электронная
230
печатная A5
475
16+
Дом моей «мечты», или Ничего не теряется

Бесплатный фрагмент - Дом моей «мечты», или Ничего не теряется


5
Объем:
298 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-4517-3
электронная
от 230
печатная A5
от 475

Все описанные ниже события и действующие лица, являются вымышленными. Любые совпадения случайны.

I left Lawrence, Kansas

At the age of seventeen

To chase down my own version

Of the American dream…

Cowboy boots, a tie-dye dress

In Mom’s old mini-van:

If a girl like me can do it, sister

I believe anybody can. (Sarah Buxton)

Я стояла, облокотившись на раковину и смотрела на себя в зеркало. Потёкшая тушь, осталась на щеках чёрными дорожками, а печальное выражение глаз, делало меня похожей на очередную неудачницу, которую её второе я призывало наконец сдаться, и не морочить голову ни себе, ни другим. Помада была размазана, а застывшая на лице гримаса, больше напоминала улыбку Джокера, нежели разочаровавшейся девушки.

Проведя рукой по лицу, я глубоко вздохнула и достала из висевшей на плече сумки косметичку. Приведя себя более или менее в порядок, поплелась в сторону выхода. Уже покидая знание, я встретила тех, кто ещё ожидал своей очереди.

«Кто знает, может им повезёт больше, чем мне,» — подумала я, садясь в раскалённую на солнце машину. Включенный на всю мощность кондиционер не спасал от удушающей жары.

Август в Лос-Анджелесе один из самых жарких месяцев, и принципе, давно пора к этому привыкнуть, но вот уже много лет подряд, воспринимать это как данность, у меня не получается. Мне ближе умеренная жара со сменяющими друг друга сезонами.

Я выросла в городе Сидней, находящемся практически на границе двух штатов: Небраски и Колорадо. Крохотный городок, жители которого бедны, как церковные крысы. Из воспоминаний своего детства я могу припомнить разве что бескрайние поля и нескончаемые стада коров. Говядина, наращивающая себе вкусные питательные прослойки, чтобы вскорости оказаться на вашем столе. Да, да. Стейк в Небраске самый вкусный, это знает каждый.

Я возненавидела этот штат ещё будучи ребёнком. Когда ты видишь по телевизору красивую жизнь, то тебе хочется туда. Лос-Анджелес или Нью Йорк, красивые и сладкие города с ароматом парфюма, дорогого алкоголя и табака. Не имело большого значения, в какой из них я отправлюсь, главное, чтобы не оставаться в Сиднее, насквозь пропахшем коровьим дерьмом и скошенной травой.

В пятнадцать я получила свою первую работу, освободилось место в местной забегаловке. А так как работа в нашем городишке была на вес золота, я, не раздумывая согласилась. Нет, это было не место официантки, мне предстояло всего лишь мыть посуду и полы, но я была и этому несказанно рада. Половину зарплаты я отдавала матери, половину откладывала. Никаких трат на шмотки или развлечения. Я копила деньги на мечту. Мать мало верила в то, что из моей мечты выйдет толк, может потому, что её грёзы о красивой жизни так и не воплотились в реальность.

Отчим Джим умер, когда мне исполнилось тринадцать и матери пришлось очень тяжело. Оказалось, что он оставил после себя кучу долгов, и его дом ушёл с молотка на погашение задолженности. Мы перебрались в съёмную квартирку на окраине в не самом хорошем районе, и мать с горя стала прикладываться к бутылке. Может потому она и не верила ни в меня, ни в мою мечту. А со всеми остальными, я своим сокровенным не делилась. Какой смысл? Если единственная родная душа считает тебя фантазёркой и выдумщицей, что тогда подумают чужие?

