электронная
126
печатная A5
651
18+
Драконы. Перемирие

Бесплатный фрагмент - Драконы. Перемирие

Книга 1

Объем:
614 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-0851-1
электронная
от 126
печатная A5
от 651

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Свадьба

— Смотрю, у тебя новый рекорд по забегу от реки, — весело сказал старейшина, по совместительству мой дядя.

Я только натянуто улыбнулась и с интересом посмотрела на его собеседника. Тоже старейшина, только поселения драконов. А я, собственно, только что убегала что было сил от трех молодых драконов.

— Мальчики, вы что, пешком шли?! — спросил дядя. Я обернулась и увидела ребят, которые за мною бежали.

Ребята сразу нарисовали серьезные лица, увидев своего старейшину.

— Действительно прыткая девочка, — сказал старейшина драконов. — Я считал их самыми быстрыми. Думаю, это судьба, что ты, сынок, сейчас здесь, — он обратился к самому симпатичному из ребят.

— Ты прав, это знак, — сказал мой дядя с улыбкой.

«Ой, что-то мне это не нравится. Дядя со старейшиной драконов на „ты“ и еще и улыбается, чувствую: что-то они задумали».

— Дорогая племянница, — начал дядя. Я задержала дыхание, — познакомься со своим будущим мужем.

— Что! — воскликнули мы вдвоем с будущим супругом.

— Папа, это что, шутка?!

— Нет, и не вздумай возражать! Взял девушку за руку и бегом к ее матери. Она вас подготовит к церемонии. Поженим вас сегодня вечером.

Мы с парнем удивленно и обреченно переглянулись. Он немного неуверенно посмотрел на меня и протянул руку. Вот за это спасибо, что не стал хватать за руку и тащить. Взяла его за руку и повела к матери.

— Вроде как поймал, — сказал он совсем тихо, пока шли к дому.

— Скорей нас двоих сцапали, добегались. А день так хорошо начинался! Как тебя хоть зовут, жених?

— Карен меня зовут. Ну и продолжение тоже обещает быть приятным.

— В смысле?

— Ты же не думала, что наш союз будет фиктивным? Будет все как у настоящей семьи.

— Догадалась, — фыркнула я. — Но лучше так, чем вы бы меня в поле поймали.

Заметила, как Карен покраснел.

— Прости. Ты мне очень понравилась еще месяц назад. Но ты меня все время избегала. Вот я и решился на крайний метод — просто поймать тебя.

— Просто поймать и пообщаться?!

Парень сильно покраснел, но уже ничего не ответил. Мы пришли к родительскому дому, мама встретила нас на пороге. А так как была уже вторая половина дня, то нас повели в разные части дома переодеваться и готовиться к свадьбе.

— Не противься воли дяди, — сказала мама, пока одевала меня, — будь Карену послушной женой.

— Мама, похоже, что я противлюсь или устраиваю скандал?

— Вот и молодец, — сказал вошедший дядя. — Ирусь, ты у нас красавица!

— Карен даст тебе новое имя, — сказала мама немного грустно.

— Привыкну. Когда мы пойдем в их селение?

— Утром. Переночуете в бабушкином доме.

Внутренне собралась, будет непросто. Ну что же, я знала, что нечто подобное может случиться. У дяди дочерей нет, а у его сестры, собственно моей мамы я старшая, остальные совсем еще дети.

На самой свадьбе мы с Кареном сидели молча и я чувствовала, как он напряжен. Он практически не притронулся к еде или воде. На драконов это не похоже, видимо, он очень нервничает.

— Расслабься, — сказала ему тихо и взяла за руку.

Он крепко сжал мою ладонь и прижал к себе.

— Ты чего?

— Прости, нервничаю.

— Поешь хоть немного, станет легче. И завтра тебе силы еще понадобятся.

Он довольно улыбнулся.

— И ночью тоже.

— А что ночью?! Типа это сильно хлопотно?

— Нет, — смутился он.

— Надеюсь, ты не храпишь?

Парень опять смутился.

— Никто не жаловался.

— Гляжу, было кому проверять.

Карен опять сидит красный, как рак вареный. Я весело улыбнулась и положила ему большой кусок мяса.

— Кушай.

— Спасибо. Ты тоже поешь, а то потом будем только дома кушать.

Мы дружно стали есть, напряжение понемногу прошло. Стоило нам закончить трапезу, как нас с песнями и плясками дружненько спровадили в бабушкин дом.

