электронная
72
печатная A5
324
18+
Донор страха

Бесплатный фрагмент - Донор страха

Сборник


5
Объем:
140 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2792-5
электронная
от 72
печатная A5
от 324

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все истории выдуманы. Любое совпадение с реальностью считать совпадением. Книга предназначена для читателей, старше 18 лет.

Нет мира более страшного и прекрасного, чем воображение ребенка. Но только став взрослым мы понимаем, что монстры не живут под кроватью, а ходят среди нас. И самое плохое, что ты можешь сделать, — это спутать его с человеком.

Алексей Клец

27.06.2018г.

Небольшая часть этих историй, была воспроизведена в видео формате на YouTube. Только благодаря отзыву зрителей и количеству просмотров, родилась эта книга. Название канала «Секта Ужаса».

https://www.youtube.com/channel/UCm8yy-l4SiGaZHPKdKUGedw

Благодарность

Огромное спасибо моим родственникам и друзьям, — ведь жив я до сих пор, только благодаря их поддержке. Большое спасибо нашей станице Терновской и городу Тихорецку, благодаря которым я черпал вдохновение и не смотря на все ужасы жизни, — верю в хорошее. Благодарю моих друзей и подписчиков с соц. сетей и в частности с моих каналов на YouTube, они помогли не только моральной поддержкой, но и финансовой. Их ники можете прочитать ниже.

СПОНСОРЫ

PrimarchFulgrim

Aninya

Niki Vi

Vladimir

d3m

Popitikan trau

Денис Кирчук

Milawka_Butters

Хитрый лис

Егор Буюкли

Кошман Дмитрий

Супер Васян

Артём «AniMen» Зеленцов

Рома Кефир

TripleX

Pc Expert

КАНИКУЛЫ, ЛЕТНИЙ ЛАГЕРЬ

Самая популярная страшилка на канале, на момент написания книгу, эту историю посмотрело более 700 000 раз.

Как бы вам не рассказывали о том, что все дети жаждут отправиться в детский лагерь, — не верьте. Это все полная хрень. Я бы с большим удовольствием посидел дома, посмотрел бы новые видео на ютубе, аниме, та блин, я бы с большим удовольствием почитал книгу, чем отправился в наш вшивый детски лагерь. Вы только не подумайте, что я боюсь, наоборот: потусовать с друзьями, посидеть возле костра, потравить страшные истории, это весело и прикольно. Родители ведь так и представляют отдых, но на деле, наш детский лагерь, не сильно отличается от колонии общего режима. Подъем в семь утра, зарядка, завтрак, уборка дома, потом уборка территории, перед обедом можно немного искупаться на речке, потом обед и различные конкурсы, физо, футбол. Ночью ложишься без задних ног, та и на восемь человек в комнате, лишь одна розетка. Ненавижу этот лагерь.

К тому же, каждый год, у нас кто-то погибает. При странных обстоятельствах на мелководье — тонут дети, бывает, неудачное падение приводит к смерти, а в прошлый год, подрались пьяные вожатые, и один другого пырнул ножом. В общем, не лагерь, а сказка. И почему его не закрывают?

На седьмую ночь после убойного веселья, все спали без ног. И скорее всего, ни чего бы, ни случилось, если бы мне не приспичило пойти в туалет. Думаю и так понятно, что унитаза в нашем домике нет, так что приходится выходить на улицу, и идти через пол лагеря. Но я думал, что не смогу терпеть так долго, и поэтому просто зашел за самое не освещенное здание, и легко выдохнул. Когда хотел идти обратно, я услышал голоса в столовой, взглянув в окно, я увидел нашу управляющую, и мужчину в черном блестящем костюме. Я подошел к самому близкому к ним окну и стал прислушиваться.

— Ну, по 500 тысяч это конечно не плохо, но я хотела бы получить еще 50 тысяч. Сами понимаете, какой это риск. И не забывайте, что мне приходится платить администрации и в морг, чтобы все прошло гладко и нас не посадили. Детки у нас здоровые, живенькие. Целыми днями бегают и играют и питаются только здоровой пищей. К тому же, вы сами можете выбрать любого, кто вам приглянется. Все карты здоровья у нас на руках. С больными почками в этом году всего трое, а остальные на ваше усмотрение.

