электронная
400
18+
Диагностика кармы

Бесплатный фрагмент - Диагностика кармы

Книга 9. Пособие по выживанию

Объем:
218 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-2996-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Прием

25 марта 2003 года. На улице великолепный день, светит солнце. Я сижу в офисе, держась за го­лову. Она словно налита свинцом. Говорил же себе: не надо принимать одиночных пациентов. Вклю­чаюсь как на целую группу, а подготовки нет, схе­ма та же. Раковая пациентка, пожалел ее, решил проконсультировать. Каков результат? Закономер­ный — она совершенно не поняла то, что я ей го­ворил. Теперь трещит голова и я пытаюсь делать выводы.

Вспоминаю звонок в Москве. Женщина разыска­ла мой телефон и требовательно умоляла, чтобы ее проконсультировали. Ее дочь умирает от рака. Трубку поднял мой знакомый, обращается ко мне:

Что-нибудь скажешь?

Чувства не позволяют мне отвечать. Я отрица­тельно качаю головой. У знакомого брови лезут вверх.

Может, все-таки скажешь ей что-нибудь, у нее же дочь умирает.

Я ничего не буду говорить этой женщине.

А там женщина рыдает и продолжает умолять,

всхлипывая. Мой знакомый продолжает держать трубку, задавая немой вопрос. И я сдаюсь. Беру по голосу информацию, выходя на поле женщины. В долю секунды все становится ясным. Дикая нена­висть к мужчинам. Почему, когда — можно и не смотреть.

Передай этой женщине, — говорю я, — пус­кай для начала снимет претензии к мужчинам.

Он передает ей мои слова. Потом делает круглые глаза и кладет трубку.

Знаешь, что она мне сказала?

Догадываюсь, — отвечаю я.

Она сказала: а чего этих негодяев и ублюдков прощать-то?

Теперь понимаешь, почему я не хотел с ней говорить?

К сожалению, у многих людей вся энергия ухо­дит на то, чтобы требовать, просить, умолять. Спа­сение находится вокруг нас, оно находится везде. Но мы часто не хотим брать его, мы требуем, чтоб нам дали, а когда дают, отбрасываем в сторону и требуем чего-то нового, чего-то «эффективного».

Возвращаюсь к сегодняшнему звонку.

Вы были у меня на приеме? — спрашиваю женщину.

Была, но это был телефонный прием. Книги читала, кассеты смотрела.

Хорошо, слушайте внимательно. Что я вижу, то и буду говорить. У вас в поле смерть двоих де­тей. Из-за этого мощные проблемы в области гине­кологии. Полное неприятие вами травмирующей ситуации. Перетряску материального и духовного уровня проходите спокойно, сохраняя любовь. Уни­жение жизни, желаний, надежд — это для вас пока непреодолимое препятствие. Вы отреклись от люб­ви к мужу, через которого вам давались обиды и унижения. Отреклись от любви к мужу, потому что он не соответствовал вашим идеалам и надеждам. Вы испытывали уныние, недовольство судьбой и нежелание жить. У вас есть дети?

Да, у меня один ребенок.

Я пожимаю плечами: может быть и второй.

Вы не научили своих детей сохранять любовь. Для вашего ребенка любая перетряска гибельна. Он будет отрекаться от любви и к себе, и к другим. По­этому вы болеете. Вам все понятно?

В ответ — молчание. Я жду некоторое время, за­тем повторяю вопрос. В ответ — долгая пауза.

Так что мне делать, — наконец выдавливает женщина, — молиться?

Вы хоть понимаете, что такое молитва? Это не выцарапывание здоровья у Бога. Это устремле­ние к Богу и соединение с Ним. Сохранить связь с Богом, когда разрывается связь с человеческим. Сохранить любовь в любой болевой ситуации. На­учите этому себя, а потом через молитву — своих детей.

У меня рак матки, — отвечает женщина, — мне предлагают химиотерапию, но я в нее не очень верю.

Химиотерапия — это унижение жизни и же­ланий. И если не испытывать страха, уныния и де­прессии во время лечения, она дает прекрасные ре­зультаты. Но в вашем случае, поскольку проблемы не в вас, а в детях, эффект, скорее всего, будет сла­бым.

Я это чувствую, — говорит женщина. — И все-таки подскажите, что же мне делать?

Теперь молчу я. Вдруг слышу ее тихий голос:

Вы могли бы сказать моему мужу то, что го­ворили мне?

Я понимаю, почему она попросила об этом. Она не понимала меня в первый раз, не понимает и сей­час. Я делаю над собой усилие и соглашаюсь.

Хорошо, передайте трубку мужу. — Услышав его голос, начинаю объяснять: — Ваша жена меня сейчас не слышит и не понимает. Она переполнена страхами и переживаниями. Чтобы обратиться к Богу, нужно отбросить все человеческое. Нужно от­пустить страх, отбросить переживания, забыть о со­жалениях. Принять все, что произошло и что еще может произойти. Отпустить своих близких, свою семью, себя и свою жизнь, остаться в полном внут­реннем одиночестве. Чтобы соединиться с Богом, нужно разорвать все связи, хотя бы на короткое время. Ваша жена этого не может. Попробуйте по­мочь ей. Не переживайте за ее жизнь, отбросьте страхи. Не молитесь за ее здоровье, за ее жизнь. Это может только повредить. Молитесь, чтобы она и ваши дети сохраняли любовь к Богу, когда те­ряют здоровье и жизнь. Отпустите все, что вас привязывает к чувственному уровню, — обиды на женщин, недовольство собой и так далее. Сумеете ощутить Божественное — она пойдет за вами и вы­ровняется.

Я кладу трубку. Голова болит, в душе пустота. Оказывается, нужно уметь не только помогать, но и принимать помощь. Нельзя помогать тому, кто не готов. Помощь таким должна быть минимальной. Иначе за их проблемы буду расплачиваться сам. Я не могу избавиться от привычки давать человеку все то, что знаю сам. Давать нужно столько, сколь­ко человек может принять. Надо было сказать ей: вы отказывались от любви, подавляли ее. Вы не на­учили своего ребенка любить. Проживайте заново вашу жизнь, учитесь сами и учите его. От Бога нельзя отказываться никогда. На каких бы уровнях ни обрывались связи с миром, с жизнью, с челове­ческим счастьем, связь с Богом должна существо­вать непрерывно.

Продолжаю держаться за голову, глядя на зали­тый солнцем внутренний двор: кругом грязные лужи, лед, подтаявший снег. Ко мне обращается со­трудница:

К вам на прием хочет попасть женщина, у ее маленького сына раковая опухоль, нейробластома между почками и печенью.

Имя женщины? — спрашиваю я.

Сотрудница называет.

Я вижу в поле этой женщины смерть ее ребенка. Автор — мать. Зависимость от высших уровней же­ланий огромная. Неисправимая идеалистка. Посто­янная критика людей и окружающего мира.

Передай пациентке, — прошу я, глядя в окно, — пусть снимает осуждение людей. Все люди — дети. Все мы спотыкаемся и учимся ходить. Чтобы сохранить любовь, нужно научить­ся любить несовершенного. Все остальное — на приеме.

Работа над собой

Прежде я, нащупав проблему, старался решить ее сразу и пытался мысленно охватить ее всю. На тонком плане возникала огромная перегрузка, кото­рая со временем могла вылиться в тяжелое заболе­вание. Организм тут же выдавал защитную реак­цию — возникала апатия, нежелание заниматься этой проблемой. Что называется, опускались руки. Проходило время. Ситуация вновь подводила меня к проблеме. Я нехотя решал небольшую часть, по­том еще одну, затем чуть побольше, уже примеря­ясь к своим силам. А уже потом без напряжения и спешки решал всю проблему. Буквально на каждом выступлении мне говорят одно и то же: «Читала все книги, смотрела видеокассеты — результатов нет».

Раньше я отвечал:

Информации вполне достаточно. Если другие решают тяжелейшие проблемы, почему вы не мо­жете?

Потом сказал сам себе: если человек не может, значит, он не хочет внутренне. Если он подсозна­тельно не хочет работать, значит, он чего-то не по­нимает, неправильно относится к себе и к миру. Мне надо помочь ему. Теперь я советую иначе: на­чинайте преодолевать себя постепенно. Возьмите какую-нибудь одну задачу. Например, сегодня я не буду думать плохо ни о ком, буду видеть во всем Божественную волю.

Даже если процесс длится долю секунды, в нем есть начало, развитие и завершение. На тонком плане в нем заключено прошлое, настоящее и буду­щее всей Вселенной. Если у любого процесса есть начало и конец, значит, и у Вселенной есть начало, развитие и возвращение к исходной точке, то есть конец. В каждом шаге человека скрыт весь путь, который он прошел и должен пройти. Научитесь делать один шаг, и вы пройдете весь путь. «Глаза страшатся, а руки делают», — говорили наши пред­ки. «У страха глаза велики». Глаза, то есть наше сознание, обладают слишком малой энергией. Для решения любой задачи нужно на какое-то время за­тормозить сознание и подключиться к иррациональ­ному. Как говорят художники, начинать картину нужно чувством, интуицией, а заканчивать созна­нием, пониманием.

Я советую женщине, которая не может принять поведение своего мужа:

Для начала решите только одну задачу. На­учитесь смотреть на мужа, как на ребенка, что бы он ни вытворял. Если ваша любовь не тормозится и не колеблется ни на секунду, тогда можно присту­пать к диалогу и воспитанию. Для многих женщин это выглядит так: «Я не хочу, чтобы он пил, и он не должен этого делать». То есть ее желание незыбле­мо, а вот муж должен меняться. Воспитание — это помощь другому. Если муж пьет, значит, ему пло­хо. Значит, нужно измениться самой и помочь из­мениться ему. Многие женщины даже не представ­ляют, как легко изменить другого человека, если глубинно измениться самой. Нужно сделать только первый шаг к изменению. Шаг не к претензиям, а к любви. Во Вселенной нет ни повода, ни причины, которые могли бы оправдать отречение от любви. Мы их создаем себе сами, преклоняясь перед созна­нием и желаниями.

Раньше, когда у меня в душе возникал страх, я подгонял под него ситуацию. И чем сильнее было во мне чувство страха, тем более кошмарные ситуа­ции я себе рисовал.

Как рассуждает ревнивый муж? У меня появи­лось чувство ревности, значит, жена мне изменяет. И чем сильнее во мне это чувство, тем непорядоч­нее ведет себя жена. Таков принцип западного мышления. Поскольку сознание вторично, значит, если появилась какая-то мысль или чувство, то они рождены произошедшим событием. На Востоке иное отношение к сознанию, поскольку там оно первично. И если человек долго носит в себе ка­кую-то мысль или чувство, значит, должно про­изойти аналогичное событие. Если смотреть на си­туацию узко, то невозможно понять, что правы и те, и другие. На тонком плане первично сознание, на внешнем — ситуация. Чувство и сознание — это ситуация. Здесь можно поставить знак равенства с добавлением определенного коэффициента. Чувст­ва становятся ситуацией, ситуация превращается в чувства. Когда мы в неблагоприятной ситуации, провоцирующей страх и обиду, через любовь сохра­няем единство с Богом, мы перестаем быть рабами ситуации. Когда в душе появляется неосознанный страх, неверие в себя, сомнения и уныние, мы, устремляясь к Богу и сохраняя любовь, перестаем зависеть от наших мыслей и чувств. В этом суть развития. Мы ежесекундно преодолеваем зависи­мость от окружающего мира, от своих желаний, своего сознания. Но делаем это не одним гигант­ским скачком, а шаг за шагом. «Дорогу осилит иду­щий», — говорили древние. Здесь главное не оста­навливаться.

Но сейчас мое сознание переходит к ежедневным проблемам. Захожу в офис, интересуюсь текущими делами.

