электронная
360
18+
Диагностика кармы

Бесплатный фрагмент - Диагностика кармы

Опыт выживания. Часть 4

Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3040-7

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Происхождение болезней

Жизнь разлита во всей вселенной. На метеори­тах, упавших на Землю, обнаруживается жизнь, со­хранившаяся, несмотря на суровые условия космо­са. Жизнь, как выяснилось, может существовать и в условиях сверхвысоких температур. Сейчас наступа­ет то время, когда привычные представления, науч­ные стереотипы оказываются несостоятельными. Есть формы жизни, которые существуют считанные часы. Есть формы жизни, которые можно назвать вечны­ми. Бактерии, например, после деления не погибают. И никогда не болеют.

Вспоминаю короткую заметку о любопытном на­учном эксперименте. Комара посадили в стеклянную пробирку и передали космонавтам, а те разместили ее снаружи орбитальной станции. Целый год комар летал в условиях невесомости, космического холода и адской жары. И остался жив.

Если бы не упрямые факты, ученые никогда не при­знали бы возможность существования живых организ­мов в термальных источниках, температура которых — несколько сотен градусов. Кстати, входя в атмосферу, метеорит раскаляется до нескольких тысяч градусов. Недавно я видел телесюжет о креветках, которые жи­вут в кислотных озерах. Если исходить из привычно­го определения, что жизнь — это способ существования белковых тел, то воспринять подобные факты невоз­можно: разрушается картина мира.

Есть два типа реакции на новую информацию. Ре­лигиозное сознание предпочитает уничтожать все но­вое вместе с его носителем. А научный тип реакции —

это просто упорно не замечать того, что не укладыва­ется в привычную модель мироздания. Белок сворачи­вается при температуре 42°. Тогда почему буддийский монах может сидеть в кипятке и угощать прохожих креветками, которые сварились в той же воде? Почему мертвый организм распадается при повышенной тем­пературе, а живой может существовать в гораздо худ­ших условиях?

Вывод может быть только один: главный способ существования жизни — это не физическое тело. Это то, что мы называем духом и душой. Именно дух и душа определяют возможности выживания для любой формы жизни. Значит, наивные теории о всемирном бульоне, в котором случайно зародились первичные микроорганизмы, — мягко говоря, не являются полны­ми. Сейчас говорят о том, что жизнь занесена на Зем­лю из космоса. Остается ответить на вопрос, каким об­разом она там появилась.

Мировой океан, возникший из недр Земли, действи­тельно, мог стать местом появления первых живых ор­ганизмов. Но это был, скорее всего, уже завершающий этап. Информационно-энергетическая субстанция на­шла свое воплощение на Земле. Почему именно в воде? Вероятно, потому, что вода может быть и камнем в виде льда, и жидкостью, и паром. У жидкости есть возмож­ность стать и «материальным» камнем, и «духовным» паром. Подобно тому как в душе кроется информация и о материальном теле, и о духовной оболочке живо­го существа, так и в воде содержится информация обо всех ее возможных состояниях. Вода имеет свойства и вещества и пространства одновременно. Вода хранит в себе информацию, несмотря на разрушение физической структуры. В воде «записана» вся информация о все­ленной точно так же, как она «записана» в мировом вакууме.

В Древней Индии существовало такое понятие, как Хроники Акаши. В мировом эфире «записывается» и хранится информация обо всем происходящем. Био­поле живого существа хранит всю информацию о его предках, — о том, что они делали, о чем думали и что чувствовали. Неслучайно человек почти на 70% состо­ит из воды. Информационная составляющая является первичной и сохраняется при любых изменениях.

Почему же тогда в Библии написано, что Бог соз­дал человека из глины? Судя по всему, это тоже алле­гория, как и существование рая. Особенность глины в том, что она, как и вода, держит информацию. Глина может быть твердой, как камень, мягкой, как воск, и жидкой, как вода. В Коране сказано, что человек соз­дан из капли. Глина или вода — по большому счету, не это главное. Главное то, что жизнь несет в себе и нака­пливает информацию, которая не разрушается.

И все-таки, как же возникла жизнь? С одной сторо­ны, все научные теории оказались несостоятельными. С другой стороны, ученые с изумлением наталкивают­ся на факты, подтверждающие информацию, изложен­ную в Священных книгах. Теория большого взрыва, теория пульсирующей вселенной — всего лишь повто­рение того, что было изложено в индийских Ведах не­сколько тысяч лет тому назад. В таком случае, может быть, имеет смысл обратиться к той теории возникно­вения жизни на Земле, которая также известна уже не­сколько тысяч лет?

При сотворении Адама Бог вдохнул в него душу, — без этого жизнь не появилась бы. Дыхание Бога — это излияние из Первопричины. Значит, жизнь зародилась не на Земле и не в космосе. Жизнь является частью Творца вселенной, она выходит за пределы материи, пространства и времени. То есть по своей сути жизнь вечна. Это означает, что никакие физические, темпе­ратурные, пространственно-космические факторы не могут уничтожить суть жизни. Внешнее разрушение возможно, но главная составляющая жизни неистре­бима и вечна. Когда активизируется эта внутренняя составляющая, тогда в самых невероятных условиях выживает и физическая оболочка, — она уподобляется вечности и перестает зависеть от окружающего мира.

Жизнь регулируется двумя могучими инстинктами. Инстинкт продолжения рода — это не просто стремле­ние сохранить самого себя во времени, это желание уве­личивать свое «я», продолжая его во многих и многих поколениях потомков. Инстинкт самосохранения — это не просто самозащита и выживание, — для этого необ­ходимо контролировать происходящее, управлять си­туацией. В конечном счете, масштаб управления дол­жен вырасти и достигнуть масштабов вселенной. По сути своей, оба инстинкта работают на приближение к Творцу вселенной. Суть инстинктов — это познание Бога и уподобление Ему.

В конце концов, должно произойти полное уподобле­ние и слияние с Богом. Проявленная часть Творца до­стигает уровня непроявленной составляющей. Высшие противоположности перестают отличаться друг от дру­га и сливаются в единое целое. Очередной цикл раз­вития вселенной заканчивается. Вдох и выдох Брамы.