Может быть я ребенок, но я не идиот, нас пугали тем, что детей похищают на органы, но чтобы так открыто? Словно здесь ферма по выращиванию отборных образцов. И черт знает, вдруг я буду следующим.

Быстрым, но тихим шагом я добрался до домика и всех разбудил, я рассказал все что слышал, все что понял, но этим гребанным пацанам, только смеяться надо мной было прикольно. Они ржали как кони, а потом пошли спать. Я же не спал всю ночь, и только думал, как бы сбежать из этой фермы. Сам не понимаю, как заснул.

В целом следующий день был довольно обычным. Как только вожатые отворачивались, я искал способы отступления, и на деле побег должен был пройти идеально. Охранялись только главные ворота, но по всему забору, было куча мест с дырами. И как только начало темнеть, я взял мобилу, и вылез на улицу, и побежал в сторону своего дома. Вот только, я явно не рассчитал силы. Если мы на машине ехали часа три, то пешком мне придется идти несколько дней, хорошо, что даже в этих полях работали карты гугл, и я хотя бы не заблудился.

С рассветом в лагере обнаружили мою пропажу, мою дружки из домика, сразу рассказали вожатым про мою историю с органами и те бросились меня искать. Дальше была моя глупость, ведь я шел по обочине дороге, в надежде поймать попутку, и когда увидел черный мерс, выставил большой палец в бок, как видел в кино. Дверь открылась и меня словно беспомощного котенка, засунули в салон. Я ужасно бился, кричал, вырывался, но все было без толку. Вожатый Андрей с пышной бородой, просто держал меня за руку, и как я понял глядя на его руку, он даже не напрягался.

В лагере меня высадили всего в слезах и с красной рожей. Другие дети смотрели на меня как на сумасшедшего. Вожатые вынесли мои вещи, положили в ниву, и погрузили меня с ними. Потом управляющая позвонила моей маме, и сказала, что меня везут обратно, типа выгнали из-за побега. И теперь мне вход в этот лагерь закрыт.

Домой меня привезли довольно быстро, мое состоянии было похоже на зомби, я совершенно, ни чего не понимал. Меня отдали родителям, и я был наказан. Целый месяц без интернета, а под конец каникул меня отправили к бабушке. Как бы я не рассказывал о том, что слышал, всем было совершенно плевать, все злились, что я испортил отпуск им, и что меня больше не возьмут в этот лагерь. Только когда началась школа, а узнал что один мальчик из параллельного класса, так и не вернулся из лагеря. Через год, пропало уже два ученика из моей школы, и так продолжалось еще лет пять, пока все не вскрылось. К тому времени я и сам не верил себе, и даже удивился, когда узнал, что мои детские фантазии оказались правдой. Я уверен, что это рассказывал не только я, но родители ни когда не слушают детей, и столько жертв, принесло это неверие.

Кстати чуть позднее я узнал, что у меня больные почки. Кто бы мог подумать, что моя болезнь, станет моим спасением…

А ты, не хочешь умереть?

Пожалуй, моя первая страшная история. Из-за содержимого в тексте, ее ни когда не будет на Ютубе, та и видео получилось, возможно, слишком длинным. Однако, именно эта история, дала мне большой толчок к профессии писателя и пусть она не идеальна, я решил оставить все, как и было вначале…

— А ты, не хочешь умереть? Ты ведь знаешь, что ни чего хорошего в твоей жизни не будет, посмотри на меня и скажи что я не права! Ну, закончишь ты учебу, если сможешь, а что дальше? Будешь горбатиться на гребаной работе за копейки, чтоб купить еды и заплатить налоги. Ты ведь себе даже нормальные туфли купить не сможешь. Со временем начнешь пить, продашь все из твоей квартиры, залезешь в долги и сдохнешь где-то на морозе, из-за того что тебя выгнали зимой из дому. Разве не лучше умереть прямо сейчас? Ты еще молод и не успел так сильно разочароваться в жизни. Тебя еще ни кто не предавал, ты не плакал ночами из-за того что твоя любимая тебя бросила и трахается сейчас с твоим начальником за новый телефон. Тебе не ведомо чувство голода и истощения. Тебя еще не били до бесчувственного состояния, когда смерть кажется милостью, а после пьяный хирург тебя зашивает без наркоза, одновременно разводя медсестру на секс. Неужели ты хочешь такой жизни?

