электронная
200
печатная A5
697
18+
САГА: «ХЭЙВЕН: Война. Любовь и Мир» PART#2 Осенний сезон — Джентльмен и Плутовка

Бесплатный фрагмент - САГА: «ХЭЙВЕН: Война. Любовь и Мир» PART#2 Осенний сезон — Джентльмен и Плутовка

Любовь правит миром, а война лишь стоит на паузе…


Объем:
572 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-7206-7
электронная
от 200
печатная A5
от 697

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

САГА: «ХЭЙВЕН: Война. Любовь и Мир». PART#2 — ОСЕННИЙ СЕЗОН: Джентльмен и Плутовка

Пролог

В печаль мою, казалось, вплелась вечность,

И косы эти я не расплету.

Я жить хотела в радости, беспечно,

Но просчиталась, к своему стыду.

Мой радужный калейдоскоп желаний

Вдруг потускнел. Раскрасить не смогу.

И предстоят мне тысячи скитаний.

Их заслужила, к своему стыду.

В себя вонзая копья сожаленья,

Страницу жизни я переверну.

В конце главы я обрету спасенье

Чуть запоздало, к своему стыду.

Надежды лучик вижу пред собою…

И для него. Во имя я живу…

Финал на миг покажется бедою,

Смерюсь я с нею, к своему стыду.

Мои грехи сплелись давно с раскаяньем.

К ним аккуратно слезы приплету,

Пороки, страсти, мысли и желанья,

И даже слабость, к своему стыду.

Свою любовь я с радостью растрачу,

Чтоб сердце стало теплым и большим.

А пустота в глазах не много значит,

Ее вплету в косу к прядям другим…


Сборник мадам Джи: «Осколки ярких обещаний»

Стихотворение: «Коса»

…Мой мудрый и справедливый брат, неоднократно говорил, что за любые грехи и проступки рано или поздно придется расплачиваться. Тогда я не предавал этой фразе особого значения. Тогда я жил одним днем… И вскоре пришла расплата…

Моя яркая жизнь, заполненная вечеринками и женщинами, сыграла ключевую и печальную роль, когда я влюбился. Любовь изменила все: мои взгляды, мой образ жизни в целом, меня самого. Но переосмыслив и переоценив прожитые годы, проблемой остался человеческий фактор.

Общественность на века запоминает плохое, легко опуская хорошее. Да и хорошего, признаться, в своей жизни я совершил не так много. Осознание не решило проблемы. Прозрение лишь добавило их.

Репутация.

Раньше я никогда не задумывался о том, что дурная слава в итоге разрушит мою жизнь. Как правило, неподобающее поведение, скандалы и распутный образ жизни легко приводят к падению женщину. Ее уже не называют респектабельной леди, достойной партией, благочестивой и добродетельной особой. Перед ней закрываются все двери. К ней относятся с презрением, всячески напоминая о безнравственном поступке. Она попадает в изгнание.

Но, похоже, правила приличия и морали распространяются не только на прекрасный пол. Это стало для меня неприятной неожиданностью. А ведь когда-то я гордился своей репутацией распутника, прожигателя жизни… Сейчас я чувствую себя чужестранцем из Пяти Государств на родной земле, которого осуждают лишь за то, что он не из их стаи.

Мне нравилось, что леди смотрели на меня с опаской и одновременно с вожделением. Нравилось, когда они обсасывали очередную скандальную историю обо мне и от смущения заливались краской. Джентльмены, по крайней мере, определенный контингент, уважали и даже восхищались тем, что я из себя представлял. Бескомпромиссный. Опасный. Идущий по головам.

Фразу: «В этом Дьяволе нет ничего святого» я воспринимал, как комплимент. Запрет на появление в дворце Хонор я считал своим достижением, яркой победой.

И вот моя скандальная репутация показала свой печальный итог, лишив возможности ухаживать за возлюбленной. Несмотря на родословную, положение в обществе и социальные блага, я оказался недостаточно хорош для того, чтобы претендовать на ее руку и сердце. Презрение и осуждение в глазах общества, которое я раньше просто не замечал, открыло мне всю ничтожность своих прожитых дней, коварство реальности и неизвестности будущего.

