электронная
120
печатная A5
543
18+
Единственное желание

Бесплатный фрагмент - Единственное желание

Книга четвёртая

Объем:
352 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9029-4
электронная
от 120
печатная A5
от 543

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Для тех, кто не прочь вспомнить…

Мои славные друзья и попутчики, вот мы и добрались до четвёртой части нашей истории. Путь пройдён знатный. Соблюдая сложившуюся традицию, предлагаю вспомнить, как развивались события.

Рыжая Настя, едва не погибнув от рук самой настоящей ведьмы, оказалась в параллельном мире. С её склонностью находить приключения даже там, где их нет, Анастасия, разумеется, оказалась в самой гуще событий.

Вместе с друзьями она участвует в походе на Север, цель которого — спасение всех южан от порабощения враждебным Герсвальдом.

Но великие миссии — это великие миссии. А вот жизнь личная куда ближе и важнее!

Когда тебя окружает столько славных парней, ты просто обречена на любовь к одному из них. Или даже не одному…

Настя оказывается втянутой в неоднозначные отношения с атаманом лесной вольницы Эливертом. С другой стороны, Рыжая упорно твердит себе, что сердце её навсегда отдано полукровке Кайлу.

Небеса не терпят фальши. Расплатой за все ошибки становится гибель Эливерта. Теперь, когда атаман срывается в бездонное ущелье, Настя полна раскаяния.

Вслед за этим горестным событием, на спутников Романовой обрушивается целая череда несчастий. Чужие Земли будто решили уничтожить друзей любой ценой. Путники теряют всех своих лошадей и снаряжение, попадают в плен в загадочный Чёрный Замок, едва не становятся добычей речных топчих, встречают безжалостных леснянок и даже сталкиваются с драконом.

Неожиданно они обретают новых союзников — могущественного Мага Чёрного Кристалла и его сестру Тайлли. Впрочем, особой радости от этого никто не испытывает. Особенно Анастасия. Ведь странный Хозяин вбил себе в голову, что Рыжая предназначена судьбой ему в жены. А Романовой сейчас меньше всего нужны эти симпатии. Она слишком подавлена горем и больше не верит в покровительство Великой Матери.

Но в жизни всегда есть место чуду! Лесные девы приносят найденного на берегу реки израненного атамана. По закону Чужих Земель его ждёт смерть, но Настя не может этого допустить. Ради его спасения она соглашается на жуткий обряд — путешествие за Грань Мира.

Пройдя подземелья Бездны и лабиринты воспоминаний, преодолев собственные страхи, сомнения и иллюзии, Эливерт и Настя оказываются перед Матерью Мира. Атаман получает прощение и возвращается в мир живых вместе с Рыжей.

Разумеется, Ворон не может продолжать путь в его состоянии. Друзья принимают решение оставить его на попечении леснянок, а сами отправляются к переправе, ведущей на Север.

Здесь они едва не расстаются с жизнью, столкнувшись с Всадниками Ненастья. Чудом уцелев, поддавшись нахлынувшим эмоциям, Кайл впервые целует Настю. Девушка на седьмом небе от счастья. Но радость омрачает сцена ревности, устроенная Хозяином.

Страсти всё накаляются. После очередного выяснения отношений рассерженная Настя требует обоих мужчин оставить её в покое. И пока она в одиночестве глотает слёзы, её похищают неведомые существа.

Теперь недавним соперникам придётся объединиться, чтобы её спасти…

Север

В небе над нами плывут облака

В свой заоблачный край.

Ты выбираешь дорогу надежды —

Что ж, выбирай…

Что мне теперь терять

Здесь, на закате дня?

Что я должна сказать?

Щит не сберёг меня…

В сердце моём — война

Между днём и ночью…

Не моя вина,

Что оно непрочно.

В час, когда пути

Ждут веленья рока,

Я хочу идти

По твоей дороге…

Кони мчатся в ночь,

Развевая гривы,

Сердце рвётся прочь

На краю обрыва…

Ты сказал «Прости» —

Это тоже значит «Прощай».

Йовин (Лина Воробьёва)

Племя Аспида

Если друг оказался вдруг…

Владимир Высоцкий

— Да поймите — заодно нам надо быть, заодно!

Наир вздохнул устало.

— Иначе и Дэини не спасём, и сами пропадём. А вы грызётесь, как псы цепные! Не надоело?

— Мне? Заодно с этим? Нет уж! Никогда! — Кристайла перекосило от отвращения. — Если с ней беда случится, так и знай, полукровка, от тебя горстка пепла останется!

— Раньше я тебе твою башку белую снесу! — огрызнулся Кайл. — Молись, чтобы с Дэини всё обошлось!

— Да хватит собачиться! — неожиданно грозно рявкнул лэриан. — Я сам вас порублю на куски! Обоих! Устроили…

— Тссс! — Северянин упал в мокрую траву.

Следом нырнули под куст Хозяин и «сын леса». Притаились, вслушиваясь в отдалённые шорохи.

Звуки стихли. Кайл приподнялся, вглядываясь в редкие просветы густого подлеска. Осторожно поманил рукой своих спутников и беззвучно двинулся вперёд. Проворно вскарабкавшись на верх каменной россыпи, мужчины укрылись в широкой расщелине.

— Нашли… — чуть слышно произнёс Кристайл.

— Стойбище, — согласно кивнул полукровка, внимательно оглядывая всю низину, утыканную неказистыми хижинами.

Наир дёрнулся резко и вцепился в плечо Северянина, молча указывая в центр этого своеобразного поселения.

Он слышал, как судорожно выдохнул Кайл, как зло, но почти беззвучно, выругался Маг Чёрного Кристалла.

— Что эти твари затевают? — прошептал Наир через пару мгновений.

— Сам не видишь? — огрызнулся Хранитель Кристалливора. — Лучше давайте думать, как нам подобраться к Дэини! Гнев Огня использовать нельзя. Могу зацепить и её.

— Надо их отвлечь, — тотчас предложил Северянин. — Разделимся! Я покажусь им, вроде как случайно. Они наверняка захотят меня изловить. И вот тут можно будет добавить огоньку. А когда большая часть бросится на нас… Наир, на тебя вся надежда! Ты должен освободить Дэини и увести её отсюда. И очень быстро. Времени у тебя не будет совсем. Беги со всех ног!

— Ты видел, сколько их здесь? Они вас на куски разорвут! — испуганно замотал головой лэгиарн.

— Это не твоя забота! — холодно одёрнул его Хозяин. — Вытащишь мою драгоценную Дэини и беги без оглядки, и её обратно не вздумай отпустить! Знаю я её безрассудство! А когда там останутся только аспиды… — маг ухмыльнулся недобро.

***

Насте всё казалось, что она спит. Потому что такая дрянь может только в страшном сне привидеться. Ах, Рыжая, Рыжая, а ведь думала страшнее ос-переростков уже ничего не бывает! Но Долина Ветров богата на сюрпризы…

Из невысоких землянок, похожих на перевёрнутые глиняные миски, выползали не то змеи, не то ящерицы. Кишащая орда серых чешуйчатых тел, гибких хвостов, вытянутых плоских голов. Те, что притащили её в это логово, передвигались на задних лапах — несколько неуклюже, но почти как люди. Твари, которые надвигались на неё сейчас со всех сторон, напоминали гигантских варанов — опирались на четыре лапы, изгибались всем телом, неторопливые и абсолютно бесшумные. И эта завораживающая тишина вокруг только придавала нереальности происходящему.

Временами в глазах всё расплывалось и меркло, а к горлу подступала тошнота. Отчего-то дико ныли запястья.

В очередной раз вырвавшись из полузабытья, Рыжая начала припоминать, что похитившие её змееподобные монстры вынудили её хлебнуть какую-то горькую, как полынь, жижу. Должно быть, поэтому она себя чувствует так странно.

Настя запрокинула голову. Теперь ясно, и откуда эта боль в руках.

Девчонку привязали к столбу на возвышении в центре поселения. Она болталась, не доставая земли. И грубые толстые верёвки безжалостно впивались в нежную кожу.

А вокруг расселось жуткое змеиное племя. Нетерпеливо выскальзывают из хищных пастей раздвоенные длинные языки. Пустые голодные глаза уставились на беспомощную пленницу, не мигая. Время от времени нервно взлетают и опадают хвосты, подрагивает серая чешуйчатая броня. Твари будто ждут какой-то знак…

Знак, что пора приступать к трапезе? Да, очень может быть!

Настя чувствовала себя героиней какого-то приключенческого фильма, угодившей к каннибалам. Ещё немного, и принесут большой котёл, чтобы её сварить, или запалят костёр, прямо здесь, в центре круга…

Забавно, но Романова совсем не боялась. Должно быть, одурманивающий яд притупил это чувство. Вместо страха Рыжая сейчас ощущала только брезгливость и досаду. Брезгливость — поскольку неизвестные науке пресмыкающиеся выглядели поистине отвратительно. Досаду — поскольку вернуться из Бездны, чтобы погибнуть вот так, став пищей для «герсвальдских крокодилов», казалось несуразным и глупым.

«Великая Мать, помоги! Снова я встряла! Умоляю, не дай им меня сожрать! Не дай умереть вот так!»

По оцепеневшему серому племени внезапно словно покатилась волна. Все разом вскинули головы, зашевелились. Часть из них спешно бросилась к лесу, толкая друг друга и озлобленно щелкая челюстями. На миг Насте показалось, что в зарослях мелькнул силуэт человека.

Надежда, вспыхнувшая в сердце, тотчас сменилась ужасом. Если ей не почудилось, и друзья пришли её спасти, то Настя погубит их всех. Мерзких змеюк слишком много!

До Насти долетел шум, который теперь она бы уже не перепутала ни с чем — яростные звуки боя. Настя задёргалась в своих путах, стремясь оглянуться и увидеть, что там происходит. Но тщетно.

Неистовый окрик слился с рёвом пламени. Настя спиной ощутила жар. Ухнуло, будто позади что-то взорвалось.

Крис! Конечно, это он! Сейчас Хозяин подкоптит этих тварей. Держитесь, гадины!

Теперь уже всё стойбище всполошилось. Зашипело свирепо, заметалось. Но вместо того, чтобы смыться, часть змеиного полчища кинулась в атаку на врагов. А остальная часть…

Сначала Рыжая решила, что сейчас они просто разорвут её, дабы не допустить спасения пленницы. Но те, что поначалу сомкнулись вкруг неё кольцом, внезапно разбежались в стороны, словно открывая «живые врата».

И Настя забыла о попытках увидеть своих спасителей и их битву с злобными ящерами. Её глазам предстало куда более захватывающее зрелище.

По коридору, образованному змеиным племенем, прямиком к Насте стремительно приближалось нечто… Нечто такое, отчего хотелось громко закричать. Но голос осип от ужаса.

Гигантская змеиная голова. Размером со слона. И это только голова! Уродливая жуткая башка с крючковатым наростом, похожим на клюв черепахи. На загривке — колючие шипы.

Огромное, гибкое тело поднялось величественно над припавшей к земле серой братией. Распахнулся кожистый капюшон кобры. Исполинская тварь раззявила пасть, и чёрный раздвоенный язык, подрагивая, пробежался по телу Насти.

И вот тут она заорала так, как никогда прежде.

***

Сначала всё шло, как задумали.

Разделились. Каждый занял нужную позицию.

Кайл сделал вид, что случайно наткнулся на двух бреангахнунов. Разумеется, тут же снёс им обоим головы. Чем вызвал яростную атаку их сородичей. Огромная часть стаи бросилась к полукровке. Он увёл их чуть в сторону, где спину могли прикрыть гранитные скалы. И начался бой.

Чуть погодя в него ввязался Владетель Кристалливора. Дождавшись, пока полукровка соберёт вокруг себя побольше зубастых ящеров, Кристайл нанёс удар с тыла.

Словом, план сработал великолепно.

Ещё немного, и на двух наглых налётчиков ринется всё змеиное племя. И Наиру не составит труда увести Дэини туда, где ей ничего не будет угрожать.

Когда над лесом поднялась рогатая змеиная голова, Кайл едва не выронил меч. Потрясение оказалось столь сильным, что он чуть-чуть не поплатился. Один из бреангахнунов почти достал его — челюсти щёлкнули в опасной близости. Кайл чудом успел отскочить и разрубить уродца.

В стороне в очередной раз полыхнуло огнём. Бреангахнуны кинулись врассыпную.

Кристайл неожиданно оказался рядом, тоже взирая ошарашенно на новое чудовище.

— Это что за…

— Это и есть Аспид. Я всегда думал, он просто — легенда, — тихо отозвался Северянин.

— Посмотрим, чья легенда страшнее! — зло откликнулся белоголовый маг.

В руках его вспыхнул огненный шар, тотчас сметая подбиравшихся змеелюдов.

В это мгновение дикий истеричный женский крик врезался прямо в сердце.

— Давай, Северянин, сам с этими разбирайся! — Повелитель Тёмных Стихий небрежно кивнул на многочисленное вражеское племя. — Задержи их хоть на время! Аспида я беру на себя.

Кайл только кивнул коротко, решительно шагнув вперёд — между магом и бреангахнунами.

— Говорят, он только огня и страшится! — крикнул вдогонку Крису полукровка.

— Хорошо бы… — чуть слышно выдохнул маг и прибавил шагу.

Жуткая змеюка, показавшись публике во всей красе, стремительно двинулась к привязанной у столба Насте с намерениями вполне понятными. Хозяин не собирался позволить ему осуществить задуманное. И не только он…

Наир, которому велено было затаиться и ждать нужный момент, узрев, какой оборот принимает дело, тоже поспешил на помощь Рыжей.

Лэгиарн понимал, что шансов одолеть громадную змею у него нет. А ещё не стоило забывать про врагов помельче! Они тоже время даром не теряют. Но «сын леса» не мог просто безучастно смотреть, как его подругу сжирают у него на глазах.

Наир выхватил стрелу. Отличный карметский лук бил с такой силой, на которую не способно оружие, изготовленное на Юге. Стрела вонзилась почти в глаз Аспида. Наир всегда стрелял без промаха, но змей оказался слишком вертляв и скор. А вот чешуя на шее куда прочнее — от неё стрела отлетела, как горошина. Проворно, будто кузнечик, Наир спрыгнул с каменистого откоса и побежал наперерез Аспиду.

С другой стороны, расчищая себе дорогу испепеляющим пламенем, мчался милорд Кристайл.

***

Могучий Аспид, Тысячелетний Змей, привык к почтению. Племя бреангахнунов склонялось к земле в благоговении всякий раз, когда он являл им своё величие. Обречённые на смерть от ужаса и изумления лишались чувств. И Прародитель Серого Племени, пожирая свою безропотную жертву, в полной мере ощущал свою власть и несокрушимую мощь.

И вдруг — сопротивление.

Стрела! Его уколола стрела, пущенная жалким двуногим.

Смешно и нелепо. Что ему до этого? Он, Могучий Аспид, и он — непобедим! Но его уязвила эта глупая попытка помешать обряду, оскорбила непочтительность.

Тот, кто посмел поднять оружие на Тысячелетнего Змея, должен ответить! Тот, кто дерзнул напасть на Серое Племя, расплатится за это жизнью!

Жертва — юная дева ­ у ритуального столба — манила сладостным запахом… Но это подождёт. Сначала покарать наглецов!

Гибкое и мощное змеиное тело развернулось, играя кольцами, и потекло в сторону лэгиарна.

***

Наир, не сбавляя шага, выстрелил ещё дважды, потом в руке его сверкнул клинок.

Твари, замершие при приближении Аспида, беспокойно закрутили головами. И устремились вслед за Прародителем, яростно шипя на чужаков, испортивших обряд жертвоприношения. Но прежде чем племя, жаждущее разорвать Наира на куски, достигло лэгиарна, в спины им ударило смертоносное пламя.

Аспид обернулся, с шипением распахнув пасть, огромную, как пещера. В этот миг Наир нанёс свой первый удар клинком — совершенно бесполезный и безобидный. Но Аспид взъярился, и метнувшийся огромный хвост едва не смёл «сына леса».

Бреангахнуны тотчас ополчились на Кристайла. Новый залп огня отбросил их на несколько метров. Отступать змеелюды не собирались, но теперь норовили атаковать сбоку, не заходили в лоб.

Владетель Чёрных Земель пугнул их ещё разок огненным шаром и, подскочив к ритуальному столбу, одним движением срезал путы Рыжей. Настя безвольно упала в объятия мага. Ноги слушались с трудом.

— Держись, милая моя! — заботливо проворковал Хозяин.

— Крис! — испуганно ахнула Настя.

Маг понял сразу, выпустил пошатнувшуюся девчонку из своих рук и с разворота швырнул сгусток пламени.

— Дэини, прячься за меня! — крикнул маг, не оборачиваясь, постепенно пробираясь ближе к месту поединка Аспида и Наира.

«Сын леса» вертелся юлой, ускользая от ядовитых клыков и хвоста, щёлкающего словно кнут.

Настя озиралась по сторонам. Ящеры теперь опасались подходить слишком близко к Тому, В Чьих Жилах Огонь. Но и сдаваться не собирались.

А у Рыжей, наконец, появилась возможность увидеть Кайла. Лучше бы она не смотрела в сторону рыцаря…

Вокруг Северянина сгрудилась такая толпа чудовищ, что лишь чернявая голова иногда поднималась над этой сплошной серой массой. И без конца взлетал и опускался клинок. Кайлу приходилось туго — на него ополчилась, пожалуй, большая часть змеиного племени.

