электронная
54
печатная A5
352
18+
Генри Фокс и Братство Луча

Бесплатный фрагмент - Генри Фокс и Братство Луча


Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-3427-6
электронная
от 54
печатная A5
от 352

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Легкомысленный белый снежок падал с неба весь день. Он запорошил все газоны, козырьки подъездов и откосы окон, крыши машин и те тротуары, по которым мало ходили.

«Ну вот, уже почти и зима…» — рассеянно подумал Генри Фокс, окидывая взглядом маленькую тихую улочку. Он с женой и младшим сыном переехал в Толий всего несколько месяцев назад и все еще не очень хорошо знал некоторые районы столицы.

— Извините, вы не подскажете, где тут Третья Книжная улица? — окликнул Генри проходившую мимо него девушку. Она как раз вышла с той стороны.

Девушка обернулась и смерила Генри холодным взглядом.

«Ого, какая красотка!» — отметил Генри невольно. Таких идеальных черт лица ему еще не доводилось встречать.

Она не ответила и невозмутимо продолжила свой путь. Генри тряхнул головой, прогоняя из нее это прекрасное, но не очень вежливое видение. Снова повернулся к вызвавшей у него сомнения улице.

Наверное, все-таки здесь…

Генри вынул руки из карманов короткого элегантного пальто и, настороженно поворачивая голову направо и налево, неторопливо зашагал в направлении темневшего в паре кварталов от него старого особняка. В тишине снег под ногами скрипел оглушительно громко. Генри недовольно поморщился — он давно привык доверять своему слуху больше зрения, и этот скрип был очень некстати. Еще и сумерки начали сгущаться, сейчас зажгутся фонари и от их оранжевого света вреда будет больше, чем пользы. Нужно успеть найти Берна.

Когда до особняка осталось всего несколько шагов, Генри заметил корчившуюся на снегу в стороне от дороги фигуру. Он тут же с замершим сердцем метнулся к ней, но это был не Берн. Бледный молодой парень тихо стонал и прижимал к животу руки. На его лице темнели глубокие порезы, снег вокруг был забрызган кровью. Проклятье…

— По… помогите!.. — прохныкал парень, увидев Генри.

— Лежи не двигайся, — хмуро велел тот и достал из внутреннего кармана телефон.

— Вампир… На меня напал вампир…

— Угу. Помолчи…

Пока Генри, ожидая машину «Скорой помощи», мрачно курил в сторонке от раненого, окончательно стемнело. Закрытый на реставрацию старый дом выглядел зловеще, он походил на попавшего в немилость и обнищавшего придворного — некогда богатый фасад был местами закрыт грязным рваным полотнищем, на резных дверях парадного входа виднелись глубокие царапины и сколы, темные слепые окна злобно таращились мимо Генри на безлюдную улицу. Генри невольно поправил тонкую черную повязку, закрывавшую его правый глаз.

Парня увезли. Никто даже не спросил Генри о том, что здесь случилось. Так, записали телефон на всякий случай. Нападение вампира — редкость ли в эти дни?..

— Берн, — позвал Генри, — выходи. Выходи, они уехали.

С минуту ничего не происходило, потом Генри услышал шорох откуда-то сбоку от особняка. Угол дома тонул в тени, и разглядеть, что там, Генри не мог.

— Берн? — позвал он еще раз, не двигаясь с места и внутренне напрягаясь.

В темноте зажглась пара красновато-оранжевых огоньков. Покачиваясь в воздухе и время от времени ненадолго пропадая, они стали медленно приближаться к пятну света, в котором стоял Генри. Через пару мгновений Генри различил вокруг них силуэт невысокого мужчины, он зябко ежился, обхватив себя за плечи. Огоньки горели в его глазах.

— Его забрали? — спросил Берн дрожащим голосом, подходя к Генри. — Но почему я тогда до сих пор чувствую?..

— Его кровь осталась на снегу, — Генри кивнул на темные пятна у себя под ногами и внимательно посмотрел на друга. — Ты как?

— Не очень хорошо… — прошептал тот и вдруг жалобно воскликнул: — Они хотят меня убить!

— Н-да? А выглядит несколько по-другому…

— Генри, они охотятся на меня, это была провокация!

— Берн, твои параноидальные мысли…

— Почему ты не веришь мне?!

