электронная
342
печатная A5
448
18+
Двадцать восемь плюс

Бесплатный фрагмент - Двадцать восемь плюс

Мерзкие истории

Объем:
148 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6388-6
электронная
от 342
печатная A5
от 448

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается С.

1 — Атлас дорог

Поражаюсь спокойствию…

И где обычные: грызть ногти, бить в стену, курить по три сигареты, крепкий кофе через каждые половину часа или водка? Где вы, ненасытные мои друзья? Вот так значит: когда хорошо — тут как тут, стоит ощутить эйфорию — вы фьюх-х-х и нет вас. Спасибо, «друзья». Думаю, для начала некого «Атласа дорог» достаточно.

«Атлас дорог»… Ха, только не путайте ударение: Атлас дОрог — это ошибка, правильнее «Атлас дорОг». Мне не нужен атлас, я не вижу жизнь, как с ним, так и без него. Последний раз атлас держал в руках года два или три назад, когда сидел на унитазе. Да, все люди сидят на унитазе, даже мисс мира 2017 сидит на унитазе, или ваша обожаемая половинка, с которой мечтаете познакомиться, тоже сидит на унитазе. Все люди мира сидят на унитазе. Весь мир сидит на унитазе!

Атлас дорог — сборник карт с обозначением дорог, а если заглянуть в википедию, можно найти более интересную информацию. Например: почему атлас называют «атласом»? Вот, трансляция интернет-словаря: в шестнадцатом веке… Ладно, просто скопирую и вставлю. «Великий немецкий географ Гергард Меркатор изготовил в XVI веке лучший, образцовый по тем временам альбом географических карт. На его переплете был изображен мифический гигант Атлас, держащий на могучих плечах весь свод небесный, как о том рассказывали древнегреческие легенды. Альбом так прославился, что с этих пор все подобные ему собрания карт стали называть атласами. Кстати говоря, от имени того же сказочного великана произошли и географические имена: Атлас (горный хребет в Африке), Атлантический океан, Атлантида… Этого же происхождения и слово „атлант“ — так называется верхний позвонок человека, поддерживающий на себе наш череп. Надо при этом иметь в виду, что родительный падеж от слова „атлас“ звучал в греческом языке „атла; нтос“. Слово „атлас“ (материал) совсем другого, арабского корня».

Если знали, молодцы, если нет — запомните. Вы же не думали, что предсмертная записка негодяя может вас сейчас чему-то научить? Может! Ещё как может. Учитесь у всего, что есть на душной планете; учитесь у галактик, учитесь у учителей. Учитесь, учитесь, учитесь, учитесь.

Аж гул в голове от этих «у-у-у-у-у-у»!

Почему вообще я выбрал такое название для последнего перед смертью изливания? Наверное, моё бессознательное пытается упорядочить мыслящее сознание. А как ещё? Спокойствие и отсутствие моих «друзей» (грызть ногти, водка и прочее) — это же рациоанализируемое, а что там, внутри меня творится — одному богу… Нет, и ему не известно. Никому неизвестно, что у меня внутри! Вот и ищите «меня», читая «Атлас дорог».

Что ещё хочется посмотреть в интернете? Пусть будут: значение имён, побочные действия снотворного и грехи. Пока так. Дальше — не знаю.

Стоп! Показалось, в предсмертной записке не хватает обычной жизни. Оживляю: меня зовут Кирилл, спящую на диване супругу — Светлана. Живём мы вместе почти три года. Квартира маленькая, я бы сказал, очень маленькая — студия. Сейчас, когда пишу «Атлас дорог», из динамиков нэтбука звучит «Песенка о ёлочке», времени на часах почти час ночи; на календаре, который ещё не купил, уже настало двенадцатое января две тысячи восемнадцатого года. За окном мороз и снег, небо чистое (выходил курить и любовался созвездием Орион).

Значение имён… Сейчас гляну, что обозначает имя «Светлана». И так, копирую и вставляю: «светлая, чистая (имя Светлана славянского происхождения)». Далее копирую и вставляю: «День ангела Светланы: дважды в году отмечает именины: Светлана (Фотина, Фотиния) Палестинская, преподобная, 26 (13) февраля. Светлана Самаряныня, Римская, мученица, 2 апреля (20 марта). Пострадала при императоре Нероне за распространение Христианской веры. Приметы имени Светлана: Синие облака в день 2 апреля — к теплу и дождю». Про характер и судьбу Светланы, думаю, будет уже неуместно писать, так как через час или два — всё зависит, когда я допишу этот «Атлас» — моя Светлана покинет этот мир, то есть, душный мир (не буду отходить от обозначенных выше понятий).

«Светка», — прошептал я.