Звонила женщина, у ее ребенка резкое ухуд­шение, причем именно после приема. Она в ужасе, думает, что сделала что-то не так.

Сажусь за рабочий стол, набираю номер телефо­на. Слышу голос женщины, которая рассказывает о том, что результаты анализов у ребенка значитель­но хуже, врачи настаивают на немедленной госпи­тализации и активном лечении. Я вспоминаю: у ре­бенка патологическое развитие почек.

Что мне делать? — спрашивает мать. — Ана­лизы просто ужасные.

У ребенка нормальное поле, — говорю я, — и явное улучшение, просто идет обычная чистка. Та­кая же чистка идет, когда люди читают мои книги или смотрят видеокассеты. И хотя я провожу с вами прием по телефону, поверьте, информации вполне достаточно, чтобы привести в порядок и вас, и ребенка.

Вообще-то энурез у него прошел, — ободрен­ным голосом говорит женщина.

Вот видите, мы с Вами общаемся каких-ни­будь пять минут — прошел энурез, внешнее состоя­ние ребенка лучше, а то, что предстоит чистка, я предупреждал. По поводу анализов, еще раз повто­ряю, паниковать не стоит. Продолжайте работать, поговорите с врачами, через некоторое время повто­рите анализы.

Она благодарит и кладет трубку. Через несколь­ко дней звонит ее знакомый и говорит, что резуль­таты повторных анализов просто замечательные.

Кто-нибудь еще звонил? — интересуюсь у со­трудницы.

Звонила мать девушки, которую чуть не изна­силовали. У дочери состояние резко ухудшилось, ведет себя агрессивно.

А чего же мать хочет, — удивляюсь я, — что­бы за один раз, без мучений снялись все проблемы? Этой женщине мешают ее собственные стереотипы. Пришла на прием к целителю, заплатила деньги, и он должен мгновенно ее вылечить. После сеанса должно быть четкое, устойчивое улучшение и сня­тие проблем. Она забывает о том, что прочитала в моих книгах: на приеме пациент получает направле­ние, на приеме идет ускорение всех процессов, на приеме вся грязь из глубин поднимается на поверх­ность.

Насколько человек готов измениться, настолько быстрее и легче протекает выздоровление. Сначала мы очищаем душу, и при этом могут быть телесные страдания. Когда мы хотим вылечить только тело, лучше обращаться к хирургу. Хотя как можно осуждать пациента, которому многие сотни лет ме­дики твердили: «Я дам тебе таблетку, порошок, травку, произойдет чудо, ты поправишься»! И чем дальше развивается медицина, тем яростнее она убеждает в том, что все меньше усилий нужно при­лагать для излечения.

Медицина всегда лечила только тело, не пони­мая, что через тело мы воздействуем также и на душу. Религия лечила душу, через нее воздействуя на тело. И раньше религия, чтобы помочь душе, до­пускала жесткое отношение к телу, сдерживая его потребности и порой разрушая его. Сейчас медици­на, чтобы помочь телу, все активнее вторгается в духовные структуры, разрушает их. Прагматизм растет, медицина становится все более бездушной. А тело связано с душой и душа с телом. В западной медицине тело ставится в несколько раз выше того, что называется душой и сознанием. И ради здо­ровья большей части можно идти на разрушение меньшей. Раз сознание вторично, а тело первично, мы во что бы то ни стало должны спасти тело и то­гда спасем сознание. Для хирурга это вполне при­емлемое мышление. Чем лучше будет чувствовать себя тело, чем больше будут удовлетворяться его потребности, тем лучше будет для сознания и для души человека.

Исторический опыт выглядит несколько иначе. Тело и душа связаны, но движутся в разных на­правлениях. Если построить школу, одеть ребенка в школьную форму, найти хороших педагогов, это даст ему развитие. Но если не дать ребенку основ нравственности, которые идут в первую очередь че­рез ограничение его желаний, если не научить, ущемляя себя, заботиться о других, то физический принцип, перенесенный на духовное, даст не сози­дание, а разрушение. Если с человеком происходят несчастья, если он болеет, это неразрывно связано с состоянием его души. С болезнью можно бороться, воздействуя на тело и воздействуя на душу. Здо­ровье души — это рано или поздно здоровье тела. Здоровое тело — это далеко не всегда здоровая душа. Это означает следующее: чтобы преодолеть болезнь, нужно в первую очередь помочь душе че­ловека, а потом его телу.

Душа очищается любовью, через которую мы со­единяемся с Богом, и болью расставания с челове­ческим. Пока помощь телу не вредит душе, медици­на помогает. Если же для пациента интересы тела стоят на первом месте, медицина либо бессильна, либо вредит его душе. Многие до сих пор молятся о том, чтобы помочь своему телу или улучшить свою судьбу. И тогда возникает страх за свое тело, за свою жизнь, приходят сомнения и уныние. Страх и ожидание тесно связаны. Чем сильнее человек, за­бывая о душе, нацелен на свое физическое благопо­лучие, чем сильнее он ожидает скорейшего выздо­ровления, тем бесплоднее его попытки поправиться. Страх — это показатель неверия в Бога, отречения от любви.

Я объясняю пациентам так:

Измениться вы можете только через отре­шение от человеческого и переноса опоры на Боже­ственное. Обращаясь к Богу, вы должны пребывать в абсолютном внутреннем одиночестве. Рядом с вами не должно быть никого из близких. Не должно быть того, что вас радует, и того, что вас огорчает. Поэтому, перед тем как обратиться к Богу, отреши­тесь от всего и телом, и душой, и духом. Когда вы ждете гостя, вы убираете комнату так, чтобы это со­ответствовало его вкусам и желаниям, чтобы он мог там жить. Ваша душа — это комната. И чтобы туда пришло Божественное, в ней должна быть любовь. Значит, если мы хотим обратиться к Богу, в душе должно быть чувство любви. А если в ней царят страх, уныние, сожаление, контакт не произойдет.

Вы видели, как взлетает ракета? Она не может взлететь без топлива. Но потом, когда она поднима­ется на орбиту, топливные баки сбрасываются. Они начинают мешать. Так и мы. Сначала понимаем, что любовь к Богу дает нам здоровье, благополу­чие, развитие. Мы устремляемся к Богу из желания быть здоровыми и счастливыми, а потому нас долж­но перестать волновать наше здоровье и благопо­лучие.

Нужно ощутить, что соединение с Богом — это высшее счастье. Ради этого счастья мы к Нему устремляемся. Для того чтобы шагнуть на следу­ющую ступень, мы должны оттолкнуться от преды­дущей. Человек начинает обращаться к Богу снача­ла для того, чтобы спасти свое тело, потом для того, чтобы спасти свою душу, и лишь затем развитие единства с Богом становится непрерывной потреб­ностью и счастьем. Вчера мы сделали первый шаг к этому, сегодня делаем второй, завтра будет третий.

Наука и религия

Чем отличаются тоталитарные секты от мировых религий? Оказывается, что после общения со сви­детелями Иеговы, с деятелями из секты Муна лю­дям, чтобы восстановиться, нужно около полутора лет, настолько сильно негативное воздействие. По­чему люди позволяют убивать свою душу? Кто по­падает в такие секты?

Несколько дней назад в Москве я остановил ма­шину, чтобы доехать до центра города. Водитель оказался общительным и любезным человеком.

Вы куда едете? — полюбопытствовал он.

В баню, — ответил я. — Обычно то, что мы считаем удовольствием, вредит здоровью, но баня в этом плане исключение: и приятно, и полезно.

Любопытно, — замечает мой собеседник. — А хотите больше узнать о жизни?

С удовольствием.

У меня тут в бардачке есть книга, называется она «Дианетика». Я вам прямо сейчас могу ее про­дать.

И что в этой книге особенного?

Когда вы ее прочтете, в вас раскроются скры­тые способности, вы сможете свободно реализовать все свои желания. Вот вы сейчас едете в баню для чего? Для получения удовольствия, правильно?

Совершенно верно, — улыбаюсь я.

Так вот, основатель дианетики Хаббард спро­сил: «В чем суть человеческого счастья?» И сам от­ветил на этот вопрос: «Ощутить частицу восторга». Ну так вот, если вы прочитаете эту книгу, вы буде­те испытывать постоянный восторг, потому что лег­ко добьетесь всего, чего захотите.

И деньги у меня большие будут? — делаю я невинные глаза.

Несомненно, будут, — улыбается мой собе­седник.

И умнее стану? — спрашиваю заинтригованно.

Естественно. Ведь все спящие в вас возмож­ности будут раскрыты.

И здоровье получше будет?

Обязательно, — отвечает он убежденно. — Вы видите, я разговариваю с вами, при этом достаю из бардачка книгу и одновременно веду машину на большой скорости. Я могу водить машину по 12— 15 часов в день и не уставать. Все это показатель здоровья.

Я расслабленно разглядываю через стекло весен­нюю Москву. В этот момент я точно испытываю ча­стицу восторга. Вся эта ситуация напоминает мне известный анекдот, когда к пригорюнившемуся «новому» русскому подлетает дьявол и говорит:

« — Что, хреново тебе?

Да не то слово, — отвечает «новый» рус­ский. — Бизнес не прет, машина барахлит, перс­пектив никаких.

У меня есть для тебя приятная новость, — со­общает дьявол. — Ты можешь получить виллу в Майами, 10 миллионов зеленых в Швейцарии и но­вый шестисотый под окнами

Так-так, — оживляется «новый» русский. — Неплохо начал. А что я тебе должен взамен?

Дьявол пожимает плечами:

А взамен только одну твою бессмертную

душу.

«Новый» русский подозрительно косится на него и почесывает затылок:

Чувствую, ты меня надуваешь, но в чем на­колка, понять не могу».

В первых двух книгах я описывал ситуацию, ка­сающуюся вампиров. Помнится, приятель как-то рассказал мне историю про женщину, которая пе­риодически берет себе в партнеры по бизнесу муж­чин. Платит им приличные деньги, гораздо больше тех, на которые они рассчитывали. Через некоторое время напарники заболевают или умирают. «Беше­ный темперамент у бабы, — заметил мой прия­тель, — мужики не выдерживают». — «Здесь дру­гой механизм, — ответил я. — Она откупоривает их деньгами. Их душа начинает зависеть от нее. А вампирить ведь можно не только здоровье и судь­бу, но даже психику и способности». — «А как же Бог не накажет ее за то, что она убивает людей?» — «Если есть тот, кто готов продать душу, значит, найдется тот, кто готов ее купить», — ответил я.

Внутренне можно быть полностью открытым только Богу. И об этом говорит Ветхий и Новый Завет. Любовь к Богу превыше всего. Поклоняться человеку, если у него есть деньги, если он умен и талантлив, если он красив, если он родственник, который о тебе заботится, — это уже в некоторой степени продажа своей души. А значит, это должно тормозиться и несчастьями, и болезнями, да чем угодно.

Водитель отвлекает меня от этих мыслей.

Видите, у меня на панели прикреплены лис­точки. Дарю вам один. Здесь адрес, можете зайти в наш центр: пройдете тест, проведете диагностику. У вас характер изменится к лучшему. У вас есть проблемы с характером, ну, скажем, то, что вам не нравится в себе самом?

Конечно есть. Раздражительность в первую очередь, — говорю я.

В таком случае у меня для вас приятная но­вость, — живо откликается мой собеседник. — Бла­годаря этой книге вы за короткое время можете из­менить свой характер и стать другим человеком.

Я и сам был жутко раздражительным, чуть что не по мне — сразу ярость охватывала. А теперь я со­вершенно другой человек, спокойный, терпеливый.

Интересно, — говорю я, листая книгу, — очень интересно.

Ну так как, покупаете или нет? — весело ин­тересуется водитель.

Сложновато, знаете. Я вчера много работал, у меня болит голова, мне бы сейчас только до бани добраться.

Ну как хотите, — беззаботно говорит води­тель, продолжая рулить.

