электронная
100
печатная A5
359
18+
Два колеса в зеркале экрана

Бесплатный фрагмент - Два колеса в зеркале экрана

Объем:
146 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1553-2
электронная
от 100
печатная A5
от 359

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Огромное количество байкерских и мотоциклетных фильмов, которые сейчас довольно часто показывают по телевидению, продают на DVD и выкладывают во всемирной сети, формирует ложные представления и стереотипы о байкерах. Чаще всего зрители воспринимают лишь внешнюю поверхностную сторону кинолент, не задумываясь о скрытых смыслах или оценках действий, а также явлений в контексте показанного времени и атмосферы царящей в обществе. Именно попытка раскрыть некоторые стороны данных вопросов и связать воедино байкерское кино, этапы развития движения и восприятие его обществом, подвигло меня заняться этим исследованием. Конечно представленная работа не охватывает все фильмы жанра, но даже основная их часть представляет из себя довольно внушительный список. Также я не стал касаться документального кино и анимации, а все свое внимание сосредоточил на художественных лентах, как наиболее популярном и массовом направлении современного кинематографа.

Сразу хотелось бы отметить некоторые нюансы связанные с названием и описанием кинокартин. Все оригинальные названия фильмов выделены жирным шрифтом, через дефис может присутствовать их второе название. Сразу за английским именем, в скобках название картины известное в России или просто русский перевод. Тут нужно отметить, что отечественные заголовки часто не совпадают с оригиналом. Остается загадкой каким принципом руководствуются переводчики и издатели меняя названия. Так скажем как можно было перевести «Angels» Wild Women» (дословно «Дикие женщины Ангелов») как «Ангельские личики» или «Hell’s Angels on Wheels» («Ангелы Ада на колесах») как «Мотоангелы Ада»? В связи с этим, там где русское название не соответствует английскому переводу будет стоять специальный значок. Именно из-за несуразицы с названиями, в тексте много иностранных имен и названий, иначе легко допустить ошибку и запутаться. Плюс к этому, картины, в описании которых целенаправленно не указывается страна-производитель, подразумеваются как сделанные в США (конечно это не касается раздела о фильмах России и бывшего СССР).

Введение

Ни для кого ни секрет, что кино всегда имело огромное влияние на человеческое сознание, особенно ярко это проявляется в сегодняшние дни. Люди стали воспринимать мир через образы увиденные на экране, и это началось с первых дней эры кинематографа. Раз навязанные фильмами стереотипы живут и множатся в общественном сознании с геометрической прогрессией. Особо остро это видно в отношении с байкерами и мотоциклистами вообще. Сотни фильмов показывающих грязных, злых, жестоких, невежественных преступников, насильников и убийц на мотоциклах, не смогли до конца реабилитировать даже киноленты снятые самими байкерами и их сторонниками, рассказывающие о настоящей, реальной жизни свободолюбивых наездников железных коней. Однажды созданный образ байкера-злодея стал очень удобным средством, чтобы придать фильму нужный оттенок, и это во всю использовали и используют режиссеры и продюсеры, чтобы получить свою прибыль. Зачастую они меньше всего задумываются, соответствует ли это реальности, им нужно только одно — деньги. Зрители любят когда их пугают, а из байкеров сделали отличное всеобщее пугало, которое нескучно и несложно эксплуатировать. Но не только кино создало этот имидж, это произошло под влиянием очень многих сил и событий. Для того чтобы в этом разобраться, стоит рассмотреть весь процесс развития общества и байк-движения и то как он отражался в разное время в зеркале экрана.

