то есть подчеркивается объект воздействия. Психологический же подход акцентирует внимание не столько на объекте либо предмете, сколько на средствах воздействия. И одна, и иная позиции являются объяснимыми. С одной стороны, психотерапия буквально обозначает лечение души (от греч. psyche — душа, therapeia — лечение), то есть указывает на объект воздействия. С иной стороны, сходные по образованию термины — физиотерапия, фармакотерапия, иглотерапия и пр. — указывают не на объект, а на средства воздействия: физиотерапия — влияние, лечение физикальными средствами, фармакотерапия — лечение медикаментозными средствами и т. д. Что является больше адекватным и верным, сказать сложно. Дозволено верить, что процесс становления психотерапии как научной дисциплины внесет когда-либо огромную определенность и в сам данный термин. Впрочем следует обратить внимание на то, что представление «влияние» (ввязывание, интервенция) входит в самые разные определения психотерапии.


Психотерапевтическое ввязывание.


Психотерапевтическое ввязывание, либо психотерапевтическая интервенция — это вид (тип, форма) психотерапевтического воздействия, тот, что характеризуется определенными целями и соответствующим этим целям выбором средств воздействия, то есть способов. Термин психотерапевтическое ввязывание может обозначать определенный психотерапевтический прием, скажем, разъяснение, уточнение, стимуляция, вербализация, истолковывание, конфронтация, научение, тренинг, советы и пр., а также всеобщую тактику поведения психотерапевта, непринужденно связанную с теоретической ориентацией. На основании этого выделяют три основных типа психотерапевтического вмешательства, соответствующих трем основным направлениям в психотерапии: психоаналитический, поведенческий и бывалый (гуманистический), весь из которых характеризуется собственной доктриной здоровья и болезни, терапевтическими целями, плоскостью вмешательства и соответствующими приемами и средствами.


Психология и медицина используют разные виды вмешательств (интервенций). Перре и Бауманн подразделяют все виды интервенций, используемые в медицине, на четыре группы: медикаментозные (фармакотерапия), хирургические, физикальные (физиотерапия) и психологические (психотерапия). Психологические интервенции в медицине, либо клинико-психологические интервенции и составляют сущность психотерапевтического вмешательства.


Клинико-психологические вмешательства.


Для больше отчетливого понимания соотношения представлении психотерапевтические и клинико-психологические вмешательства следует разглядеть основные колляции последних. С точки зрения Перре и Бауманна клинико-психологические интервенции характеризуются: 1) выбором средств (способов); 2) функциями (становление, профилактика, лечение, реабилитация); 3) целевой ориентацией процесса на достижение изменений; 4) теоретической базой (теоретическая психология); 5) эмпирической проверкой; 6) профессиональными действиями. Разглядим основные колляции клинико-психологических интервенций в связи с психотерапией.


Способы клинико-психологических интервенций — это психологические средства, тот, что выбирает психотерапевт. Они могут быть вербальными либо невербальными, ориентированными в большей степени либо на когнитивные, либо на чувствительные, либо на поведенческие аспекты и реализуются в контексте взаимоотношений и взаимодействий между пациентом либо пациентами (теми, кто нуждается в помощи) и психотерапевтом (тем, кто эту поддержка оказывает). Впрочем психологические средства воздействия могут быть направлены не только на метаморфоза психологических колляций, психических процессов и состояний, но и, опосредованно, на метаморфоза состояния организма. Нормальными психологическими средствами являются беседа, тренировка (упражнения) либо межличностные взаимоотношения как фактор могущества и воздействия. Функции клинико-психологических интервенций состоят в профилактике, лечении, реабилитации и становлении. Подробнее функции клинико-психологических интервенций будут рассмотрены ниже, потому что это имеет значение для понимания соотношения таких представлений, как психотерапия, психологическое консультирование, психологическая коррекция и др. Цели клинико-психологических интервенций отражают целевую ориентацию на достижение определенных изменений. Они определяют всеобщую тактику воздействий и узко связаны с теоретической ориентацией. Клинико-психологические интервенции могут быть направлены как на больше всеобщие, отдаленные цели (скажем, поправление полновесного личностного функционирования, гармонизация фигуры, становление личностных источников и т. д.), так и на определенные, больше близкие цели (скажем, преодолевание ужаса выступления перед аудиторией, тренировку памяти либо внимания, становление определенных коммуникативных навыков и т. д.). Впрочем неизменно психологические средства воздействия обязаны отчетливо соответствовать целям воздействия, которые, помимо выбора средств, определяют всеобщую тактику воздействий и узко связаны с теоретической ориентацией. Теоретическая обоснованность клинико-психологических интервенций состоит в ее связи с определенными психологическими теориями научной психологии. Эмпирическая проверка клинико-психологических интервенций связана раньше каждого с постижением их результативности.


