электронная
400
18+
Диагностика кармы

Бесплатный фрагмент - Диагностика кармы

Книга 9. Пособие по выживанию

Объем:
218 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-2996-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Прием

25 марта 2003 года. На улице великолепный день, светит солнце. Я сижу в офисе, держась за го­лову. Она словно налита свинцом. Говорил же себе: не надо принимать одиночных пациентов. Вклю­чаюсь как на целую группу, а подготовки нет, схе­ма та же. Раковая пациентка, пожалел ее, решил проконсультировать. Каков результат? Закономер­ный — она совершенно не поняла то, что я ей го­ворил. Теперь трещит голова и я пытаюсь делать выводы.

Вспоминаю звонок в Москве. Женщина разыска­ла мой телефон и требовательно умоляла, чтобы ее проконсультировали. Ее дочь умирает от рака. Трубку поднял мой знакомый, обращается ко мне:

Что-нибудь скажешь?

Чувства не позволяют мне отвечать. Я отрица­тельно качаю головой. У знакомого брови лезут вверх.

Может, все-таки скажешь ей что-нибудь, у нее же дочь умирает.

Я ничего не буду говорить этой женщине.

А там женщина рыдает и продолжает умолять,

всхлипывая. Мой знакомый продолжает держать трубку, задавая немой вопрос. И я сдаюсь. Беру по голосу информацию, выходя на поле женщины. В долю секунды все становится ясным. Дикая нена­висть к мужчинам. Почему, когда — можно и не смотреть.

Передай этой женщине, — говорю я, — пус­кай для начала снимет претензии к мужчинам.

Он передает ей мои слова. Потом делает круглые глаза и кладет трубку.

Знаешь, что она мне сказала?

Догадываюсь, — отвечаю я.

Она сказала: а чего этих негодяев и ублюдков прощать-то?

Теперь понимаешь, почему я не хотел с ней говорить?

К сожалению, у многих людей вся энергия ухо­дит на то, чтобы требовать, просить, умолять. Спа­сение находится вокруг нас, оно находится везде. Но мы часто не хотим брать его, мы требуем, чтоб нам дали, а когда дают, отбрасываем в сторону и требуем чего-то нового, чего-то «эффективного».

Возвращаюсь к сегодняшнему звонку.

Вы были у меня на приеме? — спрашиваю женщину.

Была, но это был телефонный прием. Книги читала, кассеты смотрела.

Хорошо, слушайте внимательно. Что я вижу, то и буду говорить. У вас в поле смерть двоих де­тей. Из-за этого мощные проблемы в области гине­кологии. Полное неприятие вами травмирующей ситуации. Перетряску материального и духовного уровня проходите спокойно, сохраняя любовь. Уни­жение жизни, желаний, надежд — это для вас пока непреодолимое препятствие. Вы отреклись от люб­ви к мужу, через которого вам давались обиды и унижения. Отреклись от любви к мужу, потому что он не соответствовал вашим идеалам и надеждам. Вы испытывали уныние, недовольство судьбой и нежелание жить. У вас есть дети?

Да, у меня один ребенок.

Я пожимаю плечами: может быть и второй.

Вы не научили своих детей сохранять любовь. Для вашего ребенка любая перетряска гибельна. Он будет отрекаться от любви и к себе, и к другим. По­этому вы болеете. Вам все понятно?

В ответ — молчание. Я жду некоторое время, за­тем повторяю вопрос. В ответ — долгая пауза.

Так что мне делать, — наконец выдавливает женщина, — молиться?

Вы хоть понимаете, что такое молитва? Это не выцарапывание здоровья у Бога. Это устремле­ние к Богу и соединение с Ним. Сохранить связь с Богом, когда разрывается связь с человеческим. Сохранить любовь в любой болевой ситуации. На­учите этому себя, а потом через молитву — своих детей.

У меня рак матки, — отвечает женщина, — мне предлагают химиотерапию, но я в нее не очень верю.

