электронная
180
печатная A5
369
18+
Два солнца

Бесплатный фрагмент - Два солнца

Железный трон Арлиса — 2-я часть трилогии

Объем:
192 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1580-9
электронная
от 180
печатная A5
от 369

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Орынганым Танатарова

роман «Два солнца»

2 часть трилогии «Железный трон Арлиса»


Незабвенной памяти благородного Тимофея

Пролог

Гадалка раскладывала свои старенькие карты. Она делала это машинально, без всякой цели. Одну за другой вынимала из колоды и помещала внутрь воображаемого круга. Ей не спалось, мысли блуждали в далеком прошлом. За окном снова шел дождь.

Она взглянула в зеркало, висящее на противоположной стене, и застыла от ужаса. Рядом с ней как бы ниоткуда возник пугающий образ. Инстинктивно, не понимая, что делает, гадалка дернулась в сторону и оглянулась. Он действительно стоял рядом с ней. Высокий брюнет в черном плаще. Чем-то нечеловеческим веяло от этой фигуры. Хотя темные глубокие глаза смотрели доброжелательно, а правильные черты лица не выражали угрозы.

— Зачем ты явился, колдун? — Еле выдавила из себя гадалка.

— Взгляни на свои карты, ведьма. Разве они не говорят тебе правду?

Только теперь предсказательница обратила внимание на результаты своей ворожбы. И ей все сразу стало ясно.

— Не знаю смогу ли помочь твоему сыну, король. Он сейчас очень далеко, — сказала она.

— Прошу тебя, попытайся. Я отблагодарю. Это мой единственный сын. Ты получишь все, что пожелаешь.

— У короля Арлиса нет предмета, нужного мне. Дело не в цене. Я никогда не решусь заглянуть так далеко.

— Почему?

— Между пластами времени живут демоны. Это очень опасно. Я не лезу за пределы своего тысячелетия.

— Демонов я беру на себя. Ничего не бойся, — сказал колдун.

— Это было под силу только одному Василинду.

Глава 1

Этот план был безумием с самого начала. Не то, чтобы я не доверял своему отцу, но между нами всегда оставалось какое-то недопонимание. Может, я не оправдываю его надежд? Не знаю, трудно вообще понять, чего он от меня хочет.

Знаете, когда мамаша носит титул королевы Асарбара, а папаша правит Арлисом, на тебя давит двойная опека. Временами так просто хочется сбежать, куда глаза глядят.

До моего рождения Асарбар и Арлис враждовали не на жизнь, а на смерть. Между этими мирами шла война. Тысячелетиями она то затухала, то вспыхивала вновь. Сейчас как бы мир. Но только потому, что его величество Конгратилон-Лу и ее величество Сарлит — самые настоящие муж и жена. А я, соответственно, их единственный отпрыск, наследный принц обоих миров и постоянная причина разногласий между венценосными особами.

Едва мне стукнуло 16 лет, папаша потребовал моего переезда в Арлис, в тот самый Черный дворец, где я время от времени гостил по нескольку дней. Мама сначала воспротивилась такой безапелляционной постановке вопроса, но потом, как всегда, уступила.

— Лука, — сказала она мне, — Ты уже большой мальчик, пора самому строить свою жизнь. Поучись у отца. Мы ведь будем часто видеться.

— Но мое будущее — это Асарбар. Я всегда говорил тебе, что больше люблю этот мир. Мне предначертан Золотой трон, разве нет? — попробовал возразить я, заранее зная, что обречен на провал.

— Кто ведает нитями судьбы? — вздохнула мама и добавила построже. — Капризничать не хорошо. Твоему отцу это не понравится.

У меня иногда возникает ощущение, что родители расписали мою жизнь на сто лет вперед с точностью до минуты.

Арлис встретил своего принца дождливой погодой. Под нависшими тучами Черный дворец полностью оправдывал свое название. Над его башнями кружили вороны. Яркие вспышки молний сверкали прямо предо мной. «Упс, — понял я, — папаша не в духе». Дело в том, что Арлис — такое место, где настроение колдуна, занимающего Железный трон, напрямую сказывается на всем, и на погоде тоже. Править этим миром — слишком большая ответственность для меня. Я всего лишь Лука.