Но опустим мои ошибки и предрассудки общественности. Ведь высший свет и злые языки несправедливы не только к таким распутникам и шалопаем, как я. Возьмем, к примеру, моего брата: истинного джентльмена и безупречного мужчину. Он: привлекателен, титулован, богат, респектабелен, а его кристально чистая репутация может затмить солнечный свет.

Сама безупречность.

Сама стабильность.

Сама надежность.

Тоже ярлыки, которым особенно не позавидуешь.

Он занимает, чуть ли не первое место в списке самых завидных женихов Хэйвена вот уже третий Сезон подряд. Его с радостью принимают в самых респектабельных домах Поднебесной. «Почтенные» патронессы Хонора уважают. Бойкие мамаши заглядывают в рот… Но даже такому безупречному мужчине высший свет найдет, что предъявить. Ведь неслыханно, если столь достойный человек вдруг сделает неправильный выбор. Например, решит взять в жены не ту, которой благоволит общество, а ту, чье поведение и образ жизни все осуждают.

Мы — две противоположности, две разные истории, две стороны одной монеты: орел и решка. В игре все зависит от фортуны или случая, на какую из сторон эта монета соблаговолит упасть… Ну, а в жизни все решают поступки или бездействие.

Ирония судьбы!

Я могу закрутить роман с опытной вдовой, актрисой или дамой полусвета, и это будет считаться нормальным. «Приличным» в глазах высшего света, потому что в силу моей репутации, это и будет тем «правильным», что от меня ожидают. Но не могу прийти в приличный дом и официально предложить свою кандидатуру в качестве мужа, защитника, или просто кавалера женщине, которую люблю. И с этим, похоже, мне придется смириться. И с этим, как не прискорбно, мне выпало жить…

А тем временем дотошные родственники, змеи-патронессы, алчные мамаши, желающие пристроить своих дочерей и бывалые охотницы на мужей, не дремлют. И задолго до того, как мой благовоспитанный брат решил накинуть на себя ярмо и жениться, уже составили список самых достойных невест, по своему усмотрению, конечно.

Ему стоит только выбрать!

Он может выбрать любую!

Но только ту, которую одобрит общество…

Запись в книге «Пари»

«Мужской Клуб»

ГЛАВА 1/1: Эксцентричная особа

Как я уже писала накануне, победителем ежегодных соревнований по скачкам в Де-Монфор-Парке вновь стал лорд Р., привыкший побеждать всегда и везде. Первым, кто поздравил победителя, была его младшая сестра, леди Р.. Она только сегодня вернулась из путешествия по Нэйкбич и попала, как говорится, с корабля на бал.

Все мы знаем ее, как темпераментную и, не побоюсь этого слова, эксцентричную особу. Она плюет на законы высшего света и при этом невинно улыбается. Есть с кого брать пример, подумаете вы, мои дорогие читатели, и я с вами охотно соглашусь. Брат своим, зачастую, непристойным поведением пагубно влияет на сестру.

Блюстительница морали леди Ч. как всегда настроена категорично и в критике не скупится. «Сестра знаменитого ордп Р., — возмущенно говорит она. — Не посещает респектабельных приемов, в городе появляется крайне редко и живет в свое удовольствие. Не успев покинуть „детскую“, она отправилась путешествовать по Шилду со своей своеобразной тетушкой. А когда вернулась, не провела в Хэйвене и двух месяцев, сразу упорхнула в Нэйкбич почти на год, вместо того, чтобы дебютировать в свете! Это ли не уважение? Это ли не развязность? А сегодня леди Р. самым неподобающим образом повисла на брате и расцеловала на виду у всех. Какая безнравственность! Какая вульгарность!»

Посоветовала бы вышеупомянутой леди прислушаться к словам главной блюстительницы морали и воздержаться от публичного проявления чувств. Репутация — вещь хрупкая и не стоит ей рисковать. Так же, как положением в обществе и возможностью удачно выйти замуж.

газета «Городские хроники»

раздел «Слухи и сплетни Хэйвена»

(Отрывок из колонки леди Икс)

Гринрок — Дарк-Хаус

Себастьян Райфорд, насвистывая, прошел в гостиную Дарк-Хауса. Анна убрала в карман письмо, полученное из столицы, и посмотрела на брата.