I. Зарождение байк-движения и первые мотоциклетные фильмы

Первые организованные группы мотоциклистов появились в США где-то в 1920-х годах. Это были люди увлеченные мотогонками, и собирались они вместе для обсуждения своей техники и совместных выездов на соревнования. В общем, это были своеобразные кружки по интересам и все остальные практически не замечали их, так как они были такими же законопослушными гражданами, разве чуть шумнее остальных. До 1940-х годов мотоциклетные гонки были очень популярны и собирали большое количество зрителей. Это способствовало развитию мотопромышленности и мотодвижения в целом. Но с началом Второй Мировой войны ситуация изменилась. Почти все соревнования были отменены, промышленность работала на военных, а тысячи молодых людей отправились на фронт.

По окончании военных действий сыны своей родины вернулись домой, но они были уже другими. После всего пережитого на полях сражений, большинство ветеранов не могли смириться с пуританством, ханжеством и коммерческим духом, царившим в американском обществе. Те ценности и мораль, с которыми столкнулись бывшие солдаты, никак не клеились с их пониманием «великой американской мечты». Надо заметить, что длительный конфликт и тяжелый переход к мирной жизни затронул около 7 миллионов американских военных. Многие так и не смогли найти себя в ставшем им чужим обществе. Часть наиболее дерзких и отчаянных парней оседлали мотоциклы и отправились по американским дорогам в поисках персональной свободы. Со временем они стали собираться в группы, организовываясь по привычным им армейским принципам. Так появились мотоциклетные клубы — МС, которые являлись незаконными, то есть несанкционированными властями.

Но перейдем непосредственно к теме мотоциклетного кино. Конечно мотоцикл как средство передвижения появлялся во многих кинолентах начала двадцатого века, но долгое время он был лишь дополнением, фоновым атрибутом. Одним из первых фильмов где прослеживается противопоставление мотоциклистов и автомобилистов был полицейский триллер «Motorcycle Squad» / «Double Cross» («Мотоциклетная команда» / «Двойной крест») 1941 года. Это была еще очень слабая попытка кинематографа подойти к мотоциклетной теме.

Более удачным оказался другая лента снятая в 1948 году в Дании, в короткометражной картине, длящейся около 11 минут, «De nåede færgen» («Они успели на паром»), режиссера Карла Теодора Дрейера (Carl Theodor Dreyer), очень точно и реалистично представлены ощущения поездки на мотоцикле. Сюжет истории показанной на экране рассказывает как в небольшой городок прибывает паром, на борту которого находятся четыре мотоцикла и один автомобиль. Один из мотоциклистов, едущий вместе со своей подругой, спрашивает паромщика когда отплывает паром Ниборг и сколько примерно до него ехать. Паромщик отвечает своему собеседнику, что тот всё равно не успеет, а также сообщает, что паром отплывает ровно через 45 минут, а ехать до него 70 километров. Мотоциклиста это нисколько не удручает, и с причаливанием парома к берегу, он устремляется к своей цели. Отлично снятые сцены поездки передают зрителю ощущения езды на мотоцикле. Разные ракурсы и виды подчеркивают и усиливают ощущения присутствия. Мотоциклист мчится по дорогам, обгоняя редкие автомобили, гужевый транспорт и идущий по проезжей части скот. Сейчас эти кадры позволяют нам представить обстановку на провинциальных дорогах Дании в конце сороковых. Мотоциклист, которого играет Джозеф Кох (Joseph Koch) набирает скорость. Через некоторое время он останавливается возле бензоколонки, заправляет бак пятью литрами бензина и едет дальше. Впоследствии он нагоняет также идущий с парома автомобиль и пытаясь его обогнать врезается в дерево. В этом эпизоде показана не столь опастность поездки на мотоцикле, а отсутствие порядочности и уважения некоторых водителей. Именно автомобилист не пожелал пропустить мотоциклиста, спровоцировав аварию. Причем скорее всего сделал это умышлено, так как мы видим его злобную ухмылку. Далее следуют кадры отправления парома Ниборг: сигнал отплытия, убирание трапа и собственно отплытие без героев фильма. Последней сценой фильма является показ одинокого старого лодочника, везущего на своей лодке два деревянных гроба.