«Интересно, какое у него поле», — думаю я. Диагностирую и вижу любопытную картину. Об­щий кокон неплохой, уровень энергии высокий. А вот тонкие структуры будущего будто трактором перепаханы. То есть этот добродушный, приятный человек пребывает в иллюзиях. Собственная транс­формация, изменение идут на поверхностном уров­не. Идет выжигание стратегических ресурсов. Судя по всему, какое-то время он продержится и у него действительно будут неплохо идти дела, но потом, если он не найдет учеников, которые будут сбрасы­вать на него стратегические запасы своей души, ему станет плохо. Если человек перестал производить, а только потребляет, он обречен, сколько бы ни на­капливал энергию.

Самое любопытное, что уже в машине у меня стали сильно ныть десны, и это продолжалось еще некоторое время после расставания с водителем. Посмотрел себя и удивился: надо же, взрыв жела­ний и повышенная концентрация на них. «Поду­мать только, как неистребима в нас халявность! — усмехаюсь я. — Головой все понимаю, а душа бе­жит вприпрыжку за этим человеком, пообещавшим мне деньги, здоровье, способности и успех».

Эта ситуация помогла мне понять, чем отличает­ся секта от религии. Божественное в человеке не­различимо, оно входит в противоречие с челове­ческим тогда, когда идет поклонение сознанию и желанию, когда смыслом жизни становится радость от исполнения желаний.

Я хорошо помню, как экзаменатор спросил меня восемнадцатилетнего: «А что для вас счастье?» Я почему-то вспомнил, как некто сказал, что счастье — это почесаться, когда чешется, и изрек: «Смысл жизни в удовлетворении желаний». Он на меня странно посмотрел, но ничего не сказал. Те­перь я понимаю почему. Чтобы ощутить Божествен­ное, нужно отказаться от сознания и желаний. Ре­лигия учит преодолевать зависимость от сознания и желаний. Секта, наоборот, идет на поводу у жела­ний. Кто приходит в секту? Люди, у которых мощ­ная внутренняя зависимость от человеческого. У одного огромное желание ощутить превосходство над другими, а в жизни его постоянно унижают. Та­кой человек стремится попасть или в оккультную школу, или в кружок контактеров, или в секту, где он чувствует себя умнее, проницательнее других: «Я посвященный, я знаю, а вы нет». Вместо пре­одоления зависимости от сознания идет усиление этой зависимости. Естественно, со временем психи­ка и судьба разваливаются. Человек полностью ста­новится пленником своих комплексов.

Что такое комплекс? Это мощная скрытая зави­симость от желаний и сознания. Один всего боится, другой постоянно пребывает в унынии, третий всем недоволен, четвертый на всех обижается, пятый ревнует, шестой осуждает. И чем больше усугубля­ются комплексы, тем тяжелее проходить травмиру­ющую ситуацию. Отрицательных эмоций в душе скапливается все больше. Такое состояние непере­носимо, оно может быть остановлено болезнью, ал­коголем, наркотиками.

Когда человек приходит в секту, у него нет отри­цательных эмоций. Ему обещают только положи­тельные эмоции. Человек пробует этот наркотик и выключается из контакта с миром. И происходит чудо — боли больше нет, конфликта нет. Непре­рывная радость, веселье, счастье. А то, что в нем

разрушаются тонкие структуры и перекрываются каналы любви, этого человек не замечает. Он знает одно: он должен сохранить ощущение счастья. А положительные эмоции почему-то уходят, и энергии все меньше. А вот когда он вербует новых учеников, ощущение мнимого счастья вспыхивает вновь. «Это потому, что я делаю благородное дело», — думает человек. Расширяется круг таких счастливых, причем человек может и не догады­ваться о том, что он высасывает энергию из их душ. В результате членов секты можно разделить на две группы: небольшое число вампиров и огромное ко­личество доноров. В экономике это называется принципом финансовой пирамиды. И как видим, он блестяще действует не только в экономике. Если выйти на улицу и присмотреться, то внутренний взор может уловить огромное количество людей, го­товых продать свою душу, то есть готовых покло­няться деньгам, уму, красоте, славе, известности, но не любви.

Старение цивилизации

Здравствуйте, уважаемый Сергей Нико­лаевич!

В христианстве инцест считается грехом.

Я недавно подключился к Интернету и обнару­жил множество страниц именно с таким содер­жанием. Неужели люди не видят, что творят, не­ужели они не понимают, что это грех?

Главные стратегические запасы энергии у че­ловека, впрочем, как у любого другого живого существа, направлены на продолжение жизни, то есть главная энергия — сексуальная. Я писал о том, что на тонком плане секс и еда выглядят одинаково. Если у человека нет развитого сознания, материаль­ное счастье будет для него недоступно. Если у чело­века остановятся все чувства, мыслить он не смо­жет. Я упоминал о факте заглатывания языка йога­ми. Любая мысль вызывает незаметное дрожание языка. Язык связан со вкусовыми эмоциями. Ребе­нок ощупывает руками, трогает игрушку языком, эмоция превращается в мысль. Фундаментом чело­веческого развития является сексуальная энергия. Она, в свою очередь, проистекает из соединения с первопричиной.

Как происходит процесс развития цивилизации? Если племя живет в лесу, это еще не цивилизация. Но когда у племени появляется концепция окружа­ющего мира, понимание его законов, правила пове­дения, связанные с этой концепцией, то это уже определенная культура и цивилизация. Сначала ци­вилизация получает порцию Божественной любви, и кто-то, ощутивший единство с Творцом, излагает свое понимание мира. Так возникает религия. Рели­гия предписывает, как себя вести, для того чтобы удержать во времени единство с Творцом. В первую очередь это сдерживание человеческого в своем раз­витии. Не должно быть перерасхода приходящих порций Божественной любви. Каждая религиозная концепция подобна водопроводной трубе опреде­ленного сечения. Расход не должен превышать при­хода. По мере развития цивилизации водоем увели­чивается, диаметр трубы уменьшается. И когда контакт с Божественным уменьшается до опреде­ленного минимума, цивилизации пора умирать.

Главный конкурент Божественного — основы че­ловеческого счастья. Это не материальный уровень, в нем слишком мало энергии, и не духовный, а чув­ственный. Именно преклонение перед чувственным сексуальным аспектом может дать ускорение разви­тия, а потом стремительное угасание. Поэтому все мировые религии, положившие начало цивилизаци­ям, предписывали сдерживание сексуального чув­ства. Это уменьшало зависимость от человеческого счастья и усиливало контакт с Божественным, то есть увеличивало продолжительность жизни циви­лизации, не подавление, а именно сдерживание сек­суального влечения, позволяло трансформировать его в то, что мы называем развитием чувств и созна­ния. Энергия, не идущая в секс, раскрывается ду­ховностью, способностями и работает на развитие человека.

Когда есть любовь и одновременное сдерживание сексуального чувства, происходит трансформация человеческого в Божественное. Мы выходим из Бога, мы стремимся к Нему и раскрываем в себе Божественное, мы возвращаемся в Бога и становим­ся Им. Каждую долю секунды Божественное в нас превращается в человеческое. И человеческое соот­ветственно переходит в Божественное. Но для этого устремление к Богу должно быть большим, чем устремление к человеческому, к его основам, то есть к сексуальности.

В Библии первородным грехом названа именно сексуальность. Это корень человеческого счастья, его символ. Божественная любовь превращается в человеческую, и появляется сексуальность. Вот по­чему устыдились своей наготы Адам и Ева. А змей в библейском сказе выбран искусителем потому, что с незапамятных времен змея — символ опасно­сти и коварства; то есть процесс утраты Божествен­ного и преклонения перед человеческим происходит незаметно.

Библейские притчи наполнены колоссальным смыслом и правильным пониманием. В человеке очень тесно связаны чувство любви и вспышка сек­суального влечения. На тонком плане, оказывается, можно увидеть удивительную картину. Мы испы­тываем сексуальное влечение ко всему, что нам сильно нравится, даже к неодушевленным предме­там. Но именно сдерживающие факторы, как стен­ки сосуда, позволяют сексуальной энергии не расте­каться, а подниматься вверх, трансформируясь в высокие чувства и развитие сознания. Насколько человек не привязывает чувство любви к сексуаль­ности, настолько легче человеческое трансформиру­ется в Божественное. Почему в христианстве посто­янно говорится о братской любви? Потому что лю­бовь к отцу и матери, к брату и сестре — это, с одной стороны, максимальное раскрытие чувства любви и отдачи, а с другой стороны, торможение сексуального чувства. Чем выше уровень развития человека, тем масштабнее становится его душа и тем больше в ней энергии.

Представьте себе человека, неправильно относя­щегося к миру. У него падает запас любви и энер­гии. Тело начинает разрушаться. Ситуация подтал­кивает человека к правильному поведению и усиле­нию контакта с Богом. И чем раньше заболеет тело, тем раньше человек попытается что-то изменить в своем отношении к миру. Если человек будет зани­маться физическими упражнениями, обливаться хо­лодной водой, принимать витамины, пройдет курсы профилактического лечения и оздоровления, тело может продержаться, но поскольку энергии нет, начнет разрушаться дух. Может слабеть память, могут гаснуть способности и т. д. Наибольшей энер­гетической емкостью обладает наша душа, наши эмоции. Если человек будет постоянно тренировать свой ум, развивать способности, закалять тело, при неправильном отношении к миру может начать раз­рушаться его душа, то есть начнут утрачиваться не тактические, а стратегические запасы. Но если тело связано только с одним человеком, то душа как стратегическое понятие связана со всей цивилиза­цией.

При распаде души можно прожить достаточно долго, имея отличное здоровье и даже неплохую судьбу. Особенно много энергии можно получить при разрушении сексуальных барьеров. Представь­те такую ситуацию: один человек заболел, у второго железное здоровье, но он стал хамить, предавать, безнравственно себя вести. У третьего здоровье прекрасное, он никому особо не хамит, никого не предает, но помешан на сексе, причем с элементами патологии. Так вот, когда таких третьих становится много, это уже показатель того, что у цивилизации осталось мало энергии, и тогда начинается выжима­ние стратегических запасов. Когда чувство любви посещает нашу душу, происходит трансформация ее в энергию. Любовь и энергия находятся настоль­ко близко друг к другу, что ощущение счастья, ко­гда мы прикасаемся к любви, возникает и тогда, когда в душе есть вспышка энергии. И эта вспышка может произойти не только тогда, когда мы прика­саемся к любви, но и когда мы разрушаем свою структуру, когда деградируют дух, душа и тело. Царившая в Содоме и Гоморре сексуальная невоз­держанность, то есть секс с родственниками, мало­летними детьми, гомосексуализм, совокупление с животными — это все признаки гибнущей цивили­зации. Контакт с Божественным утерян. Любви нет. Новой энергии нет. Начинается саморазру­шение.

Я вновь вспоминаю фразу из Библии: «А еще по причине нарушения многих законов в людях охла­деет любовь». Она весьма точно подходит к нашему времени. Я вспоминаю нашумевший фильм «Апока­липсис», суть которого сводится к одной фразе: «Этот человек психически совершенно здоров, у него душа сошла с ума». Если попытаться понять, о чем говорится в заключительной главе Библии, от­кроется следующая картина. Как будет выглядеть цивилизация, утерявшая единство с Богом, лишен­ная любви, энергии и одновременно накопившая огромные возможности? Как будет выглядеть циви­лизация, у которой душа сошла с ума? Что с ней будет происходить? Картина открывается предель­но ясная: будет происходить саморазрушение. Ко­гда процессы такого рода идут стихийно, мы можем говорить о начале кризиса современной цивилиза­ции. Но если они поддерживаются искусством, мо­ралью, учеными, Интернетом, можно говорить о более серьезном и глубоком процессе. Следователь­но, в ближайшее время можно ожидать кризиса и тех явлений распада, которые помогут нам вновь обрести Божественное в себе. И этот переходный период к новой цивилизации через невозможность существования в старых рамках наблюдается уже сейчас.