Химиотерапия — это унижение жизни и же­ланий. И если не испытывать страха, уныния и де­прессии во время лечения, она дает прекрасные ре­зультаты. Но в вашем случае, поскольку проблемы не в вас, а в детях, эффект, скорее всего, будет сла­бым.

Я это чувствую, — говорит женщина. — И все-таки подскажите, что же мне делать?

Теперь молчу я. Вдруг слышу ее тихий голос:

Вы могли бы сказать моему мужу то, что го­ворили мне?

Я понимаю, почему она попросила об этом. Она не понимала меня в первый раз, не понимает и сей­час. Я делаю над собой усилие и соглашаюсь.

Хорошо, передайте трубку мужу. — Услышав его голос, начинаю объяснять: — Ваша жена меня сейчас не слышит и не понимает. Она переполнена страхами и переживаниями. Чтобы обратиться к Богу, нужно отбросить все человеческое. Нужно от­пустить страх, отбросить переживания, забыть о со­жалениях. Принять все, что произошло и что еще может произойти. Отпустить своих близких, свою семью, себя и свою жизнь, остаться в полном внут­реннем одиночестве. Чтобы соединиться с Богом, нужно разорвать все связи, хотя бы на короткое время. Ваша жена этого не может. Попробуйте по­мочь ей. Не переживайте за ее жизнь, отбросьте страхи. Не молитесь за ее здоровье, за ее жизнь. Это может только повредить. Молитесь, чтобы она и ваши дети сохраняли любовь к Богу, когда те­ряют здоровье и жизнь. Отпустите все, что вас привязывает к чувственному уровню, — обиды на женщин, недовольство собой и так далее. Сумеете ощутить Божественное — она пойдет за вами и вы­ровняется.

Я кладу трубку. Голова болит, в душе пустота. Оказывается, нужно уметь не только помогать, но и принимать помощь. Нельзя помогать тому, кто не готов. Помощь таким должна быть минимальной. Иначе за их проблемы буду расплачиваться сам. Я не могу избавиться от привычки давать человеку все то, что знаю сам. Давать нужно столько, сколь­ко человек может принять. Надо было сказать ей: вы отказывались от любви, подавляли ее. Вы не на­учили своего ребенка любить. Проживайте заново вашу жизнь, учитесь сами и учите его. От Бога нельзя отказываться никогда. На каких бы уровнях ни обрывались связи с миром, с жизнью, с челове­ческим счастьем, связь с Богом должна существо­вать непрерывно.

Продолжаю держаться за голову, глядя на зали­тый солнцем внутренний двор: кругом грязные лужи, лед, подтаявший снег. Ко мне обращается со­трудница:

К вам на прием хочет попасть женщина, у ее маленького сына раковая опухоль, нейробластома между почками и печенью.

Имя женщины? — спрашиваю я.

Сотрудница называет.

Я вижу в поле этой женщины смерть ее ребенка. Автор — мать. Зависимость от высших уровней же­ланий огромная. Неисправимая идеалистка. Посто­янная критика людей и окружающего мира.

Передай пациентке, — прошу я, глядя в окно, — пусть снимает осуждение людей. Все люди — дети. Все мы спотыкаемся и учимся ходить. Чтобы сохранить любовь, нужно научить­ся любить несовершенного. Все остальное — на приеме.

Работа над собой

Прежде я, нащупав проблему, старался решить ее сразу и пытался мысленно охватить ее всю. На тонком плане возникала огромная перегрузка, кото­рая со временем могла вылиться в тяжелое заболе­вание. Организм тут же выдавал защитную реак­цию — возникала апатия, нежелание заниматься этой проблемой. Что называется, опускались руки. Проходило время. Ситуация вновь подводила меня к проблеме. Я нехотя решал небольшую часть, по­том еще одну, затем чуть побольше, уже примеря­ясь к своим силам. А уже потом без напряжения и спешки решал всю проблему. Буквально на каждом выступлении мне говорят одно и то же: «Читала все книги, смотрела видеокассеты — результатов нет».