Моя мать родилась и выросла в России, где-то под Саратовом. Я, кстати, родилась там же. В Америку она привезла меня трёхгодовалой, и из своей жизни в России я ничего не помню. Правда один раз мне всё-таки удалось там побывать, тогда ещё была жива моя бабушка, подарившая мне кольцо, которое я ношу по сей день. Но ту поездку я вспоминаю с содроганием и ужасом. Мне тогда было двенадцать, и я представляла Россию какой-то сказочной заснеженной страной. На самом же деле малая родина моей матери, оказалась хуже нашей дыры в Небраске. Вместо дорог я запомнила что-то больше похожее на партизанские тропы. Там были не дыры в асфальте, а куски асфальта между дыр. Дома с удобствами во дворе, отсутствие не только газа, но и воды, за ней люди ходили к колодцу. Жильё отапливалось дровами или углём. А машины для местных были запредельной мечтой. Пьяные на улицах встречались чаще, чем трезвые. И их загул начинался сразу же, как только они просыпались. Пили местные алконавты, всё что горит. Именно тогда я узнала, что такое самогон и брага. Тогда же я увидела своего отца, который в свои тридцать с небольшим, выглядел как замшелый спившийся старик.

После этой встречи я стала уважать отчима, который в свои пятьдесят два, выглядел значительно моложе моего вечно пьющего биологического папочки. Побывав там, я поняла, почему мама грезила заграничной жизнью, и как только подвернулась возможность, уехала в США к Джиму, за которого вышла замуж. После той поездки я осознала, что мне очень повезло, что я жила в заднице под названием Сидней. У меня была возможность, при желании круто изменить свою жизнь. У жителей этой деревушки, такой возможности не было.

Через год я стала официанткой, и одновременно с этим открыла счёт в банке, предпочитая хранить деньги там. От уборки кафе я всё же не отказывалась, так как считала, что деньги лишними не бывают. Домой приходила выжатой как лимон, а в школе училась с горем пополам, но мне было пофиг. Главное, что я постепенно приближалась к поставленному плану. А целью моей было навсегда покинуть дыру под названием Сидней и перебраться в город Ангелов, ну или на худой конец в город контрастов — Нью-Йорк. В мечтах я видела себя востребованной и успешной актрисой.

К окончанию десятого класса у меня состоялся разговор с моей учительницей математики. Она единственный человек, которому была не безразлична моя дальнейшая судьба. Её очень расстраивало, что за полтора года моя учёба скатилась с отлично, до как не остаться на второй год. Очень аккуратно расспросив меня о отношениях дома и сложившейся ситуации, Миссис Дербол высказала своё разочарование моим пофигистичным отношением к учёбе, и возникшим у неё страхом о моей связи с дурной компанией. Чтобы успокоить любимого преподавателя, я поделилась своей мечтой и планами на дальнейшую жизнь. Объяснив, что на компании в независимости от того, хорошие они или плохие, у меня просто нет времени и сил. Тогда, много лет назад, она дала мне замечательный совет, за который я была ей благодарна по сей день. Очень мягко и ненавязчиво, Миссис Дербол донесла до меня мысль о том, что всегда нужно иметь план Б, на тот случай, если план А по каким-то причинам вдруг не сработает.

— Калифорния, штат дорогой. Деньги, которые ты скопишь за несколько лет, пока учишься в старшей школе, разлетятся очень быстро. «И как ты планируешь жить тогда?» — спросила она у меня.

— Получу роль. Актёры хорошо зарабатывают, поэтому о деньгах переживать не стоит, — легкомысленно ответила я, уверенная в том, что по-другому и быть не может.

— А если не получишь? Ведь ты будишь одной из многих… Ни родни, ни друзей у тебя там нет. Помощи ждать будет неоткуда. На то чтобы пробиться тебе потребуется время. Да и для того, чтобы стать актрисой, тебе понадобиться пройти обучение, а это тоже деньги и не маленькие, — проговорила мой преподаватель, грустно глядя на меня. Наверное, в душе она уже тогда понимала, что у меня ничего не получится, но предпочитала об этом помалкивать, чтобы не разрушать мои иллюзии.

— Вы думаете, что это глупо и я не справлюсь? — впервые засомневалась я, в выбранном пути.

— Я такого не говорила, а всего лишь предложила иметь план Б. Ты обязательно воплотишь свою мечту, но для этого нужно время. Иногда людям требуется не один десяток лет, чтобы прийти к желаемой цели. Время, которого у тебя может не быть, если не подстраховаться, — назидательно изрекла Миссис Дербол.