Как будет выглядеть этот переход, какова будет степень распада тела, души и духа, насколько про­цессы созидания перекроют процессы распада — зависит от каждого из нас.

Запад-восток

Прочитал только первую и пятую Ваши книги, сейчас изучаю вторую. Увлекаюсь китайской философией, в частности Дао Дэ Цзын и Фэн Шуй. Это не дань моде, действительно интерес­но и тянет. В связи с этим вопрос: как следует понимать «совершенномудрый стремится к недействию»? Как практически применить «недействие»?

Я уже рассказывал историю о том, как к мо­наху пришел его ученик и сказал, что готов выпол­нять любую работу. Для начала монах предложил ему сажать морковь ботвой вниз. Говорят, Серафим Саровский ежедневно перекладывал поленницу с одного места на другое. В Индии это называется непривязанностью к результатам своего труда. В юно­сти я составлял список неотложных дел, которые должен был выполнить на следующий день. Мой список постепенно рос и пополнялся. Когда он до­полз до 40 пунктов, я заметил, что стал уставать и впадать в уныние, боясь ничего не успеть. И тогда я выбросил все списки, решив посмотреть, что бу­дет. И ничего не изменилось. О том, чего не надо было делать, я и не вспоминал, а остальное застав­ляла выполнять сама ситуация. В моем понимании деяние связано с желаниями, с целью, то есть с со­знанием, которое постоянно возвращается к цели. Чем больше зависимость от конечного результата, тем сильнее мы боимся, переживаем, обижаемся на тех, кто мешает нам действовать, впадаем в уныние, если не успеваем. Поэтому для воспитания учени­ков им сначала предлагали выполнять бесцельные действия. Это снимало зависимость от желаний. Если действие совершается без привязанности, оно не вредит душе и может называться недеянием, то есть действие совершается снаружи, но не происхо­дит внутри. Это позволяет, занимаясь любыми де­лами, сохранять ощущение Божественного в душе.

Вспоминается любопытный факт. В школе иезу­итов, кажется, был следующий тест для отбора луч­ших учеников. Молодому монаху назначали собесе­дование, скажем, на 9 часов утра. Он приходил во­время и ждал. Проходило 5—10 минут, но его никто не вызывал. Проходил час, за ним другой, третий. И все это время за монахом незаметно следили. Если испытуемый проявлял малейшие признаки не­довольства, раздражения, он выбывал из кандида­тов на ответственное место.

Тот, кто раздражается, спешит, переживает, серь­езного поручения выполнить не может. У викингов перед боем воинов поили отваром из мухоморов. Сознание оставалось чистым, а страх, переживание пропадали, потому что падала зависимость от жела­ний. В Индии в состав священного напитка «сомы» кроме молока входил также отвар из мухоморов. Воинам перед боем говорилось: «Ты уже умер, по­этому в тебе не может быть страха, ненависти, пере­живаний. Иди и делай свое дело». Внешние, свя­занные с телом слои сознания и желания тормози­лись, но раскрывались внутренние, гораздо более масштабные.

Чтобы заниматься философией, нужно видеть скрытое единство всего происходящего в окружа­ющем мире. Чтобы ощутить единство с ним, нужно выйти на тонкие планы, отрешившись от внешних. Поэтому истинная философия всегда тесно соеди­нялась с мистикой и религией. Для западного чело­века важен орган, который рождает функцию. Для восточного человека важна функция, которая со­здает орган. Поэтому западному философу интерес­но, как устроен орган, а восточному — как он ра­ботает и как он связан с остальными органами. По­этому западная медицина лечит только орган, а восточная стремится выровнять функции всего ор­ганизма, всех его органов. Хотя заслуги западной и восточной медицины, как, впрочем, и философии, неоспоримы, но чем дальше мы развиваемся, тем лучше понимаем, что видеть единство всего проис­ходящего, лечить весь организм в целом гораздо перспективнее, чем копаться в отдельных органах.

Кстати, вопрос, что первично, функция или ор­ган, в какой-то степени уже был решен советским психологом Леонтьевым. В своих трудах он описы­вает следующий факт: если организм попадает в но­вые условия, то несколько органов могут сообща создавать новую функцию, вследствие чего начина­ет формироваться новый орган. Так что справедли­вы, можно сказать, оба выражения. Функция фор­мирует орган, а затем орган выполняет функцию. Для меня восточная философия в своем стратегиче­ском понимании мира выглядит как функция, а за­падная философия и медицина — как орган, рабо­тающий в чисто прикладном аспекте. Принцип неделения позволяет выключить вторичную функцию и вернуться к первичной, то есть к той, которая су­ществовала до органа, до материального мира, туда, где мир был единой светящейся точкой.

Разное

Как научиться Вашему методу?

Суть моего метода заключена в развитии мышления. Раньше я наивно полагал, что можно найти заветную книжку или выйти на контакт с какой-то неземной сущностью, которая откроет мне все тайны Вселенной. Потом я с удивлением понял, что открыть тайну — это полдела, нужно еще по­нять, что именно открыто. Все тайны Вселенной раскрыты вокруг нас. Просто мы их не замечаем и не понимаем их сути. Я встал утром, налил себе чаю, съел бутерброд, спустился на улицу, купил га­зету, пошел на работу. В этой ситуации, как и в лю­бом, самом незначительном событии, сокрыта вся тайна Вселенной. Тайна открывается по мере наше­го развития.

Понимание события — это одновременный охват прошлого, настоящего и будущего. Подглядеть бу­дущее еще не значит понять суть происходящего. Для одновременного охвата прошлого, настоящего и будущего нужна энергия. Чем большей психиче­ской энергией мы обладаем, тем масштабнее мы мо­жем мыслить. Психическая энергия угасает, если не подпитывается любовью. Значит, познание мира невозможно без увеличения любви в душе.

Вернемся к моей диагностике. Я вижу деформа­ции полевых структур. Крестики, ромбы, несколь­ко десятков ситуаций. Наблюдая за полевыми де­формациями, можно сделать вывод: в таком-то и в таком-то случае происходит деформация поля, которая может привести к болезни. А если проана­лизировать несколько тысяч ситуаций, можно со­ставить набросок правильного поведения и пра­вильного отношения к миру. Суть моего открытия заключается в том, что после многолетних целена­правленных поисков я увидел полевые структуры, первичные по отношению к объекту, хотя наука всегда категорически утверждала, что полевая структура вторична. Открыв первичные полевые структуры, я с удивлением заметил, что их дефор­мации приводят не только к болезням, но и к разру­шению судьбы, характера, психики.

Я понял, что лечить нужно не орган и даже не весь организм, как это сейчас модно в медицине. Лечить нужно судьбу человека, его психику, его ха­рактер и его тело. Главным звеном во всем этом оказались характер и мировоззрение человека. Без правильного мировоззрения не будет правильного мышления. Без правильного мышления не возник­нет правильных эмоций. Неправильные эмоции приведут к неправильному поведению и затем к разрушению судьбы, психики и здоровья. Насто­ящим открытием для меня стало понимание того, что наши эмоции и полевые структуры — это одно и то же. Причем наши чувства делятся на два слоя: поверхностные, которые зависят от тела, и глубин­ные, от которых зависит не только тело, но и пси­хика и судьба.

Мне нужно было проанализировать несколько десятков тысяч различных ситуаций, чтобы сложи­лось такое представление. Очередным открытием для меня было следующее: лечить можно, давая че­ловеку правильное понимание мира. Оказалось, что масштабное изменение взглядов на мир может ле­чить даже такие болезни, как рак. Соответственно, неправильное мировоззрение может приводить к тя­желейшим болезням. Западная культура привыкла ориентироваться на материальное развитие. Сперва жилище и пища, потом мысли и идеи. Восточная культура, наоборот, говорила о приоритете созна­ния. Правильные мысли важнее жилища и куска хлеба. Восточный мир рождал идеи, и некоторые из огромного их количества постепенно становились материальной силой.

Недавно один человек сказал мне: «Мы на меж­дународном уровне понимаем, что идем к катастро­фе. У нас есть все: деньги, технологии, власть, но у нас нет идей. Мы совершенно не представляем, что можно сделать, чтобы изменить ситуацию». Но от­сутствие идей не главная опасность для челове­чества. Главная опасность кроется в неправильном мировоззрении и неумении мыслить. Еще сто лет назад главным источником богатства было сырье. Спустя некоторое время таким богатством стали технологии. Двадцать, тридцать лет назад весь мир с удивлением заметил, что главным богатством ста­новится информация. Япония наглядно показала миру, что идеи можно продавать и покупать. Новые идеи стали источником быстрого и реального обога­щения.

В то же время мир с неменьшим удивлением по­нял, что идеи могут убивать и разрушать сильнее, чем любое оружие. Идеи стали материальной си­лой. «Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо», — писал Маяковский. В России идеи наливались си­лой еще до революции, и опыт большевизма свиде­тельствует об этом. Сказанное свидетельствует и о следующем: самая ужасная и порочная идея — пус­тячок по сравнению с красивой, но недоработанной идеей, изъяны которой не видны. Большевики до­казывали всем, что для всеобщего счастья нужно разрушить государство как орган насилия. Но ко­гда государство было разрушено, они вынужденно создали гораздо более жесткий репрессивный аппа­рат. Недоработанные идеи, непонимание мировых законов разрушило судьбу и здоровье государства, а репрессивный аппарат становился все более мощ­ной панацеей, спасая организм от гибели.

В конце концов социализм рухнул. Научились ли люди мыслить? Последующий опыт говорит об

обратном. Государство было разрушено в очеред­ной раз, причем повторное разрушение произошло не только на физическом, но и на духовном, нрав­ственном уровне. Все свято верили, что демокра­тия — это отсутствие насилия, не понимая, что де­мократия может существовать лишь в условиях строжайшей дисциплины и диктатуры закона. На Западе демократия возникала как защита частной собственности. А в России после 1917 года частной собственности, а значит, защиты прав личности просто-напросто не было. Поэтому в постсоветской России не могло быть демократии. И то, что назва­ли ею, на самом деле стало отсутствием законов. В таких случаях все возвращается к первобытному механизму, когда сильные убивают слабых или от­нимают у них имущество. И возникновение кучки богатых людей, которые завладели почти всем бо­гатством страны, является закономерным результа­том непонимания того, что такое истинная демокра­тия, почему появился социализм, что сейчас проис­ходит в мире и что нужно делать для того, чтобы часть вырвавшихся вперед лидеров не уничтожила отставших, а вместе с ними и себя.

Правильное мировоззрение и понимание сейчас становятся куда важнее, чем жилище и кусок хле­ба. И в поисках такого понимания мы опять возвра­щаемся к священным истинам. По-новому начинает звучать привычная библейская фраза: «Не хлебом единым жив человек». Идеи все больше наливаются силой, а при отсутствии правильного понимания все ближе подвигают своих создателей к пропасти. В начале прошлого века безвестный работник па­тентного бюро вывел формулу: Е = мс2. Прошло около трех десятилетий, в принципе ничтожный срок, и последовал взрыв атомной бомбы. Взрыв, провозгласивший, что до коллективного самоубий­ства осталось не так уж много времени. Прошло еще около тридцати лет, появились атомные под­водные лодки, каждая из которых может уничто­жить все человечество. Изменилось ли при этом наше сознание и мировоззрение? Нет, оно все боль­ше и больше отстает от наших возможностей. Если мы не изменимся, мы погибнем. Сейчас это начина­ет понимать каждый. На Востоке искони подчерки­валось: измени себя и сумеешь изменить весь мир.