Но Светланка спит, не услышалв, как к ней обратился её любящий, то есть «любящий» (в кавычках) супруг. А снится моей Светке… наверное, арка из цветов на фоне хвойного осеннего леса, позади красуется домик охотника или егеря.

Интересно, если человек принимает убойную дозу снотворного, снятся сны? Светка рассказала бы, но…

Да что ты все «Светка» да «Светка»? Не дури, Дим. Какая «Светка» и «Кирилл»? Твою супруга — Ксюха, ты — Дима. Ну не сбылись твои две главные мечты! Первая мечта — имя «Кирилл», которое так и не было записано в свидетельство о рождении (маме видите ли в последний момент приспичило имя «Дмитрий»), а вторая мечта — супруга по имени Светлана.

Эх… да-а-а.

Светка… Мечтал о таком сочном имени! Ну что ж, значит, некой девушке по имени Светлана, которая не стала супругой, повезло — она завтра проснётся, а моя Ксюха скоро будет заколота ножом и выкинута с балкона, а за ней и я сигану.

Что за жизнь? Дурка одним словом. Ну как может нормальный человек писать предсмертную записку и слышать сопение спящей женщины, которую он усыпил, чтоб заколоть и выкинуть с балкона? Я, получается, болен? Да нет, не болен: всё осознаю сейчас, понимаю мотивы, даже и не боюсь что ли… не боюсь убивать и потерять свою жизнь. Я не пьян, не обкурен, не волнуюсь (как выше писал). Но всё равно, полицейские в этом тексте найдут в психике отклонения. Какие, например?

Например, что я красиво назвал «Атласом дорог» то, что не должно было никак называться. Нарциссизм или непонимание реальности найдут они в названии? «Пусть ищут», — смеюсь я. А можно встретить «ад» в моей душе в самом названии? Да, есть и ад: «А» и «д» в названии — первые буквы слов. Ладно, ничего в названии нет, просто название и всё (надеюсь).

Дальше полиция или психологи, уфологи, зоологи (мне не виднее) или журналюги будут анализировать текст. А будут, потому что во дворе ещё никогда не падало окровавленное тело женщины, а за ним и тело мужчины. Всяк начнут изучать нашу с Ксюхой квартиру, наши вещи будут щупать.

Кстати, это «фуууууу»: терпеть не могу, когда вещи мои лапают ручищами. Да, я буду уже мёртв, но сейчас я жив, а, значит, чётко представляю, как куча тупого народу пытается найти хоть что-то, чтобы указывало на мои мотивы и почему никто из соседей не догадывался, что их сосед убийца, его супруга — жертва. Так вот, куча тупого народу прощупает мою студию, шкафчики, одежду, телефоны, компьютеры…

Щупальщики чужого имущества, знайте: наша с Ксюхой квартира — пустая для вашей работы, вот только мой нэтбук не пустой — в нём лишь «Атлас дорог». Хочу так же сказать, предыдущий компьютер пришлось выкинуть, точнее сжечь, а нэтбук этот купил недавно. А что было со мной между этими «компьютерами» — смотрите видеокамеры по городу: где был, с кем разговаривал, что кушал, в каком туалете ковырялся в носу.

Я сейчас заржал, потому что те, кто читают сейчас этот текст, подумали, я уже заранее знал, что убью, так как спланировал покупку нового компьютера, выброс/сжигание старого (ну, чтоб следы замести). Нет, ребятки, всё просто: я на старый компьютер пролил кока-колы и все файлы, которые в нём были — тю-тю — мягко говоря, испортились. И я со злобы сжёг комп, как Гоголь «Мёртвые души».

Если не знали, я — писатель. И довольно успешный… мог быть или стал, не знаю. После моей смерти, думаю, мои неопубликованные книги сразу опубликуются, рассказы расскажутся и тому подобное (конечно же, сначала полиция поищет «психологический портрет», а потом выкинет в массы). В общем, все мои книги из-за пузырчатой коричневой жижи сдохли и весь мой труд многих лет туда же — разом сдох! Но Дима умный — он все файлы отправляет на электронный адрес.

Светка… Ксюха… Блин, почему моя Ксюха не Светка? Плохо искал Светланку? Получается, да.

— Ксюха, почему ты не Светланка? — спросил я.

Ксюха сапит и опять не услышала меня.

— Ксюха, или Светка, а ты сейчас знаешь, что через час чикану тебя ножом от уха до уха и выкину с балкона? Не знаешь? И не догадываешься? И не догадываешься за что?

— Тварь!

Я даже клацнул на клавиатуре слово «тварь» как-то агрессивнее что ли.

Думала, обманывать меня — семки кушать? А хренушки, Ксюха. Допрыгалась, моя семешная.

