электронная
108
печатная A5
471
18+
Фактор мести

Бесплатный фрагмент - Фактор мести

Объем:
344 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-8003-7
электронная
от 108
печатная A5
от 471

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Слоган: Найти, чтобы отомстить

Жизнь устроена так дьявольски искусно,

что, не умея ненавидеть,

невозможно искренне любить.

Горький М.

Глава 1

Застегнув доверху молнию кожаной куртки, я перекинула сумку через плечо и зашагала быстрей. Хотелось поскорее добраться до теплой постели и выпить чашку горячего шоколада. Звук моих шагов гулко разносился по парковке, нарушая тишину дремлющего рядом с баром леса.

Уже почти подойдя к своему старенькому «Форду», заметила возле мусорных баков крупного пса, сосредоточенно грызущего кость. По позвоночнику пробежала холодная дрожь животного страха, от которого даже волосы на голове встали дыбом.

Я остановилась.

До каких же пор вид крупной собаки будет вызывать во мне ужас? Нужно просто пройти мимо, может, не обратит внимания. И, взяв себя в руки, я решительно шагнула к автомобилю. Псина оскалилась и резко сорвалась с места. Тело словно окатили ледяной водой, сердце тревожно заколотилось, а перед глазами возникла картинка из далекого детства. Тогда, как и сейчас, на меня смотрели безумные глаза зверя. От воспоминаний шрам под глазом заныл. Стараясь не шевелиться, я равномерно задышала.

Пес приготовился к прыжку и лязгнул зубами. Ужас холодным порывом ветра ударил в грудь и побудил к действиям: я побежала к пикапу. К счастью, дверь старой колымаги не заклинило, как это обычно бывало, и мне удалось забраться внутрь. Собака бросилась на машину, царапая когтями дверь. От жуткого лая закладывало уши. Адреналин в крови зашкаливал, руки тряслись. Включив зажигание и ближний свет, резко нажала на педаль газа. Визг резины — и пикап рванул вперед.

Я ловко выкрутила руль, выезжая на трассу, и с опаской оглянулась, проверяя, не увязался ли лохматый монстр следом. Визг тормозов ударил по ушам, тут же последовал удар. Машину отбросило вправо. Перед глазами мелькнула ослепительно белая вспышка, а дальше все как в тумане…

Будто издалека до меня донесся раздраженный мужской голос, но смысл слов дошел не сразу. Короткие, обрывистые фразы, словно на незнакомом языке. А потом чьи-то руки вынули меня из машины, усадили на землю, прислонив спиной к двери. Перед глазами расплылось пятно, напоминающее мужское лицо.

— Ты как, жива?

Мужчина коснулся моих плеч. Я зажмурилась, потом проморгалась…

— Кто вы? Что произошло? — спросила шепотом.

— Авария. Ты в порядке?

Наверное, я была в шоке. Думала не о том, как доберусь до дома, не о том, что придется ехать в участок, а о том, как же чертовски привлекательно застывшее перед глазами лицо молодого мужчины. Выразительная щетина подчеркивала подбородок, упругие губы были недовольно искривлены, а в глазах разгорался непонятно откуда взявшийся гнев. От прямого и стального взгляда я чувствовала себя, как оголенный провод под высоким напряжением.

— Кажется, в порядке, — вяло кивнула.

— А я нет! — возмутился мужчина, запустив пальцы в темные средней длины волосы. — Свалилась на голову! Что с тобой теперь делать?

Молодой человек отошел от меня и возбужденно прошелся из стороны в сторону. Я попыталась сфокусировать взгляд на брюнете — движения резкие, порывистые. И вдруг он развернулся ко мне.

— Ты ранена?

— Не знаю, — нерешительно ответила, и дотронулась до лба.

У меня что кровь? Я поморщилась.

— А что ты вообще знаешь?! — он повысил голос. — Как хоть тебя зовут?

— К-кристина.

— А я Кевин. Кто тебя только ездить учил, горе-водитель?

Я все еще не могла отойти от потрясения, но понимала, кто виновник столкновения. Ведь это я выехала на трассу, не заметив знака. А все из-за пса!

— Ты не пострадал? — я окинула Кевина взглядом.

— Не волнуйся. — Он присел на корточки напротив. — Подумай лучше о себе. Тебя тошнит?

— Нет… Да… Не знаю, — промямлила я, в голове было все как в тумане.

