электронная
360
печатная A5
411
18+
Электрический туннель

Бесплатный фрагмент - Электрический туннель

Сборник фантастических рассказов. Слэш

Объем:
104 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7986-3
электронная
от 360
печатная A5
от 411

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящаю Айту.

СУМРАКИ

========== Часть 1 ==========

Духов день — христианский и народный праздник в честь Святого Духа.

В православии празднуется на 51-й день после Пасхи, то есть на следующий день после Пятидесятницы (всегда в понедельник).

На востоке Балкан и у восточных славян Духов был связан по преимуществу с комплексом поминальных ритуалов, с «душами» умерших и пр., тогда как на западе славянского мира этот день почти целиком посвящён пастушеским праздникам. Для восточно-славянской народной традиции были характерны поверья о том, что земля на Духов день — именинница.

Он перекатился на другую сторону широкой кровати и распахнул глаза. Он отчётливо ощущал чьё-то присутствие. Но присутствие это было каким-то чужеродным, не от мира сего. Откуда оно могло взяться, это грустное и тревожное ощущение?

За окном светила круглощёкая сливочная луна. На фоне тёмно-синего однотонного неба она казалась ярчайшим пятном.

На улице было тихо-тихо: ни ветерка, ни мимо проезжающей повозки. Ощущение присутствия не становилось меньше.

Нервно облизнувшись, Черников рывком поднялся и тут же замер, прислушиваясь. Краем глаза он заметил своё отражение в большом напольном зеркале, слегка почерневшем от старости.

Светлые волосы были слегка спутаны, а ночная рубашка прилипла в груди; серые глаза лихорадочно блестели. Этого Черников видеть, конечно же, не мог.

В коридоре послышался тихий скрип, будто бы чья-то необутая нога ступила на чёрные половицы. Может быть, это вор пробрался в дом?

Игорю искренне хотелось верить в это, вот только будь это так, его бы не терзало ощущение странного присутствия.

Набравшись смелости, он пробрался к двери и потянул её на себя. Из коридора повеяло холодом. Сам он утопал во тьме, были заметны только картина у парадной двери и двери в столовую и вторую комнату.

— Кто здесь? — позвал Черников.

Тишина.

«Делать нечего, придётся идти».

Судорожно выдохнув, блондин решительно вышел в коридор. Половицы под его ногами заскрипели так же, как скрипели несколькими мгновениями ранее.

Он вспомнил, что на столике под картиной лежали свеча и спички. Потому тихонько приблизился к нему, нащупал нужные вещи и зажёг огонёк. Тот нерешительно залил золотистым светом часть стены.

Игорь сперва не понял, откуда идёт звук… Словно кто-то стучал зубами или нечто вроде того…

Он повернулся и вытянул руку со свечой вперёд. Свет коснулся чьей-то спины, скрытой за чёрной тканью. В его коридоре был посторонний человек! Он стоял, уткнувшись в угол и поднеся руки к лицу.

— Кто вы? — тихо спросил Игорь, делая два шага в сторону незнакомца. Только тогда свеча осветила больше и он понял, что это женщина со спутанными коричневыми волосами до плеч.

Она никак не реагировала на его зов, будто не слышала.

— Как вы здесь очутились? — громче спросил Черников и коснулся пальцами плеча девицы, держа свечу над головой.

Та вздрогнула и слегка повернула голову.

Игорь смог разглядеть её лицо: голубоватое, под глазами чёрные тени, на щеках шрамы, зубы громко стучали друг о друга. Незнакомка дрожала, озлобленно глядя на блондина.

— Позвольте, вам дурно? — как можно спокойнее спросил Игорь, хотя отвратительное ощущение присутствия стало сильнее.

Женщина улыбнулась, продолжая содрогаться от холода, которого Черников не ощущал. Она держала белые руки у лица, ногти её были грязными, чёрными.

Игорь сделал шаг назад, продолжая держать над собой свечу.

В эту секунду девица двинулась мелкими шажками назад, неотрывно глядя на мужчину. Дойдя до шкафа, она поднялась в воздухе и колдовским образом запрыгнула на шкаф. Сидя на корточках, она тихо шипела, а лицо её теперь закрывали спутанные волосы.

Она странно крутила головой, а тень на стенах от её позы казалась ужасающе зловещей.

