электронная
144
печатная A5
387
18+
Дома на никакой улице

Бесплатный фрагмент - Дома на никакой улице


4.7
Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-4994-1
электронная
от 144
печатная A5
от 387

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Прозвенел будильник. Депутат Сергей Меньшовский встал с кровати и пошёл чистить зубы до блеска. После этого он в сотый раз за неделю проверил свой парадный костюм — всё в этот день должно быть идеально! Сейчас расскажу, почему…

Дело в том, что полтора года назад в рамках предвыборной «гонки» был принят закон об улучшении жилищных условий в самых отдалённых уголках России. Неподалёку от деревни Подберёзино, самой большой на тот момент российской деревни, с населением около трёх тысяч человек, за речкой, через которую теперь вместо деревянного моста был перекинут железобетонный, построили три пятнадцатиэтажных дома.

От Меньшовского требовалось лишь произнести торжественную речь и перерезать ленточку, но от того, как он это сделает, зависела его репутация, ведь с ними поедет оператор. С кем — с ними? С Меньшовским и его охранником, Михаилом Ивановым. Эта поездка была важным этапом жизни и для Михаила, ведь если Меньшовский сохранит депутатское кресло, то и у Михаила сохранится стабильно высокая зарплата. Итак, Меньшовский оделся и вышел из дома. В аэропорту он встретился с Михаилом и оператором, и теперь они все вместе на личном самолёте Меньшовского полетели в Подберёзино…

Глава 1
Взаперти

Самолёт уже прилетел, и, огороженный высоким забором (для защиты от волков, в избытке наполнявших эту местность), комплекс из трёх небоскрёбов принимал своих будущих обитателей на церемонии открытия. Участники мероприятия собрались в самом центре нового посёлка, в просторном парке вокруг сцены с трибуной, где должен был произносить речь Меньшовский. А за кулисами уже разгорелся спор Меньшовского с оператором, насчёт того, когда надо включать камеру.

— Анатолий! — раздражённо говорил Меньшовский оператору. — Эфир же через десять минут, а вы не подготовились!

— Ну и что? Полно же времени!

— А я говорю — камера должна снимать сразу, как только я выхожу!

— Я тут оператор!

— А я депутат!!! — вскипел Меньшовский. Ему точно не хотелось потерпеть фиаско и потерять депутатский мандат из-за какого-то оператора.

— Вы — слуга народа! А я, в какой-то степени, народ! У нас ещё целых десять минут! — упорствовал Анатолий.

— Вот и займите место, где будет лучше всего видно трибуну! Вы ведь понимаете, что вознаграждение, которое вы получите сегодня, будет зависеть от меня!

— Тридцать.

— Да вы с ума сошли!!! Тридцать тысяч за какую-то съёмку!

— Не за съёмку, а за то, чтобы я уже занял своё место.

— У-у-у… Да я вижу, вы — настоящий идиот!

— Неправильно видите, — сказал Анатолий, злобно посмотрев на Меньшовского.

— Хорошо. Ваша безумная просьба будет выполнена. К сожалению… Вы всё получите, как только мы закончим церемонию, — ответил Меньшовский.

— Ладно. Я пойду.

Анатолий вынес камеру и установил её позади всей толпы.

— Вот так… Теперь увеличим…

Трибуна в объективе увеличилась, и всё стало как надо. Анатолий позвонил Меньшовскому.

— Всё, через две минуты можете выходить.

— Хорошо, я готов.

Толя (будем теперь так его звать) подошёл к толпе и вытащил оттуда мужичка.

— Мужик, хочешь заработать?

— Отчего бы и нет, если дело нехитрое…

— Всё очень просто. Когда этот, который выйдет, уйдёт, ты нажмёшь вот на эту кнопочку. Понятно?

— Понятно.

— Сейчас нажму я…

Толя нажал на кнопку включения. Камера пикнула и стала снимать. Мужичок вздрогнул.

— А… Это… Как это…

— Не буду объяснять, но ничему не удивляйся и не забывай об обязанности.

— Не забуду!

И тут выступление Меньшовского началось…

— Дорогие подберёзиновцы! Раньше у вас были избы, продуваемые ветром и заливаемые дождём… Поднимите руки те, у кого кто-то из близких пострадал от волков.

Руки подняли больше половины присутствующих.