— Де-Монфоры устраивают сегодня грандиозный пикник, — сообщил он. — Если желаешь переодеться — поспеши и мы отправимся.

— Извини, Себастьян, но у меня появились дела. Я сейчас уезжаю в Лондон… — произнесла девушка, села за журнальный столик и еще раз прочла статью леди Икс.

— Что? Ты же только что вернулась, Анна! Лето в самом разгаре! — возмутился Себастьян. — Мы не виделись целый год. Теперь я вижу, как ты меня любишь!

— Не играй на моих чувствах, хитрец. — Сестра погрозила ему пальцем. — Тебе и без меня тут прекрасно. Я буду отсутствовать всего ничего. Ты даже не успеешь соскучиться. — Леди Райфорд поднялась с софы и сунула в его руку газету. — Ты читал? — спросила она.

— Нет.

— Леди Чандлер совсем обнаглела.

Вайз пробежал глазами статью.

— А, по-моему, неразумно ведешь себя ты. Леди Икс, между прочим, права. Игнорируя заявления злобной курицы, ты сильно рискуешь. — Себастьян покачал головой. — Прошу тебя, постарайся держать себя в руках, детка, — проворчал он. — Еще ни одну молодую леди не украшала скандальная слава.

— Хорошо, братец. Я буду паинькой. Даю слово. — Анна театрально вздохнула. — За мою репутацию можешь не переживать. Во-первых, меня будет сопровождать тетя Эмма, а во-вторых, свиту своих воздыхателей я распустила на летние каникулы.

— За твою репутацию я не беспокоюсь уже давно. Отшивать кавалеров стало твоей профессией, — пожаловался маркиз. — А вот поведение у тебя не к черту!

Анна фыркнула.

— Ты не переживаешь за мою репутацию, потому что все знают чья я сестра! — парировала она. — Возможно, дамы и находят тебя очаровательным, мистер Порок, но джентльмены бояться, как огня.

— И правильно делают. Любой, кто обидит тебя, больше не жилец на этом свете, — заверил ее Вайз.

— Какой ты грозный! — поддразнила сестра. — Я передам эти слова всем своим ухажерам.

— Можешь так же передать, чтобы не питали никаких иллюзий относительно твоей персоны, потому что мужа я тебе уже выбрал.

— Вот так новости! — ахнула Анна. — И кто же он, могу я узнать?

— Виконт Дайм, детка.

— Дайм? Почему Дайм? — подбоченившись, воскликнула она.

— Потому что он мой ближайший друг, и я доверяю ему.

— Тоже мне аргумент! — фыркнула девушка.

— Артур, как никто другой, знает тебя. Он уравновешен. Терпелив. Питает к тебе нежные чувства. Его не отталкивает твое сумасбродство и он, наверное, единственный мужчина на земле, который сможет сдерживать твои порывы и свободолюбивую натуру.

— Когда наступит время, предпочитаю выбрать себе спутника жизни сама! — высокомерно ответила Анна.

— Это мы еще посмотрим, — возразил Райфорд и прищурился. — А что еще за дело, которое нельзя отложить?

— Женские делишки, знаешь ли… Не забивай себе голову, Себастьян.

Анна поцеловала брата и поспешила в свою комнату. Она вернулась из Нэйкбич два дня назад. Чемоданы до сих пор были не распакованы, так что приготовления к отъезду в город не заняли много времени. Она подошла к секретеру, достала из кармана письмо и еще раз прочла его. Новости были как нельзя кстати. Сама судьба распорядилась так, чтобы это послание она получила до своего отъезда.

Анна положила в секретер письмо и взяла одну из шкатулок. Потом села в кресло и глубоко вздохнула. Меньше чем через час она отправятся в Поднебесную, и ее гениальный план будет приведен в действие. Анна открыла шкатулку и достала оттуда миниатюру прекрасной работы. Возможно, и она сама когда-то научится так хорошо рисовать. Портрет был выполнен идеально. В нем чувствовалась жизнь. Волевой подбородок выдавал силу характера мужчины, глубина серых глаз — доброту, контур губ — чувственность.

Артур Де-Монфор.

Безупречный виконт Дайм.

Привлекательный. Статный. Надежный.

Мечта ее детских грез.