«Это не человек. Это и есть источник присутствия» — вдруг осознал Черников и его самого пробила дрожь.

Рванув в сторону спальни, он невольно погасил огонёк. Оказавшись в комнате, запер дверь и окно, нашёл в ящике стола крест на верёвочке и надел на шею.

Он сидел на полу у стены до самого утра, надеясь на спасение. С первыми криками петухов страх растаял.

Поднявшись, Игорь прокрался к двери и, перекрестившись, приоткрыл её, выглядывая в коридор и глядя наверх. На шкафу никого не было. И ощущения присутствия тоже больше не было.

— Уж не причудилось ли мне всё это? — растерянно пробормотал Игорь, выходя в коридор и осматриваясь.

Начинался новый день.

========== Часть 2 ==========

Когда писатель вышел из дома, солнце стояло высоко. Он зажмурился, ощущая себя лишним на этом «празднике жизни». Ей-богу, его место в тёмных стенах домах, подальше от солнечного света. Черников всегда отдавал предпочтение пасмурной погоде, не вынося жару и зной.

— А теперь ещё и галлюцинации. Не хотелось бы мне помереть в психиатрической клинике. Нужно обратиться к Никите, — пробормотал мужчина, выходя за ворота.

Он жил почти на окраине Москвы. Справа виднелись деревянные жилые особняки, а за ними лениво ползла зелёная полоса леса. Слева, за дорогой, находился большой рынок, где часто устраивали ярмарки. Чтобы добраться в центр, нужно было брать транспорт. В тот день писатель планировал заехать в издательство, чтобы отдать Калистратову рукопись с новой главой романа.

Но планам было не суждено сбыться. Произошло нечто странное и страшное ввиду своей необъяснимости. Сперва раздался дикий крик, полный ужаса и боли, затем прямо перед мужчиной промчался чёрный конь, почти сбивая Игоря с ног. Тот отступил назад, еле удерживаясь на ногах, прижимая к груди папку с рукописью. И каким же было поражение писателя, когда взглянув вслед чёрному коню, он увидел на нём полупрозрачную женщину… женщину, у которой не было головы…

Черников ахнул, а в серых глазах задребезжали осколки страха. Конь остановился. Тело женщины было развёрнуто к нему, к Игорю, а белая сорочка была перепачкана красными и чёрными пятнами.

Игорь в ужасе огляделся, пытаясь понять, неужто никто не видит это существо? Но мальчишки всё так же грызли жёлтые яблоки возле дома напротив, а со стороны рынка шла женщина в дорогом лиловом платье и такой же шляпке с белой розочкой. Она смотрела перед собой и лицо её выражало скуку.

Значит, эту безголовую женщину видит только он…

Черников развернулся, и побежал прочь, не оглядываясь. Сердце глухо и слишком быстро стучало в груди.

Он бежал долго и сам не заметил, как оказался посреди старого кладбища, что находилось перед лесом. Утирая свободной рукой пот со лба, писатель пробежался серым взглядом по мрачным кладбищенским крестам, а после сел на широкий пень. Ему было необходимо обдумать всё, что он увидел. Ведь у всего есть причины, не так ли?

Возле высокого чёрного креста мелькнула чья-то тень. Черников вздрогнул, намереваясь в следующую же секунду вскочить с места, но на свет показался вполне живой мужчина. На нём были поношенный чёрный костюм и белая старомодная рубашка. Черников припомнил, что такие не носили уже лет пятьдесят.

— Не бойтесь. Я здесь прогуливаюсь, как и вы. Навещал могилу родителей, — голос незнакомца звучал очень приятно, располагающе.

— Жарко сегодня, — зачем-то брякнул писатель, стараясь прийти в себя.

— Здесь обычно не так знойно, как в городе. Как ваше имя? — мужчина остановился возле мраморного креста и провёл по нему длинными пальцами, собираясь пыль и грязь. Ровный нос, серо-зелёные блестящие глаза, ослепительная белая улыбка, нежная бледность лица — всё это указывало на то, что незнакомец был из дворян.

— Игорь Черников. А вас? — наблюдая за мужчиной, отозвался писатель.

— Михаил Андреевич Владимиров, — мужчина развернулся и слегка поклонился, тут же лукаво улыбаясь, — чем вы занимаетесь? Мне кажется, вы человек творческий.