Раньше я отвечал:

Информации вполне достаточно. Если другие решают тяжелейшие проблемы, почему вы не мо­жете?

Потом сказал сам себе: если человек не может, значит, он не хочет внутренне. Если он подсозна­тельно не хочет работать, значит, он чего-то не по­нимает, неправильно относится к себе и к миру. Мне надо помочь ему. Теперь я советую иначе: на­чинайте преодолевать себя постепенно. Возьмите какую-нибудь одну задачу. Например, сегодня я не буду думать плохо ни о ком, буду видеть во всем Божественную волю.

Даже если процесс длится долю секунды, в нем есть начало, развитие и завершение. На тонком плане в нем заключено прошлое, настоящее и буду­щее всей Вселенной. Если у любого процесса есть начало и конец, значит, и у Вселенной есть начало, развитие и возвращение к исходной точке, то есть конец. В каждом шаге человека скрыт весь путь, который он прошел и должен пройти. Научитесь делать один шаг, и вы пройдете весь путь. «Глаза страшатся, а руки делают», — говорили наши пред­ки. «У страха глаза велики». Глаза, то есть наше сознание, обладают слишком малой энергией. Для решения любой задачи нужно на какое-то время за­тормозить сознание и подключиться к иррациональ­ному. Как говорят художники, начинать картину нужно чувством, интуицией, а заканчивать созна­нием, пониманием.

Я советую женщине, которая не может принять поведение своего мужа:

Для начала решите только одну задачу. На­учитесь смотреть на мужа, как на ребенка, что бы он ни вытворял. Если ваша любовь не тормозится и не колеблется ни на секунду, тогда можно присту­пать к диалогу и воспитанию. Для многих женщин это выглядит так: «Я не хочу, чтобы он пил, и он не должен этого делать». То есть ее желание незыбле­мо, а вот муж должен меняться. Воспитание — это помощь другому. Если муж пьет, значит, ему пло­хо. Значит, нужно измениться самой и помочь из­мениться ему. Многие женщины даже не представ­ляют, как легко изменить другого человека, если глубинно измениться самой. Нужно сделать только первый шаг к изменению. Шаг не к претензиям, а к любви. Во Вселенной нет ни повода, ни причины, которые могли бы оправдать отречение от любви. Мы их создаем себе сами, преклоняясь перед созна­нием и желаниями.

Раньше, когда у меня в душе возникал страх, я подгонял под него ситуацию. И чем сильнее было во мне чувство страха, тем более кошмарные ситуа­ции я себе рисовал.

Как рассуждает ревнивый муж? У меня появи­лось чувство ревности, значит, жена мне изменяет. И чем сильнее во мне это чувство, тем непорядоч­нее ведет себя жена. Таков принцип западного мышления. Поскольку сознание вторично, значит, если появилась какая-то мысль или чувство, то они рождены произошедшим событием. На Востоке иное отношение к сознанию, поскольку там оно первично. И если человек долго носит в себе ка­кую-то мысль или чувство, значит, должно про­изойти аналогичное событие. Если смотреть на си­туацию узко, то невозможно понять, что правы и те, и другие. На тонком плане первично сознание, на внешнем — ситуация. Чувство и сознание — это ситуация. Здесь можно поставить знак равенства с добавлением определенного коэффициента. Чувст­ва становятся ситуацией, ситуация превращается в чувства. Когда мы в неблагоприятной ситуации, провоцирующей страх и обиду, через любовь сохра­няем единство с Богом, мы перестаем быть рабами ситуации. Когда в душе появляется неосознанный страх, неверие в себя, сомнения и уныние, мы, устремляясь к Богу и сохраняя любовь, перестаем зависеть от наших мыслей и чувств. В этом суть развития. Мы ежесекундно преодолеваем зависи­мость от окружающего мира, от своих желаний, своего сознания. Но делаем это не одним гигант­ским скачком, а шаг за шагом. «Дорогу осилит иду­щий», — говорили древние. Здесь главное не оста­навливаться.

Но сейчас мое сознание переходит к ежедневным проблемам. Захожу в офис, интересуюсь текущими делами.