Кроме хороших съемок, стоит отметить удачный вариант отсутствия в кинофильме музыки. Все сцены сопровождаются реальными звуками работающего мотоциклетного двигателя, а после аварии резкая тишина и лишь вскоре крики парящих над океаном двух чаек, плеск воды и шум отходящего парома.

В конце сороковых, а точнее в 1949-ом, довольно неплохой фильм на мотоциклетную тему снял Джэк Ли (Jack Lee). Эта британская лента называется «Once a Jolly Swagman» («Однажды веселый бродяга»), где молодой Дик Богард (Dick Bogarde) играет парня из рабочего класса, который благодаря мотогонкам приобретает известность и финансовое благополучие. И конечно же, одна из главных сюжетных линий это любовь.

Учитывая время и ту технику, с которой работали создатели картины, многие сцены сняты просто великолепно, особенно эпизоды мотогонок на треке.

Другой кинофильм о мотоспорте, духе товарищества и любви к технике вышел на американские экраны в 1952, под названием «The Pace That Thrills» («Темп вызывающий трепет»). Так же как и предыдущий, данный фильм показывает насколько в те времена был популярен мотоспорт и все кто имел хоть какое-то отношение к двухколесной технике вращались вокруг этого.

А вот в фильме 1953-го «Teenage Devil Dolls» («Подростковые куклы Дьявола») авторы пытаются раскрыть тему молодежи и наркотиков. В этой киноленте рассказана история молодой девушки, которая пристрастилась к наркотикам, опустилась на самое дно и потом пытается вернуться к нормальной жизни. Мотоциклисты здесь не являются главной темой, но показаны как негодяи, которые собственно и подсадили молодую невинную девушку на наркотик.

Для нашего дальнейшего исследования надо вернуться к 1947-ому году, когда произошло одно из самых значительных событий в истории байк-движения — мотоциклетный бунт в городе Холлистер. 4 июля несколько тысяч молодых наездников двухколесных машин сорвали соревнования проводимые Американской Мотоциклетной Ассоциацией (А. М. А.) и практически захватили небольшой калифорнийский городок. Это не было заранее спланированной и продуманной акцией, все произошло стихийно под влиянием множества сложившихся обстоятельств. Как бы то ни было, но события в Холлисторе заставили общество заметить новое молодежное движение. После разбора дела, сотрудник А. М. А. заявил, что 99% всех мотоциклистов соблюдают закон и общественный порядок, что вызвало взрыв протеста в мире свободных байкеров и они гордо присвоили себе звание 1% и титул байкеров вне закона. Они стали себя вести все более и более вызывающе, чем и воспользовались органы правопорядка и чиновники, сделав из байкеров врагов общества и пугалом номер один. Немалую роль в создании такого имиджа сыграло и кино, но в этом стоит разбираться по порядку.

Через шесть лет после событий в Холлисторе, в 1953 году на экраны вышел по-настоящему мотоциклетный фильм — «The Wild One» («Дикарь»). Он был новаторским для своего времени и вызвал в обществе неоднозначные, тревожные чувства.

Этот фильм нарушил почти все правила американского кинематографа, которые существовали в начале 50-х. Действительно трудно найти среди фильмов того времени, кинокартину, где городской полицейский был бы трусливым алкоголиком, а отрицательный герой был с привлекательной улыбкой и вызывал симпатию.

Режиссер Ласло Бенедек (Laslo Benedek) вместе с продюсером Стенли Крамером (Stanley Kramer) в своем фильме «the Wild One» хотели показать то, что происходило в молодежной среде послевоенного времени, включая сцены, которые навсегда изменили бы популярную культуру Америки и общества вообще. «Бенедек сделал это первым и почти каждый мотоциклетный фильм, сделанный после „the Wild One“ обязан его работе так или иначе.» — так сказал об этом Майк Сэт (Mike Seate) — автор книги о байкерском кино «Two wheels on two reels: a history of biker movies».