Мой взгляд падает на книжечку, лежащую на столе. Здесь коротко изложены истории из великого древне­индийского эпоса «Махабхарата». Это истории из жиз­ни людей, полубогов и демонов, читаются они — как красивая сказка. Раньше я даже не подозревал, какая огромная информация зашифрована в этих простых, на первый взгляд, сюжетах.

Для того чтобы живое существо развивалось, оно должно приспосабливаться к окружающему миру. Чем выше уровень развития, тем более масштабной и точ­ной должна быть картина окружающего мира, его мо­дель. Должны быть главные маяки, определяющие си­стему приоритетов. Неправильная модель мира приво­дит к неприятностям, болезням и смерти.

Инстинкты, формировавшиеся сотни миллионов лет и связанные с появлением физической оболочки жиз­ни, являются такими маяками. Без них высокоразви­тые формы жизни давно бы исчезли. Но сотни милли­онов лет — это слишком мало для вселенной. Должны быть более масштабные маяки.

Главным ориентиром для любого живого существа является любовь к Творцу и желание вновь соединить­ся с Первопричиной. Через это чувство каждое крохот­ное мгновение к нам поступают новые порции жизни. Если живое существо забывает об устремлении к Пер­вопричине и начинает срастаться с окружающим ми­ром, жизнь тогда медленно уходит сначала из его души, а потом и из его тела. Если при разрушении окружаю­щего мира восстанавливается единение с Богом, тогда происходит возобновление, воскресение жизни.

Болезни и неприятности — это счастье для высо­коорганизованных существ. Это показатель того, что душа устремилась к ложным маякам, что она утрати­ла устремление к Богу как главную цель и главное сча­стье. Но болезни и смерть приходят не сразу, вначале судьба подает более щадящие знаки, свидетельствую­щие о неблагополучии. Если понимать их смысл, тог­да несчастья и болезни становятся ненужными. При­нудительный механизм спасения надо превратить в до­бровольный, — это и есть избавление от болезней. Если знать, что происходит с душой, утратившей личное устремление к Богу, тогда легче увидеть в себе ростки будущих несчастий и болезней.

В задумчивости я перелистываю небольшую книж­ку. Очередная глава называется «Рождение Бхишмы».

Давным-давно в Индии правил великий царь по имени Шантану. Когда отец умер, на трон должен был взойти старший сын. Но брат Шантану отказался при­нять власть, потому что поставил себе более высокие цели. Отрешенность от мира, отшельничество, поиски Бога в себе — это оказалось для него важнее. Итак, Шан­тану стал царем. С детства он обладал невероятными способностями, которых не было у других. Он мог прикоснуться к человеку любого возраста, и тот пре­вращался в сильного, энергичного юношу. Царь Шан­тану был очень красивым, благочестивым и трудолю­бивым человеком. Любимым его развлечением была охота на оленя.

Однажды в поисках добычи он вышел на берег Ганга и увидел там девушку ослепительной красоты. Шантану настолько поражен был ее совершенством, что, подбежав к ней, воскликнул:

Скажи мне, кто ты такая, откуда? Хотя я даже не хочу знать этого. Выходи за меня замуж! Я царь, я дам тебе все, о чем ты мечтаешь.

Прекрасная девушка Ганга-деви спросила:

Ты уверен, что сможешь исполнить все, что я по­прошу?

Да, я сделаю все, твоя красота покорила меня.

Хорошо, я выйду за тебя замуж, но только при одном условии: что бы я ни делала, ты не станешь у меня на пути. Что бы я ни говорила, ты не остановишь меня. Никогда!

Я не стану на твоем пути, только будь моей же­ной. Поистине ты — воплощенная красота.

Они поженились и были счастливы. И вот у них по­явился первый ребенок, мальчик. Царь был счастлив, что его род продолжился. Но мать взяла сына на руки, отнесла к великому Гангу и утопила в реке. Царь мол­чал. И снова они жили дружно и счастливо. Любимая забеременела во второй раз, и опять царь надеялся на рождение сына, и любимый сын родился. Мать опять взяла сына на руки, отнесла к Гангу и бросила в воду. У них родилось семеро детей, и каждого родившегося ребенка жена царя бросала в реку. Царь помнил, что любое недовольное слово или действие, препятствую­щее ее намерению, — это потеря любимой. Таково было ее условие. Его любовь к ней была безграничной, и, боясь потерять ее, он молчал.

Но когда родился восьмой ребенок, Шантану не вы­держал:

Как ты можешь поступать так, ведь ты мать этого ребенка! Разве ты не человек? Мать должна чувство­вать любовь и сострадание к своим детям. Разве может мать быть такой жестокой?

Женщина в ответ улыбнулась:

Ты нарушил свое обещание. Я больше не могу оставаться с тобой. Когда наш сын вырастет и станет юношей, я приведу его к тебе, обещаю. А теперь мне нужно заботиться о нем, потому что только мать может позаботиться о младенце.

Она выполнила свое обещание. Восьмого сына звали Бхишма, — это несравненный герой «Махабхараты». Матерью Бхишмы была богиня Ганга, при­нявшая человеческий облик. Восемь детей, которых она родила, — это были восемь васу — бессмертные, которые обидели мудреца Васиштху. Он проклял их, и потому они должны были родиться людьми и жить на Земле. Васу уговорили Гангу спуститься на Зем­лю, стать их матерью и утопить сразу же после рожде­ния, чтобы их земная жизнь была короче короткого. Васиштха согласился на это условие для всех, кроме последнего васу. Он был наиболее провинившимся перед Васиштхой, и его наказание состояло в том, что он должен был прожить на Земле долгую жизнь. Человеческое рождение Бхишмы было результа­том проклятия, но он прожил жизнь великого героя, воина.

Как красиво и четко выстроено это произведение. Для того чтобы сюжет был интересным, задействованы оба инстинкта. Есть красота, есть любовь, есть боль, смерть и страдания. И есть высший смысл во всем про­исходящем. Современная литература пользуется той же схемой, — только вместо любви и смерти читателю подают секс и насилие. Что поделаешь, после возврата в языческое состояние далее происходит продвижение к первобытно-животному.