После этих слов она целовала Артема в лоб и поспешно покидала комнату. Двери на детской не было, и он еще несколько часов, слушал громко-работающий телевизор и смех любимой мамы. Засыпал только ближе к утру, хотя хроническое недосыпание уже вошло в привычку.

В шесть часов утра звонит будильник в зале, Артем встает и идет будить маму. Обычно он ставит чайник и готовит что-нибудь на завтрак, но холодильник пуст. Разбудить маму очень тяжело, приходится ее толкать минут десять, — мам проснись, мам тебе пора, — и очень везет, если она подрывается в нужное время и успевает на работу к восьми, тогда есть надежда на аванс. Сегодня повезло, и мама вышла из квартиры за пять минут до отправления автобуса, должна успеть. Затем Артем одевается и идет в школу.

Учителя уже давно перестали удивляться мешкам у него под глазами, хотя для десяти лет, они выглядят очень неуместными. Он всегда садится на третью парту возле стены. Радом с ним сидит девочка Аня, они почти не разговаривают, но часто ходят вместе.

Первый урок. Рисование.

Нина Степановна ставит на учительский стол вазу с искусственными цветами и просит детей успеть нарисовать ее до звонка. Как всегда, самые красивые рисунки получаются только у Артема и Ани, но они не используют яркие цвета.

— Послушай Артем, — говорит Нина Степановна, — разве тебе не нравятся эти цветы? Смотри, какие красивые розы, на лепестках бусинками осталась росса, почему ты не нарисовал красивее? Еще и Аню увлек в свой черно-белый мир.

Артем не поднимает головы и не когда не смотрит в глаза, но после его ответов желание спорить пропадает. — Они мертвые, сколько красок ни добавляй, красивее они не станут. — Учительница, молча, ставит пятерки, на их рисунках и спешит убрать цветы со стола.

Второй урок. Математика.

Эльдар Нурмагомедович единственный учитель, который не когда не здоровается с учениками, та и вообще редко что-то говорит. Они пишет на доске, простенькое, на его взгляд уравнение, говорит открыть нужную страницу в учебнике и до конца урока не выпускает свой телефон из рук. Артему нравится этот урок. Он решает задачу и сложив руки на парте, опускает голову — спит.

Третий и четвертый урок. Русский и литература.

Эти уроки ведет Елена Николаевна, их классный руководитель. Женщина строгая, но в меру. На первом уроке проверка домашнего задания по обоим предметам и немного новой информации, на втором уроке занимаются делами класса, какие конкурсы будут на праздники и прочая белиберда, если у нее хорошее настроение, то можно тоже позволить поспать, но так бывает не всегда.

— Тёмочка, чего ты спишь на уроках, да еще и рисунки страшные рисуешь? — Спрашивает эта дура перед всем классом. — Может у тебя дома что-то случилось?

— Нет, Елена Николаевна, дома все хорошо. — Отвечает Артем, не поднимая головы, а учительница отходит от него с видом выполненного долга. Самое странное, что Аня ведёт себя точно так же как и Артем, но все словно не видят этого. По ходу в порядке вещей.

Пятый урок. Физкультура.

Все дети берут пакеты со спортивной одеждой и с радостью бегут в спортзал. Не думаю, что этот урок на самом деле им так нравится, просто сидеть полдня на одном месте слишком утомительно.

В кабинете остаются только Артем, Аня и Вова, у них освобождение от физкультуры.

Вова, вечно больной задохлик, весь перемазан зеленкой, красные глаза, пухлые губы, на волосах лишай. С ним, ни кто не общается, но уже и издеваться устали. Еще одна тень в обычной русской школе.