Американская премьера фильма, под первоначальным названием «Hot Blood» («Горячая кровь»), состоялась 30 декабря 1953. Идея и основной сюжет был позаимствован из статьи «The Cyclists` Raid» («Набег мотоциклистов») Франка Руней (Frank Rooney), напечатанной в январском номере журнала «Harper» 1951 года. В этой статье рассказывалось о вышеупомянутом инциденте, произошедшем 4 июля 1947 года в городе Холлистер. Во время работы над фильмом создатели собрали множество интервью с байкерами Калифорнии, которые и помогли построить приближенные к реальности характеры и сцены.

Фильм начинается кадрами, в которых группа примерно из сорока мотоциклистов, одетых в черные кожаные куртки, мчатся по пустынной дороге. Они едут тесной группой во главе с лидером Джонни, которого сыграл молодой Марлон Брандо (Marlon Brando) (это его пятая роль к тому моменту на экране). Джонни неприветлив и имеет весьма вызывающий вид, он носит черную кожаную косую куртку (с надписью «Johnny» на левой груди), темных очках, черных перчатках, белой футболке, кепке летчика, джинсах с отворотами и ботинках. Впоследствии, именно эта манера одеваться стала неотъемлемой частью атрибутики английских рокеров. Между прочим, в Англии фильм был запрещен к прокату в течении 12 лет (вплоть до 1968). В то время английские цензоры боялись, что кинофильм вдохновит антиобщественное поведение подростков.

Клуб, возглавляемый Джонни называется «Black Rebels Motorcycle Club» («Мотоциклетный клуб Черных Бунтарей») сокращение «B. R. M. C.» Эти четыре буквы белым на черном красуются на спинах членов клуба вместе с лого в виде черепа и двух перекрещенных поршней. Позже этот рисунок, немного изменив, позаимствовал для своих «цветов» международный мотоциклетный клуб «Outlaws MC».

«B. R. M. C.» врываются в легально проводимую гонку и, блокируя дорогу, прерывают соревнования. Шумной толпой они прогуливаются поперек трассы и мимо организаторов. Возмущенный таким поведением местный шериф объявляет их «вне закона» и изгоняет из города. Клуб уезжает, но один из парней крадет кубок за второе место (кубок за первое место был слишком большим, чтобы спрятать его под курткой), этот кубок отдают Джонни.

Уехав с соревнований, байкеры вторгаются в следующий маленький провинциальный городок. Они располагаются в местном баре — «Кафе Бликера», хозяин которого поначалу рад появлению такого количества клиентов и дает поручение своему пожилому помощнику Джимми поставить больше пива в холодильник. Байкеры устраивают гонки на улице. Во время гонки один из парней попадает под колеса автомобиля местного жителя старика Арта Клейнера, которого играет Уилл Райт (Will Wrigth), и ломает ногу. Шериф города — Гарри Бликер (Роберт Кит / Robert Keith) слаб и не способен эффективно действовать для того, чтобы остановить нарастающий конфликт. Джонни пытается довить на шерифа и требует, чтобы тот арестовал опрометчивого пожилого водителя. Практически с этого момента начинается противостояние между полицией, простыми американскими обывателями и байкерами. Причем стоит заметить, что это еще и вопрос конфликта поколений. Все бакеры в фильме молоды, а полицейский и местные жители старшего возраста. В этом прослеживается вечный конфликт детей и отцов. То, что все властные фигуры в картине в преклонном возрасте, говорит о том, что они уже достаточно слабы и им нет равноценной замены.

В то время как большая часть мотоциклистов веселилась на улице, Джонни увлечен молодой официанткой кафе Кэти Бликер (Мэри Мэрфи / Mary Murphy) (которая как выясняется позже — является дочерью шерифа). Он пытается произвести на нее впечатление, подарив ей кубок-приз. Хотя Кэти и заинтересовалась этим странным парнем, но подарок она принять отказывается, да и всем своим видом показывает Джонни свою невинность и целомудренность.