Вспоминаю, как на семинаре я назвал эту историю одним из лучших лекарств против многих болезней. Информация, закодированная в этой притче, дает не только знание о структуре вселенной, но и может пре­дотвращать болезни в самом зародыше. Кажется, при чем тут лекарство от будущих болезней?

На внешнем уровне это выглядит фантасмагорично, но если вникнуть в суть произведения, тогда по­нимаешь, каким образом развивается душа и что ее лечит. Почему именно у царя Шантану должны были погибать дети? Почему судьба выбрала именно его? Добродушие, религиозность, энергичность явно не могли спровоцировать такую печальную судьбу. Указывается одна деталь — способность омолаживать людей.

Зададим себе вопрос: что такое старение? В принци­пе, это адаптация организма к существованию с осла­бленной энергетикой. Когда внутренняя жизненная энергия падает до нуля, человек умирает. Если царь мог сделать молодым любого старика, значит, у него была огромная жизненная энергия. Причем не внешняя — физическая или психическая, — а та тонкая внутрен­няя энергия, которая дает жизнь, молодость и красоту.

Кстати, и сам царь был очень красив. Вероятно, его душа стала забывать о Боге и окунулась в наслаж­дения жизни. Когда энергия становится для челове­ка важнее любви, тогда душа отворачивается от Бога. Библейская легенда описывает этот процесс как пре­вращение ангела — в дьявола.

Для того чтобы вернуть царя к первоначальной гармонии, нужно было сначала дать ему максималь­ное счастье-искушение. Ослепительно красивая жен­щина, невыразимое сексуальное наслаждение, которое она может дать, прекрасные сыновья, рождающиеся от этого союза. И все это царь должен потерять, для того чтобы душа его усвоила простую истину: никакое зем­ное счастье не может быть вечным. Счастью нельзя по­клоняться, к нему нельзя прирастать душой. Иначе за этим счастьем последуют невыразимые муки. Смерть детей — это большее несчастье, чем даже собственная смерть. Для царя условие очищения души было про­стым: любовь должна быть важнее, чем жизнь. Если он сохраняет любовь, несмотря на смерть детей, — его душа очищается.

Кстати, здесь зашифрована информация и о загроб­ном мире. Многие задаются вопросом, почему души умерших ничего не сообщают о том, что происходит в потустороннем мире. Есть какой-то явный запрет на эту информацию. За многие годы я слышал только об одном скупом послании, приведенном в какой-то ма­ленькой газете. Умерший человек передал: «Здесь все великолепно. Если бы вы знали, как тут хорошо, вы бы не захотели жить на Земле».

Странное совпадение: души бессмертных васу, ко­торые пребывали в высших планах, рождение на Зем­ле рассматривали как суровое наказание. Если пере­вести этот сюжет «Махабхараты» на язык европейца, бессмертные васу — это ангелы, которые в наказание за свои грехи должны были родиться на Земле. Полу­чается, что в этой коротенькой истории зашифрована информация о райских кущах. Рай, на самом деле, на­ходится в загробном мире, — вернее, в других мирах, которые выше, значимее загробного мира и смыкают­ся с ним. Отсюда следует простой вывод: рай на Зем­ле построить невозможно.

Кроме того, из этой притчи можно понять: место, где живут ангелы, — это другие миры. Ангелами мо­гут стать души умерших, и, скорее всего, чистые души умерших таковыми и являются.

Еще один важный вывод. Если человек создан по образу и подобию Божьему, то он носит Бога в себе и его глубинные возможности, по сути дела,

беспредельны. Мудрец — это тот, кто достигает ис­тинного понимания мира, а понимание всегда связа­но с управлением. Как сообщает квантовая механи­ка, наблюдатель всегда воздействует на объект наблю­дения. Поэтому мудрец, прикасаясь к тайнам бытия, прикасается и к неограниченным возможностям. Он может управлять миром. Эти возможности позволяют ему проникать даже в загробный мир. Своим прокля­тием он может влиять на судьбу ангелов. Иными сло­вами, истинный мудрец становится подобным Богу.

Кстати, понятно, почему старший брат царя Шанта­ну отрешился от мира и стал отшельником: ведь обыч­но старшим детям в большей степени передаются про­блемы родителей. Не зря в первобытных языческих племенах первого ребенка приносили в жертву языче­ским богам. Во времена единобожия появилась другая традиция — первенца отдавали в храм или монастырь, для того чтобы он посвятил себя Богу и таким образом спасал свою семью.

И, наконец, самое главное. Самое страшное престу­пление — это убийство матерью собственного ребенка. Тем самым она убивает жизнь не только в настоящем, но и в будущем. Если женщины какого-то племени или народа начинают делать это, значит, существовать это­му народу осталось недолго. Программа уничтожения будущего истребит всех. Но, оказывается, даже в са­мом страшном преступлении кроется высший Божест­венный замысел. Мы не чувствуем Божественной логи­ки, не видим ее, но она все равно присутствует во всех событиях окружающего мира.

Итак, каким образом формируется болезнь? Сна­чала душа утрачивает личное устремление к Богу. Снижается потребность в единении с Творцом. Но по­скольку все живое должно двигаться к какой-то цели, то возникает поклонение внешнему миру в его выс­шем проявлении. Красота, совершенство, высокие чув­ства, любимый человек — все это становится главным смыслом жизни. Основной маяк исчезает, и зажигают­ся ложные маяки.

Я писал о том, что поклонение любимому челове­ку приводит к срастанию душ. Тогда малейшая обида, измена или несоответствие идеалу вызывает силь­ную душевную боль. Появляются обиды и осуждение близкого человека. Поклонение неизбежно приводит к осуждению и презрению. А когда наша душа напол­няется агрессией, которая следует за привязанностью, мир вокруг нас начинает разрушаться. Это наше спа­сение, которое мы воспринимаем как трагедию. Снача­ла появляются несчастья, обиды и потери. Потом мир разрушается не только снаружи, но и внутри. Начина­ются болезни. Если душа упрямо отстаивает свои при­вязанности и агрессивность, ей помогают смертью.

