электронная
133
печатная A5
373
аудиокнига
148
18+
F5 — Планета

Бесплатный фрагмент - F5 — Планета

Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8788-1
электронная
от 133
печатная A5
от 373
аудиокнига
от 148

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Долина пирамид

Она подошла к нему и немного прикрыла глаза, его рука коснулась ее спины, провела по ней с такой привычной и родной нежностью…

Она грациозно выгнулась… села ему на колени… и окружила себя своим хвостом… Он услышал ее глубокое и умиротворяющее урчание.


Какое скучное видео

…и так долго грузилось.


Вы замечали: самые скучные видео загружаются дольше других?


Посмотрим фото:

О-о-о… это разве кот? Как можно быть таким толстым?

Этот страшненький… кажется, такие называются «сфинксы».

А этого можно стричь. Мимимишные котятки…


Надо скорее выключать, а то дочка увидит и опять будет просить котенка. А как объяснить ребенку, что за настоящим котенком нужен уход?

Нет! Лучше уж на мониторе!


Котики… — пожалуй, самые известные мемы в современной культуре соцсетей.


Ладно, хватит разглядывать этих животных, у нас в руках интернет!

Относительно новая штука, с которой можно связаться с Австралией или узнать все о Тутанхамоне, а мы тратим его на умиление хвостатыми.


Спасибо соблазнам социальных сетей, их новостным лентам, поедающим время часами.


Добро пожаловать в соцсети — первое, а может быть, и Величайшее изобретение 21 века.

Столетие только началось, а у нас уже есть номинант в конкурсе «Лучшее за век!».


Друзья, фотографии, сообщения, музыка и объединения — все это и составляющие соцсетей, и их специализация. Они появились как список знакомых, а выросли в универсальную новостную ленту, в которой ньюсмейкером становится сам пользователь — потребитель новостей.

И делает это Человек не становясь журналистом, не выезжая на место событий и не набирая статьи, а просто выбирая из тысяч новостных лент, маленьких ленточек, те, что «по душе».

Это очень похоже на то, как в западных вузах студенты сами выбирают себе набор предметов. Благодаря этому каждая конкретная образовательная история уникальна и создает уникального специалиста.

С социальными сетями то же самое. Оцените Вашу новостную ленту и ленту Вашего ближайшего друга или спутника. И вроде бы Вы с ним так похожи, а новостные ленты соцсети такие разные.


Когда новостная ниша была занята, новые соцсети стали создавать новости из новых областей специализации: появилась всемирная видеосоцсеть, фотосоцсеть и даже соцсеть мини-заметок.


За какие-то 10 лет, благодаря соцсетям, большая часть Человечества стала ежедневно посещать интернет.


Соцсети сделали интернет повседневным.


Сегодня в них — одноклассники, единомышленники и любовные романы. Я сам не верил, но каждая десятая пара в развитых странах — познакомилась онлайн.


В конечном итоге информационная революция — интернет революция — просочится во все сферы жизни, даже в самые архаичные.

Кто бы мог подумать 10 лет назад, что появится онлайн-банкинг?

Вот уж насколько банковская деятельность зарегулированная и консервативная в своих механизмах.


Какая из архаичных систем падет следующей?

Может быть, государственное управление?


Соцсети неизбежно приведут к административной революции!


Соцсети оттачивают универсальный, удобный и гибкий механизм управления. С помощью этого механизма можно будет управлять чем угодно — от аккаунта одного человека до всего Человечества и всеми структурами, которые созданы Человечеством.


Умение пользоваться соцсетями — делает из Вас профессионального управленца.

Если Вы пользуетесь Facebook, Twitter, Youtube, Instagram сегодня, то уже завтра господство над миром будет у Вас в руках.

В ближайшем будущем — когда созерцание котиков перестанет быть целью посещения интернета, а целью, скажем, станет «Распределение Планетарного бюджета» — именно Вы станете руководить Планетой!

Почему Вам сейчас кажется, что это невозможно?

От «старых» времен осталось слишком много тяжелых и неповоротливых институтов, которые воздвигались многие столетия, камень за камнем они выстраивались так капитально, что стоят сегодня так тяжело и недвижимо, как крепостные стены.


А так ли недвижимо?


Отделяет Вас от власти маленький вирус, незначительный глюк системы, который можно удалить, просто обновив окно браузера, просто нажав кнопку — F5… вот только сделать это надо в планетарном масштабе…


Люди очень странные:


обращаем внимание на малое и упускаем что-то важное и большое.