— Но! Этому всему пришёл конец! Ваши дома теперь не горят, не протекают и не продуваются! Жаль, что смогли прийти всего сто человек, но наши небоскрёбы вместят вас всех, и даже останется несколько десятков квартир. Так сказать, на вырост. И самое главное! Как вы уже заметили, этот комплекс оградили от волков плотными железными решётками! Теперь вы никогда не будете бояться отпускать ваших детей на прогулку! Для весёлого досуга у вас теперь есть три бассейна и уникальный аттракцион. Ну а если понадобится выйти из комплекса и позаниматься садоводством и огородничеством, то двери будут открываться для всех! Всех, кто предъявит карту-пропуск специальному роботу. Достаточно будет лишь приложить к нему карточку, и робот моментально откроет вам дверь! Скажите, здорово?

В толпе деревенских жителей раздались звуки удивления и радости. Хотя любой городской мальчишка с ранних лет привык к электронным ключам или карточкам. Меньшовский продолжал объяснять:

— Карты-пропуска будут выдаваться в размере двух штук на семью. Скоро приедет грузовик с карточками, и вам всем их раздадут…

Он продолжал говорить о преимуществах жизни в современном мире, сделал «прямую линию» с посетителями, которые задавали самые разные вопросы: от «Как подниматься на верхние этажи?», до «В туалет спускаться во двор или свой будет?». А под конец своей речи Меньшовский с радостью поведал о сюрпризе, который ожидает новосёлов в их новых уютных квартирах: это полностью оборудованные кухни и комнаты.

Тем временем Толя получил у Михаила свои тридцать тысяч и, посвистывая, направился к мужику. Того на месте не оказалось.

— Вот ведь…

Теперь Толя побежал. К его счастью, камера была включена.

— Уф… Повезло мне. Найду этого потом!

Выступление закончилось, и Меньшовский ушёл за кулисы. Через несколько минут предстояло разрезание ленточки. Толя присел под деревом и стал дышать свежим воздухом. Но тут сверху что-то капнуло…

— Это ещё что?! — недоумённо вскрикнул Толя.

Капнуло ещё раз. Это была липкая красная субстанция.

— Да что за шутки?! — взревел он и посмотрел наверх. Капля попала ему прямо на лицо. Но он этого не заметил. Его внимание было приковано к человеческому трупу, висящему на ветке. На груди у трупа была табличка:

«У вас четыре дня до смерти».

— Это… А-а-а!!! Люди!!!

И Толя побежал к сцене, а тем временем с другого дерева за ним очень пристально наблюдали…

Меньшовский и Михаил услышали крики и направились к Толе. Тот с ужасом рассказал им про всё, что видел.

— Ничего не понимаю, — сказал Меньшовский. — Веди же нас к этому «чуду», в которое с трудом верится…

— Вон на том дереве! Я не вру!

И все пошли к дереву, не подозревая, что это ещё цветочки, ягодки будут потом…

— Вот он…

Меньшовский и Михаил уставились на ветку дерева, на которой ничего не было.

— И… Где?

Толя поднял голову. Трупа не было.

— Но… Вот! На ветке осталась кровь!

И, действительно, несколько красных пятен осталось на ветке.

— Это ещё не доказательство. Тем более, может, это краска?..

— Ой! Что это?! — вздрогнул Михаил.

В нескольких метрах от них из земли торчала палка, а на ней был телевизор. Но вздрогнул Михаил не поэтому. Дело в том, что телевизор заработал… На экране появился окровавленный человек, подвешенный на верёвочках.

— Вот! Что я говорил?! Немедленно вызывайте полицию!

И тут телевизор заработал.

— Здравствуйте!

Человек на экране задвигался за счёт верёвочек и не открывал рот, значит, говорил тот, кто снимал.

— Как уже известно одному из вас, я даю вам четыре дня до смерти!

Голос звучал очень зловеще.

— Итак, я с вами сыграю. Вы должны искать, а я буду прятать. Сначала я хотел дать вам четыре дня и открытые ворота, но из-за вашего намерения вызвать полицию я усложняю правила! Даю четыре дня и закрытые ворота! Вам удастся отсюда выбраться, если вы найдёте бомбу. Я хотел спрятать одну, чтобы взорвать один из трёх домов, но вы меня вынудили изменить замысел. Я прячу по три бомбы в каждом небоскрёбе! Но сначала вы разгадаете подсказки. В этом и заключается игра… Их будет четыре. Воздушная, земляная, водяная и огненная. Они будут идти именно в том порядке, в котором я продиктовал, и каждая подсказка будет подсказывать, где искать следующую. Напоминаю, шансы выжить при падении небоскрёбов будут нулевыми, а нахождение любой подсказки будет смертельно опасным! Удачного квеста! Даю первую подсказку!

На экране появились слова:

«Коль сверху посмотреть не побоишься, то узнаешь».