Одно из главных правил здоровья — это умение не замыкаться целиком и полностью на человеческой логике. Это видение постоянного присутствия Боже­ственной логики во всем. Это понимание того, что Бо­жественная логика работает на наше благо, — только это благо в первую очередь направлено к душе, а не к телу. Вспомним молитву «Отче наш», — она начинает­ся с безусловного принятия Божественной воли. «Да будет воля Твоя и на земле, как на небе», — говорил Иисус Христос.

В этой сказке о царе Шантану содержится важная информация о единстве времени. На внешнем, физиче­ском уровне мы говорим о прошлом, настоящем и бу­дущем. Будущего еще нет, прошлого уже нет. Остает­ся только настоящее. На тонком плане прошлое, насто­ящее и будущее представляют собой единую субстан­цию. Будущее можно видеть, им можно управлять, и наше сегодняшнее внутреннее состояние, а также про­шлые наши поступки определяют то, что произойдет с нами в будущем.

После гибели седьмого ребенка царь не выдержал, терпение его иссякло, и он спас жизнь восьмому. Но, оказывается, все это было уже предрешено. Сценарий был написан свыше, и на внешнем, физическом уровне царь его неуклонно исполнял.

Мудрость — это способность постигать смысл явле­ний. Это видение связей, соединяющих прошлое, на­стоящее и будущее. Но для того чтобы подняться на этот уровень, необходимо личное устремление к Богу. Поэтому самая большая мудрость зашифровывалась в религиозно-философских трактатах.

Рано или поздно наука, как блудный сын, вернется к своей матери религии, и тогда начнется новый этап познания и развития.

Плоды добра и зла

Если попытаться вникнуть в смысл Священных книг, мы легко придем к выводу, что болезнь явля­ется результатом греха. А грешит человек тогда, ког­да нарушает заповеди. При наивном взгляде на вещи заповеди можно воспринимать как команды Бога: «Не убий, не прелюбодействуй…», за нарушение которых Бог жестоко карает непослушных людей, насылая на них болезни и несчастья. На самом деле, заповеди яв­ляются отражением вселенских законов.

О чем же говорят негласные правила вселенной? Любой закон отражает причинно-следственную связь между событиями. Если яблоко падает с дерева, оно устремляется к земле, причем с определенным ускоре­нием. Упавший плод всегда окажется на земле, — это закон.

Если человек перестает выполнять законы любви, его душа начинает деградировать. Он все больше за­висит от инстинктов, он все сильнее привязывается к жизненным наслаждениям. Привязанность рождает агрессию, а потом приходят болезни и несчастья.

Если вдуматься, Десять заповедей — это есть ин­струкция по преодолению рабской зависимости от ин­стинктов.

Если инстинкт самосохранения становится для человека главным, тогда смыслом его жизни будет управление, духовная власть, развитие способно­стей. Потом это перейдет в поклонение статусу, фи­зической власти. Деньги и благополучие станут для человека главными составляющими счастья. Такой че­ловек будет грабить, воровать и убивать. Он сотни и тысячи раз откажется от любви ради собственно­го благополучия. Естественно, потомки этого челове­ка обречены на вымирание. Каждый раз, когда он станет лгать, предавать, явно или неявно обворовы­вать, унижать других людей, чтобы возвыситься са­мому, — он будет отнимать будущее у себя и своих потомков.

Поклонение другому инстинкту приводит к похо­жим результатам. Продолжение рода — это великий инстинкт, созданный эволюцией. Точнее, созданный Богом и раскрывшийся в ходе эволюции. Ведь Творец повелел: «Плодитесь и размножайтесь». Но если ин­стинкт — это самоцель, тогда любимый человек, семья и дети становятся абсолютной ценностью. Это только первый шаг. Далее, абсолютной ценностью становятся еда, секс и физические наслаждения. А тогда уже дети и семья оказываются ненужными. Чем активнее чело­век стремится к удовольствиям, тем больше ослабева­ют его чувства, и тогда, в погоне за новыми ощущени­ями, он опускается до самых различных форм развра­та. Заканчивается это, как правило, распадом семей, педофилией и гомосексуализмом.

Как Десять заповедей помогают нам преодолеть по­клонение инстинктам? Путь только один — поклонение Богу. Первые четыре заповеди помогают нам выстро­ить правильные отношения с Богом.

Первая заповедь — заповедь единства — подразуме­вает, что любовь к Богу должна быть главной целью и смыслом жизни человека. Что происходит с человеком, который утрачивает личное устремление к Богу? Он начинает поклоняться своим высшим чувствам. Поня­тия красоты, идеалов, справедливости, нравственности становятся для него главными ориентирами. Возникает чувство превосходства над другими: я умнее, я благо­роднее, я нравственнее, я совершенно прав. Сами эти мысли уже несут в себе ростки будущих болезней. Да, снаружи мы имеем право на конкуренцию, превосход­ство, лидерство. Но внутри, на Божественном уровне, мы все едины. Соединить две эти противоположности может лишь единобожник, то есть тот, кто во всем ви­дит Божественную волю.

«Не сотвори себе кумира» — гласит вторая заповедь. Если мы чему-то поклоняемся как Богу, мы начина­ем утрачивать любовь. Тогда у нас в душе возникают ревность и гордыня. Когда ты больше всего на свете любишь другого человека, появляется ревность. Когда ты больше всего на свете любишь самого себя, появля­ется гордыня. А когда ложные маяки начинают закры­вать дорогу к Всевышнему, тогда появляется неуваже­ние к Нему.

Вспоминать о Всевышнем нужно с чувством благо­говения. Нужно каждую долю секунды ощущать свою вторичную значимость по отношению к Творцу и Его Божественной воле. Пренебрежение к ней в чувствах, мыслях, словах и действиях лишает нас потребности в любви и Боге.

Единобожник ощущает, как каждое мгновение Творец дарит ему любовь и энергию жизни. Главную защиту, главное ощущение счастья он получает при единении с Творцом.