Истинный образец настоящего джентльмена.

Вот такого мужчину хочет видеть рядом с собой каждая девица на выданье, в том числе и Анна Виктория Райфорд. Себастьян был бы очень удивлен, узнав, что их мнения в выборе супруга совпадают. Леди Райфорд давно решила, что станет женой именно этого человека. Она влюбилась в Артура, еще в тринадцать, когда представляла собой нескладную плоскогрудую девчушку с гривой темных непокорных волос. Тогда она и стащила эту миниатюру из Де-Монфор-Парка.

В то время он видел в ней лишь ребенка, смазливую маленькую девочку, младшую сестру лучшего друга и не придавал значения ее томным взглядам. Это так злило Анну, и она поклялась, что однажды покорит сердце невозмутимого, уж очень правильного, виконта Дайма.

Артур был консерватором, верный традициям и устоям. Он держался на расстоянии и был до неприличия добродетельным и корректным. Тактичным, сдержанным и любезным. Делал вид, что относится к ней так же, как к любой другой особе. Его выдавал только взгляд. Жаркий взор. В глазах виконта горела далеко не братская любовь. Это давало надежду, но и создавало трудности.

Время шло, но он не сокращал дистанцию. Не флиртовал. Не заигрывал. Как будто бы выжидал… Это не обнадеживало и раздражало. Больше всего на свете леди Райфорд не любила ждать… Все ее отрочество прошло в ожидание того, что человек, которого она полюбила, обратит на нее свое внимание. В ожидании прошел еще год, который Анна провела на скалистом берегу Нэйкбич, и сейчас настало время действовать. Она была во всеоружии и готова к атаке.

Она хотела, чтобы виконт отчаянно добивался ее расположения. Желала страстей и переживаний, флирта и соблазнения. Хотела, чтобы горело синим пламенем! К сожалению, Дайм походил, скорее, на верного мужа, чем на соблазнителя и Анна решила, что это недоразумение нужно срочно исправлять. Верность — это хорошо, но не хватает страсти.

Она знала, как это исправить.

Дорога в Гринрок

Артур Де-Монфор, виконт Дайм свернул газету «Городских хроник» и убрал в сторону. Карета подпрыгивала на ухабах разбитой дороги, но он приказал кучеру не снижать скорости.

Анна Райфорд вернулась из Нэйкбич и леди Икс уже успела написать об этом. Сейчас она, скорее всего, без умолку рассказывает своим друзьям, родным и близким о своих приключениях. Если не будет дождя, он доберется до Де-Монфор-Парка к обеду и присоединиться к ним. Месяцы ожидания подойдут к концу. Дни тоски и томления. Часы размышлений о том, что он скажет при встрече… Как поведет себя она…

Долг для виконта Дайма всегда был превыше всего. Об этом ему твердили все еще с юных лет. Ответственность перед титулом и семьей. Репутация. Респектабельность. Честь. Забота об арендаторах и обширных владениях. С ранней юности его держали в узде, в жестких рамках. В то время, когда его брат-близнец Александр наслаждался беззаботным детством, он воспитывался в особой строгости. Ведь большой груз ложиться на плечи старшего сына.

Артур всегда спрашивал себя, родись он на несколько минут позже, был бы он счастливее. Ведь тогда Алекс стал бы виконтом Даймом, главой семьи. Иногда Артур даже завидовал младшему брату за то, что тот имел больше свободы. Он знал, что обязан позаботиться о продолжении своего рода и еще в прошлом году определился со спутницей жизни.

Только это произошло не как у большинства знатных господ. Артуру повезло. Он не посещал для этого «Ярмарку невест» в Хоноре или другие респектабельные организации и приемы. Не наводил справки о выгодных партиях и завидных невестах. Не строил конкретных планов. Он просто влюбился. Случайно. Неожиданно. По-настоящему. И в самое ближайшее время собирался сделать своей избраннице предложение. В течение года он вынашивал это решение. В течение чертовски длинного года.

Артур знал Анну всю сознательную жизнь и всегда относился к ней, как к маленькой, вздорной девчонке. Он и не подозревал, как скоротечно время. Не ожидал в один прекрасный день увидеть вместо кудрявой крошки повзрослевшую молодую девушку. Это случилось в прошлом году. Поздней осенью. На ее семнадцатилетие.