Атмосфера накаляется, когда в город с грохотом вкатывается еще один внезаконный клуб во главе с Чино (Ли Марвин / Lee Marvin). Чино бывший член клуба Джонни, который давно ушел и собрал свой собственный клуб «the Beetles» («Жуки»). Встреча этих двух групп байкеров является одним из самых ярких и важных моментов фильма.

Некоторые знатоки байкерской истории утверждают, что создатели фильма хотели показать два реально существующих клуба: «13 Rebels» и «Boozefighters». Но использовать подлинные названия было противозаконно и тогда они придумали «Black Rebels Motorcycle Club» с аббревиатурой «B. R. M. C.», но если присмотреться, то видно, что буква «B» разделена линией и тогда видно цифру «13», то есть «13 Rebels». А для группы Ли Марвина просто придумали созвучное название — «the Beetles». Сам же Ли Марвин должен был изображать «Вайно» Вилли Форкнера («Wino» Willie Forkner), основателя и лидера реальных «Boozefighters MC». Планировалось, что «Вайно» примет участие в работе над картиной в качестве консультанта, но по дороге в Лос-Анджелес его арестовали за езду в пьяном виде и хулиганское поведение.

Кинематографисты представили события так: в город приезжают «13 Rebels» (в фильме «B. R. M. C.») и «Boozefighters» («the Beetles») и между ними возникает ссора, заканчивающаяся большой дракой, а потом захватывают город и все это происходит из-за раскола в клубе. На самом же деле между клубами не было конфликтов и противостояния, они собирались в одном и том же месте, общались.

Но вернемся к фильму. Встреча и конфликт между Джонни и Чино показывает, что есть два особых типа людей, которые, возможно, пытаются делать одно и то же, но выражают себя разными путями. Различия между этими двумя типажами видно во всем: в одежде, поведении и даже мотоциклах. Если Джонни — это молчаливо сдержанный красавчик с аккуратной прической и в стильной косухе, то Чино — грязный, обезьяно-подобный, орущий во всю глотку и курящий сигару хулиган, не знающий ни манер ни чувства меры.

Теперь касательно мотоциклов. Большая часть клуба Марлона Брандо ездит на английских байках (у самого Джонни — «Triumph 6T Thunderbird»), а вот парни Ли Марвина прикатили на Харлеях и Индианах, причем это были предшественники чепперов — бобберы. «The Wild One» был одним из первых фильмов, где дерзкие аппараты с обрезанными крыльями были показаны широкой публике.

Герой Ли Марвина провоцирует конфликт, украв у Джонни кубок-приз. Происходит драка между лидерами клубов. За этим наблюдает толпа людей, большая часть которых — мотоциклисты. В то же время один из местных горожан — Чарли Томас (Хью Сандрес / Hugh Sandres) пытается проехать сквозь массу народа и сбивает одного из байкеров. Чино со своими парнями вытаскивает водителя из автомобиля и бьет его.

«Мне понравилось, когда парень на машине врезался в парня на мотоцикле, и Ли Марвин вытащил его из машины и врезал ему. И когда коп крикнул ему: „Эй, ты что ударил этого парня?“ — тот назвал его трусом, и сказал, что если ты не трус, то врежь мне в ответ. И мне действительно это понравилось. Знаешь, ты берешь на себя ответственность за то, что делаешь, если ты врезал кому-то по башке, то жди, что врежут и тебе в ответ. А если они этого не делают, то это их вина.» — так прокомментировал этот эпизод в одном из интервью известный лидер клуба «Hell’s Angels MC» (мотоклуб «Ангелы Ада») Ральф «Сонни» Баргер.