Блин, а почему в голову пришли семечки? Ксюха же их никогда не ела. О, наверное, бессознательно чувствую, что их могла есть Светка. Та-ак, даже представляю её: рыженькая такая, глазки зелёные… Сидит и кушает семечки. Не знаю почему, но Светка должна быть рыженькой, а не блондинкой с короткими волосами. Кто мне в голову это втемяшил?

Я посмотрел сейчас на спящую Ксюху. Её рука лежит на подушке под головой, белая шлейка бюстика свисает с плеча, тело укрыто, светлые волосы аккуратно раскинулись на лице, реснички накрашены чёрной тушью, на руке браслет.

— Све-е-етка, — я специально так сказал вслух, так как мне уже всё равно.

О! Немного отойду от Светки — член почему-то встал.

Посмотрю-ка в интернете грехи со смыслом измены и убийства, но пока пойду и покурю.

Кстати, времени уже почти два часа ночи. И хочу успеть доделать «работу» до утра, а то как-то считаю неправильным, когда утром чья-нибудь дочка ведёт младшенькую сестру в школу, а с тринадцатого этажа сначала шмякается полуобнажённая женщина, а за ней мужчина. Дети же ни в чём не виноваты. Пусть они лучше увидят труповозку, полицейских и скорую, чем жуткое месиво из двух тел.

Интересно, а у меня встанет на окровавленную Ксюху? А если встанет, я захочу её трахнуть мёртвой? М-м-м-м… даже и не знаю. Наверное, встанет. Вы когда-нибудь трахали мёртвую женщину? Нет? Не трахали? Ну вы даёте. Зачем тогда жить! А я трахал, между прочим. И не раз. Ладно, товарищи полицейские-психологи, пошутил я, никого из мёртвых тётенек я не трахал, но вдруг захочу это сделать со своей окровавленной Светкой, или Ксюхой, обязательно напишу отчёт о своих ощущениях.

Так, Кирилл, или Дима, иди кури! А то утро скоро, а ты ещё нож не наточил, не посмотрел про грех в интернете. Да и секс походу будет. Блин, дети же скоро пойдут в школу, а ты /ПЕРЕКУР, Дима!!!/

Покурил…

2:14 на часах. Когда курил, решил, как буду действовать: у нас в кладовке осталось много пакетов после переезда (мы с Ксюхой решили продать нашу квартиру и перебраться за город, но пока надо пожить где-то, потому что в купленном доме идёт ремонт. Смешно, вот и пожили, то есть «пожили»). И вот пакеты… я их подстелю под тело, когда из него будет хлестать кровь. Также, когда курил, решил открыть окно в комнату, чтоб ледяной воздух немного притормозил кровь Светкину, то есть Ксюхину. Думал ещё, затягиваясь, что Ксюху скину с балкона и вернусь в комнату — опишу свои ощущения в этот «Атлас дорог», который становится уже дОрогим мне, потом сам спущусь на девятый этаж (не знаю, почему на девятый, цифра нравится) и выброшусь. Решил, что моя Ксюха всё-таки полетит не полуобнажённой, как сейчас — белый комплект нижнего белья, а надену на неё куртку и брюки. Дурацкое зрелище — тётя на асфальте и в нижнем белье. Хочется позвонить кому-нибудь, что бы они сразу накрыли нас с Ксюхой чем-то, чтоб жильцов не смущать, то есть, не пугать. Но я не позвоню никому, а просто одену Ксюху.

Вспомнил детское правило: надеть одежду, одеть Надежду. Дескать, второй обучающий моментик.

А когда шёл на перекур, поймался на ощущении, что в квартире кто-то из уже умерших присутствует. Я, конечно, догадываюсь, кто тут, но писать об этом не буду. И опять хахаха: те, кто будут изучать мой «Атлас дорог» решат, что я ку-ку, так как вижу привидения или любые проявления подобного рода. А вот нетушки — сначала увидьте сами что-либо подобное, а потом и посмотрим…

Ладно, наточим ножи.

/////

Пока точил нож, решался: обозначить мотив убийства или нет? Лааадна, обозначу — банальная Ксюхина измена. Самая что ни наесть банальнейшая, в которой вижу предательство и унижение себя. О! Может со Светкиного, лять, с Ксюхиного телефона написать её хахалю, мол, скучаю, хочу и сюсюсю? А почему бы и нет?

Сейчас этому прынцу напишу… «Мой чего-то не в духе, давай завтра не будем встречаться?»

/////

Я отправил ему смс. И добавил ещё, что я типа бухой (Кирюха бухой) и дрыхну и потому могу (Ксюха может) попереписываться, но «лучше не звонить, вдруг мой проснётся».