Чтобы изменить себя, нужно обладать правиль­ными мыслями, правильным поведением; нужно понимать законы, по которым живет Вселенная, нужно воспитывать свои чувства, исходя из любви и добродушия. Человек с несовершенной душой не может прикасаться к тайнам бытия, он просто по­гибнет. Врач с несовершенной душой не принесет пользу пациенту, ученый с несовершенной душой будет делать открытия, приводящие к гибели лю­дей. В последние столетия человечество стремилось расходовать, а не накапливать. Пресловутый кусок хлеба становился все важнее. А на понимание мира уходит все больше сил, чем на получение хлеба. Мир разучился мыслить. Философы и мудрецы ис­чезли. Никто не хочет отдавать, все хотят потреб­лять.

Симптоматической стала не только медицина, но также экономика, политика и философия. Если возникла проблема, ее нужно убрать. Понять, поче­му она появилась, почему ее появление закономер­но, об этом мы не привыкли думать.

Как-то один профессор сказал: «Я не собираюсь давать студентам знания. Через несколько лет все это изменится. Я учу их работать с этими знаниями, учу правильно мыслить». Мы долго были плохими студентами и профессорами. Сейчас я смотрю теле­визор и вижу, как мы учимся мыслить. И от поверх­ностных упреков, ненависти и обвинений, имеющих целью устранение мешающей проблемы, мы перехо­дим к пониманию связи между происходящими со­бытиями. Нужно не искать виноватых, чтобы выме­стить на них зло, нужно развиваться и меняться са­мим. И это будет лучшей защитой от повторения ошибок прошлого.

Диагностируя полевые структуры, я учился мыс­лить. Оказалось, что крохотный организм и огром­ное государство живут по общим законам. Так что, если у вас есть желание овладеть моим методом, прежде всего научитесь мыслить.

Здоровье

Я — программист, что само по себе диагноз. Свои проблемы я более или менее знаю, так или иначе справляюсь с ними, пусть и не на все сто.

Но вопрос не обо мне, а о моей любимой жене. Более года назад с тестем случилась беда — тяжелейшее заболевание почек, селезенки. Тесть — человек военный, не склонный к религи­озному мышлению, но моя жена тем не менее решила «вытащить» его по-своему. Вот уже год тесть соблюдает все посты, молится каждое утро. Он поправился, слава Богу, уже практиче­ски здоров. Но изменился характер моей жены. Увы, не в лучшую сторону. Появилась несгибае­мая уверенность в собственной правоте. Около года я не придавал этому особого значения, но сейчас это приняло невыносимый характер. Ее мнение бесспорно, ее решения окончательны и обсуждению не подлежат. Кто виноват, в ком причина, во мне или в ней? В общих чертах Пра­вославия, претендующего на статус единствен­но верного исповедания? Прошу Вас, помогите, всего несколько строк могут подсказать нам правильный путь.

Вы, наверно, замечали, что параноидальные симптомы проявляются у незаурядных личностей. Откуда они берутся? Дело в том, что наши жела­ния — это эмоции, охватывающие прошлое, насто­ящее и будущее. Чем масштабнее наши чувства, тем дальше уходят они в будущее, а значит, тем силь­нее может развиваться интуиция, спонтанное виде­ние, воздействие на окружающий мир. Чем масш­табнее желания, чувства человека, тем выше уро­вень энергии и тем большего он может добиться в жизни. Представьте себе умного, способного, та­лантливого, но одновременно пассивного, застенчи­вого, боязливого человека, а рядом с ним посред­ственность, обладающую бесстрашием, энергией, волей и огромным честолюбием, то есть масштабом желаний. Вы понимаете, кто из них будет занимать руководящий пост. Умный в лучшем случае будет заместителем или исполнителем. Чем сильнее у че­ловека контакт с будущим, тем мощнее он воздей­ствует на настоящее и управляет им. Многие цели­тели именно так и лечат. Они в контакте с тонкими планами, чем и пользуются. Вы понимаете, что та­кое лечение помогает телу, но вредит душе. Потому что его целью является не познание мира и полное изменение человека, а вытягивание только физиче­ского параметра.

Когда человек обращается к Богу посредством любви, он значительно увеличивает масштаб своих человеческих чувств. И тогда может открыться воз­можность лечить, видеть будущее, могут раскрыть­ся сверхспособности. Если нет жесткого приоритета Божественной любви над всем человеческим, тогда человека незаметно затягивает поклонение своим желаниям, будущему, духовности и т. д. Такой ме­ханизм достаточно распространен.

Вот откуда притча о дьяволе — ангеле, который был ближе всего к Богу и потому получил гораздо большую вспышку способностей, чувственности. Он утерял контакт с Богом, перестал чувствовать в себе приоритетность Божественного и переродился в дьявола. Помню, как одна женщина сказала мне: «Чем больше молюсь, тем больше хочется ругаться матом». Она была в шоке и считала себя ущербной. Я объяснил ей, что это естественный процесс. Чем сильнее мы устремляемся к Богу, тем больше уси­лий требуется нам для преодоления человеческого. Не каждый в силах выдержать это. Поэтому, чтобы выжить, не распасться душой, необратимо устрем­ленные к Богу люди облегчали себе задачу отказом от денег, секса, обильной еды, общения, удалялись в монастыри и пещеры. Когда порция Божественно­го получена, когда она переплавилась в человече­ское, когда наработан механизм преодоления зави­симости от обретенного счастья, тогда эта информа­ция может быть получена другими без опасности погибнуть.

Параноидальность проявлялась у человека, кото­рый видит вроде бы ясную картину. Он лучше по­нимает, что делать, у него лучше интуиция, он про­считывает любую ситуацию и постепенно привыка­ет к тому, что он всегда прав, забывая о том, что истинное абсолютное знание таится в душе каждого человека. Правильное, дальновидное понимание мира всегда будет уступать Божественной истине, всегда будет в какой-то степени противоречить Бо­жественной логике и никогда не будет совер­шенным.

При обращении к Богу последующее смещение на человеческое можно усилить и можно ослабить. Если мы обращаемся к Богу, потеряв свои желания и цели, если мы отбросили сознание и ощутили без­защитность, тогда Божественное превращается в че­ловеческое естественно и спокойно. И такое челове­ческое продолжает нести в себе любовь, постоянно ощущая собственную вторичность. Если же мы об­ращаемся к Богу с затаенными желаниями и целя­ми, это означает, что в нашем подсознании челове­ческое все-таки первично, а значит, оно всегда будет пытаться подавить Божественное и стать дья­вольским.

У вашей супруги обращение к Богу было сред­ством исполнения своих желаний. Целью была жизнь, здоровье, желание помочь близкому челове­ку. Когда она обращалась к Богу, масштаб ее воз­можностей становился намного больше, но подсо­знательная корысть побеждала любовь. Спасая здо­ровье своего отца, она в определенной степени вредила своей душе. Поэтому, как вы понимаете, претензий к Православию быть не может. Я думаю, для начала жене можно объяснить, что ощущение абсолютной собственной правоты — это и есть дья­волизм. Абсолютная правота подразумевает абсо­лютные знания, а человеку они недоступны. Только Творец владеет ими. Раздражительность, осужде­ние, непререкаемость мнения, жесткость в отноше­нии к людям — все это признаки утраты Божест­венного и торжества человеческого. Возвращаясь к Православию, скажу: поскольку смирение — одна из главных добродетелей, вы можете помочь жене не только словами, но и поведением. Если в эти мо­менты вы сможете сохранить чувство любви, я ду­маю, вашей жене со временем станет лучше.

Мой диагноз — хронический цистит. В по­следнее время бывают частые обострения, от боли буквально лезу на стены. Два-три часа кри­чу от боли, потом она потихоньку прекращается. Первый приступ был в 14 лет. Сейчас мне 19. Моя мама тоже этим страдала. Но после разво­да с отцом четыре с половиной года назад при­ступов у нее не бывало. Когда меня выписали из больницы, где лечили каким-то мощным лекар­ством, у мамы опять начались приступы. Дейст­вие лекарства прошло, и я опять болею. Получа­ется, ее болезнь перекочевала ко мне? Мама не читала Ваших книг. Она только кричит: «Бросай своего парня, и не будет проблем с мочевым пу­зырем!» А я не могу сообразить, в чем дело. Ис­пробовала все, но болезнь не уходит. Во всем остальном я — СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК! У меня душа поет! Я люблю и любима, у меня есть лю­бимое дело, я поступила, куда хотела, у меня хватает друзей. Я люблю Бога, люблю Его творе­ния. Но это счастье часто прерывается часами невыносимой боли. Может, что-нибудь посове­туете?

Хотя ваша мама не читала моих книг, но она сумела уловить связь между болезнью и ситуацией. Мочевой пузырь, гинекология — это тема человече­ской любви и личных отношений. Насколько мы сильнее преклоняемся перед человеческим, настоль­ко активнее включается механизм страхов, обид,

ревности. Если мать не приняла очищения в юно­сти, то и вы вряд ли примете его через любимого человека, и тогда заболеет или погибнет ваш ребе­нок. В подсознании вы вряд ли можете принять боль от любимого человека, поэтому вам дают боль от болезней. Можно расстаться с любимым челове­ком, и тогда цистит пройдет, но если этот человек вам предназначен, тогда, расставшись, можно уме­реть. Поэтому вопрос лучше решать изменениями в себе.

Ко мне недавно пришла пациентка, у чьей доче­ри была серьезная проблема — порок сердца. Сде­лали операцию. Все прошло прекрасно, у дочери никаких осложнений, мать была счастлива. Через два месяца она нащупала уплотнение у себя в гру­ди, обратилась к врачам и узнала свой диагноз — рак. Сделали операцию, но она уже не помогла, так как опухоль дала метастазы. Провели химиотера­пию — метастазы увеличились. С этой проблемой мать пришла ко мне. Я объяснял ей, что все очень просто. Вот о чем я говорил ей.

У вас была огромная инерция обид и маленькая инерция любви. Инерция любви уменьшалась, а инерция обид увеличивалась, поскольку обижались вы масштабно и долго. Понятие прощения вашей дочери незнакомо. Когда вам сделали операцию, «дававшая обиды» болезнь была устранена. В лю­бой, даже самой незначительной ситуации мы вы­страиваем весь спектр отношений к миру и Вселен­ной. У вашей дочери в самой невинной ситуации стало стремительно развиваться неприятие мира. Любое движение во Вселенной — это конфликт на­стоящего и будущего. Самая спокойная и гармонич­ная ситуация в основе имеет конфликт. Неумение правильно проходить конфликт — это отказ от раз­вития. Вы лишили дочь возможности проходить бо­левую ситуацию. Эта ситуация возникла у вас.

Поймите для начала, что любая обида — это угнетение вашего желания, поверхностное разруше­ние. Без разрушения нет развития. Любая обида — это залог развития, если вы сохраняете любовь в душе. Если обиду вы не принимаете и начинаете обижаться все сильнее, это означает, что вы не хо­тите меняться, не хотите приблизиться к Богу. Так вот, научите себя прощать обиды, а для этого на­учитесь принимать унижения желаний, сохраняя любовь к Богу. У нас есть два основных желания: одно связано с продолжением жизни — это сексу­альное желание, другое связано с защитой жизни и ее развитием — это мыслительный, волевой им­пульс. Постоянно повторяйте про себя, что вы по­винуетесь Божественной воле, что ваша воля вто­рична. Повторяйте, что сексуальное влечение для вас вторично, а высшая цель — любовь к Богу. Пе­риодически ограничивайте себя в воле, в своих це­лях, в своих сексуальных желаниях. Научитесь принимать любые унижения как данное Богом спа­сение. И тогда любая боль будет возможностью ощутить слабость человеческого, его вторичность и первичность любви Божественной. Вместо муки разрушения будет радостная боль созидания.

Один пациент спросил меня: «За что мне Бог дает такие неприятности? Неужели я такой пло­хой?»