— Ты — потомок Василинда! — Раздался в моей голове недовольный голос отца.

Опять он читает мои мысли. Это, по меньшей мере, неблагородно.

— Здравствуй, я тоже рад встрече.

Потом целый месяц папаша рассказывал мне об истории нашего рода, о своем трудном детстве на Земле, о приключениях юности. Все это я слышал уже тысячу раз. И в коридоре, увешанном портретами предков, бывал. Целая галерея снобов. Разве что мой прадед Итонк, судя по рассказам, был занятной личностью. А все остальные, даже основатель династии Василинд, вроде моего папаши, жуткие зануды.

Его величество даже попробовал учить меня колдовству, но видя мое явное нежелание, махнул рукой. «Оставайся недоучкой, Лука. Только потом пеняй на себя. Придет время, и ты поймешь, что тебе на самом деле нужно. А юношеский максимализм — не лучший советчик. Ничего, наломаешь дров, умнее станешь», — такой спич выдал отец и надулся. Совершенно искренне обиделся. Как ребенок.

Мне нужно доказать родителям, что их сын уже взрослый. Одолеваемый такими мыслями, я вышел в город Юрган, расположенный чуть поодаль от Черного дворца. Жизнь здесь кипела ключом. С каждым годом столица Арлиса разрасталась все больше. Трудно поверить, что лет двадцать назад, Юрган представлял собой череду трех- и пятиэтажных зданий, серых и однообразных. Но именно это говорится в туристических путеводителях.

Тут я увидел странную парочку, о чем-то оживленно спорящую прямо посреди дороги. Орангутанг и медведь. Если первым был человек, лишь жутко похожий на обезьяну, то вторым был самый настоящий зверь.

— Ты не прав, Шират! — утверждал медведь, — она не шарлатанка.

— Да, Нат, верь каждой ненормальной, это в твоем стиле, — возражал напоминающий орангутанга. — Неужели ты действительно думаешь, что наследного принца можно встретить просто так, на улице?

— Однажды я Конгратилона-нашего-Лу встретил в Азулате, — не сдавался Нат. — И он погубил подводный город.

— Да помню я эту историю, каждый раз одно и тоже твердишь, стоит немного выпить, — и тут Шират осекся. Он увидел меня. Я улыбнулся в ответ на его замешательство. К тому времени и Нат уставился на меня с отвисшей челюстью.

— Здравствуйте, ваше высочество, — промямлил медведь, — как вы похожи на своего отца! А на деда еще больше.

— Уважаемый принц, нам тут какая-то старуха предсказала скорую встречу с вами, и вот, сбылось. — Орангутанг при этом почему-то виновато улыбнулся. — Я ведь служил шофером при дворе вашего прадеда. Пусть упокоится с миром.

— Очень интересно, — заметил я. — Может, присядем где-нибудь, поговорим. И не надо мне кланяться, а то скоро все меня узнают, сбегутся просители. А я бы не хотел раскрывать инкогнито, по крайней мере, сегодня. Ведите себя естественно.

— Конечно-конечно-конечно, — наперебой стали заверять меня новые знакомые, забавно расшаркиваясь. Я поспешил увести их в один из тихих двориков. Мы присели на кстати подвернувшуюся деревянную скамейку.

— Ничего, что мы сидим в вашем присутствии? — на всякий случай уточнил медведь.

— Да, в общем-то, и говорить особо нечего. Просто буквально минут двадцать назад пристала к нам старушка. Дескать, ясновидящая. Я дал ей несколько монеток, а она не отстает. И все бормочет. Передайте, мол, принцу, что его ждут в этом… Название какое-то дурацкое. А, вспомнил, в Касабуке, — сказал Шират.

— Что за Касабука? Никогда не слышал о таком месте. Ты точно запомнил название? — удивился я.

— Вроде точно, я тоже слышал: Касабука, а может быть Касабук. — Поддержал орангутанга медведь.

— Ерунда какая-то. Зачем меня ждут там, где я не был и даже не знал, что такое место существует? Должно быть, эта ваша старуха — сумасшедшая.