Для того, кто забыл о Боге, главным становится ин­стинкт самосохранения. Работа, деньги, власть, пре­восходство над другими — вот что является для та­кого человека главной опорой и защитой. Он готов биться за деньги и власть ежедневно, ежесекундно. И чем глубже он погружается в человеческие дела, тем больше он забывает о Боге.

Вот почему есть заповедь — четвертая, — которая гласит: «Чти день субботний». Это означает, что каж­дый человек периодически все свои чувства и мысли должен обращать к Богу. Для этого нужно отрешать­ся от работы, от планов и целей, от еды и секса, то есть от всего того, что погружает нас в рабскую зави­симость от инстинктов. Человек, утративший любовь к Богу, неизбежно будет поклоняться собственным инстинктам, другого пути у него просто нет.

Чем отличается единобожник от язычника? Для первого Божественная воля является неоспоримой. Для него любовь к Богу — это смысл жизни. Такой человек из любви к ближнему может пожертвовать со­бой. Он удержится от воровства и предательства, он не будет развратничать, переедать, жадничать, ревно­вать и завидовать.

У язычника его «я», его собственная воля всег­да стоят на первом месте. Он молится не для того, чтобы соединиться с Богом, а для того, чтобы защи­тить, укрепить свое «я», выполнить все свои желания. Молитва язычника — это магия и оккультизм. Боже­ственная энергия для него — средство насытить свои инстинкты.

Такому человеку очень трудно уважать родителей. Ведь почитание их — это, в первую очередь, сдержи­вание своего эгоизма, признание того, что воля ро­дителей важнее своей собственной. В любви к роди­телям кроется умение сдерживать свои инстинкты, готовность заботиться об отце и матери, жертвуя чем-то своим, ущемляя себя. Любовь к родителям — это умение видеть их слабости, недостатки и при этом не чувствовать собственного превосходства. Это умение принимать отца и мать, какими бы они ни были, и продолжать любить их. А когда вырастешь, не только любить и помогать им, но и воспитывать. Так устро­ена наша жизнь: вначале мы для наших родителей являемся детьми, затем — друзьями, а потом — родите­лями. И все эти отношения работают на любовь и по­знание Творца.

Пятая заповедь, которая учит нас почитать отца и мать, открывает нам путь к единобожию. Человек же, забывший о любви к Творцу, переставший ува­жать родителей, обречен быть рабом инстинктов, которые незаметно станут превращать его в животное.

Такой человек легко будет лгать, воровать, грабить и убивать. Ради обладания красивой женщиной он со­вершит любое преступление. Он будет прелюбодей­ствовать, то есть соблазнять замужних женщин, разру­шая семьи и делая несчастными чужих детей. Он будет искать новых и новых партнеров для сексуальных на­слаждений. Нравственное разложение неизбежно при­ведет его к бесплодию, болезням и смерти.

Я задумываюсь, вспоминая различные истории из жизни. Один человек заболевает, а другому почему-то даются несчастья и смерть, хотя он совершенно здо­ров. Я подметил, что так бывает при высокой вну­тренней гордыне. Если жадность и ревность лечатся болезнями, то гордыня, как правило, лечится бедами и смертью.

Почему Каин убил Авеля? Что касается Каина, все понятно — зависть, ревность подтолкнули его к убий­ству брата. Но почему Бог оставил убийце жизнь? С одной стороны, для того чтобы страдания помогли ему измениться, а с другой стороны, наверное, и Авель был в чем-то виноват. Чем же мог провиниться чело­век, дары которого принял Бог?

Я долго размышлял об этом и пришел к одному не­избежному выводу — родные братья несут в себе об­щую тенденцию. Вероятно, они оба совершили преступ­ление. Но один сделал это тайно, а другой — явно. Если грехом Каина была ревность, то у Авеля, навер­ное, была гордыня. Чувство богоизбранности. Скорее всего, это чувство появилось у Авеля, когда он уви­дел, что его дары угодны Богу. Вероятно, он испы­тал чувство превосходства над братом. Грех начина­ется с утраты любви к другому человеку. Ведь Бог находится в душе каждого из нас, а чувство превосход­ства незаметно убивает любовь. Гордыня рождает рев­ность. Чем больше у Авеля крепло ощущение богоиз­бранности, тем сильнее разгорались ревность и зависть в душе Каина.

В этой мифической истории блестяще показаны корни болезней и несчастий. Родители Каина и Аве­ля отведали плоды дерева познания добра и зла. Если поверхностно воспринимать эту притчу, то начинаешь верить в то, что когда-то бородатый дедушка запре­тил двоим людям чем-то питаться, а они не послуша­лись. Значит, для того чтобы преодолеть этот главный грех, надо быть послушными. А поскольку Божествен­ной воли мы не видим, то слушаться нужно священ­ника, то есть духовного наставника. Если же вдумать­ся в смысл этой притчи, перед нами предстанет дру­гая картина.

Что такое добро и зло? Понятия добра и зла связа­ны с нашими телом, духом и душой. Боль для тела мы считаем злом, а удовольствие — добром. Жизненные неприятности мы считаем злом, а стабильность и бла­гополучие — добром. Обиду от близкого человека мы воспринимаем как зло, а его заботу, тепло и ласку — как добро. Понятия добра и зла применимы к тому, что разрушается, к тому, что мы можем потерять. Раз­рушение и потеря — это зло; приобретение и увеличе­ние благ — это добро.

В сказке о рае зашифрованы этапы развития жиз­ни. Суть жизни является вечной. Любовь существует за пределами времени, за пределами добра и зла. Для единобожника Бог выше добра и зла. А для язычника Бог — это добро, а все, что язычнику не нравится, — это зло. Язычник отождествляет себя с Богом внешне, для него Бог — это его инстинкты и желания. Единобожник ощущает внутреннее единство с Творцом; его вечная душа, поднимаясь над добром и злом, не может быть агрессивной по своей сути. Внешняя же агрессия уместна как защита того, что разрушается.

