электронная
108
печатная A5
439
18+
Дилетантки

Бесплатный фрагмент - Дилетантки

Чисто английское привидение

Объем:
314 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-0733-9
электронная
от 108
печатная A5
от 439

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Это было очень старое поместье. Даже не так — старое и заброшенное. Фасад обветшал, оконные рамы потрескались от времени, стекла выпали, а в дальнем крыле и вовсе обвалился второй этаж. За разбитым садом у дома никто не ухаживал, и он давно зарос сорняком и дикими кустами роз. Среди куцых плодовых деревьев в центре навсегда застыл потрескавшийся, обезвоженный и ненужный фонтан в виде женщины. Она натянуто скалилась, а глаза так и кололи юную хозяйку, впервые за столько лет заглянувшую в свое имение.

Джосселин Клиффорд шла по дорожке, ведущей от ворот к массивным ступеням поместья. Под ногами перекатывался намокший гравий, и его шорох смущал девушку. Она подняла лицо к хмурому небу и, убедившись в том, что дождь закончился, сложила зонт. Достала из чехла фотоаппарат и сделала снимки дома и территории. Затем внимательно посмотрела вперед, решительно преодолела отделявшие ее от входа метры и остановилась на верхней ступеньке крыльца. Немного помедлив, Джо машинально взлохматила рукой короткие волосы, словно этот жест помогал набраться храбрости, оглянулась на заросший сад, глубоко вздохнула, вставила ключ в замочную скважину, провернула его и дернула дверь на себя.

Тут же пахнуло затхлостью. Глаза быстро привыкли к скудному освещению, и девушка покачала головой. Как только ее предки могли жить в таком ужасном месте? Стены из темного камня давили, а сквозняк то и дело заставлял ежиться от холода. Ветер проникал сквозь разбитые стекла и, разгулявшись, уносился вверх, завывая в печных трубах, словно привидение.

Именно из-за привидений она и прибыла сюда. В последнее время об этом доме поплыла нехорошая слава. Поговаривали, будто от долгой спячки проснулись призраки и стали тревожить покой живых. Джо была реалисткой, не верила в сверхъестественное и считала, что любому странному факту можно найти объяснение.

Девушка сфотографировала холл, прошлась по комнатам на первом этаже. Всюду царили запустение и разруха. Это поместье досталось Клиффордам в наследство от двоюродной бабушки отца. Оно пустовало с конца девятнадцатого века, поэтому находилось в таком жутком состоянии. Распорядитель давно предлагал избавиться от такого подарочка, но риелторы никак не могли найти покупателей. Никто не хотел жить здесь — с давних времен о поместье ходили дурные толки.

Сверху раздался такой неопределенный и загадочный звук, что Джо подскочила на месте. Она с тревогой посмотрела на кованую витую лестницу, ведущую в северную башню, и в красках представила себе, как оттуда спускается замысливший недоброе чужак. Девушка застыла на месте на несколько минут и, удостоверившись, что звук не повторяется, вздохнула с облегчением. Она постаралась убедить себя, что спугнула птицу или летучую мышь, и та случайно задела крыльями полупустой бак для хранения воды.

Джо прошла из главной залы по коридору до лестницы и взялась за перила. Первая же ступенька выдала ее скрипом. Девушка морщилась, пытаясь ступать как можно тише, но ничего не получалось. Не выдержав, Джо взлетела вверх, остановилась и осмотрелась. На втором этаже было совсем уныло. Прохудившаяся во многих местах крыша дала течь, а дожди сделали свое дело. Стены в мокрых подтеках, пара оставшихся картин скукожилась от сырости, а по полу растеклись грязные лужи.

— Здесь, пожалуй, не разгуляешься, — прокомментировала Джо и сфотографировала небольшой межкомнатный коридор и дверные проемы в спальни. Их завалило балками и черепицей от рухнувшей крыши.