— Мы бы тоже так решили, если бы не встретили вас, принц. Ведь сбылось ее предсказание, — напомнил орангутанг. — Она еще добавила, что в Касабуке вы найдете солнце.

Мы все автоматически взглянули вверх. Когда-то, в незапамятные времена, Арлис и Асарбар были единым миром. Потом колдун, имя которого история не сохранила, разделил их на Мир Вечного Затмения и Мир Вечного Полнолуния. И по правде сказать, луна Асарбара дает гораздо больше света, чем черное солнце Арлиса. После знаменитой расправы над демонами, состоявшейся до моего рождения, в мире отца стало проясняться. Вместо темного диска теперь над головами арлитян висит нечто блекло-серое. Конечно, лучше, чем было, но далеко не предел мечтаний. Поэтому даже намек на возможность обрести настоящее солнце, пусть и почти нереальный, имел огромную ценность. Да уж, неизвестная предсказательница знала, чем заинтересовать. На мгновение я представил золотое сияние в небе Арлиса, а внизу — цветущую растительность. Потом это легкое видение рассеялось, но я уже знал, что не смогу отказаться от мечты.

— Принц, это совершенно очевидная ловушка. Помните, что у ваших родителей много врагов, в том числе и тайных, — предупредил Шират.

— Мы даже не знаем, кто эта ясновидящая. Нельзя слепо доверять случайной информации, — вторил ему Нат.

Но я уже не слышал их. Мне представлялись толпы восторженных людей, благодарных принцу за новое солнце. И отец, утирающий слезы гордости за сына. Сейчас я понимаю, что все мои дальнейшие поступки были очень опрометчивы. Но тогда, с высоты 16 лет, я был полностью уверен в своих силах.

За обедом в Черном дворце отец как бы между прочим поинтересовался у меня:

— Ну и куда ты собрался? Не хватает приключений? Как хоть называется конечный пункт твоего путешествия?

— Касабука.

— Хм, — нахмурился король, — никогда не слышал.

Это все, что он счел нужным заметить. Меня так и подмывало рассказать приключившуюся со мной историю про солнце, но я сдержался. Остановил меня тот подчеркнуто холодный тон, с которым говорил отец. Ничего, я заставлю себя уважать.

В наследство от предков по мужской линии мне досталось множество способностей. Одной из них была свобода перемещаться в пространстве практически на любые расстояния за одно мгновение. Так из Асарбара в Арлис и обратно я мог «прыгать» хоть по сто раз на дню. Иногда мама просила меня что-то передать отцу или забрать забытую в Черном дворце шаль. Сама королева лунного мира путешествовала между мирами с помощью магического предмета, похожего на обычную зажигалку. Но круг ее возможных перемещений ограничивался Арлисом и Землей, которая расположена как раз между Полнолунием и Затмением. Мы же с отцом теоретически могли в ту же минуту оказаться, где угодно. Он реально мог. А я только знал, что могу. Пока кроме Арлиса, Асарбара и Земли я посещал только четыре близлежащих населенных мира. Но, говоря по правде, не нашел там ничего интересного. А если отец действительно никогда не слышал об этой Касабуке, то найти ее будет сложно.

Очень может быть, что я способен на все. Потомок Василинда, да еще отродье рыжей ведьмы с Золотого трона, как в Арлисе называли мою мать. Желательно было бы спросить совета и у нее, но я заранее знал, что услышу. Наверное, королева Сарлит никогда не позволит мне стать самостоятельным. И тогда принц принял грандиозное по своей мудрости решение действовать наобум.

Глубоко вздохнув, я оказался на самом дальнем из миров, которые посещал ранее. Местные называли свою планету Захари-Эво-Аш. Весьма захудалая мрачноватая природа, гномы в своих неизменных балахонах с островерхими шляпами, культура на уровне земного средневековья. Нищета, произвол властей, абсолютное беззаконие. Не самые приятные характеристики. Хотя потенциально планета гномов могла стать весьма сносной, если бы ее жители хотя бы какие-то усилия к этому приложили. Но им, видимо, все равно. Я подумал, что не имею права судить их, ведь они никогда не видели других миров, просто не знают, что может быть иначе. Ведь в конце концов, и Асарбар кому-то может показаться далеко не образцом процветания, хотя нереально представить мир, более прекрасный. А вот по сравнению с Захари-Эво-Аш трудно не отличаться в положительную сторону. И вряд ли здесь кто-то знает, где искать эту самую Касабуку. Но, сделав хотя бы один шаг, остановиться уже нельзя. Вот и я побрел в направлении какого-то дешевого трактира, надеясь все же справиться с поставленной задачей.