Она так быстро расцвела. Превратилась в леди: красивую, очаровательную, соблазнительную. В прекрасную розу Поднебесной. Он никогда не следил за счетом ее лет, но увидев на балу в честь дня рожденья, потерял дар речи. Он даже не узнал бы ее, если бы она не бросилась в его объятия и не сообщила: «Я так рада, что ты приехал поздравить меня, Артур!». В тот момент он смог только кивнуть и продолжил любоваться ею.

Безусловно, сначала виконта покорила красота Анны Райфорд. Волосы, которые она всегда заплетала в смешные косички, теперь ниспадали с плеч шикарными локонами. Они были иссиня-черным мерцающим полотном и великолепно контрастировали с шелковистой, молочно-белой кожей. Притягательные зеленые глаза, в обрамлении густых черных ресниц, покорили Артура мгновенно. Изумрудные глаза, как потом Дайм прозвал их. Аккуратный носик, губы, похожие на лепестки роз. Они искушали и молили о поцелуях. А ее изящные формы, могли свести с ума даже святого.

Высокая, упругая грудь. Она идеально могла заполнить его ладонь. Округлые бедра, которыми она умело покачивала при ходьбе, завораживали и соблазняли. От них не возможно было оторвать глаз. «Великий Холли, и где она только научилась этому? — спросил тогда себя Де-Монфор. — И куда подевалась плоскогрудая, худенькая малышка?»

Виконт не мог сказать точно, когда теплое, нежное чувство к младшей сестре хорошего друга сменило вожделение и переросло в пылкую любовь. «Принцесса», как он в детстве называл ее, повзрослела и превратилась в королеву, пленившую его сердце. Дайм сразу понял, что попался. И даже не стал вступать во внутреннюю борьбу с самим собой.

Но, у самого истока Артур боялся того, как тело и сознание реагирует на повзрослевшую леди Райфорд и скрывал свои чувства. Ни словом, ни делом, он не показал, что сгорает от страсти, томиться в любовной агонии. Жаждет любить и оберегать. Заботиться и завоевать ее любовь.

Предать ситуации стабильность, равновесие, оказалось намного труднее, чем предполагал Артур. Они были так близки, когда она была еще ребенком! А теперь… Дайм не знал. Он чувствовал себя растерянным, сбитым с ног, заблудившимся в собственных убеждениях, желаниях и планах.

Анна изменилась и этим привела в смятение. К тому же, эта метаморфоза была не только внешней, но и внутренней. Доверчивая и бесхитростная малышка превратилась в знающую себе цену кокетку. Но она была еще слишком молода. Юнна для серьезных отношений, которых он жаждал.

Семнадцать.

Ей было всего лишь семнадцать.

Когда Анна покидала Хэйвен, предвкушая захватывающее путешествие во Нэйкбич, он уже решил для себя, что по возвращению сделает ей предложение. Они сочетаются браком и будут жить долго и счастливо. И вот теперь не было никаких преград. Виконт очнулся от размышлений, когда карета замедлила ход, и посмотрел в окно. Де-Монфор-Парк встречал его во всей своей красе и величии.

— Оседлай Гермеса, Джек, — распорядился он и взбежал по массивным ступенькам в дом.

— Будет сделано, милорд, — ответил конюх.

— Питерс.

— Добро пожаловать домой, милорд, — поприветствовал дворецкий хозяина. — Обед будет подан через час.

— Пусть гостями займется Алекс. Я переоденусь и отбуду в Дарк-Хаус. Вернусь к пикнику.

— Как скажите, милорд.

ГЛАВА 2: Неудачная партия

Соревнования — это всегда захватывающее и интересное зрелище. Не важно, что подразумевается под этим словом: ринг в бойцовском клубе или любовные взаимоотношения между мужчиной и женщиной. На этой недели взяли старт скачки в Рейт-Фаст. Отборочный этап пройден месяц назад и сейчас предстоит борьба чемпионов. Мнение о победителях, как всегда разделились, но соперники остались те же, что и в прошлом году.

