электронная
439
печатная A5
1019
16+
Героическая вера негероических людей

Бесплатный фрагмент - Героическая вера негероических людей

Часть 1

Объем:
162 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-4626-6
электронная
от 439
печатная A5
от 1019

ЭПИГРАФ

Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом. В ней свидетельствованы древние. Верою познаем, что веки устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое.

Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще.

Верою Енох переселен был так, что не видел смерти; и не стало его, потому что Бог переселил его. Ибо прежде переселения своего получил он свидетельство, что угодил Богу.

А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает.

Верою Ной, получив откровение о том, что еще не было видимо, благоговея приготовил ковчег для спасения дома своего; ею осудил он (весь) мир, и сделался наследником праведности по вере.

Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет. Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог.

Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени, и не по времени возраста родила, ибо знала, что верен Обещавший. И потому от одного, и притом омертвелого, родилось так много, как [много] звезд на небе и как бесчислен песок на берегу морском.

Все сии умерли в вере, не получив обетований, а только издали видели оные, и радовались, и говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле; ибо те, которые так говорят, показывают, что они ищут отечества. И если бы они в мыслях имели то [отечество], из которого вышли, то имели бы время возвратиться; но они стремились к лучшему, то есть к небесному; посему и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом: ибо Он приготовил им город.

Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: в Исааке наречется тебе семя. Ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование.

Верою в будущее Исаак благословил Иакова и Исава.

Верою Иаков, умирая, благословил каждого сына Иосифова и поклонился на верх жезла своего.

Верою Иосиф, при кончине, напоминал об исходе сынов Израилевых и завещал о костях своих.

Верою Моисей по рождении три месяца скрываем был родителями своими, ибо видели они, что дитя прекрасно, и не устрашились царского повеления.

Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние. Верою оставил он Египет, не убоявшись гнева царского, ибо он, как бы видя Невидимого, был тверд. Верою совершил он Пасху и пролитие крови, дабы истребитель первенцев не коснулся их. Верою перешли они Чермное море, как по суше, — на что покусившись, Египтяне потонули.

Верою пали стены Иерихонские, по семидневном обхождении.

Верою Раав блудница, с миром приняв соглядатаев (и проводив их другим путем), не погибла с неверными.

И что еще скажу? Недостанет мне времени, чтобы повествовать о Гедеоне, о Вараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и (других) пророках, которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих; жены получали умерших своих воскресшими; иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли.

И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства.

(Евр.11:1—40).

ПРЕДИСЛОВИЕ

Почему я решил взяться за размышления именно над этой главой Слова Божьего? Почему решил просить вас посвятить этой главе не один вечер изучения и обсуждения, а значительно больше? Чем эта глава заинтересовала меня настолько, что я хочу заинтересовать вас? Конечно же, тем, что она говорит нам об одном из основных вопросов христианской жизни, как видимой практической, так и невидимой духовной, о вере. Или о героях веры? Или и о том, и о другом?

Различные уважаемые библейские комментарии дают этой главе различные названия: «Жизнь веры», «Торжество веры», «Сущность и свидетели веры», «Герои веры», привнося тем самым различные оттенки в более глубокое понимание библейского текста. Но все они сходятся в одном: как бы комментаторы ни называли 11ю главу Послания к евреям, Слово Божье говорит о вере. О её важности, о её содержании, о её результатах, о её примерах. И в самом сегодняшнем тексте мы видим, что вера не просто важна, а критически необходима, поскольку «без веры угодить Богу невозможно» (Евр.11:6). И даже видим определение веры: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр.11:1). Но вот тут мы уже и сталкиваемся с разночтениями, приводящими порой к небезопасным заблуждениям.