У Наира был только один противник. Зато какой!

Хвостом, напоминавшим стенобитное орудие, Аспид подсёк прыткого лэгиарна и швырнул об камни. Наир со стоном прокатился по земле, не в силах от боли даже встать на ноги. Змей щёлкнул челюстями, нависая над беднягой. Чёрный зев опускался неотвратимо.

Сверкнули серебряными искрами тонкие клинки, и Кристайл нанёс первый удар. Отточенные лезвия лишь слегка оцарапали чешую, крепкую, как рыцарские латы. Но Аспид снова отвлёкся, и это дало шанс Наиру выжить.

Бессмертный отполз в сторону, поднялся кое-как, не без помощи Насти. Хотел было снова ринуться в бой, несмотря на то, что на ногах держался едва-едва… Магу Чёрного Кристалла явно требовалась помощь, и о собственной безопасности «сын леса» думал меньше всего. Аспид, разъярённый не на шутку, накинулся на Хозяина с двойным остервенением.

Но Владетель Кристалливора, затылком угадав намерения лэгиарна, грозно рявкнул:

— Уводи Дэини! Делай что велено!

Кристайл наступал на гигантскую бестию. Серебристые крылья мечей рассекали воздух, не давая ни секунды отдыха могучему противнику.

Наир, словно опомнившись, вцепился в Настю, потащил её прочь, к каменному откосу, к границе стойбища.

На пути у них оказалась пара серых змеелюдов, и лэриан отпустил Рыжую, отбиваясь от чудищ.

— Бежим! Бежим скорее! — призвал Наир, разделавшись с врагами.

— Нет! Я их не брошу! — замотала головой Настя.

— Мы только мешаем! — в отчаянии закричал «сын леса». — Он не может дать волю Огню, пока мы здесь!

Настя только беспомощно оглянулась назад. Головой она понимала, что друг прав, но сердце отчаянно взвыло — как же так, бросить своих, сбежать?

— Убирайтесь! Живо! — прорычал Повелитель Тёмных Стихий.

И Наир, вцепившись мёртвой хваткой в Анастасию, уволок её вверх по каменной россыпи.

Настя ждала, что их станут преследовать. Но ящеры, что кинулись ловить беглецов, сгорели в магическом пламени.

Наир бросился в лес, не разбирая дороги. Ещё трижды ему пришлось отбиваться от бреангахнунов. Потом всё стихло. И лишь пульс стучал в висках, да собственный топот и хриплое дыхание нарушали тишину.

Остатки Серого Племени сейчас были поглощены схваткой с Северянином и Хозяином. Если кто-то и гнался за Настей и лэгиарном, то пока чаща надёжно скрывала преследователей.

***

Аспид, Тысячелетний Змей, разгневался не на шутку. Белоголовый двуногий посмел выйти против его детей с огнём!

Огонь — единственное, чего Прародитель боялся, что он ненавидел больше всего на свете…

Пора прекращать этот фарс! Пора покарать чужаков за дерзость!

Змей ринулся на мага, словно камень, выброшенный из катапульты. Кристайл отскочил назад — проворный, гибкий, быстрый, одним прыжком взлетел на возвышение ритуального столба.

Аспид надвигался на него неотвратимо, как время. По обе стороны от Прародителя, щелкая зубами, подступало Серое Племя бреангахнунов. Мечи в руках Повелителя Тёмных Стихий внезапно исчезли. Маг оглянулся мимолётно на полукровку, что отчаянно сражался из последних сил на скалистом возвышении. Он медленно поднял руки над головой, и Тысячелетний Змей решил, что противник просит пощады.

Аспид не щадил никого и никогда! И если чужак рассчитывает на милосердие, то он слишком глуп…

На красивых губах Хозяина блеснула нехорошая улыбка.

И Прародитель Серого Племени вдруг понял свою ошибку — это ему стоило молить о пощаде.

Всепоглощающий и всепожирающий, ненасытный Гнев Огня с рёвом пронёсся над стойбищем бреангахнунов, в единый миг обращая в пепел всё живое и неживое. Взвился над лесом, вздыбился охваченный пламенем гигантский Тысячелетний Змей, Великий Аспид, что не боялся ничего в мире подлунном. Обугленное тело качнулось и рухнуло вниз, погребая под собой скрюченные тела своих детей.

Атаковавшие Кайла бреангахнуны застыли, как громом поражённые. Не моргая, как истинные змеи, они глядели на своего мёртвого Прародителя, не осознавая, что произошло.

Воспользовавшись этим замешательством, Кайл отбросил ближайшего бреангахнуна и, рискуя сломать ноги, прыгнул вниз. Полукровка скатился по камням и в два счёта оказался рядом с Магом Чёрного Кристалла.

Дальше, и слов не требовалось! Оба бросились наутёк разом, не сговариваясь, молниеносно.

И тотчас вышедшая из ступора серая орда взвилась, зашипела и хлынула следом, словно вышедшая из берегов река. Бреангахнуны жаждали мести! Жаждали уничтожить тех, кто лишил их божества, их создателя. Они жаждали разорвать проклятых чужаков.

Кристайл и Северянин летели сквозь лесные заросли, молясь про себя о том, чтобы не выцарапать глаза. Мелькали деревья и кусты. Ломая с треском густые поросли, неслась следом погоня. Оглянуться возможности не было. Преследователи догоняли.

Чувствуя, что их вот-вот настигнут, Кристайл остановился на минуту, швырнул пару залпов огня, отогнал самых настырных.

Кайл неожиданно вскрикнул. Засады впереди Северянин не ожидал. Сразу несколько ящеров накинулись на полукровку, окружили. И Хозяин поспешил ему на выручку — пришлось снова взяться за клинки. Пока отбивались от этих, погоня снова замелькала по лесу. Кристайл видя, что у Кайла всего один противник остался, отвернулся, встречая упрямых преследователей новым залпом огня.

Бреангахнуны приостановились нерешительно, шипя и скалясь, на границе охваченного пламенем леса. Как бы сейчас не пришлось спасаться от лесного пожара…

Короткий резкий возглас отвлёк мага от созерцания огненной картины. Последний поверженный бреангахнун рухнул под ударом клинка Северянина, но сам Кайл, стиснув зубы, зажимал рану чуть выше колена. Сквозь пальцы медленно, словно нехотя, проступала кровь.

— Зацепил… гад… — растерянно обронил Северянин.

— Когтями? — зачем-то уточнил Кристайл.

Побледневший полукровка чуть качнул головой.

— Нет. Укусил.

— Это плохо?

— Плохо. Говорят, аспиды ядовиты.

— Идти можешь?

— Пока, да, — отозвался Кайл, делая пару шагов.

— Тогда бежим! Чего встал? — поторопил Повелитель Тёмных Стихий, заметив, что ящеры прорвались сквозь угасающую полосу огня.

Они снова бросились наутёк. Маг — впереди. Северянин — за ним следом, прихрамывая на правую ногу.

Кристайл увидел что-то вроде тропы, поднимавшейся на пригорок. Чуть примятые травы — кто-то здесь уже пробирался, наверное, Настя и Наир. Хозяин Кристалливора торопливо бросился вверх по склону. Досадливый стон заставил его обернуться.

Кайл заметно отстал. Похоже, нога его уже не слушалась вовсе. Он упал, попытался встать, снова рухнул.

Выдохнул, в отчаянии и ужасе глядя в глаза Кристайлу:

— Не могу! Немеет всё! Я ногу не чувствую!

— Проклятье! — прошипел белоголовый маг, спускаясь ниже, чтобы помочь.

Он вдруг замер, глядя вдаль…

В сырую низину торопливо наползало Серое Племя. Полукровка, беспомощно распростёртый на лесной тропе, в отчаянии дёргался, пытаясь хотя бы ползти.

Хозяин ещё раз посмотрел на неуклюжие попытки Северянина, и вдруг в лице его что-то переменилось. В красивых светлых глазах Владетеля Кристалливора промелькнуло что-то сродни озарения, и холодная надменная улыбка коснулась губ.

— Извини! — спокойно бросил Кристайл, отступая на шаг. — Всё честно. Каждый сам за себя!

Не оглядываясь больше, маг стремительно взбежал по склону, исчезая из вида.

***

Кайл стиснул зубы, взвыл от холодной ярости, злясь больше на себя. Руки ещё слушались, и он из последних сил продолжал ползти, цепляясь за пучки травы и корни деревьев. Обернулся, чувствуя, проклятые змеелюды уже совсем рядом. Серое Племя, видя беспомощность жертвы, окружало его неспешно — понимая, что рыцарь обречён.

Кайл сжал рукоять клинка немеющей рукой. Пусть так! Пусть смерть! Победить он не может, но может не сдаться! Хотя бы пару бреангахнунов он ещё с собой прихватит, прежде чем…

Кайл с ненавистью глядел, как всё ближе подступают ящеры. Он уже представил, как сейчас в его ослабевшее тело вопьются острые клыки.

Пламя пронеслось в опасной близости, даже немного опалив волосы. Обожжённые аспиды прыснули в разные стороны.

Через мгновение над Кайлом склонился белоголовый маг, злой, как разбуженный по зиме ронранейяк.

— Чтоб тебя, полукровка! — прошипел он, закидывая руку Кайла себе на плечо. — Проклятье! Давай хватайся! Помогай хоть чем-то!

Кристайл, с виду худощавый и субтильный, приподнял раненного с неожиданной силой, потащил почти волоком, без конца приговаривая, как он ненавидит лэгиарнов, смертных и в особенности смесков.

Пару раз ему приходилось бросать свою ношу и отгонять упрямо тянущихся следом бреангахнунов.

— Что со мной такое?! Ещё и десять дней не прошло, как с вами, людишками, связался, и во что я превратился? — ворчал маг, тяжело дыша. — Тот, Чьё Сердце — Камень! Слюнтяй мягкотелый! Откуда эта сентиментальность? Ну, скажи, зачем мне это надо? Сдох бы — и чудно! Под ногами не мешаешься, и у меня руки чисты. Не я же тебя! Сам виноват.

— Спасибо! — с трудом прошептал Кайл. Язык еле шевелился, рыцарь проваливался в какую-то безвольную дрёму. — Я — твой должник!

— Не благодари, полукровка! Не смей! — отозвался Кристайл ещё злее, чем до этого. — Ведь знаешь — я тебя бросить хотел…

— Но ведь не бросил…

— Думаешь, пожалел? — хмыкнул Хозяин. — Зря так думаешь! Просто она бы мне этого не простила. Никогда. Если бы я тебе позволил голову сложить вот так…

Кристайл тяжело вздохнул.

— До чего же ты тяжёлый! Давай, терпи! Не вздумай сдохнуть! Не хочу видеть её слёзы. Дэини всё равно моя! А ты… Ты мне не соперник. Мне нет нужды поступать бесчестно, чтобы избавиться от тебя. Слышишь меня? Проклятье! Не смей! Не смей закрывать глаза! Дыши, сволочь!

— Кайл! — пронзительный возглас долетел из кустов орешника.

Следом за криком из зарослей материализовалась Настя. С побледневшим лицом она неслась к почти бездыханному полукровке. За спиной у неё появился лэгиарн.

— Вот знал, что зря! Знал. И всё равно вернулся… — Кристайл от досады выпустил Северянина из рук. — Надеюсь, ты всё-таки окочуришься, смесок!

Та, Что Зрит

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают —

Значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — кто-то хочет, чтобы они были?

Значит — кто-то называет эти плевочки

Жемчужиной?

И, надрываясь

В метелях полуденной пыли,

Врывается к богу,

Боится, что опоздал,

Плачет,

Целует ему жилистую руку,

Просит —

Чтоб обязательно была звезда! —

Клянётся —

Не перенесёт эту беззвёздную муку!

Владимир Маяковский

— Вот чуяло моё сердце! Чуяло! — сокрушённо качал головой Далард. — Кайл, друг! Эх, не уберёг тебя! Надо было идти с вами…

— Тебя там ещё не хватало! — фыркнул Хозяин. — Чтоб тоже аспиды тяпнули? Здоровущий, неуклюжий — по такому не промахнёшься! Нет, двоих я бы не утащил! Мне и так хватило от этих уродов отбиваться, да ещё приятеля твоего волочить.

— Как вам только вырваться удалось? — подивилась Льюна. — Бреангахнуны от своей добычи никогда не отказываются.

— Они за нами почти до этой лачуги гнались! — кивнул согласно Наир. — Те, что выжили…

— Да, обозлились твари немного, после того, как я гадину эту здоровую спалил, — ухмыльнувшись, подтвердил Маг Чёрного Кристалла.

— Что? Ты убил Тысячелетнего Змея? — глаза у лэфиарни на лоб полезли.

— Знаешь, про его возраст мы как-то поболтать не успели, — скривился Кристайл, — поскольку на нас всё Серое Племя ополчилось после его кончины.

— Разумеется! Ты их Прародителя убил! — испуганно ахнула «дочь неба». — Такое аспиды не простят. Они будут вас преследовать, пока…

— Пока мы с ними не разделаемся! — грозно пообещал Крис.

— Нет, от них одно спасение — у лэфиарнов, — покачала головой Льюна. — В наши земли они войти поостерегутся.

— Размечталась! — процедил сквозь зубы белоголовый Владетель Кристалливора. — Обойдёмся без вашего гостеприимства! И так гадин всяких слишком много развелось — то леснянки, то драконы, то аспиды. Не хватало ещё лэфиарнов!

— Может, хватит болтовни? — одёрнула Настя назревающую ссору. — Время не ждёт — Кайла надо спасать!

— Знать бы ещё, чем ему помочь… — встревоженно вздохнула Тайлли, добавила чуть слышно: — Выглядит он совсем худо. Мне кажется, он… умирает.

Дэини очень захотелось накричать на неё за это, но слова застряли в горле.

— Погодите его хоронить раньше времени! — Льюна придвинулась ближе, деловито осматривая полукровку. — Яд аспидов не убивает сразу. Он парализует. Безусловно, если противоядие не найти, ваш Северянин скорее всего уже не проснётся. Но пока ещё есть надежда…

— Надо ж, какие богатые познания! Хотя чему удивляться? Со змеями вы — сородичи! — хмыкнул Крис. — Так скажи тогда, как помочь ему?

— Этого я не знаю, — холодно бросила Льюна. — Я воин, а не целитель.

— Воин? То есть те, кто стреляет в беззащитных женщин, теперь воинами называются?

— Заткнись, крысёныш! — прошипела лэфиарни. — Великий Маг Кристалливора! А что ты умеешь, кроме как убивать? Может быть, ты знаешь, как спасти этого вашего Северянина?

— Нет, не знаю. Но я и не делаю вид… — огрызнулся Хозяин.

— И я не делаю! — перебила его «дочь неба». — Я не умею лечить. Но я знаю ту, кто может помочь.

— Эши… — робко шепнула Настя.

— Да, я о ней говорю, — кивнула лэфиарни, уставившись на Рыжую бесстрастными серыми глазами. — Если есть в Долине Ветров кто-то, способный ему помочь, то это она.

— Ну ты и дрянь! — криво усмехнулся Хозяин. — Нет, только гляньте! Или так, или этак! Исчезни в Бездне, Льюна! Мы не пойдём к лэфиарнам!

— Что ещё за Эши? — Далард словно очнулся ото сна. — Кажется, я уже это имя слышал…

— Эши из лесных дев… — тихо проронила белокурая красавица из Чёрного Замка. — Провидица. Целительница. Та, Что Зрит. Брат, нам не обойтись без неё!

— Да ты ничего не понимаешь, Тайлли! — воскликнул Крис. — Она тебя нарочно заманивает…

— Пусть так! Я не боюсь, — Кристайллина подняла светлые глаза и посмотрела в упор на тётку. — Они не причинят зла мне. Или тебе. Или любому из нас. Иначе пожалеют! Мы должны пойти к Эши, родной!

— Крис, мы пойдём к ней в любом случае — с вами или без вас! — решительно добавила Настя, не отрывая взгляда от бледного лица полукровки.

— Я не боюсь встречи с «детьми неба», — спокойно продолжила Тайлли. — Потому что ты со мной! Как и был всегда. Что это изменит, брат? Чего ты страшишься? Разве моё сердце станет меньше любить тебя, если научится любить ещё кого-то? Все лэфиарны Долины Ветров не заменят мне тебя! Но я должна увидеть мой народ. И мы должны спасти милорда Кайла!

— Да, а кроме Эши… — поддержала её Настя.

— Ох, почему я его не бросил, там, в лесу, этого вашего полукровку? — вздохнул Повелитель Тёмных Стихий. — Так! Верзила, оторви те две большие доски! Лучше три. Лэгиарн, давай верёвки! Что так смотрите? Вы его за ноги потащите? Живее! Дэини, дай плащ, да тот, плотный!

Кристайл с неожиданным воодушевлением принялся мастерить носилки, временами при этом ворчал, не отвлекаясь от дела.

— Учти, верзила, понесёте его сами! С меня хватит! Я лучше буду змеюк отгонять…

***

Отставать бреангахнуны не собирались. Но напасть рискнули всего единожды. Выскочили из густых зарослей орешника, до смерти перепугав шедшую впереди Тайлли. От неожиданности девчонка взвизгнула и снова сотворила какой-то волшебный фокус. Кинувшийся на неё змеелюд замер, словно статуя.

А Кристайл тут же без лишних слов снёс ему голову — отлетела она, надо заметить не как каменная, а как самая настоящая. Маг невозмутимо отодвинул сестру за собственную спину, решительно встречая новых аспидов.