Научная оценка результативности психотерапевтических воздействий является исключительно главной загвоздкой. Ответить на вопрос об результативности того либо другого способа психотерапии либо психотерапевтического подхода могут не самоотчеты отдельных пациентов, а научные изыскания, проведенные на репрезентативной выборке и соответствующие определенным требованиям (отчетливое определение способа психотерапии, гомогенность материала, случайная выборка, присутствие само­стоятельных специалистов, распределений функций психотерапевта и изыскателя, сравнение непосредственных и отдаленных итогов лечения, репрезентативная выборка в катамнезе, присутствие контрольных групп и пр.). Высокопрофессиональные действия — значимая колляция клинико-психологических интервенций. Это обозначает, что они обязаны осуществляться в профессиональных рамках, то есть специалистами (подготовленными в области клинической психологии и психотерапии докторами, психологами и социальными работниками).


Перре и Бауманн подчеркивают, что три последние колляции (теоретическая обоснованность, эмпирическая проверка и высокопрофессиональные действия) являются значительными для разграничения клинико-психологических интервенций и иных существующих в текущее время воздействий, которые либо основываются на обыденной психологии, либо не имеют в своей основе никаких теорий, а также не подвергаются эмпирической проверке.


Сходных взоров придерживаются Шмидхен и Бастин. Они выделяют три основных цели клинико-психологической интервенции в соответствии с разными фазами становления психических расстройств: профилактика, терапия и реабилитация. Клинико-психологическая интервенция, осуществляемая в целях терапии и реабилитации, является психотерапевтической интервенцией и соответствует термину психотерапия.


Таким образом, представление «клинико-психологическая интервенция» является больше всеобщим по отношению к представлению «психотерапия» («психотерапевтическая интервенция») и охватывает сферы профилактики, лечения, реабилитации и становления.


Роль клинико-психологических вмешательств в профилактических целях состоит в обнаружении контингентов риска и разработке соответствующих профилактических мероприятий, работе с лицами, имеющими многообразные сложности и загвоздки психологического нрава, кризисными личностными и травматическими стрессовыми обстановками, характеризующимися прогностически неблагополучными личностными особенностями, повышающими риск происхождения нервозно-психических и психосоматических расстройств. Клинико-психологические вмешательства в целях реабилитации, раньше каждого, направлены на поправление (сохранение) личностного и общественного ранга больного. При беспокойно-психических заболеваниях, которые характеризуются довольно выраженными личностными изменениями, нарушениями в системе отношений пациента, в сфере межличностного функционирования, клинико-психологические вмешательства играют исключительно значимую роль, исполняя функцию психотерапии (лечения). Клинико-психологические воздействия в целях реабилитации направлены на метаморфоза реакции фигуры на болезнь, психологические и общественно-психологические итоги хронических заболеваний и пр. Следует также указать, что помимо «личностного блока» клинико-психологические вмешательства играют значимую роль (допустимо, больше главную, чем какие-нибудь другие, скажем, фармакологические) в реабилитации пациентов с нарушениями психических функций (памяти, внимания, речи, моторики).


Становление рассматривается как одна из независимых функций клинико-психологических вмешательств вдалеке не всеми авторами и воспринимается по-различному. Это связано с тем, что психотерапия, психопрофилактика, реабилитация, наравне с собственными прямыми функциями (целебной, профилактической, реабилитационной), содействуют также становлению и гармонизации фигуры за счет улучшения самопонимания и самосознания, переработки и преодолевания внутри- и межличностных раздоров, становлению новых больше адекватных методов чувствительного и поведенческого реагирования, больше точного понимания других людей и взаимодействия между ними в совокупности. В ряде психотерапевтических систем (скажем, в заказчик-центрированной психотерапии Роджерса) личностный рост является одной из важнейших задач. Следственно, с одной стороны, функция становления для клинико-психологических интервенций (психологических интервенций в больнице) является вторичной, дополнительной. С иной стороны, психологическое консультирование в больнице (скажем, консультирование пациентов с соматическими и беспокойно-органическими болезнями, не проходящими собственно психотерапевтическое лечение, а обратившимися за поддержкой в связи с личными задачами, прямо не связанными с их заболеванием) содействует новому видению человеком самого себя и своих раздоров, чувствительных задач и особенностей поведения, что в будущем может приводить к определенным изменениям в когнитивной, чувствительной и поведенческих сферах и, таким образом, содействовать становлению фигуры.