— Так оно и есть. Я писатель.

— Хороший?

— Это виднее моим читателям…

Какое-то время они молчали, глядя друг на друга. В определённый момент Черникову вдруг почудилось, что он знает этого человека… Но когда они могли видеться? При каких обстоятельствах?

— Скажите, — вдруг начал Игорь, покусывая угол губ, — вы когда-нибудь сталкивались с чем-то… неизведанным, не от мира сего?

— Предположим, — Владимиров вдруг сделался очень серьёзным, — почему вы спрашиваете?

— Я видел кое-что. И думаю, что начинаю сходить с ума, — Черников нервно рассмеялся от собственных откровений.

— Необязательно быть сумасшедшим, чтобы видеть нечто необычное… — Владимиров завёл руки за спину и почти снисходительно добавил, — рассказать, что видел я?

— Сочту за честь.

========== Часть 3 ==========

— Когда-то давно в Москве жили двое влюблённых. Они учились в университете, там и увидели друг друга впервые. Это была настоящая любовь: нежная, страстная, трепетная. Илья был круглым сиротой, а у Николая имелись больная мать и две сестры. К сожалению, заболевание матери начало проявляться у старшей сестры, и она нашла какого-то негодяя, который согласился отрубить ей голову за очень хорошие деньги. Так и умерла Алёнушка. Ужасная смерть. Николай очень боялся, что потеряет рассудок, как мать и сестра. Это стало его навязчивой идеей. Илье становилось всё труднее сносить неуправляемый характер любимого. Он ушёл… И тогда несчастный Николай покончил с собой, ведь он потерял любовь всей своей жизни. Так вот… Николай был моим двоюродным дедом. Как только наступает Духов день, я вижу его в своём доме, потому ухожу оттуда.

Когда Владимиров замолчал, на его лице отразилась скорбь. Игорю стало не по себе от услышанного.

Он поёжился, негромко отвечая:

— Ужасная история. Постойте… сегодня Духов день?

— Да.

Черников вскочил со своего места, топча в себе желание разорвать в клочья рукопись. Если этот мужчина не сумасшедший, то это означает, что и к нему, к Игорю, пришли какие-то призраки…

Не успел писатель обернуться к новому знакомому, как тот подскочил к нему, сжал холодными ладонями его щёки, шепча в лицо:

— Я умер ради тебя! Я умер из-за тебя! Ты не достоин того, чтобы снова жить!

— Господи, что вы несёте?! — выпалил писатель, краснея.

Их губы встретились в поцелуе.

И тут-то Игорь и начал вспоминать… Чем глубже в рот проникал прохладный язык Владимирова, тем отчётливее становились яркие вспышки в мозгу: они любили друг друга… обожали друг друга… они встречались в тихом домике с алыми ставнями, за окнами которого цвела душистая сирень.

Всё это было когда-то. Всё это было очень давно.

Черников застонал, сминая прохладные губы Владимирова своими. Сердце ныло от такой трепетной близости. Хотелось раствориться в Михаиле…

Но когда писатель открыл глаза, рядом никого не было.

Сумрак вечера облизывал могильные кресты, навевая печаль.

***

Он вошёл в дом, ощущая на душе одну лишь тяжесть.

Губы всё ещё холодил страстный поцелуй. Сомнений не оставалось: он столкнулся с чем-то потусторонним. Но страха больше не было.

Черников не стал зажигать огня.

Он прошёл в свою спальню, медленно опустился на кровать и болезненно улыбнулся, замечая дрожащую женщину на шкафу. Она смотрела на него провалами глаз, синеватая кожа словно мерцала в полумраке. Именно её он видел этой ночью.

— Вы пришли за мной? Я прав, Наталья?

Ведь её правда звали Наташей. Младшая сестра Николая после самоубийства брата пришла к Илье. Поймала его, буквально вжав в дерево:

— Будь ты проклят! Чтоб никогда не было тебе покоя! Я с того света приду за тобой и отомщу за брата!

В её голосе был океан ненависти и злости.

А после этого она утопилась, выбросившись в Москва-реку.

Илья старался не вспоминать слова Натальи, а также то, что любовь его не вынесла вспыльчивости и агрессивности Николая. Он выбрал простой путь: уйти.