— Вы ведь хотите дать мне совет, я права? Если так, то я конечно его выслушаю и по возможности попытаюсь ему следовать. Надеюсь, он не противоречит моему плану? — чтобы не расстраивать заботливую женщину, спросила я.

— Скорее наоборот. Он даст тебе возможность и время, воплотить твою мечту, — улыбнулась она.

— Не томите, я вся внимание, — последние её слова меня насторожили, и к тому, что она сказала потом, я прислушалась, о чём ни разу не пожалела.

— Совет прост: План Б — это получение профессии, которая позволит тебе работать удалённо, в свободное от проб и кастингов время, и оплачивать насущные счета. А их будет очень много, поверь. Деньги зарабатываются долго и тяжело, а тратятся быстро и легко. Подтяни учёбу, я знаю, что ты сможешь. Ты очень способная девочка. И рассмотри для себя профессию, связанную с финансами. На бухгалтера или аудитора ты можешь обучиться в колледже за пару лет, посещая его пару раз в неделю. Про отсутствие денег на образование не думай, я помогу тебе найти спонсора, который оплатит твоё обучение, а в дальнейшем возьмёт тебя на стажировку, — пообещала она и обещание своё сдержала. Жаль, что у меня так и не выдалось возможности её отблагодарить. Она покинула этот мир спустя два месяца после моего отъезда из Сиднея. А ещё спустя год, скончалась мама.

За этими воспоминаниями я не заметила, как доехала до дома. Припарковав машину на подземной стоянке, я поднялась на третий этаж комплекса, где снимала апартаменты вместе с ещё одной такой же девчонкой как я, мечтающей стать актрисой.

Открыв дверь квартиры своим ключом, я застала Сьюзи сидящей у открытого чемодана. Рядом с ней стояли уже собранные пару больших дорожных сумок.

— Нет, — произнесла я, глядя на то, как подруга продолжает спокойно упаковывать накопившиеся за время её жизни в Калифорнии вещи. — Ты же не хочешь сказать, что опускаешь лапки?

— Именно это я и хочу сказать. Я устала и возвращаюсь домой. Официанткой я и там могу работать. Восемнадцать лет, а всё ровно так же, как в первый год приезда. Не могу больше… — проговорила Сьюзен и заревела, закрыв лицо руками. Я присела рядом и обняв, стала гладить её по спине, пытаясь успокоить.

Сью была слегка полноватой рыженькой хохотушкой. Её позитивный взгляд на жизнь заряжал боевым настроем на любые трудности всех, кто был с ней знаком. Голубые глаза этой девчонки, светились огнём добра, и могли растопить даже самое заледеневшее сердце. За четырнадцать лет, что мы были с ней знакомы, я успела прикипеть к ней душой. Она была для меня не просто подругой, она стала для меня старшей сестрой. Единственной родной душой на этой не всегда доброй планете.

— Может быть дашь себе ещё год? — с надеждой спросила я. — Всего год. И уж если ничего не получится, тогда со спокойной душой рванёшь домой. Но для себя ты будешь знать, что сделала всё, что от тебя зависело.

— Нет, — упрямо промолвила Сьюзен. — Я всё решила. Я уже давала себе год, и ничего не вышло. К тому же мама болеет и очень обрадовалась тому, что я возвращаюсь. У меня ещё есть время для того, чтобы выйти замуж и родить ребёнка. И хоть разница у нас с тобой четыре года, тебе бы я советовала тоже не затягивать. Приедешь в гости? — резко сменила тему подруга. Увидев кислую улыбку на моём лице, она рассмеялась. — Точно, я же не рассказала тебе. Да и когда было рассказывать? Я сама узнала два дня назад, родители до последнего не говорили. Они переехали из Канзаса во Флориду, купили домик с бассейном и собственным выходом к причалу в пригороде Джексонвилла. У отца в планах покупка катера, он, кстати, и был инициатором переезда в вечное лето. Это конечно не вилла на Малибу с видом на океан, как мы с тобой мечтали, но тоже не плохо. Так когда тебя ждать?