— Ну что, спать?

— Ага, супружеский долг и спать, — серьезно сказал Карен и зажег настольную лампу.

— Ты мне имя придумал? — спросила я и стала, скрестив перед собой руки.

— Да, — сказал он с улыбкой, — имя жене я лет пять назад придумал — Кира. И тебе легко запомнить, Ирочка. Будешь теперь Кирочка.

— Мило. Мне нравится. Ладно, разрешаю себя поцеловать.

— Вот наглое создание, — с улыбкой сказал муж, — я что, должен был спрашивать теперь?

— Обязан, — сказала я серьезно, а в глазах застыли смешинки.

Он, видя это, тоже улыбнулся поцеловал меня.

«Ну что ж, целоваться он умеет».


Утром нас разбудил громкий стук в дверь. Я с трудом открыла один глаз и посмотрела на супруга. Я так хорошо уснула у него в объятьях! Этого от себя я никак не ожидала. Хотя чего же там, рядом с ним тепло, а я жуткая мерзлячка. А этот наглец еще и пользуется этим, чтобы лишний раз потискать.

— Который час? — тихо спрашиваю в пустоту.

— Шесть утра, молодожены, — сказал его отец из-за двери. — Растолкай Карена и одевайтесь.

— Я не сплю, — сразу отозвался парень.

Удивительно — в комнате на стуле лежала моя повседневная одежда. Брюки темно коричневого цвета и бледно розовая водолазка с «V» образным вырезом и длинным рукавом. Оделась, быстро заплела косу и пошла умываться. В ванной меня крепко обнял Карен.

— Моя жена, — сказал он довольным тоном, — никому теперь не отдам.

Я только улыбнулась. Приятный парень оказался при ближайшем рассмотрении. И в кровати был очень нежным и в меру страстным. Главное, ничего от меня не требовал, сам понял, что я ничего в этом плане не знаю и не умею. Его это приятно порадовало.

— Моя девочка.

Вторя моим мыслям сказал муж, а вчера весь вечер так только и называл: «моя девочка».

Его отец и оба друга терпеливо ждали нас на улице. Когда вышли, его друзья посмотрели на Карена слегка вопросительно. Он просто обнял меня за талию и поцеловал в висок.

— Еще вопрос кто кого приручил, — озвучил общую мысль этой троицы отец Карена, — но, судя по всему, ночь прошла хорошо.

— А мои вещи?

— Ребята отнесут. Карен, бери ее на спину и полетим.

Никогда еще не летала на драконе. Было одновременно страшно и захватывающе — лететь на моем зеленом драконе.

— Понравилось? — спросил Карен, как только сел.

— Да, давай еще.

— Потом, — сразу сказал его отец, — дел полно дома. Ее вещи в дом и свободны, — скомандовал старейшина.

Мать Карена встретила нас на пороге. Улыбнулась сыну и мужу на меня посмотрела строго и ничего не сказала. А чего собственно я хотела. Я здесь чужая. Наши селения враждовали лет двадцать. И наша свадьба была знаком примирения. Но это не означает, что ко мне здесь будут хорошо относиться.

«Соберись и будь хорошей девочкой» — сказала я сама себе.

— Кира, помоги мне на стол накрыть, — сказала его мама, как только мы зашли в дом. — Обращайся ко мне мама, к Агору отец или старейшина. Поняла?

— Да.

Она слегка улыбнулась. Друзья Карена быстро занесли пару сумок в ближайшую комнату и, не прощаясь, ушли. Я помыла руки и помогла накрыть на стол. Завтракали молча. А у меня было ощущение, что меня изучают. Притом изучали его родители, сам Карен ел с довольной улыбкой и летал где-то в облаках. Его мать потом попросила помыть посуду и отправила разбирать вещи. Я сделала все быстро.

— Пойдем, познакомлю тебя кое с кем, — сказал старейшина. — Будет у тебя небольшая подработка, чтобы дома все время не сидеть. Заодно с местными познакомишься и узнаешь, кто где живет.

Минут через тридцать мы пришли в центр селения. Хм, не думала, что старейшина живет на окраине возле леса. Ладно, по ходу разберемся, что здесь к чему. Может у них выгодней на окраине жить. У меня в селении старейшина всегда жил в центре, на возвышенности, чтобы обзор был лучше. Хотя теперь селение драконов — мой дом… Тоскливо как-то.