Когда Игорь открыл глаза, в комнате было по-синему темно. Рядом лежал обнажённый Владимиров. Точнее, Коля… его Коленька…

Игорь судорожно выдохнул, когда длинные пальцы Михаила заскользили по его животу, стаскивая рубашку. Вскоре голые тела соприкоснулись, и мир рассыпался на пригоршни звёзд. Черников вспомнил, как любил этого человека, его родной запах… Когда всё сломалось? Да и разве не он всё сломал?

Толчки становились всё сильнее, но в этом соитии было столько нежности, столько любви и трепета, что в солнечном сплетении что-то крепко связывалось в тугой клубок.

— Я люблю тебя, — хрипловато прошептал Игорь, царапая короткими ногтями влажные плечи любовника.

— И я тебя люблю, — слишком спокойно отозвался Владимиров, тут же со стоном кончая в расширенный анус.

Они долго лежали, сплетясь в один организм, поделив дыхание на двоих. Иногда Владимиров отрывался от любимого, целуя его розовые соски, и слегка покусывая крупными зубами кожу груди.

— Духов день — это наш день. Ведь мы можем снова увидеться, — шепнул Михаил.

Это было последнее, что услышал засыпающий Черников.

========== Часть 4 ==========

Когда он проснулся, то понял, что всё кончено.

В этом мире больше не осталось радости, надежды, любви. Холодная постель пуста. Дом погружён в полумрак. За окнами тучи.

Черников медленно встал, прошёл на кухню, разжёг печь. После этого собрал все свои рукописи и бросил их в огонь. Это всё писал не он, это была не его жизнь. Да и нет больше никакой жизни.

С улицы донёсся топот копыт.

Черников тихо улыбнулся, на прощание взглянув на постель, где этой ночью он снова принадлежал Коле. После этого вышел на улицу совершенно обнажённым. У ворот уже стоял чёрный конь. Игорь сел верхом и мёртвым взглядом уставился перед собой.

Всю дорогу до Москва-реки он то тихо улыбался, то судорожно вздыхал. Трудно вылечить болезнь под названием «жизнь». Но он постарается. Всё уже кончено, всё предрешено. И когда, наконец, конь остановился возле реки, писатель слез с него, подходя к краю моста.

Ещё секунда…

Перед глазами снова стояло бледное лицо Николая.

Он не должен был умирать. Это только его вина…

Игорь сам не заметил, как сделал шаг с самого края, падая в реку. Он умер мгновенно, смертельно ударившись о большие острые камни под водной гладью.

…В Духов день души умерших возвращаются. Если, конечно, есть, к кому.

ИГРА С ПРИЗРАКОМ

========== Часть 1 ==========

— И никогда не забывайте, друзья мои, что любому «необъяснимому явлению» есть объяснение, — бодро завершил свою лекцию светловолосый мужчина в тёмно-синем костюме и белой рубашке.

Лекционный зал заполонили бурные аплодисменты.

Игорь поднял вверх обе ладони и легко помахал студентам. Молодёжь не спешила расходиться. Ещё бы! Далеко не каждый день им читали лекции настоящие знаменитости.

— Благодарю за столь познавательную лекцию! Я столько всего узнала! — с восторгом произнесла невысокая светловолосая девушка с двумя косичками, — моя бабушка верит в призраков и уже всех измучила этим. Как хорошо, что есть такие люди, как вы… Кто опровергает всю эту чушь, которая только пугает и не даёт нормально жить!

Тиликов мягко улыбнулся.

Убрав чёрную папку в портфель, он тихо щёлкнул замком.

— Я рад, что мои лекции оказались вам полезны.

— А вы сейчас куда поедете? На очередное задание? — нерешительно потоптавшись, блондинка прижала к груди книгу, что держала в руках. Её круглое лицо подёрнулось румянцем.

— Вечером у меня поезд до Праги. А пока есть несколько часов отдыха, — отозвался Тиликов, боковым зрением замечая чей-то силуэт в самом верху лекционного зала.

Повернув голову, Игорь прищурился и вздёрнул подбородок, рассматривая фигуру незнакомого мужчины.

Тот, заметив взгляд лектора, стащил с головы серую элегантную шляпу и поспешил спуститься.