— Эта и следующая недели расписаны, — стала вслух размышлять я. — У меня коммерческие кастинги, будет отбор моделей. Если пройду, то есть возможность неплохо заработать на рекламе. До конца этого месяца я буду бегать по кинопробам и отборам. Я думаю, что максимум два месяца, и буду у тебя, — пообещала я подруге. — Кто-нибудь вместо тебя заселится?

— Да, я нашла тебе руммейта ещё вчера. Она позвонит тебе завтра. Ей нужно как можно скорее. Девчонке тридцать четыре года, работает у нас барменом, зовут Лора. Родом из Джорджии. Тоже в ожидании славы, — улыбнулась Сью. — Поможешь донести сумки до машины?

— Конечно, — проговорила я, подхватив пару увесистых баулов, направилась в сторону лифтов. Сьюзи катила чемодан позади меня. Спустившись на подземную парковку, мы уложили её вещи в машину, и немного постояли обнявшись. Взяв с подружки обещание, что она не будет нестись как угорелая, я чмокнула её в щёку, и помахала на прощание рукой.

На свой этаж я поднималась в состоянии близком к затяжной депрессии. Когда ты много лет живёшь с человеком бок о бок, ты так или иначе прирастаешь к нему. Не прикипеть душой к Сьюзи, мог разве что мёртвый. Потому как более доброго и открытого человека я не встречала за всю свою жизнь. Мы познакомились со Сью, когда я только приехала в Лос-Анджелес, и искала комнату. Квартира была непомерно дорогим удовольствием, а вот снимать с кем-то на пару, мне было по силам. Я нашла её объявление о требующемся руммейте через Крэйглист. Комплекс апартаментов, где мне предстояло жить, находился в пригороде Лос-Анджелеса в небольшом зелёном городке под названием Шерман Оакс. Уже позже я узнала, что это место облюбовано людьми, которые имели отношение к медиа. Это были ведущие программ, продюсеры, режиссёры, постановщики, комментаторы, актёры и ещё куча всякого сброда.

К моменту моего водворения в квартиру Сьюзен, она уже как четыре года пробовала себя в роли актрисы. Мы подружились, даже не по тому, что наши мечты совпадали, а двигаться в выбранном направлении всегда лучше, если есть тот, с кем тебе по пути, а потому что со Сью невозможно было не подружиться. Про таких как она говорят — «душа компании». Именно благодаря подруге я нашла актёрскую студию Иваны Чаббак, в которую хожу по сей день.

Да, тот кто думает, что достаточно отучиться и карьера подпрыгнет в верх, сильно ошибается. В актёрской среде многое зависит от нужных связей, трудолюбия, удачи, ну и конечно таланта. Куда же без него? А вовсе не от красивой внешности, как многие думают. Ещё как правило, вам помогают в получении той или иной роли навыки. Отлично танцуешь, плюс бал. Ездишь верхом, ещё один плюсик. Хорошо поёшь, повышаешь свое рейтинг. Играешь на музыкальных инструментах, тоже отлично. И эти самые навыки, можно перечислять до бесконечности. Главное, что чем их у тебя больше, тем выше шансы на успех. И если разобраться и попытаться расставить все эти составляющие по шкале значимости, то становится ясным, что каждый из них важен. Нет первостепенных и второстепенных, они одинаковы по значимости.

Я часто вспоминаю тот момент, когда оказалась в студии Чаббак. Мне казалось, что стоит туда попасть и пойдут роли, а всё оказалось сложнее. Намного сложнее. За четырнадцать лет, прожитых в Калифорнии, у меня было много ролей, какие-то из них были эпизодными, какие-то второстепенными, главной не было ни разу. И возможно, не будет никогда. Фильмы тоже были разными. Были и полнометражки и короткие метры, сериалы тоже были. Но ни одна роль не принесла мне узнаваемости.