Старейшина привел меня в бар, который был по совместительству магазином сладостей. Хозяин типичный дракон. Рост два метра, широкий в плечах, в волосах уже немного седины. Лицо, правда, доброе и в глазах смешинки. Так, он мне уже нравится. А то у старейшины не лицо, а сплошная маска, которая не показывает, что у него на душе и что он думает. Мне, как эмпату, сложно с такими людьми. Я его вообще никак не ощущаю, собственно, как и его жену. Для меня они просто две скалы.

Карен другой, его я чувствую. И чувствовала его эмоции еще тогда, когда убегала от него через поле. В мыслях у него тогда было отнюдь не просто пообщаться. Хотя, может, они специально закрываются. Вот и этот добродушный здоровяк стал угрюмым и непроницаемым. И чего у него вдруг стал такой недобрый взгляд?

— Охотница?! Ты что спятил брат, на кой черт ты ее привел в мой бар?

— Она теперь одна из нас. Зовут Кира.

— Ты спятил — женить сына на охотнице!

— Она милая девочка и теперь будет работать у тебя. Ты же говорил, что тебе нужен курьер. Вот она будет им. Бегает она быстро. Карен с дружками поймать не смог.

Мужчина усмехнулся. Ощутила его настороженность.

— Ее же убьют тут.

— А ты проследи, чтобы не убили. И я сегодня созываю совет и сообщу о ней, чтобы не убили. А то будет конец мирному договору.

— Так вы его заключили?!

— Как видишь, — махнул старейшина в мою сторону.

— Хорошо, что у меня сын остался свободным, а не дочь. А то бы свою малышку я бы им не отдал.

Я внутри напряглась. Значит, меня сюда забрать это нормально и не жалко, а свою дочь или племянницу — так шиш вам!

— Так это дочь старейшины?

— Племянница вообще-то, у него дочерей нет. И тебе повезло, что у тебя дочки уже замужем. А то бы и твою пришлось отдать.

— Ясно. Значит, Кира. Иди сюда, дитя, покажу, расскажу, что нужно будет разносить. Начнешь завтра.

— Вот и замечательно, — сказал старейшина. — Кира, дорогу домой найдешь сама.

Я только кивнула. Старейшина ушел, его брат погладил меня по плечу.

— Чай будешь? А то ты напряжена как струна. Меня Анрок зовут. Разносить нужно будет сладости. Вот такая корзинка расходится примерно за один раз, иногда не хватает, приходиться доносить. Доставка до одной двери две монеты, плюс я тебе буду процент платить. Ты такая худая, жуть. Подними хоть корзинку, носить сможешь?

Подняла корзинку, ну килограмма четыре тут есть. Нормально донесу. Тем более, если все раскупят.

— Тут еще что-то будет? Или это уже все?

— Все, куда тебе еще! А то надорвешься. Держи маленький бонус.

Анрок вручил мне кулечек со сладостями. Заглянула в бумажный кулечек. Запах очень вкусный и конфетки симпатичные.

— Ешь сразу, а то дома Карен отберет и сам съест, сластена жуткий. Как и большинство драконов.

Попробовала одну конфету, длинная мягкая палочка кисло сладкая, у меня челюсть свело. Вкусно, но на любителя.

— Ты просто кислую взяла, видишь желтая она, значит с кислинкой. Возьми красную она сладкая.

От сладкой у меня тоже челюсть свело, жутко сладкая.

— Смотрю, ты идеальный курьер будешь, — усмехнулся Анрок, — хоть не съешь все по дороге. Самое забавное — даже донесешь все в целостности. А то остальные, кого бы не нанимал, дольше двух дней не продержались. И без конца трескали конфеты, не успевая донести их до покупателей.

— Так мне нужно будит ходить и предлагать их?

— В основном у меня все под заказ. И ты будешь относить только тем, кто заказал. Они иногда берут больше, чем заказали. Так что запас у тебя будет, и денежку будешь отдельно складывать. Вот бери еще кулек и иди домой. Приходи завтра к девяти.

— Хорошо.

— С утра можно практически всех дома застать.

— Так может мне пораньше прийти?

— Можешь, — сразу ухватился мужчина — Ладно давай к семи утра, так за час, максимум два справишься и будешь дома. Все, иди.

Дорогу обратно нашла быстро. Местные на меня смотрели странно, но, видя два кулька со сладостями, улыбались как-то с пониманием. Карена и его отца дома не было, так что конфеты просто оставила в комнате. Его мама заглянула к нам в комнату и выдала задания по дому. Я молча кивнула и пошла убирать, потом готовить обед и ужин. А она просто молча наблюдала или подсказывала изредка.