— Гномы обычно становятся добрыми, достигнув своей цели, — послышалось откуда-то сверху, голос был женским.

Я поднял глаза и увидел то, чего здесь не могло быть по определению. Двое людей-птиц. Парень и девушка, как ни в чем ни бывало, кружили в зеленоватом небе планеты гномов.

— Эй! Как вы здесь оказались? — крикнул я, бесцеремонно уставившись на крылатых существ.

— Тот же вопрос мы хотели бы задать и тебе, человек. Ты не похож на местного, — сказал парень.

— А может это гном-переросток? — предположила его подруга.

— Ну не на полтора же метра выше остальных коротышек ему быть. Это просто невозможно, — рассудил человек-птица, спустившись на землю метрах в пяти от меня.

Девушка плавно спикировала следом. И вот они оба стоят напротив и смотрят с подозрением. Я бы мог убить их одним только взглядом. Знаете, когда невидимые лучи пронзают ничего не подозревающих людей. (Этому меня научил прадедушка, явившись во сне). Милое дело. Но двое людей-птиц не представляли серьезной угрозы, хотя и удивили внезапным появлением. Поэтому я решил просто врать напропалую:

— Меня заслал сюда мой друг-колдун. У него бывает. Я его знаю. Подуется, а потом отойдет. Так что, через несколько часов я снова буду в Асарбаре. Он уже проделывал такое не раз, где я только не побывал, а вот полюбоваться достопримечательностями не удается. Только начнешь узнавать новый мир, уже и обратно. Не понимаю, как у него это получается.

— Не думала, что у Алистеда есть друг, о котором мы ничего не знали.

Эти слова девушки-птицы меня поразили, но я выдержал пронизывающий взгляд ее светло-серых глаз и ничем не выдал своего замешательства. Не оставалось ничего другого как врать дальше, меня охватило странное вдохновение. Конечно, все это было полнейшей околесицей, но меня понесло:

— Дело в том, что мы секретные друзья. Он не особо распространяется обо мне.

Значит, под носом у мамы живет неизвестный колдун. Этого быть не может, они меня разыгрывают.

— Я всегда удивлялся его уединенному образу жизни и упорному нежеланию встречаться с женщинами-птицами, теперь кое-что становится на свои места, — выдал крылатый человек.

Они действительно разыгрывают.

— Алистеду надо быть осторожнее. Эта рыжая ведьма повсюду держит своих агентов, — сказала блондинка.

Нет, они меня не разыгрывают. Вот, черт! Интересно, могу я считаться агентом моей мамы?

— Ну, раз мы все выяснили, давайте познакомимся. Меня зовут Лусиус. А вас?

— Мое имя Корго, а это — моя сестра Салавия. Мы служим в Небесном дворце короля Ахарго. Алистед послал нас сюда тайно, чтобы мы подготовили убежище для него и наших соратников, если что-то сорвется. — Выложил мне все человек-птица.

Не пойму, то ли он глуповат, то ли это ловушка.

— Раз уж я все равно здесь оказался, может, помочь вам? — Невинно предложил я.

— Нет, мы уже все закончили. Видишь, справа возвышается серый замок? Там и назначен сбор, если убийство рыжей сорвется, — с вежливой улыбкой произнесла Салавия.

Даже эти слова не лишили меня самообладания. Начинаю собой гордиться. Когда их заговор провалится, с особой жестокостью расправлюсь с теми, у кого вместо рук — крылья.

— У нас все получится, — душевно успокоил я свою новую знакомую.

Она улыбнулась в ответ на мою поддержку. Похоже, я узнал здесь все, что мог. Мы обменялись с новыми знакомыми еще несколькими ничего не значащими фразами, пожелали друг другу успехов, и я исчез (на самом деле просто стал невидимым).

