электронная
72
печатная A5
261
16+
Добро пожаловать в Эфир

Бесплатный фрагмент - Добро пожаловать в Эфир

Фантастический детектив


Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-4855-5
электронная
от 72
печатная A5
от 261

Глава 1

Марк Васильев был в палате у сына, когда по внутренней связи ему позвонил напарник. Он тихонько встал со своего места, и отошёл к окну, чтобы не разбудить Ванечку.

— Васильев, — сказал Марк, слегка коснувшись уха, и принимая вызов.

— Это Суздаль. У нас повтор.

— Что, прямо сейчас? — Марк оглянулся на сына, стараясь говорить тише.

— Да. Я вышлю адрес. — Суздаль оборвал связь и через секунду, на встроенный внутренний чип, пришло сообщение. Марк мельком взглянул на адрес, поправил одеяло Ване и вышел из палаты.

— Уходите? — за стойкой стояла медсестра-андроид.

— Да. Я вынужден прервать посещение.

— Хорошо. Я спишу часы непосещения, и вы сможете воспользоваться ими в следующий раз.

Марк кивнул, и спускаясь в холл подумал, что таких часов у него накопилось достаточное количество. Только бы была возможность ими пользоваться. Только бы сын жил, а на часы он заработает.

На внутренней парковке медицинского центра было так же чисто, как и в самой больнице. Марк подумал, что всегда ждёт услышать запах бензина, когда садится в свой автомобиль, но электромобили не пахнут. Разве, что освежителями воздуха или искусственным запахом табака для бывших курильщиков. Но и они скоро выйдут из моды, курить уже никто не хочет, ведь штрафы за табакокурение превышают годовой доход среднестатистического гражданина страны, или грозят арестом сроком до шести месяцев.

Марк продиктовал машине адрес, и она бесшумно тронувшись, поехала вечерними улицами, по асфальту, который тоже не пах. Он даже не плавился от жары. Марк отвернулся от окна и стал думать о деле, из-за которого пришлось прервать свидание с сыном. Эти странные аварии, которые всё чаще стали происходить, были совсем не свойственны для самоуправляемых электромобилей. Все дороги, как и транспорт, были внесены в единую систему управления, и контролировалось дорожной полицией. Не только людьми, но и роботами. Неполадки в магнитном поле дорог устранялись мгновенно, а электромобили сами сообщали о неисправности в сервисный центр. И пока хозяева спали, были на работе, или кутили в барах, роботы проводили диагностику и устраняли неполадки. Поэтому такими странными были эти аварии, когда машины на полной скорости срывались с трассы в реку или врезались в бетонное ограждение. Марк думал, что возможно была выпущена бракованная серия, но транспорт был разной категории и разной серии, поэтому он исключил такую возможность.

Место трагедии уже было оцеплено полицией, и оставив машину в нескольких метрах до ограждения, Марк пошёл прямо туда.

— Ваш пропуск, — андроид-полицейский, относящийся к дорожной полиции преградил дорогу Марку.

— Майор Васильев, — Марк поднял вверх левую ладонь, и андроид просканировав его отпечатки, сделал шаг назад.

— Доступ разрешён.

Возле покорёженного автомобиля уже суетились эксперты, а на земле, в застёгнутых мешках лежали тела.

— Сегодня четверо. Двое детей, — сказал Суздаль, который сразу же подошёл к напарнику. Марк поморщился.

— Ты быстро приехал?

— Я был неподалёку. Успел в числе первых, — и понизив голос сказал, — я сделал первые снимки, пока не приехало управление и не перекрыло дорогу. Давай отойдём, я тебе покажу. Не хочу, что бы кто-то их перехватил.

Они отошли на несколько метров и моргнув, Суздаль стал передавать фотографии, сделанные практически сразу после трагедии. Марк незаметно прикоснулся к виску, принимая файлы. На внутреннюю память чипа, которую вживляли всем полицейским прямо в мозжечок, стала поступать информация, и он быстро её рассматривал.

— Семья из четырёх человек. — Он моргнул, и перед внутренним глазом показался следующий файл. — Ты выяснил кто погибшие?

— Да, бывший глава Национального Банка Единой Валюты. Его жена и двое детей.

— Сорокин? Он же уволился из-за болезни?

— Да. Я запросил его файл. Мне дали разрешение всего на несколько минут. Устинов отменил разрешение, — Суздаль кивнул на сгорбленного полицейского, который суетился и всем давал распоряжения. Сказал, что они сами будут заниматься этим ДТП.

— И чем он болел?

— Ну… — Суздаль немного замялся.

— Что?

— То же, что и у твоего сына. Он подал в отставку, что бы побыть с семьёй подольше.

— С его достатком, он мог быть с семьёй несколько лет. И на часы посещения не пришлось бы зарабатывать.