Мужчины пришли к ужину. Опять таки все происходило молча. А я никак не могла избавиться от внутреннего напряжения.

— Спасибо, дорогая, — сказал отец матери, — как всегда вкусно.

Она только улыбнулась и кивнула, ничего не сказав о том, что это не она готовила.

— Помоешь посуду и можешь заниматься чем-нибудь своим, — сказала мама после ужина.

Я кивнула и стала убирать со стола. Карен помог мне отнести посуду и все лишнее. Спокойно перемыла посуду и вытерла ее. Посмотрела, что еще нужно было прибрать на кухне. Мама выдала веник. Понятное дело — подмела. Только после этого пошла в комнату Карена. Он сразу меня обнял и крепко прижал к себе, стал целовать лицо. Смогла немного расслабиться. Карен стал задирать водолазку.

— Не стоит, перестань.

— Ну, Кира, давай еще сделаем это.

— Я не хочу сейчас, — сказала я спокойно и отошла от него.

Парень выглядел обиженным. Села на стул и заметила конфеты, что принесла от его дяди.

— Конфеты хочешь? — показала ему на два кулька.

— Спасибо!

Он обрадовался как ребенок и, кажется, сразу забыл, что хотел затащить меня в кровать. А мне было тоскливо. Я тут одна, совсем одна. И должна быть хорошей женой. Кто бы мне сказал, что это значит!

— Хочешь конфетку, а то я могу сам все съесть.

— Я пробовала две, одна кислая другая слишком сладкая.

— Попробуй эту, что-то среднее будет.

Карен своей рукой положил конфету мне в рот.

— Ну как?

— Вкусно.

— Оставлю тебе еще таких.

Он положил конфеты на стол и подхватил меня на руки, сразу запечатав губы поцелуем. Решительно пошел к кровати. Все, попала, не выберусь теперь. А хотя чего я вредничаю, мне же нравится то, что мы делаем.

— Я еще пойду встречусь с друзьями, — сказал он позже.

— Угу, — сказала я сонно — тепло с тобой, очень.

— Как же ты раньше спала?

— Грелась в горячей воде. Ты сейчас уже пойдешь?

— Да. Думаю, мы недолго.

Он встал с кровати, я посмотрела на обнаженного мужа, порадовалась за себя. Да, чего не отнять, так это то, что он красавчик. Хотя по меркам драконов еще слишком молодой и худощавый. А для меня — в самый раз. Без него в кровати стало холодно, я тоже стала одеваться.

— Оставишь мне еще конфет? — попросил супруг.

— Хорошо.

Карен поцеловал меня в губы, прижимая к себе, после чего ушел. Я оделась и вышла на улицу. Мужа уже не было видно. Думала погулять, но, вспоминая разговор старейшины с его братом, решила остаться в пределах двора. Завтра успею нагуляться. Зашла в сад, прошлась по нему.

Вообще удивляюсь, как тут что-то растет, тут столько бурьяна! Взялась выдергивать самые большие сорняки. Ну, раз я тут буду жить, пусть хоть сад будет красивый. Потому что я обожаю цветы. Через час ко мне вышла мама Карена.

— Кира, ты что делаешь?

— Бурьян убираю.

— Брось эту глупость, пусть мужчины тут все выкосят и перекопают.

— Тут же цветы растут.

— Ими уже давно никто не занимался.

— Я вот как раз собираюсь заняться.

— Ладно, делай что хочешь.

Ну что ж, за пару часов выдергала сорняки и сложила их в одну большую кучу. Еще действительно нужно скосить траву. Потому что сорняки я вырывала только там, где цветы растут. Нашла косу, она была наточена так, что я смогла даже траву скосить. Тоже все сгребла в одну кучу и полюбовалась на преображающийся сад. Принесла ведро воды из колодца, полила едва живые цветы.

— Ну что же, на сегодня пока все. Завтра посмотрим, что тут можно сделать. И заодно узнаю, где новых цветов можно взять.

В доме помылась. Правда, вода была едва теплая и моя надежда уснуть сразу разбилась вдребезги. Особенно когда я залезла в кровать. Пришлось просто закутаться в одеяло и сидеть так. Через час пришел Карен. Он очень удивился, увидев меня закутанную в одеяло.

— Замерзла, — догадался он.