Звонила женщина, у ее ребенка резкое ухуд­шение, причем именно после приема. Она в ужасе, думает, что сделала что-то не так.

Сажусь за рабочий стол, набираю номер телефо­на. Слышу голос женщины, которая рассказывает о том, что результаты анализов у ребенка значитель­но хуже, врачи настаивают на немедленной госпи­тализации и активном лечении. Я вспоминаю: у ре­бенка патологическое развитие почек.

Что мне делать? — спрашивает мать. — Ана­лизы просто ужасные.

У ребенка нормальное поле, — говорю я, — и явное улучшение, просто идет обычная чистка. Та­кая же чистка идет, когда люди читают мои книги или смотрят видеокассеты. И хотя я провожу с вами прием по телефону, поверьте, информации вполне достаточно, чтобы привести в порядок и вас, и ребенка.

Вообще-то энурез у него прошел, — ободрен­ным голосом говорит женщина.

Вот видите, мы с Вами общаемся каких-ни­будь пять минут — прошел энурез, внешнее состоя­ние ребенка лучше, а то, что предстоит чистка, я предупреждал. По поводу анализов, еще раз повто­ряю, паниковать не стоит. Продолжайте работать, поговорите с врачами, через некоторое время повто­рите анализы.

Она благодарит и кладет трубку. Через несколь­ко дней звонит ее знакомый и говорит, что резуль­таты повторных анализов просто замечательные.

Кто-нибудь еще звонил? — интересуюсь у со­трудницы.

Звонила мать девушки, которую чуть не изна­силовали. У дочери состояние резко ухудшилось, ведет себя агрессивно.

А чего же мать хочет, — удивляюсь я, — что­бы за один раз, без мучений снялись все проблемы? Этой женщине мешают ее собственные стереотипы. Пришла на прием к целителю, заплатила деньги, и он должен мгновенно ее вылечить. После сеанса должно быть четкое, устойчивое улучшение и сня­тие проблем. Она забывает о том, что прочитала в моих книгах: на приеме пациент получает направле­ние, на приеме идет ускорение всех процессов, на приеме вся грязь из глубин поднимается на поверх­ность.

Насколько человек готов измениться, настолько быстрее и легче протекает выздоровление. Сначала мы очищаем душу, и при этом могут быть телесные страдания. Когда мы хотим вылечить только тело, лучше обращаться к хирургу. Хотя как можно осуждать пациента, которому многие сотни лет ме­дики твердили: «Я дам тебе таблетку, порошок, травку, произойдет чудо, ты поправишься»! И чем дальше развивается медицина, тем яростнее она убеждает в том, что все меньше усилий нужно при­лагать для излечения.

Медицина всегда лечила только тело, не пони­мая, что через тело мы воздействуем также и на душу. Религия лечила душу, через нее воздействуя на тело. И раньше религия, чтобы помочь душе, до­пускала жесткое отношение к телу, сдерживая его потребности и порой разрушая его. Сейчас медици­на, чтобы помочь телу, все активнее вторгается в духовные структуры, разрушает их. Прагматизм растет, медицина становится все более бездушной. А тело связано с душой и душа с телом. В западной медицине тело ставится в несколько раз выше того, что называется душой и сознанием. И ради здо­ровья большей части можно идти на разрушение меньшей. Раз сознание вторично, а тело первично, мы во что бы то ни стало должны спасти тело и то­гда спасем сознание. Для хирурга это вполне при­емлемое мышление. Чем лучше будет чувствовать себя тело, чем больше будут удовлетворяться его потребности, тем лучше будет для сознания и для души человека.