В голосе Берна было столько отчаяния, что Генри на всякий случай тоже спросил себя: «Почему?»

— Потому что это всегда звучит как бред, — ворчливо ответил он. — Ты продолжаешь повторять «они», но ни разу толком не смог мне объяснить, кто это — «они», и почему «они» взялись за тебя… Расскажи, что произошло здесь.

Берн покосился на пятна крови, передернулся и снова поднял взгляд на Генри. Отсветы в его глазах уже угасали, сменив цвет с опасно-алого на нейтрально зеленый, отливающий иногда тревожной желтизной. Если Берн и решил бы обмануть Генри, главное ему скрыть уже не удалось бы — нападение на парня совершил именно он.

Берн шмыгнул и сказал:

— Он первый напал, чиркнул меня ножом по руке…

Генри недоверчиво хмыкнул, велел:

— Покажи.

«Чиркнули» Берна на совесть — должно быть, нож был очень острый, раз сумел прорезать насквозь рукав теплой куртки и что там еще было надето на Берне под ней… Генри раздвинул жесткие от засохшей крови края разреза и разглядел бледную полоску совершенно целой кожи.

— Уже затянулось, — виновато объяснил Берн. — Куртку жалко…

Это как раз-таки ерунда. Генри вздохнул и, нахмурившись, провел пальцами вдоль разреза, счищая кровь. Потом провел второй раз, медленнее — выравнивая и заново переплетая волокна ткани. Простейшая бытовая магия, научиться бы чему-нибудь посерьезней. Сращивать так же волокна человеческой плоти, например. Не все обладают вампирской регенерацией…

— С рубашкой уж извини, новую купишь, — проговорил Генри. — Итак, он ранил тебя?..

Берн оторвался от своей чудесно «исцелившейся» куртки и продолжил рассказ:

— Да. Ты же знаешь, что это для меня теперь значит?.. Я сам не заметил, как схватил его руку и резко вывернул. Сломал, кажется… А еще нож ткнулся ему в лицо, ох!.. — Берн сморщился.

— Но ты смог удержаться и ограничиться этим? Я думал, вампирский инстинкт самосохранения заставляет тут же прикончить обидчика.

— Так и есть! Боже, Генри!.. Я не знаю, каким чудом смог остановиться! Мне пришлось спрятаться там, за домом… Я не мог выйти, потому что… Потому что не смог бы пройти мимо человека, который меня ранил!

— Об этом я догадался.

— Они специально это подстроили. Если бы я не устоял и покусал этого мальчика, они бы убили меня…

— Опять «они»!

— Они! Мстители, Борцы за добро, Охотники на вампиров — я не знаю, как они называются, Генри! Но я точно знаю, что если бы не ты… — Берн жалобно всхлипнул.

Генри поморщился.

— Немного странно для заговора, тебе не кажется? Пожертвовать своим человеком? Это что же за Добро такое получается…

— Генри, мне страшно… — прошептал Берн. Он несколько раз моргнул, и в его все еще сияющих зеленым светом глазах показались слезы.

Черт подери…

— Пойдем отсюда, — сказал Генри, решительно хватая Берна за руку. — Поговорим в спокойной обстановке, а тут… и без того жутко, — он в последний раз окинул взглядом старый особняк. Уже на ходу посмотрел на темные окна домов напротив: — Как думаешь, тебя мог видеть кто-то… из местных?

— Не знаю… Я не заметил тут никого, кроме… кроме того парня…

Берн плелся следом за быстро шагающим Генри и продолжал всхлипывать.

Генри не нашел ничего лучше, чем проворчать:

— Перестань реветь, веди себя как мужчина…

Берн мгновенно обиделся, выдернул ладонь из руки Генри.

— Если у тебя проблемы с выражением своих эмоций, это еще не повод отпускать сексистские замечания!

«У меня проблемы не со своими эмоциями, а с твоими…» — подумал Генри и обернулся. Нахохлившийся Берн обжег его злобным взглядом исподлобья.

— Прости. Послушай, я просто хочу убраться отсюда и все хорошенько обдумать. Я не знаю, заговор это или нет, но выглядит все достаточно… дерьмово. Пойдем к нам домой? Лисса будет рада.

— Потому что Лисса всегда рада мне, — язвительно процедил Берн.

Генри изо всех сил постарался сдержать раздражение и извинился еще раз. Они двинулись дальше.

