электронная
200
печатная A5
401
18+
Дорожный бог

Бесплатный фрагмент - Дорожный бог

Железный трон Арлиса — 3-я часть трилогии

Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1585-4
электронная
от 200
печатная A5
от 401

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Моим дорогим родителям

Пролог

На автобусной остановке было много народа, а транспорта, как назло, и на горизонте не наблюдалось. От свежего осеннего морозца я начал переминаться с ноги на ногу. Подошла женщина в длинном черном пальто с капюшоном.

— Ты проклят навеки, — сказала она.

Возмущенный, я попытался взглянуть в глаза той, что вот так, ни с того ни с сего, произнесла жуткие слова. Но через мгновение испуганно отпрянул. В капюшоне не было лица. Впрочем, откуда ему взяться, если и головы в капюшоне не было. Просто черная пустота.

— Боишься? Не меня стоит пугаться. Прогневившему Дорожного бога нет жизни. Тебе уже поздно дрожать.

Сказав это, фантом исчез.

Неопределенность иногда кажется прекрасной. А иногда ужасает. Как все непостоянно в нашей Вселенной! Еще вчера ты был на коне, на троне. А сегодня лежишь в луже собственной глупости, раздавленный совсем не случайно выскочившим из-за поворота асфальтовым катком. Все это напрямую относится ко мне и совсем не является преувеличением. Наоборот, случившееся со мной гораздо хуже.

Больше всего мне жаль, что я подставил мою дочь под удар заговорщиков. Дурак! Хотел однажды подарить ей на день рождения Срединный космос, а в результате чуть не погубил. Где она сейчас? Хорошо, что жива. По крайней мере, это я знаю точно. Ощущаю ее незримое присутствие где-то невообразимо далеко.

Смешно, было время, когда для меня не существовало понятие расстояния. В один миг я мог оказаться, где хочу. Талант, унаследованный от отца и его предков из рода Черного паука. С планеты на планету прыгал по несколько раз на дню. Думаю, наше былое могущество во многом предопределялось этим удивительным свойством. Не знаю, что произошло потом. Но в один миг я лишился своего пространственного таланта. Просто вдруг обнаружил себя на той злосчастной остановке. В почти беспамятном состоянии я рвался уехать оттуда в какой-то город, не понимая, зачем мне туда нужно и кто я такой.

Постепенно стали проясняться детали. В памяти возникло название города — Стюарк. Более того, я знал, в каком направлении следует двигаться. Казалось бы, какие проблемы? Но вот дороги мне катастрофически не было. Попутные такси упорно меня игнорировали. Автобусы захлопывали свои двери прямо перед носом. Я торчал в этом богом забытом месте бесконечно долгое время.

Как-то мне удалось ценой невероятных усилий вскочить в автобус, но не проехав от остановки и десяти метров, он безнадежно заглох. Пассажиры вынуждены были втиснуться в другой транспорт. Причем, поместились там все, кроме меня. Фантом, сказавший, что я прогневил Дорожного бога, не объяснил почему. И что мне теперь делать?

Потом были и другие попытки прервать мое неожиданное заточение, бесполезно. Кажется, я снова впал в беспамятство и только рвался в ставший уже мифическим Стюарк. Напрягая все душевные и физические силы, я постепенно потерял человеческий облик. Потом ничего не помню. Сошел с ума. Но не перестал страдать. Думаю, я превратился в одно сплошное неудовлетворенное желание движения. Такой Ад был создан для меня на неведомой прежде планете, в местечке, которое прежде я и не удостоил бы своим вниманием. Прошли долгие недели, а потом и месяцы. Все вокруг было залито моей кровью, а я все полз и полз, оставаясь на месте. Молил о смерти, но и она меня оставила. И впереди ждала — Вечность.

Глава 1

Природа ее родной планеты была скудна и не разнообразна. Большую часть Ахании занимала пустыня. Кое-где росла чахлая бурая трава и редкий колючий кустарник. Фауну составляли, в основном, насекомые и другая мелкая живность. Даже странно, что Вегаду родилась именно здесь, в богом забытом месте. Впрочем, ее появление было предопределено. Каждая степная травинка-былинка, каждый кустик, каждый камешек и муравьишка, — вся планета собирала для нее силы по крупицам.

Сейчас, сидя на борту звездолета, уносившего ее в неведомую даль, юная волшебница думала обо всех, кто поделился с ней своим даром. Родная планета отпустила в полёт свое любимое дитя, не надеясь, что Вегаду когда-нибудь вернётся. Слишком манящим и прекрасным юной душе казался мир далёких звёзд.

Путь всех парней и девушек, отмеченных магическим даром, лежал в Имперскую академию. Ещё давным-давно появилась практика включать специально обученных магов в состав команд транспортных кораблей. Это давало заметное преимущество при неизбежных встречах с пиратами, которых в космосе развелось немереное количество. Империя ничего не могла с этим поделать. А может, и не хотела. Достаточно посадить за борт звездолета мага, и за сохранность груза можно ручаться. А что независимые торговцы страдают от пиратов, так это их проблема. Правда, и среди звёздных бандитов случались маги, но не обученные, они не могли сравниться с выпускниками академии.

Вегаду выдержала вступительный экзамен. Некоторые его задания были несовместимы с жизнью, не будь у неё дара. И теперь девушка с нетерпением ждала встречи с новыми знакомыми, тайными знаниями, легендарными преподавателями. Но судьба готовила ей совсем другой путь.

Нападение на пассажирский звездолёт стало полной неожиданностью для всех. Не успела Вегаду удивиться, как это она не почувствовала опасности, а в корабль уже ворвались вооруженные до зубов существа. Такого разного сброда выросшая на Ахании девушка и вообразить себе не могла. Двое осьминогов (как они дышат без воды?), несколько волков, один медведь и человек с сине-зелёной кожей ощетинились на добропорядочных граждан дулами лазерных пушек.

— Пираты, — вырвалось у одной пожилой дамы.

— Мы — Конфедерация свободных отрядов, мэм, — поправил женщину серый хищник.

Вегаду удивило, что этот тип ходит на двух лапах и одет в синий костюм военного образца.

— Всем оставаться на местах! — потребовал от пассажиров двухметровый фиолетовый осьминог. Этот наёмник опирался на палубу звездолёта четырьмя конечностями. В остальных сверкали длинные ножи. Одежды осьминог, видимо, не признавал.

А сине-зелёный человек подошёл к Вегаду. Его пронизывающий взгляд пригвоздил девушку к креслу. Она попыталась сопротивляться его воздействию, и с неимоверным трудом ей удалось освободить свое сознание от чужого влияния.

— Ого, — одобрительно улыбнулся сине-зеленый. — А ты — молодец.

— Как вы сумели скрыть предстоящее нападение, что я ничего не почувствовала? — спросила Вегаду.

— Я мог бы поучить вас, мисс. Но вы, должно быть, предпочтёте Имперскую академию?

— Меня ничто не связывает, — неожиданно для себя самой произнесла девушка. — Я покинула родную планету в поисках приключений.

— С этим у нас полный порядок, — улыбнулся обвешанный боеприпасами бурый медведь.

В юности любая мелочь способна серьёзно повлиять на выбор жизненного пути. Встреча со свободными наёмниками оказалась поворотным моментом в судьбе Вегаду. Девушка обнаружила в себе те качества, которые в ином случае могли никогда и не раскрыться. Так что помимо награбленного добра боевики увели с собой хрупкую девушку с короткими тёмными волосами и карими глазами.

Виктор, а так звали сине-зелёного человека, рассказал своей новой знакомой о том, что в Конфедерацию свободных отрядов входят сотни тысяч военизированных соединений по всему космосу, кого только нет в составе этих отрядов! Жизнь их тяжела и опасна, но они всегда помогают друг другу.

— Я стал наёмником два стандартных года назад. С тех пор многие боевые товарищи ушли из жизни. Сейчас я возглавляю этот небольшой отряд, в который вместе со мной входят десять бойцов. В честь нашего прежнего командира мы зовём себя отрядом Утренней Зари, — продолжал Виктор просвещать девушку.

— А меня зовут Вегаду, я из Ахании, — представилась она и подумала, что помимо этого ей о себе и рассказывать нечего.

Корабль наёмников оказался небольшим и очень быстроходным, как и следовало ожидать. Только небольшая команда перешла на борт, как скачковый пилот — рыжая лисица — скомандовала: «Держитесь!» и с диким воплем понеслась навстречу мириадам звёзд. Через минуту наёмники были уже очень далеко от места преступления. Вегаду рассмеялась.

— Это забавно, — объяснила она удивлённо уставившимся на неё волкам. — Я такое раньше видела только в мультфильмах.

— Она ещё ребёнок, — понял медведь. — И должно быть, никогда не встречала говорящих медведей.

— Нет, не встречала. У нас на Ахании таких нет.

— Знаешь, детка, тебе повезло, что ты не попала в Имперскую академию, — сказала лисица.

— А почему? — удивилась девушка

— Я видел её выпускников. Их глаза пусты и жестоки. Ходят слухи, будто бы там унифицируют личности, — Виктор произнёс два последних слова с нескрываемым ужасом.