Блондинка проследила за взглядом Тиликова, но уходить не торопилась.

Спустившись, незнакомый статный красавчик с идеально причёсанными по пробору волосами, протянул холёную руку Игорю, сдержанно улыбаясь:

— Добрый день. Ваша лекция меня впечатлила. Меня зовут Эрих Берхер. Можем ли мы пообщаться?

Тиликов заметил, что у Эриха были необычно длинные пальцы, рукопожатие вышло крепким.

Лицо этого мужчины было классически-красивым. Он походил на немца или англичанина. В серо-зелёных холодных глазах были заметны жёлтые крупицы и это было необычно.

Эрих явно следил за собой: от него пахло дорогим итальянским парфюмом, волосы лежали волосок к волоску, рубашка была идеально отглаженной и белоснежной, а костюм из серого вельвета явно шили в лучшем модном доме Лондона.

— А о чём вы собрались со мной… общаться? — изогнув бровь, громко поинтересовался Игорь, не горя желанием отвечать на сладкую вежливость.

— Это личное, — покручивая шляпу, Эрих мельком глянул на блондинку.

Та тяжело вздохнула, бросила последний восторженный взгляд на Тиликова, и медленно пошла на выход из лекционного зала.

— Я наслышан о вас, как о лучшем разоблачителе, как о лучшем охотнике на привидений. И как же я был поражён, узнав, что вы будете в Берлине. Я поспешил сюда, надеясь застать вас, — глядя прямо в глаза Тиликову, негромко произнёс Берхер.

— И? — Тиликов слегка развёл руками, мол, меня это мало интригует.

— Дело в том, что я столкнулся с кое-чем, что выходит за рамки понимания. Я думаю, что это… призраки, — облизнув тонкие губы, чуть нервно произнёс Эрих, — я бы очень хотел, чтобы вы мне помогли разобраться во всём.

— Дело в том, что у меня вечером поезд в Прагу. Там меня ждёт одна безутешная вдова, чья племянница написала мне не так давно. Женщина верит, что местный медиум помогает ей контактировать с супругом. И она уже собралась переписать дом на этого, собственно говоря, медиума. В общем, у меня нет времени… — взяв со стола портфель, Тиликов пошёл на выход.

— Это необычная история. Я боюсь, что это настоящие призраки. Поверьте, здесь нет места шарлатанам, — поспешив следом, произнёс Берхер с нотками твёрдости.

— Я не верю в призраков, — ехидно ответил Тиликов и с усмешкой взглянул на шагающего рядом.

— Дайте мне просто рассказать свою историю. Поверьте… Я знаю, о чём говорю, — посмотрев в глаза Игоря, с нажимом произнёс Берхер.

Тиликов лишь неопределённо пожал плечами и вышел из лекционного зала. Ощутив надежду, Эрих решительно направился следом.

========== Часть 2 ==========

Тиликов больше ничего не говорил.

Открывая дверь за дверью перед носом «паранормального эксперта», Эрих пропускал его вперёд и в конечном счёте вывел на улицу.

День стоял погожий.

От яркости августовского солнца Игорь зажмурился.

Немец же мягко сжал его локоть и ненавязчиво повёл в сторону благоухающей аллеи.

— Всё началось пару месяцев назад. Странной смертью скончалась моя родная бабушка. Её нашли в гостиной с перекошенным от страха лицом. Она сидела в кресле, а рядом валялось её вышивание. Я тут же был вызван из Дублина, будучи единственным наследником её особняка и прочего состояния. Я бросил работу и примчался. Она действительно выглядела страшно. Словно… словно перед смертью самого дьявола узрела, — на последнем слове Берхер сделался ещё бледнее, но Тиликова не отпустил, — прислуга поведала мне, что бабушка была уверена в том, что в особняке водятся призраки. С одними из них она говорила. Я знаю, что вы сейчас спишите всё на старческую болезнь… сам так сперва решил. Но в первую же ночь я отчётливо ощутил чьё-то присутствие. Это сложно описать… ведь глаза мои не видели ничего необычного. Спустя два дня приехала моя кузина с мужем и дочерьми. На похороны. А ночью после похорон одну из девочек, Хиллари, нашли с точно таким же перекошенным лицом. Она умерла от испуга. Полиция провела расследование и развела руками. Преступника словно не было. То и дело я слышу шаги, смех, шёпот… И не только я. Моя кузина и её супруг тоже. Они остались в доме и хотят докопаться до истины. Вы — наша последняя надежда.

