электронная
180
печатная A5
424
18+
Диалог и другие истории

Бесплатный фрагмент - Диалог и другие истории

Объем:
218 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-2211-2
электронная
от 180
печатная A5
от 424

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ДИАЛОГ

1

В квартире на одиннадцатом этаже стоял запах вчерашнего перегара. На большой двуспальной кровати досыпал молодой человек, ещё не осознавая как тяжело ему будет прийти в себя. Он проснулся, ещё не открыв глаза, но уже почувствовал, что в голове творится полный апокалипсис, а вчерашняя ночь оставила за собой лишь туман, и ощущение того, что он сотворил какую-то глупость. Его зовут Андрей, он — менеджер среднего звена, который терпеть не мог свою работу, не потому что она плохая, а просто потому, что он устал. Он устал от вечно недовольных клиентов, от однообразия офиса и от не самой умной секретарши. Устал. Казалось бы — увольняйся, меняй жизнь к лучшему, найди себя, но круглая сумма в американских долларах на счету Андрея заставляла его вести себя более лояльно к компании-работодателю.

Потерев глаза, Андрей протянул руку на прикроватную тумбу, где его уже ждала подготовленная заранее минеральная вода и пачка сигарет. Сделав пару глотков, он достал одну палочку отравы и глубоко затянулся. Это было то самое ощущение, когда понимаешь, что выпил вчера галлон крепкого напитка, и перегара не избежать, да он и всё равно не исчезнет раньше завтрашнего утра, так что терять нечего, потому едкий сигаретный дым заполнял его лёгкие.

— Бля-а-а-а-а….- простонал Андрей, отклонившись назад. — А что ж вчера было-то?

Вечный вопрос после бурной вечеринки. Делая одну жадную тягу за другой, Андрей проваливался куда-то под гнётом табачного дыма. Но именно сейчас, в данный момент времени, ему было хорошо.

«Так, сначала я заехал к Диме. — пытался рассуждать Андрей. — Поздравил с днём Рождения его жену. А что же я ей подарил? А какая разница? Вроде все довольны остались. Так. Что же дальше? Выпили. Выпили, машину у него на парковке бросил. Поехал к Лене. Поссорились. Твою ж мать, я ж c Ленкой поссорился. Идиот. А из-за чего хоть? Чёрт. Она ругала за что-то. Говорила, что так дальше продолжаться не может. Что-то там про рост карьерный и душевный. В бар потом. Бар, потому что не помирились.»

Спальня в квартире-студии недалеко от центра заполнялась дымом. Память восстанавливалась, но с трудом.

«Бар. А какой бар-то? — Андрей закашлялся и рукой отмахнул дым от карих глаз. — Помню вывеску яркую, в стиле сериалов восьмидесятых. А вот что там и как. Стойку помню. Там ещё бармен забавный был — бородатый, с хвостом, на дровосека с Аляски похож. Он всё наливал, обслуживал. Виски. Точно виски. Джек! Старый добрый приятель, Мистер Дэниелс. Так… А что ж потом-то? Как дома очутился? Разделся, в кровать лёг как? На такси что ли ехал? Конечно, на такси. Пешком-то далековато было. Чёрт. Ни хера не помню. Ладно, вставать надо.»

Первое, что разочаровало Андрея — это время. На прикроватной тумбе электронный будильник показал 13:22, и идея плодотворно провести выходной улетучилась сама собой. Он открыл глаза, приподнялся потушить сигарету, и в этот момент тяжесть вчерашнего вечера резко обрушилась на него. В голове заиграла жёсткая дэд-метал группа с кричащим вокалистом, а к горлу подкатил ком. Найдя в себе силы, он поднялся и потопал в душ. Там его ждало спасенье. Холодный, приятный, отрезвляющий. Душ возвращал его потихоньку к жизни, жизни, которая вроде была и не плоха, но всё равно что-то было не так.

Он холост, не смотря на возраст. Хотя в Европе в этом возрасте только создают семьи. Но он не в Европе, а вопросы личного фронта так и не решались походом в ЗАГС. Ледяные капли пронзали черноволосую голову, словно отрезвляющие инъекции. Немного постукивая зубами, Андрей ловил остатки воспоминаний о вчерашнем походе в бар. Вчера точно произошло что-то важное, пока бармен обновлял стакан. Только вот что именно — Андрею вспомнить не удавалось.