Космические пираты, наводящие ужас на жителей цивилизованных миров, при близком знакомстве, как это обычно бывает, оказались добрыми и заботливыми существами. Первое время Вегаду не принимала участия в боевых операциях, помогая скачковому пилоту по прозвищу Маленький Нож готовить корабль к мгновенному бегству. Кстати, большинство членов команды пользовались прозвищами. Лисица, например, действительно носила на правом боку кинжал, который по меркам наёмников мог сойти за маленький.

— Однажды, я вырезала им печень королю Ибсании, — как бы между прочим заметила рыжая лисица.

Большую часть времени Вегаду резалась в карты с братьями-осьминогами, Жёлтым и Сиреневым. Их все так и называли. Чудовищно трудно уследить за шулерскими выходками двух обладателей восьми конечностей. А ещё эти типы вечно спорили, кто из них старше другого на три секунды.

Иногда медведь Капкан рассказывал ребёнку, как он называл Вегаду, забавные истории из жизни. Про былые походы и сражения, боевых друзей и их подвиги. Особое место в этих рассказах уделялось волчице по прозвищу Утренняя Заря, прежнему командиру отряда.

Труднее всего Вегаду давалось участие в бесшабашных волчьих играх. Клыкастые, войдя в раж, забывали об осторожности. Перед началом «сражения» они специально завязали свои пасти, чтобы никого серьезно не ранить. А всё остальное в этих побоищах разрешалось. Особенно приветствовались грязные приёмы борьбы. Девушка не раз считала синяки на теле после стычек с серыми хищниками. Но со временем ей удалось перенять то бесшабашное отношение к жизни, которое отличало волков. И некоторым из них серьёзно доставалось от Вегаду, как это ни странно. Впрочем, бойцовские победы только прибавляли ей популярности. Самого старшего из серых звали Кое-кто, он был вторым после Виктора по рангу в отряде. Остальные волки — Кривой, Расчёска, Мерин и Волчок — были ещё относительно молоды, чтобы дослужиться до офицерских званий.

— Ты, Вегаду, теперь мастер по волчьему кунг-фу, — любили подшучивать над девушкой серые.

Но, как и в любой шутке, в этой была изрядная доля правды. За год таких интенсивных тренировок хрупкая девушка могла дать сто очков вперёд любому человеку. Кроме того, наблюдая за действиями Виктора при подготовке нападений на имперские грузовые звездолёты, юная волшебница научилась осторожно опутывать отвлечёнными размышлениями сознание магов-стражей, маскируя присутствие пиратов в непосредственной близости от охраняемого транспорта. Подумать только, а ведь она могла бы стать одной из них, этих выпускников Имперской академии.

Во время очередной из таких вылазок произошёл весьма занятный случай. Виктор тогда поручил своей ученице самостоятельно сотворить маскировочное заклинание. Но Вегаду показалось скучным внушать своему имперскому оппоненту, что поблизости нет никаких кораблей. Она убедила мага в том, что к набитому ценными минералами звездолёту приближается… букет цветов! А когда наёмники, как водится, ворвались на имперский корабль, его команда встретила их, не ощетинившись дулами автоматов, а любезными улыбками. Они с радостью (!) отдали пиратам свой груз и всё норовили расцеловать грабителей.

— Предупреждать надо, романтичная ты особа! — Возмутился Виктор озорной выходке девушки, — А то у волков лёгкий шок после такого набега.

— Извините, — смешливо блеснув глазками, произнесла волшебница. — Мне просто скучно. — А разве вы не развеселились?

Действительно, остальная часть команды буквально держалась за животы от хохота.

— Это нервный смех, — объяснил командир. — А в будущем без импровизаций, договорились?

— Договорились, — притворно грустно вздохнула девушка. — Но ведь у меня здорово получилось?

— Да. Любовная магия, ей тебя никто не учил. А, ты же девушка. Должно быть, любовная магия у тебя в крови, — решил Виктор и почесал в затылке.

— Ты отлично придумала, — одобрительно хлопнул Вегаду по плечу Волчок.

И почувствовал на себе строгий взгляд командира.

Через несколько месяцев был объявлен общий сбор всех отрядов Конфедерации, приписанных к шестому сектору Внешнего космоса. А значит, предстоит что-то серьёзное. К этому важному событию Виктор начал готовиться заранее. Из специального хранилища была извлечена парадная форма. Это были красные кожаные костюмы со знаками отличия — шевронами и бляшками, начищенными до блеска. И для Вегаду нашелся подходящий костюмчик, видимо, ранее принадлежавший одному из покинувших этот мир членов отряда. Единственным, на ком этот пафосный наряд смотрелся до гротескного плохо, был командир. Сине-зелёная кожа этого полуземлянина совершено не сочетались с кричаще красной расцветкой парадной формы. Но Вегаду удержалась от смеха, как и остальные члены отряда. Всё-таки они уважали своего командира. А сам Виктор, похоже, и значения не придавал собственному имиджу. А вот Маленький Нож в красном смотрелась просто восхитительно. Другие пираты — так себе.

Наконец, долгожданная встреча с коллегами началась. Но огромный звездолёт, сравнимый по размерам с небольшой планетой, съехались более двухсот отрядов. Вегаду была ошеломлена обилием наёмников, оружия, блестящих шевронов, богатых украшений. Большинство отрядов насчитывали не менее ста боевых единиц. Не считая скачковых пилотов, техников, обслуживающего персонала. Их корабли были побольше, и ходили они с гордо поднятыми головами. Отряд Утреней Зари как-то затерялся в этой горластой и воинственной толпе. Здесь девушка с Ахании увидела людей-птиц, гномов, динозавров и много других причудливых форм разумной жизни. И все они наперебой хвастались военными трофеями и громкими победами.

Официальная часть мероприятия началась с того, что все отряды выстроились в огромном зале по обе стороны от стола, за которым восседали трое руководителей шестого сектора: человек, динозавр и осьминог. Вегаду не решилась внимательнее рассмотреть столь влиятельных лиц, предпочтя скромно уставиться в пол. По очереди в центр зала выходили командиры отрядов и заявляли сумму, которую каждый из них внёс в общую казну. Триумвират благосклонно выслушивал эти заявления. Всеобщее внимание привлёк один волк с изодранной в кровь шкурой. Он вынул из своего кармана одну мелкую монету и показал её собравшимся.

— Это всё, что может сейчас внести в копилку отряд Черного Чертополоха, — сказал раненный. — Я единственный выживший…

Он не успел договорить, потерял сознание. Медицинская бригада бросилась к этому уже немолодому волку. Пират пришёл в себя уже на носилках и услышал слова динозавра:

— Ваш дар принят с благодарностью солдат. Вечная память павшим товарищам.

Их память почтили тысячей оружейных залпов, правда, холостыми патронами. Настоящие боеприпасы на общий сбор приносить было нельзя, слишком опасно. Единственный выживший хотел удержать слёзы, но не смог. А медведь Капкан зашептал на ухо своей юной коллеге:

— Теперь отряд Черного Чертополоха возродится. Многие новички почтут за честь стать членами столь славного соединения.

Далее официальная церемония продолжалась без примечательных событий. Виктор вышел на середину зала собраний последним из командиров:

— Отряд Утренней Зари приветствует Триумвират. Достопочтенные тиранозавр Золуикс, землянин Гиймор, синий осьминог Трэт, с почтением вношу в общую копилку 280 миллионов.

Наступила удивлённая тишина. Ведь никто из командиров не осилил и ста миллионов кредитов.

— 280 миллионов чего? — На всякий случай уточнил Трэт.

— Стандартных кредитов, — ответил Виктор, и бровью не поведя.

Кто-то робко зааплодировал. Кто-то удивлённо покачал головой. А командир отряда Утренней Зари стоял в центре, исполненный сознанием собственного достоинства. И никто не заметил, что красная форма выглядит на нём нелепо. Наоборот, он как будто родился таким: уверенным в себе, сильным и статным. Вегаду подумала, что они почти ничего не тратили из награбленного, и вполне возможно, что за прошедшее время на счету отряда могла накопиться названная сумма. Вполне возможно.

— Вы отлично потрудились, командир, — признал Гиймор. — Но насколько я знаю, в вашем отряде только десять «стволов».

— Одиннадцать, — мягко поправил землянина Виктор. — Примерно год назад в состав отряда вошла юная волшебница Вегаду. Она предпочла наше дело учёбе в Имперской академии.

— Это интересно, — отметил Золуикс, — Вегаду, мы хотим поговорить с вами.

Девушка вышла из общего строя на негнущихся ногах и встала рядом с командиром.

— Почему ты примкнула к наёмникам? — Спросил Трэт.

— Мне было интересно проверить себя в по-настоящему опасном деле.

— Пожалуй, в ближайшее время мы предложим тебе ещё более опасное и очень ответственное задание, — сказал Гиймор. — Мы как раз недавно это обсуждали.

Двое других членов Триумвирата согласно кивнули.

— Почту за честь, — коротко ответила Вегаду, понятия не имея, что ей предстоит.