— Мы стесняемся сказать в первый раз: «Я люблю тебя!» — вдруг услышим что-то неприятное в ответ?

Но потом, через несколько лет, не стесняемся ругаться с любимым человеком и говорим ему очень неприятные вещи.

— Мы готовы работать быстрее и лучше, чтобы получить маленькую прибавку к жалованию.

Но не готовы сменить профессию, чтобы зарабатывать в разы больше.

— Готовы торговаться с продавцом овощей за доллар.

Но при покупке недвижимости стесняемся: не сбиваем цену и за секунду — отдаем лишние тысячи долларов.

— Странно бороться с прогрессом: прятаться в лесах от электричества и двигателя, а ведь таких людей много — амиши в США и староверы в России.

— Странно после 10 тысяч лет селекции поднимать вопрос о вреде ГМО. Ведь все, что мы сегодня видим и едим, все это — плоды насильственной модификации, проводимой человеком с очень давних времен. Первозданной природы на Планете почти не осталось, разве что где-нибудь в глухих джунглях Амазонии.


Все эти странности — как борьба с ветряными мельницами,

хотя… может быть, даже и не с ними…

Это борьба с ветром, которым мы сами и являемся.

Мельницу можно заклинить или разрушить, а ветер, который ее раскручивает, не подвергается ни поломке, ни уговорам. Для ветра не имеет значения ни настойчивость борца с ним, ни его ярость.

А некоторые процессы, особенно долгосрочные, действительно очень похожи на разгоняющийся ураган.


Стоит ли бороться с ураганом?


В любом случае: старое — уйдет, а новое — придет.

При этом всегда любое новое, непривычное будет выглядеть несколько хуже, чем старое — такое близкое, понятное и отточенное:


— Новая обувь всегда менее удобна, чем старенькие разношенные башмаки.

— Когда появились первые автомобили — они были рычащими и коптящими монстрами, то ли дело — старые и проверенные лошади.

Но прошло меньше 150 лет, и теперь не встретишь человека верхом.

— Когда у мальчика начинает ломаться голос и появляется редкая и смешная растительность на лице, это не так симпатично, как милый малыш.

Но процесс роста неизбежен — ребенок превращается в подростка, смешного по поведению и внешнему виду. Без этого превращения не будет ни юности, ни среднего возраста, ни зрелости, ни солидности.

Так же и Человечество — растет со своей скоростью — в какой-то момент актуально колесо, в какой-то электричество, а в какой-то космический корабль. То же самое и с долгосрочной историей Человечества:


Рода разрастались до Племен — >

— > Поселения соседних племен образовывали Княжества — >

— > Княжества объединялись в Государства — >

— > Государства неизбежно глобализуются в единый Мир.

Глобализация — это объединения мира, а не строительство в каждом городе столовой с высококалорийными бутербродами :)


Глобализация — естественный процесс объединения Человечества.


Но у него есть свои недоброжелатели. Их деятельность несет намного больший вред, чем престарелый рыцарь для ветряной мельницы или «красные активисты» для «Макдоналдса».


В каждом из отдельных государств существуют свои лидеры, или даже скорее лидирующие семейства. Те люди, которым либо принадлежат богатства стран, либо контроль за распределением этих богатств.

Экономическое влияние создает политическое доминирование.

Получается так, что наиболее состоятельные люди ведут бизнес, организуют партии, пишут законы и ведут протекционистские действия. Обычно такие люди называются элитами.

В своих странах элиты чувствуют себя комфортно — чувствуют себя хозяевами положения.

Влияние элит в их странах очень велико. Совершенно логично, что их пугает Глобализация.

Ведь в случае их интеграции в Большой мир их влияние окажется под вопросом из-за конкуренции с такими же элитами соседних стран. Национальные элиты из других стран будут бороться с ними за влияние.

Система независимых государств — это «синица в руках» у национальных элит, они пытаются ее удержать, оттягивают процесс воссоединения землян.

Их «журавль в небе» — влияние в большом мире — для большинства из них окажется недоступным.

Естественно, национальные элиты пытаются противостоять процессу Глобализации. У них нет желания отдавать свои полномочия в НАД-Г организации.