— И все-таки. Тошнит? — настойчиво повторил Кевин и, взяв мое лицо в ладони, всмотрелся в глаза.

— Нет. — Меня пронзила мелкая неприятная дрожь.

— Хорошо, — резко выдохнул Кевин и выпрямился.

Он вышел на дорогу. Не знаю, чего там высматривал, но я чувствовала себя некомфортно и не хотела больше здесь рассиживаться. Упираясь руками в землю, попыталась подняться и тут же почувствовала тянущую боль в шее и плече. Ничего, всего лишь ушибы. Ерунда.

Выпрямившись, я оступилась и упала бы, если бы не помощь Кевина.

— Осторожнее нужно быть, — примирительно сказал он, придерживая меня за локоть.

Я попыталась отделаться от его руки, но Кевин, словно нарочно, еще сильнее сжал пальцы.

— Эй, полегче! — возмутилась я. — Понимаю, ты расстроен. Моя вина, знаю. Надеюсь, твоя машина застрахована?

Кевин ослабил хватку, бесцеремонно обнял меня за талию и усадил на капот пикапа, прежде чем я сумела что-то возразить.

— Ты что?! — ошеломлено вскрикнула я.

— У тебя кровь, нужно обработать рану.

— Просто ссадина, ерунда.

Я коснулась лба. Но внимание Кевина привлекала вовсе не эта рана. Оказывается, что-то проткнуло мне предплечье, но я совсем не чувствовала боли.

Кевин взялся за края рукава моей кожаной куртки и осторожно потянул — ткань затрещала под натиском сильных пальцев. Я увидела небольшой кусок окровавленного пластика, впившегося в тело, и меня передернуло.

Осторожно освободив предплечье от одежды, Кевин осмотрел рану. Я с интересом наблюдала за ним. Взгляд неподвижный, ноздри шевельнулись, на скулах заиграли желваки. Он плотно сжал губы и, казалось, задержал дыхание. К моему удивлению, на его лице не было ни единой ссадины. Будто он не участник аварии, а случайный свидетель.

— Нужно обработать. Аптечка есть? — процедил Кевин сквозь зубы.

— Там, в машине, — кивнула я в сторону кабины.

Пока он искал аптечку, я оглядела местность в поисках его автомобиля. Никаких следов. Словно испарился.

Кевин вынул бинты, перекись водорода и велел отвернуться, пока он будет вытаскивать осколок.

— Думаешь, я крови боюсь? Переживаешь, что в обморок упаду? — хмыкнула я.

— Просто отвернись. Так будет лучше. Мы не в фильме, и ты не героиня боевика.

Я недоуменно вздернула бровь и отвела взгляд. Приготовилась терпеть боль. Вскоре ощутила, как постепенно выходил из пореза осколок, сморщилась, прикусила губу, сдерживая случайный крик.

«Терпи, Кристина, молча терпи!» — велела себе.

— Сейчас все пройдет, — уверил Кевин. — Твоя колымага на ходу?

Он попытался отвлечь меня.

— Не знаю. Вряд ли. — Я замотала головой и сразу пожалела об этом — виски пронзила тупая боль.

— Как далеко ты живешь, невезучая моя? — голос прозвучал жестко, но от этого «моя» повеяло нежностью.

— Отсюда полмили. Я позвоню другу, он меня заберет.

— Как знаешь.

Закончив перевязывать предплечье, Кевин отошел на пару шагов и замер, скрестив руки на груди. Он выглядел напряженным, словно натянутая струна. Казалось, тронешь, и она лопнет.

Вынув из кармана куртки телефон, осторожно слезла с капота и набрала номер Дуайта. Но голос сотового оператора сообщил о недосягаемости абонента.

— Что, некому помочь? — Кевин ухмыльнулся.

— Отключил телефон, — раздосадовано произнесла я.

— Придется отвести тебя домой, — с неохотой отозвался он, вздохнул и тихо добавил: — Черт.

— Я не напрашиваюсь. Дойду сама. А ты лучше займись своей машиной. Кстати, где она вообще? — я огляделась.

— Где-то там. — Кевин махнул рукой в неопределенном направлении.

— Наверное, в кювет слетела, — предположила я. — Ты же так несся, что даже не заметил меня.

Неожиданно для самой себя я перешла в наступление.

