электронная
360
печатная A5
547
18+
Феникс

Бесплатный фрагмент - Феникс

Объем:
288 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-6606-2
электронная
от 360
печатная A5
от 547

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ЧАСТЬ 1 ПОБЕГ

Глава 1

Даше освободили руки от наручников. Майор заставил расписаться в бумаге даже не предоставил прочитать, и девушку толкнули в камеру. Камеры представляли собой маленькие комнаты-капсулы с решеткой, закрывали всю стену. Таких камер в рекреации оказалось предостаточно, в общей сложности человек тридцать закрытые за решетками ожидали решения своей судьбы далее. В одну из таких толкнули Дарью и закрыли камеру на засов. Здесь через решетку девушка наблюдала за происходящим.

— Ну, тебе совсем не повезло. За что тут?

Из соседней такой же клетки обозначил себя мужчина неопределенного возраста, ему могло быть как тридцать, так и все шестьдесят. Худой сморщенный доходяга в старом отрепье.

Даша в отличии от него и всех остальных оказалась достаточно прилично одета. Осенняя замшевая куртка серого цвета с эмблемой пумы; штаны, такого же цвета; на ногах мокасины, правда, не по сезону; под курткой зелёный джемпер.

— Так за что тут? — переспросил чувак и закашлялся.

Даша промолчала. Она сама абсолютно не понимала, что произошло и не знала за что. Вчера помнила, что отмечали с друзьями день рождение общего друга. Все напились, но тем не менее у неё хватило сознания вернуться домой и лечь спать. Проснулась в два дня, от стука в дверь. В дверь ломились. Звонок никогда не имелся в этой родительской квартире, и Дарья тоже, так и не установила для себя ненужную вещь.

Напялив шорты отправилась открывать, предполагая на кого-то из друзей, мог кто-то с похмелья заявиться к ней, в холодильнике стояло несколько банок пива.

Дверь открыть не успела, та упала Даше почти на ноги, девушка еле успела отпрянуть; чувство самосохранения работало всегда хорошо.

В квартиру ворвались человек восемь с оружием, в форме, на груди и рукаве нашивка с эмблемой Федеральной Секретной Службы. Прошагав огромными ботинками по выбитой двери, теперь валяющейся в непригодном состоянии на полу, заломили руки Даше назад и нацепили наручники. Дарья понимала, что тогда не в состоянии была сопротивляться и даже на месте что-либо спросить.

— Значит, не знаешь за что? Похоже сегодня день игры у них.

— Какой игры?

Даша ничего не понимала, голова раскалывалась от шума и вчерашнего выпитого.

Шум создавали голоса, в соседней, напротив, ругались муж с женой. Оба полные, тучные; женщина в полосатом домашнем халате, мужчина в тренировочных вытянутых на коленях штанах и пижамной рубахе без пуговиц. Прислушиваясь, немного разбирая слова-претензии друг к другу, Дарья поняла, что эти двое между собой дома устроили драку. На лбу мужчины последствием драки является огромная красная шишка, а у женщины на щеке синюшного цвета пятно.

— Смотри, тварь, что ты сделал? — женщина показывала на всеобщее, свои синяки на теле.

В других клетках тоже находились люди, где-то размещены по двое или трое, только девушка и странный сосед неопределенного возраста похожий на бомжа имели свободу пространства в своих капсулах.

— Обычная игра. Проходит один раз в год. Игру запускают очень давно. Как скучно становится, то СС начинает эту игру, точных сроков никто никогда не знает. Побег называется.

— И что за марафон? Кто кого больше арестует? — заинтересовалась Даша.

Длинные волосы мешали, девушка одним движением руки заправила за ворот куртки.

— Если бы.

Мужчина вздохнул и закашлялся, кашель становился сильнее, человек с трудом дышал.

— Закурить есть?

— Нет. Балуюсь, но мне не дали ничего собрать. — с сожалением ответила Даша. Сейчас она бы от воды не отказалась, в горле после вчерашней попойки сухо; хотелось пить и таблетку от головы.

К диалогу присоединилась парочка мужа в пижаме и жены в халате

— Так сегодня игра?