Девушка поняла, что тут ей делать больше нечего, и вернулась назад в главную залу. Только сейчас она обратила внимание на старинный камин с витиеватой окантовкой. Она подошла ближе и заметила тлеющие угли. Здесь кто-то разжигал камин, причем совсем недавно! Возможно, в доме поселились бродяги! Сердце Джо забилось быстрее. Привидений девушка не боялась, но вот столкнуться с людьми ей бы не хотелось. Она оглянулась на выход и, вопреки своему желанию, подошла к лестнице на северную башню. Джо постояла в нерешительности, но, отогнав страх прочь, стала подниматься. Вскоре она уперлась в темную деревянную дверь, отворила ее и с некоторой опаской вошла внутрь.

В помещении царил полумрак — узкие арочные окна забили досками. Джо достала фонарик и посветила в сторону. На полу лежала куча грязного тряпья, что наводило на мысль о бродягах. Девушка нахмурилась, попятилась и наткнулась на что-то спиной. Больше всего по ощущениям это напоминало привинченную к потолку спортзала грушу. Джо резко обернулась, охнула и выронила фонарик. Это была не груша. Посреди башни родового поместья Клиффордов висело и слегка раскачивалось мужское тело. Внезапно сбоку девушка ощутила холодное дуновение ветра и тяжелый взгляд, обращенный к ней. Она посмотрела туда, и в свете лучей, едва пробивающихся в окна, ей померещился призрачный силуэт женщины. Джо, не веря своим глазам, бросилась к фонарику и подняла его.

Женщина исчезла.

1

Александра Покровская сидела в своей съемной квартире и задумчиво смотрела на тетрадки учеников. Сегодня проверка домашнего задания не заладилась. Сначала позвонил ее бывший, который вдруг возжелал снова встретиться, а потом она вспомнила прошлогоднюю поездку в Италию. Ровно десять месяцев назад Саша, расставшись с Павлом, который ей изменил, решилась на то, чего никогда в своей жизни не делала. Она познакомилась по интернету с красивым и богатым итальянцем Паоло Моретти и спустя всего несколько недель поехала к нему. Тогда забавная схожесть имен Павла и Паоло показалась ей хорошим знаком. И так все и было вначале. Итальянец даже сделал Саше предложение руки и сердца. Соглашаясь, она и не подозревала, что жених окажется крупным торговцем краденого. И пусть он хотел покончить со своим нелегальным бизнесом, жениться и завести семью, даже мысль о таком браке стала для Покровской запретной. К тому же последний его заказчик оказался влиятельным человеком. Он долгое время покрывал Паоло и поэтому требовал заплатить за работу, отдав ему хранившуюся в семье Моретти икону Черной Мадонны. Взамен бизнесмен пообещал не только простить долг, но и подкинуть денег. Это могло стать последним незаконным делом Паоло Моретти. И незаконным оно было лишь потому, что реликвия ему лично не принадлежала. По праву наследования она переходила к его кузине Мишель Ринальди. И хоть данная кража не выходила за рамки семьи, она все еще считалась таковой.

Возможно, сестра не выносила бы сор из избы, узнав, что в этом замешан Паоло, и ему удалось бы зажить спокойной жизнью, но икона исчезла из сейфа раньше, чем он успел что-либо предпринять. Когда же Мишель и Саша, подружившись, решились на собственное расследование, молодой человек не стал препятствовать, посчитав, что подобная помощь ему не помешает.

Девушкам улыбнулась удача. С помощью полиции они нашли бесценную реликвию. И в этот же день Паоло перехватил ее у сестры и поспешил расплатиться с нависшим над ним долгом. Но судьба распорядилась жестоко — по дороге к дому заказчика Моретти попал в аварию и погиб, а икона вернулась к истинной наследнице.

Мишель Ринальди верила, что брата погубила Черная Мадонна. В семье с давних пор считали, что тот, кто попытается нажиться с ее помощью, уходит из этого мира. Саша, далекая от подобных предрассудков, понимала, что это случайность, однако убедить вздорную, несносную и вечно попадающую в неприятности Мишель ей не удалось. И та, несмотря на протесты подруги, выбросила Черную Мадонну с моста Сент-Анджело прямо в Тибр, чтобы она больше никогда не губила чужие жизни. Так каждый остался при своем. Покровская вернулась домой в Россию, а ее подруга, спокойная за свою дальнейшую судьбу, назад в Лондон, где уже несколько лет жила с женихом Генри Клиффордом.