— Заметил, но было уже поздно. — Равнодушно пожал плечами Кевин. — Тебе повезло, что удар был скользящим. Иначе твои травмы оказались бы посерьезнее.

— Да если бы ты не попался на моем пути, — завелась с пол оборота, — я была бы уже дома. Знаю, что виновата, но ты не меньше. Какого черта летел на такой скорости?!

— Спешил, вообще-то, — уголки его губ легкомысленно приподнялись.

— И улыбается еще, — возмутилась я и поняла, что зря вспылила. — Извини. Мы оба виноваты. Давай вызовем полицию.

— Никакой полиции! У меня, вообще-то, еще дела есть. Без того потерял слишком много времени. Значит, так! Я провожу тебя домой и, возможно, еще успею закончить дела. А с полицией все сам улажу. Пойдем.

Он ухватил меня за руку и потащил на трассу. Я не сопротивлялась. Но уже на дороге вырвала ладонь. Мы пошли по обочине в сторону города, держась на некотором расстоянии друг от друга. Вскоре взгляд выхватил из темноты белое пятно покореженного металла. Это что, его машина? Поразительно, от удара мой «Форд» всего лишь развернуло, скинув с проезжей части. А автомобиль Кевина, кажется, здорово крутило, судя по разбросанным осколкам фар и сбитым столбикам вдоль обочины. Машина находилась довольно далеко от места столкновения, лежала на боку.

— Это чудо, что ты не пострадал, — удивилась я, — чего не скажешь о твоей машине.

На нем, в самом деле, нет ни синяков, ни ссадин и, кажется, дорогое пальто даже не помялось.

— Действительно чудо, — подхватил Кевин, подняв воротник.

— Куда же ты так гнал?

— Сказал же: по делам.

— А из-за меня все накрылось, да? — я виновато поджала губы.

— Ничего страшного, это поправимо. Ведь главное, что с нами все в порядке, так?

— Ты прав. И все же, жаль твою машину, — я совестливо потупила взгляд.

— Не переживай. «Порш» не первый под списание.

— Интересно. Сколько же машин ты разбил?

— Много, — усмехнулся Кевин, сунув руки в карманы пальто.

— И все такие дорогие? — не отставала я.

— До этого была «Ламборджини галлардо».

— Ты разбил авто за миллион баксов? — я удивленно выпучила глаза.

Кевин кивнул и засмеялся.

— Любишь бить дорогие тачки? — хмыкнула я, и заметила, что напряжение спало, осталось только легкое волнение.

— Вовсе нет, но так получается. Люблю быструю езду. Могут ведь быть у человека маленькие слабости?

— А как же. У каждого они есть.

— Интересно, какие слабости у тебя? Наверное, как и большинство женщин, любишь шопинг? — улыбнулся он и остановился у меня на пути.

В течение нескольких мгновений Кевин пытливо изучал мое лицо. Я завороженно смотрела на него и не могла определиться с ответом. Мысли пришли в полнейший беспорядок. Взгляд замер на четко очерченном рте. Если бы только его губы коснулись моих… Я потрясла головой, прогоняя навязчивую мысль. Он слегка улыбнулся, будто догадался, о чем я думаю. Что это со мной?

— Ненавижу ходить по магазинам, — после паузы созналась я.

— Правда?

Я кивнула.

— Ну окей. На какой улице ты живешь?

— Мэйн-стрит.

Немного погодя мы свернули с дороги и оказались на широкой тропинке, ведущей на Мэйн-стрит. Несколько ярдов пути, наполненных тревожным молчанием, и перед нами предстал окруженный деревьями двухэтажный белый дом с высоким крыльцом и уютной верандой. Справа от него стояли качели, а перед окнами росли вечнозеленые кустарники. Рядом, как стяг, взмывало к небу громадное старое дерево с голыми ветвями. Я даже не знала его названия. В детстве с братом мы любили лазать по толстым засохшим веткам, чтобы с высоты птичьего полета увидеть, как раскаленное желто-красное солнце плавно скрывается за горизонтом.

— Здесь живешь ты? — удивился Кевин.

— Да. Это дом дяди, — пояснила я. — Я переехала сюда после его смерти.

— Соболезную потере, — Кевин поджал губы и, кажется, сглотнул.

— Спасибо, — с грустью поблагодарила я. — А ты знал дядю? Мне показалось, тебя удивило, что здесь живу я.