— Вот посмотрим. Если они клетки на ночь откроют, значит, сегодня.

— Ты, слышишь? У нас есть шанс!

Женщина в халате обрадовалась, слишком громко воскликнув, что в остальных камерах оживились люди.

Старик с кашлем подсел ближе к Дашкиной клетке.

— Бежать тебе надо. Все мы тут уже всё. Не живые.

— То есть не живые?

— Клетки они открывают, чтобы человек совершил побег. Утром всех, кто остался расстреливают на месте, а тех кто совершил побег, ищут, а найдут, тоже расстреляют.

— С ума сойти! Это от нечего делать? Да я даже не знаю, за что меня арестовали!

Даша пребывала в некой прострации. Что лучше? Невыносимая головная боль с похмелья, или расстрел в качестве развлечения Секретной Службы?

— Да не суть важно за что! Все, кто в этот день в камере, всем крышка. Беги сегодня.

Женщина дергала за штаны мужа. Даша не понимала, почему она так радуется

— Петь, готовься, и три миллиона наши будут.

— Ещё никто не получил три миллиона, — прошептал сосед, чтобы только Даша слышала.

— Везде камеры стоят. Они найдут где угодно. Это для них как учение по ловле преступников.

— То есть, не бежать тебя убьют, а бежать, тогда тоже убьют, или повесят срок за побег?

— Ну, вешать срок за побег никогда не слышал, но вот если за три дня они тебя не отстреляют как кабана, то вроде три миллиона обещают. Есть такое. Но ещё не было, чтобы кто остался в живых.

В камере у супругов раздался храп. Муж заснул. Женщина подошла к самому краю, чтобы дать Даше совет.

— Сложно одной. Жаль ты одна. Напарника бы тебе в игру.

— Зачем?!

Даша чувствовала, что голова от новой неожиданной информации начала проходить, и теперь стоял вопрос о выживании.

— А, чтобы если найдут и начнут стрелять, то за него прикрыться. Его вот этого упыря убьют, жалеть не стану, а три миллиона мои.

Тётка довольная устроилась рядом с супругом, в мечтах распределила, что приобретет на три миллиона; минут через пять и она захрапела.

В рекреацию вошёл сержант, взглянул только на Дашу, сунул ей бутылку воды.

— Сил тебе!

Пожелав девушке сил, открыл засов на её камере, затем прошел вдоль клеток и открыл замок у остальных. После того как сержант удалился за пределы рекреации с капсулами, Даша задала вопрос чуваку с кашлем.

— Что это сейчас было? Нужно уже бежать?

— Да. Пойди первая. Сейчас проснуться, будет хаос. Всех услышат и всем каюк.

Дарья осторожно открыла решетчатую дверь капсулы. Она осознавала, что если ведется видео наблюдение в период такой игры, как-то отслеживают же СС свои жертвы, то необходимо срочно изменить внешность.

Девушка прошла тихо по коридору вдоль решеток мимо остальных, оглянулась на старика:

— А вы?

— А я не так силён. Лучше выспаться. Удачи, детка! — произнес мужчина и снова закашлялся.

Кашель всех разбудил, конечно же заметили исчезающую за поворотом девушку и открытые замки своих клеток, создался шум. Хлопанье железными решетками, паника, возмущение, люди рвались к выходу отталкивая друг друга.

Вылезая сквозь маленькое окно в туалете на улицу, Даша услышала автоматную очередь оттуда, откуда она только ушла.

Глава 2

Дарья не помнила, как добралась домой, не оглядывалась бежала вдоль стены тюрьмы, потом выскочив навстречу проезжающей машины остановила.

— Быстрее. Не останавливайтесь!

Водитель опомниться не успел, как получил пулю в лобовое стекло, и та отрекошетила по капоту, упала со звоном на асфальт.

— Быстрее же. — Даша осознала, что подвергла риску водителя тойоты.

Машина увеличила скорость и рванула вперед по трассе. От опасного места они были далеко, но недолго. Девушка понимала, что все временно, как говорится до первой звезды, вернее до первых лучей солнца. Камеры зафиксировали номер машины, слежение запущено, доставка мишени по адресу тоже, не было только карателей.