На том собрание и завершилось. По его окончанию в состав отряда Черного Чертополоха попросились около сотни новичков, а желание примкнуть к Утренней Заре проявили даже чуть больше воинов. Виктор получил возможность выбирать. В его задачи не входило намного увеличивать свое соединение, но дюжину «стволов», как здесь говорят, он счёл достойными. Вегаду знала, что при выборе командир использует свой магический дар, сразу определяя реальные мотивы претендентов. Маленький Нож подошла к Вегаду и отвела её в сторонку:

— Помни, ты не обязана соглашаться на всё, что тебе поручит Триумвират, — сказала рыжая. — Подумай, прежде чем подписываться на авантюру. Бывают задания, с которых невозможно вернуться в живых. Взять хотя бы пример Чертополоха…

Лиса настороженно оглянулась, ничего подозрительного не заметила, но на всякий случай довольно громко произнесла:

— Я тут познакомилась с одним безнадежно очаровательным рыжим типом. Ты тоже не теряй даром времени, подруга!

Весело подмигнув, Маленький Нож удалилась. Её действительно ждал поклонник, и не один. А Вегаду осталась, полная тревожных предчувствий. Она уже знала, что ей предстоит расставание с отрядом, который уже успел стать родным. Такие предчувствия обычно не обманывают. Девушка с грустью взглянула на Виктора, притворяющегося жутко занятым. Так и осталась между ними какая-то недосказанность.

Задание Триумвирата оказалось намного сложнее, чем думала Вегаду. Ей следовало отправиться учиться в Имперскую академию.

— Нам нужен там свой человек, — объяснил Гиймор.

— А как же унификация личности?

— Придумай что-нибудь. Любой закон можно обойти. Ты справишься, — заявил осьминог.

«Легко сказать», — подумала про себя девушка, но ничего не возразила.

— Прибыв на место, скажи, что была в плену у пиратов всего несколько дней, а потом убежала и целый год скаталась неизвестно где. Подробности придумай сама, — посоветовал тиранозавр.

— А они мне поверят? — усомнилась Вегаду.

— Расскажи о нас побольше ужасов. И эти имперские ублюдки даже пожалеют тебя, солдат. Есть ещё вопросы?

— Да, почему вы мне доверяете?

— Мы разбираемся в душах. А кроме того, выбирать нам особо не приходится. Если есть шанс подобраться к вражескому логову, его надо использовать, — ответил Трэт.

— Я поняла. Мне нужно там стать своей в доску.

— Правильно. И постарайся сделать карьеру в Имперской академии. И не забывай кто ты. Когда придёт время, с тобой свяжутся.

Эти слова Золуикса подвели итог разговору и определили жизнь Вегаду на ближайшие годы. Подумать только! А она надеялась, что за партой ей сидеть не придётся. Да ещё и вдали от друзей. Вот так и становятся шпионами. Волшебница никогда и не узнала, что Виктор пытался переубедить Триумвират.

— Отправлять её в лапы имперских магов — это верная смерть! — заявил он.

Но достопочтенные Золуикс, Гиймор и Трэт остались при своём мнении.

Отъезд её был спешным. Она так и не попрощалась со своим отрядом. Имперские маги, естественно, не поверили ни одному слову девушки. Справедливо заподозрив, что перед ними — шпионка. И тогда девушка сделала то, что и должна была в такой ситуации. Вегаду предала всех. Иного выхода просто не было. Простите, ребята.

Она уже почти закончила учёбу в месте, где производили унифицированных магов, и больше не была той маленькой девочкой, которая однажды захотела в пираты. И даже несколько раз участвовала в карательных операциях Империи. И тут её судьба снова приготовила сюрприз.

Как вы думаете, может один воин, вооруженный только ножами, последовательно и методично убить сразу двадцать восемь крепких ребят из охраны Имперской академии? Маленький Нож сделала именно это. С момента их последней встречи шерсть за ушами рыжей лисицы поседела. Но в целом, как отметила Вегаду, старый боевой товарищ ничуть не изменилась. Тот же задорный, чуточку насмешливый взгляд и грация настоящей хищницы.

— Ну, здравствуй, предательница.

— И тебе того же, убийца.

Мило они приветствовали друг друга, ничего не скажешь.

— Маленький Нож, я действительно натворила бед, или все обошлось? — Поинтересовалась Вегаду.

— Трагедия произошла уже через неделю после твоего отъезда. Враги ворвались, когда общий сбор еще не был завершен. Они нас просто уничтожили, — сказала рыжая наемница.

— Но ты же спаслась. — Не поверила Вегаду ночной гостье.

— Тогда погибли почти все, — тяжело вздохнула Маленький нож. — Только наш отряд и еще несколько счастливчиков унесли ноги от имперских штурмовиков. Не знаю, наверное, Виктор что-то почувствовал. Ты же знаешь, у него бывает. Зато теперь он возглавляет Триумвират шестого сектора.

— Интересно. Как ты думаешь, Виктор действительно предвидел мое предательство?

— Не знаю. Но он точно воспользовался его результатами, — ответила лисица.

Молодой женщине стало не по себе.

Наёмница прибыла в это вражеское гнездо по приказу своего командира. Виктору понадобилась помощь Вегаду в каком-то деле. И он просил передать: в случае отказа предательница будет казнена. Угроза вовсе не испугала молодую женщину. Но и задуматься заставила. Всё-таки слов на ветер сине-зелёный человек никогда не бросал. А значит, прощай карьера имперского мага. Когда её перестанет мотать из стороны в сторону? Повздыхав (для вида), Вегаду собралась в путь. Она действительно неисправимая авантюристка.

Виктор не упрекнул её в предательстве ни словом, ни взглядом. Это насторожило. Он был вежлив и крайне сух одновременно. Зато все остальные наёмники, в большинстве своём незнакомые, буквально кипели от ненависти. И удерживал их от мести только запрет Виктора. Впрочем, кое-кто не сумел сдержаться. Это был Волчок, но его быстро приструнили.

«Никогда не забуду, как его зубы клацнули прямо у моей шеи, я увернулась в последний момент, а он захрипел от злобы».

Вегаду чувствовала себя опустошенной. Ей не было места больше ни среди наёмников, ни среди имперских магов. Будто она потеряла что-то очень важное. Как воздух.

Дело, ради которого вызвал её Виктор, с первого взгляда показалось невыполнимым. Таковым оно осталось и после длительной подготовки. Не было ни единого паршивого шанса выполнить намеченное без неизбежных жертв. Но Виктор был готов их принести. Он сильно изменился с тех пор, как Вегаду видела его в последний раз. Бравый командир пиратского корабля нравился ей больше, чем этот мрачный тип, отягощённый своей непомерной властью. Сине-зелёный больше никому не доверял. Он упрямо рвался к самому верху. И к несчастью, у Виктора получалось. Но при этом он будто терял собственную личность, превращаясь в некое приложение к власти. Уже никто не замечал его уникальности, кроме неё.

Последующие годы Вегаду и Виктор так и жили. То встречаясь (исключительно по делу), то расставаясь вновь. Оба знали, что любят друг друга, но ни один так и не сделал первого шага. Окончательно расстаться эти двое не могли. Вот и не стало им дороги ни вместе, ни врозь. А внешне всё выглядело благополучно. Вегаду очень хотела изменить сложившую ситуацию, да не знала как.

Глава 2

Сейчас я понимаю, что мой отец никогда не любил маму. Он женился на ней исключительно из-за ребенка, то есть, меня. А любил он всегда только королеву Карунума Ику. Он почти боялся ее. Несмотря на всю его силу, она имела непонятную, жуткую власть над ним.

После того, как отец пропал, мама быстро зачахла. Не могла жить без него. Любовь всегда губила русалок. А потом явились они. Ика и ее сын, о котором никто раньше ничего не слышал. И с ними целая толпа других. Марок из рода Черепах, Эстин-Желтый, остальные, андроиды.

— Мой сын Мегал — законный наследник Василинда! — заявила королева Карунума.

Заговорщики думали, что убили меня. Хотелось плакать, но слез не было. Злобный пронизывающий ветер пытался свалить меня с ног. Сегодня я осиротела. Люди Ики охотятся за мной по всему Асарбару. За свою принцессу никто не вступился. Это оказалось для меня неожиданным. Слишком легко мятежники захватили Золотой дворец. Я лихорадочно соображала, что же делать. Мне грозила неминуемая гибель. Так бы и получилось, если бы не Амиранта. Сестра Ики всегда испытывала ко мне какие-то странные чувства. Задаривала игрушками и смотрела немного виновато.

После немыслимо опасных приключений мы с Амирантой оказались на планете Захари-Эво-Аш у подруги отца по имени Вивиан. Это была огромная мыслящая машина или, как ее еще называли, Главная система.

— Милые мои, спасибо вам за помощь, но трон Срединного космоса не для меня. Если подумать, то и трон Арлиса не предназначен для дочери русалки. Разреши Ика мне тихо и спокойно жить в Асарбаре, я бы не вспоминала о наследстве. Меня-то, вообще, и на свете быть не должно.

— Афина, даже не заикайся ни о чем таком. Ты должна бороться за свое. Ради отца, который жизнь положил на то, чтобы сделать тебя могущественной. — Возразила Вивиан.

Механический голос машины гулко отдавался от серых стен подземелья, в котором находилась Главная система.

— Но ведь папа не знал, что у него есть еще один ребенок. Ика скрыла Мегала от всех. Кто знает, как бы он поступил тогда, — сказала я.

— Ерунда и демагогия. Я свою сестру знаю. Она теперь не будет ни есть, ни спать пока не убьет нас всех. Для нее это вопрос принципа. А значит, если мы хотим выжить, надо бороться. — Заявила Амиранта.