Елена Николаевна, дала им задание, Артему и Ане вырезать снежинки на окна, а Вове мыть пол. Понятное дело, что не честно, но ему по ходу уже все равно. Вова взял ведро и пошел за водой, а когда пришел, эти двое так и сидели за своей партой, еле слышно говоря о чем-то.

— Ребят, — подошел к их парте. — Давайте работать, а то учитель накажет.

— Работай, мы тебя не отвлекаем. — Злобно ответила Аня, и Вова с обиженным видом стал елозить тряпкой по полу. Он начал, как полагается, с дальнего угла кабинета и поочередно поднимал стулья. И только когда пришла очередь мыть участок под их партой, они встали и подошли к учительскому столу, где лежали бумага и ножницы. Артем просто смотрел, как Аня складывает бумагу и аккуратно вырезает маленькие дырочки, кусочки бумажек падали прямо на пол, но Вова молчал. Первая снежинка получилась красивой и она отдала ее Артему. А вот вторая — вся кривая, и чем больше она резала, тем хуже получалось, в конце остался какой-то огрызок. Они вдвоем подошли к окну, а Вова подбежал собирать бумажки. Они на него глянули, но презрения не было. Артем открыл окно и снял стул с парты. Потом дал руку Ане, и они аккуратно залезли на подоконник. Только теперь до Вовы дошло, он пулей выбежал из кабинета и побежал в учительскую. Сильно испугался, ноги не слушались, он упал на лестнице и рассек губу, но сразу подскочил и со слезами побежал дальше.

— Елена Николаевна. — Он просто закричал, когда открыл дверь, все учителя обернулись.

— Что сучилось?

— Там Тёма и Анька на окно залезли и…

Договорить ему не дали учителя, они всей толпой помчались на второй этаж в 22 кабинет. Дверь открыл Эльдар Нурмагомедович и застыл возле нее, мешая зайти другим учителям. Те двоя, стояли на подоконнике и спокойно держались за руки, даже не обернулись на звук двери. Дальше все произошло за доли секунды. Их верхняя часть наклонилась параллельно друг другу, Эльдар двумя огромными шагами подскочил к окну и в самый последний момент, успел схватить за руку. Внизу, под окном, раздался глухой звук падения, и Елена Николаевна упала на колени, а Эльдар вытащил с другой стороны окна Артема, он упирался в стену из-за всех сил стараясь вырваться из лап здорового учителя, чтоб лететь за Аней, но этого не получилось. Эльдар Нурмагомедович силой кинул его на пол и заломил руку за спину, так что вырваться уже не получится. С улицы раздались громкие детские крики, — их класс, пять кругов вокруг школы, разминка.

Через пол часа Артем уже был в полиции. Старый подполковник орал на него как бешеный, но так и не смог вытянуть и слова. За дверью сидел Эльдар Нурмагомедович, Елена Николаевна и Вова с отцом. Все ждали, когда приедет мать Артема чтоб снять показания. Правда она так и не явилась. Участковому самому пришлось ехать за ней на работу.

Мама Тёмы работала официанткой в кафе «Черная роза», но участковый, зайдя туда, ее так и не нашел. Главный по смене сказал, что они ее уволили еще пару недель назад, из-за кучи жалоб, и с тех пор ее не видели. Мобильного телефона у нее тоже нет, да и с коллегами особо не общалась, местонахождение установить не получилось. Полицейский вернулся в участок, и обговорив с полковником решили отвезти Артема домой и встретить ее там.

На кухне они просидели до вечера, было уже больше семи часов, когда в прихожей услышали шаги и увидели молодую женщину. Всего через несколько секунд она испортила первое впечатление, тем что, разуваясь, упала на грязный коврик, зацепив все вещи на вешалке. Полковник подбежал и помог ей встать, но разговаривать не стал. Просто позвал участкового на улицу, а Артему передал, что приедут утром.

Спустя несколько часов, после того как Тёма рассказал маме о случившемся.

