электронная
252
18+
Дневник невысказанных мыслей

Бесплатный фрагмент - Дневник невысказанных мыслей

Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-6798-2

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

I

— Ох! Опять я ничего не успеваю! Как же все бесит! — ворчала Вероника, пытаясь навести порядок в своей комнате.

— Ну что может произойти, если в моей комнате будет бардак?! Кого вообще волнует моя комната?! Это же МОЯ комната! А значит, я делаю в ней все, что хочу! А я хочу, чтобы здесь был бардак! Мне так легче находить свои вещи… И вообще. Это не бардак. Это — творческий беспорядок!

— Вероника! Вероника, ты закончила?

«Ну вот! Опять начинается! Вероника! Вероника! Можно подумать, что без Вероники мир перестанет существовать!» — подумала она, начиная злиться. Но вслух лишь сказала:

— Почти закончила, мам!

— Так. Ладно. Это — сюда. Это закидаем в шкаф. Тут протрем пыль, а там её не видно — можно не протирать! — приговаривала девушка, наскоро разбирая вещи и протирая полки.

В комнату заглянула мама:

— Ну что так долго?

Обведя взглядом комнату, она сказала:

— Как закончишь, приходи на кухню мне помогать.

— Хорошо, мам.

Не успела мать закрыть за собой, как Вероника легла на пол и беззвучно заплакала. Плакала она просто от злости. Просто всё надоело. Просто все надоели.

«А мне ведь ещё уроки делать! А эти гости здесь будут допоздна! Боже! Мне нужно к экзаменам готовиться. А уже середина апреля».

— Ну почему? Почему они меня не понимают? Неужели они не понимают, что я тоже человек, что я тоже устаю, как физически, так и морально. Неужели мне нельзя хотя бы чуть-чуть отдохнуть? Я и так-то дома сижу целыми днями. Родителям помогаю. Учусь. В то время как мои одноклассники гуляют, веселятся, танцуют. А я всё время дома, как старушка какая-то!» — шептала она сквозь слезы.

— Вероника!

— Иду!

Она вытерла слёзы и вышла из своей комнаты, пытаясь подавить нарастающую в душе злобу на весь мир. В кухню девушка вошла, опустив голову, и сразу же принялась чистить и нарезать лук.

— А зачем тебе лук? — спросила мама, удивлённо взглянув на дочь.

— Хочу приготовить салат, — ответила она. Но про себя сказала: «Я не хочу, чтобы кто-либо видел мои слёзы. Пусть для всех я буду девушкой, которая никогда не плачет»

— А какой салат?

— Пока не знаю… Но ты же во все салаты любишь добавлять лук.

— Да уж… Это точно!

Тут они обе засмеялись. Затем на кухне воцарилось молчание, нарушаемое лишь размеренным стуком ножа о доску.

— Мам, я тут хотела у тебя спросить…

— Что именно?

— Какой будет твоя реакция, если ты узнаешь, что я сдала ЕГЭ на низкий балл?

— Ну… Я даже не думала об этом. Однако какими бы ни были результаты, это же не конец света. Ты ведь понимаешь это?!

— Я-то понимаю, мам. Просто… Знаешь, я видела в интернете очень много статей о том, что дети пытаются покончить с собой из-за страха не сдать экзамен.

— Ну, ты у нас к таким детям не относишься! — улыбнувшись, заявила мама. — Я уверена, что ты сдашь ЕГЭ по всем выбранным предметам не ниже восьмидесяти, а то и девяноста баллов. Ты же у нас умница!

— Господи! Мне бы столько уверенности!!!

«Она вроде как хотела приободрить меня, а вышло так, что она неосознанно поставила преграду между нами. И имя этой преграде — ЕГЭ! Если она думает, что я сдам не ниже восьмидесяти, то я должна набрать хотя бы восемьдесят. Но как? У меня ужасно мало времени и ужасно много информации, которую нужно запомнить…. Я сейчас заплачу!»

— Знаешь, дочка…. Я думаю, что тебе неплохо было бы обратиться к психологу.

Вероника удивленно посмотрела на мать.