— Какой он милый, но такой молоденький, совсем ребенок. О чем думает Алистед, и в такое напряженное, решающее время, — вздохнула Салавия.

— Это их личное дело. Давай, вытаскивай «зажигалку», — нетерпеливо перебил сестру Корго.

Они настроили этот магический предмет на Асарбар и покинули Захари-Эво-Аш. Я снова стал видимым. С этого момента поиски некой дурацкой Касабуки для меня отошли на второй план. Надо спасать мамочку. Даже сейчас, когда все описываемые события уже далеко в прошлом, меня удивляет то хладнокровие и выдержка, которые я проявил, натолкнувшись на заговор. Желать успеха и улыбаться тем, кто будет рад смерти самого дорогого человека в твоей жизни, когда хочется закричать и вцепиться этим крылатым в глотки, надо суметь. Я удержался. И не сделал им ничего плохого. Но это пока.

Первым делом нужно найти этого Алистеда в Асарбаре. Скорее всего, он человек-птица. И поиски правильнее начать с Небесного дворца. В детстве я несколько раз гостил там у своего дальнего родственника короля Ахарго. Он всегда принимал меня хорошо, хотя и был несколько сдержан и молчалив. Может ли правитель крылатых быть заодно с этим Алистедом? Вряд ли, хотя осторожность не повредит.


Небесный дворец почти не изменился с тех пор, как я посещал его два года назад. Та же подчеркнутая простота и изысканность. Люди-птицы, вообще, образец хорошего вкуса. Устроившись в укромном уголке, я стал внимательно прислушиваться ко всем живым существам, находящимся в этом величественном здании. Читать мысли других, в отличие от отца, я не умею. Но уловить общее состояние и сильные чувства мне по силам. Куст сирени в соседней комнате хотел пить, двумя этажами ниже служанка мечтала об отпуске, повар сокрушался из-за плохого аппетита короля, охранник видел во сне какую-то блондинку… В общем, ничего особенного. Множество самых обычных переживаний. Между делом, я полил кадушку с цветущей сиренью и сосредоточился на короле. Но очень осторожно. Ахарго тоже обладал магическими способностями. Правда, не в такой мере, как моя мама, и уж тем более отец. Но он мог почуять слежку.

Этого не произошло. Крылатый король, высокий длинноволосый брюнет в простом черном одеянии, был слишком увлечен беседой с одной из придворных дам, чтобы отвлекаться на какие-то мелочи. Он бы не обратил внимания, даже если бы я в упор на него уставился. Вряд ли хозяин Небесного дворца планирует узурпировать Золотой трон королевы Сарлит. Все его мысли и чувства сейчас полны другой женщиной. Ну и славно. Мне было бы неприятно узнать о предательстве Ахарго.

И тут где-то вдалеке, словно из-за неведомой преграды, я почувствовал боль и крик неизвестного существа. Покинув парящий на облаках дворец так, чтобы никто и не знал о моем визите, я устремился на зов этой невольной мольбы о помощи. И обнаружил скрытую магическим заклинанием от посторонних глаз пещеру в одной из скал довольно пустынной части Асарбара, вдали от чьих-либо поселений. Именно там сильно страдал какой-то человек. По его крику я понял, что это не гном и не крылатый.

Через мгновение я невидимкой прошмыгнул в темную пасть пещеры. То, что я там увидел, до сих пор иногда является мне в кошмарах. Алистед не любил женщин, потому что он никого не любил. Он был садистом.

Дюжина изможденных, изувеченных людей жались друг к другу в углу пещеры. В ее освещенном факелами центре стоял остроносый человек-птица, в правом крыле которого было зажата плеть. Он хлестал ею привязанного к столбу человека.

— Ты у меня закричишь! — орал истязатель. — Я заставлю тебя…

Алистед не успел закончить фразу.

— Эй, приятель, так ты ничего не добьешься, — раздалось в пещере.

Крылатый повернул свой удлиненный подбородок и увидел меня. От удивления он чуть не выронил плеть.

— Ты кто? — Почти прошептал Алистед, явно испугавшись неожиданного визитера.

— Скажем так, меня привлекли сюда отчаяние и боль этих существ. Люблю наблюдать за чужими страданиями, — соврал я, решив поиграть с человеком-птицей в неопределенность. Как кот с крысой.