Дашка предполагала, что если сам водитель не станет жертвой в том числе, по её теперь вине, то над городом все равно утром будут летать вертолеты. Она вспомнила про игру.

Действительно, давно ещё родители как-то говорили об этом, при каких обстоятельствах зашел тогда разговор об игре секретной службы девушка не могла вспомнить. Знали ли родители о каких-то правилах игры? Спросить теперь некого, мать давно живёт в Италии или Франции с новым мужем, отец на приисках в Якутии. Да и, развод у них был только потому, что оба авантюристы, любители приключений. Вот отец золото и бриллианты теперь в Якутии добывает, а мать нашла того, кто её по островам возит отдыхать.

Даша никогда не думала, что этот геном скажется на ней таким образом, что на её долю приключения сами найдут. За что всё-таки произошел арест? Почему сразу из постели?

Отпустив машину, девушка поднялась по лестнице на четвертый этаж в квартиру. Дверь так и лежала на полу в коридоре, теперь не скоро установишь, времени совсем нет.

Проверив документы, взяла паспорт и пару действующих банковских карт, собрала рюкзак.

Самое необходимое. Самое. Как надолго? Ответа никто тоже дать не мог.

Дашка взяла ножницы и подошла к зеркалу.

«Измениться, лучше изменить внешность.».

Девчонка предполагала, что так она может выиграть день. Какова совершена система слежения у СС? Дарья подумала о трекере, могли ли военные куда закрепить устройство слежения объекта, которым она теперь являлась?

Несколько секунд стояла перед отражением, волосы было жаль, но зачем они, если она скоро может стать трупом? Приняв решение остаться в живых, Даша отрезала волосы, локоны упали на пол густыми прядями.

Умылась и тут же в раковине сожгла волосы, чтобы замести след «девушки с короткой стрижкой». Домой снова могут заявиться в первую очередь, об этом мог догадаться даже не детектив.

Переоделась в другую одежду, старую запихнула в рюкзак, подозревая о том, что «чип» мог находится на старой одежде, в которой пребывала в тюрьме. Первый час ночи, очень хотелось спать, но оставаться нельзя. В окно послышался гул вертолетных лопастей, звук мог означать приближение вертолета. Значит не утром, поиск начали сразу; Даша схватила с тумбочки часы, подарок отца; закинула на плечо рюкзак, надела кепку и вышла на лестничную площадку.

Нет, вниз нельзя, можно нарваться на патрульных поисковиков, поэтому девушка поднялась наверх. Она знала, что через крышу имелся переход в соседнее здание; знала, что тоже опасно, в небе вертолеты, но это был шанс.

Девушка поднялась на крышу в тот момент, когда вертолёт опустился на детскую площадку возле дома. Даша перебежала к пожарной лестнице, оттуда можно было спуститься на десять ступенек вниз и попасть на переход в соседний дом.

Сверху хорошо было видно, машина, та самая, на которой она приехала, стояла во дворе. Рядом с машиной на асфальте лежал водитель с прострелянной головой.

«Плохо. Значит все, с кем меня заметят, могут погибнуть», — определила девушка, но проигрывать и сдаваться не собиралась. Что влекло бороться за жизнь, продолжать игру на выживание? Возможно гены родителей авантюристов, а может, потому что не считала, что она заслужила такой уход из жизни, но планы у Даши до этих событий имелись грандиозные.

Планы? Как она забыла об этом? На дне рождении Дарья ими поделилась с друзьями. Может ли быть в этом причина?

Даша выбросила старую одежду в мусоропровод соседнего дома, и стараясь держаться тёмной стены медленно направилась по улице к морю. Бег мог спровоцировать подозрение, поэтому девушка старалась идти достаточно спокойно.

Очень хотела спать, а у моря под утесами есть гроты, в детстве обследовала их с пацанами. В одном из таких гротов вполне можно было, если не выспаться, то спрятаться и поспать. Сколько есть времени для сна? Семь часов, шесть, а может и того меньше.

Глава 3

— Ты купаться? Я за пивом сгоняю! — голоса с берега разбудили Дарью. Время на часах десять утра. Проспала достаточно долго и это радовало, усталости как вчера уже не ощущалось.