— Это… Что было? — недоумевал Михаил.

— По ходу, мы взаперти… И, да, нам же дали очень понятную подсказку — посмотри с крыши небоскрёба! — сразу догадался Анатолий.

Глава 2
Воздушная подсказка

— Это так, но, Михаил, вы-то должны были понять — это всё розыгрыш! Лучше идёмте снимем, как я перережу ленточку! — Меньшовский не захотел верить в слова неизвестного голоса.

— Ах, розыгрыш?! — Толя аж покраснел от гнева. — Да буквально на наших глазах человека убили, а вы говорите, розыгрыш?!

— Именно. Мы же не заперты!

— Давайте проверим!

Меньшовский обернулся и сказал:

— Только ради вас.

Меньшовский, Толя и Михаил пошли к воротам.

— Ну? Что я говорил? Не заперта! Я ведь могу её просто открыть…

Меньшовский легонько толкнул дверь. Дверь же не пошевелилась. Тогда Меньшовский толкнул посильнее. Дверь не отворилась. Тогда Меньшовский поднатужился и всем своим весом толкнул дверь! Никакого результата это не принесло.

— Но… Нет… Быть не может… — оценил он ситуацию.

— А я что говорил! Бегом на крышу небоскрёба! Нам же надо отсюда выбраться! — Толя обрадовался, что теперь он не один всё знает.

— Вы как мальчишка, ей-богу. Кто нас тут запрёт? Тем более, тут ещё сто человек!

— Сто человек ушли! У них было время только на торжественную речь. Перерезание ленточки на компьютере подкорректируют в редакторе «Довольная толпа».

— Почему я об этом узнаю только сейчас?!

— Ну я так знаю, что у вас ВСЕГДА так. Сначала, значит, за, а потом уже…

— Миф!!!

Но тут в разговор вмешался Михаил:

— Товарищи! Вы все видите разное, но нас-то ТРОЕ. Давайте считать правдой то, что понял я.

Толя и Меньшовский посмотрели на него.

— И… Что же вы видите, Михаил?

— Я вижу, что нас действительно заперли, и надо взобраться на крышу небоскрёба.

Меньшовский насупился.

— Вы… Надеюсь… Понимаете… Что…

— Я отлично всё понимаю! Вы будете обязаны мне жизнью. Но пока мы с Толиком пойдём на крышу. А то страшно как-то.

С Меньшовским никто никогда так не обращался. От возмущения он просто не знал, что сказать.

— И, кстати, — встрял в разговор Толя, — очень вероятно, что этот ненормальный нападает только на одиноко стоящих. На нас с Мишкой никто не осмелится напасть, но очень, даже очень вероятно, что скоро на тех верёвках будете висеть ВЫ.

Меньшовский поёжился. Это была самая безрадостная перспектива в его жизни.

— Хорошо, я пойду с вами!

— Так бы сразу. Идёмте.

И все отправились к ближайшему небоскрёбу, а в тот момент за ними всё ещё очень пристально наблюдали…

— Я лично не понимаю, — рассуждал вслух Меньшовский, — какая опасность в поднятии на пятнадцатый этаж? Или задания будут усложняться? Лично мне во всё это с трудом верится…

— Вот только не надо сравнивать обычное поднятие и такое! Это же как… квест. Вы когда-нибудь проходили квесты? — подал голос Толя.

— Да! И квесты-страшилки, и реалити-квесты, и многие другие!

— Так вот, представьте, что это мега-реалити квест. С вероятностью смерти.

— Товарищи, мне лично вот что интересно, — заговорил Михаил. — Здесь есть интернет?

— Зачем?!

— Ну не в игры же играть! Для дела.

— И как это поможет?

— Поищем информацию о сбежавших преступниках и сумасшедших, да, в конце концов, выйдем в сеть и сообщим.

Все просияли. А вдруг этот ненормальный не учёл такой возможности?

— Вот и хорошо! На первом этаже должен быть! Кстати, мы пришли.

Все трое стояли перед дверью подъезда огромной пятнадцатиэтажной высотки.

— Так, кто взял телефон? Мой просто отсюда никуда не дозвонится, — с непомерной радостью сообщил Михаил.

— Эм… Мой тоже никуда не дозвонится, связь пропала, — признался Толя, достав из кармана кнопочный.

— Ха-ха! Мой дозвонится! — воскликнул Меньшовский и достал из кармана свой телефон.

— Это же…

— Согласен! Вам такой только снился! — загордился своим положением Меньшовский.

— Да… Снилось…

— Итак!..