— Я боялась, что ты вырастишь неудачником, а ты уже им стал. У тебя совсем ума, что ли нет? Кто же будет прыгать из окна, когда сзади на тебя смотрит твой одноклассник? И зачем ты взял с собой девочку? Благодари нашу скорую помощь, что она не выжила, тоже мне суицидник. Это каким же надо быть тупым, чтоб прыгать со второго этажа? Даже не смотря на то, что внизу асфальт, можно отделаться переломом. Ты даже умереть не смог, как ты собираешься жить?

Если бы не эти слова, то по интонации не было видно, что она его не любит, просто мама желает спокойной ночи любимому сыну, если бы ни слова. Однако этой ночью Артем засыпает моментально, как только она выходит из комнаты. Ночью ему снится веселый сон, то счастливое время, когда его отец был еще жив. Сейчас это больше похоже на фантазии, чем на воспоминания, кажется, что этого времени ни когда не было, но все же он улыбается. Тёме было, не больше шести лет, когда они уехали на море. Он жутко боялся воды, и поэтому целыми днями проводили на мелководье, где отец учил его плавать. Получалось очень плохо, он часто плакал, но папа, ни когда на него не кричал, они брызгались и бегали по берегу. Мама сидела на шезлонге и долго смеялась над ними. Потом как-то Артем порезал палец на ноге, и папа нес его на руках до самой гостиницы, тогда он себя чувствовал защищенным, и совершенно ни чего не боялся.

Его отец повесился через год. Что-то случилось с его фирмой, банкротство, миллионы долга, он решил защитить семью, оставив их одних. И даже Артем все понял, но только не мама. Она начала сильно пить, ее выгнали с должности старшего бухгалтера, а затем и вообще стали гнать со всех работ.

Артем снова просыпается по будильнику. Он идет будить маму, но сразу вспоминает о том, что ее уволили с работы и что участковый подъедет часам к восьми. Значит, ему тоже не надо идти в школу. Он идет на кухню, машинально наливает в чайник воды и ставит на огонь. На столе лежит помятая пачка мамкиных сигарет, Артем открывает окно и закуривает сигарету. Они живут на первом этаже, и к тому же на окнах решетка. Он хочет убежать, но что-то сдерживает, словно что-то поддерживает его в этом состоянии. Сигарета сильно першит горло, и он стал кашлять, очень не приятное ощущение, и зачем только взрослые курят?

Мама не проснулась даже в восемь часов, когда в дверь постучали. В квартиру зашел участковый, не снимая обуви.

— Где твоя мать?

Артем показывает на комнату справа и идет за участковым.

Находиться во время разговора ему не разрешили, но все же он слышал отрывки фраз.

— Вы понимаете, что если бы это случилось не в школе, то мы вас уже задержали. — Говорит полицейский, словно читает лекцию по поведению.

— Понимаю. — Отвечает женщина, абсолютно равнодушно, словно ей рассказывают про неинтересный фильм.

— Сейчас мы вынуждены задержать Елену Николаевну Костынову, их классного руководителя, ей светит от двух до семи лет заключения. — В ответ мама зевает так громко, что слышно в другой комнате. — Вы представляете, каково родителям девочки? Ваш мальчик, одним своим поступком, сломал жизни двум семьям. К тому же сам чуть не погиб.

— Я с ним поговорю. — Мама пытается сделать серьезный тон, но получается очень плохо.

— Поговорите… У психолога. Вам обоим надлежит явиться к нему завтра, к десяти утра, в случае отказа, вы пойдете к нему принудительно, плюс штраф 200 тысяч рублей.

Только теперь, мама просыпается и начинает ругаться с участковым. Мол, ей надо на работу, надо сына кормить, но Артем уже не слушает. Он открыл альбом для рисования, и рядом с черными розами в вазе, рисует Аню. Она получается похожей, но очень смазанной, так задумывалось с самого начала.

Тема не слышал, когда ушел полицейский, и когда закрылась дверь, он не слышал что мама опять начала на него кричать, он, словно вернулся в этот мир, только когда рисунок был закончен.