Телефона не было, забрали ещё до того, как закинули в камеру, поэтому сделать кому-то звонок сейчас не могла. Да и, могли бы военные зафиксировать этот звонок? Для лучшей сохранности своей жизни, это исчезнуть с поля зрения всех, кто её знает.

Ночью около часа девушка искала этот грот, важно было, чтобы близко к воде. Дарья просчитывала теперь каждый свой шаг, в момент опасности спасением могла стать только вода.

Девушка осмотрела своё убежище. Небольшая пещера из глины, кое-где видны заброшенные норки стрижей, так же как в настоящее время собственная Дашкина квартира. Вообще-то, эти норки должны быть гнездами, но с детства девочка их называла норками. Вырыть в глине ямку, лапками и клювом, это нужны мышиные силы, а не птичьи, и все-таки это были когда-то домики стрижей. Сейчас осенью грот был пуст.

Даша выглянула наружу, заметила девушку, а также любимые море и солнце; как прекрасна жизнь, особенно когда знаешь, что тебе осталось не так много.

Девушка на берегу разделась, осталась в одном купальнике, подняла руки к солнцу. На светлых волосах шляпа с огромными полями закрывала лицо.

Берег на этой стороне всегда был безлюден, поэтому Дарья не предполагала встретить здесь кого-то в прохладную осеннюю погоду.

Даша вышла из укрытия, подошла к морю, умылась. Вода, как и воздух оказалась прохладной, купаться в такой воде могли бы только закаленные люди.

Девушка на берегу купаться не собиралась, спокойно принимала солнечные ванны, совсем не замечая странную девчонку с короткой стрижкой. Одежда висела на кусте акации. На самом деле, песчано-глиняный берег далеко не был песчаным пляжем, и в округе росли кустарники, а кое-где среди камней и глины прорастала трава; в это время года трава становилась темнее и пожухлой, но летом здесь можно писать картины, природа соответствовала для запечатления пейзажей.

С неба слышался шум вертолетов; сразу три с разных сторон просматривали пространство.

Их было всего двое, Даша и девушка. Бросаться в укрытие, значит обратить на себя внимание, а одинокую девчонку могут вполне принять за мишень, Дарья никак не хотела быть виновником невинной жертвы, поэтому подошла близко к девчонке.

Благодаря короткой стрижке и свободной серой куртке, Дашу можно принять сверху за пацана, на что она и рассчитывала.

Девушка отшатнулась от странной девчонки, которая подошла слишком близко, не оставляя между ними расстояния.

Вертолёт спускался ниже к морю, просматривал и сканировал территорию берега.

— Тихо. Не делай шагов, иначе убьют. И не кричи. — Даша схватила девушку за запястье.

— Что происходит? — шёпотом спросила девчонка, осознавая, что рядом не парень, а вертолеты и вправду подозрительно разлетались.

— Главное, чтобы они не видели тебя одну, могут принять за мишень. Я тебя поцелую. Изобразим пару.

Дарья прильнула к губам девчонки, широкие поля шляпы той закрывала лица, девушка приняла игру. Они стояли обнявшись, старались не двигаться с места пока вертолет не отошел в сторону и не поднялся снова выше. Страх всё же присутствовал у Даши, вновь поразмыслив, за что ей такие приключения, старалась успокоить сердцебиение.

Сделав пару кругов над ними еще сверху над целующейся парочкой военный вертолет ушёл влево, вдоль берега, после чего Даша оторвалась от девчонки.

— Извини. Это первый раз.

Девушка только кивнула.

— Откуда они?

— Секретная служба. Слышала про игры в один день?

— Что-то из детства, да. А что, эти игры и в правду есть?

— Они каждый год проходят, но успевают убить всех в первые часы побега из камер. Сегодня особый день, есть мишень.

— Кто-то бежал?

— Да. Девчонка. Типа меня.

Даша почувствовала голод. Сейчас бы перекусить, но что и где? Во всех кафе тоже есть камеры. Банковская карта на её имя, но проверять будут снятие и также зафиксируют местонахождение, в этом девушка не сомневалась. Секретная Служба, особая служба, им доступны все шифры и коды.