Меньшовский включил телефон, посмотрел в правый верхний угол и с ужасом выключил питание.

— Ноль процентов…

— Что?!

Повисла тишина. Все вошли в фойе и присели на диван. Всем стало понятно, что квест всё-таки придётся проходить…

— Я… Просто зарядить забыл…

— Что ж, обычная мелочь, не сделанная вами, может погубить сразу троих… — подытожил Михаил.

Через пять минут:

— Да что мы?! Не пройдём этот квест, что ли?! — внезапно вскочил Толя. — Не мужики, что ли?! Кто в армии служил?

— Ну я… — сказал Михаил.

— Как хорошо, что не я один!!! Нам четыре дня, может, жить осталось!

— Ну и что вы предлагаете? Выполнять этот дурацкий квест? — подал голос Меньшовский.

— Придётся. Лично мы с Михаилом не видим другого выхода. Правда?

— Да.

Меньшовский с кислым выражением лица встал с дивана и направился к лифту.

— Вы куда?..

— К лифту. Не понятно, что ли?

— Вы что! Это же очень опасно! По крайней мере, в этой ситуации.

— А вы, значит, думаете, что этот ненормальный знает каждое наше движение?

— Да мы ничего о нём не знаем!

— Вы можете делать, что хотите, а я на пятнадцатый этаж без лифта не поднимусь!

Меньшовский вызвал лифт и вошёл в кабину. Позже он поймёт, что это было большой ошибкой…

— Ну и ладно! И без него справимся. Пошли.

И Толя с Михаилом сделали самое немыслимое для современного человека — пошли на пятнадцатый этаж без лифта…

Меньшовский стоял в лифте и, как ни странно, жалел, что не послушал других. Всё время ему казалось, что вот-вот изо всех щелей польёт ядовитый газ, внезапно начнётся возгорание или произойдёт взрыв.

— Надо… Быть… Добрее… Надо… Быть… Добрее… — шептал он, находясь в лифте.

Тем временем где-то далеко палец в белой перчатке нажал кнопку на пульте…

Лифт заскрежетал.

— Ой! — вскрикнул Меньшовский.

Лифт замедлялся и замедлялся. Через три секунды он просто встал. Несколько секунд Меньшовский даже не дышал.

Где-то далеко палец в белой перчатке нажал вторую кнопку.

Лифт медленно пополз вниз.

— Э… Э!

Тут палец нажал третью кнопку!

Лифт начал разгоняться. Через секунду он буквально летел вниз под крики Меньшовского. Тот же смог сделать только одно: подпрыгнуть. Это спасло ему жизнь…

Дело в том, что, когда лифт упал в подвал и стукнулся об пол, Меньшовский находился в прыжке, и удар на него не распространился. Лифт перевернулся дверями вверх и, немного проехав по подвалу, остановился. Меньшовский с невероятным усилием открыл двери изнутри. Из лифта повалил пар, и вылез Меньшовский.

— Уф… Надо… Обращать внимание на чужое мнение… — простонал Меньшовский, отряхивая еще совсем недавно чистейший костюм.

— Согласен… Ты выжил… Я до сих пор не понял как, но выжил…

Меньшовский обернулся. Сзади стоял человек в белых перчатках и улыбался.

— З-з-здравствуйте… Вы кто?

— Не узнал меня? А так: «Я очень люблю играть в бомбы»?

Меньшовский с ужасом узнал голос из телевизора…

— Э! Не-не-не! Погоди!

— Жду.

— Зачем тебе это всё? Зачем?

На лицо неизвестного была надвинута чёрная шляпа, и видно было только ухмылку.

— Узнаешь… Если доживёшь!.. Но сейчас я могу сказать свой… Псевдоним. Зови меня К… Кукловод. Есть и ещё доступная для тебя информация… Среди твоих друзей ходит слух, что я нападаю только на одиноко стоящих. Это ложь!

— А чем докажешь?

— Гляди…

Кукловод достал пистолет и нож.

— Не боись. Ты первым не будешь. Ты крут, толстяк.

— Во мне всего девяносто!

— Во мне шестьдесят пять. Пока, толстяк.

Меньшовский не успел ничего ответить. Кукловод достал белый пульт, нажал кнопку и… улетел.

Тем временем…

— Мы доползём!.. Доползём…

Толя и Михаил буквально ползли до двери на крышу. Толя уже лёг на ступеньки.

— Я… Не могу… К такому не готовят…

— Вот я сейчас дойду, а ты будешь всю жизнь себя корить!

— Хотя бы не сдохну от жажды!

— Так ты пить хочешь! Лови!

По ступенькам покатилась фляжка.