— Ну и как? — неуместно спросил он.

— Недурно. Хотя вам, мон ами, не хватает изысканности, — продолжил я избранную роль. Садист уставился на меня, вообще ничего не понимая. А я тем временем подошел к несчастному у столба.

— Как тебя зовут, малыш? — спросил с издевательской ухмылкой.

— Недо, — шепотом прохрипел он в ответ. Я бы мог в ту же минуту освободить всех несчастных жертв из каменной ловушки и исцелить их раны. Но я не сделал этого сразу. До сих пор не понимаю почему. Напротив, я сказал, обращаясь к Алистеду:

— Пороть — это безвкусица.

— А что, по вашему, вкусно? — поинтересовался крылатый.

Вместо ответа я освободил из пут левую руку Недо, ласково погладил ее, а потом, крепко ухватив за мизинец, вывихнул этот палец. Просто вынул сустав из положенного места. Я с интересом наблюдал за тем, как в самой глубине зеленых глаз жертвы ворочается боль. Больше он ничем ее не выдал. Ни стона, ни вскрика, ни даже дрожи в коленях. Потом я также резко вернул сустав на место. Боль буквально вспыхнула в глазах Недо, я услышал, как скрипнули его зубы.

— Давайте договоримся, колдун Алистед, — сказал я. Услышав свое имя, садист чуть дернулся, но не решился напасть на меня, а я тем временем продолжил, — Я больше никогда сюда не заявлюсь, а вы подарите мне Недо.

— Назовите себя, — потребовал крылатый, — Или вы никогда отсюда не выйдете.

— Хорошо, но мое имя вам ничего не скажет. Меня зовут Лука. — Челюсть моего собеседника тут же отвисла. Он позеленел и посерел одновременно. — Да, я сын той самой королевы, которую вы планируете убить, не так ли?

— Кто меня предал?! — взревел Алистед.

Это было последним, что колдун вообще сказал за свою мерзкую жизнь. Я не удостоил его ответом. Игра была окончена. От крылатого садиста осталось несколько угольков на дне пещеры. Волна звериной радости отразилась от ее стен. Она исходила от несчастных жертв. Конечно, я сделал то, что и должен был сделать. Исцелил их раны и увечья, вернул в родные края. Самым последним оказался Недо. Я освободил его от пут, заживил раны на спине.

— Можно, я останусь с вами, господин? — попросил он.

— Нет, — ответил я. — Ты вернешься на родную планету, ведь ты с Земли?

— Да, господин. Но я могу вам пригодиться, я многое могу рассказать про Алистеда. И еще вот… — С этими словами человек протянул мне свои руки.

Я не сразу понял, что он имеет в виду. А когда до меня дошло, то чуть не расплакался. Недо решил, что мне действительно нравится наслаждаться болью людей. Он предложил мне свои руки. Удивленный, я принял их, осторожно пожал и отпустил.

— Хорошо, — согласился я. — Выделю тебе комнату в Черном дворце.

Так что в Арлис я вернулся не один.

Глава 2

В Черном дворце победителя ожидал далеко не самый радушный прием.

— Больше никогда не вмешивайся в дела взрослых! — с порога заявил мне отец.

— Но ведь Алистед хотел убить маму, — попытался возразить я.

— Ну и что? Мы держали все под контролем. Зато мы с твоей матерью выявили многих врагов. Этот придурок помог нам, сам того не желая. Неужели ты подумал, что в Асарбаре может мышь проскочить без ведома королевы?

— Я испугался за нее. И еще, ведь этот Алистед был садистом.

— Да хоть филателистом, хоть мазохистом, хоть коммунистом! Не все ли равно. Ты лучше скажи, кого ты притащил с собой? — Спросил отец.

— Его зовут Недо, — промямлил я.

— Ладно, но пусть не попадается мне на глаза. А завтра утром ты, как миленький, явишься на занятие, — это был приказ, не предполагающий возражений.

— Ээ… Надо бы отомстить всем этим крылатым мятежникам, — не унимался я. Если отец этого не сделает, придется самому.