Исторический опыт выглядит несколько иначе. Тело и душа связаны, но движутся в разных на­правлениях. Если построить школу, одеть ребенка в школьную форму, найти хороших педагогов, это даст ему развитие. Но если не дать ребенку основ нравственности, которые идут в первую очередь че­рез ограничение его желаний, если не научить, ущемляя себя, заботиться о других, то физический принцип, перенесенный на духовное, даст не сози­дание, а разрушение. Если с человеком происходят несчастья, если он болеет, это неразрывно связано с состоянием его души. С болезнью можно бороться, воздействуя на тело и воздействуя на душу. Здо­ровье души — это рано или поздно здоровье тела. Здоровое тело — это далеко не всегда здоровая душа. Это означает следующее: чтобы преодолеть болезнь, нужно в первую очередь помочь душе че­ловека, а потом его телу.

Душа очищается любовью, через которую мы со­единяемся с Богом, и болью расставания с челове­ческим. Пока помощь телу не вредит душе, медици­на помогает. Если же для пациента интересы тела стоят на первом месте, медицина либо бессильна, либо вредит его душе. Многие до сих пор молятся о том, чтобы помочь своему телу или улучшить свою судьбу. И тогда возникает страх за свое тело, за свою жизнь, приходят сомнения и уныние. Страх и ожидание тесно связаны. Чем сильнее человек, за­бывая о душе, нацелен на свое физическое благопо­лучие, чем сильнее он ожидает скорейшего выздо­ровления, тем бесплоднее его попытки поправиться. Страх — это показатель неверия в Бога, отречения от любви.

Я объясняю пациентам так:

Измениться вы можете только через отре­шение от человеческого и переноса опоры на Боже­ственное. Обращаясь к Богу, вы должны пребывать в абсолютном внутреннем одиночестве. Рядом с вами не должно быть никого из близких. Не должно быть того, что вас радует, и того, что вас огорчает. Поэтому, перед тем как обратиться к Богу, отреши­тесь от всего и телом, и душой, и духом. Когда вы ждете гостя, вы убираете комнату так, чтобы это со­ответствовало его вкусам и желаниям, чтобы он мог там жить. Ваша душа — это комната. И чтобы туда пришло Божественное, в ней должна быть любовь. Значит, если мы хотим обратиться к Богу, в душе должно быть чувство любви. А если в ней царят страх, уныние, сожаление, контакт не произойдет.

Вы видели, как взлетает ракета? Она не может взлететь без топлива. Но потом, когда она поднима­ется на орбиту, топливные баки сбрасываются. Они начинают мешать. Так и мы. Сначала понимаем, что любовь к Богу дает нам здоровье, благополу­чие, развитие. Мы устремляемся к Богу из желания быть здоровыми и счастливыми, а потому нас долж­но перестать волновать наше здоровье и благопо­лучие.

Нужно ощутить, что соединение с Богом — это высшее счастье. Ради этого счастья мы к Нему устремляемся. Для того чтобы шагнуть на следу­ющую ступень, мы должны оттолкнуться от преды­дущей. Человек начинает обращаться к Богу снача­ла для того, чтобы спасти свое тело, потом для того, чтобы спасти свою душу, и лишь затем развитие единства с Богом становится непрерывной потреб­ностью и счастьем. Вчера мы сделали первый шаг к этому, сегодня делаем второй, завтра будет третий.

Наука и религия

Чем отличаются тоталитарные секты от мировых религий? Оказывается, что после общения со сви­детелями Иеговы, с деятелями из секты Муна лю­дям, чтобы восстановиться, нужно около полутора лет, настолько сильно негативное воздействие. По­чему люди позволяют убивать свою душу? Кто по­падает в такие секты?

Несколько дней назад в Москве я остановил ма­шину, чтобы доехать до центра города. Водитель оказался общительным и любезным человеком.

Вы куда едете? — полюбопытствовал он.

В баню, — ответил я. — Обычно то, что мы считаем удовольствием, вредит здоровью, но баня в этом плане исключение: и приятно, и полезно.

Любопытно, — замечает мой собеседник. — А хотите больше узнать о жизни?

С удовольствием.

У меня тут в бардачке есть книга, называется она «Дианетика». Я вам прямо сейчас могу ее про­дать.

И что в этой книге особенного?