Единственное, что после всего продолжало радовать Покровскую, так это дружба с Мишель, выросшая внезапно и из взаимной неприязни. Ринальди весь год писала ей в соцсетях, звонила и звала к себе в гости. И Саша хотела откликнуться на ее предложение, но зарплата учительницы иностранных языков не позволяла подобной поездки. К тому же незамужняя, без особых привязанностей в России, девушка вряд ли могла рассчитывать на положительное решение английского посольства в выдаче визы.

Вспомнив об этом, Саша вздохнула. Англия была второй по счету страной, где она хотела побывать.

— Может, замуж за кого-нибудь выйти? — спросила себя Покровская, глядя в висящее на старом шкафу зеркало.

Ее отражение тут же наморщилось, отвергая эту нелепую идею. Саша хмыкнула. Спорь — не спорь сама с собой, а замуж-то пока никто кроме итальянского мафиози ее не позвал. Правда вот, бывший нарисовался. Но от него, скорее всего, толку будет мало. Девушка и так потратила на него восемь лет жизни. Снова она на его удочку не попадется.

Покровская не понимала, почему ей так не везет. Вот Мишель — все при ней. Невероятно эффектная, хоть и невысокая девушка обладала какой-то особенной магией. Она привлекала мужчин. Мало того что сама богата, так еще и жениха себе нашла не какого-нибудь там, а английского виконта. Он был молод, красив и считался одним из лучших хирургов Лондона. Саша, конечно, его ни разу не видела даже на фото, но верила тому, что о нем говорила Мишель.

Сама Покровская была среднего телосложения с длинными, чуть ниже плеч, светлыми волосами. «Серая мышь», — обозвал ее один старый итальянец. И он, пожалуй, оказался прав.

— Так и буду я одна прозябать в этой съемной квартире, — расстроилась Саша и отодвинула подальше от себя тетрадки. Сегодня работать больше не хотелось.

Покровская никогда не была пессимистичной, но Мишель уже несколько недель не давала о себе знать. Максимум писала одну-две строчки, просто чтобы сказать, что жива и в порядке. Саша на нее злилась. Она представляла себе, как та кутит на вечеринках или, что еще ужаснее, расследует без нее какое-нибудь очередное дело, и ей становилось жутко обидно. В Лондоне рядом с Ринальди — праздник жизни. В России одной — настоящая скука.

Ровно в этот момент полного одиночества и печали в квартире Покровской затрезвонил дверной звонок. Саша вздрогнула. Неужели Павел все-таки решил приехать вопреки тому, что она запретила ему появляться на пороге ее дома? Девушка вытянулась в струну и обратилась в слух. Снова звонок. Один раз, второй, третий. Внезапный посетитель казался до ужаса настойчивым и нетерпеливым. Покровская вздохнула и подумала: а вдруг это ее судьба? Подумав так, она решила не медлить и поспешила к двери. Звонок не умолкал. Саша сказала себе, что если это Павел, то сначала она настучит ему по голове и лишь потом впустит внутрь. Как только девушка зашуршала ключом в замке, посетитель угомонился и перестал трезвонить.

Саша с силой распахнула дверь в полной уверенности, что это ее бывший, и открыла рот, чтобы накричать на него, но, увидев гостей, опешила и забыла все слова разом.

— Я думала, ты уже никогда не дойдешь до этой двери, — вспылила Мишель и, отталкивая подругу, бесцеремонно влетела внутрь квартиры. — Старость не радость? Кости ломит? Походка уже не та? — сыпала «комплиментами» Ринальди.

Не снимая ботиночек на высоких каблуках, девушка прошла дальше и кричала что-то еще, но Саша ее не слышала. Перед ней стоял высокий молодой человек с темными волосами и большими серыми глазами. Он явно пришел с Мишель. Но та, в силу своей невоспитанности или просто позабыв, даже не удосужилась его представить. Он смущенно улыбнулся и через порог протянул Саше руку. Та, наконец приходя в себя, ответила на рукопожатие.