Нежелание вступать в открытую мировую конкуренцию — вполне нормально. Естественно, зачем вступать, если можно не вступать? Представители элит тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. Просто они поставлены в такие условия.

Не люди, а система заставляет разных хороших людей быть по разные стороны.


Когда законодатели мод против чего-то, то это сразу теряет имидж и начинает казаться чем-то ужасным.

Тогда возникают такие явления, как «Брексит» или Трамп.


А если взвесить все «за и против», чем плоха Глобализация?


Глобализация — это айфон с интернетом в Вашем кармане, а не солнечные или песочные часы; это бананы с другого континента, а не редька из соседней деревни; и это не только автомобиль BMW из Мюнхена, но и «Жигули» из Самары, а не телега от плотника Вакулы.


Глобализация это — ближе, качественнее и удобнее.


Но сегодня создается мода на Антиглобализм.

Когда в него играют подростки в черных масках — это выглядит забавно. Но перестает быть таковым, когда против Глобализации выступают мировые организации с могуществом, которые «и не снились Рональду Макдоналду».

Создан миф про некое страшное «мировое правительство», которое якобы прячется в неких тайных обществах и только и думает, как бы всех себе подчинить и чипировать.

Как будто национальные правительства занимаются не тем же самым — в России запрещена «вражеская еда», в Китае запрещен Фейсбук, а в КНДР запрещена антиГосударственная ирония.


Да-да, это не шутка — в Северной Корее запретили иронию.


Объединяющемуся миру противостоят две сотни организаций, которые могут легко запирать граждан за колючими проволоками своих границ, которые лишают людей новых, качественных и доступных товаров, рассказывая про «отечественного производителя», национальный интерес и пользу различных санкций.

Эти организации — не группа религиозных сектантов в лесах или подростковые экстремистские клубы — это мировая система, которая препятствует взаимодействию людей. Из-за этой системы миллиарды людей оторваны от передовых технологий, образования и полноценной современной жизни.


Эти организации — Государства мира, для краткости далее — Г.


Каждый из нас родился на планете Земля, в какой-либо местности, которую принято называть Страной. Управляет этой местностью очень большая и ветвистая организация — Г. Эта организация устанавливает правила поведения на этой территории и следит за их выполнением, наказывает непокорных.

Г сопровождает Человека от рождения до смерти. Заставляет его делиться доходом и отдавать «не взятые» долги, пытается регулировать его образование и здоровье. Оно пронизывает каждый день Человека, от перехода на другую сторону улицы до взаимоотношения с другими людьми.

Г придумывает для Человека «его мнение»: рассказывает, как сегодня надо думать, внушает, что хорошо, а что плохо, «где наши, а где враги», как «правильно» судить, любить, чувствовать.


Одно из самых сокровенных человеческих чувств — патриотизм — Г вытаскивает из души и ставит себе на службу. Г «женит» его на чувстве ненависти. Г организует их пышную свадьбу и строго следит, чтобы «брак патриотизма и ненависти» не распался.

Если так называемая «Любовь к Родине» вызывает желание кого-то убивать — значит, этот брак существует.

В естественной среде патриотизм — это привязанность к Малой Родине, ностальгия по детству — память о бабушкиных пирожках и их запахе на кухне; о 8 ступенях у крыльца; о родной улице; о дереве, которую Человек видел из своего окна и в пять, и в десять, и в пятнадцать лет.


Патриотизм — это ностальгия по приятным воспоминаниям — по детскому счастью.


Патриотическое воспитание, напротив, «дерево и восемь ступеней» подменяет на «всю страну», а «всю страну» в свою очередь на административный аппарат Г — на абстрактную реальность.

Малая Родина — > вся Страна — > Г


В заочном обращении к каждому гражданину Г утверждает:


— Любишь березку за окном — иди на войну.

Нет войны? Хм…

…Ну тогда — заплати налоги.


На Ваши налоги Г соберет армию и отправит ее на войну. Была бы армия — война для нее найдется.

Даже если сегодня Ваше Г не ведет ни с кем войну, то активно к ней готовится и обязательно вступит в нее в ближайшее десятилетие.

Эта формула, что заплаченный Вами доллар налогов сегодня в ближайшие десять лет будет потрачен на оружие для убийства людей, актуальна более чем для половины землян.


Г = армия = война.