Вкушение плодов от дерева познания добра и зла — это погружение в материальный, причинно­следственный мир. Это познание Бога через внешнее развитие. В этом развитии всегда кроется большая опасность, суть которой в том, что человек может за­быть о Целом ради части. Можно забыть о любви ради инстинктов. Можно забыть о своем Божественном «я», обращая внимание только на «я» человеческое. В этом случае возникает чувство превосходства, абсо­лютной правоты, ощущение первичности и значимости своих желаний.

Чем быстрее мы развиваемся, чем больший контроль над миром приобретаем, чем масштабнее и разнообраз­нее наши желания, тем интенсивнее должно быть наше устремление к Богу, тем сильнее должна быть наша потребность в любви. Иначе незаметный грех станет явным и реализуется как преступление или болезнь.

Возникает вопрос: если превосходство и осужде­ние дают первый толчок для будущих несчастий, как, в таком случае, относиться к Иуде, который предал Христа? Три года он жил рядом с Учителем и был да­леко не худшим из учеников, если ему доверили об­щинные деньги. Должность администратора в общи­не Христа — это высокий статус. Как же не осуждать Иуду, который обворовал и предал того, кто спасал его душу?

После долгих размышлений над этим вопросом я, в конце концов, пришел к простому выводу. В той си­стеме координат, которая предлагается современной религией, преодолеть осуждение невозможно. Ког­да оцениваешь ситуацию либо с точки зрения добра, либо с противоположной, от осуждения не удержать­ся. Тогда я задумался о том, почему мы мыслим край­ностями, почему не можем воспринимать любой про­цесс диалектически. Понятно, что причиной является религиозное заблуждение, происходящее из наивных языческих представлений.

В глазах нынешних католиков и православных Бог — это абсолютное добро. Значит, должно быть и абсолютное зло. Ответственным за это назначи­ли дьявола. Все хорошее — от Бога, все плохое — от дьявола. Так мыслит современный верующий. Зна­чит, Иуда может быть либо плохим, либо хорошим. Тезис о непогрешимости Церкви возник из такой схе­мы мышления. Хороший человек всегда прав, всегда свят, всегда безгрешен. Всем надо стремиться стать хорошими и перестать быть плохими. Такая схема мышления убивает любовь. Происходит обожествле­ние добра и возникает презрение к злу. Признать, что и добро, и зло происходят от Бога, для язычника яв­ляется практически невыполнимой задачей. Это рож­дает не только болезни, но и несчастья и трагедии.

Недавно я разговаривал с одной женщиной, кото­рая работает врачом-иммунологом. Разговор зашел о прививках.

Я могу судить об этом на основании своего опыта и серьезного изучения этой темы, — поделилась она. — Все, что я узнала о прививках, привело меня к выводу: они просто не нужны. Вся эта вакцинация — всего лишь законный отъем денег у населения. Медицина превра­щается в коммерческую структуру, для которой такие понятия, как любовь, жизнь и здоровье, становятся аб­страктными вещами. Обратите внимание на последнюю эпидемию свиного гриппа. Фармацевтические фирмы заработали приличную сумму. Все знают, что Всемир­ная организация здравоохранения намеренно подняла шумиху. Совершено нравственное преступление — об­ворованы люди, но никто в мире не дал нравственной оценки тому, что произошло. У нас ведь все привыкли, что оценку может давать только суд. А он, мне кажется, давно утратил такую функцию, как защита нравствен­ности. Если действия человека не подпадают под уго­ловную или административную ответственность, то как бы и говорить не о чем.

Скажите, — поинтересовался я, — а как у вас обсто­ит дело с процентами за назначение нужных лекарств?

Она устало махнула рукой:

Так же, как и везде: чем дороже лекарство, ко­торое врач пропишет, тем больше денег он получит от дистрибьютора. По сути дела, врача вовлекают в сете­вой маркетинг. Врач уже не лечит, а торгует.

Женщина улыбнулась:

Ко мне на прием часто приходят люди неимущие. Мне их жалко, и я им рассказываю, где есть аптеки подешевле и где лекарства не поддельные. Когда об этом узнала главврач, она мне такой скандал закати­ла. Угрожала увольнением, если я не буду предлагать дорогие лекарства. У нас ведь аптека на первом этаже нашей поликлиники. На третьем этаже врач выписы­вает лекарства, а на первом — пациент их приобретает. В общем, сплошной сетевой маркетинг.

Мне вспомнилась назойливая реклама, которая пред­лагает снять боль, усугубляя при этом болезнь. По сути дела, фармацевтика работает на истребление здоровья. Это безнравственно, но все молчат. Ведь уголовной статьи на эту тему не существует. О том, что закон дол­жен защищать нравственность, все забыли. О том, что нравственность — это механизм спасения души, никто уже и не вспоминает. Получается, что медицина уверен­но истребляет наше будущее, леча тело и увеча душу. Как же могла возникнуть такая ситуация?

Как это ни странно, корни происходящего кроют­ся в религиозном мышлении. Боль для язычника — это зло, а физические удовольствия — добро. Боль надо истребить, — и тогда станешь счастливым. На самом же деле, боль — это зло внешне, а внутри это спасе­ние. Это предупреждение о серьезном неблагополучии. Таким образом, добро и зло соединяются в едином процессе. Несчастья и болезни всегда воспринима­лись как зло, как козни дьявола. На самом деле, это предупреждения, данные Богом. Это напоминание о том, что мы перестали выполнять заповеди, забыли о своей душе, утратили любовь и стремление к Богу.

В Библии сказано, что болезнь не позволяет лю­дям грешить. Значит, болезнь и несчастье есть бла­го для души, хотя внешне они и ущемляют интересы тела. Если душа умирает, телу не выжить. А если бо­лезнь помогает спасти душу, организм выздоравли­вает. Если же состояние души не улучшается, тогда болезнь усиливается и приводит к инвалидности или смерти.

Умение в любой неприятности видеть Божествен­ную волю помогает нам активнее заботиться о спасении своей души. Понимание того, что зло одновременно яв­ляется добром и оба они работают на любовь, позволя­ет нам правильно развиваться. Для душевного и физи­ческого здоровья необходимо правильное восприятие мира. Как мы реагируем на окружающие события, та­кими будут наши здоровье и судьба. Как мы относим­ся к самим себе, так мы будем реагировать на окружа­ющий мир.