— Был у Луки старый друг Виктор. Он из космических наемников. Может, сумеет чем-то помочь, — предложила Вивиан.

— Хорошо. Но только я никогда его в глаза не видела, папа говорил о нем как-то мельком.

Ничего себе друзья у исчезнувшего папаши! Этот Виктор оказался шишкой. Да еще какой! Глава Конфедерации свободных отрядов. Представляете, скольких надо убить, чтобы такой пост занять? Примчался по первому зову на огромном корабле, суперскоростном до жути. Меня очень удивила странная внешность этого человека. Он был сине-зеленый. В смысле цвета кожи. Необычно. А вот Амиранта уставилась на него во все глаза. Я даже хотела ей намекнуть, что невежливо вот так бесстыже таращиться на кого-то. Но у нее из глаз буквально искры летели. Вообще, она очень влюбчивая и непостоянная, наша Амиранта.

А Виктор, если он действительно способен что-то чувствовать, я удивлюсь. Непроницаемый человек, каким и должен быть глава всех наемнических отрядов на этом свете.

— Очень приятно с вами познакомиться, — промурлыкала кудрявая брюнетка.

— И мне тоже, — сухо ответил друг отца.

— Спасибо за то, что так быстро откликнулись, — поблагодарила я.

— Многим обязан вашему отцу, принцесса Афина. Рад помочь его дочери.

Мы уютно расположились на корабле, а потом Виктор пригласил нас с Амирантой пообедать с ним. Я скромно облачилась в серую рубашку и джинсы, что нашла в шкафу своей каюты. А вот Амиранта превзошла сама себя. Я ее такой расфуфыренной никогда не видела: в пышной белой кофточке с серебристыми блестками, узкой донельзя красной юбке с огромным разрезом. Ну и все остальное в полном порядке.

— У вас, наверное, много есть интересных историй, — игриво предположила кудрявая, обращаясь к Виктору.

— Пожалуй, — не стал отрицать он. — Но боюсь, они вас не развлекут.

— Ах, сделайте одолжение! — это было сказано Амирантой с жаром, достойным среднего вулкана.

— Извольте, — Виктор нахмурился. — Произошло это через год после моего вступления в отряд Утренней Зари. Тогда мы совершили непоправимую ошибку. Имперские псы заперли нас в одном из отсеков корабля и пустили отравляющий газ. Все погибли.

— А вы? — спросила я.

— Как видите, выжил. Ведь моя мать с планеты Лакида-Уру. Там жуткая экологическая обстановка. Все синие, как и я. А на носах — хоботки, фильтрующие ядовитый воздух того мира.

И мы поняли. Да, у Виктора не было на носу хоботка, как у его матери. Но у него была ее зеленая кровь. Кровь жителя Лакида-Уру, которая сама знает, как справиться с ядом. Поэтому Виктор не умер вместе с другими космическими пиратами.

«Повезло, — подумала я. — Все равно, что пытаться утопить русалку».

У Амиранты после этого рассказа как-то пропало желание флиртовать. Но, зная ее, я понимала: ненадолго. А не тут-то было. К нашей трапезе с опозданием присоединилась молодая женщина. И в ней было что-то такое, что заткнулась даже Амиранта. Вегаду, так её зовут, сразу дала понять, что Виктор принадлежит ей. И только ей. И это не обсуждается.

— Вечно у меня так! — жаловалась потом на судьбу Амиранта. — Стоит приглядеть себе хорошего парня, и сразу появляется соперница!

— Имеешь в виду моего отца? — этот вопрос почему-то заставил её сникнуть и замолчать.

Несколько следующих дней на корабле наёмников почти ничего не происходило. Я познакомилась с Вегаду, мы можно сказать, подружились. Оказывается, жизнь её была необычной. Каково это с юных лет податься в космические наемники? Нужно быть отчаянным романтиком или, наоборот, чудовищем. Интересно, кто она?

История жизни Вегаду тогда показалась мне необыкновенной и захватывающей, полной приключений. Моя же жизнь до недавних событий протекала мирно и неспешно в прекрасном Асарбаре. Это не значило, что мне было не о чём рассказывать новой подруге. Я как могла, описывала ей великолепие Золотого дворца, хозяйкой которого до своего таинственного исчезновения была моя бабушка Сарлит. Примерно за год до смерти моей матери и пропажи отца, повлекшей захват власти над Арлисом и Асарбаром этой мерзкой Икой, бесследно исчезли и бабушка, и дедушка Конгратилон-Лу, прививший Арлисом. Отец пытался их разыскать, но бесполезно. Он сказал тогда: «Мои родители не хотят, чтобы я их нашёл. Пусть живут, как им угодно, заслужили».

Во время одного из коротких разговоров я поделилась с новой знакомой своими переживаниями:

— Лет десять назад отец подарил мне настоящего дракона. Трёхголового. По имени Пушинка-Роза-Звонок. Бедняга, он остался в распоряжении Ики. Вдруг ему сейчас плохо?

Вегаду попыталась меня успокоить, а ещё — рассказала о животном, которое было у неё раньше, еще на родной планете.

Шарик

Сейчас я понимаю, что он не был псом по кличке Шарик, как я думала в детстве. Это был демон, призванный охранять и защищать меня. В моей жизни он появился в сентябре того года, когда я впервые пошла в школу. И до самого её окончания Шарик повсюду сопровождал свою маленькую хозяйку, нет, скорее, подопечную.

Огромный пёс рядом с хрупким ребёнком. Если бы кто-то посмел тогда напасть на меня, Шарик бы убил его. Я в этом ни капли не сомневаюсь.

Знающие люди говорили, что он — помесь овчарки и волка. Действительно, иногда мой милый демон охотился на диких уток и степных антилоп в гастрономических целях. Когда на глазах опытных охотников Шарик загнал сайгака, они очень удивились.

Бывало, мне не хотелось, чтобы пёс повсюду за мной таскался, и я пыталась прогнать его. Бесполезно. В таких случаях на морде собаки появлялась ироническая ухмылка. Дескать, тебя не спросили, малявка. Теперь я понимаю причину той ухмылки: сопровождать меня было его работой. Кто-то очень хотел, чтобы я выросла в безопасности.

— Это была твоя родная планета! Наверное, именно она приставила к тебе защитника, — предположила я. — А, кстати, как называется твоя родина?

— Ахания.

— Никогда раньше не слышала об этом мире.

— Мой славный мир находится во Внешнем Космосе. Небольшая, малонаселенная, бедная планета. Сплошная пустыня. Антилопы — единственные крупные копытные, что как-то там умудряются выжить.

— И люди, — добавила я

— Ну, эти-то везде приспособятся.

Я поняла, что Вегаду — человек, глубоко разбирающаяся в людях. И очень одинокий. Странно, с Виктором, но одна. Не представляю, как такое возможно.

Фантом появился в тот момент, когда Виктор, оторвавшись от дел первостепенной важности, решил обсудить с нами план возвращения меня на трон Асарбара. Выяснилось, что этот высокопоставленный сноб всё уже решил за меня.

— Афина, тебе следует сначала обосноваться в Золотом дворце, и это будет хорошим плацдармом для атаки на Арлис, — заявил он.

— Не собираюсь я никого атаковать, — рискнула возразить главе Конфедерации свободных отрядов. — Для меня сейчас главное — отыскать отца. Чувствую, он в беде и нуждается в помощи. Очень нуждается.

На мои глаза навернулись слёзы. Виктор их не заметил.

— Мы поможем твоему отцу, девочка, обязательно поможем. Лука ведь мой друг, я же говорил. Но сначала — власть. Без неё все равно ничего не выйдет.

В этот момент Вегаду демонстративно закатила глаза.

«Вот он — весь ты, в первую очередь думаешь о власти», — хотела она сказать.

Но потенциальному спору не было суждено разгореться. Из-за фантома. Сначала на полу в кабинете Виктора появилась неясная дымка, потом она переросла в тень. Я пригляделась: нет, это какая-то тряпка. А вот и не угадала. Вскоре взглядам всех собравшихся предстало… чёрное пальто с капюшоном. А в нём — холодная пустота. От нехорошего предчувствия у меня мурашки поползли по коже.

— Твой отец проклят на веки вечные, — бесцветным голосом произнёс фантом после недолгой, но значительной паузы. — Не ищи его. Это бесполезно. Лука прогневил Дорожного бога. И ничто ему не поможет.

Мне было страшно дышать. Все самые дурные предчувствия начали сбываться. Наверное, этот кошмар просто снится. Но нет. Затем фантом обернулся к Вегаду:

— Решай, дура. Ты уже в сером списке, лимит терпения Дорожного бога скоро завершится. Тебе итак уже давно нет пути ни с Виктором, ни без него. Ты должна, наконец, сделать свой выбор. И тогда твоя судьба определится. С ним или без него, Вегаду обязана идти дальше, выполнить своё предназначение. Я всё сказал.

И фантом растаял в воздухе также внезапно, как и появился.

— Проклятье? Мало мне было трёх ведьм на корабле, теперь еще и эта пакость. — Виктор грязно выругался. Впрочем, не обращаясь ни к кому конкретно. Всемогущий главарь всех пиратов на свете занервничал. А потом вызвал своего секретаря, невысокого и толстого даже для гнома, и распорядился принести богатую жертву Дорожному богу.