Г не может иначе, оно должно поддерживать свое стратегическое влияние. И не имеет значения размер и местонахождение Г, даже маленькое Г — в Тихом океане — содержит 3 военных корабля и 2 самолета.

Зачем? — Для солидности!

Для обозначения своего, хоть и крошечного, но влияния. Г считает своим священным долгом демонстрировать влияние и при возможности захватывать побольше золота, населения и территорий.


Для меня написание этой книги началось с вопроса:


Что первично для Г: территория или население?


Естественно, Г не может существовать ни без того, ни без другого. Но все же что для него наиболее ценно?

Вся мировая история — это борьба между Г за территорию с ущербом для населения. И лишь революции 19 века и последующие политические реформы возвысили значимость конкретного Человека.

Тем не менее территория для Г всегда была и будет приоритетнее, она более постоянная величина — она не убежит и не умрет, она закреплена в международных соглашениях.


В либеральной теории высказывается мысль, что Г нужно для защиты граждан: Г — «цепной пес».

Эта концепция рассказывает об общественном договоре:

Существует условная договоренность, что граждане содержит князя с его пирами и роскошью, а тот, в свою очередь, должен защищать граждан.

Исполнение договора со стороны гражданина всегда отслеживалось максимально жестко, он всегда под страхом расправы обязан делиться доходами со своим якобы защитником.


А что получал взамен?


Всегда мог найтись более сильный князь, который мог побить дружину старого князя, тем самым ликвидировать договор о защите.

Или мог найтись — лихой человек, который в силу близости оказывался рядом, «за воротами», «здесь и сейчас», тогда как князь с дружиной — далеко «в столицах» — «там и потом». Естественно — гражданин оказывался незащищен.

Очень удобная позиция власти — собирать дань, когда ничего не угрожает, и считаться «героически погибшим», когда пришла реальная угроза.


Представьте, что Вы исправно каждый год платите страховку за автомобиль, а когда случается авария, страховая компания, оказывается, и не существует.


Эта традиция — безответственности властей — процветает и сегодня.

11 сентября в США, где по сравнению с другими странами, степень ответственности власти очень высокая — погибло несколько тысяч налогоплательщиков, которые на протяжении своей жизни пополняли казну Г именно для того, чтобы не произошло того, что произошло.

При этом за уклонение от налогов в США предусмотрены серьезные наказания. А за невыполнение своих обязанностей со стороны Г какую ответственность оно несет?

Г-чиновники утверждают, что это была наша «общая беда», мол, «извините, мы не доглядели», или излюбленное американское: «Упс!»


И все?

И можно дальше собирать налоги?


На другом конце Земли, в Крыму, проживало более 2 миллионов украинских налогоплательщиков, которые 23 года содержали украинскую армию, милицию и СБУ. И где оказались все эти СБУ, когда пришли «вежливые люди»?

Героически бежали в сторону Киева, впоследствии обвинив своих же граждан-налогоплательщиков предателями «Великой Украины» и устраивая своим же гражданам блокаду за блокадой — водную, продуктовую и энергетическую.


В этом случае представитель страховой компании вместо денег пришел с бейсбольной битой и от себя несколько раз ударил по Вашему поврежденному автомобилю.


Для Г всегда виновны пострадавшие от его безответственности и слабости. Г в принципе не может выполнять «общественный договор», оно так спроектировано, чтобы систематически нарушать свою часть этого договора.


То, что Г неспособно и то, что это происходит по всему миру, не означает, что это нормально.


Причина подобного поведения Г-власти в ее мафиозных корнях. Администрированием по-прежнему занимаются ментальные наследники Атиллы, Чингисхана и Цинь Шихуанди.

Оседлость и письменность когда-то стали главными предпосылками для образования Г.

Оседлый человек становился крестьянином — удобным объектом для грабежа.

Благодаря письменности набеги преобразовались в налоги — разбойник превратился в мытаря. Необязательно теперь было отнимать у работающих на земле весь урожай. Намного удобнее отнять «излишки» так, чтобы он мог дотянуть до следующего урожая — следующего «налога».

Земля и землепашец на ней воспринимаются как нечто единое — «будет территория, а население приложится», или армейское «бабы еще нарожают». Есть земля, а по ней бегают и будут бегать людишки.

Г изначально создавалось как мафиозная структура. Выстраивалась пирамида подчинений, где были свои понятия и негласные правила, младшие кормились «от земли»: от крестьян или кочевого рода, средние — контролировали младших и отчитывались перед старшими.