— Генри Клиффорд, — представился молодой человек.

— Ох, так вот ты какой! — не удержалась от восклицания Покровская, а он вопросительно посмотрел на нее. Девушка догадалась — тот не понял ни слова.

— Так и будете стоять у входа? — услышали они голос Мишель, и она снова показалась коридоре.

В руках итальянка держала бутерброд, который Саша сделала для себя, да так и не успела съесть. Ринальди уже надкусила его и с удовольствием жевала.

— Sorry for my confusion, — выдавила Саша, — please, come in.

Сама она поспешила отойти в сторону и пропустила молодого человека внутрь. Он, в отличие от Миши, не торопясь, пошел в ту сторону, куда указала Покровская. Та, придя в себя, с ужасом представила, что скажет этот английский виконт, когда увидит жуткую комнату, в которой она живет. Саша кляла про себя Мишель за беспардонное поведение и в то же время мечтала поскорее обнять подругу, потому что этот неожиданный приезд свел на нет ее депрессию.

— Почему ты не сказала, что в России? — спросила Саша, при этом крепко обнимая девушку.

Та объятий не оценила. Выскользнула из них и, продолжая жевать бутерброд, оценивающе пробежалась по комнате взглядом.

— Хотела сделать сюрприз. Полагаю, он удался?

— Конечно! О чем ты говоришь! Я как раз вспоминала о тебе!

— Это так естественно. Живя в этой квартире сложно не вспоминать о такой яркой и запоминающейся личности, как я.

Саша усмехнулась. Подруга за год ни капли не изменилась. Все так же любит себя и считает верхом совершенства. Но сейчас Покровской не хотелось ее приземлять, она была слишком счастлива.

Поскольку девушки говорили на английском, Генри тоже понимал их и с каким-то умилением поглядывал на свою подругу. Уж кого-кого, а его совершенно не смущало себялюбие Мишель. Саша давно поняла, что он легко относится к выкрутасам девушки, которую любит. И это не могло не вызывать легкой зависти.

Покровская снова невольно загляделась на Генри. Истинный сын британского королевства. Одет строго и со вкусом, подтянут, спину держит прямо, смотрит не заносчиво, но с некоторым превосходством. Впрочем, такой его взгляд свысока ничуть не смущал. Молодой человек имел на него полное право, ведь Клиффорды, по словам все той же Мишель, происходили из старинного рода и занимали высокое положение в обществе. Их предки по мужской линии были тамплиерами, и этот англичанин, по мнению Саши, смог сохранить в себе все признаки достоинства и благородства, присущие рыцарям.

Внезапно Покровская поняла, что Генри заметил особое внимание к его персоне и в ответ пристально изучает ее саму. Девушка тут же смутилась и покраснела. Едва сумев скрыть свое замешательство, она снова заговорила с Мишель:

— Надолго в Москве? Где вы остановились?

— Ненадолго, — быстро ответила Миша и с пренебрежением стала листать тетради, стопкой лежавшие на столе. — Привезли тебе приглашение для оформления визы, билеты на самолет до Лондона, бронь на отель и вот это.

Мишель открыла сумочку, вытащила оттуда большую пачку английских фунтов и положила на стол. Саша опешила. Ей казалось, что все это шутка или какой-то неуместный розыгрыш. От подруги вполне можно было этого ожидать.

— С ума сошла? Забери обратно!

Покровская схватила деньги и попыталась насильно положить их в сумку Мишель. Та отнекивалась. Так бы они и препирались, если бы Саша не почувствовала мягкое прикосновения теплой руки к своему плечу. Девушка обернулась. Генри стоял рядом.

— Алекса, — сказал он, — прошу вас. Вы нас очень порадуете своим присутствием в Англии. К тому же нам нужна ваша помощь.

Саша резко перестала впихивать деньги Мишель и даже спряталась за подругу, глядя на Генри из-за ее спины.

— Помочь? Чем помочь? — спросила девушка с недоверием и сделала шаг назад.