Я только и смогла что кивнуть.

— Сейчас согрею мою девочку.

Он быстро разделся и юркнул в кровать.

— Разбуди меня в шесть, мне к семи к Анроку.

— Вообще-то все в пять встают.

— Хорошо.

Рядом с ним я заснула за считанные секунды. Еще на грани сна помню, как меня поцеловали в лоб и все.

— Кира, — ласково позвал муж, — просыпайся, девочка моя.

Я сонно посмотрела на него. А он лежит довольный, улыбается. Я прижалась сильней, что-то зябко мне, а потом поняла, что мы лежим без одеяла.

— А где одеяло?

— Я его скинул, чтобы тебя разбудить. А то ты вообще никак не реагировала. Так ты сразу ежиться стала и проснулась.

Я села на кровати, поджала ноги и поняла, что кто-то голым спал.

— Удобно?

— Да, — сказал он довольный весь такой. — Особенно то, что ты рядом лежишь. Это так возбуждает.

— Мне кажется или у мальчиков мысли только об этом?

— Это не только у мальчиков, у взрослых дядек тоже. И я уже взрослый.

Карен повалил меня на кровать и прижал собой.

— Взрослый, — шутливо сказала я, — конечно, взрослый. Давай вставать. Твоей маме помощь на кухне, наверное, нужна.

Он нехотя выпустил меня из кровати, тоже стал одеваться.

— Голубки уже встали, — сказала мама когда мы вышли, — помогайте накрывать тогда.

— Юся, кто в саду убирал? — спросил старейшина, зайдя с улицы.

— Кира, приспичило ей вчера вечером порядок наводить. Удивлена, что она вообще не надорвалась.

— Следующий раз меня попроси помочь, — сказал Карен, — косой махать — это мужское занятие.

— Угу.

После завтрака пошла к Анроку в магазинчик. Он выдал мне полную корзинку сладостей и два мешочка под монетки. А еще карту селения и список заказчиков.

«Ну что же, пошли, Кира. Поди, не убьют», — сказала я сама себе мысленно.

Адреса я находила быстро. На доставку конфет реагировали с радостью и их все разобрали еще на половине списка. Даже денежку за доставку давали без разговоров. Вернулась к Анроку за добавкой. Он только улыбнулся и нагрузил новой партией. А ко мне подошла какая-то девушка и без разговоров облила сладким напитком. Потом так же молча ушла.

— Пошли, умоешься и постираешь футболку, — сказал Анрок без тени улыбки. — Злится Машка, что ты вышла замуж за Карена. Они встречались полгода. А потом он охладел к ней.

Новую партию конфет разносила в напрочь мокрой, но чистой футболке. На меня смотрели с улыбкой. Конфеты снова все разошлись. А один мужчина попытался поспорить:

— Чего это я должен платить за доставку?!

— Тогда в следующий раз сами будете идти за ними, — парировала я его реплику.

Он только рыкнул и кинул в корзинку две монеты. Отдала ему кулек со сладостями. Он посмотрел, что у меня их еще три осталось и выкупил оставшиеся.

Вернулась в магазинчик к Анроку, он обрадовался что все разошлось и стал пересчитывать деньги. Сразу отдал мне все монеты за доставку и еще двадцать медяков как процент. Итого получилось сорок медных монет. В пересчете на серебряные получилось четыре. За два часа работы вполне достойный заработок.

— Завтра приходить?

— Конечно! Каждый день без выходных. Разве что заболеешь.


Придя домой, сразу пошла переодеваться. И стоило же старейшине заглянуть в этот момент. Он застыл, глядя на меня без футболки.

— Повезло моему мальчику, — сказал он выходя из ступора, — фигурка у тебя что надо, особенно грудь.

Я спокойно одела чистую футболку. Он окончательно пришел в себя.

— Все пытаюсь вспомнить, видел ли я твоего отца на свадьбе. Он же у тебя же живой?

— Живой и здоровый. Он сидел возле дяди, рядом с мамой.

— Просто мне не довелось с ним познакомиться.

— Может, это и к лучшему, судя по его лицу, он был не в восторге от этого решения о свадьбе.

— Значит это у него русая бородка? — оживился старейшина.

— Да.

— Тогда у него еще не слабый зуб на меня за пару стычек. Мда, немного неловко.

— Чего уж там, привыкнет. Вы что-то хотели?

— Узнать как работа.

— Хорошо. А Карен сейчас где?