«Может с Ленкой расстался? Или ещё хуже — закадрил кого. Да нет, конечно нет, как я мог? Что же произошло? Не-не. Если бы расстался — тоже помнил бы. Что-то ещё.»

После водных процедур Андрей обернулся в полотенце и посмотрел на себя в зеркало. Глаза чуть заплыли, но это исправит кофе. Да и сегодня особо торопиться никуда не надо. Впереди выходной. Так что, всё путём. Только чувство тревоги так и не покидает. Ну да ладно.

Пока на кухне, совмещённой с гостиной варился кофе, телевизор сообщал что-то про выборы, переговоры с Евросоюзом, и экономической ситуации к концу года. Но всё это проходило мимо. В голове были мысли о вчерашней ссоре. Как извиняться, что делать? Потом о сделке в понедельник, очень важной. Он там должен быть, потому что влиятельные люди приедут и можно за это зацепиться. Андрей посмотрел в окно. Там был город. Обычный такой город, покрытый зимним туманом. Туман, кстати сильный был. Соседнего здания не видно, и только внизу шла какая-то жизнь. Люди идут в магазины, машины пытаются разъехаться. И всё идёт параллельно. Такое ощущение, что жизнь идёт параллельно, а ты стоишь на кухне, с больной головой и с кошачьим дерьмом во рту.

«Кофе — подумал Андрей, — определённо нужен кофе.»

У Андрея был телефон мобильный. Хороший такой. Модный, как считается у богемной молодежи. Но Андрей не относился к нему так. Он просто его купил, потому что старый сломался, и если покупать — то покупать хороший. А вот городского у него телефона не было. Да и зачем? С родителями он всё равно общался по роумингу. Они переехали за рубеж несколько лет назад наслаждаться осенью в их жизни. С Леной он созванивался пару раз в неделю, а в основном либо ночевали друг у друга, либо отсылали сообщения, а у друзей городских тоже не было, так что стационарный телефон оказался вроде как и не нужен.

Неожиданно новомодный телефон громким звонком перебил речь ведущего телевизионных новостей. Одна из любимых песен Андрея, которую он заботливо обрезал под рингтон. Он удивлённо приподнял бровь, так как на экране отобразился неизвестный номер.

— Андрюха, здорова! — послышался хриплый голос на том конце — Ты как сам, живой?

— Да… Кто это?

— Ну, ты даешь! Пьянь! Так, ты давай собирайся, я еду!

— Куда ты едешь? Кто это? — напрягся Андрей.

— Не, ну ты даёшь! Ты вообще что ли ничего не помнишь?! Всё, давай, собирайся, я минут через тридцать буду.

— Да стойте вы, Я вас не приглашал! Не надо никуда приезжать! Откуда у вас этот номер? Адрес мой откуда?! Не звоните сюда и не приезжайте! — Андрей повесил трубку.

Сердце начало стучать так, будто сейчас выпрыгнет. И жар. Нереальный жар, вперемешку с потом.

«Что это было-то? — Андрей схватил сигарету из пачки — Что я, блядь, вчера натворил? Не уж-то наехал на кого по пьяни. Чёрт. Чёрт-чёрт-чёрт! А если сейчас приедут?! Что делать-то?»

Андрей открыл контакты телефона и водил пальцем вверх-вниз по экрану в поисках знакомых охранников, бандитов и людей способных решить его проблему. Он думал, кому набрать, чтобы всё резко наладилось и страх исчез? Он решил позвонить человеку, который всегда был его поддержкой.

— Димка! Димочка! Ты только трубку возьми!

Дима и Андрей дружили лет двадцать. Они сидели за одной партой, потом оба поступили в Университет, в общем, вместе по жизни. Семья Димы была родной семьей Андрея. Его всегда приглашали на празднования важных событий, будь то весёлый повод или грустный, а когда у Димы родился Павлик — честь стать крёстным отцом выпала конечно Андрею. Настоящий друг. Вот такой, именно один — настоящий. Всегда рядом, всегда поможет. Дима.

— Чё надо, пьянь?

— Димка, Димка, я, кажется, сотворил хуйню. — тихий голос Андрея выдавал его страх. — Сейчас приедут, сказали, что вчера договорились, Димка, что делать-то?