— Ты понимаешь, что ты наделал? — женщина стояла у него за спиной, но даже не глядя, Тёма понял, что она хочет его ударить! — Почему ты не ответил, хочешь умереть или нет? Теперь из-за твоей тупости мы оба страдать будем. Ты хоть можешь представить, как на тебя будут смотреть в школе? Теперь у тебя не когда не будет друзей, не будет девушки. Зато мы теперь будем два раза в неделю ходить к мозгоправу. Если хоть один визит пропустим, то у нас квартиру отберут к чертовой бабушки. — Она подошла еще ближе и теперь стояла прямо над головой. — Из-за тебя, я теперь не смогу найти нормальную работу, теперь будем жить еще хуже! Теперь намного хуже. Но ты своим птичьим мозгом не понимаешь наверно. Если бы ты все правильно сделал, нам бы не пришлось так страдать…

Тёма смотрит на нее. Она покраснела. Все время кричит, не переводя дух, на лбу темными паутинками появились вены, через секунду она со всей силы бьет его по лицу, так что Артем падает на пол. И тут же она замолкает, смотрит на свою руку, она думает о своей боли, а не о его.

Тёма молча встает и идет на кухню. У мамы потекли с глаз слезы, и она идет за ним. Молча смотрит, как ее сын берет сигарету и открывает окно. Она открыла рот, но не чего сказать не может. Артем прикуривает сигарету, делает большую затяжку и выпускает дым в окно.

— Мам, — он продолжает курить, не смотря на нее. — А ты сама, умереть не хочешь?

У нее ноги подкосились.

— Ведь это ты во всем виновата. Это ты начала портить нашу жизнь, как только папа умер. Что ты от меня хочешь? Мне сейчас десять лет.

— Ты мне мешаешь быть счастливой. — Отвечает она. — Ни кто не возьмет, безработную женщину с ребенком. От меня все уходят, как только узнают о твоем существовании.

— Спасибо мам, — Артем обернулся и смотрит ей в глаза. — Это единственное что я хотел услышать.

Он встает и подходит к тумбочке, открывает ящик и достает большой нож, с ребристым лезвием. Женщина, молча наблюдает, у нее даже слезы перестали течь. Но тут Тёма срывается в ее сторону с большой скорость, она успела только повернуться боком и нож по рукоять заходит чуть ниже бедра.

Вы бы видели ее взгляд. Она совсем не поняла что произошло. Глаза округлились, а изо рта донесся звук похожий на мышиный писк.

Она падает и правой рукой пытается достать до ножа, но Тёма садится на нее сверху и зажимает коленями руки. Она подняла голову, чтобы что-то крикнуть, но руки сына опустили ее голову обратно.

— Ты не моя мать. — Говорит Артем на ухо женщине. — Родители сами должны умирать ради счастья детей, как поступил мой отец. А ты намного хуже любого демона из фильмов. Я, правда, хотел умереть, когда ты меня спрашивала, но теперь я хочу жить, чтоб увидеть, так ли все плохо как ты говорила.

Тело мамы ослабло. На полу уже огромная лужа крови, и вставая, Тёма нечаянно наступает в нее. Мама еще дышит, но глаза уже помутнели. Артем идет в свою комнату и берет альбом и кисть. Потом садится возле мамы, макает кисть в кровь и аккуратно разрисовывает свои черные розы.

— А ведь Нина Степановна была права, так и правда красивее.

Он показывает рисунок маме, потом смотрит сам. Впервые за много лет он улыбается по-настоящему…