— В лесу дрова собирает, скоро будет. Собираешься садом заняться?

— Да, нужна его помощь.

Старейшина заметил конфеты на столе, сразу оживился.

— Можно конфеты?

— Это я Карену оставила, у него спрашивайте.

Он подошел посмотрел в оба кулька.

— Вы их почти не ели.

— Скажем так, я не такая сластена и не могу много их есть. А Карен просто уходил гулять.

Его отец взял несколько штук и положил кулечек на стол. В комнату зашел Карен.

— Папа, ты что-то хотел? А конфетки, ладно.

Посмотрела на мужа, он был пыльный и в голове мелкие ветки.

— Я в душ.

— Не спеши, у меня к тебе еще дело в саду.

Карен подошел, поцеловал меня в губы, а руки сразу положил на талию, покрепче прижал к себе.

— В саду поможешь? — спросила оторвавшись от него.

— Ладно, пошли.

В сад пошли вдвоем. Карен меня обнял одной рукой за талию. А я явственно ощущала его желание близости. Вот ненасытный!

— Что-то цветы совсем не ожили. Ладно, тогда нужно перекопать все грядки, сейчас я их намечу.

Пока отмечала старыми стрелами края грядки, ощущала взгляд Карена, он любовался мной и о чем-то мечтал. Ох, чувствую, скоро реализует свои мечты. Ладненько, попробую немного его вымотать.

— И еще, наверное, нужно будет получше траву покосить. Скажи, где можно купить цветы?

— Отведу, но чуть позже. Сначала грядки тебе вскопаю, потом домой в кроватку и дальше продолжим.

— Пошляк.

— Чего же так сразу, просто молодой горячий парень, которому очень повезло с красивой женой.

— Это комплимент?

— Да.

Он подошел ко мне и шлепнул по мягком месту, а потом прижал к себе, поцеловал.

— Ну их, эти грядки, сначала в кроватку, а потом грядки.

Ну вот, а я подумала банально пойти дальше заняться цветами. Так меня сразу же без разговоров закинули на плечо и понесли в дом.

— Она что, сопротивлялась? — весело спросил его отец.

— Нет, просто так интересней.

— Обедать будете? — спросила мама вдогонку.

— Позже, через пару часов. Сначала грядки в саду вскопаю.

— Иди, вскапывай хорошо, — весело сказал его отец, — может, внуки будут.

— Агор, — тихо обратилась жена к старейшине, — меня волнует ее покладистость.

— Радуйся, что такая спокойная, а не такая строптивая, как Машка. Что бы мы с ней тогда делали. Хотя, может, это временно, привыкнет к нам и еще покажет свой норов.

— Вряд ли, в ней чувствуется глубокое спокойствие. Не то чтобы ей все равно, а именно непоколебимость эмоциональная. Вчера еще тоску ощутила и то, что она тоже эмпат.

— Она тебя ощутила?

— Нет, конечно, она для этого еще слишком молода и неопытна. Просто я вчера ей столько работы дала, а она все молча безропотно делала. А я пыталась ее прочувствовать, а у нее просто ровное состояние внутри. Знаешь, такое ощущение, как некая обреченность. Переживаю, что может не прижиться и быстро сгореть у нас.

— Думаю, Карен не даст ей заскучать, вон как кровать скрипит. Кстати, новую кровать им нужно заказать, это слишком мала для двоих.

— Загоняет он ее так, она уже не знает, куда от него спрятаться, точнее от его приставаний.

— Привыкнет.

Когда мы вышли из комнаты, его родители сидели, обедали. Нам просто слегка улыбнулись. Карен обернулся, посмотрел на меня:

— Иди отдыхай, я сам вскопаю. А то у тебя глаза уже закрываются.

— Угу.

Ушла спать, легла не раздеваясь, так было теплее.

— Загонял, — сказал старейшина жене.

Я проспала два часа, пока меня Карен не разбудил на обед.

— Ты как себя чувствуешь?

— Нормально.

— А то папа говорит, что я тебя загонял.

— Угу. Кушать пойдем и за цветами? — он кивнул. — Только у меня денег совсем не много.

— Я тебе куплю, какие захочешь.


За цветами пришлось идти на другой край селения. На меня смотрели насторожено и с недоверием. Саженцев цветов выбрала большой ящик, хотела еще, но Карен меня остановил.

— Кир, давай ты сначала эти посадишь, они приживутся, а потом мы еще придем. Хорошо?