Когда вы ее прочтете, в вас раскроются скры­тые способности, вы сможете свободно реализовать все свои желания. Вот вы сейчас едете в баню для чего? Для получения удовольствия, правильно?

Совершенно верно, — улыбаюсь я.

Так вот, основатель дианетики Хаббард спро­сил: «В чем суть человеческого счастья?» И сам от­ветил на этот вопрос: «Ощутить частицу восторга». Ну так вот, если вы прочитаете эту книгу, вы буде­те испытывать постоянный восторг, потому что лег­ко добьетесь всего, чего захотите.

И деньги у меня большие будут? — делаю я невинные глаза.

Несомненно, будут, — улыбается мой собе­седник.

И умнее стану? — спрашиваю заинтригованно.

Естественно. Ведь все спящие в вас возмож­ности будут раскрыты.

И здоровье получше будет?

Обязательно, — отвечает он убежденно. — Вы видите, я разговариваю с вами, при этом достаю из бардачка книгу и одновременно веду машину на большой скорости. Я могу водить машину по 12— 15 часов в день и не уставать. Все это показатель здоровья.

Я расслабленно разглядываю через стекло весен­нюю Москву. В этот момент я точно испытываю ча­стицу восторга. Вся эта ситуация напоминает мне известный анекдот, когда к пригорюнившемуся «новому» русскому подлетает дьявол и говорит:

« — Что, хреново тебе?

Да не то слово, — отвечает «новый» рус­ский. — Бизнес не прет, машина барахлит, перс­пектив никаких.

У меня есть для тебя приятная новость, — со­общает дьявол. — Ты можешь получить виллу в Майами, 10 миллионов зеленых в Швейцарии и но­вый шестисотый под окнами

Так-так, — оживляется «новый» русский. — Неплохо начал. А что я тебе должен взамен?

Дьявол пожимает плечами:

А взамен только одну твою бессмертную

душу.

«Новый» русский подозрительно косится на него и почесывает затылок:

Чувствую, ты меня надуваешь, но в чем на­колка, понять не могу».

В первых двух книгах я описывал ситуацию, ка­сающуюся вампиров. Помнится, приятель как-то рассказал мне историю про женщину, которая пе­риодически берет себе в партнеры по бизнесу муж­чин. Платит им приличные деньги, гораздо больше тех, на которые они рассчитывали. Через некоторое время напарники заболевают или умирают. «Беше­ный темперамент у бабы, — заметил мой прия­тель, — мужики не выдерживают». — «Здесь дру­гой механизм, — ответил я. — Она откупоривает их деньгами. Их душа начинает зависеть от нее. А вампирить ведь можно не только здоровье и судь­бу, но даже психику и способности». — «А как же Бог не накажет ее за то, что она убивает людей?» — «Если есть тот, кто готов продать душу, значит, найдется тот, кто готов ее купить», — ответил я.

Внутренне можно быть полностью открытым только Богу. И об этом говорит Ветхий и Новый Завет. Любовь к Богу превыше всего. Поклоняться человеку, если у него есть деньги, если он умен и талантлив, если он красив, если он родственник, который о тебе заботится, — это уже в некоторой степени продажа своей души. А значит, это должно тормозиться и несчастьями, и болезнями, да чем угодно.

Водитель отвлекает меня от этих мыслей.

Видите, у меня на панели прикреплены лис­точки. Дарю вам один. Здесь адрес, можете зайти в наш центр: пройдете тест, проведете диагностику. У вас характер изменится к лучшему. У вас есть проблемы с характером, ну, скажем, то, что вам не нравится в себе самом?

Конечно есть. Раздражительность в первую очередь, — говорю я.

В таком случае у меня для вас приятная но­вость, — живо откликается мой собеседник. — Бла­годаря этой книге вы за короткое время можете из­менить свой характер и стать другим человеком.

Я и сам был жутко раздражительным, чуть что не по мне — сразу ярость охватывала. А теперь я со­вершенно другой человек, спокойный, терпеливый.

Интересно, — говорю я, листая книгу, — очень интересно.

Ну так как, покупаете или нет? — весело ин­тересуется водитель.