Что такое «осуществление»? Например. У меня в голове созрел план по созданию табуретки. Или не у меня в голове, а я просто нашёл чей-то чертёж. Так вот, процесс, когда я от плана или чертежа перешёл к непосредственному воплощению столярного изделия в реальность и закончил его, и будет называться «осуществлением», по крайней мере, в русском языке. Или появилась у меня мечта развести герань в горшочках на подоконнике. И тогда процесс по покупке горшочков, удобрений, самой герани, всевозможных опрыскивателей и грабелек и будет как раз называться «осуществлением». Или есть у меня, к примеру, мечта, сделать результаты своих размышлений о жизни известными и доступными большему кругу людей, чем моя семья или наша домашняя церковь. Есть мечта донести их посредством книги. И для того, чтобы осуществить эту мечту, я фиксирую на бумаге в виде слов то, над чем размышляю, рассылаю запросы по различным издательствам, не сочтут ли они интересными и полезными эти мысли, молюсь, жду ответов, веду переговоры. В таком контексте к термину «осуществление» могут быть применены синонимы «реализация, исполнение, претворение в жизнь». Тогда, следуя такому пониманию, можно сделать вывод, что если «вера есть осуществление ожидаемого», то вера — есть набор действий и практических шагов по реализации того, что надеешься увидеть в конце начатого процесса. Тем более, что греческое слово elpizomenwn (элпидзоменон), переведённое в Синодальной Библии как «ожидаемое» имеет как раз такое значение «то, на что надеешься, уповаешь, рассчитываешь». И никакой мистики, никакой материализации мыслеформ, к учению о котором так близки сторонники так называемого «богословия позитивного исповедания». Вера — это то, что побуждает тебя к действиям по претворению в жизнь того, во что ты веришь. Вера — это сам набор действий по претворению в жизнь того, во что ты веришь. А где тогда место Богу в этом принципе?

Есть в таком толковании ещё одно слабое место. Греческое словосочетание «ипостасис прагматон», переведённое как «осуществление», не является каким-либо производным от глагола «осуществлять». А если нет глагола, то нет и действия. «Ипостасис» — сущность, «прагматон» — дело, вещь. И 1й стих можно было бы перевести следующим образом: вера — это признание того, что мы не видим, но на что рассчитываем, как бы уже реально существующим. То есть, назови «несуществующее, как существующее» и жди, когда оно воплотится. Просто повторяй как мантру «верю, верю, верю». Примерно так и учат сторонники уже упомянутого «богословия позитивного исповедания», не обращая внимания на то, что используемые ими вырезки из Рим.4:17, безжалостно выдранные из контекста, относятся не к вере человека, а к Богу, Который один только и может создавать что-то из ничего словом. Как же тогда понять, что такое вера?

Епископ Кассиан перевёл этот стих следующим образом: «Вера же есть твердое убеждение в том, на что мы надеемся, подтверждение того, чего мы не видим». РБО следующим: «Вера есть залог наших надежд и проявление вещей еще невидимых». «Библия для нашей жизни» комментирует этот стих следующим образом: «Вера — это основанное на опыте убеждение, что вас непременно ожидают Божьи дары и сюрпризы… Верить в то, что Бог существует, — это лишь начало; этому верят и демоны (Иак 2:19,20). Бог ждет от нас не только признания Его бытия; Он хочет личной, живой, преображающей жизнь связи с нами. Те, кто искренне ищут Его, будут вознаграждены личными отношениями с Ним». Но что делать, если личного опыта недостаточно для того, чтобы он привёл к твёрдому убеждению? Библия короля Иакова и Латинская Вульгата вместо «уверенности» говорят о «доказательстве». Согласно Вульгате, вера служит для доказательства невидимого. Английское «evidence» также скорее несёт эту идею. Но если вера — это доказательство невидимого, то можно ли называть её верой? Подстрочный перевод этого стиха и вовсе для русского уха неудобоварим: «Есть же вера надеющихся утверждение дел (вещей) доказательство не видимых». Как вам? Кажется, все эти рассуждения не столько помогли понять, что же такое та самая вера, посредством которой мы угождаем Богу, а совсем наоборот? Тогда попробуем подойти с другого бока.