— Ладно.

Он пытался помочь мне с цветами и чуть не растоптал уже посаженые. Пришлось спровадить его подальше от цветов.

— Тогда я к друзьям пойду, — сказал он немного обижено.

— Иди, я сама посажу.

Провозилась с ними несколько часов кряду. Потом вытащила себе из дома кресло-качалку и еще немного понежилась на солнце.

— Смотрю, мозгов у кого-то вообще нет, — сказал сердито-то молодой дракон, — изжариться захотелось?

Я прикрыла глаза рукой и посмотрела на него. Судя по внешнему сходству, старший брат Карена. Пока что знаю, что у него есть брат и сестра, сейчас, видимо, познакомлюсь с братом.

— Арен, не злись на нее, — сказала ласково мать. — Кира просто устала и устроилась погреться на солнце в саду.

— Дура она, раз в такой солнцепек сидит тут. Живо в дом!

Пришлось молча пойти в дом, потому что парень был очень сердит на меня. Хотя за этой злостью чувствовалось что-то такое, как забота или что-то отдаленно напоминающее ее. В доме он сразу положил мне руку на лоб.

— Конечно горячая, — буркнул он, — через пару часов нужно температуру проверить.

Я молча ушла в нашу с Кареном комнату и прилегла отдохнуть. Даже уснула, хотя не спорю, состояние было какое-то приболевшее, слабость и жар. Потом даже разделась и залезла под одеяло, тоже было жарко, но это не помешало мне уснуть.

— Я же говорил, заболела. Нельзя же в такую жару работать на улице, — сказал Арен.

— Она просто не знает, чем себя занять, — сказала ему мать. — Ее забрали из родных мест, впридачу Карен ее уже замучил в кровати.

— Скорей просто еще не акклиматизировалась на новом месте. Ладно, думаю, не умрет поди, до завтра поправится. Утром зайду, проверю.

Я через пару часов проснулась, слабость еще чувствовалась, одела свой амулет для скорейшего выздоровления и снова легла спать. Хорошо, что я изучала лечебную магию, а то бы уже давно загнулась еще дома, с братьями. А так к утру буду как новенькая. Через какое-то время ощутила, как супруг осторожно забрался в кровать. Карен меня обнял и замер, видимо уснул.

Глава 2. Первый поход

Утром нас разбудил Арен.

— Эгей, молодожены, пора вставать.

— Арен, выйди, нечего тебе смотреть на мою жену без одежды.

— Надо же, она удосужилась вчера раздеться, а то ложилась в одежде.

Арен, не дожидаясь, пока мы оденемся и вообще вылезем из кровати, положил руку мне на лоб.

— Замечательно, горячка прошла. А ты, братец, лучше следил бы за ней! Кто же работает в самый солнцепек?! Еще бы немного и угорела на солнце. Так она еще и устроилась погреться в кресле-качалке.

— Это она у меня мерзлячка.

Пихнула Карена в бок, чтобы вылезал из кровати. Он, не стесняясь брата, вылез из-под одеяла. Что-то я не удивлена — он опять голый спал. Потом скинула с себя одеяло и пошла одеваться.

— Красивая, — сказал Арон.

Услышала только тихий рык от Карена, посмотрела на братьев. Карен отвернул брата лицом к стене. Я быстро одела брюки, лиф и футболку. На меня муж смотрел сердито. Я ему улыбнулась и показала язык. Сразу улыбнулся.

— Ты так и будешь голышом ходить? А то уже я начну нервничать, если ты так на улицу пойдешь.

Карен довольный быстро стал одеваться. А потом поймал меня в свои объятья и крепко прижал к себе.

— Ты мне ребра так сломаешь, — тихо пискнула я, — пусти, пожалуйста.

Карен ослабил хватку и просто поцеловал. Арен похлопал его по плечу.

— Пошли завтракать, мама уже накрыла.

— А ты что, от жены сбежал?

— Нет, просто зашел в гости и эту милую барышню проверить после вчерашнего.

— А вы, значит, врачом работаете? — спросила у Арена.

— Да, к сожалению нашего отца.

Когда зашли на кухню, отец ребят сразу спросил:

— Ну как она?

— Хорошо, к счастью. Но больше не стоит в такую жару на солнце работать.

— Ага, — сказал старейшина. — А цветочки-то красивые ребята купили. Хорошо прижились, думал, сразу подохнут.