— Не знал, — возразил Кевин, приглаживая назад волосы. — Просто меня всегда привлекал этот дом.

— То есть, ты здесь уже бывал?

— Да. Подыскивал жилье.

— Нашел?

— Кое-что, — загадочно произнес он.

— И ты больше ничего не скажешь, — смекнула я.

Кевин улыбнулся. Интересно, где же поселится «мистер таинственность»?

— Ладно, можешь идти. Не буду тебя задерживать. Надеюсь, мы еще увидимся, Кристина.

— А как же? — усмехнулась я. — Встретимся в офисе маршала[1].

Войдя в дом, я прошла в гостиную и, приняв «Адвил»[2], плюхнулась в кресло. Мысли все время возвращались к Кевину. Все же странно, что на нем нет ни царапины, тогда как на машине практически живого места не осталось.

Глава 2

Я сквозь сон ощущала тревожное биение сердца. Быстрые удары монотонным эхом отражались в голове. Из груди вырвался крик отчаяния.

Да сколько же можно, черт возьми?!

Открыв глаза, я судорожно глотнула воздуха, задыхаясь от боли и страха. Как ни старайся, прошлого не вернуть! Пора его отпустить. Начать новую жизнь.

Смахнув слезы, встала с кровати и выскочила из комнаты. Шлепая босыми ногами по деревянным ступеням крутой лестницы, сбежала в гостиную. Нацепила у порога мягкие тапки и выскользнула на улицу. В такие моменты свежий воздух всегда помогал справиться с паникой. Несколько глубоких вдохов, и страх начал понемногу отступать. Я тревожно вгляделась в темноту. Нельзя допустить, чтобы меня кто-то заметил в минуты слабости. Но никого не было, лишь звери из чернеющего через дорогу леса могли стать свидетелями моего бессилия.

Я с облегчением выдохнула.

Восемь месяцев назад мы с братом похоронили отца, но кошмары до сих пор врываются в мои сны, изводя и терзая. Постоянно снится одно и то же: настольная лампа, затеняющая тусклым светом спальню, растерзанное тело отца на кровати, кругом засохшие пятна крови… Во сне я открываю дверь комнаты и нахожу папу снова и снова. До бесконечности. Пока в один миг не просыпаюсь. Помочь мне не может никто. Не смог и опытный психотерапевт, у которого я наблюдалась полгода.

— У вас посттравматический стресс, — утверждал он. — Со временем симптомы ослабнут, но окончательно пройдут только спустя месяцы, а, возможно, даже годы. Время — ваше лекарство, ну и препараты не забывайте принимать.

Кошмары начались после похорон. Думала, если сбегу из Далласа[3], они отступят, но здесь, в Сэнтинеле[4], я вижу их также часто. Смерть отца сильно повлияла на меня. Мне не хотелось жить, но брат не позволил совершить глупость. Вместе мы с этим справились. Жаль, что сейчас он далеко.

Что касается мамы… Ее я никогда не знала и знать не хочу. Предательства прощать не умею. Ее уход считаю именно предательством. Папа, я, брат — все мы нуждались в ней, но она выбрала другую жизнь, другого мужчину.

Отец был мастером спорта по боксу, но серьезная травма руки вынудила его отказаться от карьеры. К счастью, он увлекался фотографией и смог зарабатывать этим на жизнь. Благодаря свободному графику у папы появилось больше времени для хобби. Он прыгал с парашютом и покорял горные вершины. Я до безумия боялась высоты и всегда переживала за него. Однажды отец открыл курсы самообороны для женщин. С тех пор он и меня обучал технике ближнего боя, за что я ему безмерно благодарна. Папа хотел, чтобы я умела защищаться, годами вырабатывал во мне выносливость и силу духа. Мы практически каждый день оттачивали теорию и отрабатывали приемы самообороны. Как сейчас помню его слова: «Ты должна научиться скрывать эмоции, иначе будешь уязвима. Нападающий никогда не должен видеть страха в твоих глазах. Что бы ни случилось, старайся его не показывать!» А еще он неустанно твердил: «Действуй неожиданно, непредсказуемо — противник спасует, не зная, как среагировать…»

Я с грустью вздохнула. С детства хотелось быть похожей на папу, такой же смелой, отважной и справедливой. Я очень сильно любила отца, а какой-то ублюдок в одночасье лишил его жизни. И, клянусь, он заплатит за это… Как только найду его…

***

Авария лишила меня автомобиля, поэтому в бар я поехала с Торнтонами. По дороге рассказала, что разбила машину, но, проезжая место аварии, не увидела ни моего «Форда», ни «Порше» Кевина. Выходит, мой новый знакомый все уладил. Осталось узнать, куда отвезли машину и как скоро выплатят страховку.