Этот ответил!

— Дурик, ты знаешь, что из-за тебя Светка скоро будет как свинья от уха до уха заколота? Ты урод! Из-за тебя все!!!

/////

А если честно, «этот урод» ничего не отвечал, я так представил, что он типа ответил, потому что — я глянул на кладовку — тело-то его тютюшеньки, дескать, лежит себе в кладовке и не отвечает на эсэмэски.

Да, я застукал: Ксюха и Илюшка уже чай пили, когда произошло самое что ни наесть банальное возвращение супруга домой (я смеюсь).

Для следователей расскажу: открываю дверь, Светка в своём нижнем белье (которое, сука, я ей подарил на день рождение, этой твари!), сидит в труселях козлище напротив неё и все они смотрят на меня.

Я, следователь товарищ (товарищ следователь), не разбирался свидетелем чего вдруг оказался — они уже потрахались, собирались потрахаться, одежда вся промокла, что пришлось её снять и сидеть чай пить — я просто ударил этому козлу, потом своей любимой, то есть «любимой». Илюшенция сразу на пол, а Светка, то есть Ксюха, осталась сидеть. Повезло, так как я ни разу не бил баб, вот и рубанул не знаючи — слегонца.

— Дим, не-ет, — кричала Ксюха.

— Цыц! — рыкнул я.

Потом была банальная сцена для подобного: женский визг, слёзы, дальше я матерился. Но когда немного подсохли эмоции, понял — с Ильёй что-то не так (я смеюсь) — Илья ударился головой и не дышал.

Да сдох он, чего ты слова всякие подбираешь?! Пиши, как есть, писатель, то есть «писатель».

Короче, Светка потеряла сознание, этот ублюдок лежит, и я… Я решил, что уже хуже не будет и ввёл ей снотворного через вену (пришлось, лять, даже в аптеку выходить и сохранять спокойствие там, покупая шприц, ватку спиртовую, чтоб тётя не догадалась, что я либо нарик, либо убил только что козла из-за ревности). Когда поднимался в лифте и решил — Ксюха будет наказана, так как из-за этой твари я сам уже и нежилец. «Почему бы мне не зарезать, как свинью Ксюху, всё равно терять уже нечего?» Вот так и решил. Потом добавилось падение с балкона, потом решил и сам сигануть. Но до сих пор не знаю, что делать с этим «Илюшенцией» (как любила его называть в сообщениях Ксюха).

— Илюшенция…

Ублюдошное имя! Бе!

Ладно, вот и мотивы; да и задолбало писать уже.

— Атлас мне дОрог!

А было просто — «Атлас дорОг»…

Вот только сейчас осознал, что я буду через минут пятнадцать делать: по-сути я же буду резать ножом живую женщину, кровище попрёт из шеи Ксюхиной, в кладовке уже есть труп, потом вдруг захочу поизучать внутренности Ксюхины или просто трахнуть её в роли мёртвой бабы, и за всем этим следует кидание тела с балкона, отчёт о своих ощущениях, и мой прыжок.

Главное, не сбиться с плана. Но я знаю: решил — значит дойду до конца.

Ну, Кирилл, или Дима, иди, кури и… начинай что ли. Если добавить жизни в «Атлас» (уже звучит как-то кощунски «добавить жизни»), из динамиков льётся всякая новогодняя музычка. Новый две тысячи восемнадцатый год как-никак, год дружной собаки.

Ну, Дима, выдохни семь раз, вставай и на восьмой выдох сделай то, что никогда не делал — воткни нож под ухо и веди нож по шее до следующего уха. Лять, член опять встал.

Пишу свои выдохи одним пальцем, так как в другой руке нож.

Первый вдох-выдох

Второй вдох-выдох

Третий вдох-выдох

Четвёртый вдох-выдох

Пятый вдох-выдох

Шестой вдох-выдох

Седьмой вдох-выдох… я… п… о… ш… ё… л… р…е…зат..ь

/////////////////////////////////////////////////////////

Сердце колотит, руки трясуться, член стоит.

Что

Что я наделал

Ъъъъъъъъъъъъъъъъъ

Клсюха сука

////////////

Я открыл окно

кровищя колько ковер кровь на нём

Диван мокрый я потрогадл еего

— Клсха ты тваааааарррьь

Твраь!!!!!!