— Тихо ты. По-русски можно? Кто к тебе сейчас приедет и что ты вчера натворил?

— Да не знаю я! Позвонили, сказали собираться, что едем куда-то.

— Андрюша. Милый. Ты вчера сколько выпил? Ты от нас то уехал весьма поддатым.

— Слушай, ну вот давай не сейчас, а? А если это бандиты? А если я вчера что-то натворил страшное?

— Так, спокойно. Мужчина звонил или женщина?

— Мужик какой-то.

— Андрюх, а Ленка-то знает, что ты.. ну это… с мужиками знакомишься, и телефоны им раздаешь? А то ж она расстроится, если узнает, что ты с каким-то мужиком…

— Иди в жопу, а? Я тебе серьёзно говорю, мне позвонил какой-то мужик, сказал собираться, и что он едет! Понимаешь, он уже едет!

— Так, а через сколько он будет?

— Ну, уже минут через 20.

— Так, я сейчас к тебе приеду. Дверь никому кроме меня не открывай, я только за Виталиком заеду.

— Ага, давай. Ты только быстрей. А то я хрен знает что тут и как.

Нельзя сказать, что Андрей был трусом. Даже наверно наоборот, он был смелым. Но не таким смелым, как герои фильмов, а наверно он был чуточку смелей, чем среднестатистический трус. И сейчас ему было страшно. Он уже давно забыл про кофе, про похмелье, и всё, что его беспокоило — это тот голос, который за ним едет. Андрей достал ещё одну сигарету. Нервно перемещаясь от окна кухни к входной двери и посматривая в видеофон он повторял себе мантру:

— Никогда, больше никогда. Чтоб я ещё раз. Мать твою.

Андрей впервые подпрыгнул от любимой мелодии, когда зазвонил мобильник. На экране высветился тот же неизвестный номер.

— Да! — уверенно так, с дрожащими коленями, поднял трубку Андрей.

— Слушай, я по ходу поворот пропустил. Как к тебе с трёшки выехать? Налево? Направо?

— Послушайте, я сейчас вызову милицию.. полицию, вызову короче!

— Да что ты такой нервный-то? Мы ж вчера договорились.

— Я не понимаю о чём речь.

— Ещё бы, мы с тобой вчера на тринадцать тонн посидели!

— Ох, ёп…

— А?

— Ничего. Мужчина, я вам серьезно говорю. Я не знаю вас, и не в курсе кто вы. Я очень вас прошу, оставьте меня в покое.

— И об этом мы вчера тоже договорились. Никаких попятных! О! Нашёл указатель. Главное, что б ментов не было. А то, как ехать-то? Всё, бывай, скоро буду!

Хриплый голос повесил трубку, а Андрей сел на диван и подумал, что всё. У него потихоньку начали появляться страшные образы, которые навеял голос незнакомца. Впервые за очень долгое время он почувствовал беспомощность. Ему захотелось взять и куда-нибудь исчезнуть, чтобы целый мир не знал о его существовании. Или проснуться. Проснуться с облегчением, что это — дурацкий сон. Что всё приснилось, а он пообещает себе больше никогда так не напиваться. Но все эти мысли пулей испарились, когда прозвенел дверной звонок. Андрей вскочил, не зная что делать и начал метаться по комнате, как тигр в клетке. Хотя тигр, это наверно громко сказано.

— Бита! — радостно произнес Андрей.

Он схватил в кладовке бейсбольную биту и тихонечко, на цыпочках, пошёл к двери. Сердце снова застучало ритмом африканских барабанов, а маленький экран видеофона показывал двух мужчин в пуховиках, но увидев эти два силуэта, Андрей с облегчением выдохнул. Это были Дима и Виталик.

— Слава Богу! — открыл дверь Андрей.

— А ты, я смотрю, молодец. — прокомментировал Виталик. — ЗдорОво.

— Привет. Как же я рад, что Вы тут. — Андрей приобнял каждого из друзей пожимая им руки.

— Ну, давай, рассказывай. — Дима сразу прошел к кофеварке и налил бодрящего напитка.