Бар «У Алекса», которым я владею, достался нам с братом от дяди. В завещании он требовал продать все имущество, а деньги разделить между собой, но я не исполнила его последнюю волю. Слишком тяжело оказалось расстаться с теплыми воспоминаниями детства. С воспоминаниями о дяде. Оспорив завещание и покончив с утомительной бумажной волокитой, я переехала в Сэнтинел — маленький техасский городок на юге США. К счастью, знания, полученные в далласском колледже бизнеса, и по сей день помогают мне в управлении баром.

Он открывается в двенадцать дня и закрывается в два ночи. До пяти часов вечера людей здесь практически не бывает. Лишь четверо-пятеро постоянных посетителей, приходящих кто на ланч, кто выпить чашку кофе. Чаще заглядывает молодежь, реже детишки, желающие полакомиться мороженым. Днем я обычно проверяю документацию и решаю текущие вопросы, а вечером встаю за стойку бара ради удовольствия. Мне нравится смешивать коктейли и видеть довольные улыбки на лицах клиентов. А еще оказалось, когда все силы и время отдаешь делу, утрата переносится легче.

В баре я почти ничего не изменила: справа вип-зона — длинные столы и мягкие диваны, слева — четырехместные столики и стулья с высокими спинками. В углу бильярд. Персонал тоже остался прежним. Семейство Торнтон замечательно справляется с работой. Конечно, как и в любом баре, у нас бывают недостачи, но в целом, все отлично. Кейт — официантка, ее мама Сьюзан — повар, а брат Дуайт — администратор. Без этих людей я, как без рук. Для них же это место вроде второго дома, семейного дела. Не перестаю восхищаться трудолюбием и добротой Торнтонов. Их поддержка многое для меня значит. Я счастлива, что не одной мне хочется продолжить дело, начатое дядей.

После шести бар заполнился посетителями. Кэти мелькала у столиков, разнося заказы под зажигательные мотивы музыки кантри. Все шло своим чередом.

— Доброй ночи, Кристина. Плесни-ка мне виски, — улыбнулся помощник маршала, Джексон.

— Выходной? — поинтересовалась я.

— О, да. Вчерашнее дежурство так вымотало.

— Сочувствую. — Бросив в стакан несколько кубиков льда, и, наполнив его коричневой жидкостью, поставила на стойку. — А еще эта авария ночью…

— Какая авария? — его брови приподнялись, а рот приоткрылся.

— Ну как же, вчера после закрытия я поехала домой…

— Ах, да! — Всплеснул руками он. — Ну, конечно. Совсем забыл. Но только это случилось не ночью. Мисс Доусон…

— Мисс Доусон? — повторила я, прерывая речь помощника Маршала.

Похоже, Джексону ничего не известно о том, что случилось ночью. Но если Кевин не вызывал полицию, то куда делись наши машины? И почему на месте аварии ни единого следа, будто ничего не произошло? Выходит, поход в участок отменяется.

— Абсолютно верно. — Джексон поднял стакан и сделал глоток. — Эта дамочка прилично выпила и не справилась с…

Он что-то говорил, но я его уже не слушала. Мысли были всецело поглощены вчерашним ночным происшествием. Нервно теребя край вафельного полотенца, я поймала изучающий взгляд Кейт. Закончив разносить заказы, она наконец подошла ко мне. Положив локти на столешницу барной стойки, спросила с нескрываемым подозрением:

— Что с тобой, Кристи? Ты какая-то странная. Все время где-то витаешь. Э-эй, очнись, подруга! — протараторила Кэти, щелкнув у меня перед носом пальцами. И таинственно сощурила глаза, жирно очерченные угольного цвета подводкой. — Это из-за кошмаров?

Торнтон постоянно говорила быстро, но за долгие годы знакомства я уже привыкла к особенности ее речи. Кейт всегда выделялась на фоне ровесниц: носила рваные джинсы, длинные темные туники с изображением «Линкин Парк». Но сейчас на ней серая футболка, черные брюки-стрейч и отутюженный синий фартук — обычная форма официантки.