— Поймал!

Толя глотнул и улыбнулся.

— Другое дело!

Они сделали последний рывок наверх и выползли на крышу.

— Ну, наконец-то! Я так долго этого ждал!

— Пошли уже эту подсказку искать!

— Погоди, дай хоть отдышаться.

Толя и Михаил присели на крыше и несколько минут отдыхали. Они даже не заметили, что Меньшовского до сих пор с ними нет. А в это время Меньшовский вылез из шахты лифта, посмотрел на лестницу на пятнадцатый этаж, перекрестился и пошёл вверх, размышляя о том, как бы извиниться перед Толей и Михаилом, ведь они пытались спасти его от смерти, а в ответ получили лишь грубость.

Меньшовский дошёл до пятнадцатого этажа и вылез на крышу.

— Ребята, я пришёл!

— О, это вы… — очнулся от отдыха Толя.

— Здравствуйте! А почему так долго? И почему вы… в таком виде? Что-то случилось? — заинтересовался Михаил.

— Мишка! На эти четыре дня запомни: мы все равны в сложившейся ситуации! — сказал Меньшовский.

— Товарищ Меньшовский, что с вами? — спросил Михаил.

— Потом расскажу. Давайте найдём эту подсказку.

Тут Толя поднялся на ноги и сказал:

— Это, конечно, хорошо бы… Но… Кто будет смотреть-то?

— А давайте по жребию! Возьмём три соломинки…

— Позволь поинтересоваться, где ты на железобетонной крыше найдёшь соломинки?

— Друзья, тогда надо по считалке! — придумал Меньшовский.

— Да что мы, цивилизованные, взрослые люди не найдём другого способа выбора, кроме детской считалки?! Да над нами все смеяться будут!

— Погоди. Ты вот, когда выберешься, будешь об этом рассказывать?

— Нет! Я же не дурак!

— Я тоже не буду. А ты, Мишка?

— Ни за что.

— Вот и отлично! Кто считает?

— Ты.

— Согласен. А кто знает считалки какие-нибудь?

— Я, — сказал Михаил.

— Вот, ты и считай!

— Ка-ти-лась-ман-да-рин-ка-по-и-ме-ни-И-рин-ка… В шко-лу-не-хо-ди-ла. Двой-ку-по-лу-чи-ла. А-ког-да-по-шла-гу-лять… По-лу-чи-ла-циф-ру-пять. Э-та-циф-ра-не-мо-я, а-чу-жо-го-ко-ро-ля. А-ко-роль-си-дел-на-лав-ке-и-же-вал-сво-и-ко-зяв-ки…

— А получше считалочки нет? Я знаю, там дальше будет хуже, — сказал Толя.

— Не перебивай! Е-му-да-ли-по-баш-ке, он-у-е-хал-на-горш-ке. Е-му-да-ли-е-щё-раз, он-у-е-хал-в-у-ни-таз.

— Товарищ Меньшовский, Вы!

— Но… Как…

— Всё! Это честно! Идите к краю!

Меньшовский медленно стал приближаться к краю крыши.

— Ползком! Лучше ползком!

Меньшовский лёг и пополз. До края крыши оставался всего метр… Меньшовский начал вспоминать всё хорошее, что было в его жизни, дабы отогнать страх. Казалось бы, встреча в тёмном подвале с ненормальным, вооружённым пистолетом и ножом, имеющим в руках пульт, с помощью которого можно управлять всем, что происходит внутри небоскрёбов — самое страшное, но в тот момент страха у Меньшовского не было. Наверное, потому что тогда он не знал, что идёт на смерть, а сейчас он ясно понимал, что одно неверное движение, и… Итак, Меньшовский пытался вспомнить что-нибудь светлое из своей жизни, что-нибудь, чем можно будет гордиться даже там, на небесах. Но за эти напряжённые тридцать секунд Меньшовский не вспомнил ничего такого. И тут он с ужасом понял, что таких моментов у него просто НЕ БЫЛО… Всю жизнь он пытался набить желудок и карманы. Когда до края крыши стало возможным дотянуться рукой, он внезапно осознал, что лучше бы он не был богатым и значимым, но с семьёй: с матерью, с отцом, с братьями и сёстрами, детьми и остальными не менее важными родственниками. Меньшовский вдруг почувствовал, что его руки свободно свисают с крыши, и немного подобрал их к себе. Теперь он стал всматриваться вниз, на большущую зелёную поляну с площадкой. И тут…

— Ребят, я вижу! Тут какие-то… Знаки! Прямо на лужайке!