— Если вы спрашиваете у человека о его профессии, и он говорит вам, что он актёр. Он заблуждается. Актёр — это тот, кого не нужно спрашивать, актёров знают в лицо. Все остальные — это или ученики, или неудачники, — любит повторять Ивана. И если вдуматься она права. Несмотря на то, что учит актёрству, она не актриса (хотя в глубине души считает себя таковой), потому что узнали о ней не благодаря её ролям. Известной её сделала Хэлли Берри, когда на вручении премии Оскар за роль в фильме Бал Монстров, расплакалась и поблагодарила Ивану за наставления и помощь в роли.

Поэтому, я не могу считать себя актрисой, но и к неудачницам причислять себя не желаю. Пока я ученица и у меня всё впереди, по крайней мере, мне очень хочется в это верить. И каждый раз приходя на пробы, я надеюсь. Сначала на то, что смогу получить эту роль, а потом (если меня одобрили), на то, что именно она приведёт меня к успешной карьере. И да, я конечно же мечтаю получить Оскара. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. От того-то я всё ещё встрою, и всё ещё сражаюсь.

Многие из тех ребят, с кем я начинала обучаться актёрскому мастерству, уже сдались, опустили лапки и утонули в молоке. А я всё ещё бултыхаюсь, в надежде на то, что молоко в моём кувшине, рано или поздно превратиться в масло. Даже непотопляемая оптимистка Сью, уже сошла с дистанции. А возможно до её взлёта оставались какие-то несколько месяцев.

Прозвеневший звонок мобильного, вырвал меня из моих невесёлых мыслей.

— Эмма? — нажав на приём звонка услышала я. Номер, как и голос были незнакомыми, и догадаться, кто звонит я не сумела.

— Слушаю, — коротко ответила я. Решив, что звонящая (голос был несомненно женским и очень звонким), сама расскажет о том, для чего я ей понадобилась.

— Я Лора. Мне твой телефон дала Сьюзен. Она сказала, что тебе требуется руммейт. Может она говорила обо мне?

— Да, она упоминала. Сказала, что ты позвонишь завтра, но видимо у тебя другие планы. Совсем худо?

— Да, — выдохнула девушка. — Сегодня ночую на улице.

— Не чуди. Приезжай, комната освободилась, — мне стало жаль девчонку. Когда-то я так же оказалась на улице, и пройдя через это не пожелаю врагу. — Тебе повезло, всю мебель подружка оставила, но уборкой занимайся сама. Адрес ты знаешь. Подъедешь, набери меня, вынесу тебе комплект ключей, и покажу место на подземной парковке.

— Спасибо, спасибо, — услышала я радостное повизгивание в трубку. — Обещаю, со мной не будет никаких проблем. Ты никогда не пожалеешь, что взяла меня.

— Не зарекайся, — охладила я её пыл. — Идеальных людей не существует. Но если ты начнёшь меня бесить, я непременно тебе об этом сообщу.

— Не начну, я спокойная и не грязнуля, — начала перечислять свои достоинства девчонка.

— Поживём, увидим, — философски изрекла я.

— Мужиков водить не собираюсь, — продолжала Лора.

— Ну и зря. Крест на личной жизни ставить не стоит. Води на здоровье, только притон из квартиры не устраивай.

— Спасибо. Ну так я еду? — сомневаясь, спросила она.

— Давай, но твои вещи перетаскивать не стану, — предупредила я её. — На сегодня моя работа носильщиком уже выполнена в полном объёме.

— Вещи — это ерунда. Главное, чтобы было куда их носить.

— Совершенно верно. До встречи, — проговорила я, и отключилась. После отъезда Сью, на душе было паршиво. Вряд ли мне будет с кем-то настолько легко и комфортно жить, как с ней. Как бы я не пыталась себя подбадривать, её переезд стал для меня, неожиданностью. Как удар в солнечное сплетение, когда, задыхаясь, ловишь воздух ртом, но, чтобы восстановить нормальное дыхание, потребуется время.

Завалившись на диван в гостиной, я глазела в потолок. На душе было муторно, и требовалось себя как-то расшевелить. Если подобное происходило раньше, то мы со Сьюзен садились в авто и ехали на Малибу. Только не на песчаный пляж, где парковка стоила восемь баксов, и бродили кучи туристов, а на каменный. Там и припарковаться можно было бесплатно, и народа почти никогда не было. Мы сползали по валунам ближе к воде, и мечтали о том, что когда-нибудь станем известными, а значит богатыми. Купим дома по соседству, будим ходить к друг другу в гости и пить чай, глядя на океан.