— Синяки какие под глазами. Ты смотри, отдашь Богу душу. Худющая совсем стала, вот-вот пополам сломаешься, — продолжала щебетать Кейт, убрав за ухо рыжую прядь волос.

И правда, на меня столько всего свалилось, что я не заметила, как начала терять вес. С одной стороны, это радовало. Наконец-то «Кристина-пухлые щечки» превратилась в стройняшку. Но с другой — если так дальше пойдет, боюсь, анорексия мне обеспечена.

— Прости, задумалась. Ты права, это из-за аварии. Не бери в голову, — отмахнулась я и направилась в кабинет.

Она ни на шаг не отставала, неустанно чирикая в спину:

— Ага, знаю я тебя! А ну, быстро выкладывай!

— Откуда столько проницательности? — хмыкнула я и скрылась за дверью, но захлопнуться ей Кейт не дала.

Я обернулась к подруге. Замерев в дверном проеме, она продолжала буравить меня взглядом, уперев руку в бок.

— Ладно, входи, — сдалась я, — кое-что расскажу.

Кэти пулей влетела в кабинет, плотно закрыла дверь и села в кресло напротив.

— Вчера на стоянке на меня накинулась собака.

— Да-а, везет тебе на собак. Наверное, пес бросился на тебя потому, что ты тряслась, как холодильник в гараже моего брата, — с иронией выдала Кэти на одном дыхании. — Я ведь знаю, как ты боишься собак. С тобой все в порядке? Уверена?

Она наклонилась вперед и коснулась раненого предплечья. Я ойкнула, накрыв ладонью больное место. Все же стоит показаться врачу. Обязательно выкрою момент и съезжу до Уэйко[5].

— Все хорошо, не волнуйся.

— Но? — Кэти в ожидании наклонила голову вперед. — Утром ты так и не сказала, что с тобой произошло. Как ты умудрилась попасть в аварию?

Я вкратце рассказала подруге о ночном происшествии. А когда заговорила о Кевине, ее глаза подозрительно блеснули. В голове Кейт мгновенно созрел вполне логичный для нее вывод:

— Твой новый знакомый — вампир.

Я рассмеялась. Она всерьез хочет в это верить?

— Ты что несешь? Не приплетай этих монстров сюда.

— А что? Ты сама сказала, что на нем ни царапины.

Четыре года назад Кэти серьезно увлеклась готикой, с тех пор вампиры стали ее страстью. Это похоже на манию. Порой, начинает казаться, что Кейт и спать ложится, и просыпается с мыслями о вампирах. Подруга настолько зациклена на них, что мечтает встретить своего бессмертного. Мне этого точно никогда не понять.

— Ну это так, шутка, — повела плечом Кэти.

— Плохая шутка, — я замотала головой. — Даже если предположить… заметь — только предположить, что вампиры существуют, и Кевин один из них, он непременно убил бы меня. Вампир никогда не стал бы помогать человеку. В реальном мире. Это мое мнение. Ты можешь его не разделять, но меня не переубедишь. Вампиры — мертвецы, а мертвые не перевязывают девушкам раны, чтобы те не истекли кровью.

Кейт скользнула по мне сомневающимся взглядом.

— Тебе палец в рот не клади, — вздохнула она и перевела разговор: — Так что за парень? Симпатичный?

Кэти терпеть не могла, когда я начинала критиковать ее любимых существ. И постоянно замолкала, чтобы не спорить, ведь я всегда была категорична в вопросах существования вампиров. Не верю в бессмертие и вечную жизнь.

— Симпатичный.

Я поправила челку, вспомнив взгляд Кевина и необъяснимое желание поцеловать его.

Появление Дуайта вынудило замолчать. То ли привычка, то ли любовь к джинсовой одежде заставили его и сегодня облачиться в синие «ливайсы»[6] и джинсовую рубаху. Рыжие волосы удачно контрастировали с одеждой.

— Что? — вздернув брови, я пыталась выдержать встревоженный взгляд янтарных глаз.

— Ты какая-то странная. С тобой все в порядке? Все? — Торнтон всегда повторял слова по несколько раз — дурная привычка. — Может, стоит отдохнуть пару дней? Всего пару, а?

— Дуайт в своем репертуаре, — усмехнулась я. — Только сегодня мне, правда, не нужно твое крепкое плечо. Но все равно спасибо за заботу, друг. Ты просто душка.