— Короче говоря… Я вчера от вас поехал к Лене. Захотел увидеть, в любви ещё раз признаться, ну может пошалить чутка. А там что-то произошло. Мы толи поцапались, толи ещё что, хоть убейте, не помню. В итоге я оказываюсь в баре где-то на Тверской, и то, я не уверен, а дальше всё как в тумане. Ни такси обратно, ни как разделся. Ничего не помню. А с утра звонок от какого-то мужика, мол, собирайся, я за тобой, сейчас поедем. Я его послал, а он говорит, что ни хрена, мы договорились и он уже рядом. И что это — мне вообще не понятно.

Ребята немного молча посмотрели на Андрея, переглянулись, а потом засмеялись.

— Что смешного-то? Чего ржёте? — резко спросил Андрей. — Сейчас приедут блин, и всё. Увезут в лес в багажнике. И поминай, как звали.

— Андрюх, ты, конечно, не обижайся, — сказал Виталик, — но ты какая-то паникёрша. Ты действительно думаешь, что если это были бы бандиты, они бы тебе звонили и просили подготовиться к поездке?

— Ага, — подловил Дима, — ну там, знаешь, скотч чтобы руки связать, кляп с мятным вкусом.

— Очень смешно, друзья. Вот прям, друзья!

Ребята рассмеялись, а дверной звонок снова прозвучал на всю квартиру.

— Та-а-ак. — промычал Дима. — Ну, пойдем открывать. Бейсболист.

2

По ту сторону железной двери стоял мужчина лет тридцати пяти, в куртке с меховым капюшоном и в вязанной шапке, надетой так, что глаза разглядеть было не возможно. Мужчина переминался с ноги на ногу, ожидая пока ему откроют и периодически оглядывался то на номер квартиры, то в камеру видеофона, то в телефон.

— Вы к кому? — спросил Андрей по видеофону.

— Андрюх это я, открывай. Ехать пора! — ответил хриплый голос.

— Я вас не знаю. Откуда у вас мой адрес?

— Так ты ж сам мне вчера его дал!

Ребята руками прикрывали рты, чтобы не рассмеяться в полный голос. Да, поводов для шуток над Андреем прибавилось года на три вперёд.

— Так, подождите…

— Да чего ждать-то? Ехать надо ж, говорю!

— Вы что-нибудь понимаете? — тихо спросил Андрей свою группу поддержки.

— Нет. — ответил Виталик.

— Да, — улыбнулся Дима, — ты вчера был в говно.

— Ну, так я открою наверное… — уже без какого-то страха, но с осторожностью произнёс Андрей.

— Мы готовы в бой! — Виталик приподнял биту и заулыбался во весь рот.

Андрей щёлкнул замком и открыл дверь. На пороге стоял высокого роста улыбающийся человек, выражение лица которого из радости перетекло в разочарование.

— Бали-и-ин, ну ты не одет совсем! — протянул ему руку мужчина.

— Андрей… — ответно сжал руку в знак приветствия он. — А вы?

— Здрасьте! Ты реально ничего не помнишь? — искренне изумился незваный гость.

— …

— Я — Миша. Приятно ещё раз познакомится. Мы с тобой вчера встретились в баре. Ты был расстроенный весь и в депрессии, что-то с девушкой связано. Ну, мы выпили. И решили, что надо ехать.

— Чёрт, Лена. — Андрей осознал, что ссора все-таки произошла и очень серьёзная, но быстро вернулся в ситуацию. — Погоди, куда ехать?

— Слушай, мне-то пофиг, но простынешь ведь. Я один, у тебя, вон, двое бойцов и бита. Может, я зайду?

— Ну… Проходите.

Мужчина переступил порог, стянул с себя шапку, обнажив короткую стрижку и протянул руку Диме и Виталику. Молодые люди ответно кивнули и расступились.

— Мне тупо интересно, — ехидно улыбнулся Дима, — так что вы там вчера на пару сообразили?

— Ну, всё просто! — улыбнулся Миша. — Сижу я вчера за барной стойкой. Потягиваю виски, как подходит данный персонаж. Заказывает двойной безо льда. Залпом выпивает. Потом ещё один. И ещё. Я ему и говорю: «Молодой человек, Вы б потише, а то так и напиться недалеко». На что он мне отвечает: «А я, может, и хочу напиться. Не лезь». Ну, я смотрю, парень вроде адекватный, на алкаша не похож. Я говорю: «Случилось что?» Андрюха и отвечает: «Случилось. С девушкой поругался. Похоже серьёзно. Прям очень серьёзно». Ну, я ему рассказал, что сам после развода, мы выпили, познакомились, за знакомство выпили. Поговорили, выяснилось, что с одного города приехали. А там слово за слово и решили, что едем оба в Европу встречать Новый год.