— Спасибо, что пришел… — пробурчал Берн спустя некоторое время.

— Ну, знаешь ли! Сообщение «Генри, спаси меня!!!» без зазрений совести проигнорировать не получится, как ни старайся… — усмехнулся Генри.

Глава 2

Лисса поставила перед Берном кружку чего-то горячего и черного.

— Я сварила тебе кофе покрепче, милый, — объяснила она. — Я подумала, если алкоголь вампирам нельзя, то, может, чем-то его заменить?..

Берн осторожно сделал глоток и, отставив кружку, с обезоруживающей честностью заявил:

— Это мерзкая гадость, а не кофе, Лисса. Ни одно живое существо не станет это пить.

— Значит, не сработало, — Лисса пожала плечами и улыбнулась, ничуть не обидевшись.

Генри хмыкнул, эти двое стоили друг друга.

Они сидели в уютной гостиной Фоксов в небольшом опрятном домике, который Генри купил полгода назад. Генри знал, что его жене доставляет особое удовольствие ощущать себя заботливой хозяйкой — Лисса любила, когда к ним приходили гости и рассаживались на двух новеньких диванах, стоявших напротив друг друга. Тогда она предлагала всем кофе (который удавался ей намного лучше, когда не нужно было выдумывать что-то этакое), выставляла на низенький столик вазочки с печеньем и конфетами, а сама занимала стратегическое место в кресле между диванами, чтобы все были достаточно близко к ней и любой гость чувствовал бы, что ему уделяется особенное внимание.

— Кхм… Берн, как тебя вообще занесло туда? Сразу же видно, что место подозрительное.

Берн перестал улыбаться и отвел глаза, со вздохом откинулся на спинку дивана.

— Я шел на встречу с одним человеком… — сказал он.

— Вот как? — Генри с подозрением прищурился. — Что за человек назначает встречи на безлюдных улицах среди заброшенных зданий?

— Мы должны были встретиться не там, а дальше. Я просто решил сократить путь через этот квартал…

— Сократил, ничего не скажешь.

— Генри! — одернула его Лисса. Сейчас она сидела не в своем любимом кресле, а рядом с Берном, сочувственно положив руку ему на плечо.

Генри встретился с ней взглядом. Лисса могла производить впечатление легкомысленного и поверхностного человека, но это впечатление, конечно же, было обманчивым. Она очень серьезно восприняла жалобы Берна на то, что кто-то охотится за ним, и чувствовала, что Генри все еще сомневается в их обоснованности. Но черт возьми, Берн так любит драматизировать!

— И все-таки ты не ответил. Кто этот человек? Ты не думаешь, что если все было спланировано…

— Нет! — вскинулся Берн. Теперь, когда в его глазах не горели вампирские огоньки, они казались совершенно черными. — Он ни при чем, Генри! Он… он, наоборот, хотел помочь мне. Его имя Фирель, мы познакомились несколько дней назад.

— Он тоже вампир? — спросила Лисса.

— Нет, но он много знает о… об этом. Фирель сказал, что у него есть небольшая коллекция материалов о вампирах и что он с радостью поделится со мной своими знаниями.

— Берн, всего два месяца прошло с твоего превращения в вампира, а ты уже снова доверяешь какому-то подозрительному незнакомцу? Поверить не могу! Неужели жизнь тебя ничему не учит?!

— Генри, не кричи на него! Берн, где вы познакомились?

Берн снова бросил обиженный взгляд на Генри и, повернувшись к Лиссе, ответил на ее вопрос:

— Фирель узнал меня на улице. Подошел и сказал: «Здравствуйте, господин Вольф. Я слышал, что вы недавно стали вампиром, я бы хотел предложить вам свою помощь…»

— И все? Вот так просто? — поразилась Лисса.

— Скажете, ничего подозрительного? — проворчал Генри.

Берн сник.

— Да, наверное, вы правы… Но мне так нужна эта информация, мне сложно приспосабливаться ко всему этому самому…

— Мы знаем, милый, — Лисса погладила Берна по плечу. — Может, этот Фирель и правда не причастен к нападению на тебя? Тогда он, наверное, недоумевает, почему ты не пришел на встречу. Ты не звонил ему?