Она поймала себя на мысли, что если помощь нужна Мишель, то лучше прямо сейчас бежать отсюда куда подальше. Потому что у нее просто не может быть нормальных проблем.

Мишель уселась на стул и деловито закинула ногу на ногу. Генри тотчас встал за девушкой и положил ладонь ей на плечо. Полное единение.

— У Клиффордов есть старое поместье, которое досталось им от тетки. В нем никто не живет уже лет сто, — поведала Ринальди, — та еще развалюха, но продавать его или ухаживать за ним нет никакого резона.

— Предлагаешь мне устроиться туда смотрителем? — съязвила Саша.

Миша, как всегда, подколку не поняла. Генри, в отличие от нее, усмехнулся.

— Только если ты хочешь подружиться с местным привидением, — просто ответила Ринальди.

— Ах, вот оно что! — протянула Покровская.

Она начинала понимать, о чем в действительности пойдет речь, и мысль о том, что пора отсюда линять, показалась еще более здравой.

— Да, Алекса. Привидение. И Джосселин, сестра Генри, его видела!

— И ты тоже веришь в привидение? — напрямик спросила Саша у Клиффорда, понимая, что от его ответа зависит ее дальнейшее к нему отношение. Потому что Мишель могла думать, что угодно, но мужчина, показавшийся с первого взгляда таким разумным…

— Я верю, что в поместье творится неладное, — улыбнулся Генри, оправдывая Сашины хорошие ожидания.

— И причем здесь я? — задала Покровская вполне закономерный вопрос.

— Ты должна приехать в Англию и заняться со мной этим делом, — заявила Мишель. — Я хочу увидеть это привидение, понять, чего оно хочет, и помочь ему покинуть этот мир.

— Ага, — кивнула головой Саша и просчитала в уме, сколько примерно до ее дома будет добираться карета скорой помощи. Потому как подруге явно требовалась неотложка.

— И не смотри так на меня! — взъерепенилась Миша, уличая подругу в неверии. — Ты знаешь, что сделала Черная Мадонна! Ты не можешь отрицать того, что потусторонний мир существует!

— Жаль, что поместье нельзя скинуть с моста в Темзу, — не улыбаясь, ответила Саша, — так бы мы избежали многих проблем.

— Привидения привязаны к месту, — на полном серьезе ответила Миша, — уничтожение дома не даст нужного результата.

Саша снова посмотрела на Генри, тот развел руками: мол, ты же видишь, ее не переубедить. Покровская вздохнула. Мишель имела над ней какую-то власть. Даже только познакомившись с ней, она соглашалась на такие авантюры, придуманные подругой, в которые никогда не влипла бы по собственной воле.

— Чтобы получить визу, нужно за несколько месяцев записываться в посольство.

— Генри обо всем договорился, — Ринальди поняла, что подруга сдается. — Посол его знакомый. По чистой случайности он делал ему операцию на сердце. Теперь тот обязан ему и с удовольствием согласился помочь. Собеседование через три дня. Билет в Лондон на конец следующей недели. Ты все успеешь. Я знаю, что в середине июня у тебя начинается отпуск. Как видишь, я все продумала.

— Да уж… — Саша была шокирована такой оперативностью. — Мишель, но почему я? Если Джосселин видела привидение и верит в это, почему ты не хочешь заняться вызовом духов с ней?

Мишель встала. Прошлась по комнате, как всегда, цокая каблуками, и стала объяснять, отчаянно жестикулируя, — еще одна повадка, перенятая от итальянских родственников.

— Она вообще странная особа! — девушка посмотрела на Генри и замялась, но лишь на секунду. — Она не верит! Можешь себе представить? Она видела привидение и не верит в него! Что-то говорит про обман зрения! Про технологии… и еще какие-то инновации, о которых я понятия не имею. Она слишком увлечена компьютерами. Мы с ней дышим разным воздухом!

— Ну, значит, мне будет, о чем с ней поговорить, — высказалась Саша, когда Мишель замолчала, чтобы перевести дух.

— Так ты согласна? — обрадовалась Ринальди.