Сложновато, знаете. Я вчера много работал, у меня болит голова, мне бы сейчас только до бани добраться.

Ну как хотите, — беззаботно говорит води­тель, продолжая рулить.

«Интересно, какое у него поле», — думаю я. Диагностирую и вижу любопытную картину. Об­щий кокон неплохой, уровень энергии высокий. А вот тонкие структуры будущего будто трактором перепаханы. То есть этот добродушный, приятный человек пребывает в иллюзиях. Собственная транс­формация, изменение идут на поверхностном уров­не. Идет выжигание стратегических ресурсов. Судя по всему, какое-то время он продержится и у него действительно будут неплохо идти дела, но потом, если он не найдет учеников, которые будут сбрасы­вать на него стратегические запасы своей души, ему станет плохо. Если человек перестал производить, а только потребляет, он обречен, сколько бы ни на­капливал энергию.

Самое любопытное, что уже в машине у меня стали сильно ныть десны, и это продолжалось еще некоторое время после расставания с водителем. Посмотрел себя и удивился: надо же, взрыв жела­ний и повышенная концентрация на них. «Поду­мать только, как неистребима в нас халявность! — усмехаюсь я. — Головой все понимаю, а душа бе­жит вприпрыжку за этим человеком, пообещавшим мне деньги, здоровье, способности и успех».

Эта ситуация помогла мне понять, чем отличает­ся секта от религии. Божественное в человеке не­различимо, оно входит в противоречие с челове­ческим тогда, когда идет поклонение сознанию и желанию, когда смыслом жизни становится радость от исполнения желаний.

Я хорошо помню, как экзаменатор спросил меня восемнадцатилетнего: «А что для вас счастье?» Я почему-то вспомнил, как некто сказал, что счастье — это почесаться, когда чешется, и изрек: «Смысл жизни в удовлетворении желаний». Он на меня странно посмотрел, но ничего не сказал. Те­перь я понимаю почему. Чтобы ощутить Божествен­ное, нужно отказаться от сознания и желаний. Ре­лигия учит преодолевать зависимость от сознания и желаний. Секта, наоборот, идет на поводу у жела­ний. Кто приходит в секту? Люди, у которых мощ­ная внутренняя зависимость от человеческого. У одного огромное желание ощутить превосходство над другими, а в жизни его постоянно унижают. Та­кой человек стремится попасть или в оккультную школу, или в кружок контактеров, или в секту, где он чувствует себя умнее, проницательнее других: «Я посвященный, я знаю, а вы нет». Вместо пре­одоления зависимости от сознания идет усиление этой зависимости. Естественно, со временем психи­ка и судьба разваливаются. Человек полностью ста­новится пленником своих комплексов.

Что такое комплекс? Это мощная скрытая зави­симость от желаний и сознания. Один всего боится, другой постоянно пребывает в унынии, третий всем недоволен, четвертый на всех обижается, пятый ревнует, шестой осуждает. И чем больше усугубля­ются комплексы, тем тяжелее проходить травмиру­ющую ситуацию. Отрицательных эмоций в душе скапливается все больше. Такое состояние непере­носимо, оно может быть остановлено болезнью, ал­коголем, наркотиками.

Когда человек приходит в секту, у него нет отри­цательных эмоций. Ему обещают только положи­тельные эмоции. Человек пробует этот наркотик и выключается из контакта с миром. И происходит чудо — боли больше нет, конфликта нет. Непре­рывная радость, веселье, счастье. А то, что в нем

разрушаются тонкие структуры и перекрываются каналы любви, этого человек не замечает. Он знает одно: он должен сохранить ощущение счастья. А положительные эмоции почему-то уходят, и энергии все меньше. А вот когда он вербует новых учеников, ощущение мнимого счастья вспыхивает вновь. «Это потому, что я делаю благородное дело», — думает человек. Расширяется круг таких счастливых, причем человек может и не догады­ваться о том, что он высасывает энергию из их душ. В результате членов секты можно разделить на две группы: небольшое число вампиров и огромное ко­личество доноров. В экономике это называется принципом финансовой пирамиды. И как видим, он блестяще действует не только в экономике. Если выйти на улицу и присмотреться, то внутренний взор может уловить огромное количество людей, го­товых продать свою душу, то есть готовых покло­няться деньгам, уму, красоте, славе, известности, но не любви.