Мистер Р., владелец, одной из самых крупных конюшен в Поднебесной, пообещал выставить на эти соревнования свое новое приобретение: арабского мерина по кличке Калиф. Эксклюзивного жеребца ему доставил друг из далекой Сардонии… Хотя бы в этом мистер Р. смог обогнать своего соперника лорда С..

…И еще несколько слов о моде. Новая линия шикарных нарядов мадам Д.-Б. полностью закончена. Показ коллекции «осень-зима» состоится в сентябре, в загородной усадьбе «чудо-мастерицы». Почитательницы ее смелой моды смогут не только посмотреть, но и приобрести понравившиеся им туалеты. Несомненно, эти наряды будут пользоваться большой популярностью в новом Сезоне.


газета «Городские хроники»

раздел «Слухи и сплетни Хэйвена»

(Отрывок из колонки леди Икс)

Гринрок — Дарк-Хаус

Переступая порог дома Анны, Артур чувствовал себя юнцом перед своим первым свиданием. И это он, двадцативосьмилетний мужчина переживал перед встречей с девчонкой, которую совсем недавно учил кататься на пони. Совсем недавно виконт, перед посещением Дарк-Хауса, неизменно просил свою кухарку миссис Уимбэлл, испечь любимые пирожные Анны с клубничным джемом. Сейчас же он посчитал сладкий гостинец неуместным.

— Приветствую вас, виконт Дайм, — пропела Анна, спускаясь по ступенькам к нему на встречу. — Сколько лет, сколько зим.

— Это уж точно, милая путешественница, — согласился виконт. — Здравствуй…

Он смотрел на нее, пристально, не моргая. Отмечая про себя, что «его Анна» стала еще краше. Мысли о клубничном джеме приняли более «сладкий» поворот и он невольно смутился. Но робость сразу сменило чувство предвкушения. Она встретила его на пороге. Как будто ждала его появления. Хотелось сразу заключить ее в объятия и признаться в любви. Рассказать Анне Райфорд, как он томился в сладостной агонии весь этот долгий год.

Артур еле сдерживал себя. Этим качеством он раньше не обладал. Ведь раньше виконт Дайм всегда был сдержан. Сдержан. Стабилен. Даже зажат. В плотном кольце убеждений, принципов, человеческих и божьих законов. Одержимость была ему не знакома. Но теперь безнадежно влюбленный в эту милую плутовку виконт понимал, почему повеса одержим распутством, а кутила вином.

— Рада видеть тебя, Артур, — мягко произнесла она. — Ты к Себастьяну?

— Нет, к тебе, — ответил он и снова окинул ее внимательным взглядом. — Прекрасно выглядишь, Принцесса.

Она обожала, когда он ее так называл. Артур всегда был невозмутим с ней, но это прозвище, которое он ей дал, будоражило кровь.

— Спасибо, — кокетливо промолвила Анна и протянула изящную ручку. Раньше она никогда так не делала. Раньше она обнимала его, как старшего брата, и подставляла розовую щечку для поцелуя. Артур стушевался, а девушка рассмеялась. — Ты же не ждешь, что я брошусь тебе на шею, не так ли? Леди Чандлер уже раскритиковала мое вульгарное поведение.

Виконт заставил себя собраться и поцеловал нежные пальчики. На самом деле он не удивился, если бы Анна обняла его. Скорее, он даже ждал этого.

— Она к тебе не справедлива, — сразу нашелся он и смягчил неловкость ситуации полуулыбкой.

— Думаешь?

— Уверен, — заверил он и прошел за Анной в гостиную.

— Вот бы посмотреть на лицо патронессы, узнай она, что безупречный виконт Дайм не разделяет ее взглядов, — весело промолвила она. — Я теперь под прицелом. Надеюсь не пересечься ее в столице.

Дайм замер.

— В столице? Ты уезжаешь в Поднебесную?

— А я разве не сказала?

Он заметил на подъездной аллее карету, вокруг которой суетилась прислуга, но таких новостей не ожидал. Молодой человек помрачнел.

— Нет, — сухо ответил он. — Когда?

— Совсем скоро.

Артур был расстроен. Неподдельное разочарование сквозило в его взгляде и голосе. Только сейчас он отметил, что на Анне дорожное платье. Проклятье! Он чудом перехватил ее перед самым отъездом.