— А разве я когда-то могла тебе отказать?

Мишель от радости запрыгала на месте и, словно ребенок, которому покупают долгожданную игрушку, захлопала в ладоши.

— Мы с тобой на уши поставим Лондон! — пообещала она и засуетилась. — Нам пора уходить. Сегодня улетаем в Ростов-на-Дону к моей бабушке.

— Как, уже? — расстроилась Саша.

— Да. Надо с ней повидаться, — и потом, как бы между прочим, добавила: — Видишь ли, Генри сделал мне предложение, планируем свадьбу, а бабушка так и не знакома с женихом.

— Мишель! — воскликнула Покровская, радуясь за подругу. — И ты все это время говорила про какое-то привидение?! Я вас поздравляю!

Генри, довольный, что наконец-то заговорили об этом, с радостью принимал Сашины пожелания, в огромном количестве полетевшие из ее уст. Мишель, напротив, заметно скуксилась и заспешила на выход.

— Ну, хватит, хватит, — отмахнулась она, — поздравишь потом, когда будешь в платье подружки невесты ловить свадебный букет. А сейчас подготовься к собеседованию. Увидимся в Лондоне.

Мишель легко, практически на бегу, поцеловала подругу в щеку и пошла в сторону входной двери. Генри по-джентельменски слегка кивнул Покровской и пошел следом за невестой. Саша тем временем бросила случайный взгляд на деньги, которые успела положить на стол, и поспешила их поднять.

— Генри, — позвала она, и молодой человек обернулся, — заберите это. Вы и так много сделали для меня. Я найду деньги.

Саша протянула ему фунты, а он мягко отклонил ее ладонь с купюрами:

— Ты уже их нашла. Зачем же искать дальше?

— Мне неудобно…

— Не волнуйся ни о чем, для меня и моей сестры Джо большая радость познакомиться с тобой. Она с нетерпением ожидает встречи. Так что эти деньги ничто в сравнении с желанием познакомиться поближе с замечательной подругой моей будущей жены.

Эти слова были произнесены с таким пафосом, что Саша не смогла не улыбнуться. Его правильная речь — еще одно доказательство того, что Клиффорд слегка отличался от новой английской молодежи, привыкшей кутить на вечеринках, напиваться и нюхать травку.

— Что бы ни говорила Мишель про привидение, — тем временем продолжал Генри, — поверь, она всего лишь хотела видеть тебя рядом с собой в Лондоне. Она скучала. Уж я-то знаю.

— Генри, милый, — послышалось из коридора, — еще минута, и я решу, что ты решил остаться в этой халупе.

Молодой человек неторопливо развернулся и сказал напоследок:

— В любом случае, я тоже не верю в привидения, но мало ли…

И он, не дожидаясь ответа, пошел к Мишель. Саша поторопилась за ними, едва успевая сказать на прощанье несколько слов благодарности. Как только дверь за ними закрылась, Покровская облокотилась об нее спиной, прикрыла глаза и сказала сама себе:

— Ну, вот и начинаются приключения!

2

Переписка с иностранного сайта Computersandusers.com, приватный чат (записи переведены с английского)

BarsOFF: Привет (улыбающийся смайл)

JoYo: Привет. Ты веришь в привидения?

BarsOFF: Я не отрицаю их существования

JoYo: Мне кажется, я видела одно

BarsOFF: Не поверю, пока не докажешь

JoYo: Мне заснять его на камеру?

BarsOFF: Учти — фальшивку я сразу распознаю. Ты меня знаешь

JoYo: Учти — я не привыкла лгать. Ты меня тоже знаешь

BarsOFF: Тогда буду ждать

Внезапное счастье Саши обернулось для нее двумя неделями нервов и мучений. Сначала посол перенес их встречу на другой день, и Покровской показалось, что он просто не хочет давать ей визу, потом, когда эта проблема разрешилась, позвонили с работы и попросили выйти из отпуска на несколько дней. Мишель рвала и метала, кляня на чем свет стоит «отвратительные русские школы» и «беспардонных директоров», которые не дают людям отдыхать спокойно. А когда девушка и вовсе бросила трубку, Саша решила, что дружбе конец и поездка в Англию теперь вообще не состоится. Несколько дней она просидела в ожидании того, что Мишель позвонит и попросит вернуть все потраченные на нее деньги. И к концу первой недели та действительно позвонила, но только за тем, чтобы сказать, что поменяла Сашин билет и уже в нетерпении ожидает ее в Лондоне.