— У меня нет номера его телефона, — вздохнул Берн. — Мы просто условились о времени и месте…

Генри покачал головой. Отчаянное положение заставляло его друга принимать необдуманные решения и забывать о предосторожностях.

— Ладно, оставим пока этого Фиреля, — сказал Генри. — Берн, ты думаешь, что прошлое нападение связано с этим? Что у них было общего? Попытайся вспомнить.

Берн наморщил лоб.

— Только… только то, что это всегда происходит в таком безлюдном месте, где меня словно бы поджидают. Но, наверное, это свойственно любым нападениям, — он грустно усмехнулся.

— А избегать подобных мест ты не можешь, да? Черт возьми, что же с тобой делать…

— Берн, постой… — кажется, Лисса вспомнила что-то. — В прошлый раз ты говорил, что на тебя напали с ножом. И сейчас…

— Да, точно! Так и было… Но в прошлый раз тот парень действительно хотел меня убить, не просто ранить. Хотя… я был так напуган, что мог не так понять его намерения…

— Н-да, бедняга, может, просто поговорить с тобой хотел, а ты его сразу башкой в стенку…

— Не издевайся, Генри. Кстати, я потом узнавал — он остался жив…

— Подождите, мальчики! Генри, тебе не кажется странным, что оба раза — нож?

— Хм, а действительно… Зачем рисковать с холодным оружием, таким ненадежным в схватке с вампиром?

— Я же говорю, это только провокация, Генри… Они хотят заставить меня отреагировать как вампира, и тогда… — Берн содрогнулся.

Да, все прекрасно знали, как поступает полиция с вампирами, пойманными на убийстве человека — их даже не арестовывают, сразу стреляют из дробовика в голову… Потому что все боятся, и никто не знает, как еще справиться с разбушевавшимся монстром, обладающим нечеловеческой силой и еще черт знает какими способностями…

Но что, если этот монстр — твой друг? Что, если ты точно знаешь, что никакого злого умысла в его голове нет, только страх и желание защититься?..

— Может, ты и прав… — признал Генри. — Кто-то пытается тебя достать, и с этим надо что-то делать.

— Спасибо, Генри! — Берн с облегчением улыбнулся. — Я знал, что ты не бросишь меня… Даже если и не поверишь до конца.

— Милый, мы всегда с тобой, — сказала Лисса. — Генри что-нибудь придумает, а тебе и правда лучше избегать подозрительных мест… Если этот Фирель снова появится, попроси его встретиться где-нибудь в центре, чтобы люди вокруг были… Хорошо?

— Если он объявится и снова захочет встретиться с тобой, — встрял Генри, — скажи ему, что придешь вместе с другом.

— Генри?

— А что, мне, может быть, тоже интересно послушать, что он там знает…

— Отличная идея, милый! Ой, а мне тоже стало интересно… Может, вы и меня тогда с собой возьмете?

— Лисса, сначала мы должны понять, что это за тип.

— Да, ты прав…

Берн с улыбкой перевел взгляд с Лиссы на Генри.

— Мне повезло с вами, — сказал он и, вздохнув, поднялся. — Но пора домой…

— Я провожу тебя.

— Не стоит, Генри. Я долечу.

— Ну, давай хоть до двери…

Когда они вдвоем вышли на крыльцо, Генри заметил, как погрустнел Берн.

— Дома все так же? — спросил Генри, доставая сигарету.

— Угу, — буркнул Берн и спустился с крыльца, отошел на пару шагов. Потом остановился и повернулся к Генри. Несколько крупных снежинок тут же застряли в его темных, торчащих упрямым ежиком волосах и посверкивали там, как маленькие звездочки.

Генри криво улыбнулся и кивнул другу на прощанье.

Берн немного помедлил, потом резко взмахнул руками и оторвался от земли.

Проследив, как черный ворон растворился в темном небе, Генри чиркнул спичкой и закурил.

«Надеюсь, эта ночь будет спокойной для всех нас…» — подумал он.

Глава 3

Спокойствие продлилось почти две недели. Берн послушал совета друзей и старался избегать безлюдных переулков, лишний раз не выходил из дома. Генри понимал, что это все равно не выход, но ничего больше придумать пока не мог. Ведь он даже не знал, кто угрожал его другу.

В тот день Генри встретился с Берном и Рейном, братом Лиссы, в баре недалеко от Новой Дворцовой площади.