«Может быть Сью права? Может уже пора трезво взглянуть на вещи и отказаться от мечты? Нет! Я ещё поборюсь. Опустить лапки, я всегда успею, а пока есть мечта, надо за неё бороться! — подумала я, и перекатившись на бок, закрыла глаза. Уснула я практически мгновенно.»

Неумолкаемая трель мобильника, казалось, раздаётся у самого уха, тем самым, не давая возможности досмотреть сон. Не желая просыпаться, я стала шарить рукой рядом, но вместо того, чтобы наконец-то отключить дребезжащий телефон, случайно сбросила его вниз. Со вздохом открыв глаза, я сползла с дивана, и найдя трубку, нажала на приём.

— Эмма, я внизу у въезда на подземную парковку, — радостно оповестила меня о своём прибытии Лора.

— Иду, — зевнув, пробормотала я, и кое-как поднявшись, потопала в низ. Сон у меня получился скомканным, а оттого настроение только ухудшилось. Надо полагать, начинающаяся головная боль, была бонусом к неудавшемуся дню.

— Я тебя разбудила? — услышала я над ухом. Передо мной стояла миниатюрная блондинка с копной вьющихся волос. Должно быть, это была Лора. — Извини. Если бы ты сказала, что будешь отдыхать, я бы приехала позже.

— Всё в порядке. «Держи!» — протянула я ей ключи и брелок от ворот. — Твоё место двести шесть на минус втором этаже. Квартиру сама найдёшь?

— Да, конечно. Я была у вас в гостях в прошлом году на дне рождения Сьюзен. Ты, наверное, меня просто не запомнила, потому что народу было очень много, — как будто оправдываясь, проговорила девушка.

— Я тогда вообще почти никого не запомнила. Давай сначала. Эмма, — представилась я, и протянула руку.

— Лора. Приятно познакомиться, — проговорила, улыбаясь она, и пожала мою ладонь.

— И мне. Я сейчас отъеду ненадолго, если будут вопросы звони.

На том мы и договорились. Я отправилась в квартиру переодеваться, а Лора поехала на парковку, искать своё место. Обижать девчонку, мне не хотелось, поэтому я решила развеяться, и прогнать дурное расположение духа. Можно было бы, конечно, заехать в бар и пропустить пару стаканчиков чего-нибудь покрепче для поднятия настроения, но мешать лекарства с алкоголем я воздерживалась, а не выпить обезболивающее, просто не могла. Надо было определяться, и мой выбор был сделан в пользу пары таблеток Адвила.

Войдя в квартиру, первым делом я приняла болеутоляющее, и только потом пошла приводить себя в порядок. Умывшись и слегка подкрасившись, натянула на себя шорты с майкой, затем подхватила сумку, и двинула за машиной.

Вот уже второй час я медленно кружила по спальному району Шермана. На улице уже основательно стемнело, и красивые, утопающие в зелени дома, приветливо светились окнами, большинство из которых было не закрыто ни шторами, ни жалюзи. Если ещё немного снизить скорость, то можно было отчётливо видеть, как та или иная семья проводит свой досуг. Где-то к ужину накрывались столы, а где-то всё семейство собиралось перед телевизором, в ожидании интересного фильма перед сном. От созерцания чужого, уютного счастья, на душе становилось ещё тоскливее.

«Что же сегодня со мной, чёрт возьми, твориться? — подумала я, и направила машину в сторону дома.»

Следующий день, как и весь месяц, пролетел одним мгновением. Работа, встречи, кастинги, пробы… Казалось, что всё что со мной происходило на протяжении этих тридцати дней, я наблюдала как бы со стороны, а всё что требовалось делать, выполняла по инерции. Все эти дни я жила ожиданием встречи со Сьюзен, которая звонила мне по несколько раз в день с рассказами о доме, работе, новых друзьях… Я слушала её весёлый голос, и жила этими моментами, от звонка до звонка.