С моря приближался шум моторной лодки, издалека определить кому может принадлежать транспорт было невозможно. Водное моторное судно проходило на расстоянии пятнадцати метров от берега, будто специально замедляя скорость, и поравнявшись с девчонками Даша определила, что не военное.

Осматривая территорию, Дарья заметила и парня, тот спускался с горки. В руках у молодого человека две бутылки пива и пара хот-догов. Голодная девчонка сейчас бы не отказалась ни от того, ни от другого, но теперь втроём находиться было опасно.

— Бери парня, и валите отсюда. Иди быстрее, но не беги. Они возвращаются.

Даша оставила девочку, и спряталась снова в гроте. Нужно подумать, что делать дальше, прятаться в гроте она долго не сможет.

Девушка в шляпе схватила платье, рванула бегом на встречу парню, и этот бег заинтересовал поисковиков, те развернулись в сторону парочки, что отвлекло от пространства моря у берега. Моторная лодка проходила совсем близко от того места, где пряталась Дарья, и она понимала, что нужно плыть. Как-то доплыть до лодки, пусть она на ходу, но другого выхода уйти с этого пространства живой было невозможно.

Девушка вошла в холодную воду, чтобы не привлечь сильно внимания, плавала не плохо, но волны от проходящей моторной лодки не позволяли ей увеличить скорость.

На её счастье с лодки свисала сеть, за которую Даша и ухватилась.

«Браконьеры? Или частный промышленник рыбы?»

Даша молилась, мысленно просила, чтобы не развернулся, ведь заденет кормой, разрубит на части.

Вертолет полетав над парочкой, оставил попытки распознать в обоих мишень, направился к воде. Дарья видела, поэтому подтянуться в лодку не рискнула, продолжала прятаться под сетью и мерзнуть в холодной воде, и в момент приближения вертолета нырнула.

Автоматную очередь услышала уже в воде, заметили или просто для развлечения стреляли она не могла знать, вариант второй её бы устроил. Что могло сработать? Молитвы, или интуиция про второй вариант, но вертолёт развернулся и ушел от моря в глубь берега.

Дарья расслабилась. Моторная лодка ускорила скорость, теперь оторваться на ходу от сети оказалось нереальным, а через какое-то время они подходили к частному пирсу.

Девушка не могла пошевелиться, и не только от холодной воды, она так и не показалась теплой, но и на руке оказалась рана, сеть в этом месте окрасилась в красный.

— Вылезай. Я видел, как ты прыгнула в воду, специально сбавил скорость и спустил тебе сеть

Даша подняла бледное лицо. Мужчина лет пятидесяти в одежде защитного цвета, на рукаве эмблема с ястребом, таких она никогда не видела. Девушка не знала, несет ли этот мужчина опасность, но выбора у нее не было, подтянулась за борт лодки, а там мужчина вытянул ослабленную на пирс.

— Жива?

— Да.

Мужчина накрыл её брезентовым мужским плащом, и Дарья пошла следом за ним.

Глава 4

— Федор Ильич, почему вы меня не убили?

Даша сидела уже завёрнутая в тёплый плед, под которым мужская военная нижняя рубашка; одежда вывешена на закрытом заднем дворе этого бокса. Мужчина как-то лениво взглянул на девчонку, спокойно произнес:

— Я в отпуске. Коротаю время на даче. Ловлю рыбу.

Это совсем была не дача, и близко не частный отдельный дом. Даша, первый раз войдя в этот бокс без окон, подумала о странной иллюзии помещений. Все когда-нибудь замечали, что маленькая, например, будка железнодорожника, внутри оказывается имеет большее пространство, чем представляется снаружи; и наоборот, здание снаружи имеет представление о большом внутри помещении, а на самом деле маленькую необъемную площадь, но во втором случае скорее из-за бесполезного неудачного распределения пространства архитектором. В этом боксе оказалось, как в первом случае.

— Отпуск не есть аргумент. В это не верю. Ну, если я вам доверилась, а вы являетесь подполковником СС, то… Вам нужно что-то от меня. Как вы меня вычислили?

Федор Ильич снял разогретую сковородку с жареным картофелем, поставил на разделочную деревянную доску перед Дашей на стол.