— Сейчас? — удивился секретарь.

— Пулей! — рявкнул Виктор в спину поспешно ретировавшемуся гному.

— Интересно, — произнесла я задумчиво. — Как пираты совершают жертвоприношения, и каким богам они поклоняются?

На самом деле меня это занимало в тот момент меньше всего. Просто нужно было время, чтобы прийти в себя. Впрочем, зрелище отнюдь не разочаровало. В одном из самых отдалённых уголков корабля, оказывается, была комната, отделанная серебряными пластинами. В её центре горел огромный факел. Огненные языки ложились на стены причудливыми тенями. А в углах комнаты стояли четыре статуи. Каждая в высоту не менее трех метров и полностью золотая.

Вот строгая женщина, лоб которой измождён морщинами из-за обилия забот. Она изображена в полный рост, на ней платье без изысков, а волосы распущены. В одной руке — цветок, в другой — нож.

Вторая статуя представляла собой существо, одновременно похожее на человека и на… дерево. Оно широко раскинуло ветви-руки. Вместо волос — листья. Ноги напоминают раздвоившийся ствол. И лицо, полное спокойствия и мудрости.

Еще там был мужчина в военных доспехах средневекового рыцаря с полным боевым вооружением. Он имел вид грозный и устрашающий. Островерхий шлем увенчан пикой, окладистая борода. Опирается на меч внушительных размеров.

Четвертая же статуя была похожа на осьминога. Именно этого золотого истукана Виктор приветствовал первым, почтительно поклонившись. Я догадалась, что это и есть изображение Дорожного бога.

Согласитесь, логично для космических наемников поклоняться Фортуне, Знанию, Войне и Дороге. Как бы они там не назывались.

Сначала перед каждой из статуй Виктор поставил по кусочку льда. Когда они растаяли, он обратился к осьминогу:

— Величайший! Прости нас, прогневивших тебя. Ты, владыка путей нашей жизни, хозяин удачи, властелин воды, превращающий планы и мечты в реальность, даритель почестей и богатств. Прошу, милостиво прими наши скромные дары.

Две помощников-гномов в красных балахонах и островерхих шляпах подали Виктору какие-то предметы. Но я уже не вглядывалась. Внезапно и неожиданно, даже для себя самой, я выбежала из группы зрителей и встала прямо перед статуей. Вслед мне раздался выкрик Амиранты:

— Афина, стой! Куда ты?!

Но я не обратила внимания. Опешивший Виктор, кажется, позеленел еще больше, чем всегда. Он был вынужден приостановить обряд. Но мной двигало отчаяние, и объяснять свои намерения окружающим я не стала. В голове гудели слова проклятого фантома: «Лука прогневил Дорожного бога! И ничто ему уже не поможет». А я решилась.

— Я отдаю себя во власть Дорожного бога! — что есть силы прокричала я. — Это моя искупительная жертва, пока отец не будет прощен. Прими мой дар благосклонно, владыка!

— Он принят! — Громовым раскатом раздалось в пиратском храме.

А через миг все вокруг меня странно завращалось и исчезло неизвестно куда. От ужаса я зажмурилась. Через минуту, открыв глаза, я обнаружила себя в немыслимой дали от того места, где находилась раньше. Это была пещера. В ней не было ничего кроме камня, и камень этот заговорил:

— Смелая ты девушка. Положиться на мою милость. Ты понимаешь, что отца твоего спасти уже никто не в силах?

— Позволь мне послужить, Величайший. А там посмотрим.

— Ну, что ж. Авось пригодишься, Афина.

— Благодарю Вас, — я поклонилась туда, откуда, по моему мнению, шел голос. — А вы действительно похожи на осьминога?

— Эх, как меня только не изображают. Не удивляюсь ничему. И называют тоже по-разному. Но суть от этого ведь не меняется. Надеюсь, ты не решила, что я на самом деле камень?

— Нет, Величайший, ни в коем случае.

— То-то. Говоришь, хочешь послужить?

— Да, владыка перемен.

— Ну, поехали!

Я не знала, на что подписалась. С тех пор меня носило по миру, словно сорванный с дерева листок. Мое мнение на предмет, где находиться и куда идти, вообще, не имело значения.

В следующий раз, открыв глаза, я обнаружила себя еще в одном незнакомом месте. Я была в лесу. Вековые сосны окружали меня на много километров вперед. Растерявшись в такой ситуации, почти полчаса простояла на месте. Ясности не прибавилось, и я побрела наугад. Проплутав около суток, все же вышла из этого густого и полного колючих кустов и коряг леса. Думаю, меня спасла моя полурусалочья природа. Не то инстинкт, не то удача.

Вдали виднелось несколько домиков. И я направилась туда. Думаю, вид у меня после лесной прогулки был тот еще. Но я постаралась привести себя в порядок, насколько это было возможно. Подойдя ближе, я разглядела, что деревушка являет собой печальное зрелище. Одно слово — бедность. Почти нищета. Местные, а это были люди, копошились поблизости от своих лачуг. Решила действовать напролом.

 Есть ли у вас храм Дорожному богу? — Спросила я у группы каких-то местных.

— Нет, а кто это? — не поняли они.

— Может, вы зовете его по-другому. Это тот, от которого зависит успех, скорое решение проблем, движение и перемены. Он очень могущественный, нельзя не поклоняться его милости.

— Кодэй?! — Испуганно воскликнули люди и попятились. А потом бросились врассыпную.

— Постойте, не надо бояться! Объясните, в чем дело?! — Кричала я им вслед, но безуспешно.

Дорога сама привела меня к полуразвалившемуся зданию. На его дверях чудом сохранилось изображение колеса.

— Похоже, мне сюда, — пронеслось в голове. В тот же момент с жутким грохотом и лязгом распахнулись огромные двери. Хорошо, что успела отскочить. Видимо, таким негостеприимным здесь было приглашение войти.

— Значит, в этом мире вас зовут Кодэй, — произнесла я.

— Это всего лишь одно из имен, — раздалось со стороны алтаря.

Я оглянулась: говорила бронзовая статуя горделивого человека, расположения в центре зала. Мне стало жутко.

— Дорожный бог, если я правильно поняла, ты хочешь, что бы люди этого мира снова обратили свои сердца к тебе и восстановили храм?

— Да, поэтому ты здесь, Афина, — был ответ.

— Я не подведу.

Сбивчивые объяснения несчастных, припертых мной к стенке угрозой испепелить их деревушку до основания, мало мне помогли. Они невнятно мямлили, что-то о божьей каре, постигшей их почти двести лет назад. И называли имя — Мого. Именно этот колдун, как уверяли крестьяне, навлек на них гнев Кодэя.

Я также выяснила, за что проклята эта планета, расположенная в Срединном космосе. Она называлась Самону. А этот пресловутый Мого был последним представителем династии Скорпионов, правившей планетой уже много веков. «Совсем как мой отец, — подумала я. — Ведь он тоже правил планетой Срединного космоса, будучи представителем рода Черного паука. И тоже как-то прогневал Дорожного бога. Может быть, Всемогущий хочет мне этим дать некую зацепку?»

— Ладно, кем вы там меня не считаете, но я — посланница Кодэя. Куда вы? Не бойтесь. Ваши страдания скоро закончатся. Я привезла вам его приглашение вернуться к прежней жизни.

Но они все равно бочком-бочком осторожно попятились от меня. Ладно, пусть себе бегут. Небось, настрадалась за двести лет. Дорожный бог умеет настоять на своем. Уж я-то в этом убедилась.

Вдали на холме виднелись развалины замка. Очевидно, там когда-то жил пресловутый Мого. Превозмогая странную, необъяснимую тревогу, я отправилась туда. Поросшая колючим кустарником каменная лестница вела к груде мраморных глыб, навалившихся одна на другую. Поблизости беспорядочно лежали обломки каких-то металлических конструкций, кирпичи, всякий хлам.

Я спустилась с холма и увидела, что у его подножия столпились почти четыре сотни местных. Их изможденные лица были обращены ко мне.

— Вам незачем больше боятся Кодэя! (Я сама его боялась до ужаса.) Дорожный бог может вернуть вам свою милость! Обратите свои сердца и мысли к нему!

Больше ничего говорить я не стала. Молча прошла сквозь людей к небольшому озерцу, находившемуся в противоположной стороне от холма у самого леса. Я искала успокоения в воде. Будучи дочерью русалки, только окунувшись в нежные волны, я была способна прийти в себя после всего пережитого. Родная стихия приняла меня ласково. Только теперь я расплакалась, вспомнив маму. И об отце тоже ничего не известно. Неужели и единственный самый близкий мне человек также страдает сейчас в неведомом месте? И чем же прогневил Кодэя отец?

Вода потихоньку убаюкивала меня. Через некоторое время я уже не могла сопротивляться её простенькой мелодии. Уснула, свернувшись калачиком прямо на дне озера. Наверное, я проспала довольно долго. Проснулась и выплыла на поверхность. Поблизости никого не было. Абсолютно все люди были у храма Кодэя. Они реставрировали его, приводили в порядок. Работали очень старательно. Возродившаяся надежда придала им дополнительные силы.