— Что?! — с выпученными глазами спросил Андрей.

Вся ситуация походила на какую-то комедию. Дима с Виталиком уже не сдерживались и ржали на всю квартиру.

— Ну да, — продолжил Миша, — ты ещё рассказывал, что работа тебя достала, что живёшь один в квартире этой, одиноко тебе и всё такое. Потом мы с девушками познакомились…

— Что ещё и девушки были?! — Дима уже не скрывал удовольствия от ситуации.

— Ну, у него-то не было, ты в такие щи был, что слово «мама» с трудом выговаривал. Мы тебя в такси посадили. Адрес ты мне назвал ещё до этого, потому что договорились, что едем на моей машине, а я тебя заберу. Ну, в общем-то и вся история.

— Ты же понимаешь, что это бред! — отмазывался Андрей. — Какая Европа? Куда? У меня встреча в понедельник.

— В Берлин. Сами вчера решили. Визы у нас открытые. Сегодня как раз 28-е, завтра мы в Минске, потом Варшава, потом, собстна, Берлин. — улыбнулся Михаил.

Вся ситуация смотрелась как розыгрыш. Скрытая камера или что-то в этом духе. Только вот у Миши лицо было прям убедительное, а Андрей побледнел.

— Ну, так что, собирайся что ли.

— Да куда я поеду? Может ты маньяк какой-то! Ты меня пришьёшь сейчас где-нибудь. В дороге.

— Андрей, при всем моём уважении, я офицер. И позорить честь офицера я не собираюсь. — Миша сделал очень серьёзное лицо. — Тем более, что ты сам предложил. Так что… Поехали, а? Так не охота пробки собирать.

— Слушай, ты проходи, а я сейчас. Ты кофе попей пока.

Андрей подозвал мужиков к себе.

— Ребят, у меня такого в жизни не было. Я, конечно дурил по пьяни, но чтобы такое. — он кивнул в сторону Миши, который разбирался с новомодной кофе-машиной.

— А что, — Виталик посмотрел на часы, — мужик вроде адекватный.

— Ты сейчас серьёзно? — ошеломленным взглядом посмотрел Андрей, — Даже если и адекватный, как я с работы отпрошусь? У меня встреча века в понедельник, а я тут про Берлин рассуждаю!

— Андрюх, ты в судьбу веришь? — спросил Дима.

— Чего?

— Ну, сам посуди. О том, что ты хочешь уволится, я слышу последние полгода точно. С Ленкой у вас тоже не всё просто, никак не можете понять друг друга, ссоритесь, обижаетесь друг на друга. Сколько раз в кабаке говорил, что расставаться надо. Что хочешь поменять что-то. Я может и псих, но… Может это сама Вселенная тебя направляет, чтобы разобраться во всём этом маленьком аду. А с нами переписываться будешь. И если, ни дай Бог что, мы тебя везде найдём. — Дима подмигнул. — Почему нет?

— Потому что это незнакомый мужик! Потому что это трындец и безумие.

— Ну не едь тогда. — Виталик снова посмотрел на часы.

— Ну что? — Миша вклинился в разговор с кухни. — Ты там как?

— Э-э-э.. Я….

— Слушай. Будет круто! Поехали! — Миша сделал большой глоток кофе и беззаконно закурил.

Андрей всегда заранее продумывал свой отпуск. Он смотрел страны, где хорошие отели по выгодным скидкам, но страны эти должны были нравится Лене. Ему нужен был знак, пусть самый простой, еле заметный, но знак, который скажет, что он правильно поступает. Он понял, что такие вещи просто так не случаются. Он действительно хотел перемен. Он действительно хотел чего-то безбашенного. Однообразие работы и непонимание близких настолько истощили его, что ему хотелось показать остальным и себе, что он способен быть человеком самостоятельно решающим как ему жить. Ему нужен был этот знак, который вселит в него уверенность, которой в последнее время так не хватало.