ЯСМЕЮСЬ Я СЕЙЧАС КОЛ ЕЕ НОЖОМ ВЕЗДЕ

А БЫЛА КРАСИВАЯ

ХА

ХА

ХЗА

МОЖЕТ ТРАХНУТЬ?????777777

ТЫ КОНЕЧНО ИДИйфчпа

ПОТОМ НАПИШИ ОТЧЕТ 99Я СМЕЮСЬ0)

////////////

БЫЛО ЧТОТО С ЧЕМТ О В РУКА

ЪХ КУСКИ КОЖИ ЛАХМОТЬЯ КОЖИ РОЖА У НЕЁ БЕЕ НЕ СОВЕТУЮ НО ПОПРОБЮОВАТЬ МОЖНО

ЧЛЕН ВОШЕЛ КАК ПО

МАлСУ

Хочу сказать

курить не хочу, если ты трахаешь мертвую бьабу круить не хочется. Не кури.

Я смеюсь!!!! Жизнт ты крутая!!! Мне было хорошо тут!

Светка, да ты тож баба норм, драаа ДУУРАААААА ИЗЗА

ТЕЮБЯ ВСЕЕЕЕЕЕ

ИЗ ЗА ТЕЮЯЯЯЯ11111!!!!!

ЛЕТИ ТВАРБ

////////////////////

Я Я БРАЛ ЕЕЕ ТЕЛО ТЯЖЕЛА. Я Я НЕ ДУМАЛ что не сомгну выкинуть ей еёё

Огна летела с

енунд длестЬ десять или девять

там внизу жетьстчь

Фууу

Яяяяяяяяяяяяяя забыл ее одеть к в куртку

Дурак дак дакдурка

Чсто ячто

теперь я и ия прыгать должэен яяяя

крил семь вдохов семь и прыгай

Семь

Шесть пть

я четыре

Яяя не хзочу не хочу

Семь

Шесть

Пять четрые три джва один лиид

иииии идлипрвыгай

Пшщоуйкьзумйбукцймзщблять

Хшцй0им я пошщее вы +841704664006+60+565609+0988+0+0486++640+4

2 — Пицца Четыре сыра

— Саша, у тебя есть пара часов, может полтора, смотря, как пойдёт, — сказала Лаура. — Звони. Хорошо?

— Окэ, буду недалеко — в строительный заеду.

Лаура поцеловала мужа и вышла из машины. Саша кивнул, отъезжая.

Когда машина скрылась за поворотом, Лаура постучала в дверь, так как звонка не оказалось или хитро запрятан. Сейчас столько красот для загородных домов, что нет уже того простого тепла и уюта, царившего в небольших деревнях: обшелушенная краска на ставнях, пыльные тропинки от забора до двери, накрытые плёнкой теплицы, велосипеды «украина» у столбов, заборов, гуляющие куры и гуси, запах навоза. Стеклопакеты, спутниковые антенны, дорогие внедорожники, уличные мангалы из булыжника — вот новые маркеры современных деревень.

— Иду, иду, Лаура, — раздался голос. — Бегу, бегу.

— Не торопитесь. Я подожду, — успокаивает Лаура.

Дверь открылась. На пороге пожилой мужчина, улыбкой поприветствовавший Лауру.

— Проходите, — говорит он, добавив галантный жест рукой. — Ой, а забыл поздороваться, никчёмный старикашка. Добрый день, Лаура.

— Ничего страшного. Добрый день, Андрей Григорьевич. Спасибо. Ого! Целая картинная галерея! — воскликнула Лаура, заходя в дом.

— Есть такое.

— Музей прям, — девушка не перестаёт удивляться.

— В девяностых кто вкладывался в недвижимость, кто в акции, кто в золото, либо просто кутил, а мы с супругой в живопись. Не прибыльно, зато некоторые полотна уже эксклюзив. Их не продам. Лаура, давайте помогу.

— Спасибо, — ответила девушка и позволила снять с себя плащ.

Мужчина неторопливо повесил его на золотистую стойку с плечиками и аккуратно расправил рукава.

— Приятный цвет, Лаура. Красный говорят — удача и процветание. И страсть ещё. Ладно, томить не буду, пройдёмте сразу в кабинет. Чай, кофе?

— М-м-м, — задумалась девушка, — давайте чай с молоком.

— Отлично. — И мужчина открыл дверь: — Это и есть кабинет покойной супруги, про которую говорил. Лет десять в нём трудилась. Вы присаживайтесь, Лаура, а я пока воду вскипячу. И ещё раз извините, что заставил вас приехать. Ужас — и суставы ни к чему, аж ноги выворачивает. Несколько шагов и всё. Эх, — выдохнул мужчина, — старость она такая. Думал, в семьдесят два скакать буду, а вышло, как шутила супруга: «Максимум, сможешь сам — это думать».

— Ой, — Лаура махнула рукой. — Дед мой тоже в ваши годы выдавал подобное, но стоило позвать гостей, так в танец первым бежал.