— Эмма, может тебе стоит взять пару недель и куда-нибудь съездить? — долетел до меня голос моего агента. Мы расположились на открытой веранде летнего кафе. Саманта сидела за столом напротив меня, и без аппетита ковыряла свой фруктовый салат. Она была старше меня на пятнадцать лет, чутко следила за модой и своей фигурой. Увидеть её в чём-то кроме делового костюма, было практически невозможно, исключение составляли разве что вечерние платья на специальные мероприятия. В независимости от настроения, на лице Сэм всегда присутствовала голливудская улыбка и максимум доброжелательности, так было и сегодня.

— Что? — удивилась я, и уставилась на неё в упор. Её заявление было для меня странным, так как заработки Саманты напрямую зависели от моих. Понятно, что у неё таких как я три десятка (а может и больше), но это не отменяло сказанного ею.

— Эм, ты не обижайся, но ты стала похожа на тень. И в прямом и в переносном смысле. На сколько ты похудела за последний месяц?

— На десять фунтов, — не задумываясь ответила я, так-как только сегодня становилась на весы. — Но не специально, — зачем-то стала оправдываться я.

— Дело не в этом Эмми. Излишняя худоба тебя ничуть не портит, но… Вчера мне звонили с кастинга, на котором ты была… Ты совершенно не похожа на себя прежнюю. Нынешняя Эм и девушка в твоём портфолио, это разные люди…

— Да пора бы уже сделать новые фото, — согласилась я с Самантой.

— Дело не в фотографиях. Эм, с тобой что-то происходит… В общем с завтрашнего дня, ты берёшь две недели и летишь куда-нибудь. Тебе нужно хорошенько отдохнуть и зарядиться верой в успех. Багамы, например, чудесное местечко. Если хочешь, могу посоветовать хороший отель.

— Спасибо, но я уже обещала навестить подругу, которая живёт во Флориде, — улыбнулась я, глядя на своего агента.

— Не люблю Флориду, — надула губы Сэм. — Разве что Майами, но летом даже туда не советовала бы ехать. Слишком большая влажность, к тому же сейчас ещё и сезон дождей, который кончится только в октябре. Но дело твоё. Как вернёшься, набери мне, и мы где-нибудь пообедаем, — встав из-за стола, она чмокнула меня в щёку и направилась в сторону стоянки, где оставила своё авто. Я же продолжала сидеть и пялиться в пустоту, глупо улыбаясь.

— Принести вам счёт? — услышала я голос, подошедшего к столику официанта.

— Да, спасибо, — поблагодарила я, и набрала на мобильном Сьюзен.

— Подожди минутку, — послышался голос, запыхавшейся подруги. — Сейчас обслужу посетителей и перезвоню.

В ожидании звонка я зашла в интернет, и успела заказать билет на сегодняшний вечер. В груди сладко ныло в ожидании долгожданной встречи со Сью. Телефон завибрировал, когда я уже шла к машине. Нажав на приём видео звонка, я увидела улыбающуюся физиономию подруги.

— Вечер пятницы, так что не до болтовни. Еле успеваю бегать от столика к столику.

— Точно. Извини, — улыбнулась я, глядя на неё. — Всё время забываю, что во Флориде на три часа позже.

— Ничего. Как ты там? А чего это ты такая довольная? — прищурилась она, глядя на меня через экран.

— Купила билет, — заговорщицки подмигнула я ей.

— Куда? — не поняла Сьюзен.

— К тебе. Только до Джексонвилла все перелёты с пересадкой, поэтому…

— Ты серьёзно? — радостно перебила меня она. — Не могу поверить! Ураааа!!!

— Тише ты, а то всех посетителей вашей забегаловки распугаешь.

— Ну и чёрт с ними. Готова быть и твоим водителем во сколько прилетишь?

— Вылетаю сегодня в начале одиннадцатого, завтра в шесть двадцать утра я в Орландо. Авиакомпания Джет Блу. Только отпустят ли тебя с работы? — озадачилась я, глядя на счастливую мордашку Сью.