Если для человека его «я» — это инстинкты, то он всегда будет защищать свои желания, свою волю. Если кто-то не уступит ему дорогу или скажет что-нибудь обидное, у него появится желание убить обидчика. Ради исполнения сексуального желания ему захочется изнасиловать женщину. То есть он будет нарушать все заповеди, а потом — болеть и умирать.

Если «я» — это не только инстинкты, но и сознание и нравственность, человек уже сможет сдержать свое желание украсть или изнасиловать, но не сможет пре­одолеть осуждение, презрение или обиду, потому что эти эмоции возникают как защита от неприятностей, разрушающих его сознание.

Если же я Божественен по своей сути, если я есть любовь, тогда я сумею преодолеть не только рабское по­клонение инстинктам, но и превосходство, осуждение, ненависть, обиду. Я научусь любить людей, которые не­совершенны, сумею воспитывать их, а не мстить им. Я не утрачу любви в любой жизненной ситуации.

Нынешняя цивилизация называет человека «гомо сапиенс», то есть «человек мыслящий». Значит, нынеш­няя цивилизация будет спасать свое «я» в ущерб люб­ви. Мышление — это высший уровень инстинкта само­сохранения.

Сознание связано с телом. Для развития созна­ния необходимы способности, власть, деньги, благо­получие. Поклонение сознанию неизбежно превращает человека в язычника. Если я воспринимаю себя как тело, то я готов убить любого за малейшую царапину или синяк. Если я воспринимаю себя как сознание, то за любую неудачу или унижение я готов буду растер­зать любого. Если я воспринимаю себя как душу, тог­да оскорбления и предательства от любимого человека я не перенесу и буду убивать любовь в своей душе не­навистью, осуждением и презрением.

Если же я есть любовь, тогда любое ущемление тела, духа и души еще больше будет подталкивать меня к любви. Оно будет показателем недостаточного един­ства с Богом. Если любовь для меня на первом ме­сте, только тогда мне позволено иметь любые богатства души, духа и тела.

Христос появился на нашей Земле именно для того, чтобы показать людям, что ради любви можно отказать­ся от жизни, от силы, от власти, от всего того, что явля­ется привычным человеческим счастьем. Скупые стро­ки Библии повествуют о том, что Иисус мог совершать чудеса исцеления. Он мог пройти сквозь толпу незаме­ченным, мог управлять сознанием окружающих людей. Если словом можно исцелить и воскресить, то ведь сло­вом можно и убить. Стоило Христу пошевелить паль­цем — и все вокруг могли бы умереть. Но собственная значимость и собственная жизнь были для него ничтож­ными по сравнению с любовью к Богу. И ощущение своей богоизбранности — также.

Необходимо было правильно построить систему приоритетов. Это единственный механизм спасения человечества. Без понимания этого нынешней цивили­зации не выжить. Главной вопрос любой философии знаком каждому: кто мы такие, откуда пришли, куда идем? Если мы правильно отвечаем на этот вопрос, мы будем правильно относиться к самим себе.

Если я пришел из Бога, если я есть любовь, если я устремляюсь к любви и к Богу, тогда все остальное — лишь средство. Тогда моя душа не будет зависеть ни от каких земных благ. Душа не будет поклоняться приоб­ретениям, восторгаться ими и не станет слишком силь­но переживать о потерях.

Мы имеем тело, сознание, человеческое «я». И од­новременно мы Божественны по своей сути. Мы явля­емся и частью и Целым одновременно. Мы двойствен­ны и одновременно абсолютны едины. Значит, мы мо­жем и должны жить в двух логиках — Божественной и человеческой — одновременно. «Кесарево кесарю, а Божие Богу», — говорил Христос.

Но как же относиться к Иуде? Если он только хоро­ший, мы будем ему поклоняться. Если он только пло­хой, мы будем его презирать. Как же правильно отно­ситься к нему? Также двойственно. Если мы считаем, что он только преступник, мы обречены на осуждение. Если же мы признаём, что одновременно он является и жертвой, тогда мы понимаем, что он достоин наказа­ния, но не осуждения.

Иуда был жертвой своих заблуждений. Понятия правоты и справедливости были для него важнее люб­ви, — поэтому он осуждал Христа. Поклонение право­те и справедливости рождает гордыню, и тогда такие понятия, как статус, власть, деньги, становятся глав­ными. А потом недалеко уже и до воровства и других преступлений. Что, в принципе, и произошло с Иудой.

Почему этот апостол носил имя Иуда? В Священ­ных книгах не бывает случайностей. Вероятно, в этом человеке максимально проявилась главная пробле­ма еврейского народа — ощущение богоизбранности, значимости, превосходства над другими. Этому есть свое логическое объяснение.

К миру мы относимся так, как относимся к Богу. Внутренне устремляясь к Творцу, человек пытается подражать Ему. Ведь любовь — это единение и подра­жание. Для иудея Творец — где-то там, далеко, неви­димый и всемогущий. Он управляет, наказывает и воз­награждает. Если Бог возвышается над всеми, управ­ляет, воспитывает, наказывает и поощряет, это означа­ет, что и человек должен так же относиться к другим людям. В рамках такого восприятия преодолеть корни гордыни невозможно, поэтому еврейский народ неиз­бежно должен был накапливать ощущение собственной значимости, превосходства над другими. Даже неукос­нительное соблюдение Десяти заповедей не могло пол­ностью закрыть эту проблему.

Все это привело к Иудейской войне, а затем к ги­бели Иудейского государства. В последующие две тысячи лет главным фактором выживания еврейско­го народа являлось его постоянное унижение, а также скитания и опасности.

Я погружаюсь в размышления, и в моем сознании проходят библейские сцены. А ведь в Библии показан механизм развития болезни не только одного челове­ка, но и всего общества. Почему «заболели» Содом и Гоморра? Почему они погибли? Священная книга дает четкий и понятный механизм гибели — безнравствен­ное общество и государство нежизнеспособны. Если душа начала разлагаться, потом неизбежно начнет де­формироваться сознание, будут развращаться нравы людей, их представления о морали, закон перестанет защищать любовь и нравственность, инстинкты вый­дут на первое место.