Игорь остановился.

Они уже находились на аллее, между ровных рядков свежевыкрашенных белых скамеек.

Что-то внутри бывалого разоблачителя шевельнулось. Кажется, эта история по его части.

— Хм. А где этот дом? — перекинув портфель из одной руки в другую, тихо спросил он.

— В двадцати минутах езды от Берлина, — бодро ответил немец, тут же распрямив плечи.

— Я могу попробовать осмотреть его. Но только после визита к той несчастной, о которой толковал…

— Боюсь, время поджимает. Будут новые жертвы. Спустя две недели особняк займут сироты, я имел неосторожность сдать дом за гроши попечительскому совету, ибо не нуждаюсь в деньгах… — Берхер отпустил локоть Тиликова и с живой надеждой уставился в его серые глаза, — может, у вас есть помощник, что смог бы вас заменить в доме той несчастной?

— Возможно, — помедлив, отозвался Игорь, — мне нужно позвонить.

***

Дом, о котором говорил Берхер, пленил своим хмурым величием: серые каменные стены казались стальными, на крышах там и тут сидели чёрные гаргульи, злобно ухмыляясь…

Сойдя на дорожку, ведущую к особняку, Тиликов присвистнул. Шляпу он не носил из принципиальных соображений, оттого его русые волосы затеребил ветер.

От погожести вчерашнего денька не осталось и следа: небо заволокли дымчатые тучи, вот-вот обещался начаться дождь.

В гостиной Берхера и его спутника встречала слегка встревоженная прислуга. Их было четыре человека: кухарка Ирма, горничные Югнесс и Мария, дворецкий Рудольф.

Несмотря на странное состояние, в глазах этих людей читалась некоторая надежда.

— О, как я рада вам! — прикладывая атласный белый платок к накрашенным глазам, произнесла женщина в синем платье, спускающаяся по высокой широкой лестнице. Под руку она держала лысоватого, но ещё молодого мужчину с мужественным подбородком и широкими плечами.

— Моё почтение, — печально произнёс он, приближаясь и пожимая руку эксперта.

— Моя кузина Лилиан и её супруг Джон, — представил их Эрих, снимая шляпу и приглаживая волосы.

— Приятно познакомиться, — кивнув, Тиликов прошёл вглубь гостиной и осмотрел мрачный, но роскошный интерьер поздней викторианской эпохи, — что ж, я сразу начну работу. Мне интересно будет вывести «шутника» на чистую воду, потому что в призраков я не верю. Мне нужно разместить по дому аппаратуру. Кто мне поможет?

— Я помогу, — отозвался Берхер, приближаясь к Игорю со спины.

— Вот и отлично, — задумчиво отозвался Тиликов, задирая голову и рассматривая огромную старинную люстру с миллионом хрустальных «капелек», — вот и отлично…

========== Часть 3 ==========

Процедура установки заняла около часа. Эрих достаточно быстро смекнул, что и как нужно делать. Следуя указаниям охотника за привидениями, он устанавливал на первом этаже тепловые сканеры, индикаторы электромагнитных полей, датчики движения. Игорь занялся вторым и третьим этажами.

После проделанной работы Тиликов спустился в гостиную, где его ждали все хозяева особняка.

— Боже, как страшно, как же страшно! — шептала Югнесс, быстро шевеля красными пухлыми губами в дешёвой помаде и то и дело прикладывая руку к румяной щеке.

Она принесла кофе и теперь в нерешительности мялась у стола с подносом.

— Быть может, — Джон плеснул себе ещё немного сливок в кофе, — мы распустим прислугу? Не хочется их пугать…

— Нет-нет, — качнув головой, Игорь с благодарным взглядом принял из рук Лилиан золотистую чашку с кофе и присел за стол, — мы не можем никого вычёркивать из числа подозреваемых.

Югнесс ахнула, чуть не выронив поднос.

— Милая, ты можешь идти, — строго посмотрела на неё Лилиан и девушка поспешно ретировалась.