На мобильнике снова раздался звонок, но уже СМСки и Андрей сразу нажал на салатовый ярлычок на экране.

«Не знаю, что делать дальше. Но так нельзя. Я уехала к маме. Останусь у неё до конца праздников. Мне надо подумать. Прости.»

— Миша… — не поднимая глаз, грустно улыбнулся Андрей, — Дай мне двадцать минут. Я быстро.

3

Сама мысль о том, что Андрей в понедельник не пойдёт на работу проводить одну из важных для компании встреч немного пугала его. Это была возможность засветиться в лучшем виде перед руководством, показать, что он специалист мирового уровня и готов к работе с крупными клиентами, но потом он вспомнил, что сам денег больше от этого вряд ли получит, а вот директор их организации наварит несколько миллионов сто процентов. Мысль о том, что он проведёт праздники вдали от Лены наоборот даже немного воодушевляла. Он хотел верить, что она у мамы, потому был спокоен, что с ней ничего не случиться. А дальше… А дальше будет видно. Сейчас он думает о себе. Впервые за долгие годы Андрей ждал какого-то новогоднего чуда.

Все четверо вышли из дома, попрощались, поздравили друг друга с наступающим, и Миша с Андреем сели в серый крузак.

— Классная тачка, — заметил Андрей.

— А то! — улыбнулся Миша. — Ну, с Богом.

Автомобиль с лёгкостью выехал из заснеженного парковочного места в сторону Минского шоссе, а на город большими хлопьями начал падать мокрый снег. Погода была мерзковатой, но дождик в дорогу, пусть и со снегом — хорошая примета.

— Ты что, правда, ничего не помнишь?! — спустя полчаса спросил Миша.

— Ни капли. Я вообще в шоке, что до дома как-то добрался, а не уснул на улице.

— Бывает. Ну, ты, конечно, вчера напился так, изрядненько. Что ж ты так?

Андрей почувствовал доверие к Мише. Ему захотелось рассказать как всё есть. Впервые у Андрея спросили что происходит с ним, а не осуждали его, или шутили, что он делает что-то нет так.

— Лена… Это моя девушка. Пока ещё по крайней мере. У нас с ней очень здорово всё начиналось. Мы познакомились на курсах испанского языка, лет семь назад наверное. Она вошла в аудиторию, такая красивая, стройная, а её глаза свели меня с ума в первую минуту. Я, честно говоря, не самый смелый, когда дело касается личной жизни. С девушками боялся заговорить первый, а от мысли, что мне нужно поговорить с ней, меня бросало в пот. И вот как-то мы сдавали очередной тест, ну я и спросил у неё как правильно сказать «Давай сходим куда-нибудь?». Она не сразу поняла, что я имею в виду, потому на следующее занятие я написал ей записку, где было сказано «Vamos a algún lado?». Она улыбнулась и ответила, что с удовольствием попила-бы кофе после занятий. А дальше несколько свиданий, первый поцелуй, первая ночь у меня и у неё, первый отпуск, казалось бы всё идёт своим чередом. А потом… — Андрей вздохнул. — А потом начались ссоры, недопонимания, обидки. В итоге не ладится как-то у нас с ней. Давно вместе, друг друга уже знаем как облупленных, но что-то всё равно не ладится.

— А ты жениться не пробовал?

— Это говорит разведённый? — приподнятая левая бровь Андрея выдала весь сарказм этого вопроса.

— И то верно. Но я-то по глупости женился. Ну как по глупости? Я любил конечно. Сильно. Знаешь, как по-настоящему любят. Дочка родилась. А потом началось. То я, дурак, исчезаю на какое-то время, она переживает. То она тоже отжигала не самым лучшим образом. А когда мы поняли, что мы не видимся неделями, хотя живём в одной квартире… В общем… Развелись. Но я хотя бы пытался. Да и она по своему пыталась. Дочку жалко. Она переживает очень. — Миша сделал паузу. — А ты?

— А я не переживаю. — Андрей подумал, что шутка будет уместной, но Миша не отреагировал. — А что я? Жениться надо, когда уверен. А я не то, что не уверен стоит ли жениться, я вообще ни в чём не уверен. Я против свадьбы то ничего не имею, хочу когда-нибудь семью, да и родители мечтают внуков нянчить. Но я не готов к такому шагу, потому что вроде как жениться НАДО.