«Не за что, а для чего, — поправил его я. — Неприятности даны вам не потому, что вы плохой, а для того, чтобы стали лучше». Для того чтобы пе­режить потерю человеческого, нужно во всем ви­деть любовь Божественную. Когда начинаешь по­стигать, какими незримыми нитями связан мир, как одно проистекает из другого, тогда понимаешь, что виноватых нет. Если нет виноватых, то нет и пра­вых. Если нет тех, кто обидел, не будет тех, кто обижается. Снимайте через покаяние все обиды на женщин, научитесь сохранять любовь в моменты любых потерь, увеличивайте инерцию любви посто­янно. И когда научитесь не обижаться, научите че­рез молитву, через общение с Богом вашу дочь, — тогда болезнь перестанет быть нужна.

Возвращаемся к автору записки.

Район груди — это обиды, низ живота — это от­речение от любви, нежелание жить. Раз у вас по­явились эти проблемы в 14 лет, как раз во время полового созревания, значит, проблемы есть и у ва­ших будущих детей. Старайтесь относиться к люби­мому человеку как к другу, на какое-то время за­будьте о сексе. Научитесь принимать боль от людей как очищение вашей души. Через что мы привязы­ваемся к миру? Через секс, еду, дыхание, сознание. Есть различные техники преодоления этих зависи­мостей, их также можно использовать. Еще раз хочу напомнить: в моей системе скрыта большая опасность, это прагматический подход к молитве. Любовь к Богу дает здоровье и счастье, но, обраща­ясь к Богу, мы должны забыть о своем здоровье и счастье, иначе мы решим вопросы ближние, такти­ческие, но создадим себе проблемы стратегические и гораздо более масштабные. Даже если у вас боль не пройдет сразу, не бойтесь и не унывайте. Бог не ставит задачи, не имеющие разрешения. Вам по­ставлена задача, и суть этой задачи не в том, чтобы обрести здоровье, а в том, чтобы через болезнь ощутить в себе Божественное. Эту задачу можно решить. И вы ее рано или поздно решите.

А в том, что болезнь уйдет, можете даже не со­мневаться.

Наука и религия

Говорят, что Бог не дает испытаний не по си­лам. Не сомневаюсь, что первые мужчина и жен­щина были совершенными творениями Господа.

И поэтому постулат об изначальной греховности женщины неверен. Чем более совершенны тво­рения, тем большие испытания им приходится выдерживать. То, что случилось с Адамом и Евой, и есть эти испытания. Испытания земной жизнью. В чем-то общие, в чем-то разные для мужчин и женщин. В Писании сказано: «Не суди­те», а получается, что женщине уже изначально вынесено что-то вроде приговора без обжалова­ния. Я понимаю, Вы пишете о том, что показыва­ют на данный момент Ваши исследования, при­чем подтвержденные конкретными человече­скими судьбами.

Вопрос такой: какое влияние оказывает на такое (оговоренное выше) Ваше суждение кол­лективное (бессознательное) мнение земного мужского сообщества? За книжки спасибо; чи­таю, стараюсь разобраться. Упорства мне не за­нимать. Самое интересное, что у меня сильно изменились представления о том, что значит быть счастливой. Говоря по правде, старые представления ушли, новые еще не обозначи­лись четко. Но то, что они будут уже другими, это точно.

Вы не задумывались над тем, почему именно женщины летали «на метлах» в Средние века? По­чему инквизиция уничтожила сотни женщин? По­чему случаи спонтанной левитации были именно у женщин? Женщины честно сознавались перед

Богом, что летали, и шли на костер. Непрерывная устремленность к Богу рано или поздно раскрыва­ется огромными способностями. Не каждый может справиться с внезапно нахлынувшим счастьем. В вопросе происхождения человека я вообще-то сторонник теории Дарвина. Просто к Библии нуж­но правильно относиться. Великие истины не могут приходить через лобовое объяснение. Когда к нам приходит что-то новое, мы пытаемся его осознать исходя из старых событий, меняя только привыч­ные связи между ними.

В Библии сказано, что сперва явится Антихрист, а уже потом — Иисус Христос. Он закует Антихри­ста на тысячу лет. Попробуем представить, исходя из Апокалипсиса, что это может означать. Скорее всего, в реальной жизни это будет выглядеть так: в течение нескольких столетий будет несомненным приоритет Божественной любви над человеческими страстями и желаниями — не только в сознании, но и в чувствах.

Как может выглядеть дьявол? Это был самый умный, самый красивый из ангелов. В нем ярче все­го должна быть выражена суть человеческого, из-за которой он отрекся от Божественного в себе. Все ценности сводятся к сознанию и желанию. Итак, представим себе ослепительно красивого человека, естественно, молодого, естественно, чрезмерно ум­ного и невероятно чувственного. «Дьяволизм — это гениальность без любви». Так вот, ум и чувствен­ность дьявола настолько огромны, что стали для него важнее Божественной любви.

С умом разобрались, переходим к чувственности. У женщины она несравненно выше, чем у мужчины. Для того чтобы рожать, женщина должна концентри­роваться на жизни и ее продолжении, а это и есть сексуальность и чувственность. Значит, дьявол дол­жен быть женщиной. Кстати, черный цвет навевает мрачные ассоциации, значит, он должен быть блон­дином. Естественно, неженатым. Итак, Антихрист в женском облике. Молодая, красивая блондинка с огромной чувственностью, но если есть зависимость от сознания и желаний, то должна быть сексуальная невоздержанность, явное или скрытое осуждение других людей. Она может не осуждать открыто, но провоцировать других на осуждение, на поклонение красоте и сексуальности. Вопрос: как же она сможет увлечь за собой толпы людей? Она может быть же­ной или любовницей ведущего политика, от которого зависит судьба человечества. И чем сильнее она при­стегнет его к человеческому счастью, тем более само­убийственной должны быть его политические реше­ния. Вы замечаете, что образ не очень убедительный? Попробуем подыскать другую работу. Как можно воздействовать на большие группы людей, незаметно заставляя их преклоняться перед способностями и сексуальностью? Ответ прост: искусство. Оно ока­зывает самое мощное воздействие именно на подсо­знание.

Недавно у меня был любопытный случай. У па­циентки, состояние которой было достаточно хоро­шим, вдруг повалились дети и внуки, и вспыхнула программа самоуничтожения.

Вас несколько дней назад оскорбил и унизил любимый человек, вы совершенно не смогли при­нять этого, — объяснял я ей.

Ничего подобного, все было нормально.

Я так и не понял, откуда пришла эта мощная волна негатива. А потом случайно в разговоре вы­яснилось, что она смотрела какую-то передачу, где ей очень понравилась какая-то певица. Я промоде­лировал ситуацию и был изумлен. Внутреннее пре­клонение перед умом, красотой и чувственностью мощно зацепляет человека за основы желаний, и практически сразу вспыхивает программа само­уничтожения. Сразу вспомнилась библейская запо­ведь: не сотвори себе кумира.

Так вот, представить себе Антихриста в виде кра­сивой, незамужней и чувственной блондинки слож­но. Мне также сложно представить, что придет Христос, воссядет на троне и будет судить каждого.

Мне сложно представить дьявола с хвостом и копы­тами, но, если отбросить формы и попытаться по­нять содержание, картина будет выглядеть несколь­ко иначе. Христос знал, что будет распят и пройдет через смерть. Поэтому, когда Он говорил «Я», вряд ли он отождествлял это со своим телом, как это привычно делаем мы. Его «Я» можно отождеств­лять с Творцом через чувство любви, той любви, которая продолжает существовать после распада тела, после распада души. Когда Он говорил: «Я вернусь», мне кажется, Он подразумевал, что вернется чувство любви ко всем людям, любви, ко­торая намного значимее чувственности, способно­сти, интеллекта и материального благополучия.

Чтобы ощутить приоритетность любви, надо убе­диться в невозможности существования в режиме поклонения перед сексуальностью, способностями и деньгами. Закон отрицания отрицания. Чтобы сту­пить на вторую ступень, должна возникнуть невоз­можность пребывания на первой или осознание это­го и устремление ко второй ступени. Чем сильнее осознанное устремление, тем менее стихийным и менее болезненным будет процесс перехода.

Но пока мы погружаемся в поклонение, искус­ство работает по дьявольскому принципу: вы хотите получить удовлетворение сексуального чувства? Пожалуйста. Вы хотите сдержать свою сексуаль­ность? Ни в коем случае, это вредно для вашего здоровья. «Посмотрите, какие мы красивые и сек­суальные, — вещают со всех сторон представители искусства. — Посмотрите, сколько у нас денег. Мы исполним все ваши желания». И не только предста­вители искусства. Американский священник, за­хлебываясь от счастья, сообщает о том, как он обра­тился к Христу, попросил «мерседес» и через неко­торое время этот «мерседес» у него появился. Корыстное отношение к любви и к Богу дает ростки дьяволизма. Чем больше мы концентрируемся на сексуальности, способностях и деньгах, тем более корыстными мы становимся в любви. Так вот, Ан­тихрист, я думаю, это и есть несдержанная, крича­щая сексуальность представителей искусства, осо­бенно женщин. Искусство должно лечить, а пока в большинстве своем оно помогает умирать. Если раньше врач лечил, принося боль и убеждая при­нять ее, то сейчас он угодливо склоняется перед па­циентом: вам плохо? Вы не хотите жить? Вот вам, пожалуйста, «удавочка», только заплатите денеж­ку. «Жест — это движение души», — говорил Ша­ляпин.

Искусство — это демонстрация красивой души через тело. Душа очищается Божественной лю­бовью и болью.

Почему в Древней Греции любили трагедии, где непременно были любовь и потери? Такое искус­ство очищало душу, приводило к катарсису. Ны­нешнее искусство демонстрирует не душу, а тело. Вместо катарсиса зрители получают сексуальное удовлетворение. Мы не можем жить без денег и ма­териальных ценностей. Но у нас никогда не будет материального, если не будет способностей, интел­лекта, развитых законов, то есть ценностей духов­ных. Духовные ценности будут вырождаться без чувственного потенциала, то есть развитие чув­ственности и желаний дает расцвет сознания и ма­териального благополучия. Но наша чувственность и наше желание высыхают и вырождаются, если нет соединения с Божественным. Если объем любви в душе уменьшается, если мы тормозим ее страха­ми, унынием, обидами, невоздержанностью, наши желания становятся нашими хозяевами, а мы их ра­бами. Раб чувственного счастья будет рабом душев­ного и материального счастья. И если брать суть человеческого развития, мы опять придем к конф­ликту и противоречию, без которого невозможно развитие.

Самый большой импульс развития приходит че­рез любовь к женщине, в которой всегда есть сексу­альность. Но одновременно самая большая опас­ность появляется тогда, когда сексуальность стано­

вится важнее любви. Женщина должна рожать детей и поэтому она не должна умирать. Мужчина, наоборот, для спасения своих детей часто должен рисковать жизнью, поэтому у мужчины подсозна­тельно меньшая концентрация на жизни, желаниях и потому ему легче ощутить Божественную логику. Это не превосходство и не ущербность мужчины и женщины, это разделение труда. Женщина разви­вается через продолжение жизни, мужчина — через ее потерю. Поэтому у мужчины сильное информа­ционное начало, а у женщины чувственное.

Почему женщины не становятся философами? Чтобы абстрагироваться, нужно отрешиться от все­го. Отрешение от сознания, желаний и жизни — это смерть. Если человек не готов умереть, он ни­когда не будет настоящим философом. Тезис об из­начальной греховности женщины на самом деле яв­ляется прививкой от поклонения женскому началу, то есть чувственности. Греховность подразумевает большую работу над собой. Поскольку женщина сильнее привязана к жизни, то и сил для преодоле­ния зависимости от сексуальности, желаний и жиз­ни требуется в несколько раз больше. И для появ­ления на свет детей природа дала женщине униже­ние, помогающее ей ощутить Божественное в себе. Месячный цикл — это периодическое разрушение жизни и желаний, унижение сексуального чувства. Перед месячными и во время них многие женщины чувствуют себя весьма плохо и физически, и мо­рально. Чем больше зависимость от желаний и жиз­ни, то есть концентрация на первородном грехе, тем хуже чувствует себя женщина. И пока женщины рожают, то есть продолжают жизнь и концентриру­ются на ней, я думаю, у них постоянно будут су­ществовать проблемы спасения Божественной люб­ви в собственной душе и преодоления зависимости от человеческого счастья.