— Правильно я тебя оценил.

— В смысле? Откуда?

Девушка снова ощутила голод, тот периодически пропадал, и вот снова дал о себе знать. Да и, время как-то летит быстро, часы показывают третий час. Может, часы сбились? Вода нарушила механизм? Даша сняла с руки свои часы.

— Ешь. Тебе силы нужны уже сегодня.

Мужчина подал вилку девушке, и оценил вещь:

— Часы хорошие.

— Отец ещё дарил.

Девушка отломила от хлеба кусок, вкусила обожаемую на сейчас в троекратном размере картошку, но всё же с мужчиной вела себя осторожно. Всё-таки перед ней подполковник Федеральной Секретной Службы, те с вертолета скорее только поэтому улетели от лодки и перестали стрелять, узнали одного из главных своих начальников.

— Работа у меня такая, всё обо всех знать. Когда наступал сезон одного дня…

— Так почему вы его так обозначаете?

— Не перебивай старших, в том числе по званию. — строго отозвался Федор Ильич.

Даша смутилась, и вправду лучше слушать, подполковник легко может «пришить» её тут же, и получит эти три миллиона.

«Существуют ли они или это просто легенда?»

— Извините. Очень вкусная картошка.

Похвала еды, Федору Ильичу понравилась. Мужчина любил готовить, жаль супруга это не оценивает, и чтобы бывать одному приобрёл однажды этот пирс с боксом. Коренастый, почти седой, в хорошей физической форме; быть в форме служба обязывает; супруга младше лет на семь, часто проводит время с подругами, у каждого из них свои интересы.

— Игра всегда существовала, с самого начала, как организовалась секретная служба. Сезон одного дня начали называть лет десять как, дело в том, что кара настигает слишком быстро, никто не продержался больше суток, система секретной службы стала более совершенной в отслеживании и получении информаций.

— Федор Ильич. Вы хотя бы правила игры рассказали бы народу.

Даша подчищала со сковородки картошку, после трапезы чувствовала себя человеком готовым свернуть горы.

— Это секретная миссия секретной службы, о каких правилах ты говоришь? Нет никаких условий. Дарья, игра ведётся без правил. Существует только грант. Три дня выживет за время охоты на него, получит особый статус неприкосновенности и компенсацию.

— Три миллиона. — уточнила Даша, это казалось несущественным фактом. — И хоть кто это заслужил из мишеней?

— Ставка за тебя назначена выше, десять миллионов. Завтра она может подняться, если останешься в живых.

— Тогда почему вы меня не убили, Федор Ильич?

Федор Ильич не собирался молчать, но и все карты раскрывать тоже.

— Мне дали досье всех осужденных на вчерашний день. Исключений из правил быть не для кого не может. В камеру рядом с тобой я отправил своего должника, пару раз спасал от расправы над ним на улице. Бомж. У нас его содержали, кормили. Ему дали задание тебя проинформировать о побеге. Нужно было, чтобы ты успела выйти за пределы территории. Ты вышла.

Даша вспомнила соседа, который надрывался кашлем. Теперь надежда на то, что он как «сотрудник-информатор» мог остаться в живых радовала, девушка вспоминала звуки автоматной очереди в момент побега, после которых навряд ли кто спасся.

— Твоё досье я прочел, нашел недостающую мне информацию. Твои знания, навыки, и твоя кровь оказались важным. Я тебя хочу взять в спецподразделение.

— Значит, я свободна? Я больше не мишень? — новость, которая ещё была не так понятна, казалось давала шанс.

— Нет. Ты не свободна. Условия для всех одинаковые. Теперь необходимо, чтобы ты прошла эти три дня и обязательно выжила.

— Если вы в отпуске легко меня вычислили, то ваши секретные монстры очень наблюдательны. Вы будете прятать меня у себя всё это время?

— Нет времени. У нас действительно совершенная служба, они найдут даже нитку в стоге сена. Не иголку, а нитку. Понимаешь?

Как тут не понять, Даша понимала. Иголку найти легче чем нитку, это и ребенок знает из сказок, для этого нужен лишь магнит. А что нужно, чтобы отыскать нитку? Для этого необходимо убрать с дороги каждую соломинку. Могло ли это означать, что скорее погибло больше людей, чем тех, о ком она уже знает.