— Жениться надо, Андрюша, когда сердце велит, а не когда кто-то давит. Причём велит обоим. Мы вон тоже по любви. Ну как мы думали. И свадьба была, и счастью наших родителей предела не было, когда дочка родилась. Но мы поторопились. Это я уже с возрастом понимаю, что рано всё это произошло. Рано именно для нас. И когда все вокруг были рады за нас и ставили наш брак в пример, мы наоборот стали отдаляться друг от друга.

— Хорошее дело браком не назовут. — Андрей рассмеялся. — Я закурю?

— Валяй. — Миша перестроился в крайний левый ряд и сильней нажал педаль газа.

С обеих сторон трассы Москва-Минск практически не было машин, и только серый крузак на большой скорости летел мимо заправок и придорожных кафе. Конечно, дороги в России не очень, но именно эта трасса была какая-то прекрасная. Вокруг лежал снежок, и деревья были им укутаны. Жёлтые фонари, зажигались один за одним и освещали путь. Темнело. Вся Смоленская область покрывалась мраком, только не страшным мраком, а мраком, который когда-то давно заставлял прогуливаться по улицам родного города и думать о прошлом, настоящем и мечтать о будущем под любимые песни. Вспоминаются грустные и весёлые истории. В школе Алина из параллельного класса пригласила Андрея танцевать, а он отказался, потому что побоялся, что это уловка одноклассников, чтобы как-то опозорить его на школьной дискотеке. Он оступился тогда и упал, а смех его «друзей» ещё долго вспоминал с желанием как следует наподдать каждому из них. Андрей вспомнил как в институте, в театральном кружке выбирал костюмы и сам сколачивал декорации для его первой постановки. Очень аккуратно он выпиливал и красил доски, и часто не замечал, что время уже далеко за полночь. Долгие репетиции одних и тех же сцен заставляли вахтёршу в буквальном смысле выгонять труппу из актового зала, но те овации на первом показе он никогда не забудет. А потом пришла работа. Как и любая работа сначала она завораживала, Андрей верил, что способен на всё и хотел показать себя с лучшей стороны. И показывал. До поры до времени. Ему стало всё равно и он ушёл на более высокую должность и заработную плату. Потом ещё раз и ещё раз, и в итоге ему стало всё равно. В очередной раз менять работу означало снова мотаться по собеседованиям и продавать себя, чего так не хотелось, потому Андрей пустил всё на самотёк. Он честно выполнял свои обязанности и за это честно получал хороший оклад. Ни больше, не меньше.

— Я работаю в консалтинговой фирме, — начал Андрей, — средняя такая фирма, но статусная. Зарабатываю неплохо. А вот сейчас сижу и думаю, я ведь не этим мечтал заниматься. Ну, вот не этим.

— А чем? — Миша не отрывая взгляда от дороги достал из кармана пачку сигарет.

— Только не смейся, ладно? Я всегда мечтал петь, знаешь, как Кипелов, или Гилмор. Я мечтал собирать стадионы. Чтобы заводить толпу, чтобы народ приходил на концерты и отрывался. А я ещё такой на гитаре играю. — Андрей сыграл пару аккордов на невидимой гитаре. — И всё шикарно. И всегда всё проходит на ура. Всегда люди радуются песням. А в группе обязательно играют друзья. Димка, Виталик. И лет тридцать такая карьера у нас. А потом прощальный концерт, потому что, ну, сколько можно играть-то? Надо и молодым дорогу давать.

— Хэх. Ты романтик. Только ты видимо не петь мечтаешь, а рок-идолом стать. Петь — это как одна из задач достижения цели, а конечная цель — популярность.

— Так разве это плохо? — улыбнулся Андрей.