— Прижились говоришь, — оживился Арон, — пойду хоть посмотрю. Может, я вам еще лекарственных растений дам для выращивания, а то у меня пропадают.

— Кирочка вернется от дяди и сходим, — сказал ласково Карен.

Сегодня Анрок выдал другой список с адресами и полную корзину сладостей. Мне даже показалось, что он ее нагрузил побольше, чем вчера. Сегодня меня встречали насторожено, но, к счастью, вежливо. И конфеты раскупили даже те, что Анрок положил с запасом. Правда сделала я всего один заход.

— Все в порядке? — спросил Анрок.

— Да, все разобрали.

— Молодец, ты для меня вообще находка. Чай будешь?

— Да.

Он налил мне чай, а сам стал пересчитывать деньги за товар. В конце отдал за доставку и процент в общем получилось 50 медяков.

— Могу идти?

— Да, приходи завтра, — сказал он и ушел в подсобку.

На улице встретила Машку с тремя парнями. Девушку перекосило при взгляде на меня, парни смотрели с безразличием. Молча прошла мимо.

— Ненавижу ее, — тихо сказала Маша, — так и хочется ее убить.

— Убивать не обязательно, можешь просто отлупить.

— А вы типа в стороне буде стоять? Она же из охотников! Мало ваши отцы от них пострадали?!

— Мой брат хромым остался, — сказал один из парней. — Пойдемте, проучим ее.

Первой на меня налетела Машка, я попыталась ее оттолкнуть от себя и прекратить потасовку. Потом ощутила сильный удар по спине и бокам. Кто-то толкнул меня на землю и пнул ногой.

— Уходим, — сказал парень, и ребята убежали.

Ко мне подбежал Анрок.

— Ты как жива?

— Угу, — промычала я и встала с земли.

Мужчина помог мне отряхнуться и завел к себе в бар. Я пошла, умылась и привела себя в порядок. Улыбнулась сама себе и посмотрела на свой амулет, запустила процесс восстановления. Стало больней, но так все синяки пройдут еще до того, как я домой дойду. Полезная штука, когда у тебя пять братьев, с которыми ты каждый день дерешься, точнее дралась. Когда вышла из туалета, Анрок посмотрел на меня обеспокоено.

— Все хорошо, — успокоила его, — я завтра приду.

— Ты уверена? А вдруг что сломали?

— Нет, пустяки, пару синяков, которые быстро пройдут. Спасибо, что спугнули их.

Ушла домой, тело жутко болело, даже когда пришла, еще болело. Так что я сразу пошла в сад посмотреть на цветы. А заодно удалось посидеть в кресле-качалке, которую никто не убрал.

— Кир, мы к Арену идем? — спросил у меня супруг. — Ты что, спишь?

— Нет. Сейчас идем. Возьмем ящик, что вчера брали?

Карен взял его одной рукой, а меня обнял за талию второй. Я чуть не пискнула, потому что восстановление еще шло и тело очень болело. К счастью, муж не заметил, как я скривилась от боли. А пока дошли до дома его брата, то все уже прошло полностью. Значит и процесс восстановления завершился.

— Карен, а почему твой брат живет отдельно от родителей?

— Ну, его жена Алиса вредная слишком и она не сошлась характером с мамой. И в придачу это дом ее бабушки, которая умерла год назад. Так что они сразу сюда переехали. А до этого дома были скандалы каждый день. Мама вообще-то пока от тебя в тихом шоке, ты полная ее противоположность. Тихая и очень покладистая.

— Спасибо за комплимент.

А про себя подумала: «Это даже мне пока странно, не такая я уж и тихая, и покладистая. Порой жутко вредная и непослушная, а еще драчливая. Хотя пока что-то не тянет ни драться, ни вредничать. Все-таки я не дома и уйти мне будет некуда, убьют и закопают в лесу. Если вдруг что-то будет не так».

За размышлениями не заметила, как вошел Арен с женой. Зато услышала ее возмущение.

— Ты что, спятил?! Приглашать домой охотницу! Да ее и ей подобных сжигать нужно! У меня отец до сих пор хромает от их стрел.

— Алиса, успокойся! Твой отец для начала жив! А за все время разногласий с охотниками они никого не убили, а могли бы. И Кира — жена Карена, так что прошу, уважай ее.

— Не буду я ее уважать. Пусть выметается с моего двора.

— Вообще-то это наш общий дом. И я пригласил их за лекарственными растениями. Думаю, у Киры лучше получится их выращивать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 651