Отношения

Безответная любовь!!! Как себя вести?

Много лет люблю женатого мужчину. Он об этом не знает, ко мне равнодушен. Правильно ли я поступаю, отказываясь от отношений с ним, при этом продолжая его любить? Где грань меж­ду смирением и отказом от желаний? Судя по тому, что сильно ухудшилось здоровье (на днях операция), я иду не к Богу. В чем моя ошибка в данной ситуации?

Представьте себе животное, которое поело, затем занялось сексуальным актом. Теперь предста­вим себе человека, который сделал то же самое. В чем разница? По сути это одно и то же. Но у че­ловека, кроме темы желаний и немедленного удов­летворения, включается понятие красоты, общения, то есть энергия желаний работает на развитие. Если человек не будет сдерживаться, устремляясь к вы­соким чувствам, в которых больше любви, он пре­вратится в животное. Мне недавно одна девушка написала записку: «Я хочу научиться искусству любви и думаю: кто бы меня мог лучше этому на­учить — мужчина или женщина?» Она, вероятно, имела в виду секс. Секс и еда по энергетике — одно и то же. И здесь правила весьма просты: не превра­щать это в цель и не спешить. Если сравнить секс с едой, то можно представить следующую картину. Очень важен хороший повар, то есть масштаб и глубина наших чувств. Имеет значение оформление ресторана, в котором мы едим, — это наши взаимо­отношения, ухаживание друг за другом, которые помогают превратить сексуальную энергию в духов­ную и любовную. Важен красиво сервированный стол, то есть нежное, сдержанное отношение друг к другу. Важна атмосфера, в которой вы едите. А уж как ложку в рот засовываете — это последнее дело. Главное тут не торопиться, не объедаться и думать о том, кто рядом.

Так вот, сдержанность наших животных жела­ний и чувств делают нас людьми, но любовь — это тоже чувство, удерживать и тормозить которое не­желательно. Управлять им и пытаться подчинить его себе недопустимо. Поэтому если вы любите — и признавайтесь любимому и пытайтесь с ним встре­титься. Если откажет — страдайте, просто иногда отказ от действий, помогающих раскрыться вашему чувству, на самом деле является подавлением чув­ства любви. Не надо бояться чувства любви и комп­лексовать из-за него. Не станет любимый человек любовником — попробуйте с ним просто дружить. Дружба — это любовь без секса. Поэтому еще раз хочу подчеркнуть — не стесняйтесь вашего чувства и не бойтесь за него. Идите за ним и подчиняйтесь ему. Если вы будете унижены, поверьте, это прои­зойдет только с вашими желаниями, на любви это не отразится.

Унизить, обидеть любовь невозможно.

Работа над собой

На свою записку я получила от Вас ответ: «Ни­когда не осуждать, не бояться будущего, год ра­боты над собой». В результате ко мне вернулся муж, но мне все стало как-то безразлично. Полу­чила высокооплачиваемую работу, а напрягать­ся ради нее нет ни малейшего желания. Полное безразличие ко всему. Мне кажется, это резуль­тат работы по Вашей системе.

Я думаю, вы правы. У вас любовь слишком тесно была связана с желаниями. Поэтому, когда вы начали отстраняться от привязанностей, вы од­новременно отстранились и от любви. Тема полного отрешения у человечества произошла уже в Древ­ней Индии. Сначала отрешившись от всего, мы по­том в этой пустоте начинаем ощущать нечто гораздо более важное, чем предыдущее счастье. Затем мы понимаем, что отрешение — это средство ощущения единства с Творцом. Процесс отрешения завершил­ся, начался процесс устремления и ощущения люб­ви в душе. И потом мы постепенно возвращаемся к человеческому счастью, продолжая сохранять един­ство с Творцом и непрерывно поддерживая ощуще­ние любви. Так что особо не переживайте. Процесс притупления чувств — явление закономерное и проявляется у многих, кто слишком привязан к че­ловеческому. Повторяйте про себя, что вы сохраня­ете любовь к Богу в момент потери человеческого, и, когда вы подготовитесь к этому чувству, оно при­дет к вам.

Разное

Скажите, всегда ли Вы на сто процентов уве­рены в правильности получаемой информации?

Если я переживаю, боюсь, сожалею, инфор­мация может быть неточной. Но деформации поля, в каком бы я ни был состоянии, вижу одинаково. Когда у меня возникает новая проблема и я пыта­юсь выяснить причину, нередко идет противоречи­вая информация. И тогда нужно делать десятки и сотни попыток самодиагностики, а затем обобщать полученную информацию. Поэтому, когда прихо­дит новая проблема, сознание бессильно, понима­ние отсутствует, я болею, страдаю и молюсь. Чем меньше страха, уныния, недовольства собой, чем меньше я отдаляюсь от любви и продолжаю молить­ся, тем сильнее все постепенно проясняется и встает на свои места. И потом, когда я вижу то же явление у пациента, я описываю свои многомесячные иска­ния и проблемы в нескольких фразах. Вот почему, чтобы говорить уверенно о результатах диагности­ки, я должен, с одной стороны, прорабатывать сот­ни вариантов, а с другой — быть в определенном состоянии.

Кстати, на сегодняшний день у меня есть пробле­мы, решить которые я пока не могу. Я писал о том, что у меня болели почки. Это почему-то было связа­но с темой желаний, хотя проблемы с почками у меня всегда связывались с недовольством судьбой. Многие месяцы я пытался понять, почему же то, что я считал гордыней, оказалось ревностью. И все было безрезультатно, когда я пытался отловить программирующие проблемы с почками. Все время выходил на три последние жизни. И вдруг возник­ла модель. Судьба — это желание в масштабе не­скольких жизней. Постепенно стало пробиваться понимание ситуации. Я мог сохранять чувство люб­ви при любых перетрясках, но, оказывается, это ка­салось эмоции размером в одну жизнь. Когда по­шла перетряска размером в несколько жизней, на­чалось отрешение от любви, агрессия и уныние. Причем головой я это понимал, а с чувствами спра­виться не мог, то есть как только дали более масш­табную перетряску моих глубинных основ, я тут же повалился навзничь. Когда я это понял, боль в поч­ках прошла, некоторое время я себя нормально чув­ствовал, а потом заметил, что приходят в движение слои размером в десять — пятнадцать жизней. Соот­ветственно, должны были начаться проблемы со здоровьем. И они начались и продолжаются по сей день. Если раньше у меня коленные суставы по­скрипывали, сейчас они похрустывают и потрески­вают.

Здесь у меня было много версий. Первое объяс­нение: мои исследования не верны и опасны. Вто­рое: что-то в моих исследованиях не верно, а люди читают книги, это сказывается на них, и я должен за все ответить. Третье объяснение: у моих детей начинается период влюбленности, романы, и все моменты моих юношеских страхов и уныния сейчас открываются в их подсознании, и я должен закрыть собой тот негатив, который передам детям, внукам и правнукам. Четвертая причина: неправильный об­раз жизни. Я привык переедать. Кстати, когда я специально поехал на отдых в военный санаторий в Кисловодск, где проводят лечение грязями, мне сделали всевозможные анализы. Показатели — как у младенца. Гемоглобин 160, соя 3 мм в час, давле­ние 120 на 80, только холестерин значительно по­вышен, но это — тема желаний. Грязи и скипидар­ные ванны мне нисколько не помогли, даже стало хуже. В связи с этим возникла следующая модель. Мне повышают планку, чтобы моя информация да­вала больше возможностей для очищения. Я попы­тался смоделировать, в каком масштабе будет пере­тряска эмоций в ближайшие двадцать — тридцать лет, то есть в переходный период к новому состоя­нию. У меня получилась возможная перетряска в масштабе пятнадцати жизней. Кого я ни смотрел выборочно, в среднем у человека максимальная возможность принять дестабилизацию эмоций име­ет масштаб до десяти жизней. Значит, можно пред­положить, что этот процесс в масштабе человечест­ва будет протекать достаточно болезненно. Как я себя сейчас диагностирую, сохранение чувства люб­ви может держаться при раскачке желаний разма­хом до двадцати жизней. Может, это больше само­внушение и я слегка преувеличиваю, желая увидеть лучшее? Но мое психологическое состояние точно изменилось к лучшему. Стало появляться продол­жительное чувство полета, которого раньше не было.

Еще одно возможное объяснение: я надорвался во время семинара 2000 года. Я мог бы не прово­дить диагностику тех, кто участвовал в семинаре. Но мне было неудобно отказывать, люди-то надея­лись. В отличие от других ясновидящих, у меня диагностика отнимает много сил, и порой возника­ют перегрузки, близкие к предельным.

С другой стороны, кардинальный рывок в разви­тии происходит именно при смертельных перегруз­ках, если накопленная энергия любви позволяет выжить в них. После первого дня семинара я про­снулся ночью с ощущением, что умираю. Пару ча­сов я молился и почувствовал — кажется, отпусти­ло. На второй день я все-таки просмотрел всех. Я выжил, но ощущение надорванности осталось. Опасность психических перегрузок в том, что они иногда сказываются через много лет. Я сократил прием, потому что в конце его возникала физиче­ская боль.

В связи с этим появилась еще одна модель. Я не­правильно провожу прием, значит, моя защита про­бивается, я беру проблемы пациентов на себя. По­скольку я работаю на весьма глубинных уровнях, проблемы пациентов перекачиваются в меня своей сутью, то есть концентрацией на желаниях. Значит, во мне подсознательно усиливается тема ревности, что и дает проблему с суставами. Может, я слиш­ком много говорю во время приема? Может, мне нужно диагностировать дважды — в начале и в конце приема? Может, мне уже вообще нельзя при­нимать пациентов?

Еще одна модель. Написание книг важнее при­ема, и здесь я могу помочь гораздо большему числу людей. Перестану принимать, стану писать книги, что я сейчас и делаю в принципе. Еще одна версия. Спустя какое-то время может прийти большая из­вестность, а вместе с ней материальное благополу­чие, к чему я не готов. И это соответственным обра­зом скажется на моем здоровье. Есть еще одна лю­бопытная мысль. По мере того как я пытаюсь постичь Божественное, степень отрешенности от че­ловеческого на данном этапе должна быть значи­тельно больше, а у меня в голове мысли о ремонте дачи, обмене квартиры и т. д. Вот тоже неплохая версия: всем советую, как правильно себя вести и как работать над собой, а сам уделяю этому мини­мум времени и внимания.

Можно перечислить еще несколько десятков ги­потез, но не буду утомлять читателей. Главное, что на душе легче, чувство любви стало большей реаль­ностью, чем раньше. И я надеюсь, что пройдет время и мои нынешние проблемы найдут красивое, изящное решение. А пока я стараюсь пересмотреть свои отношения с окружающим миром, с людьми, с самим собой. Готовлюсь к новому образу жизни.

Кстати, вот еще одно, возможно, любопытное объяснение. Когда я приступил к работе над кни­гой, мне включили диктофон, усадили рядом не­сколько человек, и я рассказывал им о получаемой информации. И вдруг с изумлением увидел, как их поле стало угрожающе деформироваться. Тогда я стер из их памяти то, что говорил, поняв, что их нельзя подключать к источнику информации напря­мую. Я должен сначала обработать то, что узнал сам, и только потом передавать другим в приемле­мой форме.