— Не беспокойся, они свое получат, — пообещал король. И зная его, в этом было невозможно усомниться. Уходя, я слышал, как его величество проворчал что-то в том смысле, что я все больше напоминаю ему Итонка. Интересно, хорошо это или плохо?

Из состояния задумчивости меня вывел Недо, которого надо было где-то разместить. Я поселил его в небольшой по дворцовым меркам комнате неподалеку от моих покоев и объявил прислуге, что он — мой гость. И благополучно забыл о нем. Уставший после всех этих приключений, я завалился спать с чувством исполненного долга. Что бы там ни говорил папаша, а я все же герой.

Следующие два месяца прошли без всяких приключений. Папа учил меня черному колдовству. Он понял, что именно этот предмет интересует меня больше других. Действительно, я увлекся занятиями. Правда, отец так и не рассказал мне о том эффективном способе убийства, секрет которого я узнал во сне от прадеда Итонка. Может, король Арлиса и не знал о нем. Тогда я тем более ничем не выдам своего знания.

Так, между делом, Черный дворец посетила королева Асарбара, но не с официальным визитом. Маму беспокоило, почему я не навещаю ее столь долгое время. Вы не поверите, но она привезла мне малиновое варенье, и предлога не попробовать его у меня не оказалось. Об Алистеде и заговоре людей-птиц мы старались не говорить. Я боялся, что мама, также как и отец, отругает меня за самодеятельность

После отъезда хозяйки Золотого трона большую часть варенья я сплавил кстати подвернувшемуся Недо. К тому времени он неплохо освоился в Арлисе и даже взял на себя часть обязанностей дворцового распорядителя. А то старенький Багам уже не справлялся. Спешивший по какому-то неотложному делу Недо машинально взял у меня баночку с вареньем и умчался, буркнув что-то о сладкоежках. Как будто он всю жизнь провел при дворе.

— Как тебе здесь? — спросил я его через несколько дней.

— Неплохо, — ответил Недо, — только мрачно уж больно и сумерки постоянные.

— Да, это верно. А знаешь, прямо перед нашим знакомством я пытался решить эту проблему, но неудачно.

— Почему? Как можно изменить законы природы? — Не понял Недо.

— Ерунда. Просто глупая старуха (и была ли она на самом деле?) передала мне через случайных знакомых, что я могу найти второе солнце для Арлиса. Вот я и дернулся сдуру. А вместо этого раскрыл заговор

— Хорошо, что вы убили Алистеда. Я навсегда ваш должник, — сказал человек.

— Ну, какая мне может быть от тебя польза, горемыка? Забудь об этом, — посоветовал я.

— Я останусь при своем мнении, — возразил Недо. — А где вы собирались искать солнце?

— Касабука. Это все, что мне известно. И я даже не предполагаю, в каком направлении двигаться.

— Жаль, солнце здесь бы не помешало, — говоря, Недо зажмурился, представляя яркий дневной свет.

Этот разговор вновь вернул меня к осознанию необходимости поисков. Правда, я до сих пор находился в их исходной точке и не продвинулся вперед ни на шаг, ни на полшага. Что же делать?


Ведьма подошла к старому кипарису. Он сидел чуть поодаль на пеньке.

— Ты здесь, Ночной Охотник?

Кот презрительно поморщился:

— Глупо спрашивать. Он сдох, и косточки истлели. Я его дальний потомок.

— Раз пришел сюда, значит, ты и есть Ночной Охотник.

— Как хочешь. Ты помнишь его, Ика? Правда ли, что его шерсть полыхала огнем, а сам он был ростом с коня?

— Правда. Но ты не сильно изменился, хоть коты и помельчали с тех пор. Я вижу огонь в твоих глазах.

— Это все, что осталось. Сейчас уже никто не помнит, что коты были сильнее тигров.

— А ведьм кое-где считают вымыслом. Но это к лучшему.

— Странно, почему я люблю тебя, Ика? Признайся, всему виной твоя магия? Ты приворожила мою бедную шкурку?

— Не знаю. Но приятно чувствовать, что твое сердечко в моей руке. У меня всегда была власть над кошками. Наверное, я сама немного Китти.

— Ты — богиня всех Китти.