В таких взаимоотношениях территория — показатель богатства и средство к существованию. Люди, живущие на этой земле, лишь приложение к ней, а не контрагент в договоре Князь-Гражданин.

Население такой же ресурс, как и другие ресурсы. Его надо потреблять, а не договариваться с ним.

Для сохранения и приумножения ресурсов — нужна армия.

Военная составляющая для Г обязательна.

Как только появилось Г, ему сразу потребовалась армия.

По некоторым теориям, первичной была армия. Сначала появилась армия, и уже впоследствии ее структура подчинений импортировалась в административные структуры.

Возможны и тот и другой вариант.

Кто первичен, курица или яйцо, Г или армия, — история умалчивает, да и не имеет принципиального значения. Г и армия — почти одно и то же.


На протяжении истории последних тысячелетий управлением занимался либо сам безответственный военный, который прекрасен на параде и часто бездарен в реальной защите, либо чиновник, который как военный, только без парада :)


Как Г, которое всегда создается для принуждения, так и армия — всегда создается для нападения. Слова о создании армии для обороны — открытая ложь.

Если Г не собирается ни на кого нападать — оно не создает армию, как в Коста-Рике.

Коста-Рика — страна без армии с 1948 года — подвергалась нападению в 1955 году со стороны Никарагуа и сумела отстоять свою независимость посредством народной милиции и дипломатии.

Но это лишь одна маленькая капля-страна в море вооруженных до зубов Г-образований.

Г-ва всю историю Государственности играют в стратегические игры: «отними у соседа кусок земли». Очень напоминает некогда популярную в соцсетях онлайн-игру «Ферма», где надо обрабатывать и увеличивать свой огород, иногда приворовывая у соседей.

Г — играет в стратегическую игру — из века в век — в одну и ту же игру.


Что это за игра, и кто придумал ее правила?


Сегодня в вузах изучают предмет «Государство и право». Мне всегда казался странным этот союз. Почему из всех многогранных сторон Г в пару ему выбрано именно «Право»?


Почему не «Государство и армия» или «Государство и менеджмент»?

Мы бы жили в совсем другом мире, если бы было «Государство и наука».


Ответ может быть только один: Право как перечень правил — есть основа Г. Правила, или на армейский манер устав — основа государственности.


На мой вкус, «Государство и устав» — звучит более весомо.


Современные Г и их правовые системы берут свое начало в Древнем Риме.

Римляне в полной мере играли в стратегические игры, не стеснялись устраивать наступательные войны и принуждать окружающие народы.

Конечно, в тот исторический период Рим был блистательным на фоне окружающих до-Г образований, но только в тот период, а сегодня?


Римляне создали матрицу современного Г, с тех пор его основа строится по образу римского, система управления лишь бюрократизируется и усложняется, но основа не меняется.


Римской матрице Г — 2 тысячи лет. Ни устарела ли она?


Римское право и «стража», под которую «берут», как-то не вяжется с телескопом Hable и смартфоном Iphone.

Слово «стража» у меня устойчиво ассоциируется со стрельцом с алебардой — бородатым дядькой из 16 века, хотя, конечно, все это влияние советской мультипликации.


Римское право — мина замедленного действия.

Неконтролируемое количество законов и правил, которые все множатся и множатся.


Законотворческая инфляция — явление, которое ведет в тупик.

В России существует 1 Конституция, 5 кодексов и 4 процессуальных кодекса, более 5 тысяч только федеральных законов и более 10 тысяч подзаконных актов и еще в 3 раза больше поправок к ним. В других странах ситуация практически такая же, где-то чуть лучше, где-то чуть хуже.


Человек каждое утро просыпается, и в течение дня занимается тысячей дел — завтракает, трудится, ходит по улицам, ездит в транспорте и многое другое…

Он честный и добропорядочный гражданин. Он всегда защитит, если хулиган будет обижать слабого, всегда схватит за руку карманника. Он искренне считает, что всеобщее выполнение закона приведет к благополучию всех и каждого.

Но на его пути ежедневно встречаются сотни нарушений законов — неправильно припаркованных машин, незаконная реклама, сквернословие в общественных местах, нарушение экологических норм. Он бы и рад помочь обществу в пресечении нарушений, он бы и сам рад их не совершать. Но он и не замечает, и совершает…

Физически невозможно знать тысячи законов, статей, указаний.