— Мне бы очень хотелось взглянуть в глаза этому подонку. Из-за них погибла леди Берхер и наша крошка, — скрипнул зубами Джон и сделал глоток кофе.

— Мои соболезнования, — Игорь отпил кофе и вернул чашку в блюдце.

— Спасибо, — почти что вздохнул Джон.

— Скоро будет ужин. Телятина с молодым картофелем и швейцарский сырный торт. Надеюсь, вы оцените по заслугам творчество нашего повара, — Лилиан коснулась руки супруга, отведя взгляд от Тиликова, — хочу подняться к себе и немного отдохнуть.

Мужчина поспешно встал и подал ладонь жене.

Вскоре они скрылись на широкой лестнице.

Эрих, всё это время сидящий в дальнем кресле у холодного мраморного камина, внимательно посмотрел в лицо гостя:

— Скажите, а как мы определим, что шалун попался в сети? Какой должен быть звук?

— М? — Игорь эффектно изогнул бровь, словно забыл, где находится, — мы услышим вой и пиликание. В мои датчики движения встроены микро-фиксаторы. Они запечатлеют того, кто будет проходить мимо.

— А если это не человек? Ваши аппараты это почувствуют? — Эрих чуть прищурился.

— Да, — кратко ответил Игорь и небрежно добавил, — но это человек. Можете не сомневаться.

***

Время до ужина мужчины скоротали за игрой в шахматы. Прямо там, в гостиной. В доме стояла гробовая и слепая тишина, не считая негромкого разговора Игоря и Эриха. Берхер, как оказалось, был промышленником. В Дублине у него была своя небольшая фабрика по производству консервной продукции. Ему было сорок два. Он был глубоко холостым человеком: никогда не был женат и относился к браку достаточно цинично.

Беседа их лилась спокойно и дружественно. У Тиликова сложилось впечатление, что Эрих — хороший человек. Но его сдержанного обаяния, его нордической пунктуальности и склонности к рассуждениям вполне бы хватило на роль злодея. Если бы он того захотел.

Ужин прошёл в полной тишине. Казалось, Джон и Лилиан были очень напуганы, боясь сказать что-либо, что «не понравится злобному духу».

После трапезы тихая и строгая Мария отвела Тиликова в комнату на втором этаже, в западном крыле. Это была большая квадратная спальня с тёмно-синими занавесками на окнах. В интерьере доминировали чёрные и синие цвета, создавая определённую роскошную мрачность.

Игорь долго лежал в постели, ворочаясь. Сон не шёл. В особняке стояла тишина, а где-то далеко галдела ночная птица.

«Ладно, что ж. Сейчас нужно поразмышлять, кто может быть виновником страшных событий в этом доме.

Джон. Спокойный, интеллигентный человек большой физической силы. Наверное, ему всю жизнь приходится бороться со своими вспышками негодования. Скорее всего, именно потому он и подался в спорт. Это видно по его мощным плечам.

Лилиан. Типичная дама из светского общества. Любит роскошь, деньги, комфорт и удовольствия. Любит семью, но без фанатизма. Кончина Хиллари не стала для неё концом жизни: она следит за своим внешним видом и прекрасно прячет скорбь.

Югнесс. Деревенская девушка. Скорее всего, не имеет образования. Любит посплетничать, слишком пуглива и истерична.

Мария. Быть может, у неё за плечами образование. Конечно, не экономическое, но тем не менее… Она отводит взгляд, не пытается привлечь внимание, держится стойко, спина идеально прямая. В отличии от Югнесс, не пользуется косметикой. Следовательно, скромна.

Повар — тучная пожилая итальянка Ирма. Её можно было вычеркнуть из списка подозреваемых: для игры в призрака нужны ловкость и быстрота.

Рудольф. Худой человек с седеющими чёрными волосами и едва заметными усиками. Выглядит немного скучающим. Вероятно, имеет проблемы с печенью: желтоватый цвет лица указывает на это.

Таковы люди, живущие в этом доме и, видимо, творящие зло. Но кто же виноват? Может быть, Эрих? Затеял игру…».

Мысль прервалась, поскольку кто-то постучал в окно.

Но этого не могло быть, ведь спальня находилась на втором этаже. Звук повторился. Притихший Игорь распахнул глаза и медленно поднялся с кровати. Ночь глубока, нежна и прелестна в своём умиротворении. Так что же происходит за окном?