1:07 15.07.2014г

ИЗМЕНА

У каждого свое представление, об идеальной любви…

Наверняка, вы слышали таких историй не мало, и моя не особо от них отличается, во всяком случае, началом. С Кристиной мы знакомы с детства, жили совсем рядом, через несколько дворов. Так получилось, что в нашем квартале вообще не было детей нашего возраста, и пока мои ровесники пинали мяч и разбивали коленки во время футбола, я сидел с Кристиной, я вязал браслетики из бисера. Представляю как это по гейски звучит, но из-за того что рядом не было других мальчишек, для меня это было нормой. Единственным мужским занятием, у меня были игры на компьютере, но в то время они были очень слабыми и игры однообразными, сильно оно меня не затягивало, поэтому большую часть времени, я проводил с Кристиной, занимаясь девчачьими делами. Мы играли в дочки матери, рисовали зайчиков, смотрели диснеевские мульты и постоянно помогали ее маме готовить. В детсад я не ходил, и поэтому моя жизнь мне казалось вполне нормальной. Но придя в первый класс, я понял, что сильно отличаюсь от других мальчиков. Настроения играть в карты, войнушку, или тем более драться, у меня не было, из-за чего, я сразу прослыл белой вороной. Да к тому же и Кристина училась со мной в классе, и большую часть времени, по прежнему проводил с ней. Вы знаете, — у нас не было момента, когда мы стали парой, не было первого свидания или первого поцелуя, просто в 15 лет, наши отношения стали чуть ближе, чем раньше и понеслось. Мы так хорошо знали друг друга, что я и представить не мог жизнь без нее. Родители тоже заметили, что наши отношения перешли на новый уровень и провели нас самую стыдную лекцию о контрацептивах. Они думали, что спим мы уже давно, и учить воздержанию нас поздно, но на самом деле, все было далеко не так. Прошел год, за ним еще один. Мы окончили школу, но до сих пор оставались девственниками. Бабушка Кристины вбила ей в мозг, что секс, только после свадьбы и переубедить ее было не возможно, однако что делать мне?

Стоит ли говорить, что отбоя от девушек у меня не было. Я всегда их понимал лучше, чем парней, всегда мог поддержать и помочь, но я всегда был верен Кристине, — она была моей жизнью, моей богиней. Однако подростку, очень сложно контролировать свои гормоны, и даже если вы назовете меня дибилом, — я не буду против, и лишь покиваю головой. Впервые, я изменил Кристине на днюхе у одноклассника, причем в тот момент, она сидела за столом, а я отлучился в туалет, где все и произошло. Любая девушка может свести с ума любого парня, и склонить нас к сексу проще всего, а уж если ты девственник, это проще чем заварить чая. Сам секс продолжался пару минут. Было жутко неудобно, тесно, от девушки пахло алкоголем и табаком, сам секс мне понравился не очень, но само ощущение измены, ощущение чего запретного, было как наркотик, который я не смог выбросить из головы.

Летом 2016 года, мы подали заявление в ЗАГС, свадьбу назначили на 7 октября, сразу после восемнадцатилетия Кристины и тогда в мою голову забралась мысль, которая жутко опьяняла меня. Я хотел переспать с подружкой невесты, прям на свадьбе. Кристина вечно говорила о том, как будет проходить наша брачная ночь, о ее сексуальном белье, о том, что наши узы станут неразрушимыми после брака, но меня опьяняла другая мысль, и что самое странное, — я не чувствовал стыда. К тому времени, я так привык изменять ей везде, где только можно, что уже привык к этому и почему-то был уверен, что даже если она меня поймает, она простит. И в этом я был прав.

Свадьба была скромная, но красивая. Знакомых среди парней у меня так и не завелось, так что большинство гостей на свадьбе были девушки и женщины, все в красивых платьях, с дорогими прическами. Запах их духов и шампуня сводил меня с ума, я просто хотел их всех, и в глазах многих я видел разрешение.