Остальным мужчинам было не до сражений, они полуживого Кайла тащили. А вот Настя в этот раз не растерялась и выхватила свой клинок — очень хотелось прирезать хоть одну зубастую тварь — поквитаться и за себя, и, особенно, за Северянина.

Но уничтожить ящера не удалось, Рыжая и пару ранений ещё не нанесла гаду, а тому в грудь вонзилась стрела с серебристым оперением. Бреангахнун повалился замертво. Как и пара-тройка его собратьев до этого. Льюна действительно была воином. Чтобы там не говорил про неё Кристайл, но лэфиарни сражалась бесстрашно. Хладнокровно и деловито она натягивала тетиву. И стрелы летели одна за другой — размерено, быстро, и точно в цель.

Хозяину даже не пришлось прибегать к Гневу Огня. За несколько минут небольшую стаю аспидов перебили почти полностью. Оставшиеся в живых торопливо разбежались. А друзья снова двинулись вперёд.

— Не больше рильина осталось… — с улыбкой подбодрила всех «дочь неба».

***

Настя всё вглядывалась в её лицо, сбитая с толку необъяснимым ощущением, близким к дежавю.

С одной стороны, удивительное сходство с Царственной Сатифой. Не заметить его невозможно. Вот только голос совсем другой — мягкий, невесомый, как пух одуванчика. А вместо хищного испытующего янтарного взгляда — застывшая белая пелена, что скользит по тебе, не касаясь, будто принадлежит иному миру, недоступному смертным.

Но стоило отвести глаза, и в памяти тотчас вставала иная картина: сияющий во тьме бездонного подземелья силуэт женщины в воздушных одеждах, благословляющая рука, озарённая светом, и Эливерт, застывший перед ней на коленях. Будто сейчас Романова снова оказалась подле Великой Матери. Словно голосом Эши к ней обращалась сама Милосердная.

Но фразу, слетевшую с губ леснянки, милосердной назвать было нельзя…

В этих пяти словах для Рыжей заключалось всё самое страшное и жестокое, что есть в мире.

— Я не могу ему помочь, — печально сообщила Та, Что Зрит.

Насте показалось, что у неё остановилось сердце. Но сдаваться рано!

— То есть… яд… смертельный? Неужели нет никаких лекарств? Никаких снадобий? Умоляю… Я… Всё, что скажите!

— Нет, нет! — лучисто улыбнулась лесная дева. — О, прости, я напугала тебя! Яд Серого Племени не опасен для него.

Настя смахнула слёзы дрожащей рукой.

— Не понимаю…

— В нём — кровь «детей моря». А лэгиарнов отравить не так просто! Он мог бы и сам излечиться. Несколько дней — и он победит яд аспидов. Он юн и силён. Бояться нечего…

Эши снова улыбнулась кротко, и даже блеснувшие на миг острые клыки не пугали нисколько.

— Но я сделаю так, чтобы он поправился скорее. А ты теперь мне поможешь. Подай-ка — вон там, кувшин с козьим молоком! Благодарю! Так, теперь достань травку в том углу! Она должна быть с мелкими голубыми цветочками.

— Ух, ну и запах! — не сдержалась Настя.

— Да, это точно она! — усмехнулась Эши, ещё до того, как Рыжая подала ей пахучий «гербарий».

— А откуда вы знаете, какого цвета…

Настя осеклась, сообразив, что спрашивать такие вещи у незрячей бестактно.

— Я помню, девочка. Я ведь не всегда такой была, — просто ответила провидица. — Я помню те времена, когда я видела лес, и небо, и травы. А уж цветок с таким запахом не забудешь, даже если захочешь!

То, что было под рукой, леснянка доставала и смешивала сама, предварительно проверяя по запаху. Остальное передавала ей Настя. Передавала в лёгком недоумении — неужели Эши позвала её только ради «принеси-подай».

Когда недвижного Кайла внесли в дом провидицы, Та, Что Зрит немедленно выставила всех на улицу. Эши не считала, что оставлять гостей нервно маяться на крыльце — невежливо. Спустя минут пять, леснянка, показавшись на пороге, невозмутимо позвала:

— Дочь Огня, войди в мой дом! Я буду говорить с тобой. Остальные ступайте прочь и не мешайте нам!

На попытку что-то возразить со стороны Даларда и Наира, провидица не обратила никакого внимания.

И вот, Настя всё ждала, что сейчас начнётся волшебное колдунство. Но Та, Что Зрит только осторожно ощупала запястья, пробежалась когтистыми пальцами по груди и лицу Кайла, задержала ладони на голове.

И, наконец, выдала эту убийственную фразу, после чего спокойно принялась за своё снадобье.

— Простите… — не выдержала Романова. — Я не знаю, как следует обращаться…

— Эши. Этого достаточно.

— Эши… Мы сейчас делаем лекарство для Кайла?

— Да.

— Но Вы сказали, что помочь ему не в силах.

— Да, так я сказала, — подтвердила Та, Что Зрит, растирая в ступке какие-то красноватые коренья.

О, Небеса, до чего ж всякие столетние ведьмы любят мудрить!

— Яд аспидов — это не беда, — невозмутимо продолжала лесная дева. — Разве его от этого надо спасать?

— Мы думали, что … — терпеливо подбирала слова Настя. — Да! Конечно от этого!

— А я думаю, есть то, что намного опаснее. Ты лучше других знаешь, что гложет его душу. Я тебя позвала потому. Надеялась, ты поймёшь.

— Его проклятие? — ахнула Настя. — Мне казалось, это вымысел…

— Да, никакого проклятия нет. Тут ты права. Есть только его вера в проклятие. И вот она-то настоящая!

Я не могу ему помочь, ведь он не хочет помощи. Не хочет жизни. Не хочет бороться. Он давным-давно во власти своего проклятия. Он сдался, обрёк себя на одиночество и бегство. А когда кто-то так искренне верит, что обречён на несчастья, судьба не может обмануть его ожиданий!

Эши отставила прочь чашу с мутной, неприятной на вид жидкостью и водрузила свои узкие ладони на плечи Северянину. Постояла минуту неподвижно и молча. И Кайл вдруг глубоко вздохнул, шевельнулся и даже негромко застонал.

У Насти при виде этого сдавило в груди. А Та, Что Зрит влила немного зелья в рот полукровки, дождалась, пока он проглотит, и продолжила буднично:

— Его нужно спасать, Дочь Огня! Да только это не в моей власти. И не в твоей, если уж говорить откровенно. Он сам должен это сделать. Иначе никак! Пока в его сердце не загорится свет, пока он сам не начнёт дышать, пока не ощутит, как прекрасен вкус жизни — его проклятие будет идти по его следам и загонит, в конце концов, в могилу. Спасти его не могу я. Спасти его не можешь ты. Только он сам.

Леснянка приблизилась и неожиданно коснулась Насти, без труда отыскав её в просторной комнате. Рыжая почувствовала кошачьи коготки на своём плече.

— Но ты способна направить его, вывести на дорогу! Ведь он так давно заблудился, так давно отчаялся. Он позабыл, куда вела его стезя. Научи его, покажи ему, позови его в путь с собой! Ты ведь уже спасла одного, обречённого сгинуть во тьме…

— Вы и про Эливерта знаете? — удивилась Рыжая, отстраняясь.

— У меня нет только глаз, дитя, — печально усмехнулась Эши. — Но сердце зрит куда больше, куда больше!

— А… — Настя на миг замолчала, не решаясь продолжить. — Эл… Вы его и сейчас видите? Мне нужно…

— Ах, дитя, — укоризненно качнула головой Эши. — Ты ведь сделала выбор? Или ты сомневаешься?

— Нет, нет, я вовсе не… — упрямо замотала головой Настя, с тоской посмотрела на бледное, но всё равно прекрасное лицо Северянина. — Я знаю, где моё место. И с кем! Просто… Эливерт мне тоже не чужой. Я не могу про него не думать. Мне надо быть уверенной, что у него всё хорошо, что ему не грозит беда.

— За жизнь его не опасайся больше, — утешила её леснянка. — Если ты об этом, то будь спокойна! Если не только об этом…

И тут Настю прорвало:

— Осуждаете меня? Знаю, что осуждаете. И мне в оправдание сказать нечего. Но я действительно люблю его. Я люблю Кайла всем сердцем! Я жизни не мыслю без него! Эши, если бы ты сейчас сказала мне, что он умрёт… Я бы, наверное, покончила с собой следом!

Дэини вдруг почувствовала, что больше не может держать в себе всё это! Всё, что сводит с ума уже столько времени. Чем она до сей поры не могла поделиться ни с кем.

А вот теперь она изливала душу незнакомке, которая даже не являлась человеком ­– это было одновременно и как исповедь Богу, и как разговор по душам со случайным попутчиком.

В какой-то миг Рыжая с опаской обернулась на полукровку, но тот по-прежнему в забытьи, а значит, ничего не услышит.

— Я никогда прежде не испытывала такого. Разве так может быть, чтобы для тебя кто-то был как воздух? Когда без него невозможно жить, невозможно дышать? Ничего невозможно! Я иногда так боюсь этого… Это страшно — так зависеть от другого человека, — Настя громко всхлипнула. — А ещё я боюсь, что однажды это закончится. Что будет со мной, если он уйдёт? Если дороги уведут нас в разные стороны?

Настя замолкла, с ужасом представив себе этот страшный миг.

— Кайл такой… странный, — продолжила она, с трудом подбирая слова. — Я не могу его разгадать. Как он относится ко мне? Ах, Эши, ну почему я не могла влюбиться в кого-то простого? Вот, как Далард или Наир, например! Как я сумела так всё запутать, так запутаться самой?

Настя заглянула в лицо леснянки в поисках поддержки и понимания, но ведь Эши не могла видеть её заплаканных глаз.

— И Эл… Ты права. Я… не только про его жизнь. Я виновата перед ним! Не могу себя простить за это. И как хочется порой всё списать только на угрызения совести! Но это не вся правда. Я с самого начала знала, что мне нельзя его подпускать к себе. И всё равно не устояла. Просто, впервые в жизни, меня понимали! Эши, это оказывается так удивительно и прекрасно — знать, что тебя понимают, чувствуют. А ещё защищают, заботятся. Так странно… Я же всегда сама всё! Ненавидела быть слабой, ненавидела просить! Не привыкла. Я не верила ему. Не верила, что это всё по-настоящему. Но он… такой… Не знаю, как это объяснить…

Я раньше любила глядеть в чужие окна. Сама не знаю зачем! Чудное пристрастие. Просто вечером идёшь по улице, а в окнах — свет. Тёплый, яркий! И так хочется увидеть, что там, как, кто…

И с ним вышло так. Мне хотелось заглянуть в него! Казалось бы, что там непонятного? Все кругом твердили: бабник, проходимец, вор, убийца. Даже он сам! А мне всё грезилось что-то ещё, там, глубоко, от других скрытое…

Настя в отчаянии покачала головой.

— Лучше бы он обычной сволочью оказался! Я бы просто развернулась и ушла. С видом гордым и презрительным. А я бросила того, кто этого не заслужил! Я не понимаю, как это вышло, Эши! Разве он тот, о ком я мечтала? Как меня угораздило так привязаться к нему? Эши, ты ведь знаешь всё наперёд! И то, что было тоже знаешь… Ответь мне!

Как я могу вывести к свету Кайла? Мне кажется, я сама где-то во тьме Бездны застряла навсегда. Я всё делаю не так! И выбираю не то!

— Сомнения… — печально вздохнула провидица. — Самое губительное и страшное — это сомнения. Неважно — его или твои. Неважно — в чувствах, в человеке, в верности, в собственной правоте. Единственное, что способно разрушить жизнь — это сомнения! Никогда не сомневайся, дитя! Ошибайся, падай, губи и погибай сама! Но не сомневайся!

Кто сказал тебе, что Тот Самый непременно должен быть идеальным и безупречным? Кто сказал тебе, что ты сама станешь достойна любви, лишь достигнув совершенства?

Эши снова улыбнулась мягко и светло.

— Послушай меня, дитя! Моё сердце никогда не знало любви к мужчине. Лесным девам не дано испытать это счастье. И эту боль. Но я знаю о настоящей любви лучше многих смертных женщин. Веками я зрю чужие жизни, со всеми их страстями, печалями и радостями, со всем их величием и низостью. И в любви я понимаю кое-что.

Чаще влюбляются не в идеальных и совершенных, а в тех, кто чем-то зацепил душу. А зацепиться за нечто ровное и гладкое сложно! Нет, дитя, цепляют щербинки, трещинки, сколы. Цепляют изъяны! Потому не удивляйся, что душа твоя тянется не к тому, кто во всем хорош, а к тому, в ком есть надлом, в ком есть недостатки, в ком есть жизнь, со всеми её сложностями и шероховатостями…

— Как верно сказано! — кивнула Настя. — Только вот о ком?

— Обо всех вас. И тот, кого ты оставила. И тот, кого ты пока не обрела. И о тебе самой. Ты тоже подранок, дитя! Ты тоже с трещинкой в душе. Может потому судьба и свела вас всех вместе.

Я дам тебе один мудрый совет. Всё просто в этом мире — хочешь обрести любовь, сначала отдай её! Хочешь исцелить себя, помоги исцелиться тому, кто рядом! Спасая других — себя спасёшь! Сумеешь излечить душу Северянина, излечишь и собственную. И ждёт вас тогда счастливая долгая жизнь!

Не сумеешь — его отнимет проклятие. Одержать над ним верх можно. Верный способ одолеть проклятие — прощение. Если он сможет простить — победит, и тогда оттает сердце ледяное.

— Кого простить? — у Насти от слёз и этих проникновенных речей уже шла кругом голова, и давило виски.

— Он знает кого… — хмыкнула Эши. — Себя, в первую очередь! Да и остальных не помешает. Вернуться надо туда, где всё началось. И всё исправить. Так ему и скажи потом, когда проснётся!

Эши вдруг погрозила пальцем:

— Но запомни — Севера берегись! Смотри, не забудь предостережение моё! Дочь Огня, если сумеешь ты лёд растопить, если найдёт этот мальчик путь к свету, если соединит вас любовь, ждёт тебя счастье на долгие годы. Лишь Север может его отнять. Берегись Севера!

— Но ведь мы на Север и едем! — тревожно воскликнула Рыжая. — Ты хочешь сказать, он погибнуть здесь может?

— Погибнуть здесь может всякий, — Эши задумалась. — Нет. Не о том речь. Море слышу. Шум волн. Где море, там разлука. Неизбежно и опасно. Больше ничего не скажу. Ваши судьбы сложно зрить. Всё меняете. Сами. Каждым шагом. Каждым словом. Невозможно видеть, что дальше будет! Ты и сама ведь это чувствуешь?

— Да… — кивнула Рыжая. — Совсем недавно об этом думала. Что ни день, то… Теперь ещё Крис на мою голову свалился! Вот с ним как быть, я ума не приложу.

— С Владетелем Кристалливора — непросто, — согласилась Эши. — Но это пусть не заботит твои мысли, дитя! Ему сейчас не до тебя. Тайлли бы не потерять.

— Да уж! Даже мне не по себе от всего этого. Не знаю, чтобы я делала на месте Кристайллины. Эши, а ты… Неужели ты совсем не злишься на него?

— Детям не должно платить за ошибки своих отцов. А я и на Итрейта не злилась. Он не ведал, что творил.

Магия — это страшная сила. Порой она сильнее того, кто ею владеет. Запомни это, дитя! Может, однажды ты вспомнишь мои слова… Если могущество твоё способно уничтожить мир, то это не твоя сила — это твоя слабость. Настоящая сила способна поднять с колен и спасти, а не поставить на них и уничтожить!

Леснянка неожиданно улыбнулась и продолжила уже совсем другим тоном:

— Но пора, наверное, заканчивать наши длинные разговоры… И пробудить этого спящего героя, что так дорог сердцу твоему!

— Эши, а ты можешь это сделать? — поразилась Рыжая.

— Думаю, уже да. Противоядие должно подействовать. Проверим?

Эши снова положила руки на плечи Кайла, замерла, и Настя могла поклясться, что леснянка совсем перестала дышать.

Романова стояла рядом, боясь шевельнуться, с тревогой смотрела то на Кайла, то на леснянку.

Северянин вдруг вздохнул глубоко и шумно, распахнул глаза, синие, словно драгоценные сапфиры.

***

Кайл обвёл сумрачную комнатку туманным взглядом, зацепился за Настю.

— Дэини! Ты цела?

— Цела, цела! Не волнуйся! — улыбнулась Настя, сквозь пелену счастливых слёз. — А ты вот не очень!

— Да… — нерешительно согласился полукровка. — А мы… где?

— У лэфиарнов. Ты пропустил кое-что.

— И, похоже, немало… — вздохнул Северянин, с опаской разглядывая Эши.

— Сейчас расскажу! — пообещала Настя. — Но сперва ответь — как ты?

— Пить хочу. Пересохло во рту.

— Погоди! — Романова огляделась, зачерпнула из ведра, на которое указала леснянка. — Кстати, это Эши! Она тебя вылечила.

— Благодарю Вас! — отозвался Кайл, напившись. — Я признателен.

— Если я могу помочь, я всегда помогаю, — просто ответила Эши. — Я, в отличие от моих сестёр, стараюсь любую жизнь поддерживать, а не обрывать. Яд ещё не покинул тебя полностью. Ты и сам это ощущаешь, верно?