— Отлично! — сказал Толя. — Сейчас я дам вам камеру, и вы всё сфотографируете! Протяните назад руку! Вы главное, держитесь!

— Да я-то держусь…

Толя подполз к нему и положил камеру в его руку. Меньшовский вытянул руку вперёд и стал фотографировать.

— Всё! Я всё сфотографировал! Тащите меня!

— Миш, ты знаешь, что делать.

— А почему я?

— Я такое… Эм… Тело… Не оттащу.

— Ладно.

Михаил подошёл к Меньшовскому и потянул его за ноги. Через несколько секунд Меньшовский был уже далеко от края.

Глава 3
Земляная подсказка

Меньшовский, Толя и Михаил сидели на стульях, которые предварительно вынесли на сцену. Меньшовскому очень хотелось поведать о своём «Героическом подвиге в подвале», но Михаил и Толя были заняты распечаткой и расшифровкой снимков. Толя печатал, Михаил расшифровывал. Вскоре был распечатан последний снимок, и теперь они оба занялись расшифровкой.

— Так. Это буквы, мы уже разобрались. Только шесть цифр.

— Да.

— Они расположены так, что нельзя составить ни одного слова.

— А я понял, что это за цифры! Это координаты. Видишь, они поставлены так: 5,8; 8,7; 6,3.

— Согласен, но… Где же искать эти координаты? Тем более, почему их три?

— Ладно, выясним потом. Давай про буквы.

— Во-первых, назови мне их порядок. Во-вторых, лучше напиши. Вот листок.

— Отлично…

И Михаил стал рисовать на бумаге. Вот что получилось:

«Гь общмй рёсгфя рпетлбилф, рпиесбгмая. Гупсфя рпетлбилф гь обкежуё рп лппсейобубн шжсоп-вёмьц лгбесбупг 5,8; 8,7; 6,3. Рпетлбилй об йц щёац. Фебшопдп лгётуб»

Михаил остановился и посмотрел на Толю.

— Ну? Какие варианты?

— Не надейся. Я из этого только координаты понял.

— Лично мне вот кажется, что это какой-то шифр.

— Да это и так понятно! Надо понять, какой шифр.

Тут к ним подошёл Меньшовский.

— Друзья, я тут ходил к тому телевизору, и знаете, что нашёл? Бумажку с кроссвордом! Вот она.

Толя взял в руки кусок бумаги, на котором было что-то написано. Вот что именно:

«Ответ — вид шифра.

Один по горизонтали: великий римский полководец, 6 букв.

Один по вертикали: когда слово частью остаётся на одной строчке, а частью на следующей, 7 букв.

Два по горизонтали: перед двойкой, 4 буквы.

Два по вертикали: движение дальше, 6 букв».

— Ну? Кто у нас самый дедушка? — спросил Меньшовский.

— Я понял все ответы, но никакой связи не нахожу. Цезарь, перенос, один, вперёд, — перечислил ответы Толя.

— Я тоже ничего не понимаю, — сказал Михаил.

— А!!! Я знаю!!! А вы просто…

Толя и Михаил вопросительно посмотрели на Меньшовского.

— Кто?

— Молодцы! Я бы ни за что не разгадал кроссворд! Итак, хотите узнать разгадку?

— Почему бы нет.

— Шифр называется шифр Цезаря! Там все буквы в тексте переносятся на одну вперёд. А это Б, Б это В, В это Г и так далее. К примеру, квест — лгёту. Понятно?

— Точно… Давайте же переводить!

Вот что у них получилось:

«Вы нашли первую подсказку, поздравляю. Вторую подсказку вы найдёте по координатам чёрно-белых квадратов 5,8; 8,7; 6,3. Подсказки на их шеях. Удачного квеста».

— Час от часу не легче! Вы видели тут какие-нибудь чёрно-белые квадраты? Лично я — нет.

— Товарищ Меньшовский! Ну как же так можно-то, а? Тут же, наверняка, есть гигантские шахматы! — сказал Толя.

— Что? А почему я об этом узнаю только сейчас?!

— Этот вопрос уже обсуждался. Идёмте к плану комплекса.

— А чего идти-то? Вон он. Ой, нету…

Все трое стремглав понеслись к тому месту, где должен был висеть план комплекса, но на доске была лишь красная надпись:

«Придётся поиграть и в следопытов! Не самая любимая моя игра, но тоже ничего. Для начала поищите внизу».

Тут Михаил услышал какой-то скрежет и обернулся. На ветке дерева висели шесть арбалетов, готовых к выстрелу. И только резинка на каждом из них дала Толе, Михаилу и Меньшовскому шанс.