Это трогательное признание было грубо нарушено моим вмешательством. Я перестал прикидываться кипарисом и заявил даже с некоторой издевкой:

— Ты мало похожа на старушку, ведьма.

Она ничуть не удивилась.

— А, король зла, я ждала тебя, — произнесла Ика.

— Всего лишь принц, — уточнил я.

— Нет, твой отец, хоть и правит темным миром, злом не является. Ты рожден для Железного трона. Даже слишком жестокий.

— Ладно, незачем тратить время на пустые разговоры. Это место и есть Касабука, а где же обещанное солнце? — Перешел я прямо к делу.

— Не спешите, ваше величество, — вмешался в разговор котик, — Касабука — мир, в котором зародилось колдовство, — мы оказали вам честь, пригласив сюда.

— А по мне, ничего особенного. Мир как мир. Конечно, здесь красиво, но не более того.

— Ты слишком молод, чтобы понять, — заявил кот. — Но он прав, не каждую ночь удается оказаться в Касабуке, а тем более, устроить встречу.

— Я могу лишь подсказать, а найдешь ли ты солнце, неизвестно. Но независимо от результата поисков мне нужно, чтобы ты пообещал выполнить то, что я попрошу у тебя однажды. Не сейчас, потом, — сказала ведьма.

— Не годится, — ответил я.


Так это был всего лишь сон. Странно, полная иллюзия реальности. Ну, ничего. Я обязательно добьюсь поставленной цели.

На часах было четыре утра. В Черном дворце стояла тишина. Мне надо было выпустить пар после этого напряженного видения. Я выбил дверь комнаты Недо и ворвался туда словно ураган.

— Сейчас ты будешь кричать, но никто не поможет! — объявил я.

Бедняга спросонья не понял, что происходит. А я уже избивал его какой-то палкой. Или это была кочерга для камина? Не важно. Недо действительно закричал, но это меня лишь подстегнуло:

— Ты ведь хотел, хотел именно этого! Что, доволен?!

А он сжался в комок в углу комнаты и больше не подавал признаков жизни. Но я знал, что он не умрет. Вообще, не смерти его хотел. В коридоре стали собираться перепуганные слуги, они сбежались на крики. Я знал, что дворцовая челядь не будет вмешиваться. Пнув Недо еще пару раз, наследный принц покинул его комнату. Да, можно было сразу же исцелить все раны жертвы, но я не сделал этого. Он хочет страдать.

Через несколько часов, во время занятий с отцом, я поинтересовался у него, не слышал ли он ничего под утро?

— Пустяки, — усмехнулся отец.

Вечером в дверь моих покоев постучали.

— Входи, Недо, — разрешил я.

Он вошел, сильно хромая, весь в синяках и бинтах.

— Простите меня, ваше высочество.

Когда он говорил, я заметил, что зубов-то во рту у моего друга почти нет.

— За что прощать? — уточнил я.

Он замешкался, а потом ответил:

— За то, за что вы меня наказали.

— А я просто так тебя побил. Ты ни в чем не виноват.

Недо не знал, как реагировать на такие слова. Наконец, молча повернулся и вышел. Он будет плакать этой ночью.

На следующий день я подумал, что в мире не так уж и много людей, которые относятся ко мне хорошо. Или хотя бы неплохо. Поэтому нужно было как-то загладить вину перед Недо за эту дикую, ничем не оправданную жестокость. Я нашел его на одном из балконов Черного дворца. Он стоял почти у самого края.

— Если хочешь, я верну тебя домой, на Землю, — произнес я, стоя у него за спиной. Видимо, он не ожидал услышать мой голос, потому что чуть не выпал с балкона.

— Лука, я никак не могу привыкнуть к твоим внезапным появлениям, — только и ответил он.

— Так, ты хочешь домой? — не унимался я.

— Не могу сказать, может, позже. Надо будет навестить тетушку. Но она не ждет меня раньше будущего года. Думает, я уехал на заработки в большой город. Кроме тети на Земле у меня никого нет.

— А здесь, в Арлисе, у тебя кто-то есть?

— Это зависит от него самого. Я не знаю, чего он от меня хочет и зачем мучает. Но может, он слишком молод и просто развлекается на разные лады, — произнося это, Недо как-то странно смотрел на меня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 369