Вообще характер Чино был более близок настоящим байкерам вне закона, тот же «Сонни» Баргер в своей книге «Hell`s Angel. The Life And Times Of Sonny Barger And The Hell`s Angels Motorcycle Club» пишет: «Когда я посмотрел «The Wild One», Ли Марвин сразу стал моим героем. Характер Чино был для меня мужским. Марлон Брандо в роли Джонни был просто привлекательным задирой.» и дальше по тексту — «Во мне, конечно, было больше от Чино, чем от Джонни, и я до сих пор так считаю». Герой Ли Марвина стал примером для многих «Ангелов Ада» 50-х. К примеру Хантер Томпсон в своей нашумевшей книге «Hell`s Angels» описывает, что Фрэнк (президент Сан-Франциского отделения «Hell`s Angels MC» в период с 1955-го по 1962 годы) однажды «отправился в Голливуд и купил там желто-голубой полосатый свитер, в котором Ли Марвин красовался в «Дикаре».

Фрэнк заносил его до дыр и появлялся в этом желто-голубом великолепии не только на пробегах и вечеринках. Когда он чувствовал, что преследования Ангелов полицейскими выходят за пределы нормы, то мог появиться в своем голливудском свитере в офисе шерифа полиции и требовать справедливости».

И хотя встреча двух конкурирующих клубов и драка лидеров является, пожалуй, самым ярким эпизодом, но фильм на этом не заканчивается. Шериф арестовывает Чино и под давлением Джонни также сажает в тюрьму Чарли Томаса. Далее действие переходит во внутрь бара, где между Джонни и Кати происходит разговор о несостоятельности шерифа.

Следующие события развиваются последовательно и быстро. Город оказывается почти захваченным байкерами. Романтическая сцена между Джонни и Кати в ночном парке. Джонни, едущий на своем байке, атакован толпой горожан, его хватают, затаскивают в дом и избивают. Шериф пытается остановить самосуд. Воспользовавшись моментом, Джонни убегает и пытается уехать на своем мотоцикле. Другая толпа горожан снова гонится за ним, кто-то бросает железный прут. Джонни падает, мотоцикл теряет управление, катится по инерции через улицу и убивает пожилого свидетеля в толпе — Джимми. Как только сердитые горожане готовы окончательно расправиться с Джонни, приезжает шериф графства и наводит порядок. Некоторых байкеров арестовывают, но Джонни оставляют на свободе, предварительно прочитав лекцию и наложив запрет на посещение этого графства.

Изначально создатели планировали сделать другой конец фильма, где вместе с байкерами местные жители также громят город и веселятся, но чиновники из «Ассоциации Кинематографистов Америки» («Motion Pictures Association of America» — «MPAA»), которые выдавали разрешение на прокат, забраковали картину «MPAA» утверждая, что фильм имел антикапиталистическую позицию и история, рассказанная в нем — антиамериканская, а это было недопустимо. Чиновники настаивали, чтобы авторы удалили откровенное осуждение деловых горожан, а вместо этого выдвинули на первый план отрицательное отношение к внезаконным мотоциклистам. Крамеру и Бенедеку пришлось подчиниться. Они переделали материал и вставили в конце сцену, где офицер осуждает клуб.

После выхода фильма на экраны, мотоцикл стал символом восстания молодежи. «Дикарь» стал культовым и сильно повлиял не только на идеологию движения, но и положил начало мифам которыми оброс образ байкеров впоследствии. К байкерскому движению примыкало все больше и больше людей. Мотоклубы множились и росли. Но, несмотря на все это, байкеры только начали свой путь и еще не имели той скандальной славы, как спустя полтора десятка лет. Вся их деятельность в глазах общественности выражалась в пьяных вечеринках, ссорах друг с другом и сумашедших гонках на улицах. Одним из воплощений такого представления стал фильм Эдварда Л. Кана (Edward L. Cahn) «Motorcycle Gang» («Банда Мотоциклистов»), вышедший в 1957.