— Да, слабость никак не отпускает, — подтвердил Кайл. — Непривычное чувство. И мерзкое, если говорить откровенно.

— Ничего. Это пройдёт. А пока… На время стань моим гостем, Северянин!

— Благодарю ещё раз, миледи Эши! — почтительно отозвался полукровка.

— Просто Эши. Иные обращения — это лишнее. Оставлю вас ненадолго — Дочь Огня хочет тебе важное сказать. Не стану мешать!

Леснянка шагнула к двери. Кайл в ожидании уставился на Рыжую, а Настя будто онемела от этих слов. Вот так подстава! Нет, сказать хотелось многое — но Романова была совершенно не готова сейчас к откровенностям.

Спас её случай… Впрочем, счастливым его назвать, вряд ли уместно.

Стоило Той, Что Зрит распахнуть дверь на улицу, как до слуха Насти долетел шум взволнованных голосов, какие-то крики и прочие звуки, от которых на сердце стало сразу как-то тревожно.

— Что там? — Кайл приподнялся на локтях, но это всё, на что у него сил хватило.

— Сейчас узнаю! — откликнулась Настя, следом за Эши выскальзывая на улицу.

***

О том, что собственно происходит, Дэини начала догадываться раньше, чем её удалось пробиться сквозь толпу лэфиарнов. Она была готова брать штурмом плотное кольцо «детей неба». Но те расступились беспрекословно, стоило появиться Эши.

И Настя, как и предполагала, увидела в центре своих приятелей. Впереди всех прочих, разумеется, белоголовый Владетель Кристалливора. Готов броситься на любого, словно оскалившийся волк. По обе стороны от него Наир и Далард — тоже далеки от миролюбия.

— Вы сюда явились незваными! Но мы приняли вас, как велят законы гостеприимства, — выкрикнул один из лэфиарнов, с лицом, перекошенным от злости. — Так чти и ты эти законы, Маг Чёрных Земель! Иначе и мы забудем о дружелюбии!

— Угрожать гостям — это и есть ваши законы? — хмыкнул в ответ Кристайл. — Почему мы должны с почтением относиться к хозяевам, что ведут себя хуже разбойников?

— Ты иного не заслуживаешь! — прошипел другой «сын неба».

— Да я…

— Не надо! Пожалуйста! — Тайлли вцепилась в плечо брата, пытаясь того удержать.

— Прекратите! — пронзительно взвизгнула Льюна, преграждая дорогу зачинщикам ссоры.

Толпа закипела мгновенно.

— Эй, эй! Что тут такое? — Настя тоже бесстрашно ринулась в самую гущу, стремясь унять задир. — Кристайл, хватит! Милорд Далард!

Но начинавшуюся свалку остановить оказалось не так-то просто! Градус напряжения нарастал с каждой минутой. Ещё чуть-чуть и всё окончательно выйдет из-под контроля. И тогда им точно несдобровать. Лэгиарнов слишком много. Всё они искусные воители и, как помнила Настя, не лишены магических способностей. А Гнев Огня в такой толпе применять нельзя ни в коем случае! Похоже, их сейчас просто на клочки разорвут… Светлые Небеса, неужели опять?

— Хватит! — звенящий крик Кристайллины пронёсся эхом в ветвях деревьев.

И Настя внезапно осознала, что не в силах даже пальцем шевельнуть. Её накрыло жуткое оцепенение. И не одну её. Вся жаждущая разорвать друг друга враждебная толпа замерла на месте, будто экспозиция восковых фигур.

— Я не для того сюда пришла, — тихо продолжила Тайлли. — Я не желаю быть причиной распри. Я хотела увидеть мой народ, народ моей матери. Столько лет я ничего не знала о вас. А теперь… Неужели кому-то ещё нужна эта ненависть? Она отняла у нас тех, кого мы любили! Зачем? Зачем вы снова пробуждаете эту мерзость? Разве не можем мы жить в мире? Разве нельзя забыть и простить то, что случилось так давно? Разве не достаточно уже жизней сгубила ненависть? Хватит платить ей дань!

— Такая юная и такая мудрая! — светло улыбнулась Эши, единственная из всех не околдованная чарами Тайлли. — Слушай, Свободный Народ, что говорит это дитя! В устах её истина, истина на века. Не просто так судьба этих чужаков в ваши земли привела. Потерянную свою дочь вы обрели сегодня. Но и не только. Тайну я готова вам открыть. Страшную тайну.

Гости наши идут на Север. И мы обязаны помочь им всем, чем можем. Спросите меня — зачем, Эши? Зачем помогать чужакам? Ибо каждый пришлый — враг «детей неба». И я отвечу…

Ради того, чтобы одолеть врага, куда более страшного и могущественного. Тот, кто нынче восседает на троне Герсвальда — враг не только Юга и Первых Земель, не только лэгиарнов или людей. Он — враг всему живому, враг каждому из нас! Коварный и бессердечный лэдрау нынче власть на Побережье захватил.

И эти странники тяжкую ношу возложили на свои плечи. Они идут на Север, чтобы злобного лэдрау одолеть и спасти нас всех от страшного рабства. И тот, кто руку помощи им не протянет — тот гибель этого мира приблизит!

Наваждение прошло. Но ярость растаяла бесследно, уступив место растерянности и страху. Лэфиарны перешёптывались тревожно. А Хозяин безуспешно пытался сделать вид, что его самого слова Эши нисколько не удивили.

— Всё так и есть, — неожиданно для себя самой заговорила Настя. — Когда мы узнали, что милорд Моруварк на самом деле лэдрау, и только притворяется человеком, мы решили отправиться в Герсвальд и избавить Долину Ветров от этой опасной твари. Избавить прежде, чем повторится страшная эпоха Вэйканарифь. И если вам дорог этот мир и ваши земли, не чините нам преград!

— Мы сделаем всё, чтобы помочь, — сказал с поклоном тот «сын неба», что кричал больше всех и прежде готов был вцепиться в горло Крису. — Какие бы разногласия не стояли между нами, пришло время о них забыть. Простите нашу горячность!

Я — Балиад, Старший этого рода. И я приглашаю вас стать нашими почётными гостями. Мои воины проводят вас до границы наших земель, когда вы пожелаете. А если нужно, то мы пойдём с вами и дальше, до Энлисгорта, и примем бой с «сыном тьмы».

— Благодарим Вас, милорд Балиад! — степенно отозвался Далард. — Но дело наше — тайное, его не осуществить с большим войском. В столицу пробраться твои воины нам вряд ли помогут…

— Может ты и прав, — кивнул предводитель лэфиарнов. — Но уж от помощи нашей здесь, на окраине вифрийских лесов, не отказывайтесь! Звёзды нам благоволят, их сила не станет для вас лишней.

— Мы примем помощь, — кивнула Кристайллина. — Мы благодарны, Старший!

— Много воинов — это не всегда хорошее войско. Но один хороший воин — всегда лучше дрянного войска. Я пойду с вами. Я сумею быть полезной, — вдруг тихо проронила Льюна.

Настя видела, как встрепенулся при этих словах Кристайл, но лэфиарни не дала ему возможности заспорить. Она вновь заговорила, тихо и торопливо, глядя в глаза племянницы.

— Я прошу тебя позволить мне это сделать! Я не заслуживаю милосердия, не заслуживаю твоего прощения. Но у тебя доброе сердце, девочка, потому прошу я об этом снисхождении. Если уж судьба позволила нам встретиться, стало быть, это нужно Небесам зачем-то. В тебе огромная сила, но ты пока не умеешь с ней совладать. Я постараюсь научить тебя, если ты мне дашь шанс.

Тайлли задумчиво молчала, не торопясь ответить.

— С тех пор, как Сарисса… — Льюна запнулась, продолжила с трудом: — Каждый день и каждую ночь я смотрю в небеса, и мне чудится её лицо и в солнечных лучах, и узорах облаков. Я думаю, может быть, вон та далёкая звёздочка — это она, моя сестрёнка, моя серебряная искорка, моя Сарисса. Каждый день я думаю о ней, и о том, что я натворила. Каждый день я молю её простить меня! Каждый день взываю я к Великой Матери и прошу дать мне возможность искупления. Я не могу вернуть её тебе!

Поверь, если бы я могла отдать свою жизнь ради того, чтобы она вернулась! Я бы пала на колени и воззвала: «Убей меня, Великий Небесный! Сожги меня в лучах Света Жизни! Но пусть она живёт, пусть только живёт!». Но я не могу вернуть её тебе, девочка! Не могу! Я не умоляю тебя простить меня. Я знаю, что это невозможно. Я лишь прошу позволить мне быть рядом…

Тайлли вздохнула глубоко, бросила мимолётный взгляд на будто онемевшего Хозяина, и тихо произнесла:

— Я принимаю твою помощь, Льюна. Все мы принимаем. Эши права — не время сейчас для распрей и обид. И ещё… Я не обещаю, что смогу тебя простить. Это всё слишком тяжело. Но… я постараюсь!

Перепутье

Промелькнёт, как беда, ухмылка,

Разведёт навсегда развилка…

Где же нужные слова,

Кто же первый их найдёт?

Я опять прозевал переход.

Владимир Высоцкий

Вифрия оказалась землёй на удивление протяжённой и обширной.

Или это они стали передвигаться слишком медленно?

Во-первых, пути теперь пролегали по абсолютному бездорожью. Во-вторых, с тех пор как они лишились лошадей, надеяться оставалось только на собственные ноги.

Дорог Кайл избегал намеренно (если они, в принципе, здесь были). Пока блуждали по лесам, Насте стало казаться, что в мире никого не осталось, а города, селения и дороги приснились ей когда-то давно и в реальности не существуют.

Если бы не сопровождение «детей неба», пожалуй, бродить им и бродить по этим чащобам бесконечно. А так где-то в недельку уложились…

Несмотря на проявленное лэгиарнами гостеприимство, Кайл заторопил всех в путь, едва его перестало шатать, как пьяного. Если припомнить точно, то это уже на второй день.

За это время, к счастью, никаких личных и межрасовых конфликтов больше не вспыхивало. Чему Настя несказанно радовалась. Потому что ей уже порядком надоело то и дело кого-нибудь спасать и разнимать.

Балиад, как и обещал, выделил гостям для охраны почётный эскорт: бравый отряд суровых воинов, что и провёл их запутанными лесными тропами до самых окраин обитаемых земель.

Но и здесь путники продолжали держаться в стороне от поселений, трактов и постоялых дворов. Ведь стоит кому-то заподозрить в них южан, и вся миссия по спасению Долины Ветров окажется под угрозой срыва. Потому, несмотря на заверения в лояльности вифрийцев, Северянин предпочитал избегать ненужного риска.

Особенно после того случая, когда они всё-таки столкнулись с местными. Вышло это непреднамеренно. Под вечер ручей, вдоль которого шли, вынырнул к возделанному полю и плетёному тыну. В кустистых зарослях скрывался довольно приличный дом, а дальше — какие-то хозяйственные постройки.

Набрести в глуши на этот затерянный хуторок оказалось столь неожиданно, что на пару мгновений все растерялись и не успели нырнуть в лес достаточно быстро.

Откуда-то тотчас вылетел остервенело лающий пёс, весьма грозного вида, а следом за ним — парочка не менее грозных дивчин. Не лающих, но с вилами наперевес. И, вопреки всем заверениям о дружелюбии здешних поселенцев, гостеприимными эти дамы совсем не выглядели.

Они замерли в боевой стойке, исподлобья взирая на чужаков, покуда их лохматый защитник описывал круги, свирепо щелкая зубами.

— Тише, тише! Мы — не разбойники, славные эрры! — полукровка, оказавшийся впереди, медленно поднял руки.

— Все так говорят! — хмыкнула женщина постарше, не спуская чёрных глаз с Северянина.

— Ага, — поддержала её другая — пожалуй, дочь, или младшая сестра. — Ещё ни один не сказал: «Я — лиходей и сволочь, пришёл убивать и грабить!», да только веры вам нет!

— Небесами клянусь, никто вас не тронет! — твёрдо произнёс Кайл. — Позвольте, мы просто своей дорогой пойдём!

— Заплутали мы… — поддержал его Наир.

Хуторянки переглянулись.

— И куда ж это вы шли, мимо нашего-то дома? — продолжала хмуриться старшая, пока вторая шикнула на пса, так и не замолкавшего всё это время.

— Дорогу на Лириволи мы ищем.

— В самом деле — заплутали! — рассмеялась хозяйка. — Ты меня, милок, совсем за дуру держишь? До ближайшего тракта — день пути, и то — это до Вифрийского Перепутья. Потому рядом дорога тут либо в Левент, либо в Энлисгорт. А коли надо в Лириволи, так вам три дня строго на север топать!

Друзья озадаченно переглянулись.

— Благодарим, славная эрра! — почтительно кивнул Северянин. — А теперь дозвольте, мы туда и пойдём, на север… Вы же в спину бить не станете?

Женщины отступили на пару шагов, по-прежнему не выпуская из рук своё оружие, но теперь не столь агрессивно.

— Храни ваш дом Мать Мира! — попрощался Кайл.

Пёс всё не унимался, захлёбываясь лаем, хоть младшая и схватила его за ошейник. Недружелюбные взгляды сверлили спину.

— Постой! — долетел до них запоздалый окрик.

Все обернулись разом.

— Не дело это! Не звери ж мы! — проворчала северянка, выходя из-за ограды к ним навстречу. — Ночевать не пустим. Коли герсвальдцы пронюхают — дом пожгут и нас вздёрнут. А накормить… Чем богаты, как говорится!

Смуглая хуторянка улыбнулась приветливо.

Вскоре они оказались за длинным столом, с удовольствием поедая ароматный супчик, вприкуску со свежим хлебом, овощами и молоком.

Настя всё глядела по сторонам, слушала болтовню женщин и удивлялась тому, что поначалу они показались этакими злобными фуриями. Сейчас крестьянки делились с ними, как со старыми друзьями, и собственной пищей, и кровом, и своими радостями, и горестями — жаловались на притеснения герсвальдцев, на ленивого мужа, и неурожай грибов в этом году.

Настя смотрела на них и вспоминала… Эливерта.

Нет, она, вообще, довольно часто себя ловила на мыслях о нём. Даже молила иногда Великую Мать, чтобы поскорее послала ему выздоровление. В конце концов, она просто скучала! Без всяких там страстей, и прочих глупостей — ей не хватало его присутствия рядом.

Но сейчас она отчего-то пыталась представить, каким был его дом. Дом его детства. Кажется, что-то подобное… У него тоже была мать и сестра. Не такие, как эти эрры, и всё-таки…

Жаль, что ему так и не удалось вернуться в родные края!

Зато это удалось Кайлу.

Настя посмотрела на сидящего напротив полукровку, и в памяти сами собой всплыли слова Эши.

Рыжей так и не удалось поговорить тогда с Северянином. Всё время кто-то лишний рядом оказывался, а потом как-то забылось. Он не спрашивал. Она тоже не стремилась. Но думать не переставала.

Что же увидела Эши такого ужасного, отчего его надо спасать? Какие опасности таит Побережье?

Вот он сейчас сидит за столом, улыбается любезно, ведёт неторопливо беседу. Разве он похож на того, кого нужно защищать и спасать? Он такой как всегда. Ничего ему не грозит.

Но с тех пор, как Эши открыла ей глаза, Настя научилась различать истину за этими обманчивыми мороками.

Улыбается. Губы сомкнуты, лишь слегка дрогнули уголки. Загадочная улыбка…

Так казалось раньше — но теперь Рыжая понимала, что кроется за этим. Сдержанность. И страх. Он боится позволить себе искреннюю радость. Потому что уверен — за каждый беззаботный миг платить придётся слезами. И он так немногословен, потому что страшится накликать беду своими речами. И он всегда старается держать дистанцию. Не потому, что этого требует воспитание и этикет. Нет, он просто опасается подпускать к себе людей, свято веря, что все они падут жертвами его собственного проклятия.

Настя столько раз смотрела в восхищении в его глаза. Такие синие, словно море, сияющие, будто драгоценные камни. Но только теперь она различила в них нечто — ледяное, обжигающее, пугающее… Одиночество.

Глаза воина. Холодные, печальные. В них сияет достоинство, но они переполнены тоской. Это глаза человека, служащего долгу. Кайл выбрал этот удел — воина и изгоя. Он всегда поступает так, как необходимо, не считаясь со своими желаниями. И это правильно и мудро! Он поступает так как должно, в этом смысл его жизни. Это ощущение дарит его душе покой и силы для новой битвы. Но никогда это слепое следование долгу не принесёт ему счастья! Ибо он никогда в жизни ничего не делал для себя, а смысл бытия всё-таки состоит в том, чтобы обрести это простое человеческое счастье. И никакое служение великим целям не есть оправдание для отказа от него! Вот потому-то так западает в душу этот взгляд. Такие странные глаза: удивительно красивые, ясные, но ледяные, как воды северных морей. Глаза воина — это глаза одиночества.

Подумать только, ведь Настя почти не предала значения его словам о проклятии, когда Кайл поведал ей свою историю жизни! А он, выходит, давно поставил на себе крест. Он думает, что злой рок погубит любого, кто будет ему небезразличен. Поэтому он порой ведёт себя, как ледяной истукан. Поэтому он хочет лишь одного — успеть сделать что-то значимое и полезное, прежде чем… Может, так он пытается оправдать себя в глазах судьбы, за гибель тех родных, кого он уже потерял.

Великая Мать, неужели он, в самом деле, верит в то, что виноват в смерти матери или милорда Ратура? Какая глупость!