Более того, даже если этот гражданин является сотрудником полиции, он все равно не в силах пресечь большинство нарушений просто по причине невозможности запомнить тысячи правил.


Половина пешеходов не знают, как выглядит знак «остановка запрещена», они просто не в состоянии зафиксировать количество нарушений правил дорожного движения.


Можно утверждать, что общество не уважает закон или что царствует «правовой нигилизм». Но, с другой стороны, получается, что гражданин должен помнить очень много пунктов и статей, чтобы выявить законность какого-либо явления.

Получается, что закон, он, конечно, как бы для всех, но действует очень избирательно, только по отношению к тем, кто с ним встретился в суде, а не в реальной жизни.


Вы когда-нибудь пробовали разводиться? Или доказывать свою правоту управляющей компании? Или объяснять суду, что Ваша агрессия к грабителю вписывается в рамки допустимой самообороны? Или вести сложный, многосхемный бизнес да еще и в нескольких странах?

Такой сценарий опасен для каждого человека. Остаться один на один с правовой и судебной системой — очень плохо — в юридической игре новичок всегда проигрывает, а «казино всегда выигрывает».

Каждая из описанных ситуаций предполагает огромные усилия в сфере юриспруденции. Оказаться на месте «казино» — можно только потратив большое количество средств — заручившись поддержкой многочисленных юристов.

Выигрывает не тот, кто прав, а тот — у кого лучший адвокат или целая адвокатская коллегия.

Нет ни одного человека, который знал бы все законы своего Г.

Юриспруденция превратилась в увлекательную игру, нечто среднее между шахматами — переиграй другую сторону, и квестом — найди нужную строчку в нужной статье.


Правопорядок и справедливость связанны с правом и юриспруденцией лишь на бумаге.


Помимо правоведения обычный гражданин должен быть гением математики, чтобы представлять размер своей ипотеки, пенсионных накоплений и налогов — которые в свою очередь — и на доход, и на транспорт, и на недвижимость, и на наследство, и на дивиденды, и «на дым из трубы», и «на воду», и «на воздух».

Везде, где Человек сталкивается с Г, Г с легкостью может позволить себе быть некомпетентным и «героически» бежать от захватчиков, а Человек уже не может не заплатить налог и не выполнить обязательства.

Незнание Человеком какого-либо закона или подзаконного акта уже, как говорится, «не освобождает его от ответственности».

Во взаимодействии Человек-Чиновник должно быть все наоборот.

Есть граждане — рядовые пользователи — «юзеры», а есть служащие — «хакеры» — профессионалы. Для юзера простое и понятное юзабилити с удобным интерфейсом, а для чиновника сложное.


Человеку — Windows, Чиновнику — DOS.

Для юзера — дорожка, указатель, стрелочка с надписью: «Вам удобнее пройти здесь». А для чиновника-профессионала — транспортная схема города, трафик и оценка проходимости в пиковые часы.


Частные компании, к примеру те же банки, вполне соответствуют схеме: Простое — людям, Сложное — профессионалам.

Для работника банка — тяжелые схемы и индексы, а для вкладчиков и кредит заемщиков — буклеты с понятными условиями и онлайн-калькуляция на сайте.


Г, напротив, не способно сделать жизнь просто и понятной.

Г плодит новые законы и поправки к ним.

Оно «раздувает правовой мыльный пузырь», обеспечивая работой все большие штаты юристов. Бывает, что и Г не исполняет собственные законы и позволяет не исполнять их большинству граждан, изредка вырывая одиночек на показательные процессы для создания видимости «правового Г». Не говоря уже о том, что как только с какого-либо Г чуть сползает маска демократичности, право начинает обслуживать борьбу с политическими соперниками.


В римском формате законотворчество пытается играть роль оракула — предугадать каждую ситуацию в будущем и описать правила поведения в них.

Сначала одними людьми — законы пишутся, делается это очень внимательно, чтобы не упустить чего-нибудь важного. Потом другими людьми — внимательно читаются, чтобы все-таки их обойти. Затем третьи люди — пытаются привлечь к ответственности вторых, доказывая, что имело место нарушение. Когда это не получается, закон возвращается к первым на доработку и написание поправок.

Система работает по кругу — ради себя самой.