Автор Писания, спасибо Ему, точно знал, что попытки отвлечённых и абстрактных изысканий по вопросу веры будут достаточно сложны и потому, как мне верится, снабдил сегодняшний текст живыми примерами живых людей, о которых мы привыкли говорить, как о героях веры. Хочешь понять, что такое вера и какой она должна быть? Рассмотри на примерах. Ведь вера не существует сама по себе, в отрыве от тех, кто её проявляет? Как не может она существовать и без объекта веры. Как не может она существовать и без её источника. Например: верю ли я, что аспирин или парацетамол помогают от головной боли? Да. Но эта вера не поможет мне в дождливый вечер от мигрени. Необходима и сама таблетка, и сам акт её принятия мною. Нужен я, нужен предмет веры — таблетка, нужен источник веры — фармакологическое заключение, а ещё лучше — назначение врача, и нужен акт веры — открытый рот, вложенная в него таблетка и несколько глотков воды, чтобы её запить. Верю ли я, что хорошее образование поможет мне стать умнее? Да. Но одной лишь веры недостаточно. Нужен я, нужен предмет и источник веры — хороший учитель или хороший учебник, и нужно определённое действие — чтение учебника, а ещё лучше — посещение учебного курса. Так же и с верой, без которой мы не можем угодить Богу. Нужен я, нужен Бог, как предмет и источник веры и нужно определённое действие, или комплекс действий. Хотя я и верю, что вера — дар Божий, результат Его вмешательства в человеческую душу или дух (это уже зависит от того, сторонником двухчастной или трёхчастной теории вы являетесь), но без какого-то ответного действия человека вера не будет верой. Какого рода действия могут потребоваться со стороны человека? Вот для понимания этого вопроса как раз и нужны примеры. Живые примеры живых людей, которыми обильно снабжена 11я глава Послания к евреям. Обильно, но не исчерпывающе, поэтому мы и будем изучать истории героев веры, обращаясь к более подробным их описаниям в других библейских текстах.

Итак, первый на очереди — Авель. Но это будет предметом наших рассуждений в следующий раз. А пока — вопросы.

ВОПРОСЫ:

1. Вера — это осуществление ожидаемого. Как вы понимаете значение слова «осуществление? Что такое «осуществление»? Кто осуществляет?

2. Вера — это осуществление ожидаемого. Кто ожидает? Чего ожидает?

3. Может ли Бог чего-то ожидать от вас? Как изменится ваше понимание слова «осуществление» при таком взгляде? Вера — это осуществление мною того, чего от меня ожидает Господь?

1. Вера Авеля. Без показухи и соперничества

Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще.

(Евр.11:4)

Итак, сегодняшний стих говорит нам, что Авель получил титул праведника и вошёл в список героев благодаря вере. Какой? Той, которая сделала его жертву лучше, чем жертва его брата. Той, благодаря которой, несмотря на свою трагическую гибель, пример Авеля продолжает оставаться полезным и поучительным даже сегодня. Как передаёт этот стих перевод IBS «Вера эта по-прежнему говорит к нам, хотя его самого уже нет в живых». Во что верил Авель? Если вы ответили «в Бога», то обязательно продолжите чтение этой главы, поскольку точно такой же ответ применим и к Каину. Точно такой же ответ может быть применим и к представителю любой другой религии отличной от христианства. Да и к атеисту такой ответ тоже подойдёт. Ведь кто такой атеист? Тот, кто пассивно отрицает существование Бога, либо тот, кто активно борется с идеей о существовании Бога. Но какой смысл отрицать или бороться против того, чего нет? Против Того, Кого нет? Если я не верю в существование «мюмзиков» и «хливких шорьков», о которых писала героиня сказки Кэролла Алиса, или в существование «глокой куздры», которую придумал академик-лингвист Щерба в первой половине ХХ века, то зачем же я буду с ними бороться? Глупо и бессмысленно. Поэтому я думаю, что убеждённый атеист так или иначе должен верить в существование Бога. Чтобы было против чего восставать. Иначе его атеизм глуп и бессмысленен.

Но вернёмся к Авелю и его вере.

Чтобы понять какой же была вера Авеля, рассмотрим на контрасте с Каином, о котором написано несколько больше. Об Авеле в Библии можно найти лишь историю, описанную в Быт 4, да 4 упоминания его имени в Новом Завете, одно из которых — в сегодняшнем стихе, а два — являются повтором одних и тех же слов Иисуса Христа в разных Евангелиях. И хотя по частоте упоминаний в Библии Авель и Каин идут наравне, но в Быт 4 со смертью Авеля его история кончается, а история Каина, позволяющая лучше понять его характер и его природу, продолжается и дальше. Зачем нам смотреть на Каина? Чем может помочь нам изучение контраста?

Во-первых. Контраст — то, что помогает лучше увидеть. В сравнении. Чтобы понять степень чистоты воздуха, которым мы дышим, надо съездить на Медео. Или в Алмаарасан. И посмотреть оттуда на город. А потом вернуться и вспомнить, как же легко и приятно нам дышалось в горах. В медицине, в томографии или рентгенодиагностике, для усиления полезности изображения, для того чтобы лучше разглядеть исследуемый орган или его патологию, применяют дополнительное введение контрастных веществ. Контраст — это то, что помогает лучше увидеть. Поэтому, для лучшего понимания содержания веры Авеля мы рассмотрим веру Каина.