При моём появлении несколько человек бросились ко мне с подносами, полными нехитрых, но довольно вкусных угощений. Я сразу вспомнила, что уже долгое время ничего не ела. Очевидно, жители Самону решили, что обязаны угодить посланнице Кодэя. Это было весьма кстати.

По существу, мне удалось выяснить, что лет двести назад Мого был самым сильным колдуном Срединного космоса. По крайней мере, он так считал, и никто не спорил с этим. Одурев от собственной силы, правитель Самону осмелился… бросить вызов Кодэю (!) Ничего более безумного и опасного и придумать было нельзя. Мало того, что он навлёк жутчайшее проклятье на себя, но и всю планету обрёк на страдания. Ведь с тех пор ни одно дело, за которое пытались браться местные, не удавалось. Проев все имевшиеся запасы, люди перешли на подножный корм, научились обходиться малым. Они стали быстро вымирать. На всей планете осталось около тысячи жителей, или и того меньше. Деревня у развалин замка Скорпионов — самый значительный населённый пункт в этом мире. А ведь когда-то здесь были цветущие города.

— Вы прощены, — сказала я, чтобы как-то поддержать бедолаг.

На самом деле Дорожный бог мне ничего такого не говорил, но я чувствовала его волю. И как посланница Величайшего обладала полномочиями делать подобные заявления. Почему-то я была в этом уверена. Как и в том, что отныне дела у этих несчастных пойдут на лад. И многое будет получаться. Милостью Кодэя.

Итак, с первым заданием я вроде бы справилась.

— Блестяще, — раздалось у меня в голове. — Хорошая девочка. Я в тебе не ошибся.

— Благодарю, владыка удачи. Визит сюда позволил мне многое понять.

— Никогда не забывай об этом.

Пока с моего отца не снято проклятье, у меня нет выбора. Впрочем, его у меня нет вообще. На всё воля Дорожного бога. И я положилась на неё.

Снова пространство закружилось вокруг, сплетаясь в тугой кокон. Что теперь ожидает меня? Было тревожно и жутко. Я старалась унять пронизывающую дрожь. Неприятный холодок.

Между делом я подумала, каково это — быть Дорожным богом? Может ли Величайший что-то чувствовать, как живое существо? Но ни к какому конкретному выводу не пришла.

Глава 3

А потом я обнаружила себя в степи у костра каких-то кочевников. Стояла ночь. Легкий ветерок трепал мои волосы. Где-то в стороне блеяли овцы. Кони паслись. Большинство жителей стоянки кочевников крепко спали после нелегкого трудового дня. Бодрствовала, поддерживая огонь и тихо разговаривая с ним, только одна женщина. С первого взгляда я поняла, что она — ведьма. Даже подойдя поближе, я не разобрала, сколько же ей лет. Абсолютно седые волосы этой женщины были удивительно густыми и пышными. Горящие во тьме глаза казались моложе моих. Смуглая кожа была обветрена и суха, как пергамент, но на ней — ни единой морщинки. И одета ведьма во что-то непонятное, темное. Мы молча взглянули в глаз друг другу. Я присела у огня.

— Ты служишь хозяину черной реки, — сказала ведьма.

— Не исключено, — ответила я. — У него много имен.

Моя собеседница кивнула, продолжая глядеть на огонь.

— А я служу другому, — задумчиво произнесла женщина и, улыбаясь, посмотрела на пламя.

— Вы, должно быть, зароастрийка.

— Это все пустые слова. Важно то, что я могу сделать, — нахмурилась ведьма.

— И что же?

— Например, вылечить от любой болезни. Но только физической. Демона мне не победить. А выгнать злого духа — тут я спец.

— Хорошо достигнуть совершенства в конкретном деле и знать свое предназначение, — сказала я.

— Ты тоже найдешь верный путь.

Эти слова прозвучали, как благословение. Потом женщина выхватила длинный кривой нож и опустила его лезвие в огонь. Жар очень быстро раскалил металл докрасна. Ведьма молниеносно вонзила нож в сосуд с водой. Раздалось шипение.

— На, выпей, — протянула мне сосуд ведьма.

Я выполнила ее волю.

— Огонь передал свою силу ножу, а нож — воде, — догадалась я. — Как это просто и естественно!

— Главное, чтобы помогло.

Действительно помогло. Куда-то бесшумно исчез терзавший меня холодок. И страх тоже улетучился. Правда, только на время.

— Спасибо тебе, ведьма.

— Иди, Водяная, тебе надо спешить.

— Куда? — удивилась я.

— Праздник скоро начнется. Там, в городе.

И огнепоклонница указала рукой на север. Я отправилась в путь, размышляя о том, что помимо магии движения в этом мире есть, как минимум, еще одна сила. Но сколько бы их не было, магия движения — самая простая и необыкновенная из всех. Ей можно научиться, но стать хозяином — никогда. Потому что магия движения — в основе этого мира. И всех миров. Нет никого могущественнее Кодэя.

Город, название которого я так и не удосужилась узнать, встретил меня разноцветьем ярких огней. Контраст между средневековым укладом жизни кочевников-скотоводов и высокотехнологической культурой горожан сразу бросился в глаза. Как будто это были два разных мира, разделенные всего лишь какими-то десятью километрами дороги.

При въезде на охваченные весельем улицы висел огромный транспарант: «Приветствуем всех участников праздника Воды». Значит, мне сюда. Праздник, кстати, отмечался с размахом. Артисты и музыканты играли прямо на тротуарах и площадях. Веселые клоуны в красочных одеждах сновали в толпе горожан. Повсюду стояли столы с угощениями, слышались песни. Молодежь кружилась в танце под звуки оркестра. Родители с детьми гуляли по набережной. На удивление приветливые старушки улыбались вставными зубами.

Какое-то время и я могла беззаботно радоваться вместе с этими незнакомыми людьми. Сладости в городе готовить умели. Но вот вся человеческая масса, охваченная весельем, устремилась на центральную площадь перед зданием мэрии. Видимо, там ожидалось что-то интересное. Даже если бы я и не хотела туда идти, у меня бы ничего не получилось. Толпа буквально отнесла меня в этом направлении.

Все остановились у трех прозрачных резервуаров с водой, к которым были приставлены лестницы. Высокий статный мужчина в белом балахоне произнес:

— Народ мой! Настал момент, которого все мы ждали десять лет. Сейчас я, правитель этого города, докажу всем, что владыка вод по-прежнему ко мне благосклонен.

— Не надо! Верим! Верим! — раздалось из толпы. — На тебе милость нашего небесного покровителя. Это всем известно.

— Ну уж, нет. — Прервал правитель своих людей. Я обязательно докажу. Кто-нибудь осмелится бросить мне вызов?

Хороший вопрос. Но, похоже, желающих не было. Хотя, вот из числа собравшихся зрителей вышел один мужчина, обернувшийся в простыню.

— Так, Тит не оставляет своих попыток одолеть меня. Похвальное упорство. Давайте все вместе поприветствуем его.

Аплодисменты, которыми люди наградили Тита, были скорее насмешливыми, чем почтительными. Но его это не смутило. Будучи посланницей Кодэя, я уже знала, что за соревнование тут скоро состоится. Доказать благосклонность владыки вод здесь можно было только пересидев своего соперника в установленных на площади резервуарах. То есть, кто дольше продержится под водой, тот и победил. Довольно просто. Думаю, предки нынешнего правителя никогда не проигрывали в этом состязании. Ведь в их роду, как я поняла после внимательного рассмотрения нитей судьбы, была — нет, не русалка, а фея озера. Существо, более чем нереальное. Но все же.

Например, моя мама считала, что феи озера существуют только в легендах. О них мало что известно. Говорят, даже, будто бы они не рождаются, а появляются на свет непостижимым образом и уже — будучи взрослыми. И вот передо мной потомок такого уникального существа в десятом поколении. Конечно, ему не сложно долгое время находиться под водой. По сравнению с обычными людьми. Но он все же нуждается в воздухе. Думаю, я смогу победить.

— Больше никто не вызовется? — Тем временем спросил правитель города.

Зря он это сделал, потому что в ответ на вопрос из толпы вышла я. Неизвестная чужестранка. Меня даже аплодисментов не удостоили. Только презрительных взглядов. И не поинтересовались, как зовут эту наглую выскочку. Ну ладно, переживу.

Трое участников соревнования дружно залезли в резервуары с водой и почти сразу же погрузились. Упорный Тит продержался около семи минут. Для человека это немыслимый результат, видно, он действительно тренировался. Правитель собирался тоже вылезти из воды, и вдруг увидел, что чужестранка все еще держится. И ему пришлось остаться. В общем, хватило городского голову почти на час. А потом он все же вынужден был всплыть. Огорченный и удивленный одновременно.

Горожане взволнованно шептались. Я же не торопилась выходить из воды, наслаждаясь победой. Когда я все же покинула родную стихию, то меня встретили восторженными возгласами. Как новую правительницу. А ведь я и не собиралась в руководители. Вот она, протекция Дорожного бога, его воля и случай.