Марк замолчал, понимая, как жестоко звучат его слова. Никто не виноват в болезни Ванечки, вот только ни система, ни государство не шли навстречу таким людям. Мало того, что лечение было дорогим, так и за посещение приходилось платить до тех пор, пока можешь. И с каждым днём этот тариф увеличивался, и не все доходили до конца. Почти никто. А когда твой близкий умрёт, ты даже не узнаешь. Вернее сможешь его оплакать через год. Новая медицинская реформа, мать её. Чтобы люди меньше находились в стрессе. А то, что целый год ты в стрессе и не знаешь, когда умер твой сын, об этом реформа почему-то не подумала. Марк зло сплюнул на идеальный асфальт.

— Ладно, будем думать, как нам получить это дело. Кажется мне, что Устинов не делает ничего. Ни одного раскрытия или предположения. Не могут машины выходить из строя просто так.

— Согласен, — кивнул Суздаль.

— Ещё бы ты был против. Ты же сам машина.

— Обязательно об этом напоминать? — Суздаль досадливо поморщился. Он не любил, когда напарник об этом говорил. Но, ему простительно, особенно, сейчас, когда его сын умирает, и скоро у него закончатся деньги для посещения.

— Извини, я сегодня сам не свой.

— Принято.

Тем временем, Устинов уже увидел Васильева и решительно шёл в их сторону.

— Слушай, я же сказал, что тебе нечего тут делать. Сказал? — просил он задыхаясь.

— Так точно. — Марк и не думал лебезить перед начальством.

— Ну, так чего ты всё время рядом ошиваешься? А?

— Так законом не запрещено, товарищ полковник. Просто мимо проходил. И как, кстати, старые дела? Есть результаты?

— Тебе какое дело, Васильев? — полковник достал ингалятор и жадно вдохнул лечебный воздух.

— Хочу знать, когда приступать к расследованию, если ваш отдел не справится.

— Справится наш отдел. Справится, — повторил он и сделал ещё один вдох. — Идите, ребята. Не мешайте работать. — Устинов отвлёкся на экспертов, которые методично выполняли свою работу, и пошёл раздавать указания им.

— Пошли, — сказал Марк, — больше тут делать нечего. Не дадут поработать.

Они стали обходить место происшествия, когда подъехала машина, которая забирала тела. Роботы стали загружать мешки с погибшими, и неожиданно для самого себя, Марк рванул за ними.

— Ты куда?

— Ступай. Я тут покручусь ещё. Встретимся завтра в отделе. — Васильев протиснулся в машину, и показал роботам ладонь. Хлопнула дверь и он понял, что последнее тело было загружено. В кабину к нему сел робот и дал указания системе:

— Центральный морг, — машина плавно тронулась, а Марк пригнулся, чтобы Устинов его ненароком не заметил.

Пока они молча ехали к моргу, Марк ещё раз пересмотрел полученные снимки. Вот, что заставило его неожиданно прыгнуть в машину. Жена Сорокина почти лежала на муже, а одна её рука мертвой хваткой держала руль. Было такое ощущение, что она пыталась скорректировать движение. Но, самостоятельно почти никто не ездил, все предпочитали автоматическое управление. Это было безопасней и комфортней, но руль, в некоторых моделях оставили. Может ли быть такое, что Сорокин решил сам управлять машиной и не справился с управлением? Или им на пути встретилась такая же самоуправляемая машина, и они не смогли разъехаться? Но, тогда, с камер наблюдения это было бы видно. Точно! Он не подумал о камерах, вот болван. Нужно отправить сообщению Суздалю, пусть проверит, но сдаётся, что это будет напрасная проверка. Это уже пятая авария с жертвами, и камеры ничего не зафиксировали.

Автомобиль остановился у морга, и роботы молча погрузили тела на каталки и повезли на вскрытие. Но перед этим Васильев хотел осмотреть их сам. Он снова ткнул ладонь для скана охране на входе и прошёл в помещение. Полная автоматизация морга сулила ему спокойное времяпровождение, если это можно было так назвать.

— Поверхностный анализ, — скомандовал он системе, и та принялась сканировать первое тело, принадлежавшее Сорокину.

— Сорокин Павел Егорович, сорок семь лет, мужчина. Скончался от полученных травм. Смерть наступила мгновенно. В теле обнаружена опухоль класса А1, предположительная дата смерти через два года.

Марк услышал, что Сорокин, как и его сын, болел новой для их мира болезнью. Вирус, который поражал организмы людей, был порождён новыми технологиями, для развития которых была задействована атомная энергетика. Наука, которая была развита сейчас, ещё семьдесят лет назад, спотыкалась и делала ошибки, оставляя в телах людей спящий вирус. Кто-то рождался с этим вирусом и передавал его своим детям, а кто-то жил с ним, не испытывая никакого дискомфорта. Ване Васильеву не повезло, ему вирус достался от матери, в которой он спал и не порождал раковые клетки.

На другом столе лежало тело жены Сорокина, и Марк обратил внимание, что рука, которой она хваталась за руль на фотографиях, была сломана в нескольких местах. Он сделал поверхностный анализ, она не была больна. Подходя к столу, на котором лежали дети, Марк старался не смотреть на их лица. Он боялся, что в мёртвых детях может увидеть лицо своего сына. Анализ показал, что дети были больны.