Опасная глупость.

Все умирают рано или поздно. И никто в этом не виноват. Но если думать так, как он, то и свихнуться немудрено…

«Кто бы говорил! — мысленно усмехнулась Рыжая. — Совсем недавно ты была готова убить себя, искренне полагая, что это из-за твоих выходок погиб Эливерт».

***

И снова леса, леса, леса. Птичьи трели над головой. Шелест листвы. Сырой туман в низинах. Дожди моросили почти каждый день. Осень раскрашивала окрестности в яркие узоры золота и багрянца.

По ночам зуб на зуб не попадал от холода. Позабыв о всяких приличиях, спали теперь все вместе, рядышком, прижимаясь плотно, словно какие-нибудь цыплята или щенки, сбившиеся в кучу. Настя частенько тосковала по тёпленьким и уютным комнатам постоялых дворов.

Впрочем, надолго в Герсвальде никто задерживаться не собирался, и это радовало. К тому времени, как на Побережье начнётся настоящая зима, они уже будут ехать по Кирлии с Чашей, либо тихо лежать где-нибудь на погосте. И в том, и в другом случае — северная стужа перестанет быть проблемой. Настя, разумеется, предпочитала первый вариант, но мысли нередко уводили всё ближе ко второму.

— Слушай, Кайл, ну а дальше? — не выдержала она в итоге. — Мы не можем скитаться по дебрям вечно. Рано или поздно нам придётся выйти к людям. По крайней мере, чтобы в Лириволи попасть. Ты уже думал об этом? Как мы проникнем в замок королевны? Да и в сам город? У нас такая странная компания подобралась. Как думаешь, сильно понятно, что мы южане?

Кайл улыбнулся чуть заметно.

— Не все. Не все тут — южане. Если разобраться, так только Наир и Далард. Но ты права, нас трудно не заметить. Я думаю — разделимся. Так хоть кто-то до цели дойдёт.

— Я, например! — отозвался из-за спины Кристайл, хоть его никто не спрашивал. — И ты со мной дойдёшь, Дэини! Я единственный, кто способен тебя защитить и одолеть любого врага. А остальные только путаются под ногами. Вот только, чтобы дойти до цели, нужно понимать, где эта цель… Не пора нам доверять начинать хоть немного?

— Сложно верить тому, кто хотел тебя бросить… — в глазах Северянина искрилось лукавое веселье.

— Но ведь не бросил… — в тон ему ответил Маг Чёрного Кристалла.

— Это ещё что за новости? — изумилась Рыжая.

— А ты на меня даже не нажаловался? — искренне удивился Тот, Чьё Сердце — Камень. — Ну и правильно! Дэини, зачем тебе это знать? Так, ерунда…

Настя хотела возмутиться и потребовать ей всё объяснить, но не успела.

— Мы на Север идём за Чашей Желаний, — вдруг спокойно объявил Кайл. — За легендарной Чашей Вэйканарифь. Она теперь у Моруварка. Надо её выкрасть.

И Рыжая позабыла, о чём шла речь до этого.

— Ничего себе! — покачал головой Хозяин после долгой-долгой паузы. — Пожалуй, даже убить этого лэдрау проще!

— Одно другому не мешает! — резонно заметил Далард.

Кристайл переглянулся с сестрой и звонко захохотал.

— Друзья мои, да вы сумасшедшие! Подумать только, а я ведь мог всё это пропустить! Светлые Небеса, благодарю от всего своего каменного сердца! Чистые безумцы! И мы в их числе, Тайлли! Как весело, да?

***

Всё случилось как-то уж слишком внезапно.

Сначала они неожиданно вышли на дорогу. Не просто на тропку, а на обочину хорошего торного тракта. Огляделись и решили немного пройти по нему. Ух, как же это здорово — идти по нормальной человеческой дороге, а не скакать по кустам, камням, корням, колдобинам и прочим «к…»!

Но полукровка это счастье явно не оценил по достоинству. Настя видела, как он оглядывается тревожно, крутит головой во все стороны.

— Надо обратно в лес вернуться… — в конце концов, выдал Кайл.

— Чего так? — недовольно поинтересовался Далард, которому тоже надоело слоняться по лесной чаще.

Северянин неопределённо пожал плечами.

— К чутью лучше прислушиваться! — мудро заметил Наир.

— В лес так в лес! — небрежно кивнул Крис.

— Эй, вы чего там? — окликнула издали Льюна, значительно их обогнавшая. — Идите скорее! Гляньте!

И вместо того, чтобы уйти обратно в заросли, путники поспешили догнать лэфиарни. Нырнули следом за ней под низкую арку кудрявой ракиты, нависавшую над дорогой.

Едва занавес ветвей остался за спиной, взору их предстал разбегающийся лучиками в разные стороны перекрёсток. Не оставалось сомнения, что всеми дорогами пользуются активно. В грязи чётко отпечатались следы обуви и множества лошадиных копыт. Место было открытое. Чуть в стороне, ближе к кромке леса, стоял камень с высеченными на нём надписями и стрелочками. Честное слово, настоящий сказочный камень-указатель! Кто бы мог пройти мимо такого? Льюна уже разглядывала надписи.

К счастью, никаких тебе — «налево пойдёшь…», только название поселений, к которым вели дороги.

— Смотрите, это в столицу дорога, это в обратную сторону, в Левент… — взялась объяснять лэфиарни подоспевшим друзьям. — Это в Кармет.

— А про Лириволи — ни слова! — удручённо заметила Тайлли.

— Вот эта дорога, на север, в Лиджруив! — указал Кайл. — Она нам нужна. Просто нам надо чуть дальше Лиджруива, но направление верное.

Полукровка вздохнул.

— Только, миледи, по этой дороге мы не пойдём! Это опасно. Видите, сколько тут пеших и конных прошло? Это и есть Вифрийское Перепутье. Со всего Герсвальда через этот перекрёсток едут в столицу. Мы здесь далеко не уйдём. Попадёмся рыцарям королевским — сразу в нас врагов распознают.

— По мне, лесом идти куда лучше! — хмыкнула Льюна.

— Мы уже привыкли, — улыбнулась Настя, поддерживая полукровку.

— Тогда уходим с дороги! — поторопил Кайл.

Но они не успели.

Конный отряд появился на одной из дорог мгновенно. Вынырнул из-за кустов, стремительно приближаясь к перекрёстку. Казалось бы, такую орду надо было за десять рильинов услышать. Но нет! Вот не было их, и раз — появились! Видно, из-за поворота выехали. И как-то причудливо это место их укрыло до поры до времени и от глаз, и от ушей.

— В лес! — мгновенно скомандовал Северянин, пригнувшись, бросился к ближайшим зарослям. Остальные спешно последовали его примеру.

Тщетно. Здесь, на перепутье, они всё равно, что в чистом поле. Сразу в глаза бросились. А их поспешная попытка скрыться лишь подстегнула конников.

Настя услышала, как те что-то азартно закричали. Вслушиваться времени не было. Она сиганула с обочины, не разбирая куда. Что там разбирать — никаких троп сейчас всё равно не найти! Покатилась кубарем с небольшого склона, вскочила, радуясь, что ничего не сломала.

Все остальные внизу очутились также сумбурно и резво. Не дожидаясь северян, бросились наутёк. Впереди всех летели Льюна и Наир — им хорошо, лесные жители. Остальные пытались следовать за ними по проложенному пути.

Откуда-то справа отчётливо долетел топот копыт. Наир резко дёрнулся в сторону, меняя направление. Не у всех получилось повернуть за ним настолько стремительно. Сбившись с ритма, Настя притормозила на миг и с ужасом заметила мелькнувшие неподалёку силуэты преследователей.

Погоня не отставала. Пришлось бежать ещё быстрее, хоть лёгкие уже горели огнём.

Проклятые перекрёстки! Неожиданно все снова выскочили на дорогу. Видимо, уже другую…

Конники, с хрустом ломая кусты, прокладывали себе путь. Назад поздно! По другую сторону тракта — ровная заросшая травой прогалина, скрыться невозможно. Друзья, не раздумывая, метнулись прямо по дороге — совсем рядом, на повороте, густые заросли орешника.

Но добежать до них опять не успели. Из-за буйных порослей появились новые преследователи, помчались наперерез. Друзья развернулись, чтобы бежать обратно, но из леса на дорогу уже выскочили конники, что гнались за ними.

В кольцо взяли моментально. Кто-то спешился, другие налетели прямо на лошадях, чуть не затоптали, заставляя тесниться. Мужчины выхватили оружие, сомкнулись спина к спине, ощетинившись во все стороны.

Поздно! Чертовски поздно и бесполезно.

Надо было Крису по северянам огнём пальнуть, ещё издали, как только заметили. А теперь даже маг не сможет ничего сотворить. Гнев Огня вместе с герсвальдцами уничтожит их самих. Настя с опаской посмотрела на Того, В Чьих Жилах Огонь. Пока он просто сжимал свои клинки. Ладони ещё не светятся. Может, всё обойдётся…

Их окружили так плотно, что и мышь не проскочит. Но никто не пытался сразу убить — это уже неплохо. Глядишь, договориться удастся! И всё-таки было очень страшно, и какое-то нехорошее предчувствие говорило Насте, что пощады ждать не стоит.

***

Среди всех — пеших и конных — этот молодчик выделялся не только богатыми доспехами и роскошным плащом, но и выражением лица. Бросив надменный взгляд на пленников сверху, он только презрительно фыркнул, оглянулся назад. Плотная стена воинов всколыхнулась, пропуская ещё одного всадника.

— Поглядите, милорд! Лазутчиков схватили! — доложил молодой щёголь. — Драпанули от нас, едва завидели! Кирлийские собаки!

Вот так вот! Сразу вердикт вынесли. Даже не спросили: кто, куда, откуда…

— Похоже на то! — холодно отозвался другой рыцарь, бросил хмурый взгляд на растрёпанную компанию.

Этот был уже в годах, седовласый, угрюмый, статный и широкоплечий. Он возвышался на полголовы над своим воинством, восседая на богатырском белом коне в серебряной сбруе. Разодет ещё богаче первого. И надменности хватит на десятерых. Даже Кристайлу до него далеко! С лица его не сходило желчное выражение досады и раздражённой усталости. Тёмный мрачный взгляд задержался на миг на лице Насти, и по её спине пробежал неприятный холодок.

— Сказывают, милорд Моруварк большой любитель женской красы… — сухо заметил седой. — Девок с собой заберём! Сразу три наложницы, да ещё лэгиарни! Такое подношение он оценит. Остальных убейте!

Романова ещё не успела осознать до конца смысл его слов, а старый рыцарь уже развернул коня и неторопливо двинулся прочь.

Молодой его спутник растерялся лишь на миг, потом повелительно поднял руку и взмахнул ей. Этот будничный жест сработал как спусковой крючок. Весь вражеский отряд в одно мгновение надвинулся, взвизгнули алчно мечи, схлестнувшись с оружием Настиных друзей. Никто не хотел умирать без боя.

Испуганно вскрикнула Тайлли. Её брат оттолкнул ратника, что пытался схватить девчонку. В руках у Кристайла по-прежнему были клинки. Но Настя успела заметить золотое сияние, разгоравшееся на кончиках его пальцев. Она успела подумать мимолётно, что надо как-то спрятаться всем за его спину, тогда будет шанс уцелеть. Но в общей неразберихе сделать это казалось нереальным. Настя тоже отбивалась клинком, как умела. Но в какой-то миг в плечи ей вцепились мёртвой хваткой, потащили в сторону, выбили меч. Рыжая затрепыхалась в чужих руках, извиваясь всем телом. Отчаяние накрыло душным чёрным покрывалом.

К кому взывать о помощи, когда тебе грозит опасность? Разумеется, к самому любимому и близкому! К тому, в кого веришь даже в минуту самой тёмной безысходности…

— Кайл! Кайл! — пронзительно заблажила Настя.

Полукровка рванулся вперёд, сметая своих противников, каким-то чудом вырвал Дэини из цепких рук герсвальдцев, вернул в круг, прикрывая собой. Замер, грозный и страшный, поднял клинок, готовый биться со всем миром разом.

— Стоять! — громогласный рёв прокатился над головами.

И воины застыли тотчас, будто их опутали неодолимыми чарами.

Конь в серебряной сбруе врезался в толпу, словно гигантский ледокол. Воины откатывались от него, как морские волны. Седовласый рыцарь подъехал вплотную, с силой натянул поводья, удерживая на месте белую бестию.

Тишина повисла над лесной дорогой, лишь конь храпел негромко. Тишина непонимания. Все ждали…

А старый рыцарь молча смотрел с высоты седла. Смотрел прямо на них. Нет, Настя, прятавшаяся за плечом Кайла, вдруг поняла, что герсвальдец смотрит не на них. Он смотрел… на Кайла. А полукровка неожиданно опустил меч и шагнул вперёд, расправив плечи и дерзко вскинув подбородок, бесстрашно, гордо, с вызовом. Выражение лица старого милорда изменилось.

— Оставьте их! — глухо бросил рыцарь на белом коне, так и не отводя тёмного взгляда от полукровки. Потом посмотрел на своего молодого вассала: — Едем! Отпустите всех!

Не глядя больше на ощетинившихся южан, старый рыцарь развернул коня.

— Но, милорд! — в отчаянии воскликнул юный щёголь ему в спину. — Разве так можно? Это же враги! Таких убивать на месте надо! Мы — воины Побережья! Так нельзя!

— Как смеешь ты мне указывать? — в усталом голосе старшего вдруг лязгнула такая сталь, что юноша испуганно вжал голову в плечи. — Пока ещё я твой милорд и владетель Солрунга! Когда займёшь моё место, Валиро, тогда будешь решать! А сейчас делай, что велят тебе! И рот закрой! Пререкаться будешь с женой!

— Да, милорд Форсальд! Простите меня! — покорно кивнул молодой.

И Настя почувствовала, как у неё глаза становятся в два раза больше обычного.

— Мы никого не встречали на своём пути в Энлисгорт, никого не видели, — громко добавил предводитель так, чтобы услышали все его воины. — Едем!

И владетель Солрунга неторопливо поехал прочь. Следом за ним безропотно двинулись его ратники. Так ничего и не понявший Валиро развернул свою кобылку, спешно догоняя милорда.

Седой рыцарь уезжал всё дальше и дальше, пока не скрылся за поворотом. Кайл в молчании смотрел ему вслед, но Форсальд так и не оглянулся.

***

— Что это было такое? — ошарашенно поинтересовалась Льюна.

Первые слова, что прозвучали в абсолютной тишине, едва из виду скрылся последний всадник. И тотчас загалдели разом.

— Ух, я чуть не спалил всех нас! — возбуждённо заявил Кристайл. — Сам не знаю, как сдержался!

— Да, я видела, — поддержала его сестра. — Думала, ну всё!

Все принялись с нервным смехом припоминать подробности. Но Настя не вслушивалась. Она пристально изучала молчавшего Кайла. Полукровка до сих пор притворялся каменной статуей.

— Почему нас отпустили? — искренне удивился Наир.

— В самом деле! Почему? — пожала плечами Льюна.

— А я догадываюсь… — Кристайл обернулся к Северянину. — Показалось мне, милорд Кайл, что Вы с этим почтенным рыцарем как будто бы знакомы? Или я ошибаюсь?

Лицо мага светилось от любопытства.

— Идём! — не глядя на него, велел полукровка.

— Идём, идём! — подхватил Повелитель Тёмных Стихий. — Только ответь сперва, встречались же? Он тебя явно узнал!

— Болтать потом будем! Когда с дороги уберёмся! — отрезал Северянин. — Хочешь дождаться ещё кого-нибудь?

Полукровка решительно двинул к лесу. Настя следом. Остальные переглянулись в недоумении. Рыцарь, казалось, не разделял общей радости, и это удивляло.

— Какие мы таинственные! — хмыкнула Льюна.

— Кайл, да скажи ты им! — крикнул Далард вдогонку другу. — Что туману напускать!

И Настя только сейчас поняла, что Первый рыцарь тоже не особо весел.

Кайл остановился на миг, будто в нерешительности, но, так ничего и не объяснив, пошёл дальше.

— Отец это его, — негромко произнёс Далард.

И Настя оглянулась в гневе на Первого рыцаря.

— Вот так дела! — возглас Наира выразил общее изумление.

— Так… — Кристайлл прибавил шагу, стремясь догнать Кайла. — Не понимаю ничего! Слушай, а почему мы тогда ещё здесь, если это твой родитель? Почему нас с собой не позвали? Почему мы не пируем вместе с этими благородными милордами за щедрым столом? Почему не отмечаем эту радостную встречу?

Северянин безмолвно шагал вперёд, игнорируя речи Хозяина.

— Объясни толком, полукровка! Нам всем любопытно.

— Крис! — Настя поймала за руку белоголового мага. — Отвяжись, Крис! Прошу! Или я тебя сейчас ударю.

Она серьёзно посмотрела в светлые глаза Того, Чьё Сердце — Камень.

— Там… у них… Всё сложно!

Кристайл пожал плечами.

— Ладно. Прошу прощения!

***

Пещеру обнаружил Наир. И Настя была готова расцеловать друга за это.

Во-первых, в пещере, даже такой небольшой, теплее, чем просто на улице. Во-вторых, под прикрытием каменных стен рискнули развести небольшой костёр. А это и горячий ужин, а не набившее оскомину вяленое мясо, и возможность не дрожать от холода всю ночь.