Во-вторых. Вера Авеля отличается от веры Каина в лучшую сторону настолько же, насколько вера Каина отличается в худшую сторону от веры Авеля. 10 настолько же больше 2х, насколько 2 меньше 10ти. Если трудно посчитать насколько 2 меньше 10ти, посчитай насколько 10 больше 2х. Если трудно понять, какой должна быть вера, чтобы угодить Богу, попробуй понять, какая вера Богу НЕ угодна. Или у Каина не было никакой веры? Но он слышал Бога, разговаривал с Ним, то есть имел общение, приносил жертвы, то есть поклонялся. Каин даже находился под защитой Бога и после своего преступления! Даже после своего проклятия! Значит, вера у него была. Вот только не та, которой можно угодить Богу.

Итак, рассмотрим подробнее портрет и характеристики Каина, чтобы понять веру Авеля.

Что мы знаем о Каине? Например, в 1Ин 3:12 мы читаем: «не так, как Каин, [который] был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны».

Какие дела? Убийство? Да, это зло. Но по этому стиху Каин сделал зло ещё до убийства! Он убил, потому что дела его были злы, а не дела его были признаны злыми, потому что он убил. И «дела» — множественное число. Значит, речь здесь идёт не об убийстве. Значит и жертва Каина, и она была злой. И даже то, что было перед ней. Чем же жертва Каина, чем же его вера были так злы, плохи, негодны, лукавы, как можно перевести используемое Иоанном греческое слово ponhra (понэра)? Тем более, что скорее уж Каин был более послушен Богу, нежели Авель, так как был земледельцем и буквально выполнил слова проклятия в адрес Адама: «проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою» (Быт 3:17—18). Как раз таки Каин выращивал ту самую полевую траву, которой должны были питаться потомки Адама. Как раз таки Каин буквально следовал и воплощал в жизнь, осуществлял те слова, которые произнёс Бог. И в чём же здесь негодность его дел?

Давайте прочитаем Быт 4:2—11.

Жила-была одна супружеская чета. Жили они себе, не тужили и любили друг друга так крепко, что ни в ком другом больше не нуждались. Всё привыкли делать сами. Сами хлеб выращивали. Сами коров доили. Сами дрова рубили. Сами стирали. Сами с собой совещались и решения принимали. Ни друзей, ни прислуги. Впрочем, может быть были они такими самостоятельными не потому, что были самодостаточными, а потому, что никого кроме них и не было во всём белом свете? И их самостоятельность была вынужденной? Пожалуй, так оно и было, потому что пришло время, когда начали они понимать, что ну никак они не самодостаточны, когда стали они замечать, что устают быстрее, чем раньше, что дров принести могут меньше, чем раньше, что стада пасти стало труднее, чем раньше. И стали они задумываться о том, кто же принесёт им стакан воды в старости? Думали они, переживали, боялись приближающихся немощи и бессилия, порой до отчаяния переживали. Как вдруг! О, чудо! Что это? А мы и не знали, что такое возможно! Ещё один маленький человечек? «Сын!» — с гордостью и надеждой говорил папа. «Вот кто будет мне помощником, когда трясущиеся руки и подслеповатые глаза не позволят мне вбить гвоздь в стену. А может он и шуруповёрт с шурупами придумает?», — думал папа. «Вот кто поможет мне отжать постиранное бельё, а может и стиральную машину с центрифугой изобретёт», — думала мама. «Вот кто вёдра с водой принесёт, а может и водопровод построит, кто тесто вымесит и овец подстрижёт», — мечтали они вместе, любуясь своим отпрыском. А любоваться было чем. 6 кг, 52 см, пухленький, гладенький, крепенький, кровь с молоком. «Давай, мать, так и назовём его — „приобретение“. Давай, муж. Он ведь и впрямь как от Господа, наш первенец». Так и назвали его, Каин. Рос Каин, надежда и гордость родителей, рос. Радовались родители, радовались. Да и дорадовались. Понесла Ева то ли от радости, то ли ещё от чего, во второй раз. Прошло определённое время. А может чуть поменьше определённого, и родила Ева снова. «Ну ка, что тут у нас? Какой-то он, мать, хиленький, тщедушный. Дунь — рассыплется». И вправду, в сравнении с надеждами на спокойную старость Каином, и весу — 2,7 кг, и росточек — всего сантиметров 35—40, и бледненький какой-то, ручки-ножки худющие… «А что ты на меня, Адам, смотришь? Как старался — так и вышло, твой сын». «Мой-то мой, конечно, но… Как-то надежды на него маловато. Как бы не помер от своей тщедушности. Значит, быть ему Авелем, дуновением, паром, чем-то скоропреходящим и зыбким». «Ну что ж, ты муж, тебе видней. Авель, так Авель».