Мне необходимо было разобраться, зачем хозяин удачи направил меня именно сюда. А причина должна быть. Ну, по крайней мере, здесь его почитают вроде бы как должно. Ладно, выясню по ходу дела. Тем временем меня, еще мокрую после участия в соревновании по своеобразному дайвингу, торжественно облачили в пурпурные одеяния с золотой вышивкой наподобие накидки. Какие-то важные чиновники (судя по виду) наперебой клялись мне в своей преданности и почтении. Улучив минутку, я пожала руки своим менее удачливым соперникам. Кажется, Тит смотрел на меня с искренним восхищением, а бывший правитель, которого звали Интил — с тревожным смятением, и только. Никакого уязвленного самолюбия, как я ожидала увидеть. Этим потомок феи озера в первую очередь отличался от обычных людей. В нем было слишком много истинной чести.

— Нам надо поговорить, — сказала я и пригласила Интила в его же бывший кабинет. Когда мы остались одни, он спросил:

— Скажите, вы — его посланница? Какие вести привезли вы нам от Всемогущего, уважаемая?

— Владыка вод шлет тебе свое благословение, — ответила я. — Он доволен тобой и прислал меня в помощь.

Лицо Интила озарила улыбка. Это был истинно верующий человек, никаких сомнений. И тут только до него дошел смысл моей последней фразы.

— Помощь? — брови Интила тревожно взметнулись. — Нам что-то угрожает?

И в этот момент в городе завыли сирены. Вовремя же я подоспела. Откуда ни возьмись, в самый разгар праздника на беззаботно веселящихся людей напали их зеркальные двойники. Таинственные духи вышли из зазеркалья, приняв облики людей, когда-либо в них смотревших, и перепугали всех насмерть. В этих образах горожане узнавали покойных родственников, самих себя, своих детей. Представляете, какая началась жуткая паника? Столы с праздничным угощением были опрокинуты, некоторые особо впечатлительные натуры хлопнулись в обморок, толпа металась из стороны в сторону. Одну девочку окружили сразу три ее двойника. Они хохотали, а несчастная малышка вопила от ужаса. Впрочем, взрослые вели себя не лучше. Мы с Интилом, выбежав на площадь, поначалу тоже опешили. Потомок феи озера нос к носу столкнулся с собственным двойником и застыл. Я поняла, что нужно действовать сразу, на подготовку времени не оставалось. И даже обдумать происходящее толком не успела.

Я только со стороны матери — русалка, но есть ведь и другая моя сущность. Все-таки я — Черный Паук, потомок легендарного Василинда Первого, по прозвищу Беспощадный. Говорят, однажды он в одиночку спас родной Арлис от целой армии демонов. А это пострашнее зеркальных двойников будет.

Самым ужасным в этих творениях чьей-то злой воли было их сходство с реальными людьми. Они питались человеческими страхами и множились с каждой минутой. А люди постепенно теряли контроль над собой, превращаясь в безвольных кукол, подчиненных тому, кто натравил двойников на город. Знать бы, кто этот мерзкий колдун, испортивший всем такой праздник. Ну, с ним-то Дорожный бог обязательно разберется. А пока…

Первым делом, я напустила на перепуганных людей спокойный сон. На всех, кроме Интила. Тот, похоже, разобрался в ситуации и сумел взять себя в руки. Количество двойников престало расти, поскольку больше их никто не боялся. Но теперь все они обратились в тысячи стройных темноволосых женщин в пурпурных накидках. Тогда я сама чуть не ударилась в панику. Хорошо, что Интил в тот момент поддержал меня:

— С нами Владыка вод, хозяин удачи!

Сбросив оцепенение, я здорово рассердилась, и на себя в том числе. Гнев придал мне сил, и я произнесла:

— Потревоженный дух, возвращайся обратно. Дарую тебе бесконечный покой. Обманули тебя, подвели многократно. Укажи на него. И с миром — домой!

Некоторое время зеркальные двойники стояли без движения. А потом снова переменились и приобрели облик незнакомого мне человека. Это был старик с резким пронизывающим взглядом и длинным острым носом.

— Я знаю его! — воскликнул Интил.

Таинственные двойники тем временем стали растворяться. Они ушли обратно в свой мир через те же зеркала, из которых вышли. Мне оставалось только привести в чувство горожан и слегка их подбодрить.

— Все в порядке! — Сказала я им. — Милостью Владыки вод этот город спасен. Постепенно люди приходили в себя, стряхивали пережитый ужас как ненужный сор. Но я знала, они еще не скоро отважатся смотреться в зеркала без опасения. Понятно, что о продолжении праздника и речи быть не могло. Горожане разошлись по домам, на улицах остались разве что дворники, которые принялись приводить их в порядок.

— Спасибо вам, — от души поблагодарил Интил.

— Я лишь выполнила свой долг. Так кто же тот старик, что послал на город зеркальных двойников? Ты сказал, что знаешь его.

— Да, это Переск, к сожалению, мой тесть. Правда, бывший. Мы с его дочерью развелись несколько лет назад. Именно из-за властных амбиций ее папаши. Вот, значит, как он решил поквитаться со мной. Сумасшедший старый колдун.

— Владыка вод его накажет, как сочтет нужным, — сказала я: — А твой долг — охранять этот город.

— Вы нас покидаете? — Встревожился Интил.

Он не хотел, чтобы я уходила.

— С вами остается милость Владыки вод. Не забывайте об этом.

И вот я снова в каменной пещере. Уснула прямо на пурпурной накидке, которой разжилась в городе без названия. Он позволил мне как следует выспаться.

— Афина, ты неплохо справилась и на этот раз, — прозвучало под сводами пещеры. — Я уже примерно наказал безумного Переска.

— Кто бы сомневался, — спросонья пробурчала я в ответ. — Лучше ответь, почему тебя связывают с водой?

— Потому что реки — суть те же дороги. А вода — это и есть вечное движение.

— Мне ли не знать? Я ведь дочь русалки.

И опять новый мир. На сей раз я обнаружила себя на берегу моря. Это обрадовало мою измученную частыми перемещениями в пространстве рыбью душу. Поэтому я первым делом окунулась в солоноватую прохладу зеленой воды. Кажется, в этом неизбывном блаженстве я могла бы провести целую вечность. Но что-то подсказывало: нужно выйти на берег. Там ждут важные дела. Предчувствия меня снова не обманули. Только вот оказалось, что течением меня отнесло довольно далеко от того места, где я оставила свои серые брюки, кофточку из синего шелка и вышеупомянутую накидку, ну и еще кое-какие исключительно женские штучки. В общем, вышла я из воды в чем мать родила. А там, как на грех, именно в этот момент оказалась процессия из трех сотен мужиков. Все они выглядели так, что поначалу я приняла процессию за военный отряд. Но разноцветные одеяния не оставляли никаких сомнений — передо мной жрецы. Думаю, выглядела я в тот момент прекрасно. В лучах солнца, заходящего в море, капельки морской воды искрились на моей розовой коже сотнями огоньков. Черные как смоль прямые волосы волнами ниспадали с плеч. Плюс мое русалочье обаяние и нечеловеческая грация движений. То есть, стесняться своего облика у меня не было причин. Удивление на лицах жрецов сменилось благоговейным трепетом.

— Она пришла! Явилась! Богиня четырех сторон света! Дождались! — Наперебой закричали участники религиозной процессии.

Как я узнала потом, каждые 10 лет в одно и то же время последователи учения Осьминога приходили к морю и ждали явления богини четырех сторон света, обещанного пророчествами. Да, Дорожный бог умеет пошутить. И попробуй я только заикнуться, что не являюсь той, за которую они меня принимают. Ведь все случилось точно, как и было предсказано предкам этих жрецов посланцем Осьминога.

Почестей, которых меня удостоили затем, наверно, не удостаивался ни один смертный. Ладно, от работы представительницей Кодэя тоже можно получить удовольствие. Только это не то, чего бы мне на самом деле хотелось. Но и здесь выбирать не приходится. Все равно мне терять уже нечего. Так что я не обременяла себя лишней скромностью. Интересно, как бы на самом деле вела себя богиня? Например, та, в честь которой меня назвал отец. Если она существует, конечно. Говорят, Афина олицетворяет собой мудрость. Надеюсь, когда-нибудь я ее обрету. Пока только сила безрассудства по-своему хранит мой разум. Опасно. А в данный момент повествования я возлежу (милое словечко) на пуховых подушках в храме Четырех сторон света. Вкушаю мед и фрукты, наслаждаюсь игрой музыкантов. Приятная мелодия и ненавязчивая, что редкость. Служительницы храма принесли мне подобающие одежды. Это расшитая золотом шелковая туника и длинная черная юбка из неизвестного, но очень мягкого на ощупь материала. Симпатичный костюмчик. На моих волосах красуется жемчужная диадема, а на ногах — сандалии из крокодиловой кожи.

Великий жрец, глава здешних последователей учения Осьминога, оказался невысоким полноватым и невзрачным мужчиной лет пятидесяти. Он носил ярко-синие одежды и в миру прозывался Мифизином. Этот тип рассказал мне, что в последние несколько столетий их праведная вера претерпевает гонения. Против служителей Осьминога не явно, но все-таки ополчились светские власти. Все меньше прихожан приходит в храмы сторон света. Южный, вообще, на грани запустения. С моим появлением Мифизин связывает надежды на возрождение культа. Что ж, думаю, с этим я как-нибудь справлюсь. Однако, вопреки моему самомнению, третье задание Дорожного бога оказалось далеко не простым. По причине кромешной молодости тогда я не была сильна в интригах и кознях. Конечно, я знала об осторожности, но чаще всего принимала все сказанное за чистую монету. А Мифизин-то оказался с двойным дном. В общем, к появлению крестьян с кольями я была абсолютно не готова. Суеверные и глупые люди, умело направляемые двуликим интриганом, обвинили меня в самозванстве. Мне пришлось доказывать собственную божественность, которой, как вы понимаете, и в помине не было.