Льюна и Кайл обошли по кругу место их стоянки, проверили тщательно — не видно ни костра, ни дыма, можно отдыхать спокойно. Но полукровка всё равно предложил караулить по очереди — всё-таки земли врага.

Сам он заступил в дозор первым. Должно быть, решил, что смятение в душе всё равно спать не позволит. Ещё ужинать не закончили, а он уже покинул пещеру, уселся на плоском камне у входа, оглядывая окрестности.

Насте тоже не спалось. Встала тихонько, бесшумно выбралась наружу. Звёзды сияли на безоблачном небе. Лес дремал, окутанный тишиной. От ночного холода мёрзли уши и нос, и Рыжая с головой куталась в плащ.

— Ты как? — шёпотом спросила Дэини, присаживаясь рядом.

Кайл посмотрел на неё, едва различимый в темноте, пожал плечами.

Помолчали.

— Удивительная штука — жизнь… — наконец негромко произнёс он.

— У нас говорят: мир тесен, — согласно кивнула Настя.

— Не думал, что увижу его снова…

Настя подумала, что хорошо бы обнять его сейчас. Она не забыла простую истину, открытую ею самой: иногда этого достаточно, чтобы помочь человеку. Но смелости снова не хватило. И Рыжая только придвинулась ближе, отдавая ему часть своего тепла. Кайл вздохнул, прислонился плечом к её плечу.

— Ты ему так ничего и не сказал… — тихо шепнула Настя, боясь разрушить эту хрупкую доверительную нежность.

— Как и он мне, — помолчав, ответил Кайл. — Выходит, спустя столько лет, нам всё также нечего сказать друг другу…

Одержимая

И никого вокруг,

Это только мой стук

В старые ворота.

И никого здесь нет,

Это только твой след,

Мне неважно кто ты.

Помоги мне! Сердце моё горит

На костре не потухшей раны,

На углях от пустых обид.

Помоги мне! Слёзы мои утри,

Склей обломки моей вселенной,

Каплю веры оставь внутри!

Дмитрий Притула

В этот ранний час окрестности Лириволи утопали в тишине и тумане. Золотая кайма рассвета расползалась над чёрным гребнем угрюмого елового леса. На фоне величественного пейзажа сам замок казался не просто скромным, а немного убогим. Ветхое невысокое строение, едва видневшееся из-за хищной зубастой крепостной стены, столь же тёмное и мрачное, как вековой лес, окружавший его.

— Полукровка, ты не шутишь? — Кристайл сморщился брезгливо. — Это и есть королевский замок? Да у меня, в Чёрных Землях, конюшня больше!

— Да, пожалуй, Кристалливор намного солиднее. Я думала, Герсвальд богаче … — застенчиво призналась его сестра.

— Похоже на охотничий домик, миледи! — поддержал её Далард.

И Настя не могла с ними не согласиться. Лириволи казался жалкой лачугой по сравнению с Жемчужными Садами, Орсевилоном и замком Хозяина.

— Север неимоверно богат. Герсвальд — это земля, что стоит на золоте. Так говорят, — заверил Кайл. — Просто эти сокровища зачастую прячут по сундукам. Зачем понапрасну искушать добрых соседей? И смею напомнить, это не королевский замок, а «Зимняя столица». Скромная обитель Эриледы, где она прячется от своей многочисленной свиты. Она приезжает сюда отдохнуть в безмятежности и покое.

— Да, покоя здесь предостаточно! — усмехнулся Наир. — Слишком тихо. Вы не находите это странным?

— Так рано ещё! — пожала плечами Льюна.

— Рано для Её Высочества. Но где прислуга? Стража? — покачал головой лэгиарн. — Смотрите — никого на стенах, никого на дороге, никого в поле! Я даже не вижу, чтобы где-то дым поднимался. Уж кухарки просыпаются чуть свет!

— Может быть, королевны и Моруварка здесь нет? — пожал плечами Хозяин.

— Нет, Эриледа здесь, — убеждённо заявил Северянин. — Видите, белый стяг над дозорной башней вьётся? Это знак.

— Знак? — удивилась Настя.

— Белый стяг с золотым макдогом, что в зубах убитую змею тащит. Это герб Лириволи. Его поднимают над башней всякий раз, когда приезжает правительница. А слуг у неё здесь немного. Наверное, поэтому так тихо. Ведь всю пышность и роскошь королевна оставляет в столице.

— Признаться, я разочарован! — вздохнул Кристайл. — Разве это апартаменты для дворянки? Хлев!

— Это родной замок Эриледы. Отсюда родом была прежняя королева. Недолго она прожила. Но детство своё, вместе с матерью, а потом с няньками и фрейлинами, нынешняя правительница Герсвальда провела здесь. Покуда король Миранай занимался войной и захватом новых земель, его семейство здесь в глуши обитало, с верными слугами, дабы враги не прознали и не нашли их. Потому тут всё скромно обустроено. Этот замок не должен был в глаза бросаться, понимаешь?

— Пусть так, но теперь уже прятаться здесь некому. За столько лет Эриледа могла бы облагородить его как-то!

— Может, она его хочет таким сохранить? На память о детстве и матери… — предположила Настя.

— Будь это хоть собачья конура, нам сейчас надо подумать, как внутрь проникнуть! — вернул всех Далард обратно к делам насущным.

— Да, нельзя же просто так зайти туда и сказать «здрасьте»! — согласилась Рыжая.

— Всё не так уж сложно! У нас тут два мага, да ещё пара-тройка лэгиарнов, — усмехнулась Льюна.

— Я могу только спалить эту хибару, — пожал плечами Крис, — а потом пойти порыться в золе, вдруг Чашу откопаю.

— Ещё идеи есть? — уточнила Настя, не вдохновлённая предложением.

— Тайлли, ты уже столько раз нас удивляла, — вкрадчиво начала лэфиарни, — попробуй ещё раз! Нам бы невидимками стать… Так и проникнем внутрь.

— Чудесно придумали! — усмехнулась Кристайллина. — Одна только маленькая сложность — я так делать не умею! Я не владею магией.

— Твоя беда в том, что ты отчаянно веришь в то, что неспособна творить чудеса! Девочка, я видела, как ты одним словом связала целую орду воинов, готовых растерзать друг друга. И не только это… Одному Великому Небесному ведомо, на что ты способна!

— Я знаю, на что способна — делать странные предсказания, которых сама не понимаю! А всем остальным я даже не могу управлять. Невозможно сделать кого-то невидимым, просто пожелав этого, — Тайлли сердилась всё сильнее.

— Забудь слово «невозможно»! — серьёзно велела Льюна. — Во мне нет твоей силы. А для тебя подвластно всё! Просто тебе надо помочь. Я научу тебя, как совладать с магией внутри. Идём! А вы нам не мешайте!

Лэфиарни поманила Тайлли в сторону.

— Эй! — очнулся Повелитель Тёмных Стихий. — Ты что затеяла? Думаешь, я тебе позволю?

— Думаю, да, — спокойно отозвалась Льюна. — Ведь ты добра сестре желаешь, или нет? Ты сам маг. Ты знаешь, что такое не уметь совладать с собственной силой. Однажды это её погубит. Девочка должна развивать свои способности. Их надо держать вот здесь!

Лэфиарни вскинула верх руку, сжатую в кулак.

— Я попробую, родной, — вздохнула Тайлли. — Хуже быть не должно.

Следующую четверть часа вся компания наблюдала со стороны за странными манипуляциями этих двух красавиц. Старшая сначала что-то тихонько рассказывала. Потом они опустились на колени, взялись за руки и долго сидели молча. После Льюна снова что-то шептала, положив ладони на виски Тайлли. Кожа юной хозяйки Кристалливора сияла ровным немигающим светом, словно дневная луна.

Хозяин Чёрных Земель всё это время заметно нервничал. Настя только вздыхала сочувственно, разделяя его беспокойство. Кайл, Наир и Далард не забывали поглядывать по сторонам, но утренний лес хранил тишину.

Сначала было любопытно, но очень быстро Настя заскучала от созерцания непонятного и монотонного ритуала.

— Нужен другой план. Нормальный, а не это… — начал было Крис.

И тут Льюна исчезла. Мгновенно.

Настя ахнула, вскочила испуганно. Мужчины изумлённо поднялись на ноги.

— Не может быть! — прошептал белоголовый маг.

— Ещё как может! — отчётливо прозвучало из пустоты, совсем рядом. — Кто следующий?

— Я хочу! — тотчас откликнулся Наир.

— Ступай к девочке, сядь напротив, возьми за руки — остальное она сама сделает… — тихо вещал голос Льюны.

Лэгиарна упрашивать не требовалось, через несколько минут он бесследно растворился.

Кристайл выругался и пошёл следующим.

Так за несколько минут вся доблестная компания похитителей Чаши исчезла.

— Теперь в Лириволи! — призвал голос Кайла. — Давайте друг друга за руки держать, что ли! А то растеряем.

Настя пошарила в воздухе, поймала чьи-то пальцы, вцепилась. Да, странное чувство, неприятное до жути — смотришь на собственную руку, а её нет! Или чувствуешь, что кто-то тебя касается, а его тоже нет, и тебя — нет. Бр-р-р!

— Так, все зацепились за кого-нибудь? Готовы?

Многоголосый хор подтвердил, что пора выдвигаться. Настя так и не поняла, кто именно был рядом с ней. Дальше шли тихонько, чтобы случайными звуками (голосом или шагами) не выдать себя. Заходили не с севера, где ворота, а с запада. До замшелой тёмной стены оставалось не больше тридцати шагов…

Настя внезапно увидела прямо перед собой белокурые локоны Тайлли. От неожиданности она остановилась. Волшебство растаяло в одно мгновение.

— Тайлли, сделай всё обратно! — взмолилась Рыжая.

— Я… я не могу! — испуганно воскликнула та. — Ничего не выходит! Я ниточку потеряла. Льюна, что делать?

— Поздно! Обойдёмся без чудес… — отозвался Крис.

— К стене! — скомандовал Кайл, поддержав мага.

***

Настя прилипла спиной к холодной каменной кладке. Они не просто прятались в тени замка, а согласны были врасти в эти древние камни. Невидимость исчезла слишком внезапно. Пока, к счастью, их не засёк какой-нибудь дозорный, дремлющей на вершине башни. Но что теперь делать, никто не знал?

Кайл и Хозяин, кажется, как раз это выясняли — спорили яростно, но совершенно беззвучно. Проронить хоть одно слово в нереальной утренней тишине опасались, потому объяснялись лишь жестами да красноречивыми гримасами.

Наир, что в суматохе оказался во главе отряда, бурно замахал руками, тщетно стремясь привлечь внимание спорщиков. Но маг и полукровка не заметили отчаянных попыток лэгиарна, пока Настя не ткнула Кайла в спину. Наир жизнерадостно указывал на что-то, но Рыжая понять его пока не могла.

Всё та же стена, старая, потёртая временем, выщербленная ветрами и ливнями. Сколько камней уже выпало из древней кладки на землю — тёмные раны так и зияют в её сером теле. Ветви плюща оплетают, словно сети, вонзают свои острые ветви в тонкую сеть морщин на каменном лике.

Светлые Небеса, да ведь это готовая дорога наверх!

Вот что так взволнованно пытался сообщить лэгиарн. Следующий его жест истолковать двояко уже было невозможно. Кайл отчаянно затряс головой, убеждая приятеля в безумстве его затеи. Но «сын леса» не желал слушать никаких доводов и решительно направился к полуразрушенной каменной кладке.

Ухватился за гибкие ветви плюща, потянул слегка, замер, прислушиваясь, не привлёк ли кого-то шорох листьев. Утро продолжало безмятежно молчать.

Одним ловким движением лэгиарн зацепился за выступ повыше, ногой нащупал нишу в стене, другой рукой вцепился в крепкие верёвки плюща и проворно принялся карабкаться наверх. Делал он это с мастерством опытного альпиниста: моментально оценивал свой путь, выбирал, куда поставить ногу, за что схватиться. И продолжал свой невероятный подъём, пока внизу вся компания следила за этим с замиранием сердца.

До кромки стены оставалась пара метров. Наир полез медленнее. Ведь, как только он взберётся на зубец, окажется на виду у охраны замка. Лэгиарн скользнул как ящерка на самый верх, пригнулся осторожно и исчез.

Рыжая уже приготовилась с самому худшему: сейчас они услышат шум и крики, и друг упадёт со стены прямо к их ногам.

Но через пару томительных минут несколько растерянная физиономия Наира показалась опять. Свесившись со стены, он негромко, но без всякой опаски, окликнул их:

— Эй, давайте все сюда! Да не по стене — идите через ворота! Не знаю, что это — ловушка или какая-то жуткая странность… Но тут действительно никого нет.

— Ты уверен? — недоверчиво уточнил Северянин.

— Клянусь! Ни одной живой души! Заходите смело!

***

Не любила Настя заброшенные дома. Никогда не любила.

Но пустой город… Это совсем отдельная история!

Романова поймала себя на мысли, что ей настолько не по себе, словно она опять в подземельях Бездны оказалась. Пусть этот Лириволи и городом назвать сложно. Просто крепость, обросшая крестьянскими подворьями и хозяйственными постройками. Но всё-таки в былые времена здесь точно проживала не одна сотня людей. Куда же они все пропали?

На небольшой площади перед замком валялись смятые плетёные корзины, рассыпанные яблоки, почерневшие от ночного холода. Приоткрытая дверь трактира уныло поскрипывала на ветру. Льюна заглянула внутрь и дрогнувшим голосом доложила:

— Даже кувшины на столах… Будто они в один миг исчезли.

— А лавки опрокинуты, — указал Кайл. — Пожалуй, не исчезли, а сбежали.

— Очень-очень спешно, — кивнул Кристайл, настороженно оглядывая неприветливую панораму брошенного поселения.

— Может… кто-то напал? — неуверенно предположил Далард. — Миледи Льюна, Вы ничего такого не слышали?

— Где бы мне слышать? — пожала плечами та. — Лэфиарны не покидают свой лес и не вмешиваются в распри смертных.

— Кто бы тут мог напасть? Это Герсвальд. А нападают на всех обычно как раз северяне… — рассудил Наир.

— Странно всё это. До жути, — нехотя признался Кайл.

— Меня пугает это место! — жалобно сообщила Тайлли, вцепившись в руку брата.

«Чертовщина какая-то…» — мысленно согласилась Рыжая.

— Может, заглянем в замок? Глядишь, выясним что-нибудь? — предложила она.

— Да, мы же за этим сюда и пришли, — напомнил Северянин.

— Сдаётся мне, это была не лучшая наша затея! — Далард покачал головой, но решительно направился к высокому крыльцу замка.

Тяжёлые резные двери со скрипом распахнулись, когда рыцарь упёрся в них могучим плечом. Эхо разлетелось по просторному сумрачному залу. Сквозняк всколыхнул гобелены на стенах. И снова воцарилась тишина.

— Мёртвое царство, — выдохнула Настя, стоя на пороге.

Ей, как назло, припомнились легенды из прошлой жизни, про таинственные исчезновения, корабли-призраки, опустевшие дома и даже целые деревни. Где все бесследно растаяли, оставив свои вещи, будто вышли на секунду и сейчас вернутся. Да только сгинули эти люди самым таинственным образом навсегда…

Да, что далеко ходить — разве сама она не так исчезла? Наверняка числится в пропавших без вести. Что если в Лириволи тоже произошла какая-то пространственная аномалия, и жители его провалились в тартарары.

— Тут что, был пожар? — Наир принюхался, покрутил головой и ткнул в тёмное пятно на стене.

Кристайл провёл рукой по закопчённым камням и испачкал белые пальцы в саже.

— Не похоже. Странный след… — проронил Кайл.

— Ага, — кивнул Хозяин, — от него слишком разит магией! Что-то вроде моего Гнева Огня… Только совсем иная природа. Не знаю, не сталкивался с таким.

— Это очень плохое место! — бледнея, заявила Кристайллина. — Лучше бы нам уйти…

— Слышите? — навострил уши Наир.

Судя по лицам, слышали и понимали не все.

— Там кто-то есть! — согласно кивнул полукровка. — Как будто… плачет…

Друзья переглянулись и, не сговариваясь, двинулись вперёд по коридору на едва уловимый звук.

***

Ещё один зал. Такой же мрачный и полупустой, как и первый. Здесь, правда, имелось немного мебели. Вернее то, что от неё осталось. Отвлёкшись на царящий кругом беспорядок, Дэини заметила её не сразу — лишь когда сгорбленная маленькая тень на нижних ступенях широкой лестницы шевельнулась. Женщина сидела к ним спиной, прижавшись лбом к резным перилам, съёжившись, вздрагивая от жалобных всхлипов. Длинные неприбранные волосы расползались по пыльным ступеням.

— Миледи! — негромко окликнул Далард, поскольку она не услышала их шаги за собственными рыданиями.

Незнакомка обернулась, медленно расправила плечи и посмотрела растерянно.

— Кто вы такие? Откуда…

— Просто путники, миледи! — с лёгким поклоном ответил Кайл, не спеша подойти, хоть девушка, похоже, не представляла опасности.

Худенькая. Бледная. Юная. Пожалуй, она не старше самой Насти. Она этой встречей была напугана куда больше их самих. Глаза, тёмные как смородинки, беспокойно перемещались с одного на другого.

— Как вы сюда попали? — снова спросила девица встревоженно.

— Вошли… через ворота, — Северянин внимательно разглядывал девицу. — Что здесь случилось, миледи? Куда все…

— Уходите! — внезапно пронзительно завопила незнакомка. — Убирайтесь! Сейчас же! Прочь! Прочь!