Происходило ли всё именно так, как мне привиделось? — Не знаю, не берусь утверждать. Но утверждать, что в былые времена имена детям раздавались не просто так, а со смыслом — это я могу. Именем, которое родители давали своим чадам, они отражали свои надежды и чаяния относительно своих детей. Каин — приобретение. Потеряли Адам с Евой своё место в Эдеме, но увидели в своём ребёнке приобретение, которое должно было бы в соответствии с их надеждами облегчить жизнь в про́клятом мире. Авеля же назвали «дуновение, пар, незначительность, ничтожность, нечто скоропреходящее». Незавидное отношение с самого рождения. Каин — чемпион. А ты, Авель, лузер. Быть тебе всегда в тени своего старшего брата. Ни в футболе ты его не превзойдёшь, ни в надеждах родителей. Даже если бы у Адама с Евой было 12 детей, Авель так и оставался бы «пшиком», одним лишь шуршащим звуком. Для всех.

«Каин, Каин, пойдём на рыбалку? — Да ты что, братец! Ты же червей копать начнёшь, обязательно ногу поранишь! — Ну, давай тогда бабочек половим? — Да ты же, братец, в сачке запутаешься! — А в футбол поиграть? Чур, я на воротах. — Нее… Я в тебя мячом попаду, и улетишь, рёбра переломаешь. Сиди лучше, ничего не трогай, чтоб не рассыпаться».

Плакал ли Авель или рыдал, видя такое отношение к себе? Библия об этом умалчивает. Но что бы чувствовал и как бы вёл себя я, если бы меня все окружающие почитали за пар? Об этом даже и думать не хочется.

Росли братья, росли. И Каин так привык быть первым, что и соперничать перестал. С кем тут соперничать? Соперник то достойным должен быть. А тут… Но и Авель не стремился доказать всему миру, что он не тварь дрожащая. То ли потому, что доказывать было некому, то ли руки опустил и смирился с безысходностью, то ли брата своего любил и гордился им. Если бы у Авеля были друзья, он бы им рассказывал о том, что его брат одной рукой может кедр с корнями вырвать. А если бы Каин большущий камень в небо бросил, то тот только через три дня на землю бы упал. Вот какой брат был у Авеля! Самый-самый! Всегда лучший, всегда первый.

Каин первым выбрал род занятий. Земледелец. Почётное занятие. Чистое. Ни колючки из шерсти баранов выковыривать не надо, ни навоз за ними вычищать, ни окровавленные туши разделывать. Авель выбрал род занятий вторым, то, что осталось. Так что и не выбирал даже. Но не обижался, а гордился братом. Каин первым решил поклониться Богу и принести жертву. От своих трудов. Да так, чтобы в очередной раз услышать «Каин, ты лучший! Каин, только ты наше приобретение». Авель — вторым. Как всегда. Следует за братом, который хочет быть первым, остаётся в его тени, но не завидует, а гордится им.

В Библии мы не раз встречаем такой архетип, такой классический контраст, «старший — младший»: Исав — Иаков, дети Иакова — Иосиф, старшие сыновья Иессея — Давид… И на этих примерах не раз мы видим, что зачастую то, что кажется незначительным, напротив — лучшее. Но не глазами людей. Даже об Иисусе Христе мы читаем: «не было в Нём вида ни величия…» (Ис.53:2). Но только Он и мог совершить тот подвиг, благодаря которому мы получаем пропуск в потерянный Эдем. Только Он — единственное настоящее и необходимое приобретение, помогающее нам и выжить в этом про́клятом мире, и вернуться к Богу. Но вернёмся к братьям, на чью веру мы смотрим, чтобы понять, как угодить Богу.