В тот вечер, я потратил все усилия на то, чтобы «накачать» Кристину как можно сильнее. Тост за вечную любовь, за детей, за верность. Я продолжал сыпать обещания, подливая ей все больше и больше, пока в один момент ей не стало плохо, и Кристина ушла в туалет, а затем завалилась на брачное ложе и заснула. Подружку невесты у меня склеить не вышло, какой-то хмырь оказался быстрее меня, но поиск другой, был очень быстрым. Ее звали Настя, двоюродная сестра Кристины. Довольно красивая, хотя и на несколько лет старше. Первый секс прошел в кладовке, и это было ужасно. Даже хуже чем первый раз в туалете. Полная темнота, всюду ведра и тряпки, вонь моющего средства и отравы от крыс. От туда мы вышли недовольные и злые, к тому же пропал страх того, что Кристина нас поймает, ведь моя невеста спит пьяным сном. Тогда мы перебрались в соседнюю с нашей спальню и принялись за дело. У Насти было упругое загорелое тело, от моих прикосновений она покрывалась мурашками, и каждый наш поцелуй отдавался эхом в пустой комнате. Это было божественно. Она постоянно кончала и во время этого пыталась закричать, и мне приходилось закрывать ей рот, но ощущение того что нас в этот момент могут поймать, возбуждал еще сильнее, и мы приступали снова. Все длилось около сорока минут, свадебные хлопоты давали о себе знать, и кончив в последний раз, я разлегся в блаженной улыбке, и в этот момент я почувствовал на себе взгляд, обернулись на окно мы одновременно. Там, в полной темноте стояла Кристина, она смотрела на нас не моргая и не дыша, словно она увидела призрака. Я замер на месте, не в силах пошевелиться, а Настя начала быстро одеваться, прикрывая лицо, хотя было понятно, что моя жена там стоит достаточно давно. Спустя несколько минут, Кристина отошла от окна и исчезла в темноте. Я начал одеваться, но вдруг в голове проскочила мысль что она хочет себя убить и накинув одни брюки я побежал на улицу. Ее не было нигде…

Я бежал несколько кварталов с криками, я заглядывал во все дворы, пусто. На улице полная тишина и только громкая музыка доносилась с нашей свадьбы. А вдруг она зашла с комнату и сейчас там наглотается таблетками? Я бегом помчался назад. Задыхаясь, я попытался открыть дверь, но она была закрыта изнутри, я стал стучать, но из-за громкой музыки меня бы все равно ни кто не услышал, тогда я подбежал к окну…

Гости, сбились в углу и что-то кричали. По всему залу были разбросаны трупы или их части. А в центре комнаты, стояла Кристина, в красивом белом платью, заляпанным кровью внизу. В одной руке у нее был огромный пожарный топор, а в другой, отрубленная голова ее двоюродной сестры. Лица у Кристины и у Насти, были одинокого безжизненны, они обе не моргали, и обе смотрели, не отводя глаз. Только Кристина смотрела на выживших гостей, а Настя на меня. Всего секунду спустя и голова Насти упала на пол, а моя невеста, продолжила рубить гостей… среди них была и ее мать.

Я знаю, что должен был разбить стекло и попытаться спасти выживших, я знал, что должен был ее успокоить, но я просто упал на бетон, и стал плакать.

Кристина открыла дверь, и подала мне руку, не выпуская из второй руки окровавленный топор. Я подал ей руки, она меня подняла и обняла. Крепко, очень крепко. Я разрыдался еще сильнее, и ее лицо, тоже постепенно стало оживать. Она завела меня в комнату, и велела одеваться, сама же, забрала подаренные на свадьбу деньги и обыскала мёртвых родственников. Перед уходом, мы сделал музыку тише, чтоб не тревожить соседей, взяли машину одного из гостей и уехали. Последний год, единственное, что мы делаем, — скрываемся. Полиция обвинила в массовом убийстве меня, и думают, что это я похитил свою жену, — но на самом деле, это не так. Хотя вы и так все слышали. Сейчас мы нашли, более ли менее безопасное место. Кристина первым делом, отправила меня в подвал, и заковала в цепи. Она не хочет, чтобы я снова изменял ей, ну а я, больше бы так все равно, ни когда не поступил. Сексом мы так и не занялись, Кристина сказала, что та свадьба не считается, и на днях мы проведем еще одну, и знаете, после всего случившегося, я еще сильнее жду новую свадьбу, ведь стал любить ее еще сильнее. Вместо золотого кольца, я сплел ей колечко из бисера, и сейчас, я на все готов, чтоб увидеть ее в том сексуальном белье…

Асоциальная месть
Дневник Виталия

Вдохновителем для этого рассказа, был Александр Варго и его книга, «Нечто»! Кто читал, тот поймет

Ночь первая.

Сегодня, мне хотелось ее убить. Так мерзко она еще не поступала. На глазах у всей группы, вылила мне на голову сок, а потом сзади подожгла мне рубашку. Все девчонки громко смеялись, а пацаны подкалывали до конца пар. Как же я ее ненавижу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 324