электронная
488
18+
Фатальный выбор человечества

Бесплатный фрагмент - Фатальный выбор человечества

Объем:
252 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-4769-1

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Раздел 1. Особенности современного эволюционного периода

1.1 Цикличность мирового развития

Эволюционное историческое развитие человеческого общества, как и большинство процессов в окружающем мире, описывается колебаниями и имеет временную цикличность. Цикличность характеризует вращение электронов вокруг ядра атома (планетарная модель), вращение Земли вокруг своей оси (смена дня и ночи), движение Земли вокруг Солнца (смена времён года), колебания геоэлектромагнитных полей, систему приливов и отливов, движение планет в Солнечной системе, вращение галактик в космосе и т. д.

Принцип цикличности мироздания прекрасно знали и понимали древние цивилизации. Этимология слова «цикл» восходит своими корнями к праиндоевропейскому «qwel-», «qwol-», что значит «вращать» и древнерускому «коло», «колесо» [1], [2]. Одним из общеизвестных и распространённых символов цикла есть словяно-арийская свастика — коловрат, который имеет около 144-х разновидностей изображений.

Этот архаичный сакральный символ впервые был обнаружен в виде орнамента в штампах и на браслете из мамонтовой кости в Мезине Черниговской области (мезинская культура) и датируется 23-м тысячелетием до нашей эры! [3]. Этимология слова «свастика»: «сва» (небеса, от верховного бога словян Сварога) + «с» (стрелка-знак направления вращения по (卍) или против часовой стрелки (卐)) + «тика» (тик, тикать — движение, скорость вращения) [4]. У словяно-ариев левосторонняя свастика обозначает созидание, удачу, счастье, Солнце, а свастика противоположного направления — тьму, разрушение, ночное Солнце. В свастику заложено древнее универсальное Знание наших предков о целостности Мира, в основе которого лежат механизмы единого универсального закона эволюции живой и неживой материи. Свастические символы являются одновременно отпечатком прошлой судьбы и отражением судьбы будущего [5]. Также свастиками словяно-арии называли энергетические центры человека, которые на Востоке называются чакрами. Свастика как древнейший обереговый символ словяно-ариев отображает Высший Небесный Закон — вечный круговорот Вселенной, которому подвластно всё Бытие. Так, циклическое вращение с загнутыми лучами свастики против часовой стрелки отображает движение и нашей спиралевидной галактики Млечный Путь (рис. 1.1.1) [6].

Рис. 1.1.1. Спиралевидная галактика, имеющая вид свастики (автор: NASA (free licence)).
Источник: http://solarsystem.nasa.gov/galleries/the-milky-way-galaxy-home-to-many-planets

Свастика как символ распространилась с территории Древней Руси по всему миру и встречается практически во всех древних культурах народов Индии, Китая, Египта, майя и ацтеков в Центральной Америке (рис.1.1.2). Древняя Ведическая культура словяно-ариев и их модель мира была космогонической. Вся жизнь человека и общества подчинялась биокосмическим ритмам — законам природы и космоса, имела цикличный характер, который предполагал возвращение к исходной точке.

Рис. 1.1.2. Свастический крест ацтеков.
Источник: Wiki

К сожалению, после Второй мировой войны свастика стала ассоциироваться у большинства людей с символикой нацистов и гитлеровской Германией.

В религиозном смысле цикличность является концепцией восприятия мира как череды бесконечно повторяющихся событий. В Древнем Египте цикличность времени понимали как вечное движение, возрождение жизни и изображали в виде жука-скарабея. Египетский бог Осирис — олицетворение воскрешения и вечной жизни. В Древней Греции пифагорейцы ассоциировали цикличность с мировой гармонией, определённой последовательностью временных периодов. Сансара в индуизме — круговорот бесконечных перерождений и поиск освобождения — изображается колесом жизни (бхавачакра) (рис. 1.1.3 а) [7, с. 71] и отображается в законе кармы и перевоплощения — реинкарнации. Согласно философии индуизма историческая эволюция развивается независимо в каждой из множества Вселенных и не ограничивается историей развития Земли или нашей Вселенной [8]. В буддизме цикличность находим в колесе времени (калачакре), а также в свастике, которая располагается на груди статуй Будды (рис. 1.1.3 б). Культуры майя, ацтеков и инков цикличность времени зафиксировали в календарях дисковой формы (рис. 1.1.4).

В Святом Писании события следуют от «В начале…», Сотворения, Священной истории до Нового Завета и заканчиваются Апокалипсисом, где уже не будет прежней земли и неба и не будет более человеческой истории. Именно в иудейской Библии, как традиционно считают философы и учёные, возникло новое понимание линеарности (линейности) времени. Это понятие говорит о том, что человечество имеет один путь от божественного творения до единого конца, без цикличных повторений. Линейность человеческой жизни и человеческой истории присуща всем авраамическим религиям — иудаизму, исламу и христианству. Талмуд, Танах, Тора, Библия и Коран отрицают реинкарнацию, признак цикличности времени. Понятие реинкарнации появляется у иудеев лишь в каббале — религиозно-мистическом и эзотерическом течении иудаизма. Каббала (с иврита — получение, предание) претендует на тайное знание содержащегося в Торе (Пятикнижии Моисея) божественного откровения.