В последнее время у меня появилось ощущение, что давать стопроцентную информацию, которую я получаю, весьма опасно. Люди могут не выдержать чистку, которая необходима при ее получении. Зна­чит, информацию нужно давать завуалированно, чтобы неподготовленный человек мог принять не­большую часть и успешно ее переработать. Чем больше наша готовность решить задачу, чем меньше сомнений и неуверенности, мешающей раскрыться любви, тем больше уверенности в том, что выводы будут точными и верными.

Обобщим: проводя диагностику, я должен со­мневаться. Внешне это рождает многовариантность, позволяет выдвигать десятки и сотни моделей. Внутренне я не имею права на сомнения, это рож­дает страх, неуверенность в себе и потерю энергии. Когда я работаю одновременно на двух уровнях — внутри Божественное, снаружи человеческое, тогда возникает понимание.

Что есть человеческое равнодушие? Если это опасная программа, то какое место она занима­ет в Вашей системе?

Любовь дает ощущение единства. В Божест­венном мы абсолютно едины. На тонких планах мы сначала едины с живой и неживой природой, под­нимаемся на более грубый план, ощущаем абсолют­ное единство всего живого. Мы вышли из точки и возвращаемся в точку. И чем больше раскрывается индивидуальность каждого человека, тем сильнее он должен стремиться к коллективному сознанию, к единству. Как только индивидуальное значительно перевешивает уровень единства, начинается распад личности. Поэтому воспитание коллективного со­знания у детей и общества является вопросом физи­ческого здоровья и выживания социума в перспек­тиве.

Человек, хотя бы раз испытавший чувство люб­ви, ощущает в этом состоянии единство со всем ми­ром. В этот момент он чувствует, что его личные желания, устремления, цели и ценности могут быть опасными, когда борются с любовью и отрекаются от единства. Принцип единства позволяет подтяги­вать слабых к сильным. Без этого невозможно раз­витие цивилизации. Индивидуальное сознание рож­дается из коллективного. Равнодушие — это отре­чение от любви и от чувства единства с другими. Это можно назвать болезнью.

Есть две точки зрения на то, как вести себя по отношению к страдающему человеку. Согласно вос­точной точке зрения, это его карма, человек ее за­служил и помогать ему не надо. Видимо, поэтому в Индии не подают нищим. Согласно западной точке зрения, в значительной степени вытекающей из основ христианства, тому, кто страдает, следует по­могать. И в том, и в другом взгляде есть проблемы, и одновременно есть истина в обеих точках зрения. Сострадая и помогая друг другу, люди стремитель­но развиваются, обмениваются информацией. Но внутреннее сострадание приводит к тому, что чело­век берет проблемы больного на себя. Если страда­ние и неприятности человека определены его оши­бочным мировоззрением и дурным характером, то чем более масштабную он получает помощь, тем хуже становится его характер и ошибочнее миро­воззрение. Восточная точка зрения, избавленная от внутреннего сочувствия, способствует появлению разобщенности и тормозит развитие. Не случайно в Индии так долго существовали касты. Ты нищий — это твоя судьба, принимай ее и не завидуй богато­му, не стремись изменить свой статус.

Истина, как принято говорить, лежит посредине. А если выразиться точнее, то истина не между двумя противоположностями, а над ними. Если по­пытаться соединить восточное и западное мышле­ние, новая точка зрения, вероятно, будет выглядеть так: болезни, проблемы, несчастья человека — это результат его внутреннего состояния, несовершен­ства его души. Но помогать ему нужно, просто по­мощь должна быть правильной. В первую очередь это должна быть помощь душе человека, помощь формированию его характера и мировоззрения, а уже потом — телу.

Чтобы стать равнодушным, нужно истребить в душе любовь. Но часто равнодушие является ре­зультатом повышенного сочувствия и заботы о дру­гих. Когда мы помогаем не душе человека, то есть его устремлению к Божественному, когда для нас помощь — лишь услаждение человеческих желаний и благополучия, тогда нам начинают мстить за нашу помощь, а сострадание нередко превращается в равнодушие.

Вывод прост. Чтобы не стать равнодушным, нужно уметь видеть Божественное в каждом чело­веке и помогать в первую очередь этому Божествен­ному. И тогда мы будем в состоянии видеть, когда человеческой оболочке необходима помощь, когда она допустима и когда запрещена. Чтобы видеть Божественное в другом человеке, нужно научиться видеть Божественное в себе, а для этого в любой жизненной ситуации непозволительно отрекаться от любви, обесценивать ее, пытаться управлять ею.

В монастырях принято спать не более пяти ча­сов. Я тоже пытаюсь, но не очень получается. Стоит ли продолжать попытки? Полезно ли спать мало?

Сон — такое же удовольствие, как и еда. А переедание стремительно усиливает нашу зависи­мость от желаний. И если человек ест или занимает­ся сексом без особого желания, он наносит мощный урон своей энергетике и разрушает свое здоровье. Как-то раз я решил продиагностировать, как изме­

нится мое поле, если я лишний час понежусь в постели. И увидел поразительную картину. Зависи­мость от желаний подскочила до уровня, четырех­кратно превышающего опасный. Поле вокруг пер­вой чакры деформировалось. Включилась програм­ма саморазрушения. Вывод прост: чем мягче и удобнее кровать, чем больше вы спите, тем сильнее зависимость от желаний и тем больший вред вы на­носите душе. Вот почему сейчас так популярны жесткие матрасы. Вот почему валик под головой, коврик на полу — вместо перины, простыня — вме­сто толстого теплого одеяла. Такая кровать не толь­ко гармонизирует состояние души, но и позволяет излечиться от многих болезней. Просто нужно при­выкнуть к этому.

Зависимость от желаний весьма инертная вещь, и рывком здесь можно только навредить. Весной, когда в душе больше любви, а значит, больше воз­можностей преодоления желаний, короткий сон легче переносится. Конечно же, перед сном нужно приводить в порядок душу: отпустить все пробле­мы, простить всех, принять Божественную волю во всем, настроиться на любовь, — тогда сон будет значительно легче. Когда человек не высыпается, у него идет процесс угнетения желаний, что ускоряет процессы старения. Поэтому насиловать себя в этом плане нельзя. Иной раз лишить себя сна, чтобы по­дольше помолиться, может оказаться куда полезнее самого сна. Но если вы постоянно не досыпаете и не набираетесь положительных эмоций, это может нанести больший вред. Почему мало спят старики? У них включен механизм угнетения желаний. По­скольку у женщин биологически концентрация на желаниях выше, жесткое ограничение в еде и сне может оказаться ненужным. А вот мужчине, я считаю, такие периодические ограничения необ­ходимы.

Человек, употребляющий наркотики, нахо­дится в состоянии бесконечной, всепоглощающей любви к Богу, к миру, к людям. Желания, обиды уходят… Почему идет расплата за это?

Как-то я прочитал детектив, где следователь делится своим опытом. «Когда допрашиваешь за­падного человека, — говорит он, — информацию можно получить через боль. Угроза расправы, фи­зическая боль действуют эффективно. Восточный человек, наоборот, не чувствителен к боли, но он гораздо сильнее привязан к родственникам. Угро­жая его родне, можно многого добиться».

Здесь как раз подмечены особенности индиви­дуального и коллективного сознания. Ученые заме­тили, что на восточного человека губительно дей­ствует алкоголь. Но наркотики для него не столь опасны. Западный человек, наоборот, спокойно пе­реносит алкоголь и разрушается от наркотиков. Со­гласно науке, алкоголь угнетает тела нейронов, наркотик — связи между нейронами, то есть алко­голь подавляет индивидуальное сознание, а нарко­тик — коллективное. Поскольку на Западе концен­трация происходит на индивидуальном сознании, то алкоголь, снижая эту концентрацию и тормозя ее, дает эффект балансировки. На Востоке нарко­тик соответственно снижает зависимость от коллек­тивного сознания.

Что происходит при приеме наркотиков? Деста­билизация связи между нейронами. Одновременно разрушаются энергетические нити, связывающие нас с миром, то есть на какой-то момент исчезает привязанность к миру и зависимость от него. А ко­гда нет зависимости от мира, легче ощутить чувство любви. Но поскольку это чувство освобождения и любви достигается не через устремление к Богу, а через саморазрушение, то эффект не может быть стабильным. Непрерывно устремляясь к любви и к Богу, проходя болевые ситуации, мы повышаем наш уровень энергии, и он идет на развитие тонких, духовных структур. У наркомана это происходит за счет разрушения тех же структур, поэтому с каж­дым разом масштаб разрушения должен быть все больше, а проходить болевую ситуацию наркоман может все тяжелее. А для преодоления стресса нуж­на энергия, которая в нем стремительно убывает.

На Востоке огромный пласт энергии заключен в духовных ценностях, в коллективном сознании, на Западе — в материальных достижениях. Отреше­ние от духовного и материального необходимо, что­бы ощутить Божественное. Но все великое в этой жизни зарабатывается тяжелым трудом. Мы при­ближаемся к Богу через любовь, которая ни от чего не зависит, и через боль при отрыве от человеческо­го. Тот человек, который не хочет принять боль, не может пройти стрессовую ситуацию; он пытается ощутить Божественное через алкоголь или наркоти­ки. Боль, казалось бы, отходит на второй план, но затем она возвращается с удвоенной силой. На Кав­казе есть такая фраза: «Ты должен пить вино, но вино не должно пить тебя». Резкая зависимость от алкоголя и наркотиков возникает тогда, когда чело­век пытается таким образом поднять себе настрое­ние. Тогда возникает резкая зависимость и начина­ется стремительная деградация человека.

Еще раз хочу подчеркнуть: Божественная реаль­ность не приходит через алкогольную или наркоти­ческую эйфорию. Она приходит в момент боли и потери, когда мы, невзирая ни на что, сохраняем любовь и устремляемся к Богу.

Рабочие моменты

В последнее время в моей работе возникли странные сбои. Обычно все происходит так: надви­гается какое-то событие и вызывает во мне непра­вильную эмоциональную реакцию. На тонком пла­не я вижу деформацию, значит, любви не хватает. Стараюсь понять, почему я неправильно поступил в будущем. Суть-то, конечно, все та же — недостаток любви. Значит, я должен больше молиться, увели­чивать количество любви и укреплять единение с Богом. И этот новый уровень должен раскрыться через новое понимание и правильное поведение. До­пустим, во мне вспыхнула агрессия к женщинам. Это означает, что скоро у меня или у моих детей бу­дут проблемы в чувственном, личном плане. Уро­вень прохождения ситуации недостаточный, любви не хватает, агрессия вспыхивает как самая прими­тивная защита. Более высокая защита — это управ­ление ситуацией, она не требует агрессии. Человек, умеющий управлять ситуацией, владеть ею, не агрессивен. Ведь обычно раздражается и обижается тот, кто боится активно действовать. Есть более вы­сокий уровень контроля над ситуацией. Это управ­ление событием в зачаточном состоянии, умение управлять настоящим через будущее. Есть еще бо­лее высокий уровень управления — это влияние и управление будущим через любовь. Насколько сильнее и постояннее мы концентрируемся на со­хранении и увеличении любви, настолько четче у нас выстраиваются все последующие уровни управ­ления, и агрессия становится атавизмом, то есть со­вершенно ненужным явлением.

Итак, возвращаемся к проблеме. Я замечал, что иногда простое понимание происходящего приводит ситуацию в порядок. За любым пониманием кроет­ся любовь, ибо она дает энергию, необходимую для создания связей, объединяющих различные ситуа­ции во времени и пространстве, и для создания по­нятийного образа. «Талант — это энергия», — гово­рил известный советский скульптор. Когда осозна­ешь, понимаешь, что неправильно себя вел и так больше вести себя не будешь, возникает большая направленность на любовь, душа согревается ею и происходит дальнейшее развитие. Любовь рождает понимание. Понимание помогает раскрыться любви в душе. Все просто и четко до предела.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.