Из глаз её снова брызнули слёзы. От её надрывного крика мужчины попятились, а Тайлли невольно зажала уши.

Дверь, через которую друзья минутой раньше вошли в этот сумрачный зал, захлопнулась резко. Гулкое эхо откликнулось под потолком.

— А впрочем… Останьтесь! — вдруг произнесла темноволосая дева уже совсем другим тоном, мягким, вкрадчивым. — Куда вам спешить? У меня так давно не было гостей. Так давно, что я даже чувствую голод…

Улыбка медленно растекалась по бледному лицу.

Мечи в руках у полукровки и мага Кристалливора появились раньше, чем она успела сделать первый шаг. Только вот клинки вряд ли могли помочь сейчас.

Она взлетела под самый потолок — пулей, кометой, соколом. Лишь светлым парусом мелькнуло широкое платье. Тёмные пряди волос зашевелились, словно змеи Медузы Горгоны, разрастаясь тёмной паутиной, невесомой дымкой оплетая странную незнакомку. И вот уже черные перья, похожие на чешую, покрывали всё её тело. Трёхпалые лапы сменили ноги. И широкие крылья распахнулись за спиной, переходящие в хищные когтистые длани. Лишь голова по-прежнему оставалась человеческой. Но в глазах горел белый огонь, мёртвый, холодный, пугающий.

Вспышка, нестерпимо яркая — как будто молния осветила заброшенный замок. И тотчас что-то взорвалось в одном шаге от Кайла. Северянин успел отскочить лишь благодаря своему нечеловеческому проворству. Но новая вспышка не заставила себя ждать. Теперь её жертвой едва не стала Тайлли. Настя кинулась к огромному, словно трон, креслу, надеясь спрятаться за ним хоть на несколько мгновений.

В глазах неведомого существа снова загорелись бледные огни, и кривые лезвия молний взрезали сумрак замка. Тварь с орлиным клёкотом пронеслась по залу, высматривая, куда попрятались непрошеные гости. Ведь каждый уже попытался найти себе укрытие среди обломков разбитых столов, лавок и прочих предметов интерьера. В глазах бестии снова нехорошо блеснуло…

Но тут пришла очередь Того, В Чьих Жилах Огонь. Кристайл на редкость быстро выходил из себя. И сейчас маг жахнул огромным пылающим сгустком в набросившуюся гарпию. Не попал! Увернулась, зараза такая!

Но, кажется, она слегка растерялась — не ожидала ответной атаки. Да ещё такой! Сияющий фейерверк осыпался искрами, ударившись в потолок. Крылатая бестия описала широкий круг по залу, возмущённо вереща, и шарахнула молнией в Хозяина.

Тот перескочил одним прыжком через опрокинутый стол, очутился рядом с Кайлом.

— Что это за нечисть? — возмутился Крис.

— Гарпия? — предположила Настя, прятавшаяся по соседству.

— Эриледа, — тихо ответил полукровка, мотнул головой в ответ на удивлённый взгляд друзей.

Настя посмотрела на стену, куда он указал глазами, и только теперь обратила внимание на огромный, местами прожжённый гобелен над лестницей, ведущей на второй этаж замка. Портрет красивой юной дамы в богатом платье и серебряном венце. Несомненно, то самое узкое бледное лицо они видели совсем недавно. А теперь, в крылатом жутком чудовище, королевну признать сложно.

На понимание, что всё это значит, времени совсем не было. Тварь приметила сверху новую жертву, спикировала вниз, озарив сумрак новой вспышкой магического огня. До слуха долетел испуганный возглас Даларда. Тот бросился в сторону. Но мерзкая летунья кинулась на него сверху, словно шпоры вонзая в спину острые когти. Первый рыцарь заблажил, тщетно силясь стряхнуть с себя нападавшую.

На помощь подоспел Наир, выстрелил в тварь из лука, пробил крыло. Но она не упала, только дёрнулась от боли, резко рванула вверх, оставив в покое несчастного Даларда. И тотчас кинулась на своего обидчика — лэгиарна. Но тут уж не дремала Льюна. Меткая лэфиарни подбила второе крыло чудища. Только вот, похоже, жуткой королевне это не очень-то мешало. Она снова бросилась в атаку, с ещё большим ожесточением.

— Всем разом надо бить! — громко крикнула Настя.

Крис кивнул белой головой, вскочил в полный рост, швырнул в чёрную тварь новый огненный сгусток. Эриледа ускользнула, бросилась к нему, но в неё снова полетели стрелы. Рыцари и Настя выхватили свои клинки. Тварь старалась охотиться сверху, с безопасных высот, но попытки мага и лэгиарнов сбить гарпию, выводили её из себя. И она то и дело устремлялась вниз в попытке кого-нибудь достать. От её острых жутких когтей приходилось отбиваться врукопашную, как от стальных клинков.

До чего ж шустрая тварь! Даже гигантские осы от магии Криса не успевали сбежать, а эта носится, как обезумевшая птица, случайно влетевшая в комнату, да ещё и молниями своими разит направо-налево. Рядом с Настей полыхнуло так, что волосы затрещали. Чудом не подпалила, дрянь!

Кристайл в ответ выбросил сразу три огненных шара. Гарпия металась затравленно — было видно, что её зацепило слегка. И тут в воздухе что-то сверкнуло льдистым огнём, будто облако снега взметнулось под крышу замка, растеклось паутиной, сияющей радужными огнями. Серебристая сеть мгновенно опутала пернатую хищницу, спеленала её черные крылья, стянула, как силки. С пронзительным жалостным криком королевна рухнула на лестницу.

На секунду все застыли, недоверчиво глядя на хрупкую девочку Тайлли, что медленно опускала сияющие алмазным блеском тонкие руки.

Первым очнулся Кайл — бросился вверх по лестнице. Далард следом. Тварь нужно было добить, пока она не выпуталась из волшебных сетей, пока не взмыла снова под потолок, пока…

Узница серебряных силков лежала неподвижно. Наверное, ударилась при падении. А может это лишь хитрая уловка — сунься ближе, и её острые когти раскроят твоё горло. Кайл не собирался проверять. Один удар мечом — и всё будет кончено. Северянин успел замахнуться, а вот исполнить задуманное не успел.

Стремительный огненный шар врезался в стену рядом. Полукровка отпрыгнул, прикрывая лицо от жара пламени, гневно развернулся. Далард замер в недоумении, чуть позади него.

— Не смей! — жёстко процедил Кристайл, быстро поднимаясь по ступеням.

Он предостерегающе выставил руки, и на ладонях его танцевали языки пламени.

— Только попытайся! Пепла не останется! — маг осторожно обогнул рыцарей.

— Ты что творишь? — возмутился зычно Далард.

— Крис! — гневно прикрикнула Настя, ничегошеньки не понимая.

— Это вы что творите? Ослепли совсем! — рявкнул Хозяин. — Её не убивать надо, а спасать!

— Нет! — пронзительно вскрикнула Тайлли, бросаясь на лэгиарна, но опоздала.

Стрела Наира сорвалась с тетивы, но на полпути к магу столкнулась с огненным залпом и осыпалась золой.

— Не злите меня! — гаркнул Повелитель Тёмных Стихий. — Я не ручаюсь за себя!

— Кристайл, прекрати! Что на тебя нашло? — в сердцах закричала Настя, кидаясь туда же на лестницу.

— Дэини, неужели и ты не понимаешь? Это чары! Она же больна, одержима! Ей помощь нужна. Больных лечат, а не добивают! Разве не так у вас принято? Почему я один это вижу? Кто из нас тут человек-то?

— Сейчас она вырвется из пут и убьёт нас всех! — в отчаянии воскликнула Рыжая. — Вот это я понимаю! Она — наш враг!

— Ваш! Но не мой… — тихо молвил Кристайл, глядя прямо в ошеломлённые глаза Насти.

Он отступил назад от медленно надвигающихся на него королевских рыцарей и рыжеволосой девчонки, ударил огненным залпом себе под ноги, выжигая несколько ступеней ветхой лестницы. Огненная стена отрезала мага от недавних соратников. А Владетель Кристалливора подхватил опутанное зачарованной сетью чудовище и исчез в галереях второго этажа.

***

— И как это понимать? — невесело хмыкнул Далард.

— Миледи Тайлли, Вы можете объяснить, что нашло на милорда Кристайла? — Наир сердито посмотрел на девицу из Кристалливора.

— Я не стану ничего объяснять. Вы пытались убить моего брата! — поджала губы красотка.

— Кто? Мы? — Кайл обернулся, ошеломлённый её словами.

До сей минуты полукровка заворожённо смотрел, как догорают и падают вниз остатки лестничного пролёта, уничтоженного Кристайлом. К счастью пол и стены в замке были каменными, и большого пожара удалось избежать. А ступени сгорели так стремительно, что зал даже не успел полностью наполниться дымом. Хотя от сизой дымки, витавшей в воздухе, неприятно резало глаза.

— А он нас убить не пытался? Или это Вы предпочли не заметить?

— Если бы он пытался, он бы убил! — отрезала девушка. — Милорд Кайл, ведь это не Ваше тело там догорает, а всего лишь лестница. Значит, у моего брата не было намерения Вас прикончить.

— Может и так, но он был готов это сделать! Из-за этой жуткой нечисти. По-Вашему это нормально? — не мог успокоиться Первый рыцарь.

— Я знала, что ему нельзя верить! Бросил тебя тут одну! — подливала масла в огонь лэфиарни. — Наедине с этими весьма враждебно настроенными…

— Хватит, Льюна! — оборвала её племянница. — Не смей настраивать меня против! Он знал, что эти люди не сделают мне ничего плохого.

Блондинка внимательно посмотрела каждому в лицо, ища подтверждения собственным словам.

— Так и есть, миледи! — Кайл заговорил спокойнее. — И всё-таки… нам бы хотелось знать…

— Тайлли, почему он не дал прикончить королевну? — перебила Северянина Настя, которой уже осточертели эти пространные разговоры.

— Брат же сказал! Вы что, не слышали? Ей помочь надо. Эта девушка околдована. Это сродни болезни. Милорд Кайл, разве Вы этого не видели? Лэмаяры должны такое чувствовать… — Тайлли посмотрела на Северянина выжидающе.

— Я не знаю… — полукровка пожал плечами. — Тёмную силу я чувствую. Но откуда мне знать, это одержимость, или она просто злобная тварь, что крови нашей жаждет.

— А ведь ты права! Потому она кричала, чтобы мы ушли, — вдруг сообразила Настя. — Предупредить хотела. Пока могла. А потом эта тёмная сторона над ней власть взяла. И она на нас кинулась. Но теперь-то что делать? Крис знает, как из неё эту мерзость выгнать?

— Нет, он такого никогда не делал, — покачала головой Тайлли.

— Чудесно! То есть если эта дрянь вырвется, она прикончит сначала мага, а потом и нас! — крякнул Далард.

— Второй раз схватить себя она не позволит, — согласился Наир.

— Она в сетях моих… — напомнила Кристайллина. — Бояться нечего.

— Ага, — усмехнулся невесело Кайл. — Вы уж простите, миледи, но до этого Вы нас невидимыми делали… Надолго хватило?

— Так чего стоим? Действовать надо! — поторопила Настя. — Тайлли, а ты можешь этого паразита изгнать?

Девушка испуганно покачала головой и добавила:

— А ты, Дэини?

Вопрос слегка удивил. Настя подумала, что всё известное ей об экзорцизме из книг и фильмов — это такая же ересь, как чеснок против вампиров.

— Не-е-е, демонов не изгоняю!

— Кого? — переспросил Кайл.

— Ну… как они тут… духи тьмы…

— Я однажды видела, как Эши изгоняла лярву, что досаждала одному воину из нашего племени, — вдруг сказал Льюна. — На самом деле, это не сложно. Ритуал примитивный. Просто силой надо обладать огромной. Надо уметь приказывать. Мне такое не подвластно.

— Приказывать? — нахмурилась Тайлли. — Ты про магию имён? Услышать истинное имя и им связать?

— Да…

— Так ведь он это умеет! — в голос сказали Настя и Кайл.

— Конечно! Мой брат — Хозяин. Для него магия имён — пустяк.

— А я об этом и не подумала! — всплеснула руками Льюна. — Тогда скорее! Глядишь, и исцелим эту несчастную!

— Идём! — Настя схватила за руку Кристайллину. — Надо найти Криса!

— Эй, нет! — Северянин поймал Рыжую. — Это опасно. У нас там наверху один весьма вспыльчивый маг, и вас к нему мы не пустим!

— Вспыльчивый… Очень подходящее слово! — усмехнулась Настя. — Брось! Кому идти, как не нам? Она — его сестра, а я… вроде как, невеста. Кайл, нас он не тронет, а вас изжарит запросто. Нет времени спорить! Мы его найдём и уговорим.

— Как? — не унимался полукровка. — Он же слушать ничего не хочет! Упёртый, как…

— Как все вы, мужчины, — обезоруживающе улыбнулась Романова. — Ждите нас здесь!

— Нет, мы пойдём следом, — решительно возразил Северянин. — Рядом будем.

— Вот! Что я говорила! Все одинаковы, — подмигнула Настя лэфиарни.

— Идём! — поторопила та. — Ой, а как мы наверх проберёмся? Там теперь дыра…

— Ну, это мы сейчас исправим. Далард, Наир, помогайте!

Кайл подхватил обломки длинной столешницы и потащил её по ступеням. Через пару минут над проломом возник шаткий мостик.

***

— Кри-и-ис? — в очередной раз позвала Дэини.

Её до дрожи пугал этот мрачный немой замок.

— Родной, отзовись! Где ты? — Кристайллина толкнула боковую дверь, но та оказалась заперта.

Настя постучала деликатно. Уверенности, что маг там, не было, но вдруг…

Интуиция Рыжую не подвела. Впрочем, как обычно.

— Уходите! — откликнулись с той стороны.

— Крис, есть разговор, — терпеливо начала Анастасия. — Открой, пожалуйста!

— Я не позволю убить её. Не о чем говорить! Уходите!

— Брат, один ты ей не поможешь… — Тайлли приложила острое ушко к двери, прислушиваясь.

— Крис, давай поговорим! Впусти нас!

— Пусть они убираются!

— Здесь только я и Тайлли, — заверила Рыжая. — И мы на твоей стороне…

— Родной, это правда!

Лэфиарни выпрямилась с победной улыбкой. По ту сторону послышались острожные шаги, скрип, и дверь приоткрылась.

— Заходите! — со вздохом пригласил Повелитель Тёмных Стихий.

***

Это, в самом деле, напоминало кадры из фильма ужасов.

Затянутое теперь уже прочными верёвками щуплое тело девушки выгибалось дугой. Королевну, пока она была без сознания, успели скрутить на совесть. А кроме того привязать к массивной кровати, сдвинуть которую, наверное, и вдесятером невозможно. Да только сейчас это исполинское ложе жалобно скрипело.

Девица, на первый взгляд худенькая и хрупкая, как подросток, брыкалась с невозможной сверхъестественной силой. Черные крылья и перья, будто выкованные из стали, исчезли бесследно. Но иногда на тонких девичьих пальчиках вдруг появлялись хищные когти. И она, вонзая их в постель, в клочья рвала атласные простыни и пуховую перину. По совету Кайла — завязали одержимой глаза. Действительно помогло — испепеляющие молнии больше в них не сыпались. Серебряная сеть Тайлли растаяла немногим позже их появления в этой комнате. И Настя мысленно благодарила Великую Мать за то, что они успели вовремя, и за то, что убедить Кристайла удалось так скоро.

Эриледа взвыла утробно, зашипела, как гигантская кошка. Рванула свои путы так сильно, что на миг почудилось — не выдержат сейчас.

— Давай, маг, приступай, не тяни! — поторопила Льюна. — Не отвлекайся, главное! До конца его веди! Чтобы обратно не вернулся…

— Если что — мы её подержим! — смело заверил Первый рыцарь.

Настя посмотрела в ужасе на растрёпанную девицу, что извивалась как уж на сковородке. Рыжая хотела уточнить у Даларда, как он собрался удержать ЭТО, но не решилась.

Кристайл остановился в изголовье. Тварь шипела, клацала зубами, вертела головой, словно и с завязанными глазами его видела. Или чуяла.

Тот, Чьё Сердце — Камень стоял молча, опустив белокурую голову, будто вслушиваясь. Насте почудилось, что длилось это очень долго. Друзья в напряжённом ожидании стояли по обе стороны от королевского ложа, готовые в случае непредвиденной опасности броситься магу на помощь.

— Ну, здравствуй, Яльхиор! — вдруг отчётливо произнёс Владетель Кристалливора с холодной улыбкой на красивых губах.

Яростный вопль вырвался из уст бледнолицей девчонки. Изо рта пошла пена. Когти впились снова в растерзанный матрац, тёмные перья на глазах покрывали бьющееся в конвульсиях тело.

— Тебе со мной не тягаться, пиявка! — жуткие эти метаморфозы мага, казалось, не испугали. — Я — Кристайл ар Итрейт, Владетель Чёрных Земель, Вечный Хранитель Чёрного Кристалла, Повелитель Тёмных Стихий, Память Лидоны, Тот, В Чьих Жилах Огонь…

Настя снова чувствовала это. Дрожь земли, дрожь воздуха, дрожь тканей мироздания. Мир вокруг отзывался на голос мага, звенящий по всему замку. Внутри гулко пульсировало что-то, откликаясь на каждое слово. И Настя чувствовала удивительную несокрушимую силу, что разливалась сейчас волнами.