— Не смотри на меня так. Я сейчас серьёзно. Меня пугает уровень твоей самооценки. И, если раньше у меня и в мыслях такого не было, то теперь я боюсь, как бы ты не наложила на себя руки.

— Да нет, мама! Что ты?! Я в полном порядке. А по поводу суицида — ты не беспокойся. Это я сказала, не подумав.

«Зачем я обманываю? Я ведь и правда думала о том, как бы прекратить своё существование…. Хотя, лучше не говорить ей об этом. Меньше знает — крепче спит!»

В миски сыпались мелко нарезанные ингредиенты, необходимые для приготовления салатов, а мать с дочерью стояли молча по обе стороны стола. Каждая думала о чем-то своём, при этом их руки не останавливались ни на минуту.

— Нет, ты все-таки сходи к психологу. Хотя бы ради моего спокойствия. Ладно? — прервала тишину мама.

— Хорошо, схожу. А вот и салат уже готов. Хочешь попробовать? — и, не дожидаясь ответа, она положила в тарелку немного только что приготовленного кушанья.

Входная дверь медленно открылась, и, пропустив вошедшего в дом человека, так же медленно закрылась за ним. Благодаря доводчику, она открывалась и закрывалась практически бесшумно, так что, если бы вошедший не выдал себя, то Вероника и её мать даже не знали бы о его присутствии.

— Тётушка Александра, я вернулась! — крикнула в прихожей девушка шестнадцати лет, снимая обувь и одновременно расстёгивая пальто.

«Чёрт! Тебя только не хватало!» — со злостью подумала Вероника.

— Что-то ты рано сегодня, душка! — крикнула в ответ Александра Викторовна.

— Да, Лизочка, ты что-то рановато. Не могла прийти примерно через часик? — съязвила Вероника.

— Ника, Ника…. Никарагуа! — сказала Лиза, входя в кухню.

— Лиза, не обзывайся!

— Вообще-то Никарагуа — это название государства! Глупая!

— Я не глупая. Просто не интересуюсь географией! Я — гуманитарий.

— Окей! Тогда я — географ. Проведу специально для тебя мини-урок: «Никарагуа — самая большая по территории среди стран Центральной Америки, достигает 540 км в ширину, и имеет выход как к Тихому океану, где протяжённость её береговой линии составляет около 320 км, так и к Карибскому морю; общая протяжённость морской границы достигает 800 км. На суше Никарагуа граничит с Гондурасом на севере и Коста-Рикой на юге. Столица и главный город страны — Манагуа. Никарагуа — одна из самых редко заселённых стран Центральной Америки и уступает в этом отношении только Белизу.»

Вероника начала аплодировать.

— Поздравляю! — сказала она, смеясь. — Мам, у нас Лизочка будет вместо Википедии. Теперь ты можешь, не расходуя трафик узнать ответ на любой вопрос!

Мать закатила глаза. Подобные стычки между дочерью и племянницей её мужа происходили регулярно, и это, если честно, уже начинало ей надоедать.

— Вероника, как тебе не стыдно! Лиза старается, учится на одни пятёрки. Все время повторяет школьный материал. А ты над нею издеваешься.

«Она первая начала…. И вообще, интересно, чья ты мама? Моя? Или её? Такое чувство, будто она твоя дочь, а я, так, с боку бантик. Да уж, мамочка! Именно в такие моменты я задумываюсь о суициде. Если бы ты, вместо того, чтобы отправлять меня к психологу, сама приложила бы немного усилий для поднятия моей самооценки, клянусь, я бы всю оставшуюся жизнь целовала бы тебе ноги» — так хотела бы сказать Вероника своей матери. Но вместо этого она лишь коротко вздохнула. Она очень любила свою маму, поэтому ей не хотелось ссориться с ней. Тем более из-за этого бесёнка. Лиза была её двоюродной сестрой. Поэтому, наверное, как все двоюродные сёстры, хотела всегда и во всём досаждать своей сестре. Вероника это понимала, и все же порою не могла не поддаться провокации.

Надо отдать должное Елизавете. Училась она и правда прилежно и, даже (по некоторым предметам) чуточку лучше своей мечтательницы-сестры. Однако с воображением у нее было худо, поэтому такие предметы, как литература, обществознание, ИЗО ей давались трудно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.