— Куда денутся, — уверенно проговорила она. — Эмка, ты даже не представляешь, как я по тебе соскучилась. Да я в аэропорт уже сегодня выеду…

— Не надо сегодня, — охладила я её пыл. — От Джексонвила до Орландо порядка ста пятидесяти миль, при самом плохом раскладе доедешь за три часа. И просьба: будь другом, не лети, как угорелая.

— На моей старушке особо не погоняешь, — усмехнулась подружка.

— Какой старушке? — удивилась я. — Твоей машине даже года нет.

— Как бы да… — замялась она.

— Говори, чего темнишь? — настаивала я.

— В общем-то рассказывать особо нечего, моё авто сейчас в ремонте, и я на маминой тачке рассекаю. Мою должны были сегодня вернуть, но из сервиса чего-то не звонят. Может ещё и успею забрать до твоего приезда.

— Я не совсем поняла, почему твоя тачка в ремонте?

— Ты собираться когда будешь? — вопросом на вопрос ответила Сьюзи. Я как раз ставила машину на положенное мне место на подземной парковке нашего комплекса апартаментов.

— Сейчас и буду. Связь может прерваться, тогда перезвоню. Ты, кстати, так и не рассказала, что случилось с твоим авто, — напомнила я ей.

— Не перезванивай. Лучше собирай быстрее вещички и дуй в аэропорт, у тебя уже время поджимает. Набери мне сразу, как самолёт приземлится. Всё целую, — послала мне воздушный поцелуй Сью, и отключилась.

«С каких пор у подруги появились от меня секреты?!»

Я сидела в недоумении уставившись на тёмный экран телефона и не могла понять, что это сейчас было. Потом опомнившись, выскочила из машины и помчалась собирать вещи.

Чемодана у меня сроду не водилось, так как за всё время моей жизни в Лос-Анджелесе, я покидала его лишь однажды, когда ездила на похороны своей матери в Сидней. Вот у Сьюзен чемоданов было аж два, и плюсом к ним имелось несколько дорожных сумок. Такое количество она оправдывала тем, что любой нормальной девушке нужно иметь много вещей, и не важно при этом, где эта самая девушка находится: у себя дома, на отдыхе или в гостях у родственников. К своим родителям Сью ездила довольно часто, да и её в Лос-Анджелесе они навещали не реже пары раз в год, но мне за всё время так и не удалось с ними познакомиться, так как приезжали они всегда одним днём и очень неожиданно, а я либо была на пробах, либо в офисе, либо на съёмках. Почти каждый год подружка, собираясь к родителям на День Благодарения или Рождество, звала меня с собой, но я находила тысячу поводов, чтобы не ехать. Мне было неловко от того, что придётся присутствовать при семейных сборищах, поэтому я всегда находила повод не поехать.

Засунув в рюкзак ноутбук, я присовокупила к нему пару шорт, столько же футболок, сланцы, купальник и несколько комплектов нижнего белья. Всё остальное, если понадобится, куплю на месте. Ехать на своей машине, чтобы потом оставлять её на платной парковке, посчитала неразумным, поэтому вызвала такси. Написав Лоре записку, о том, что буду отсутствовать пару недель, натянула на себя джинсы и толстовку. Обуть решила кроссовки. Может и не стоило так утепляться, но вспомнив, как я замёрзла в самолёте, когда летела в Небраску, решила, что это лишним не будет. Времени было в обрез, поэтому наспех перекусив, я побежала вниз, к успевшему подъехать за это время такси.

Как назло, по дороге в аэропорт мы попали в жуткую пробку. Машины стояли плотным потоком, и практически не продвигались вперёд. Через двадцать минут наметилось движение. Проехав несколько кварталов, мы увидели причину затора. Это была жуткая авария не только с пострадавшими, но и с погибшими, в данный момент прикрытыми жёлтой толи плёнкой, толи тканью. Спустя несколько миль движение опять встало. На этот раз ему препятствовал ремонт дороги. Когда такси наконец подъехало к аэропорту, я уже практически смирилась с опозданием на рейс.

— Вы даже кофе ещё успеете перед посадкой выпить, — вытаскивая мой рюкзак из багажника, подбодрил меня водитель.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 230
печатная A5
от 475