Эту картину наполненная действиями картину можно назвать своеобразным мостом ведущим от «The Wild One» к «The Wild Angels». Фильм показывает противостояние двух байкеров: «хорошего» — Ранди (Стив Тиррелл / Steve Tyrrell) и «плохого» — Ника (Джон Ашлей / John Ashley). Недавно вышедший из тюрьмы Ник, вынуждает Ранди участвовать в уличной гонке. Герой Джона Ашлей считает, что его соперник виновен в том, что он попал за решетку и хочет свести счеты. Ранди приходится принять вызов и участвовать в смертельном поединке мотоциклистов.

Еще один фильм 50х годов, о котором стоит рассказать — «Dragstrip Riot» («Бунт») режиссера Дэвида Брадли (David Bradley) (1958 г.). Эта история о молодом парне Рике Мартине (Rick Martin), его сыграл Гари Кларк (Gary Clarke). Он вместе с друзьями ездит на автомобиле с открытым верхом и участвует в гонках. Возлюбленная Рика — Джанет — симпатичная блондинка к которой неравнодушен один из парней по имени Мартин, из той же компании. Он все время противостоит Рику и ищет способ отбить Джанет. Однажды в придорожное кафе, где отдыхает и веселится компания бесцеремонно вваливается банда байкеров. Мартин подстраивает конфликт между Риком и лидером банды. Но Рик побеждает в драке и байкеры уезжают. В дальнейшем Мартин пользуется этим обстоятельством уговорив байкеров проучить главного героя. погоняться с ними по шоссе. В результате один из байкеров погибает, а полиция обвиняет в его смерти Рика. Последний должен доказать свою невиновность, что он и делает в течении всего фильма.

II. Набирая обороты

К середине 60-х байкеры обрели в США всеобщую скандальную известность. Пресса пестрила яркими заголовками, а жители небольших городов начинали вооружаться, заслышав в дали рев Харлея. Среди всех прочих внезаконных клубов самым ярким, многочисленным и шумным был «Hell’s Angels MC».

Первый чаптер «Ангелов Ада» появился в 1948 в Сан-Бернандино. Через некоторое время в разных городах Калифорнии появилось несколько независимых клубов под одним и тем же названием. К концу 1950-х они объединились и создали единую структуру «Hell’s Angels MC», которая подразделялась на отдельные чаптеры.

В 1957 в клубе появился молодой, энергичный парень по имени Ральф «Сонни» Баргер (Ralph «Sonny» Barger). Это человек, который посвятил клубу всю свою жизнь и стараниями которого «Hell’s Angels» обрели мировую славу и заняли главенствующее место в байкерском мире.

Начиная с 60-х годов «Ангелы Ада» начали обретать скандальную и шумную славу сначала на западном побережье, а затем и по всей стране. Их манера поведения, стиль жизни, сумасшедшие пробеги и безумные вечеринки шокировали общественность и власть. Большинство людей не были способны понять этих парней на мотоциклах с изображением крылатого черепа на спинах курток. Полицию пугало и вводило в замешательство две, на первый взгляд, несовместимые вещи существующие в «Hell’s Angels», с одной стороны — это дикое и хулиганско-распущенное поведение членов и, одновременно с этим, жесткая и дисциплинированная организация всего клуба. Еще одна вещь, которая выводила из себя власти — это то, что большая группа людей открыто демонстрирует свою неприязнь к существующим порядкам. Пожалуй, самым главным символом противостояния стали клубные «цвета», то есть нашивка на спине членов клуба с названием и лого. А если есть своя символика, свои законы и принципы, то это все можно представить как государство в государстве.