Согласно древнекитайскому мировоззрению мир рассматривается как непрекращаемый поток превращений и метаморфоз, как процесс вечного обновления. Мир, в котором живёт человек, — это среда времени, в которой пребывают все предметы и явления. Время — это система циклических волн, проводимых предметами и реализующихся в явлениях, ситуациях, делах [9]. Именно древнекитайские философы развили и упорядочили концепцию цикличности времени, которая нашла своё отражение в Книге перемен («И цзин»). Основная идея книги заключается в том, что первоосновой всего есть гармония, а законы природы подобны законам человеческого общества. Концепция цикличности времени и процессов движения жизни рассматривается не в виде замкнутого круга, а в виде спирали, у которой каждый виток имеет свои параметры. «И цзин» заложила фундамент для развития всех китайских наук от медицины и метрологии до военного дела [10, с. 5–6].

Ещё одним из древнейших и общим для многих народов символом есть уроборос [11], аналог свастики, обозначающий движение космоса и по сути являющийся «колом». Это изображение змея или дракона, который кусает себя за хвост (рис. 1.1.5) [12]. Уроборос отображает цикличность времени — созидание и разрушение, жизнь и смерть, периодическое перерождение после гибели. Символ уробороса имеет богатую историю использования в религии, магии, алхимии, мифологии и психологии [7], [13], [14].

В XVII веке концепция цикличности времени и возвращения к истокам находит своё развитие в книге английского медика, физика, философа и мастера прозы Томаса Брауна Religio Medici (1643 г.), в XIX веке священные писания индуизма Упанишады стали одной из основ философии А. Шопенгауэра. Также к концепции вечного возвращения обращается в своих трудах «Так говорил Заратустра» и «Весёлая наука» Ф. Ницше.

В начале XX века основоположник космической биологии

А. Г. Чижевский в работе «Земное эхо солнечных бурь» [15] дал начало развитию теории цикличности природной среды, которая доказывает влияние космоса, а именно солнечной активности, на поведение человека и народных масс. В 1924 году он писал, что «есть некоторая внеземная сила, воздействующая извне на развитие событий в человеческих обществах. Одновременность (синхронность) изменений солнечной активности и человеческой деятельности служит лучшим указанием на эту силу» [16]. Эта теория встретила резкую критику. И лишь к концу XX века, благодаря многочисленным научным подтверждениям влияния Солнца на природную сферу Земли, неоспоримым стал факт цикличности исторических процессов и их синхронности с солнечной активностью.

Стоит отметить, что концепция цикличности исторической эволюции человечества нашла своё отображение во многих трудах В. И. Вернадского [17] и С. П. Капицы [18].

Началу исследований экономических циклов послужили промышленные кризисы в Англии и Франции начала XIX века. Причины появления кризисов начали изучать такие учёные, как Эмиль Лаве, Уильям Джевонс, Самуэль Лойд, Клеман Жугляр, С. Сисмонди, К. Маркс и Ф. Энгельс. Однако, первым в мире, кто создал теорию циклов, теорию кризисов, которая, по сути, положила начало современной теории конъюнктур, был руский учёный М. Туган-Барановский [19] (1894 г.). Он разработал учение о закономерности цикличности экономической эволюции, её взаимосвязи с периодичностью возникновения промышленных кризисов и их влияния на изменения в жизни народа. Важным является тот факт, что М. Туган-Барановский не только определил причины и закономерности возникновения кризисов, но и показал методы их предвидения и преодоления с помощью активизации инвестиционной и социальной политик. В книге «Социальная теория распределения» (1913 г.) [20] он одним из первых указал на необходимость социальной направленности экономического развития. Именно эти идеи Туган-Барановского были развиты в середине ХХ века учёными стокгольмской школы экономики и легли в основу трансформации капитализма через его шведскую модель, которая успешно реализована в скандинавских государствах — лидерах мирового экономического развития.

В 1880 г. М. Туган-Барановский не только провёл блистательный сравнительный анализ классической школы (Смит, Рикардо и Маркс) с австрийской школой, возглавляемой Карлом Менгером, с точки зрения проблемы ценности как выходной и центральной в политической экономии того времени, но и пришёл к выводу о возможности синтеза этих, казалось бы, взаимоисключающих теорий ценностей обеих школ. Благодаря этому чуть позже учёный сформулировал закон, согласно которому граничная полезность свободно воспроизведённых капитальных благ прямо пропорциональна их трудовой стоимости. Этот вывод вознёс исследования учёного на уровень наивысших достижений мировой экономической мысли того времени — неоклассического анализа, который отождествляется с именами А. Маршалла, Дж. Б. Кларка, К. Викселя и др. Важно отметить, что в том же 1890 г. подобные идеи синхронно с М. Туган-Барановским высказал английский экономист

А. Маршалл, изложив их на страницах своего знаменитого труда «Принципы экономической науки» [21].