Г. Доре, Каин и Авель. https://www.wikiart.org/ru/gyustav-dore

Каин, приобретение, первый. Авель, пар, даже не второй, он вовсе не участвует в конкурсе. Так было. Всегда. Но вот однажды! Что-то произошло. Бог призрел, обратил Свой взор, Своё внимание на Авеля и его жертву! Бог как бы говорит: «Вы отвернулись, поставили жирный крест, посчитали совершенно ничтожным и ни к чему не годным Авеля? Нет! Это не так! Для Меня он ценен и важен, для Меня он значим! Я его задумал, Я его создал и Я не отвернулся от него!» И Каин не смог этого вынести. Его вера в этом месте оказалась трухлявой. С гнильцой и червоточинкой. «Как так? Это я — первый, это я — лучший. И всё, что этому мешает — должно быть уничтожено! Ведь если Божье благоволение достаётся кому-то другому, значит, мне его достанется меньше или не достанется совсем?» В сознании Каина замигала красная сигнальная лампочка и завыла сирена. «Тревога! Тревога! Тревога! Надо защищать свою собственность! Свой статус. Свою репутацию. Своё чемпионское превосходство. Свои медальки за первое место». А ведь у Безграничного в Своём богатстве и благости Бога хватило бы благоволения и внимания на десять Авелей, на миллион Авелей, на семь миллиардов Авелей и ещё осталось бы на Каина. Или на вас. Жаль, что в вере Каина не было такого понимания. Хорошо, что мы понимаем, что вера, угождающая Богу и угодная Ему, не считает, что у Бога запасы милости и благости ограничены и потому надо отчаянно защищать своё право на счастье. Вера угодная Богу — это вера в Его безграничную и щедрую милость, не основанную на каких-либо человеческих достоинствах и достижениях. Это вера в Его благодать. Это не та вера, что была у Каина. Но отсутствие или недостаток веры в благодать — это не единственный минус в вере Каина. Посмотрим ещё раз на историю, описанную в 4й главе книги Бытия.

Каин выбирает быть земледельцем, как послушание воле Божьей. Но, после некоторых событий, легко расстаётся со своим жизненным призванием, соглашаясь стать бродягой. Прочитайте:

«И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему? И сказал: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли; и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей; когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле» (Быт.4:9—12).

Бродягой, так бродягой. Но, между тем, раз Каин чуть позже спорил с Богом, значит, вполне мог бы выпросить милости и прощения? По крайней мере, попытаться. А Каина намного больше заботят его личная безопасность и личное благополучие, чем следование тому призванию, которое он сам же и выбрал:

«И сказал Каин Господу: наказание мое больше, нежели снести можно; вот, Ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня» (Быт.4:13,14).

«Бродягой, так бродягой. Не получилось быть лучшим в мире земледельцем, ну и ладно. Не смогли вы оценить по достоинству результаты моего талантливого и героического труда? Не больно то оно и надо. И меня это не будет больше заботить. Это вы теряете ценнейшее приобретение, а не я».

Столь лёгкий и быстрый отказ от того, что казалось делом всей жизни — ещё один минус веры Каина. Но не последний. Смотрим дальше?

Каин соглашается быть бродягой, но… Что он делает после того, как признаёт Божье решение?

«И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема….И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох» (Быт.4:16,17).

«Я? Бродягой? Согласился? Ну это уж вряд ли. Это я не подумавши ляпнул». Вот и выходит, что всё послушание, богопочитание и благочестие Каина было лишь внешне, напоказ, половинчато. Сначала заявляет: «Буду возделывать землю!» Тут же: «Больно то и надо». Сначала: «Бродягой, так бродягой!» Тут же: «Не дождётесь». Такой же была и его первая жертва. Показной, фальшивой, без внутреннего содержания. Такой же была и вера Каина, в отличие от веры Авеля. Верой непостоянной, непослушной, верой ради аплодисментов людей. Плюс ещё — вера соперничающая, вера завистливая. И тогда преимущество веры Авеля как раз в отсутствии показухи и соперничества. Вот, казалось бы и разобрались, какой была вера Авеля. Спасибо контрасту.

Но лично меня ещё больше впечатляет не столько контрастное различие веры двух братьев, сколько реакция и отношение Бога к такому вот Каину. К Каину соперничающему, к Каину завистливому, к Каину не понимающему природу благодати. Этот Каин не просто имел прямое общение с Богом как до, так и после совершённого им убийства, но он не был оставлен Богом и Его защитой, даже после проклятия!

«И сказал ему Господь: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его» (Быт.4:15).

Удивительнейшая несправедливость! Или спасающая милость?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 439
печатная A5
от 1019