Психологическая коррекция.


Термины «психологическое (клинико-психологическое) ввязывание», обширно распространенные в иностранной литературе, у нас применяются еще редко. Больше употребительным является термин «психологическая коррекция». Психологическая коррекция представляет собой направленное психологическое влияние для полновесного становления и функционирования индивида. Термин получил распространение в начале 70-х годов. В данный период психологи стали энергично трудиться в области психотерапии, основным образом, групповой. Долгие дискуссии о том, может ли психолог заниматься целебной (психотерапевтической) работой, носили, предпочтительно, теоретический нрав, так как на практике психологи не только хотели, могли и благополучно реализовывали эту вероятность, но и были в то время за счет базового психологического образования больше подготовлены к такого рода деятельности, во каждом случае, к работе в качестве групповых психотерапевтов. Но от того что психотерапия является целебной практикой, а ею по закону может заниматься только доктор, имеющий высшее медицинское образование, то распространение термина «психологическая коррекция» в определенной мере было направлено на преодолевание этой обстановки: доктор занимается психотерапией, а психолог — психологической коррекцией. Впрочем вопрос о соотношении представления «психотерапия» и «психологическая коррекция» остается открытым и сегодня, причем тут дозволено указать две основные точки зрения.


Одна из них заключается в признании полной идентичности представлений «психологическая коррекция» и «психотерапия». Впрочем при этом не учитывается, что психологическая коррекция, как направленное психологическое влияние, реализуется не только в медицине (дозволено указать две основные области ее использования: психопрофилактика и собственно лечение — психотерапия), но и в иных сферах человеческой практики, скажем, в педагогике. Даже обыкновенное, обыденное человеческое общение может содержать в большей либо в меньшей степени целеустремленно используемую психологическую коррекцию.


Иная точка зрения основана на том, что психологическая коррекция предпочтительно призвана решать задачи психопрофилактики на всех ее этапах, в том числе при осуществлении вторичной и третичной профилактики.


Впрочем такое жесткое лимитация сферы использования в медицине психологической коррекции представляется в определенной степени неестественным. Во-первых, если сходственные представления кажутся абсолютно убедительными в отношении соматических заболеваний, то в области неврозов, скажем, всецело развести представления «психологическая коррекция» и «психотерапия», «лечение» и «профилактика» не получается, потому что невроз — это заболевание динамическое, при котором не неизменно дозволено отделить состояние предболезни от собственно болезни, а сам процесс лечения в существенной степени включает в себя и вторичную профилактику. Во-вторых, в текущее время в системе восстановительного лечения разных заболеваний все шире реализуется совокупный подход, рассматривающий присутствие в этиопатогенезе биологического, психологического и общественного факторов, всякий из которых нуждается в целебных либо корригирующих воздействиях, соответствующих его природе. Если психологический фактор при том либо другом заболевании выступает как один из этиологических, то его коррекция в существенной степени совпадает с оглавлением психотерапии (одного из компонентов целебного процесса). Определить всеобщую схему соотношения психологической коррекции и психотерапии вне определенной нозологии фактически немыслимо. Значение психологического фактора в этиопатогенезе того либо другого заболевания обусловливает целенаправленность способов психологической коррекции на решение собственно целебных (психотерапевтических) задач и разрешает рассматривать способы психологической коррекции как способы психотерапии. Таким образом, задачи психологической коррекции могут значительно варьировать от направленности на вторичную и третичную профилактику основного заболевания и первичную профилактику возникающих последствий вторичных невротических расстройств при соматической патологии до фактически полной идентичности задачам психотерапии при неврозах (во каждом случае, в границах разных психотерапевтических систем, направленных на личностные метаморфозы). Следует также подчеркнуть, что как психотерапия, так и психопрофилактика не ограничивают свою практику лишь способами психологической коррекции, что еще раз указывает на разноуровневый, динамический нрав соотношения задач и способов психологической коррекции и психотерапии, которые взаимопересекаются, но всецело не исчерпывают друг друга.