Действительно, очень интересно играть в квест по правилам юриспруденции, но происходящее в законотворчестве все дальше и дальше от реальности. Юристы — играют в игру, интересную, но игру.


Государство и право — стратегическая — и квест-игры.


Все любят играть, но одно дело, когда их играют в театре, совсем другое дело — политики и юристы — результат их проигрыша или некорректной игры приводит к серьезным последствиям для судеб людей.

Пока что мы находимся на историческом этапе, когда Г могут свободно расходовать ресурсы Земли на свои игры.

Для них есть объединяющий термин — политика.


О предвыборных обещаниях политиков можно складывать анекдоты. Вспоминаются яркие примеры про «ящик водки каждому мужику и мужу-красавцу каждой женщине».

Мы теперь «сами управляем своими странами», сами выбираем свою власть — совсем не группы интересов, и не PR-технологи :)

Многие люди не интересуются политикой. И действительно, со стороны политические игры не кажутся интересными. В них интересно участвовать самому как в некой ролевой игре, но быть сторонним наблюдателем — крайне утомительно.

На этой утомленности строятся все предвыборные стратегии.

В предвыборных программах можно написать многое, никто в реальной жизни после избрания не контролирует их исполнение. Такие программы состоят в основном из предвыборного популизма.

Как известно, чтобы стать большим политиком надо: «сначала наобещать, а потом объяснить — почему не получилось».

На выборах выигрывают не специалисты, а торговцы обещаниями.


Нужны ли такие управленцы?

Нужны ли управленцы вообще?


Передача управленческих полномочий — это некий вариант разделения труда.

Человек живет здесь и сейчас, и большинство его усилий направлены на улучшение вокруг себя по принципу «сегодня и тут».

Горизонт планирования недалек.

В крайнем случае Человек думает о зарплате через месяц или о свадьбе через полгода. Размышления о том, что будет через 5 лет, «после окончания учебы», или «чем я буду заниматься, когда придет старость», у подавляющего большинства людей очень приблизительные представления.

Человек редко занимается подробным планированием.

Даже если у Человека есть какая-то «великая» цель»: «хочу стать президентом» или «получить Нобелевскую премию», то понимание, как достичь этой цели — почти всегда отсутствует.

Так как Человек большую часть времени тратит на «сегодня и сейчас», то разделение труда вполне обосновано — кто-то должен заниматься общественным «завтра и потом».

При этом предполагается, что общественным «завтра и потом» должны заниматься профессиональные управленцы, те самые не Юзеры, а Хакеры.

Но при разделении труда работу управленца получают те же люди, которые живут в «здесь и сейчас» и у которых такие же сегодняшние проблемы, как у нас с Вами. Поэтому злоупотребления своими должностными полномочиями в личных целях характерны для чиновников.

Чем выше должность, тем больше ответственности и больше возможностей для злоупотребления.

Чиновники стремятся по карьерной лестнице вряд ли для возложения на себя большей ответственност и:) скорее для получения больших возможностей.

Каждый солдат хочет стать генералом. Каждый чиновник стремится стать начальником. Больше полномочий — больше возможностей для действия, для начальствования над своими коллегами.

Карьеризм — естественен для Человека. Он дает и «серебро», и власть — две, может быть, самые сильные человеческие страсти. И если «серебро» — это лишь средство к существованию и роскоши, то власть — это сила и доминирование — то, к чему на глубинных инстинктивных уровнях стремится любое живое существо.

Власть — это уважение, подчинение и лесть окружающих — это очень приятно.


Начальник любит поучать, разумеется подразумевая, что он умнее своих подчиненных. А если вдруг один из подчиненных начинает показывать интеллект, слишком активно вести дела или просто грамотно говорить, начальник начинает чувствовать себя неуверенно.


«Подчиненный, перед лицом начальствующим, должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство».

Из указа императора Петра I


Естественно, кто не соответствует этому указу — не будет симпатичен. Как результат, не будет успешен — не нужно «умничать» перед начальством.


Да и только ли он умничает? А вдруг чего замышляет, вдруг «метит на мое место?»


В одной сказке отрицательный персонаж советует подводному царю: «Бойся не того, кто, не подумавши, скажет, а бойся того, кто, не сказавши, подумает».


В чиновниках «слишком умные» не задерживаются.


В ресторанах общепита кассир не должен казаться посетителю симпатичнее самого посетителя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 133
печатная A5
от 373
аудиокнига
от 148