— Ты огорчен?

— Да. — Это слово прозвучало жестко. — просто это так неожиданно. Ты ведь только вернулась…

— О! Я не на долго, — заверила она. — Пара неотложных дел. Первое из которых, визит к мадам Де-Бомонд. Боюсь, что мои наряды из Франции придутся не ко двору. Уверяю, ты даже не успеешь соскучиться.

Дайм посмотрел ей в глаза.

— Это уж мне решать, Принцесса. Я думаю о тебе чаще, чем ты думаешь.

Анна чуть не открыла рот от изумления. Или у нее что-то не так со слухом или всегда правильный Артур Де-Монфор только, что сделал неоднозначный намек.

— Как интересно… — отозвалась она.

— Анна Виктория! — послышался голос тети из холла. — Отдаем швартовые через четверть часа.

— Хорошо, Эмма, — ответила девушка и усмехнулась. — Она постоянно подгоняет.

— Позволь мне проводить тебя, — как истинный джентльмен, попросил виконт, стряхивая с себя напряжение. А что он мог сделать, чтобы изменить ситуацию, черт возьми? Перекинуть ее через плечо и уволочь в Де-Монфор-Парк?

— Ничего не имею против, — улыбнулась Анна и оперлась на предложенную руку. — Вот чего мне не хватало на скалистом берегу Нэйкбич! Твоих исключительных манер и галантности.

— Только этого? — притворно ужаснулся Артур и покачал головой. — А я так надеялся, что ты видишь во мне нечто большее, чем респектабельность и такт.

— О! Не сомневайся, виконт Дайм, респектабельность и такт в тебе я ценю меньше всего.

Дайм на мгновение растерялся, не понимая, шутит она или говорит в серьез, но потом увидел ее игривую улыбку.

— Плутовка, — ласково произнес он и улыбнулся в ответ.

У него была милая, даже дерзкая улыбка, превращающая его из консервативного джентльмена в соблазнителя. Но улыбался он, к сожалению, не часто.

— Нет. Я вполне серьезно, — возразила девушка и попыталась изобразить негодование. — Наверное, очень скучно и утомительно быть безупречным.

— Я не безупречен, — отмахнулся Артур. — Но ты права. Когда твое имя ассоциируется с благородством в глазах общественности, так и хочется совершить что-нибудь скандальное.

— Держу пари, что ничего подобного не случиться!

— Увидим, — пожал плечами Артур.

— Звучит, конечно, как угроза, но все твои попытки будут тщетными. Безрассудство тебе не свойственно!

— Почему ты так в этом уверенна? — удивился он.

— Потому что ты слишком правильный, Артур.

— Это упрек?

— По большому счету — нет… — отозвалась Анна. — Но… Ты не пробовал хоть иногда расслабляться, чтобы не быть до неприличия совершенным? — Она поправила его идеально завязанный шейный платок. — Не давит? — лукаво поинтересовалась она.

— Ты снова дразнишься. Намекаешь на то, что я зажат?

— Вовсе нет, но признаться, я чувствую себя неуютно рядом с мужчиной, у которого репутация кристально чиста, в отличие от моей.

— Репутация — всего лишь ярлы, к — возразил Артур. — Ты — живая и яркая, что не под силу понять строгим патронессам Ольмака.

— Это комплимент?

— Безусловно.

— Себастьян бы с тобой не согласился. Я не пробыла дома и двух дней, а уже успела выслушать не одну лекцию, — пожаловалась Анна. — Ты своенравная, эксцентричная, непослушная! Не завидую я твоему будущему мужу! — передразнила она голос брата. — Ты с ним согласен?

— Не совсем, — ответил Дайм.

— Себастьян утверждает, что рано или поздно меня ждет скандал и осуждение, если я не подумаю над своим поведением.

— Он просто беспокоится о тебе.

— О, да! И через каждые пять минут напоминает о том, что я должна быть благоразумна. — Она вздохнула. — Он до сих пор считает, что я маленькая, капризная, взбалмошная девчонка! Иногда хочется топнуть ножкой или показать негоднику язык, но это лишь подтвердит правдивость его обвинений.