— Наконец-то мы снова можем выпить все вместе, как в старые добрые времена! — воскликнул Рейн, поднимая свой бокал с пивом.

Генри улыбнулся и тоже поднял бокал, а Берн уныло покосился на узкий стакан с водой, стоявший перед ним.

— Прости, Берн, я не собирался издеваться над тобой, — виновато добавил Рейн. — Я просто рад вас видеть, ребята…

— Посмотрите на него, — усмехнулся Генри. — Престижная работа, дорогой особняк, молодая жена… Где тут найти время для старых друзей, а?

Берн наконец тоже улыбнулся, Рейн покаянно развел руками.

— Генри, я очень рад, что вы с Лиссой тоже переехали в Толий, — сказал он. — Для меня было бы большим несчастьем снова потерять связь с вами.

— Однако, соглашаясь на работу в столице, ты об этом не думал.

— От подобных предложений не отказываются… И Мария была беременна, мне пришлось думать о будущем для своей семьи!

— Ладно, не оправдывайся, Рейн. Мы ведь тоже все за тебя рады! А если ты время от времени будешь находить в своем насыщенном расписании пару часов, чтобы вот так встретиться…

— Обещаю, что буду, Генри. Но ведь и у вас расписание не менее насыщенное, а? Я видел сегодня утром афишу.

— Да, — вздохнул Генри. — В марте концерт здесь, а потом уедем на два месяца…

— Скорей бы… — Берн тоже вздохнул.

— Неужели хочешь сбежать от своей семьи? — удивился Рейн, но Берн только нахмурился и не ответил.

— Хорошо, что Лиссе не придется снова оставаться одной, пока нас не будет, — сказал Генри. — Для нее это хуже всего.

— Да, я присмотрю за сестренкой, — Рейн улыбнулся. — Но тебя ей все равно никто не заменит, так что постарайся не задерживаться там.

— Постараюсь, — хмыкнул Генри.

— Я очень рад, что у нее есть ты!.. — продолжал Рейн. — Хм, может, я уже немного пьян… Нет, правда! Всякий раз, когда я далеко от Лиссы, меня утешает мысль о том, что она в надежных руках…

— Знаешь, за двадцать лет, что я провел с твоей сестрой, я усвоил кое-что, Рейн. Лисса никогда не будет в чьих бы то ни было руках, — Генри усмехнулся. — Только в своих собственных. Вот так, дружище…

— Н-да, она такая… — протянул Рейн с улыбкой.

— Это нормально, — вдруг сказал Берн. Он угрюмо водил пальцем по ободку своего стакана и не смотрел на друзей. — Человек рожден быть независимым и… уникальным. Люди могут образовывать союзы друг с другом, но они не обязаны при этом лишаться своей самостоятельности. Но некоторым настолько хочется, чтобы их партнер был у них «в руках», что они забывают об этом его праве…

Рейн вопросительно посмотрел на Генри. Тот нахмурился.

— Рион?.. — спросил он Берна.

— Неважно, — буркнул Берн. — Простите, я не хотел переводить разговор на себя.

— Берн, все настолько плохо?

— Генри, я правда не хочу говорить об этом!

Они неловко помолчали. Генри подумал, что раз уж они затронули больную тему, то надо спросить и о другом.

— Кхм, как твой брат?

— Понятия не имею. Не слышал ничего от него всю неделю…

Берн продолжал смотреть в сторону и Генри догадался, что он прячет от них зеленые искры, которые в этот раз означают, что Берн сильно расстроен.

— А ваши родители? Ты так и не рассказал им?..

— Зачем? Им понадобилось столько лет, чтобы наконец смириться с моим существованием, и что теперь, обрушить на них новый шок? Что их сын не только гей, но теперь еще и вампир?.. — Берн не удержался и все-таки сверкнул на Генри глазами из-под насупленных черных бровей. — Знаешь, мне и без них проблем в жизни хватает. Он, наверное, скажет им рано или поздно, пусть они сами с этим разбираются, я не хочу участвовать. Мы, может, и не увидимся больше никогда…

Опять повисла тягостная пауза. Генри попытался сменить тему:

— Рейн, а… что новенького на работе? Какие-нибудь интересные дела?

— У меня ничего особенного… Мой коллега недавно выиграл довольно громкое дело, у нас все только об этом и говорят.