Кейт хихикнула.

После исчезновения их отца, Дуайт взвалил роль главы семьи на свои плечи. Ему было всего двадцать, когда это случилось… И вот уже пятнадцать лет он опекал всех и каждого, кого знал достаточно хорошо.

Дуайт подошел ближе, не отводя изучающего взгляда от моего лица.

— Ты такая же, как твой дядя — полностью отдаешься работе. Если человек много работает, он от чего-то бежит, — выдал Торнтон.

— Хочешь сказать, дядя много работал, потому что пытался сбежать от проблем? Глупости. Он просто любил бар.

— Разговор не о нем, а о тебе. О тебе, Кристина!

— Сейчас не время и не место, Дуайт. Мне нужно работать. Ты зашел только для того, чтобы поинтересоваться состоянием моей души или по делу?

— Ах, да! — опомнился он. — Я нашел список, который мы составили с твоим дядей… — Подойдя ко мне, он протянул листок. — За несколько дней до его гибели. Посмотри, может, что-то захочешь приобрести. Посмотри.

— Да, конечно. — Я взяла список и пробежала по нему взглядом, остановившись на пункте «музыкальный автомат».

— Слышала, владелец «Ночной лагуны» продает свой аппарат. Созвонись с ним и постарайся договориться о цене. Ну, ты понимаешь. Чем меньше, тем лучше, — улыбнулась я.

— Сделаю. Ой! Чуть не забыл. Стол я починил. И нужно купить еще пивных кружек, а то они скоро будут в дефиците. Нужно купить.

— Да ну, брось, — вмешалась Кейт. — Когда это у нас недоставало пивных кружек? Ты все время делаешь из мухи слона.

— А ты чего прохлаждаешься? Бегом работать! — прикрикнул Дуайт на сестру. — Посетители ждать не любят. Бегом!

— Только не начинай… И вообще, там почти никого нет! — повысила голос Кейт, и лениво, покачивая бедрами, вышла из кабинета. Следом за ней удалился и Дуайт.

***

День шел своим чередом. Стрелки часов продолжали мерный ход, провожая минуту за минутой. Посетители приходили и уходили, и только я оставалась за стойкой, не имея возможности съездить в участок и поговорить с маршалом насчет аварии.

Внезапно в груди кольнуло. На миг меня бросило в жар, мысли словно окутал густой туман. Предчувствие — так я это называла. Что-то должно непременно произойти. Нечто плохое. Подобные ощущения всегда сбивали с толку.

Однажды в доме раздался телефонный звонок. Сердце защемило, предвещая беду. Оказалось, парашют отца не полностью раскрылся, и папа чудом остался жив, получив серьезные травмы. То же самое произошло в день смерти дяди — я не находила места, предчувствуя несчастье. И оно не заставило себя ждать. С тех пор доверяю подобным ощущениям.

Нервно закусив губу, оглядела зал. Небольшие бра на стенах излучали неяркий свет. За столиками посетители оживленно беседовали, их голоса переплетались со словами известной песни. Все веселились, и только я ждала чего-то. Затаившаяся в груди тревога не отпускала.

Я поправляла бутылки на витрине, когда услышала голос Кэти и почувствовала теплое дыхание возле уха.

— Утром я слышала, как сестры Эванс обсуждали какого-то парня. Говорили, что у него крутая тачка, и он хорош собой. Что бы это значило? Неужто наш городишко посетил сам Ченнинг Татум? — протараторила она. — Кстати, о секс-символах, только посмотри, какой красавец сел за пятый столик.

Я бросила через плечо вопросительный взгляд на Кэти.

— А девчонки-то с него глаз не сводят, — продолжила мурлыкать Торнтон. — Ой, он смотрит в нашу сторону. И, кажется, на тебя.

Подруга отстранилась, давая мне возможность увидеть парня. Как только наши с ним глаза встретились, внутри меня словно вспыхнул огонь, и вереница мурашек пронеслась по телу. От этого настойчивого взгляда захотелось убежать. За столиком недалеко от барной стойки в тусклом свете бра сидел Кевин.

— Пойду спрошу, что ему принести, — игриво пропела Кейт.

— Не утруждай себя, займись лучше вторым столиком. А Кевина я возьму на себя.