Артур рассмеялся. Холли, как ему не хватало этой заводной девчонки! ьК радости снова созерцать ее и общаться, примешивалось томление во всем теле от ее близости, страстное желание. Острое. Неконтролируемое. Бодрящее. Виконт помог Анне сесть в экипаж, и на прощанье нежно сжал ладонь.

— Возвращайся скорее, — попросил он.

— Обязательно, милорд, — в ответ промолвила она и одарила Артура еще одной обворожительной улыбкой. Той самой улыбкой, которой, в свое время, хватило, чтобы украсть его сердце.


Анна облокотилась на спинку сиденья и подавила желание отодвинуть шторку и посмотреть в окно. Карета стремительно удалялась от Артура Де-Монфора. Анна всегда получала огромное удовольствие от легкости общения с Даймом, но за время, проведенное в Нэйкбич, он изменился. Она почувствовала это с первых минут разговора. Артур стал более раскрепощенным и открытым. Мурашки пробежали приятным теплом по всему телу. Игра уже началась.

— Вся твоя затея — сплошное сумасбродство и может закончиться печально, Анна. Говорю тебе еще раз: не стоит искушать судьбу, — нарушила тишину Эмма. — От любви до безразличия один шаг.

— Кажется, в оригинальном варианте этой поговорки упоминается о ненависти.

— Безразличие намного страшнее ненависти, моя дорогая. Я просто придала крылатому выражению завершающий штрих жестокой реальности, перефразировав его.

— Ты полагаешь, что Дайм влюблен? — равнодушно спросила она.

— О, Великий Холли, Анна, об этом шепчутся все сплетницы Хэйвена, и их недоумение не знает границ.

— Что же всех так смущает?

— Дама сердца безупречного Артура Де-Монфора, — сообщила Эмма.

— Откуда тебе это известно? — спросила племянница. — Мы только что вернулись из Нэкбич. Последние три года мы только и делаем, что разъезжаем по Пяти Государствам, но ты в курсе последних событий. Всегда поражалась твоей осведомленности.

— У меня свои источники, дорогая, и они сообщают о том, что список претенденток на имя виконтессы Дайм достаточно велик. Да и вереница достойных невест в будущем сезоне не меньше. Не прими за оскорбление, малышка, но ты не блистаешь на самой вершине.

— Меня не одобряют? — усмехнулась Анна.

— По всей вероятности.

— Тем лучше, — улыбнулась девушка, мастерски скрывая, что слова тети задели ее. — Значит, добропорядочному виконту Дайму придется сражаться не только со мной, но и со всем высшим светом, если он действительно намерен заполучить меня, — безапелляционно отрезала она. — Посмотрим, насколько он хорош.

— Я знаю, ты хочешь «разбудить спящего медведя», «вытащить его из берлоги» и «заставить плясать под свою дудку». Но, ни один джентльмен не будет играть по правилам женщины. Даже если он влюблен.

— Тогда ему лучше отказаться сразу от столь неудачной партии, как я.

ГЛАВА 3/1: Леди «не по размеру»

Своенравная сестра Вайза, не «погостив» в родовом поместье и двух дней, поспешно отбыла из родового поместья в столицу. По моим сведениям, лорд Р. был очень недоволен этим обстоятельством. Хотя чему тут удивляться? Леди Р. всегда поступала так, как хотела, чуть ли не с колыбели. Эту привычку, похоже, она впитала с молоком матери, а брат закрепил наглядными примерами.

Как сообщил мой источник, причина всему смена гардероба. Ведь все мы знаем, что леди Р. относится к моде намного серьезней, чем к своей репутации, и обожает эксклюзивные наряды ателье «Икона стиля». Поговаривают даже, что мадам Д.-Б. согласилась пошить оригинальный костюм для леди Р. по собственным эскизам заказчицы ко дню ее рождения.

По этому поводу леди Ч., самая деятельная патронесса дворца Хонор, пожелала оставить свой комментарий: «Интересно, что это будет? Платье выше колен из газа, блестящий костюм „Аля-кабаре“, а может быть „женские брюки“? — восклицала она. — Уверенна, что скоро мы это узнаем, потому что леди Р., в силу своего характера, беспардонности и бешенного темперамента, любит выставлять себя на показ. Между прочим, смело и губительно для ее репутации, о чем я уже устала напоминать»!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 697