— За что я оказалась в камере?

— Со временем узнаешь, а сейчас нет времени. Одежду сниму, она высохла, переоденешься. Надо переправить тебя на остров.

— Остров? Какой остров?

Федор Ильич достал карту, показал на один из трёх островов в тихом океане. Дарья с удивление и неким любопытством задала вопрос, приключение ей уже нравилось, гены отца авантюриста прекрасно передавали желание быть в центре событий.

— Это далеко. И что? Там меня не найдут?

— Найдут, но ты выиграешь ещё один день. Останешься к завтрашнему вечеру живой, тебе дадут задание.

— А на этом острове задание?

— Да, Дарья Андреевна. Считайте, что вы уже внештатный сотрудник секретного подразделения.

— Хорош внештатный сотрудник, которого «свои» расстреляют без последнего желания. — Даша вздохнула.

Девушка была готова себе признаться, что страха больше нет; после стрельбы в неё, когда запуталась в рыболовной сети являясь той самой «ниткой», она почему-то больше не боится пули, смерти, хотя может просто ей совсем все равно «что будет». Вообще, главное для Даши на первом месте всегда имелись принципы; вот не нарушить свои принципы, а не чьи-то законы, она умела.

Федор Ильич вернулся, принёс Дашины вещи.

— Полетишь на моём частном самолёте.

— Я никогда не водила самолёт.

— Этого и не надо.

Пока Даша переодевалась за ширмой в небольшом помещении бокса, с улицы вошла женщина. На ней надета такая же военная форма, как у подполковника, нашивка с ястребом на правом плече, под фуражкой спрятаны светлые волосы. Дарья оценила вошедшую женщину, смуглая с зелёными глазами обрамленные длинными ресницами, стройная, красивая.

— Знакомься, Дарья. Алекс. Моя дочь.

Глава 5

Прошло более часа, а то и двух, когда Алекс подняла самолёт в небо на борту с Дашей.

Очень немногословна, скорее совсем не общительная женщина, от которой Дарья ждала, хотя бы какой-то фразы, но последняя молчала.

— А вы с Фёдором Ильичом не похожи совсем. Не думала, что у него есть такая взрослая дочь. — ляпнула Дарья, чтобы завязать разговор.

Девушка пребывала в спокойном расположении, больше не ощущала себя волком, за которым идёт охота.

— Почему мы должны быть похожи? — задала вопрос Алекс, не взглянув на девушку.

— Он представил вас своей дочерью.

— Я дочь его жены. Мне было пятнадцать, когда они поженились.

— Ого! А, вообще, я думала ему около сорока лет.

Даша и правда оценивала Федора Ильича не стариком, добавила:

— Может сорок восемь.

На этот раз Алекс всё-таки посмотрела на девчонку.

— Ты серьёзно?

— Да. А тут раз, и дочь такая взрослая, достойно.

— Возраст не причём, ему семьдесят, матери шестьдесят три. Он старается держать форму, и совсем неплохой отчим.

Даша какое-то время после диалога молчала, понимала, что до острова с этой скоростью частного маленького лайнера лететь ещё полтора часа.

Что можно спрашивать, что нельзя? Как вести разговор, чтобы это не было опять тупой никчемной фразой?

Действительно, причём тут возраст? Алекс тоже неизвестно какой имела возраст, сорок, а может двадцать восемь, а спрашивать у женщин такое, пусть даже она сама не мужчина, Даша считала невоспитанностью. Девушка смотрела на облака, те были снизу, из-за этого сложно определить, как высоко летят.

Алекс через полчаса сама нарушила молчание.

— Проверь ремень безопасности, и сверху видишь ящик. Достань жилет.

— Он надувной. Зачем это? — спросила девушка, когда вытащила вещь из ящика.

— Он спасательный. Мы снижаемся. Ты будешь сейчас прыгать, внизу вода.

— А ты? Вы, то есть. Извините.

— Ничего. Перейдем на «ты», тем более мне ты очень нужна. Надевай. Я дам приказ прыгать, и ты прыгнешь. Я посажу самолёт на аэродроме, тебе туда опасно.