Об обоснованности применения представления «психологическая коррекция» наравне с представлением «психологическое ввязывание» ответить однозначно достаточно сложно. Их сравнение обнаруживает явственное сходство. Психологическая коррекция, так же как и психологическое ввязывание, воспринимается как целеустремленное психологическое влияние. Психологическая коррекция, как и психологическое ввязывание, реализуются в разных областях человеческой практики и осуществляются психологическими средствами. Психологическая коррекция в медицине может быть направлена на решение задач профилактики, лечения (психотерапия) и реабилитации. Психологические вмешательства в медицине (клинико-психологические вмешательства) также исполняют функции профилактики, лечения и реабилитации. И психологическая коррекция, и психологическое ввязывание, используемые с целью лечения, исполняют психотерапевтическую функцию. Видимо, что по существу эти представления совпадают. Допустимо, особенно точным и адекватным был бы термин «психологическое ввязывание с целью психологической коррекции», впрочем это слишком массивно. В завершение дозволено лишь указать, что в отечественной литературе больше распространенным является представление «психологическая коррекция», а в иностранной — «психологическое ввязывание».


Психологическое консультирование.


Психологическое консультирование обычно рассматривается как процесс, направленный на подмога человеку в разрешении (поиске путей разрешения) возникающих у него загвоздок и сложностей психологического нрава, Дозволено выделить три основных подхода к психологическому консультированию: а) проблемно-ориентированное консультирование, фокусирующееся на обзор сущности и внешних причин задачи, поиск путей разрешения; б) личностно-ориентированное консультирование, направленное на обзор индивидуальных, личностных причин происхождения проблемных и конфликтных обстановок и путей предотвращения сходственных задач в грядущем; в) консультирование, ориентированное на обнаружение источников для решения задачи.


Личностно-ориентированное консультирование по своей направленности близко к психотерапии и провести отчетливую рубеж между этими представлениями сложно. Определение психотерапии как работы с больными, а консультирования — со здоровыми, удовлетворяет не всецело даже формальному критерию. Психологическое консультирование применяется и в медицине (скажем, психологическое консультирование беременных либо пациентов с соматическими и беспокойно-органическими болезнями, не проходящими собственно психотерапевтического лечения, а обратившимися за поддержкой в связи с личными загвоздками, прямо не связанными с их заболеванием). Психологическая работа с лицами, имеющими важные личностные загвоздки, обстоятельно ничем не отличается от психотерапии.


Соотношение представлений «психотерапия» и «психологическое консультирование» обсуждается и в литературе. Так, вестимый эксперт в этой области Нельсон-Джоунс рассматривает психологическое консультирование как психологический процесс, ориентированный на профилактику и становление. Он выделяет в консультировании цели, связанные с коррекцией (скажем, преодолевание тревоги либо ужаса) и с становлением (скажем, становление коммуникативных навыков). С его точки зрения, консультирование предпочтительно является коррекционным, это обеспечивает выполнение профилактических функций. Становление связано с решением задач индивида на разных этапах жизни (профессиональное самоопределение, отделение от родителей, предисловие независимой жизни, создание семьи, реализация собственных вероятностей, раскрытие источников и пр.). Весомое значение придается возрастанию индивидуальной ответственности за собственную жизнь, Финальная цель консультирования — обучить заказчиков оказывать поддержка самим себе, стать для самих себя референтами. Нельсон-Джоунс видит отличия между психотерапией и психологическим консультированием в том, что психотерапия делает ударение на личностном изменении, а консультирование — на помощи человеку в лучшем применении собственных источников и совершенствовании качества жизни. В различие от психотерапии огромная часть информации, полученной при консультировании, проявляется в сознании пациента в промежутках между занятиями, а также в периоды, когда заказчики пытаются подмогнуть себе сами позже окончания консультирования.


Существует точка зрения, согласно которой основное различие психологического консультирования от психотерапии состоит в том, что заказчик (здоровый либо больной человек, предъявляющий загвоздки экзистенциального коллапса, межличностных раздоров, семейных сложностей либо профессионального выбора) понимается референтом как дееспособный субъект, ответственный за решение своей загвоздки. Такая позиция представляется не слишком оправданной. В психотерапии пациент либо заказчик в подавляющем большинстве случаев также является дееспособным субъектом, а загвоздке индивидуальной ответственности отводится исключительно главная роль и в процессе психотерапии.