Старение цивилизации

Здравствуйте, уважаемый Сергей Нико­лаевич!

В христианстве инцест считается грехом.

Я недавно подключился к Интернету и обнару­жил множество страниц именно с таким содер­жанием. Неужели люди не видят, что творят, не­ужели они не понимают, что это грех?

Главные стратегические запасы энергии у че­ловека, впрочем, как у любого другого живого существа, направлены на продолжение жизни, то есть главная энергия — сексуальная. Я писал о том, что на тонком плане секс и еда выглядят одинаково. Если у человека нет развитого сознания, материаль­ное счастье будет для него недоступно. Если у чело­века остановятся все чувства, мыслить он не смо­жет. Я упоминал о факте заглатывания языка йога­ми. Любая мысль вызывает незаметное дрожание языка. Язык связан со вкусовыми эмоциями. Ребе­нок ощупывает руками, трогает игрушку языком, эмоция превращается в мысль. Фундаментом чело­веческого развития является сексуальная энергия. Она, в свою очередь, проистекает из соединения с первопричиной.

Как происходит процесс развития цивилизации? Если племя живет в лесу, это еще не цивилизация. Но когда у племени появляется концепция окружа­ющего мира, понимание его законов, правила пове­дения, связанные с этой концепцией, то это уже определенная культура и цивилизация. Сначала ци­вилизация получает порцию Божественной любви, и кто-то, ощутивший единство с Творцом, излагает свое понимание мира. Так возникает религия. Рели­гия предписывает, как себя вести, для того чтобы удержать во времени единство с Творцом. В первую очередь это сдерживание человеческого в своем раз­витии. Не должно быть перерасхода приходящих порций Божественной любви. Каждая религиозная концепция подобна водопроводной трубе опреде­ленного сечения. Расход не должен превышать при­хода. По мере развития цивилизации водоем увели­чивается, диаметр трубы уменьшается. И когда контакт с Божественным уменьшается до опреде­ленного минимума, цивилизации пора умирать.

Главный конкурент Божественного — основы че­ловеческого счастья. Это не материальный уровень, в нем слишком мало энергии, и не духовный, а чув­ственный. Именно преклонение перед чувственным сексуальным аспектом может дать ускорение разви­тия, а потом стремительное угасание. Поэтому все мировые религии, положившие начало цивилизаци­ям, предписывали сдерживание сексуального чув­ства. Это уменьшало зависимость от человеческого счастья и усиливало контакт с Божественным, то есть увеличивало продолжительность жизни циви­лизации, не подавление, а именно сдерживание сек­суального влечения, позволяло трансформировать его в то, что мы называем развитием чувств и созна­ния. Энергия, не идущая в секс, раскрывается ду­ховностью, способностями и работает на развитие человека.

Когда есть любовь и одновременное сдерживание сексуального чувства, происходит трансформация человеческого в Божественное. Мы выходим из Бога, мы стремимся к Нему и раскрываем в себе Божественное, мы возвращаемся в Бога и становим­ся Им. Каждую долю секунды Божественное в нас превращается в человеческое. И человеческое соот­ветственно переходит в Божественное. Но для этого устремление к Богу должно быть большим, чем устремление к человеческому, к его основам, то есть к сексуальности.

В Библии первородным грехом названа именно сексуальность. Это корень человеческого счастья, его символ. Божественная любовь превращается в человеческую, и появляется сексуальность. Вот по­чему устыдились своей наготы Адам и Ева. А змей в библейском сказе выбран искусителем потому, что с незапамятных времен змея — символ опасно­сти и коварства; то есть процесс утраты Божествен­ного и преклонения перед человеческим происходит незаметно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.