— Лаура, я сейчас, — и мужчина ушёл.

— Хорошо, а я приготовлюсь пока.

Лаура из сумочки достала небольшой блокнот, ручку и мобильный телефон. Положив всё это на круглый резной стол, девушка начала разглядывать книги на стеллажах. Книг действительно много. В массе своей, конечно же, заметны по психологии. Но так же и много романов, детективов, поэзии, правда, стоят они уже на другом стеллаже — ближе к окну который.

— Лаура, уже иду! — крикнул откуда-то мужчина. — Вам подогреть молоко?

— Немного, если можно.

— Так и думал, — и в кабинет вошёл мужчина, держа поднос, на котором светятся две кружечки, чайничек и стакан с молоком. — Я уже подогрел молоко, так, наугад. А оказалось, не просчитался. Держите. Ой! Лаура, а вы же сидите в кресле, в котором супруга моя работала. Профессиональная интуиция или моя эмпатия?

Лаура пожала плечами:

— Показалось, отсюда лучше видна коллекция книг.

— А моя супруга просто давала возможность пациентам смотреть в окно. Считала, они так экологичнее уходят в себя. Ох, ох, ох… Дожился — теперь и я в роли пациента.

— Клиента, — перебивает Лаура. — Пациенты в больнице.

— Да, неплохой отсюда пейзаж, — задумался мужчина. — И так, давайте начнём, а то уже неприлично — отнимаю ваше время.

— Ничего страшного, Андрей Григорьевич, муж нескоро заедет. Да и выходной сегодня — куда спешить?

— Правила есть правила, Лаура. Скажите точно: сколько у нас по времени?

Лаура посмотрела на часы:

— Половина второго. У нас час точно есть.

— Кстати, распродаю всякие детские товары, если что: велосипеды, коляски, самокаты, качели.

— А мы с Сашей, когда подъезжали сюда, аж удивились: около дома целая парковка детского мира. Знаете, как у садиков обычно оставляют коляски, велосипеды? Так и у вас.

— Вдруг надо, сделаю скидку, — заулыбался мужчина.

— Нет, спасибо, Андрей Григорьевич.

— Внуки на той неделе перебрались в Рязань, а взять с собой всё это — ума не хватило. Сказали, мои правнуки заслуживают нового, а хлам — это, кстати, по их мнению хлам! — выкидывай. Вот и решил на старости ещё и бизнесом заняться. Так, — Андрей Григорьевич хлопнул в ладоши, — спрашивайте меня. Я готов.

Лаура щёлкнула ручкой:

— Ну, коль о внуках начали, расскажите о них поподробнее.

— Про внуков? А что именно хотите услышать? — Андрей Григорьевич сделал глоток чая.

— Конечно, так неправильно говорить психоаналитику, но позволю: почему они уехали?

— Почему уехали… — задумался мужчина. — Скучно, наверное, со мной. А Рязань, по их мнению, делает жизнь ярче. Лаура, а это как-то имеет отношение к теме? А, понял — пошли методы. Супруга тоже была хитра.

Лаура не сдержала улыбки:

— Почему сразу «методы»? Мне действительно интересно, почему внуки покинули такой шикарный дом.

— Каш, адр, ноль, стох, ир, ухыдар. Каш, адр, ноль, стох, ир, ухыдар, — повторяет Андрей Григорьевич. — Теперь звони мужу и точно такое повтори. Быстрее!

Лаура берёт телефон, нажимает кнопку и через секунды две:

— Каш, адр, ноль, стох, ир, ухыдар.

— Повтори-и-и-и, — шепчет Андрей Григорьевич.

— Каш, адр, ноль, стох, ир, ухыдар.

— Умничка, — и мужчина окунает телефон в стакан с чаем. — Теперь раздевайся. Но сначала встань, повернись спиной и нагнись, чтоб задницу видел.

Лаура встала с кресла, повернулась спиной и нагнулась:

— Вот так?

— Вот так, моя хорошая. Снимай юбочку. Только трусики оставь, их позже покушаем. Сделаешь?

Лаура медленно стянула юбку. И Андрей Григорьевич оказался прав: девушка большими пальцами чуть не сняла и трусы.

— Теперь блузку. Только уже повернись ко мне — на грудь гляну.

Лаура расстегивает блузку и кидает на пол.

— М-м-м-м! Грудь что надо. Ущипни себя, моя хорошая.

Девушка щипает себя за руку.

— А сильнее? Давай, у тебя получится. Во-о-от, умничка.

— Можете подогреть воды, Андрей Григорьевич?

— Ой, да ты прям мысли читаешь. Эмпатия, мать её заногу. Пойдем вместе это сделаем. Тут недалеко.