Дарья оценила еще раз облака, но те сейчас поднялись над самолетом, похоже действительно снижаются, снова задала вопрос с неким сарказмом:

— А прыгать в океан не опасно? Я никогда этого не делала.

— Опасно, но поверь, это может продлить тебе жизнь. — с усмешкой произнесла Алекс и жестом показала, чтобы девушка готовилась и надела жилет.

— До острова ещё час или полтора. Где мы сейчас?

— Даша, на остров так тебе не попасть. Там идёт наблюдение. На всех постах есть камеры.

— Они знают, что я здесь?

— Пока нет, но как только ты покажешься хоть на одной камере, произойдёт считка. На острове тебя найдут быстрее, чем на материке.

— Тогда зачем меня с материка забрали? Меня подставили? Вы меня решили сбыть быстрее?

Алекс повернулась к Даше.

— Федор Ильич сказал ты умная. Он ошибся.

— Почему это?

Даше стало стыдно за разговор, но не понимала, почему она доставляется на остров; что за задание такое, если её легко вычислить?

— Потому что, если бы от тебя нужно было избавиться, то это сделал бы уже сам подполковник секретной службы, и если бы тебя хотели бросить в клетку на растерзание, то я бы тебя не просила прыгать, а доставила прямо на аэродром.

— Не доставила бы. Иначе решат, что ты меня скрываешь, и убьют тебя тоже.

Даша старалась себя оправдать, не хотела, чтобы Алекс считала её глупой, но последняя приводила аргументы неправильности мышления девушки.

— Логично, но не правдоподобно. Я, дочь подполковника ФСС, и я майор. С какой стати, они так подумают, если я тебя доставлю прямо под камеры, где ты сама засветишься?

Даша промолчала. Она думала теперь о том, что там внизу. Ну, прыгнет она в океан, а дальше что, если до самого острова ещё тысяча километров, или пусть даже пятьсот метров, но что дальше?

Алекс скомандовала:

— Приготовься. Парашют не даю, чтобы ты держала скорость.

— Я никогда не прыгала с парашютом.

— Успеешь ещё. Слушай внимательно. Сейчас подходишь к двери. Когда я откроется дверь, ты прыгаешь. Мы высоко. Лететь вниз будешь быстро. Постарайся перевернуться несколько раз и лечь на живот. Расправь руки в стороны, это поможет потоку ветра не снести тебя дальше положенного назначения, заодно уменьшит скорость падения. Внизу тебя встретят. Как увидишь примерно до воды метров сто, не ударься о воду, пожалуйста смоги не сломать ноги, руки и позвоночник.

— Здорово! — снова с сарказмом воскликнула Даша.

— Вспомни, как прыгают спортсмены с вышки. Меньше брызг и ударов о воду. Я в тебя верю. Ты поняла все?

— Конечно, Алекс, майор секретной службы!

— Даша. Я серьёзно. Ты все услышала? Справишься?

— А что есть попытки? Сколько их?

— Считай это первым заданием, и ты должна выполнить его как я прошу.

— Какое задание, майор?

— Остаться в живых.

Даша стояла перед дверью, у неё не было выбора, да и выход отсюда только один, в небо.

— Приготовься. — приказала Алекс.

Дверь медленно поехала влево, открывая синее чистое воздушное пространство. Порыв ветра и ледяной воздух привёл Дашку в то состояние, которое от неё ждала Алекс; ген авантюризма Дашиного отца позволили родиться сейчас решимости и готовности пройти флаттер.

— Давай, детка. Прыгай.

Слово «прыгай» Даша уже не услышала, девчонка шагнула вниз, поток воздуха сразу отнес на скорости влево, а может быть вправо. Дарья направление больше не понимала. Адреналин, кайф от полёта, падение в небо. Нет, скорее присутствовало ощущение невесомости. Даша молча падала вниз на высокой скорости.

«Перевернуться, нужно перевернуться.» — девушка смогла справиться со страхом и своим телом; в позиции птицы, раскрыв руки свободному полету, смотрела вниз.

Земли нигде не было, сплошной океан, и он приближался.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 547