— Вот как? Кого он защищал?

Рейн открыл рот и вдруг замялся, встретившись взглядом с Берном. Но все-таки ответил:

— Парня, убившего вампира.

Ох, проклятье…

— Самооборона? — с надеждой спросил Генри, чувствуя, как сгустился от напряжения воздух над их столиком.

— Так решил суд. Его полностью оправдали…

«Только новостей о безнаказанности народных палачей нам и не хватало», — подумал Генри, с тревогой следя за побледневшим лицом Берна.

— Я, наверное, домой пойду… — пробормотал тот, вставая.

Генри попытался придумать причину, чтобы не отпускать его, как вдруг…

— Господин Вольф? Как я рад, что застал вас здесь!

Берн обернулся на подошедшего к ним молодого мужчину в сером потрепанном пальто и удивленно воскликнул:

— Фирель! Как ты меня нашел?

— Случайно услышал на улице, что Генри Фокс и Берн Вольф выпивают вместе в этом баре, ну и поспешил сюда… Вы, должно быть, господин Фокс? — Фирель обаятельно улыбнулся.

Генри кивнул и пожал протянутую руку.

— Извините нас, — сказал Берн, и они с Фирелем отошли. Генри, нахмурившись, продолжал следить за ними со своего места.

— Бедняга Берн, — вздохнул Рейн. — Я все еще не могу привыкнуть к тому, что он…

— Н-да, — отозвался Генри, не поворачивая головы. — Кажется, я уже успел свыкнуться. Но это все равно… странно.

— Нелегко ему приходится… Генри, со всей этой напряженной обстановкой я на самом деле боюсь за него.

— Не ты один. Рейн, я все время думаю об этом… Вот мы с тобой, Лисса и еще несколько близких людей — мы все знаем, кто такой Берн. Мы не видим в нем чудовище, ведь правда? Люди, которым нравится его музыка, тоже не видят… пока. Ты знал, что поклонницы называют его «миленьким» и «лапочкой»? Берн и правда такой, смотри, как он улыбается этому типу! Они ведь едва знакомы…

— Генри?

— Да, о чем это я говорил? Сейчас еще мало кто знает, какая перемена произошла с Берном несколько недель назад. Но что, если узнают все, Рейн? Ты же его знаешь, Берн никогда в жизни не станет притворяться или врать… Рано или поздно новость просочится во все газеты. И кого тогда будут видеть в нем люди?.. Тот парень, который убил вампира… Кто он был для твоего коллеги? Для судьи, оправдавшего его? Что-то не верится мне, что обычным человеком, случайно попавшим в скверную историю… Готов поспорить, он выглядел в их глазах героем, избавившим город от очередного «выродка». Черт подери… И что его оправдание значит теперь? Боюсь то, что и другие могут пойти и безнаказанно повторить этот «подвиг»… А кто будет разбираться, достоин этот вампир такой участи или нет? Кого будет волновать, что Берн, возможно, самый безобидный человек на свете? Что в его голове всегда лишь только музыка, и какая-нибудь новая влюбленность, и… теперь вот еще страх за свою жизнь? — голос Генри злобно дрогнул, и он замолчал.

— Ого, ты и правда много думал об этом, — проговорил Рейн, впечатленный этой горькой речью. — Но это очень обширная проблема, что тут можно сделать? Год назад про вампиров еще никто не слышал, а потом… Что люди знают про них? Боюсь, только то, что вампиры опасны…

— Да, проблема именно в этом — никто ничего не знает. И если события продолжат развиваться по этому сценарию, то никогда и не узнает — их всех прикончат раньше. Просто из страха, на всякий случай. А потом придет черед магов… — Генри коротко оглянулся на Рейна.

— Думаешь? — нахмурился тот.

— Вполне вероятно, — пожал плечами Генри. — Мы ведь тоже странные и неизвестно на что способные. Это значит — опасные…

— Генри, многие люди знают тебя и не считают опасным. Я не только про нашу семью говорю…

— Многих и не надо, Рейн. Достаточно нескольких мерзавцев, уверенных в своей безнаказанности…

— Ты знаешь, дело того парня сначала предлагали мне, но я отказался.

— Вот как?