— Сколько ног у священного Осьминога? — сразу огорошил меня вопросом здоровенный детина с огромной дубиной в руках.

Пришлось призадуматься. Ответ, казалось, был очевиден. Но черт его знает, вдруг здесь есть какой-то подвох.

— Их не сосчитать, — ответила я наобум. — Сколько в мире дорог, сколько в мире тревог, веселья и бед, каждый миг и сотни лет.

Вижу: громилы призадумались. Хорошо. Значит, я угадала. А вот и следующая загадка:

— Кто нас сюда привел?

Логично. Раз я богиня четырех сторон света, то и знать должна буквально все, но в тот момент имя предателя было мне неизвестно. Единственный местный, которого я более-менее знала, был:

— Мифизин.

Вот уж, наверное, пальцем в небо. Нет, смотрите-ка, и правда, он предал. Гад! Тут уж пригорюнились совсем мои громилы. И последнюю свою надежную зацепку выложили:

— Назови три тайных имени священного Осьминога.

Тут уж полный мне конец. Какие там в их учении секреты? Абсолютный нуль.

— Кодэй, — неуверенно начала я.

Прошло, черт меня дери!

— Гермес, — ляпнула я напропалую.

И снова в точку! Может, и впрямь, богиня?

— Размечталась, — раздалось у меня в голове. — Два этих имени ты не могла не угадать. А третье свое (да хоть тридцать третье) имя подскажу — Живеол.

— Дурацкое, — мельком подумала я, а бравым ребятам с кольями так и сказала. — Живеол.

Победа! Но это было только начало. К слову, у меня хватило ума ничем не выдать недовольства действиями Мифизина. Как будто направить среди ночи в комнату девушки с десяток громил — обычное дело. И тот, зараза, наутро вел себя, как ни в чем не бывало. Только вот где-то внутри скукожился. Я это знала своим паучьим чутьем.

Началась игра, полная скрытых угроз и намеков. Незаметная для посторонних глаз и изматывающая. Мифизин, кажется, только и делал, что придумывал для меня всевозможные испытания. То гильдию торговцев пригласит, то каких-то аристократов. И все выпытывают у меня, и все требуют новых чудесных деяний. Голова буквально пухла от всех тех просьб, которыми меня одолевали. Не знаю, откуда у меня взялись выдержка и хитрость. Но взялись. Ловушку для Мифизина я приготовила тщательно и виртуозно. А расчет мой был основан на том, что этот тип недооценивал меня. Думал, если я — посланница Осьминога, то не замечаю, как он берет пожертвования состоятельных визитеров и — в карман. Причем, исключительно в свой.

А когда Мифизина повязали, кстати, именно те дуболомы, которых он прежде натравил на меня, участь его уже была решена. Прекрасная вещь — религиозный фанатизм, если повернуть его в нужное русло. А эти крестьяне, бедолаги, действительно уверовали в то, что их посетила богиня четырех сторон света. Бедный Мифизин. С моим появлением он лишился сначала власти, а потом и жизни. Такова участь главного жреца. Что ж, могло быть и хуже. Спи спокойно, дорогой товарищ.

Не скоро, ценой некоторых дипломатических и не очень усилий, мне удалось вернуть учению Осьминога прежний вес в местном обществе. То есть, заткнуть наглухо все начавшие зарождаться на основе древнего знания незначительные культы. Жрецов Северного храма перерезали всех поголовно. Они смели утверждать, что поклонение сторонам света — анахронизм. По сути, они были правы. Но Дорожный бог проводил здесь свой глобальный эксперимент, и не был заинтересован в отклонениях от заранее заданных условий.

Чтобы ни одна живая душа не усомнилась во мне, я взяла длинный шест и поставила вертикально у храма Четырех сторон света. Он не упал, будто наглухо прирос к земле. А потом я приказала своим помощникам принести мне колесо от одной из телег. Тяжелое чугунное колесо я как пушинку подбросила вверх на шесть метров. Оно как бы село на шест и закружилось по часовой стрелке на большой высоте.

— Когда оно перестанет вращаться, богиня снова придет к вам, — пообещала я пришедшим поглазеть на чудо местным жителям.

Я знала, что остановить этот вечный двигатель способен только сам Осьминог. Или его посланник. И произойдет это знаменательное событие через пять тысячелетий. День в день. Даже если кто-то особо умный отрубит шест, колесо останется на месте и продолжит вращение. Ведь это движение нашей Вселенной. Самая первая энергия.

Постепенно я стала чувствовать, что проникаюсь той миссией, что несет собой Дорожный бог. А это плохо, можно потерять собственную судьбу навсегда.

— Боишься? — раздался ехидный смешок в глубине подсознания.

И я не поняла, кто спросил: он или мой внутренний голос?

В общем, провожали меня обратно в море чуть ли не всем народонаселением. С торжественными песнями и плясками. Детишки там в венках из водяных цветов и все такое прочее. Милые проводы. Жаль, на видеокамеру не записала.

Глава 4

В награду за добросовестную службу он позволил мне выспаться в морской воде. Но только, когда я вышла из моря, это было уже на другой планете. На берегу сидела группа рыбаков и о чем-то тихо переговаривалась. Я присоединилась к ним.

— Как ты здесь оказалась? — Поинтересовался один из рыбаков.

— Так, Дорожный бог пошутил.

— Шутки с Дорожным богом опасны, — испуганно прошептал старик, чинивший на берегу свою прохудившуюся сеть. — Ведь и жизнь каждого — путь от рождения и до смерти.

— У меня тоже был случай, — сказал мелкий торговец, скупавший у рыбаков их небогатый улов. — Застрял я как-то на дороге, и никак уехать не удавалось. Пообещал я ему бросить через левое плечо пять копеек в качестве дара, если сейчас придет автобус. Так и произошло. Все закончилось благополучно. Но на следующий день я снова оказался в подобной ситуации. Хотел было обратиться к Дорожному богу с просьбой, но вспомнил, что так и не пожертвовал обещанную мелкую монету. С искренним раскаянием и мольбой о прощении я запоздало исполнил данное слово. И поверите ли? В тот самый миг, когда пять копеек со звоном упали на асфальт, из-за поворота появился запоздалый автобус. Милостив он, наш Осьминог.

Кстати, уж если Дорожный бог заказал тебе книгу о собственной персоне, то следует забыть все иные дела и засесть за работу. Потому что власть его над человеческой судьбой безгранична. И без благословения Дорожного бога ничего не бывает.

Много еще приключений ожидало впереди. Но я все еще ни на йоту не приблизилась к отцу. Неизвестность мучила меня, не отпуская. Сердце чувствовало, он страдал и сильно.

— А если бы я была дочерью Мого, ты бы простил его?

— Я вообще никого никогда не прощаю.

Вот, ответ в его стиле. А я все же надеялась когда-нибудь увидеть отца. Только надежда давала мне силы идти по этому пути. До самого конца. А что затем? Неужели начало новой дороги? Может, и нет.

Но было в череде всех этих приключений одно особенное. Никаких проблем Дорожного бога на планете Ифифи я не решила. Их там просто не было. Думаю, месяц, что я провела там, навсегда останется самым лучшим подарком, какой когда-либо мне делали. Хотя сначала мне так не показалось.

Деревня, в которой я очутилась по воле хозяина вод, называлась Ликла. Около сотни домиков толпились у излучины реки. Их окружали живописные зеленые холмы. Вдохнув пряный воздух, я вспомнила Асарбар и мой милый сад под стеклянным куполом на дне озера Кахурт. Возможно, виной тому был запах сирени, разлитый повсюду. Люблю сирень.

В Ликле жили люди. Но обычаи их показались мне странными. Вероятно, когда-то здесь произошел сбой. И девочек стало рождаться вдвое меньше, чем мальчиков. Кроме того, женщины были значительно крупнее, выше и сильнее мужчин. Эта аномалия породила матриархат и много еще непонятных порядков.

Планета Ифифи могла бы стать прекраснейшим из миров. По крайней мере, природные условия здесь были просто идеальными. Иногда при виде какого-нибудь поросшего зеленью холма или причудливого водопада у меня замирало сердце. Замирало и щемило. Вспоминался родной Асарбар, оказавшийся в лапах этой подлой Ики. Боюсь, узурпаторша уже погубила сказочную прелесть Вечного Полнолуния.

Но, как я уже говорила, жизнь на Ифифи была не простой. А в чем-то очень жестокой и беспросветной. Мрачные, перепуганные или подозрительные лица людей резко контрастировали с великолепием пейзажей.

О том, что в этом мире что-то не так, я поняла сразу же, как впервые увидела Ликлу, еще издали. Веяло от нее сильно концентрированным страхом и болью. Даже не надо было обладать колдовскими способностями, чтобы ощутить это. Поэтому, приближаясь к деревне, я собралась и приготовилась к любым неприятностям. Мало ли что.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 401