— ЛОЖИСЬ! — крикнул Михаил и повалил всех на землю.

Шесть огромных стрел вылетели из арбалетов и впились в доску. Когда вся тройка поднялась, они увидели, что стрелы арбалетов образовали ехидную улыбочку.

— Друзья, теперь я просто обязан вам рассказать, почему пришёл позже всех.

И Меньшовский рассказал Толе и Михаилу, как он доблестно сражался отломанной трубой против противника, вооружённого пистолетом, как противнику еле удалось сбежать, как он, Меньшовский, догонял его, но, к сожалению, в последнюю секунду противник, назвавшийся «кукловодом», улетел на реактивном ранце. Всё это была неправда, но если бы был выбор: все считают, что вы совершили подвиг, или все считают, что вам просто повезло остаться в живых, то что бы вы выбрали?.. Я про то же.

— Всё понятно. Это точно ненормальный. Раньше я сомневался. Но нет, наёмник бы вас сразу прибил, — сказал Толя.

— А я до такого даже не додумался… Ладно.

— Друзья, надо сосредоточиться на поиске гигантских шахмат! Если вы не забыли, от этого зависит, как скоро мы отсюда выберемся, — сказал Михаил.

— Точно. Заболтались. Идёмте поскорее, а то вдруг ещё арбалеты есть?..

И все трое отправились на поиски. Во все углы заглядывали, все самые тёмные места облазили, но шахмат не нашли. Наверное, комплекс был слишком большой или гигантские шахматы слишком маленькими.

Приближалась ночь. Где-то слышались раскаты грома — приближался ливень. И вот Меньшовский, Толя и Михаил шли к небоскрёбам с очень печальными лицами.

— Товарищ Меньшовский, где же мы будем спать? Кажется, дождь собирается…

— Ничего, Миш, что-нибудь придумаем, — ответил Меньшовский.

— А вы не думали… взломать какую-нибудь дверь в небоскрёбе?

— Как? У тебя что, есть такой опыт?

— У меня-то нет, но вдруг… — сказал Толя.

— Я знал, что это когда-нибудь откроется, — сказал Михаил. — Я умею открывать любые двери. Идёмте за мной.

Толя и Меньшовский ничего не поняли, но поплелись к небоскрёбам. Когда они вошли внутрь и поднялись на второй этаж, Михаил попросил какую-нибудь палочку.

— Вот. Она у меня в волосах запуталась, когда в терновнике искали.

— Терновая… достаточно крепкая. Дай сюда.

Михаил взял палочку и сунул прямо в скважину.

— Теперь вторую.

Толя дал и вторую. Михаил и её тоже задвинул в скважину.

— Третью.

Толя нашёл и третью. Её тоже постигла участь двух предыдущих палочек.

— Теперь твою камеру.

— А её-то зачем?

— Надо.

Толя отдал Михаилу и камеру.

— Теперь отойдите.

Меньшовский и Толя отошли. Михаил замахнулся и со всей силы ударил камерой по замку! Замок продавился внутрь, и Михаил открыл дверь.

— Вот так.

— С помощью трёх деревянных палочек?! Миша, да ты же мог меня ограбить уже сто раз! — сказал Меньшовский, очень удивившись возможностям Михаила.

— Да, мог. Но не хотел.

— Миш, а как ты это сделал? — поинтересовался Толя.

— Главное — запихнуть их под нужным углом. Заходите.

Толя и Меньшовский вошли в открытую квартиру. Михаил включил свет. Квартира была четырёхкомнатная, с лоджией и балконом. Холодильник был пуст, что очень омрачило мысли всех троих, ведь они не ели с самого утра. На балконе были только метёлки, их нашёл Михаил, но вот с кухней им повезло больше.

— Ребят, ножи!!!

— Класс! Аж какое-то чувство защищённости пришло! — воскликнул Меньшовский.

— Да. Мне, чур, этот.

— А мне этот, — сказал пришедший с балкона Михаил.

— Держи.

— Спасибо.

— Вот бы мне в такой жить… — мечтательно сказал Толя, оглядываясь по сторонам. — Такие и в городе редко встретишь, а тут, наверное, каждая пятая!

— Не получится, комплекс рассчитан строго на столько, сколько людей в деревне.

— Но ведь того мужика на верёвочках уже нет! Так что одна квартира освобождается, и я перееду сюда!

— Эх, выберись для начала, — скептически заметил Меньшовский.

— Да… Но это единственная загвоздка, других нет.