— Да. Тогда я еще не знал, что случилось с Берном… Но мне показалось, что это дело заранее выглядит решенным, выигранным. И мне не понравилось это… Подробности происшествия так никому и не известны, мы не знаем наверняка, была ли это только самооборона. Ты совершенно прав, вся история с самого начала подавалась так, будто парень — герой. Который, к сожалению, нарушил закон, но что поделать, ведь он… вроде как совершил хороший поступок. Но ведь он убил человека, Генри. Чем это отличается от любого другого убийства? Да, бывают самые разные обстоятельства, но законом предусмотрено одно — если ты отнял чью-то жизнь, ты должен понести наказание. А моя работа состоит в том, чтобы проследить за справедливостью этого наказания, чтобы были учтены все факторы, понимаешь? Если ты убил человека — ты уже виновен, это должно быть так, всегда! Может быть только одно оправдание — если это был несчастный случай и ты не мог ничего поделать, чтобы избежать его…

— Ого. Звучит сурово, как приговор… Ты же вроде защитник?

— Я защищаю людей от несправедливого обвинения. Но несправедливое оправдание мне тоже не по нутру…

Они немного помолчали, глядя друг другу в глаза.

Подошел Берн. Сказал, обращаясь к Генри:

— Я видел, как ты следил за мной, но все в порядке, — он улыбнулся. — Фирель сказал, что прождал меня тогда больше часа и очень расстроился, что я не пришел. Он пожалел, что не записал мой телефон или домашний адрес…

— Этого еще не хватало!

— Подожди, не переживай! Я же не дурак, Генри… Вот, вместо этого я записал его телефон и его адрес. Мы договорились встретиться завтра у него дома. Я сказал, что приду с тобой, Фирель только обрадовался…

— Н-да? — Генри взял из рук Берна салфетку и задумчиво посмотрел на название улицы, оно ничего ему не говорило.

— Да. Ну, я все же пойду домой! Был рад вас видеть!.. — Берн обвел друзей сияющим взглядом. — Рейн, с тобой, наверное, увидимся теперь только на следующей неделе?

— Ах да, Берн, я же хотел тебя предупредить!.. — виновато сказал Рейн. — Мария не придет на ужин в честь твоего дня рождения… Прости за это.

Берн постарался удержать на своем лице беззаботное выражение, но Генри заметил, как дрогнула его левая бровь. После небольшой паузы Берн натянуто проговорил:

— Хорошо. Я понимаю… Твоя жена не обязана таскаться за тобой на все праздники, которые устраивают твои… странные друзья. Я понимаю, очень хорошо…

— Берн?

— Нет, нет, все в порядке! Ты сам ведь придешь, Рейн?.. — в голосе Берна промелькнули истеричные нотки, Генри напрягся.

— Конечно… — растерянно пробормотал Рейн.

— Тогда до встречи! — выпалив эти слова, Берн развернулся и быстро направился к выходу.

— Прости, я должен догнать его… — сказал Генри, поднимаясь.

— Да, конечно, — ответил Рейн. — Иди, я оплачу наш счет.

Генри выскочил на улицу, закрутил головой, высматривая среди прохожих темно-зеленую куртку. Черт, опять уже сумерки! Проклятые короткие дни…

Его взгляд упал на черный автомобиль, припаркованной на другой стороне улицы. Генри поспешил к нему.

Дверка оказалась заперта, но Генри без раздумий воспользовался магией и заставил замок щелкнуть, впуская его внутрь.

— Чего тебе надо? — тут же разозлился сидевший за рулем Берн. — Чего вламываешься?!

— Я не могу отпустить тебя в таком состоянии.

— Поздравляю, я всегда теперь в таком состоянии! Что дальше?! Уходи, Генри…

— Берн…

— Я сказал, уходи!!! Я не хочу оскорблять твой суровый мужской взгляд своими эмоциями, недостойными… настоящего…

— Берн, прекрати…

— Я не могу прекратить!

— Я имел в виду твой сарказм. Плакать я не могу тебе запретить, прости, что пытался тогда… Ты имеешь право, у тебя действительно хреновая жизнь сейчас.

Берн недоверчиво покосился, еще раз всхлипнул и вытер глаза тыльной стороной ладони.

— Спасибо, что признал это вслух, — проворчал он. Потом обессиленно вздохнул и прошептал: — Я так устал, Генри…

Глава 4

— Хорошее настроение? — спросил с усмешкой Генри и выкинул сигарету.