Тиликов отодвинул в сторону тяжёлый бархат штор и посмотрел вниз. В лунном свете буквально блестел силуэт мальчишки. Он подбрасывал в ладони камушек, глядя прямо на Игоря. Мальчик был одет в серый летний костюм и простую коричневую рубашку. На голове у него была панама, потому лицо его скрывала густая тень.

Подбросив ещё раз камушек, мальчик разжал ладони и груда других таких же упала на землю. Махнув рукой, мол, ступай за мной, мальчик побежал по лужайке в сторону дороги.

Тиликов помедлил. Он не знал, стоит ли ему ввязываться в глупое приключение посреди ночи. Но зачем-то же этот мальчишка появился здесь? Может, он знает ответ на вопрос, что творится в этом особняке?

Отойдя от окна, Тиликов взял со стула халат и накинул его поверх пижамы, а после скользнул в темноту коридора. Он миновал «ловушки», что сам расставил несколько часов назад, и вышел на улицу, утопающую в фиолете ночи.

Мальчишка стоял по ту сторону дороги, глядя на него и ожидая. Тиликов побежал в его сторону и маленький гость последовал его примеру. Игорь мог бы крикнуть, но не стал. Ведь для чего-то нужно это молчание, ведь так?

Мальчик бежал вперёд мимо соседского особняка, отгороженного помпезными каменными воротами, а после свернул в небольшой лесок. Игорь побежал следом. Незнакомец остановился в луже из лунного света возле старой ивы и обернулся к Тиликову. Его лицо было белым… слишком белым. А черты лица казались столь странными, непонятными, что Игорь не мог их запомнить. Он видел это лицо и вместе с тем не видел. Как бы дико это ни звучало!

— Почему ты не спишь? Где твои родители? — ухмыльнулся Игорь.

Мальчик молча смотрел в лицо Игоря, не двигаясь и даже словно не дыша. Под его ногами что-то звякнуло.

— Зачем ты привёл меня сюда? — рявкнул Тиликов, начиная терять терпение.

Мальчик снова ничего не ответил, лишь слегка повернул голову набок, глядя бело-голубыми глазами в лицо охотника за привидениями.

За спиной послышался топот и Игорь резко обернулся. В нескольких метрах от него остановился Берхер. На нём тоже были только пижама и чёрный атласный халат.

— Там… движение! Ваши аппараты галдят! — задыхаясь, с волнением выпалил он.

— Этот мальчишка кидал камни в моё окно! — нервно бросил Тиликов, поворачиваясь к шалуну, но в лунной луже уже никого не было.

Нахал сбежал.

— Что? — Эрих проследил за взглядом Игоря.

— Ай, ничего! Чёрт, побежали обратно!

Тиликов всю дорогу до дома очень хотел обернуться, поскольку явственно ощущал чей-то цепкий взгляд…, но поборол это глупое, иррациональное желание.

========== Часть 4 ==========

В гостиной в ужасе жались друг к другу испуганные обитатели дома. Вой и громкие пиликающие звуки не прекращались ни на секунду.

Звук шёл с третьего этажа. Игорь рванул туда. Несмотря на тьму, царящую в коридоре, он смог разглядеть потревоженную аппаратуру.

— Резкое похолодание, — дрожа от необъяснимого холода, отозвался эксперт, выключая датчики.

Это случилось впервые в его жизни. Дальнее окно коридора было заперто, двери — тоже. Откуда шёл холод? Если бы датчики потревожил человек, то воздух сделался бы теплее, а не наоборот. Элементарный теплообмен.

— Так холодно здесь ещё никогда не было, — тихо произнёс Эрих, пытаясь обнять самого себя.

Тиликов добежал до окна в конце коридора, подёргал ручку и убедился, что шпингалет вставлен в петлю. Не было никакого сквозняка. Просто было ужасно холодно и всё тут!

— Может быть, вы теперь поверите в то, что здесь творится нечто необъяснимое? — с укором в голосе произнёс Берхер.

— Бросьте! — злобно ухмыльнулся Тиликов, — может, всё дело в том, что вы играете со мной?

— Я?!

— Вы-вы. Убили несчастных родственников и теперь разыгрываете эту комедию!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 411