Так злоключения Покровской наконец-то закончились, а мечта начала сбываться. Четырехчасовой перелет до Лондона прошел отлично, а в зале ожидания девушку встретила нетерпеливая подруга. Оказалось, она приехала несколько минут назад и, не зная чем себя занять, успела поспорить с нерадивым продавцом кофе, поругаться с какой-то англичанкой и достать женщину из справочного бюро вопросами о том, когда же, наконец, прилетит этот «медленный дирижабль» из Москвы.

Мишель была так счастлива видеть Сашу, что болтала без умолку, рассказывая обо всем, что только приходило ей на ум. Покровская ничего не имела против и с удовольствием слушала щебетание подруги. За этим легким разговором они вышли к стоянке, где Ринальди оставила свое авто, и Саша не смогла сдержать смех, когда поняла, в какой машине ей придется рассекать по улицам Лондона. Нет, она, конечно, знала, что ее подруга любит выделяться из толпы… но розовый «Мерседес»! Это, пожалуй, было слишком.

— Розовый? Ты серьезно? — спросила Саша, закидывая чемодан на заднее сиденье и, спутав стороны, попыталась сесть на водительское кресло.

— Ты в Англии, детка, — Мишель небрежно перенаправила подругу к правой двери и добавила: — И вообще, много ты понимаешь! Это же не цвет Барби! Это лососевый оттенок.

— Лососевый? — на полном серьезе уточнила Покровская, и когда подруга уверенно кивнула, снова рассмеялась. — Ну, теперь мне все ясно. Лососевый в корне меняет дело.

Поселилась Александра в небольшом отеле в центре Лондона. Но Мишель пообещала, что это ненадолго. По плану через несколько дней и она, и Генри должны были взять небольшой отпуск и отвезти Покровскую в Хэмпшир, в дом его родителей. Те на пару недель уезжали на остров Джерси и разрешили поселиться Мишель и Саше у них. Девушка не хотела напрягать незнакомых людей, но, как оказалось, старое поместье Клиффордов было неподалеку, и добираться туда гораздо удобнее от дома родителей Генри, а не из Лондона. Поскольку Ринальди планировала не раз посетить это «место, полное привидений», пришлось Саше согласиться.

Так, последующие три дня Покровская была предоставлена сама себе. В бутики Мишель привезли новую коллекцию, и ей пришлось заниматься делами магазинов. Александру это нисколько не смущало, наоборот, ей очень хотелось побродить по Лондону одной. За это время девушка успела посетить Тауэр и покормить знаменитых тауэрских воронов, побывать в музее Шерлока Холмса и выпить чашечку чая в «Старом ресторане Миссис Хадсон», полюбоваться восковыми фигурами мадам Тюссо и сфотографироваться на фоне Вестминстерского аббатства.

Лондон искренне поразил Сашу и полностью удовлетворил ее ожидания. Это был прекрасный и необычный город с узкими улицами и дорогами, со старыми каменными зданиями, скверами и парками. Покровской очень нравилась и архитектура, и красные двухэтажные автобусы, на которых она наездилась сполна, и даже метро с чистыми большими вагонами. Что не очень впечатлило Сашу, так это лондонцы. Они отличались от москвичей какой-то легкой расхлябанностью. Молодежь покуривала травку, темнокожее население вообще сплошь состояло из странных личностей. Девушка не раз замечала, как некоторые из них бредут в полном одиночестве по парку или по проспектам вдоль Темзы и, заткнув наушниками уши, поют во всю глотку, не замечая никого вокруг. А в целом все здесь казалось каким-то другим. И даже асфальт на дорогах выглядел иначе. У Покровской было не так много времени до отъезда в Хэмпшир, и она старалась впитать дух Лондона и полностью раствориться в этом необыкновенном городе, о котором так давно мечтала.