— Да! — торжественно подтвердил Берн, стряхивая снег со своей куртки. — Давно меня ждешь?

— Нет, только подошел. А твой Фирель живет в неплохом райончике… У нас еще десять минут до встречи.

— Вижу немой вопрос в твоих глазах, Генри. Нет, мы с Рионом не помирились. Намного лучше — мы теперь не разговариваем!

Генри изумленно поднял брови.

— Да, да! — продолжил сияющий Берн. — Кто бы мог подумать, что счастье так близко? Теперь мне не приходится выслушивать обвинения и жалобы, никто больше не рассказывает мне, какой я плохой — шикарно! Нет разговоров — нет проблем! Хочу — иду прогуляться один, хочу — играю на рояле в восемь утра…

Генри поморщился, ему вдруг стало немного жалко Риона. Совсем чуть-чуть.

— То есть сыну ты тоже спать не даешь, из вредности? — спросил он.

Берн смутился.

— Ну… нет. Нико очень крепко спит, ему не мешает… — пробормотал он виновато.

«Ага. Или притворяется, что спит, чтобы не влезать в ваши склоки…» — подумал Генри. Четырнадцатилетнему Нико он сочувствовал совершенно искренне. Потому что сам когда-то был на его месте.

— Берн, это в любом случае не похоже на решение проблемы.

— Для меня — похоже.

— Если не разговаривать, зачем тогда вообще быть вместе?

Берн помрачнел.

— Затем, что… У нас дом общий, Генри. Не могу же я его выгнать?!

Генри покачал головой, это не было настоящей причиной. Тогда Берн предпринял новую попытку, прибегнув в этот раз к лучшей тактике защиты — к нападению:

— Какой вообще смысл у любых отношений?! — взвился он. — Создать семью и родить ребенка? У меня для тебя новость, Генри — мне эти опции недоступны!

Генри опять покачал головой. Нападение не удалось…

— Лучше так, чем снова одному… — наконец признался Берн, и вот тогда Генри сочувственно кивнул. Помолчав, Берн раздосадовано добавил: — Спасибо, что испортил настроение!

— Ты не один, Берн, — серьезно проговорил Генри. — У тебя есть мы с Лиссой, Рейн, Нико… Пойдем, нам пора.

***

Новый пятиэтажный дом только с виду производил впечатление добротного жилья. Внутри он оказался разбит на малюсенькие квартирки с одинаковыми дешевыми входными дверями. Генри даже присвистнул от разочарования. Вот тебе и «современные кварталы для молодых семей»…

Фирель встретил их с виноватой улыбкой, значение которой разъяснилось, когда друзья протиснулись в единственную комнату, заставленную стеллажами с книгами.

— Простите, — сказал Фирель, — я как-то не подумал сразу, что втроем нам будет тесно…

— Да тут и одному не развернуться… — пробормотал Генри.

— Нет, мне в самый раз, — возразил Фирель. — Э-э, господин Вольф, вы можете сесть сюда, на стул, а мы с господином Фоксом можем поместиться на кровати…

— Давай без «господ» и на «ты», — предложил Генри, оставаясь неподвижно стоять у двери, скрестив руки на груди.

Берн послушно устроился на маленьком стульчике с круглым сидением, а Фирель, потоптавшись еще, приземлился на протестующе скрипнувший квадратный короб, накрытый одеялом и занимавший половину пространства комнаты. «Свернувшись он там спит, что ли?» — подумал Генри.

— Х-хорошо, Генри, — с легкой запинкой согласился парень.

На вид ему было лет двадцать. Умное лицо с острым подбородком, русые волосы до плеч аккуратно причесаны, живые светло-карие глаза находятся в постоянном движении, рассматривая и изучая все, что только попадается в поле их зрения.

«Немного ниже меня, но, кажется, хорошо сложен, — отметил про себя Генри. — Если попытается напасть, я, вероятно, справлюсь… В крайнем случае применю магию». Какими-либо боевыми приемами Генри, конечно, не владел, но пары простых воздушных толчков должно было хватить, чтобы получить преимущество в схватке. Если потребуется.

— Расскажи нам о себе, — велел Генри и, поймав вопросительный взгляд Фиреля, пояснил: — Времена неспокойные. Мы должны знать, кому доверяем, не так ли?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 352