И Толя пошёл искать что-нибудь кроме ножей. Сначала он вошёл в залу и включил лампочку. Не стоило…

Люстра взорвалась, из розетки вылетела молния, а телевизор упал и взорвался, как люстра!

Толю сразу выбросило в открытую межкомнатную дверь, которую он по случайности не закрыл. Несколько минут он лежал без сознания, а когда очнулся, то уже сидел в кресле на кухне под наблюдением Меньшовского и Михаила.

— Живой?

— Живой…

— ФУХ… — вздохнули они хором, и сели на стулья, которые стояли возле стола.

— Ребят, что со мной было?

— Тебя отбросило к стене, и ты отключился. К счастью, не навсегда.

— Теперь мы хотим узнать все подробности. Рассказывай.

— Ну, значит так: захожу я в эту залу, включаю свет… Дальше такой «Бу-бух». И всё.

— Понятно… Всё лучше, чем могло быть, — сказал Меньшовский.

— Не понял… А как могло быть?!

— Теперь мы знаем, что этот «Кукловод» управляет лишь электрическими процессами внутри дома. Это означает, что на улице мы в полной безопасности.

— Да, и это говорит тот, кого сегодня днём чуть не застрелили из арбалетов, висящих на дереве, — сказал Михаил.

— Это… не считалось.

— Друзья… — начал Толя, — а ведь он мог проследить, в какой квартире был взрыв…

Меньшовский похолодел.

— И он может…

— Уже сейчас идти сюда!!! — закончил мысль Михаил. — Хватайте ножики!

У Михаила был нож для мяса, у Толи — для хлеба, а у Меньшовского — для сыра.

— Дежурим по двое, один спит. Толя, мы — первые.

Меньшовский прилёг на диван и уснул. Столько потрясений и угроз для жизни у него никогда не было в один день. Михаил дежурил у двери, точнее, у дверного проёма, ведь дверь без замка — не дверь, а Толя дежурил у окна.

На следующий день Толя встал (последними дежурили Михаил и Меньшовский) и увидел, что никого рядом нет. Он очень испугался. Не приходил ли Кукловод? Хотя, если бы приходил, то убил бы всех… Но он ведь ненормальный, так что это очень осложнило дальнейший ход мыслей Толи. Никогда не знаешь, что от таких, как этот Кукловод, ожидать. Толя решил выйти на улицу и поискать Меньшовского и Михаила там. Разумеется, взяв свой хлебный нож, хотя это мало бы помогло при встрече с Кукловодом лицом к лицу.

И вот шёл он вдоль дома, прижимаясь к стене, на сером ведь серое не видно. Вчера на Толе была чистая, глаженая белая рубашка, но после всего, что было вчера…

И тут он услышал голоса и какой-то грохот, доносившийся из парка, где была сцена, с которой ещё вчера вещал ничего не подозревающий Меньшовский.

Толя пошёл на цыпочках к сцене. Распознав голоса Меньшовского и Михаила, он облегчённо вздохнул и направился дальше обычным шагом. Когда Толя уже поднялся на сцену, то ему предстала ужасающая картина за кулисами…

Всякие шкафчики, полочки, стулья, даже тот принтер, случайно оказавшийся здесь и на котором вчера печатались фотографии — всё валялось, а в самой середине этого хлама сидели Меньшовский и Михаил и как будто искали сокровища. Тут Меньшовский отвлёкся, посмотрел на Толю и сказал:

— О, проснулся! Иди, помогай!

— А… что вы ищете? И… да, как вы могли оставить меня одного, там?! Кукловод мог просто зайти и убить меня! Я чуть не сдох от страха!

Но его слова никто не расслышал.

— Нашёлся!!! — завопил Михаил. — Радость-то какая!!!

— Нашёл? Ну молодец!

— Чего вы там нашли??? — заинтересовался Толя.

— Вот! Это мой пистолет и патроны! — сказал Михаил.

И Михаил с гордостью показал Толе пистолет и ленту с патронами.

— Так… У тебя это было, и ты молчал?! — удивился Толя.

Михаил начал надевать ленту через плечо и сказал:

— Да я только недавно вспомнил! Было это так. Сидим мы, значит, тебя караулим, а товарищ Меньшовский и говорит: «Жаль, что твоего пистолета с нами нет». А я такой: «Как же нет?.. Я его за кулисами выложил вместе с лентой!» И мы такие друг на друга посмотрели… И, как пули, понеслись сюда, пистолет искать. Вот, нашли!

— Да! Нам очень-очень повезло! Теперь даже не так страшно! И ножи, и пистолет!..

— Я не понял. Мы что, Кукловода убить собираемся?! — спросил Толя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 387