Стирая с базы данных следы анализа и своего присутствия, Марк мельком снова посмотрел на мёртвых детей. У мальчика в руке была бумажка. Марк осторожно потянул её и, в руке у него оказалась смятая визитка.

Домой Васильев попал уже за полночь. Город мягко шумел, отталкиваясь своими стройными звуками от мягкого асфальта. Марк шёл пешком и дышал чистым воздухом, который много лет назад был с примесями и представлял опасность для жизни. Сегодня можно было не бояться, что каждый его глоток может вызвать кровавый приступ кашля. Но иногда ему казалось, что в воздухе всё-таки присутствуют примеси. Примеси горечи, которым дышало предыдущее поколение.

Дома он занавесил шторы. Включил кондиционер на максимум и достал с тайника пачку сигарет. С наслаждением закурил и стал рассматривать мятую визитку. Эта была третья, которую он нашёл на месте трагедии. Обычная карточка без каких-либо опознавательных знаков. Только надпись: «Добро пожаловать в Эфир».

Глава 2

Суздаль уже был в отделе, когда Марк открыл дверь в их общий кабинет.

— Привет, — поздоровался он.

— Привет. Ты, что не спал всю ночь?

— Спал. Только мало. — Марк кинул на стол мятую визитку.

— О, снова Эфир? — удивился Суздаль, рассматривая карточку.

— Угу, — Марк нажал кнопку на кофемашине и уже через несколько минут потягивал ароматный напиток.

— Думаю, что эти аварии связанны, — наконец сказал Суздаль.

— Пф, — Марк покачивался в своём кресле, и казалось, задремал с чашкой в руке. — Для этого не нужно обладать идеальным интеллектом как у тебя. Ясно же, что все пять аварий имеют под собой что-то общее.

— Хотя бы то, что нам не дают заниматься этим делом.

— Вот именно, как только мы подошли совсем близко, нас отстранили. Почему?

Вместо ответа на вопрос дверь в кабинет открылась, и зашёл начальник отдела Комаров Сергей Игнатьевич. Комаров был принципиальным мужиком, с выслугой более сорока лет и дослужился до чина полковника с самых сержантских низов.

— Ребят, — он поднял руку, чтобы они не вставали. — Ну, ребят, вы опять за своё, — он по-отечески смотрел на подчинённых. — Снова мне звонил Устинов и жаловался на ваши любопытные носы. Ну, что такое, а? Я же приказал оставить это дело. Пусть им занимается управление, вам то что?

— Сергей Игнатич, — Марк поставил чашку на стол, — дак, не делают они ничего. У нас дело забрали, а сами сидят. Мы бы уже раскрыли всё, так не дают. Что-то они от нас скрывают.

— Послушай, Васильев. Брось ты это дело. Тебе понятно? — Комаров хоть и имел вид доброго дядюшки, но своим тихим голосом был способен поставить на место самого матёрого преступника. Иногда, взгляд его был настолько пустым и безжалостным, что даже Суздаль ощущал исходящую живую угрозу. А ведь Суздаль был андроидом, который был запрограммирован на отсутствие страха. Но видимо, разработчики не учли, что некоторые люди, одним лишь движением бровей, могут выводить технику из строя. А выходить из строя Суздаль не хотел. Он только-только начал себя осознавать.

Марк кивнул, не отвечая прямо, ведь если не сказал, что понял, то вроде и не соврал. А врать он не любил. Особенно Комарову, ведь уважал его безмерно, особенно после случая с Ванечкой. Тогда Сергей Игнатич подключил свои связи и Ваню поместили в нормальный медицинский центр, а не в госпиталь, где такие же больные дети ждали своей участи.

— Как Ирина? — перевёл вдруг разговор Комаров. — Объявлялась?

— Нет. — Марк отрицательно махнул головой. Мама Вани уже несколько месяцев как пропала. Она была жива, но не навещала ни сына, ни мужа. Марк сам варился в этом ужасе, в который ему приготовила судьба.

— Ну, ты не злись на неё. Ей тоже тяжело, — Комаров сочувствующе причмокнул и вышел из кабинета.

— Что будем делать? — нарушил тишину Суздаль.

— Работать дальше, если ты конечно не боишься.

— У меня нет чувства страха, — ответил тот. — Но не хотелось бы быть пониженным и стёртым до уровня патрульного.

— И что же вы андроиды все так рвётесь походить на людей?

— Не знаю, — Суздаль пожал плечами. — Может программа, может осознание… Но, мне кажется, что когда я получу статус гражданина, то это будет означать, что игра закончена. Как уровень, который я прошёл.

— Уровень, — Марк задумался, а потом неожиданно подскочил с места, сдвинув пластиковый стол в сторону. — Я всё понял! Понял! Ты идёшь? Или будешь досиживать свою игру в отделе, и перебирать бумажки?

Совсем по-человечески вздохнув, Суздаль пошёл за напарником. Он хоть и не был человеком, но человеческое любопытство и участие, совсем не было ему чуждо.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 261