Все вышесказанное порождало в обществе всевозможные слухи и небылицы, а их, в свою очередь, подхватывали жадные до горячих новостей журналисты и раздували до всенародного значения. К середине 60-х пресса просто бурлила угрожающими и шокирующими статьями и заметками о «Hall’s Angels». Обычные граждане реагировали на это соответственно, веря каждому печатному слову. Да, кстати, все это касалось не только «Hell’s Angels», в подобном положении были практически все байкерские клубы вне закона, просто «Ангелы Ада» были самыми яркими и многочисленными среди остальных. Так вот, можно сказать, что в то время байкеры практически в открытую противостояли всему государству. Из-за принадлежности к клубу многим было тяжело найти работу или снять номер в гостинице, короче, общество и власти всеми силами пытались отстраниться от этих ребят. В результате мотоциклетные клубы стали приобретать криминальный оттенок, произошло это из-за того, что крепкие парни хватались за любое более-менее денежное дело, а так как власти всячески препятствовали нормальному развитию клубов и их легальной деятельности, ничего, кроме как заниматься темными делишками, не оставалось.

Но все это произошло немного позже, а мы вернемся в середину 60-х, в то время, когда Америку просто захлестывала волна новаторства и экспериментаторства. Тогда, в 1964 году, молодой режиссер из Сан-Франциско Кенет Ангер (Kenneth Anger) сделал свой первый и самый большой фильм «Scorpio Rising» («Восход Скорпиона»), который стал классикой андеграунда. Получасовая картина была, в основном, снята в мотоциклетном гараже в Бруклине. Группа мотоциклистов здесь представлена, как некая секта со своей собственной формой одежды и ритуалами. В картине отсутствуют диалоги, но зато полно символов — смерть, фашизм, идолы Голливуда, скорпионы… К тому же, это один из первых фильмов, где рок-н-ролл использовался, как мощное дополнение, практически заменяя диалоги актеров. Ритм и лирика песен гармонично вписывается в видеоряд. (Эту технику в последствии с успехом использовали Мартин Скорсесе и Квентин Тарантино). К примеру, один из провокационных моментов, когда на фоне песни «Он мятежник» группы «The Crystals» идут кадры с учащимися воскресной школы, читающими отрывки из жизни Христа. Или еще более дерзкий момент под звуки «Party Lights» — «The Ron-dolls», где кадры из жизни Исуса Христа перемежаются с эпизодом, демонстрирующим мотоциклиста, увешанного свастиками и несущегося сквозь ночь. Кроме музыки, для большего эффекта, режиссер использует отрывки из фильмов с участием Джеймса Дина и эпизоды из «The Wild One».

Еще один из аспектов этой картины — гомосексуальность героев. Причем съемки этих сцен проходили на вечеринке брукленской группы мотоциклистов устроенной в гараже в ночь Хеллоувин. Кеннет Ангер поставил четыре бочки пива и договорился с парнями о том, что они должны делать. Фактически все те мотоциклисты были гетеросексуалами и имели подруг, которые стояли позади камер наблюдая и хихикая, как их дружки изображают гомосексуалистов. Но в итоге на экране режиссер проложил ясные параллели между толпой мотоциклистов, садизмом и нетрадиционной ориентацией.

Фильм вышел на экраны в 1964, но скоро был запрещен к показу, а Кеннет Ангер предстал перед судом в Калифорнии, где его картину объявили как аморальную и непристойную. В общем-то «Scorpio Rising», на самом деле, не отражал действительность, здесь и мотоциклисты были неорганизованной и расхлябанной толпой севших на мотоциклы полудурков, да и гомосексуализм был тогда редким явлением, тем более в среде байкеров.

В продолжении темы мотоциклов и рок- музыки стоит вспомнить музыкальный фильм того же 1964 года с королем рок-н-ролла Элвисом Пресли в главной роли — «Roustabout» («Разнорабочий»). Это конечно не совсем мотоциклетное кино, но Элвис здесь ездит на «Honda 305 Superhawk» и выглядит соответственно стилю. Без сомнения выход этой кинокартины внес большой вклад в популяризацию мотодвижения. Плюс к этому замечательные песни короля рок-н-ролла. С этого момента уже никто не мог разделить рок-музыку и мотоциклы. Они стали частью одной культуры, дополняя друг друга.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 359