Помогала ей в этом и Мишель. Несмотря на дикую загруженность на работе, она каждый вечер подхватывала Сашу в условленном месте и устраивала поход по английским пабам. Там подруги наконец-то могли выпить вместе настоящего яблочного сидра и поговорить по душам. Однако Саше постоянно казалось, что Мишель не открывается ей полностью и, как только речь заходит о свадьбе, начинает или замыкаться в себе, или переводить тему. Покровская списывала это на обычную нервозность невесты перед грандиозным событием и старалась не обращать на это внимания, хоть ее и задевало то, что подруга не хочет поделиться с ней сокровенными мыслями.

Но зато, вопреки необычно мрачному настроению Мишель, погода в Лондоне была замечательной. Все три дня, с момента прилета Саши, светило солнце, пригревая довольных туристов и удивленных местных. Миша на ее радостные восклицания по этому поводу лишь скептически хмыкала и сыпала еще более колкими, чем обычно, шуточками. Это Покровская тоже списывала на синдром невесты и старалась никак не реагировать.

В последний день перед отбытием в Хэмпшир Мишель заехала за Сашей в гостиницу после полудня, и они вместе поехали к родителям Генри. Сам он отбыл туда накануне, и теперь семейство Клиффордов в полном составе ожидало гостей к ужину.

Миша, как всегда, выглядела очень модно — солнечные очки, стильная укладка, дорогой фирменный костюм и неизменные туфли на каблуках. Только, как показалось Саше, она была еще рассеяннее, чем обычно: слушала невнимательно, на вопросы отвечала невпопад.

— Это уже выходит за все рамки! — разозлилась Покровская, когда Мишель пропустила мимо ушей очередной Сашин вопрос. — Скажи мне, что происходит? Ты сама на себя не похожа.

Миша слегка повернула к ней лицо и, собравшись с мыслями, ответила:

— Нервничаю я, понятно? Свадьба и все такое. Ты-то должна понять меня.

Саша вздохнула. Мишель неосознанно наступила на больную мозоль. Покровская все еще вспоминала Паоло и их несостоявшееся бракосочетание.

— У вас с Генри все будет хорошо, — попыталась подбодрить подругу девушка. — Я уверена, свадьба пройдет идеально.

— Угу, — печально произнесла Мишель, и Саша взяла себя в руки, пытаясь не донимать подругу лишними вопросами.

Дорога до дома Клиффордов занимала около полутора часов езды на машине. Ринальди, чье настроение могло меняться по сто раз на дню, на половине дороги внезапно приободрилась и вспомнила про привидение поместья Клиффордов. Покровская вздохнула и подумала, что уж лучше бы подруга еще немного пострадала по поводу своей свадьбы. Шальная мысль договориться с привидением была ей непонятна. Конечно, побывать в старом полуразрушенном английском доме не терпелось и ей, но она настолько не верила в эту сверхъестественную чушь, что вдохновение, с которым Миша каждый раз говорила об этом, начинало порядком раздражать. Больше всего на свете Саша не хотела вляпаться в какую-нибудь непривлекательную историю и тотчас доложила об этом Ринальди. Та, как всегда, назвала ее скучной русской, лишенной фантазии, и продолжила разговор о привидениях. Покровская махнула на подругу рукой и, полностью игнорируя ее, стала читать в Интернете о месте, в которое они ехали.

Уинчестер был сравнительно небольшим городом, но в древние времена успел побывать столицей Англии. В нем, по сути, не было никаких достопримечательностей, кроме Уинчестерского собора, начало строительства которого было датировано шестьсот сорок восьмым годом нашей эры, и дома, где когда-то жила Джейн Остин.

Мишель, смилостивившись, проехала неподалеку от собора, и то только потому, что он был на пути их следования. Из машины выйти не позволила, потому что опоздать на ужин к Клиффордам было непростительно.

— Они не поймут, — пояснила она. — Уж слишком они англичане. Чопорны до безобразия.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 439