— Кевина? — выпучила глаза Кэти. — Так это его тачку ты разбила? Оу, по-моему, он просто жаждет с тобой поговорить. Желаю удачи, подружка.

Задорно ухмыльнувшись, Кейт послала мне воздушный поцелуй и взяла поднос. Через несколько секунд ее стройная фигурка уже опять мелькала между столиками. Я еще какое-то время потопталась у барной стойки, больше для вида, а потом все же вышла в зал. Вот только ноги словно приросли к полу, внутренний голос поучал: «Не смей подходить первой!» Наплевав на его нравоучения, я вышла в зал, неуверенно направившись в сторону нового знакомого. Приятное волнение усиливалось с каждым шагом. Сердце забилось чаще. А когда до столика Кевина оставалось всего — ничего, я с трудом поборола желание вернуться за стойку. Не верилось, что этот мужчина меня так волнует. Раньше со мной такого не случалось. Чтобы с первой встречи…

— Привет! Могу я что-нибудь предложить? — радушно улыбнулась я, замерев напротив.

— Здравствуй, красавица, — мягко отозвался Кевин. — Спасибо. Ничего не нужно.

— Забыл мое имя? — хмыкнула я.

Я никогда не встречала таких бездонных ярких глаз. В Кевине есть что-то особенное. На него хочется смотреть. Бесконечно. А его голос лишает покоя и завораживает.

— Конечно, помню, Кристина.

Он поднялся с места и взял мою ладонь. Я опешила, наблюдая за тем, как его губы касаются моей кожи. Неожиданно и приятно.

— Было интересно увидеть тебя в работе, вот я и зашел. А еще хотел удостовериться, что с тобой все в порядке. — Кевин вынул из внутреннего кармана пальто визитку и протянул мне. — Вот, здесь адрес и телефон автосервиса. Думаю, уже завтра сможешь забрать свою машину.

— Так быстро? Спасибо.

Я взяла карточку и аккуратно запихнула в задний карман джинсов.

— С полицией я все уладил, так что теперь ты моя должница.

Опешив, я уставилась на Кевина. Ведь, по словам помощника маршала, вчера в городке была всего одна авария, и это не наша.

— Постой, я разговаривала с…

— Не стоит благодарности, — вставил Кевин, не позволив договорить, словно нарочно. — Уверен, любой уважающий себя мужчина сделал бы то же самое, будь он на моем месте.

— Но…

Кевин пристально посмотрел мне в глаза и спокойно произнес:

— Кристина, все в порядке.

И, правда, чего я привязалась с подозрениями? Он все уладил, нужно благодарить, а не укорять. Тем более обвинять-то не в чем.

— Как ты узнал, что я здесь работаю?

— Это было не сложно. В Сэнтинеле все тебя знают.

— Ты наводил обо мне справки?

— Точнее будет сказать — интересовался, — и после паузы, добавил: — Рад, что с тобой все хорошо.

Я стойко выдерживала взгляд, изо всех сил старалась не проиграть битву «глаза в глаза».

— Так ты же меня до дома проводил, что могло случиться? Да и городок наш тихий, здесь давно не случалось никаких происшествий.

— Всякое бывает. Всегда нужно быть предельно осторожной.

— Я пойду. Нужно обслуживать посетителей.

— Постой, Кристина. У бара никого нет. Присядь на минутку.

Кевин выдвинул стул, приглашая меня присесть. Обернувшись, я убедилась, что барная стойка пуста, но на всякий случай, заприметив Дуайта, жестом велела ему присмотреть за баром. Только тогда приняла приглашение Кевина.

— Во мне что-то не так? — спросил он, присев напротив. — Ты как-то настороженно на меня смотришь. Я тебя смущаю?

Он видимо заметил мое замешательство.

— Скорее да, чем нет. Не могу понять.

— Ты чем-то озабочена. Это из-за аварии?

— Ты, случаем, не психоаналитик? — насторожилась я. Не терплю, когда лезут в душу. — Я не хочу об этом говорить.

— Так дело в прошлом?

— Какой ты проницательный, — огрызнулась я, но тут же одернула себя и попыталась перевести все в шутку. — Жаль, нет свободного дивана, а то бы я прилегла. Сколько берете за сеанс, доктор? Не люблю говорить о прошлом. Не нужно, Кевин.

Как только разговор грозил коснуться моих ран, я выпускала когти, словно кошка, готовая к прыжку.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 471