— Я — Хозяин. Ты — раб и прислужник. Отныне — раб мой! Именем твоим связываю тебя! Исчезни в Бездне! Яльхиор, Яльхиор, Яльхиор! Вернись туда, откуда пришёл!

Чёрные перья взвились густым облаком, будто кто-то разорвал подушку. Обмякшее тело королевны безвольно рухнуло на постель. В воздухе над ней мутная взвесь из птичьего оперения и смрадного дыма внезапно обрела очертания…

Настя даже думать не хотела, что это за жуткая личина. Что-то вроде грифа с оскалившимся вытянутым черепом на тонкой кривой шее. В глазницах разгорались хищные белые огни.

— Вернись туда, откуда пришёл! — не глядя на призрачное чудовище, продолжил холодно Крис, медленно вздымая над головой руки.

Тонкие пальцы сияли, будто он держал в ладонях раскалённые угли.

— Вернись туда, откуда пришёл! — в третий раз приказал маг.

И раскалённый огненный шар вонзился в тёмное крылатое облако, зависавшее над ложем королевны.

Ухнуло так, что Настю отбросило на несколько метров. Она заставила себя проворно вскочить с пола, несмотря на ощущение, будто по телу пробежало стадо взбесившихся слонов. Друзья её тоже поднимались — раскидало их по всей комнате. Лишь утончённый силуэт Хозяина в чёрных одеждах остался на своём месте в изголовье кровати. Верёвки, стягивающие тело одержимой, разорванные в клочья, валялись вокруг.

Эриледа застонала негромко и открыла огромные карие глаза. Вокруг неё настороженно собиралась вся компания. Взгляд несчастной блуждал, медленно перемещаясь с одного незнакомого лица на другое. И выражение изумления и страха проступало на бледном лице всё отчётливее.

— Вы… кто? — тихо прошептала она.

— Мы… — Кайл окинул беспомощным взглядом своих приятелей. — Даже не знаю, что Вам ответить, Ваше Высочество! В двух словах, пожалуй, не объяснишь…

— Я выслушаю… — заверила она, приподнимаясь.

Кристайл протянул ей услужливо руку, и Эриледа, опершись о его ладонь, села. Тотчас, расправив плечи с осанкой истинно королевской, одёрнула рваное платье и заглянула снизу вверх в лицо мага:

— Ты. Ты спас меня. Они все хотели меня убить. А ты не позволил.

— Ваше Высочество… — начал было Северянин.

— Нет, я не гневаюсь, — девица перевела тёмный взгляд на полукровку. — На вашем месте и я бы поступила так. Меня следовало убить.

Она сдержанно улыбнулась Хозяину.

— Но то, что ты сделал, я не забуду! Я всегда воздаю по заслугам. И за добро, и за зло. Не знаю, кто вы такие, и как попали в мой замок… Но я очень надеюсь, что вы мне не откажите в помощи. Не просто так Мать Мира вас сюда привела, не просто так вы меня спасать стали… Да?

— Мы сделаем всё возможное и невозможное, миледи! — заверил с поклоном белоголовый Владетель Кристалливора.

— Я рада, что настоящие рыцари ещё не перевелись на Севере, — улыбка Эриледы стала мягче и теплее. Но тут же бледное лицо вновь словно окаменело: — Один подлец давно своей награды дожидается. Пора ему воздать! Да только боюсь, одна не справлюсь. За всё, что он заслужил — отплатить сполна непросто.

***

— Я не хочу войны с Югом, милорд Кайл! Я никакой войны не хочу…

Королевна зябко куталась в плащ, хоть камин полыхал вовсю. И даже обнаруженная в кухне бутыль вина не могла согреть её и унять этот нервный озноб.

— Я лишь о покое мечтаю. Но пока эта тварь на троне моём сидит, только мечтать и остаётся…

— А давно Вы узнали, что Моруварк лэдрау? — поинтересовался Наир, подкидывая в огонь обломки от старинного, покрытого позолотой кресла.

— Давно. Испугалась сначала. Но поворачивать вспять было поздно! Я уже целиком в его власти была, — королевна вздохнула, опустив глаза. — Я ведь ему верила. Я-то его любила по-настоящему. Даже узнав, кто он. Я думала, что ради меня он другим станет. Если бы я догадалась, какую участь он мне уготовал.

— Ваше Высочество, но если вы здесь уже столько времени томитесь… А как же у подданных Ваших подозрений не возникло, что ли? — подивился Далард. — Королевна исчезла, а им и дела нет?

— Так я не исчезла, — пожала плечами Эриледа. — Он меня временами привозит в Энлисгорт. На празднества, балы. Дабы никто ничего не заподозрил.

— А почему вы там помощи не попросили?

— Потому что я всё это время подчинялась духу тьмы, которым меня Моруварк наградил. Безвольная кукла. Здесь, в Лириволи, эта мерзость показывала себя во всей красе. На людей нападала, убивала всех без разбора. Когда это началось, все мои слуги в ужасе отсюда разбежались. Кто успел. Их было немного. Тех, кто болтал, позже отыскали прислужники Моруварка. А я тут осталась — вечной узницей. За границы замка выйти не могла. Он какое-то запирающее заклинание использовал. Чары на меня так странно действовали, что я пить и есть перестала, но от голода, как видите, не умерла. И спать тоже не могла.

А когда было нужно, он за мной являлся и уводил в столицу. Только и там я была во власти чужой. Послушная, будто марионетка с ярмарочной площади. Я ходила, говорила, танцевала. Но мне всё время казалось, что я на это всё со стороны смотрю. Будто я — это вовсе не я. Как ни старалась я хоть какой-то знак подать тем, кто верен мне оставался, ничего не выходило. Я и сказать, и показать, и написать пыталась. Всё пустое. Дух тьмы проклятый всё по-своему делал. Так и с вами вышло… Я ведь хотела предупредить. Нападать на вас я не собиралась. Да кто бы меня спрашивал!

Королевну снова затрясло, как в лихорадке. Настя смотрела на неё с неподдельным сочувствием. Совсем девчонка! Что ей, бедной, пришлось пережить!

— Не думайте, что я сдалась! — с вызовом заявила Её Высочество. — Я боролась. Снова и снова. Я верила, что однажды смогу одолеть эту мерзость внутри меня. Но он был сильнее. Каждый раз он побеждал. Как будто душу сминал! Это так больно! Так больно!

Королевна сжала кулак, будто хотела показать, как это случалось.

— Нестерпимо! Но я всё равно пыталась. Как горько мне было видеть, что вытворяет эта сволочь с моей землёй! Как горько было оставаться немой безвольной игрушкой в лапах этой злобной твари!

— А я ведь только недавно узнал про Моруварка… — вдруг горько усмехнулся Кристайл. — И даже подумал — зачем мне-то с ним сражаться? Кристалливор всегда в стороне был. Ну, я успокаивал себя тем, что Дэини защищаю, что без меня они пропадут, не справятся. Только выходило, что мне этот лэдрау ничего не сделал, не за что ему смерти желать. Теперь я знаю, за что убью Моруварка. Уже за одни только Ваши слёзы стоит!

— Спасибо, милорд Кристайл! — улыбнулась благодарно королевна. — Но я это всё говорю не для того, чтобы меня пожалели. Я хочу, чтобы вы понимали, с чем столкнуться придётся.

— Ваше Высочество, а про Чашу Желаний Вам слышать что-нибудь от Вашего Советника доводилось? — осторожно поинтересовался Кайл.

— Да, он сказал, некогда она принадлежала Вэйканарифь, — тотчас кивнула девчонка и добавила, заметив, как у всех лица вытянулись от этих её слов: — Но он пока с ней ничего сделать не смог. Чашу эту он прячет в своих покоях. Где именно, не знаю. Никому не показывает. Я не видела её даже в ту пору, когда… мы проводили вместе и дни, и ночи. Моруварк какие-то кровавые ритуалы с ней устраивает. Но Чаша Желаний служить ему не хочет. Его это в ярость приводит. Ведь он настоящий «сын тьмы», а пробудить магию своего народа не способен.

Но, как видите, он и без Чаши некоторым духам приказывать может. Про единомышленников среди людей, я и не говорю уже.

Вам надо очень быстро найти способ попасть во дворец, пока он про вас и про то, что здесь случилось, не пронюхал. Я боюсь, что Моруварк знает многое, простым смертным неизвестное. То, что даже самый лучший лазутчик не выведает.

— Да, если в его пользу шпионят духи тьмы, — согласился Кайл, — то пока мы дойдём до Энлисгорта, нас там уже будут поджидать с распростёртыми объятиями.

— Нет, до столицы добраться быстро я вам помогу! А уж там… Только на себя уповать останется. Я с вами отправиться не могу. Если явлюсь во дворец, он сразу поймёт, что я от его духа мерзкого освободилась. Да и сначала проверить надо, а могу ли я теперь из Лириволи уйти. Милорд Кристайл, ты ведь тоже маг, знаешь про Дорогу Девяти?

Хозяин утвердительно качнул головой.

— Это легенда просто, — откликнулась Льюна. — Сказка для тех, кто в чудеса верит.

— Легенда, — усмехнулась, соглашаясь, королевна. — Как и Чаша Желаний, и лэдрау! Один из порталов здесь. Так Моруварк из Энлисгорта сюда за мной являлся, так меня в столицу уводил.

— Не может быть! — ахнул Кайл.

— Так, кажется, вы друг друга понимаете, а вот мы все не очень… — признался Первый рыцарь. — Друг, объясняй, что за Дорога!

— Во времена Совета Девяти маги перемещались на огромные расстояния очень быстро, потому что порталами пользовались. Входишь в него и тотчас оказываешься где-нибудь далеко-далеко. Называли их Дорога Девяти. Волшебными этими порталами мог любой воспользоваться, но мало кто знал, где они расположены. А со временем и вовсе забыли.

— Верно, — кивнула королевна. — Только не совсем. Не из каждого портала можно отправиться, куда пожелаешь. Дорога из Лириволи одна — в столицу. Вернее, в старый заброшенный дом в лесу, неподалёку от Энлисгорта. Так Моруварк и путешествует. Если бы он вдруг появился в столице неизвестно откуда или прямо из замка исчез бесследно, это бы людей на разные мысли навело. А так он без опаски может сюда явиться и обратно потом. Здешний портал только в столицу открывается. А вот из того, возле Энлисгорта, можно в любую часть Герсвальда и даже Кирлии попасть. Главное знать, как это место выглядит. Туда, где ты прежде не был, шагнуть не получится.

— Вот это да! — покачала головой Рыжая.

— Чтобы Моруварка победить, вам его опередить надо, — продолжила Эриледа. — Я думаю, портал нам поможет. Окажетесь в окрестностях столицы сегодня же. И там времени не теряйте! Если он узнает, что вы с меня чары сняли… А дабы вам в город въехать смело, я вам позволительные королевские грамоты выдам. Всем! Я же пока ещё королевна Побережья…

— А это что такое? — поинтересовалась Тайлли.

— А это, миледи, очень полезная вещь! — пояснил Северянин.

— Податель сего документа особой милостью королевской награждается. Никто ему препятствий чинить права не имеет. И во всякой нужде, и всяком деле помощь любую от подданных Её Высочества королевны Герсвальда сей податель имеет право требовать, — продекламировала Эриледа.

— Вот это бесценная помощь! — улыбнулся Наир.

— Но во дворец просто так вас и с грамотой позволительной не пустят, — предупредила королевна. — Нужна будет легенда, зачем вам туда, и кто такие. Впрочем, времена сейчас военные, неспокойные, каждый день на поклон приезжают владетели каких-то дальних земель. Или просто рыцари, королевской службы жаждущие. Я думаю, это и есть повод. Скажите, что с посланием прибыли из какой-нибудь окраинной земли.

— Я даже уже знаю какой, — ухмыльнулся полукровка. — Сдаётся мне, милорд Форсальд до столицы будет добираться дольше нас…

— А я могу даже не лгать, — рассудил Кристайл. — Владетель Чёрных Земель! Приехал мирный договор заключить с соседней могущественной державой. Славный замысел?

— Думаю, удачный! — оживилась королевна. — И разделиться будет мудрее. Больше шансов, что хоть кто-то до Моруварка доберётся.

— Нам бы хотелось всем добраться и всем вернуться! — заметила Настя.

— И я вам этого желаю! Поможете мне — клянусь, не пожалеете! А теперь следуйте за мной!

***

Это было похоже на зеркало. Огромное зеркало в два человеческих роста. Только в нём никто не отражался. В нём отражалась пустота.

Насте было немного не по себе. Попробовать, конечно, жутко интересно, но всё-таки порталы — это совсем из области за гранью возможного. Одна Рыжая бы никогда не рискнула. А с друзьями… Иногда Дэини казалось, что вместе они действительно способны на всё!

— Храни вас Мать Мира! — благословила их напоследок Эриледа.

— До встречи, Ваше Высочество! — откликнулся полукровка.

— До встречи в Энлисгорте, освобождённом от лэдрау! — добавил Кристайл.

А потом они все сомкнули руки и шагнули в эту безликую пустоту. Тряхнуло, как будто по телу пробежал несильный разряд электричества.

Настя огляделась удивлённо, решив, что фокус не удался. Сумрак, пыль, затхлый воздух, какая-то рухлядь. И всё-таки…

Нет, это не Лириволи. Это совсем другое место. Маленький домик с прохудившейся крышей. С потолка капает. Дождь шуршит монотонно по стенам.

— Получилось… — недоверчиво произнёс Далард.

— Теперь дело за малым — во дворец попасть! — усмехнулся Крис.

— Да, план только придумай сначала! Ты же всё с нас спрашивал… Самое время! — припомнил Северянин магу его прежнее недовольство.

Подарок для лэдрау

В твоих глазах ни тени чувства

Ни тьмы, ни света —

Лишь ювелирное искусство,

Блеск самоцвета.

Ты, как змея, качнула станом,

Зла и бездушна.

И вьёшься в танце непрестанном

Жезлу послушна.

Шарль Бодлер

(перевод П. Антокольского)

Попасть в Энлисгорт получилось на удивление легко. Если честно, Настя даже растерялась слегка. Разумеется, благодарить за это стоило Эриледу с её чудодейственными бумагами. Стражи порядка на воротах, едва заметив королевскую подпись, тотчас махнули рукой — проходите! Даже как звать не спросили.

С одной стороны, это радовало, с другой, изумляло — неужто Моруварк настолько в себе уверен? Никого не боится. На воротах столицы вся охрана — пять человек. В каком-нибудь Сальваре и то больше! Мощные крепостные стены — вот и вся защита города. А ведь здесь столько народа снуёт. Врагу в этой пёстрой толпе затеряться проще простого. Вот как, например, им…

Чтобы, в самом деле, не разминуться в толчее, в город входили порознь, но не теряя друг друга из вида. Теперь Кристайл и дамы поджидали в стороне у рыночной площади, пока их нагонят остальные.

— Какая полезная штука эта грамота! — восхитилась Рыжая, когда вся компания вновь воссоединилась.

— Да, полезная, но и опасная! — отстранённо кивнул Кайл.

— Точно, — негромко подтвердил Далард, — король их давать не любит.

— Почему? — не поняла Настя.

— Она ведь легко может попасть в руки чужому, — пояснил Кайл. — И что он с ней наворотит, только Светлые Небеса ведают. Наши с Далардом кольца тоже сродни этим бумагам. Но несколько лучше. Об их значении только служивые знают да владетели земель. Жаль, не всегда они должное влияние имеют! Помнишь, Дэини, ведь и с перстня моего не было толка, когда мы трактир искали в Ялиоле, или на границе, когда подорожные у толстяков добывали.

Анастасия кивнула машинально — она уже разглядывала в восхищении горделивые башни королевского дворца.

— Ну что? Я лошадей выбирать, — хлопнул в ладоши полукровка. — А вы? В трактире ждать будете?

— Да, пожалуй! Вон там посидим, — Далард кивнул на ближайшее заведение. — А то посреди площади торчать — лишний раз глаза мозолить.

На счёт лошадей решили уже давно — придётся купить в столице, а то, что ж это за посольство — на своих двух. Несолидно!

Вообще, все тонкости обсудили ещё в заброшенном домике в лесу. Обсудили — это не совсем верное слово. В процессе чуть друг друга не поубивали опять. В смысле, спорили отчаянно.

Поделились сначала без проблем: Кайл и Далард — вместе, Крис — отдельно. Они будто бы с поклоном из Солрунга, а маг приехал дружеский пакт подписывать.

Разумеется, на северянина Первый Рыцарь не походил, но ведь в Герсвальде приезжих с Юга не меньше, чем в Кирлии с Побережья. А полукровок здесь ещё больше. Так что никого не удивит, что один из них у Форсальда в дружине служит.

Королевские перстни особого отличия от греха подальше сдали на хранение Крису. Тот их в свой потайной склад прибрал. В случае если что-то пойдёт не так, и гостей решат обыскать, эти красивые кольца могли послужить прямым билетом на виселицу.

Наира хотели сначала с парнями отправить. Но потом решили, что это уже точно подозрительно. Южанин, полукровка, ещё и лэгиарн — странные ратники в Солрунге. В свиту мага «сын леса» вписывался куда правдоподобнее. Кто их там, в Чёрных Землях, разберёт…

— А дамы как же? — вдруг удручённо поинтересовался Наир.

— В смысле? — не понял Северянин.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 543