И они вдвоём вышли из кабинета, прошли кухню, теперь коридор и остановились у двери.

— Открывай, моя хорошая. Сегодня твой день.

Лаура открыла дверь.

— Ого! — удивилась девушка. — Что это?

— Банальные ванны.

— Зачем их столько тут?

— В кухне у тебя сколько кастрюль?

— Три.

— А у меня в кухне целых двенадцать. Это и есть моя кухня, — Андрей Григорьевич разводит руками. — В какой будешь плавать? Выбирай.

Лаура указала на самую ближнюю.

— Опять мысли прочитала. Пойдём, может, мужа встретим? Наверное, в кабинете засиделся. Хотя, иди, позови его, а я пока инструменты разложу. Иди, моя хорошая. Но… давай сначала ушко тебе отрежем.

— Левое или правое?

— А я какое хочу? — спрашивает мужчина.

— Левое.

Андрей Григорьевич похлопал в ладоши:

— Браво! Давай сама и чикни.

Лаура со столика берёт нож, другой рукой убирает волосы и лезвием начинает вести сверху вниз. Ухо шмякается к её ногам.

— Держи, немного остановит кровь, — Андрей Григорьевич передал пакет со льдом. — Ну, иди, зови супруга. И волосы верни обратно, то как-то некрасиво. Ой, самое главное-то забыл: а что чувствуешь?

— Не знаю. Спокойствие, наверное.

— Не больно?

— Не-а.

Лаура ушла. И мужчина принялся раскладывать на белом мягком полотенце разные ножи: длинные, короткие, с зазубринами; потом положил пассатижи, клещи, садовые ножницы, болторез.

— Та-ак, а куда дел гвоздь и молоток? Лежал же в шкафу. Во-от, слава богу нашёлся, никчёмный старикашка.

* * *

Лаура привела мужа. Тот тоже удивился увиденному:

— Ого! А зачем вам столько ванн? И крутой набор инвентаря!

— Сашенька, а как вы думаете? И можно вас на «ты»?

— Конечно.

— Я твоей супруге, Сашенька, то есть, она сама себе ушко отчикала. Что скажешь, Сашенька?

— Не знаю. А что сказать?

— Ну, понравилось или нет?

Саша пожал плечами.

— Ты когда-нибудь трогал место, где было ухо? Потрогай, только в кровь не выпачкайся. Лаура, убери лёд. Дай мужу потрогать.

Саша дотронулся.

— Как тебе? Скажи необычно?

— Ни разу такого не видел. А она слышит нас?

Андрей Григорьевич засмеялся:

— Конечно, дорогой. У неё же ещё одно ухо есть. Хотя, давай для реальности понимания я тебе тоже ухо отрежу. Убедишься, два уха — это природы косяк. Достаточно одного. Режем, Сашенька?

— Можно, — радуется тот.

Андрей Григорьевич взял другой нож, чистый, и медленно отрезал Саше ухо.

— Теперь у меня есть два уха, — говорит Андрей Григорьевич. — Лаура, отнеси ушки во-он в ту ванну, просто кинь и всё. Саш, держи и ты лёд. Не больно, скажи, дорогой?

— Ну. А должно быть больно?

— Вот и спрашиваю. Забота, мать её за ногу.

— Не, нормуль, — подтвердил Саша.

— «Нормуль» — какое пошлое слово. Ну, да ладно. Ребят, теперь сделаем так: вот список с фантами, а я сяду за стол и запишу все ваши ощущения по итогам выполнения заданий. Хорошо?

— Конечно, — ответила Лаура.

— Ну, берите. И только по списку идите.

Саша и Лаура взяли по листу.

— Полить ногу кипятком, — читает Саша.

— Та-ак, — комментирует Андрей Григорьевич. — Сейчас водичка вскипает. Это с пары минут. А пока… давай, Саш, тебя супруга по яичкам молотком ударит. Лаура, только со всей силы.

Лаура берёт с полотенца молоток и говорит:

— Саш, расставь ноги.

— Стоп! — крикнул Андерй Григорьевич. — Лаура, как ты чаще мужа называешь?

— Солнышко, — захихикала Лаура. — Я вас поняла, Андрей Григорьевич. Солнышко, расставь ноги!

— Лаура, бей только тупым концом, — попросил Андрей Григорьевич.

Саша расставил ноги и Лаура со всей дури стукнула по члену.

— Ой, такие мягкие, даже ничего и не почувствовала. А можно ещё? — хихикает Лаура. — Прикольно.

— Можно, только один раз — Саша нам ещё нужен.

— Вау, не думала, что они мягенькие, когда бьёшь.

Саша стоит на месте.