Ещё один выдающийся руский исследователь Н. Кондратьев, будучи воспитанником М. Туган-Барановского, продолжил его учение и открыл всемирно известные большие циклы конъюнктуры (кондратьевские волны) [22]. Открыто признавали зависимость своих научных положений от теорий Туган-Барановского В. Зомбарт и А. Шпиттоф. Несомненным является факт, что основные идеи теории денег Кейнса формировались под влиянием теории денег Туган-Барановского, которая была изложена в книге «Бумажные деньгы и металл» (1917 г.). В книге «Трактат о денежной реформе» (1930 г.) Кейнс писал о том, что испытывал глубокую симпатию к наиболее оригинальному своему предшественнику [23]. Йозеф Шумпетер в трёхтомнике «История экономического анализа» называл Туган-Барановского «наиболее выдающимся руским экономистом» [24]. Шумпетер развил теорию цикличности Туган-Барановского и Кондратьева и разработал инновационную теорию длинных волн, в которой определил, что основной движущей силой экономического развития есть научно-технические инновации. Й. Шумпетер писал, что «когда какая-либо инновация внедряется в экономику, имеет место так называемый „вихрь созидательного разрушения“, подрывающий равновесие прежней экономической системы, вызывающий уход старых технологий, отживших организационных структур и появление новых отраслей, новых институциональных возможностей, в результате чего возникает небывалый динамизм экономического развития. Инновации всё больше выступают в роли локомотива экономического развития, определяя его эффективность и рост производительности труда. Инновации как процесс поддерживаются инвестициями и соответствующими институтами, без чего не действует механизм их реализации» [25].

К середине XX века человечество вступило в новый цикл — эпоху экономики знаний (Ф. Махлуп), или информационную экономику (М. Порат). Новая экономика породила новый тип общества — информационный. Цикличность эволюционного развития человечества прекрасно прослеживается у социологов-футурологов и экономистов, которые развивали теорию информационного общества. Несмотря на разнообразие терминологических понятий и категорий (постиндустриальное, информационное или общество знаний), в своих работах Д. Белл, Е. Масуда, Т. Умесао, Т. Сакайя, П. Друкер, Дж. Гэлбрейт, Э. Тоффлер, А. Турен, М. Кастельс, Т. Стоуньер, Д. Тапскотт, П. Химанен, В. Иноземцев, И. Валлерстайн, С. Капица, Ф. Фукуяма и многие другие описывают единую реальность, в качестве которой выступает общество, ориентированное на информацию, знания и технологии как основные производственные ресурсы.

Важно отметить, что переход от одного типа общества к другому не приводит к исчезновению предыдущего типа хозяйствования, а лишь уменьшает его часть в ВВП. Это хорошо визуально прослеживается на примере мир-системной (world-system) теории И. Валлерстайна [26], с помощью которой осмысливается процесс глобализации, прежде всего, в экономической сфере (рис. 1.1.6).

В отличие от предыдущих социологических подходов, которые рассматривали эволюцию отдельных обществ, мир-системный анализ Валлерстайна исследует социальную эволюцию систем обществ, которая охватывает все цивилизации мира.

Рис. 1.1.6. Мир-системная модель Валлерстайна (1, 2 — дешёвая рабочая сила и сырьё; 3, 4 — дорогие высокотехнологичные товары). Источник: составлено автором

Автор подаёт мир-систему как трёхуровневую мир-экономическую (world-economy) структуру, в центре-ядре (core) её находятся высокоразвитые страны, которые характеризуются высокотехнологичными производствами, образованной и высококвалифицированной рабочей силой, концентрацией капитала, интенсивной торговлей, высоким уровнем развития науки и образования, развитой социальной дифференциацией и разделением труда, наличием мощной государственной бюрократии. Периферию (periphery) мир-экономики составляют слаборазвитые страны, которые специализируются на экспорте сырья странам ядра (центра), политически и экономически зависимы от них. Полупериферийные (semi-periphery) страны мир-экономики занимают промежуточное положение между государствами ядра и периферии. Иначе говоря, И. Валлерстайн описывает мир-систему развития в направлении от периферии к ядру, где наблюдается эволюционный переход от аграрного к капиталистическому и далее — к высокотехнологическому общественному укладу (рис. 1.1.7).

Рис. 1.1.7. Распределение стран по торговому статусу в начале XXІ века на основании мир-системного анализа на центр (синий), полупериферию (фиолетовый) и периферию (красный). Based on the list in Dunn, Kawana, Brewer (2000).
Источник: Lou Coban Public domain

В экономическом смысле под цикличностью понимают процесс чередования значимых этапов экономического развития, глобальные трансформации производственных укладов, а точнее — промышленно-технологические революции, которые всегда служили почвой для изменения структуры и формирования нового типа общества (таб. 1.1).

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.