Перре и Бауманн, рассматривая соотношение психологического консультирования и психотерапии, в качестве отличий указывают следующее: а) в психологическом консультировании среди средств воздействия на первом месте стоит информирование (передача информации человеку, обратившемуся за поддержкой); 6) психологическое консультирование в медицине исполняет в основном функцию гигиены и профилактики; в) в границах консультирования анализируются варианты решений определенной загвоздки, но их осуществляет сам человек и не в границах консультирования, а независимо; г) в практике консультирования метаморфозы происходят по окончании самого консультирования без сопровождения экспертом, в психотерапии — сущностью является сам процесс изменений, сопровождаемый экспертом.


Представляется рациональным разглядеть сходства и отличия между психотерапией и психологическим консультированием, как видами психологического вмешательства, с точки зрения их основных и дополнительных колляций.


Основные колляции:


1. Средства воздействия (способы): психотерапия и психологическое консультирование применяют психологические средства воздействия, впрочем в психологическом консультировании информирование является ведущим приемом.


2. Цели: психотерапия и психологическое консультирование имеют своей целью достижение больше выраженных положительных изменений в когнитивной, чувствительной и поведенческой сферах в сторону увеличения их результативности, психотерапия при этом направлена на достижение существенных личностных изменений, а консультирование — на поддержка человеку в лучшем применении собственных источников и совершенствовании качества жизни.


3. Функции: психотерапия исполняет функцию лечения и отчасти реабилитации, а психологическое консультирование — профилактики и становления (безусловно, что речь идет о преимущественной направленности психотерапии и психологического консультирования, потому что в ряде случаев эти функции могут пересекаться).


4. Теоретическая обоснованность: психотерапия и психологическое консультирование имеют в качестве своей научной основы психологические теории.


5. Эмпирическая проверка: психотерапия и психологическое консультирование нуждаются в постижении производительности воздействий.


6. Высокопрофессиональные действия: психотерапия и психологическое консультирование осуществляются экспертами в профессиональных рамках. Добавочные колляции:


7. Длительность воздействий: психотерапия полагает длительность не менее 15—20 сеансов, психологическое консультирование может ограничиваться 1—5 сеансами.


8. Место изменений: в психотерапии метаморфозы происходят непринужденно в ходе терапии и являются сущностью психотерапевтического процесса, в психологическом консультировании анализируются варианты решений определенной загвоздки, но решение и метаморфозы осуществляются человеком не в границах консультирования, а по его окончании.


9. Степень автономности заказчика: в психотерапии процесс изменений сопровождается психотерапевтом, в психологическом консультировании метаморфозы осуществляются человеком независимо без сопровождения референта.

История психотерапии

В нынешней психотерапии теоретические загвоздки приобретают специальное значение. С одной стороны, важность теории обусловлена распространением в конечный период множества самых многообразных способов психотерапии, довольно обширно применяющихся в практике, но при этом вдалеке не неизменно имеющих соответствующую теоретическую базу. С иной стороны, даже при обоснованности способа определенной теоретической доктриной, последняя не неизменно в полной мере осознается даже профессиональными психотерапевтами. Впрочем именно теоретические представления, раскрывающие оглавление представлений «норма» и «отклонение» («недостаток», «патология»), и определяют нрав и специфику психотерапевтических воздействий и дозволяют осознанно их осуществлять. Обусловленность нрава и направленности воздействий при устранении всякого «недостатка», скажем, технического, ни у кого не вызывает сомнения. Необходимо иметь представление об всеобщих тезисах работы всякого механизма, дабы определить, в чем состоит недостаток, и, тем больше, для того, дабы устранить «поломку». В медицине в совокупности существует отчетливое соответствие между представлениями о норме, патологии и системе воздействий (лечении), в психотерапевтической практике такое соответствие просматривается вдалеке не неизменно. Если речь идет не легко о симптоматическом лечении, а о психотерапии, направленной на личностные метаморфозы, то тут в качестве теории психотерапии выступает теоретическая психология, в частности, психология фигуры При каждому многообразии психотерапевтических подходов существует три основных направления в психотерапии, иными словами, три психотерапевтические теории (психодинамическая, поведенческая и гуманистическая, «опытная») соответственно трем основным направлениям психологии, и всякое из них характеризуется своим собственным подходом к пониманию фигуры и личностных нарушений и логически связанной с этим собственной системой психотерапевтических воздействий.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 383