— Так и запишу, — Андрей Григорьевич открывает блокнот, — «Когда Лаура била по члену, то сказала: «Вау, не думала, что они мягенькие, когда бьёшь». О, вода закипела! Саш, держи чайник. Только лей медленно.

Саша взял чайник, поднял брючину и начал поливать ногу кипятком.

— Саш, штаны, может, сними? Хотя, уже поздно. Ого у тебя как кожа пузырями пошла. Что чувствуешь?

— Да больше удивление. Никогда не видел, что происходит с кожей, когда поливают кипятком.

— Так и запишу: «Никогда не видел, что происходит с кожей, когда поливают кипятком». Саш, теперь очередь Лауры. Лаура, что у тебя там на листке?

— Выпить крупными глотками крутой кипяток, — прочитала Лаура.

— Крутой говоришь. Сейчас, значит, опять поставлю водичку, а то остыла. Ждём. А пока пусть Лаура опять ударит по яйцам мужу.

— Третий раз? — удивилась Лаура.

— Да, хорошая моя. Твой, кстати, муж заслуживает. Да, Саш?

Саша кивнул.

— Саш, скажи жене, почему должна тебя ударить?

— Полгода назад я в командировке изменил.

— Лаура, услышала? Теперь бей!

Девушка снова ударила в пах.

— Лаура, теперь бери садовые ножницы и отрезай Саше член. Саша, снимай всё-таки трусы и брюки.

Саша подчинился.

— Лаура, только надо отрезать быстро. Р-раз и отрезала. Ножницы потому что туповатые.

Девушка кивнула и взяла ножницы. Приставила Саше к члену и в миг отрезала. Член свалился к Сашиным ногам.

— Лаура, умничка. Теперь пьём кипяток. Медленно-медленно. Глотки большие. Держи чайник, а я Саше дам льда. Ужас сколько крови.

Лаура начала пить.

— Что чувствуешь?

— Внутри странное чувство, Андрей Григорьевич. Вроде что-то шевелится. И тепло стало, — Лаура погладила живот.

— А во рту не жжёт?

— Ну-у-у, — задумалась Лаура.

— Каш, адр, ноль, стох, ир, ухыдар. Каш, адр, ноль, стох, ир, ухыдар, — прошептал Андрей Григорьевич. — Лаура, теперь Сашин фант. А я пока запишу: «Странное чувство внутри, Андрей Григорьевич. Вроде что-то шевелится. И тепло стало». Саш, чего там у тебя?

— Это шутка?

— То есть? — удивился Андрей Григорьевич.

— Написано: «Назовите самую глубокую в мире реку».

— Ах да, это правнук умничал. Я впал в ступор, когда он спросил. А ты знаешь такую речушечку?

— Не-а.

— Ты лёд держи, а то кровище хлещет. Конго ответ. В Африке течёт. Глубина аж до двухста пятидесяти метров достигает. Представляешь? Почти стоэтажный дом! Целый небоскрёб, только вниз. Круто, да? Так, Саш, теперь Лаура читает. Но всё-таки скажу: географию надо было лучше учить. Лаура, читаем.

— Так, у меня написано «забить гвоздь в бедренную мышцу».

Андрей григорьевич привстал со стула:

— Там гвоздь где-то лежит. Найдёшь, моя хорошая? Кстати, почему Лаурой назвали? Что за имя такое?

— Итальянское. Папа так решил, всё по пицце отлетал.

— Пицца… — задумался Андрей Григорьевич. — Вкусно, действительно. «Четыре сыра» — моя любимая. Вечером сделаю.

— Сами пиццу делаете? — спрашивает Лаура.

— Конечно. Благо руки растут из нужного места. Лаура, не отвлекайся. Гвоздик нашла?

— Ого «гвозик»! — удивилась Лаура.

— «Сотка». Это я когда крышу ремонтировал. У меня таких море по чердаку валяется. Ну, давай, вбивай, а я посмотрю.

Лаура села на пол, гвоздь приложила к бедру и вбила.

— Почему он не весь вошёл? — спросила девушка.

— Слабо ударила потому что, — вмешался Саша. — Давай помогу.

— Нет!!! — крикнул Андрей Григорьевич. — Сами должны справляться! Лаура, ударь ещё раз молотком, только замахнись, блин, как следует! А ты, Саша, не вмешивайся. Понял, блин?!

— Да.

Лаура ещё раз долбанула молотком. Но гвоздь опять не весь вошёл.

— Андрей Григорьевич, в кость попала?

— Наверное, Лаура. Бей ещё раз. Саша, не смей помогать. Кстати, Сашенька, как твоя нога? Ничего не чувствуешь?

— Да нет, только пузыри увеличиваются.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 342
печатная A5
от 448