— Это здорово, когда у человека есть мечта. Сокровенная такая, самая-самая. Это очень важно, потому что пока мы мечтаем — мы живём. Но её нужно уметь правильно формулировать. А вот мне повезло. Моя нынешняя работа — это для меня работа мечты. Я — преподаватель. — Миша даже немного расправил плечи, чтобы стало ясно, как сильно он гордиться своим призванием. — После войск долго думал куда податься, сил уже не было долг Родине отдавать. А вот литературу я всегда любил. Пошёл на вечернее в МГУ. А потом пошёл преподавать. Учу студентов литературе двадцатого века, ну и современной немного. Я с детства читать любил. С детства любил разговаривать с людьми. Сейчас кандидатскую защищаю по особенностям литературных веяний в произведениях двадцатого века. И это очень классно. Знаешь, когда приходят молодые ребята, и мы с ними начинаем общаться. Обсуждать. Писать рецензии. Учимся вместе.

— Тебе действительно повезло.

— Хотя в любой работе есть и негатив. Был у нас случай один на кафедре. Не самый наверно приятный. Просто в тему, про «дорогу молодым». Вот, знаешь, у каждого человека есть свое рабочее место, если он работает, конечно. Оно может выражаться по-разному. У кого-то стол, у кого-то уголок, у кого-то кабинет или офис. И вот дядька у нас работал, Аркадий Фёдорович. И у него тоже было рабочее место — простой письменный стол. Но он очень любил свой стол. Всегда было видно как ему нравилось его рабочее место. Ему нравился его старенький, но удобный для него компьютер. Нравилось, как на столе лежали папки, ручки, файлики, книжечки и другие необходимые в работе вещи. Он дорожил этим маленьким мирком. Ему было спокойней, когда он знал, что всё на своем месте. И вот однажды Аркадий Федорович пришёл на работу с опозданием. Он опоздал всего минут на 15, а что делать? Пробки такие, что ты расстояние в два километра проезжаешь за сорок минут! Представляешь, что такое «Библиотека имени Ленина» в полдевятого утра? И он опоздал. А тут как назло он забыл пропуск и охранник не хотел его пускать. Правда, бедолагу спас наш коллега с кафедры высшей математики, признав Фёдоровича. И его пропустили. Аркадий побежал скорей на место, чтобы не опоздать, а то наш начальник, Владимир Александрович, будет крайне недоволен, что в уже его мирке кто-то отсутствует. Правда, повернув за угол, он врезался в Раису Степановну, хорошая тётка, секретарь кафедры, и пролил на неё кофе, а сам выронил портфель с документами. Аркаша был весьма рассеянным человеком и забывал закрыть портфель. Потому все документы, которые лежали там высыпались. И дальше со скоростью истребителя Аркадий Фёдорович извиняется и пихает всю документацию, ручки, стаканчик с кофе Раисы Степановны обратно, и бегом к столу. Залетает в преподавательскую, бросает плащ и шляпу, несётся к столу, а там что-то не так… Папки слева, а не справа, ручек и карандашей нет, впрочем, как и подставки под них, а вместо компьютера — ноутбук. Спустя ещё минут пять к столу подходит молодой человек в дорогущем костюме и кофе. Ничего не говорит, улыбается старику и садится за стол. Оказывается, Фёдоровича сократили. Ему об этом никто не удосужился сказать, а приказ вообще сделали задним числом. В общем, на скудную компенсацию он нас в кабак повёл, меня и ещё пару коллег. И вот я сижу напротив этого милого человека и вижу, что всё. Ему дальше путь закрыт не только в институте нашем, но и в жизни в целом. И такая тоска взяла, что его просто перемололи.

— А что потом с ним?

— Частные уроки даёт понемногу, да и сочинения лентяям пишет. А ведь этой цели у него точно не было, когда он начинал. И это страшно, потому что у человека была работа мечты, а потом её взяли и отобрали.

— Это действительно очень страшно. — прокомментировал Андрей и уткнулся в окно. В своём отражении он будто увидел старика Фёдоровича.

«Однозначно пора что-то менять» — подумал он и закрыл глаза.

4

В пустоте Андрей провалился куда-то далеко, где ощущение гармонии грело душу и тело. Правда, СМС сообщение от Димы прервало двадцатиминутную идиллию. Пейзаж за окном так и не менялся, дерево проносилось за деревом, а Миша делал затяжку и выпускал дым носом сосредоточившись на заснеженной трассе. Андрей провёл пальцем по экрану.

«Ну что, живой?»

Андрей даже представил тон, с каким Дима задаёт этот вопрос.

«Все ок, братишка. Едем. Напишу из Минска. Своим привет!»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 424