Главная энергия жизни и здоровья приходит к нам через душу. Как бы полноценно и вкусно мы ни питались, как бы ни закаливали, ни укрепляли свое тело, шансов выжить нет, если нет энергии. То, что нынешняя медицина называет иммунитетом, — это и есть показатель главной жизненной энергии орга­низма.

Почему в немецких концлагерях женщины рожда­ли стопроцентно здоровых детей? Потому что макси­мально были унижены их тело, дух и душа. Потому что у них не было страха, осуждения, уныния. Да и чувства превосходства — тоже. Была одна задача — вы­жить, а в таких случаях человек интуитивно обращает­ся к Богу. Когда инстинкты приглушены, в подсозна­нии больше любви.

Значит, для того чтобы общество вернулось к вере, ему нужны эпидемии, катаклизмы и войны. А забывает общество и государство о Боге тогда, когда благоден­ствие, стабильность становятся привычными.

К сожалению, на сегодняшний день не существует механизма добровольного устремления к Творцу. Как только человеку становится хорошо, о Боге он забы­вает. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Одной из главных опасностей на пути к Богу явля­ются благополучие и стабильность, — они усиливают гордыню и чувство превосходства. Поэтому многие го­рода и страны, достигнув благоденствия, через какое-то время погибали.

Сейчас в Израиле существует Мертвое море. Когда-то давным-давно оно было живописным озером. На его берегах находился город Содом. Это был оазис, в ко­тором цвели великолепные сады, здесь постоянно про­ходили и останавливались торговые караваны. Любой город, находящийся на перекрестке торговых путей, будет богатеть гораздо быстрее других, и со временем его жители перестанут видеть Божественную волю, рас­считывая только на свою. А потом инстинкты незамет­но начнут выходить на первый план, и никто не обра­тит внимания на первые признаки нравственного разло­жения. Упадок веры и погоня за наслаждениями станут привычными для этих людей.

На уровне души вся жизнь во вселенной едина, — как только какая-то небольшая группа людей начинает душевно разлагаться, включается механизм спасения. Для того чтобы спасти душу, нужно дать телу болезнь или смерть, которые являются благом, но людьми вос­принимаются как зло. Это «зло» и уничтожило Содом и Гоморру. Великолепное озеро, наполненное жизнью, стало мертвым, и не одну тысячу лет это место служи­ло людям напоминанием о неразрывной связи безнрав­ственности и гибели.

История повторяется. Через некоторое время похо­жая судьба постигла Иудейское государство. Поскольку здесь жили люди верующие, знавшие и исполнявшие за­поведи, им не позволили опуститься до животного уров­ня, дойти до полного нравственного разложения.

В прошлом году я был в Израиле и с удивлением узнал поразительные факты о торжестве ювенальной юстиции, которая разрушает семью и увечит психику детей. О том, что дети перестали уважать родителей. О том, что на государственном уровне поддерживает­ся гомосексуализм. Но все это, в принципе, стало уже нормой для западного мира. Больше всего меня удиви­ло другое. Когда я спросил у приятеля, верит ли ны­нешняя молодежь в Бога, тот ответил отрицательно. Израильская молодежь не отличается от западной, в Бога никто не верит. Главные ценности — это семья, квартира и машина. Есть традиции, есть ортодоксаль­ные верующие, — но это, в основном, приезжие. В об­щем и целом, это нормальное капиталистическое госу­дарство. Я подумал тогда: «Сколько же лет осталось Израилю?..»

В Ветхом Завете написано: «Кого любит Господь, того наказывает…» Кого Бог любит, того он быстрее наказывает, чтобы не допустить полного разложения.

Авеля Бог остановил в самом начале совершения гре­ха. Нынешний Израиль процветает, несмотря на яв­ные признаки разложения. Может быть, Бог разлюбил

Израиль? А может быть, эти тенденции еще не набрали силу? Не вошли внутрь и не отравили душу? Кто знает…

Я снова задумываюсь, вспоминая мои встречи и пу­тешествия по этой уникальной стране. Все равно что-то присутствует там, воздух какой-то другой, энергети­ка другая. Наверное, страна пока еще держит едино­божие. Присутствие Бога ощущается там почти физи­чески. И все-таки почему иудаизм не смог преодолеть главного греха — гордыни?

По-видимому, в самом деле, это связано с воспри­ятием Творца. Если Бог где-то далеко, то устремля­ешься не к Нему, а к тому, что видишь перед собой, и тогда неизбежно инстинкт самосохранения выдавлива­ет любовь. Духовная защищенность, правота становят­ся самоцелью. А дальше — все по схеме.

В принципе, первая заповедь, гласящая, что Творец един, должна подвести нас к простому выводу: Тво­рец — не только за пределами всего, весь окружаю­щий мир — это тоже Его часть. Творец присутствует во всем, и каждую долю секунды Божественная воля из­ливается на нас. Значит, мы взаимодействуем с Богом каждую долю секунды.

Но три тысячи лет тому назад такое восприятие Творца было невозможным. Это ведь невероятно тес­ный контакт с Богом, а значит, ускорение всех процес­сов. Это означает, что за малейшее неправильное по­ведение быстро следует жесткое наказание. Человеку неразвитому такую ношу не поднять. Поэтому людям того времени Бог являлся лишь иногда, а затем как бы устранялся, оставляя заповеди, в соответствии с кото­рыми надо было жить дальше.

Во времена Христа люди также еще не были гото­вы к осознанию своей Божественности. Пришедшее Царствие Божие вместо изменения, счастья и разви­тия принесло страдания, смерти и гибель всего госу­дарства. Для того чтобы ощущать в душе непрерывную любовь, нужно видеть и человеческую, и Божествен­ную волю одновременно. Нужно понимать относитель­ность добра и зла. Нужно чувствовать во всем проис­ходящем Божественную волю и понимать, что любое событие подталкивает нас к любви и к Богу.

Двойственное, диалектическое восприятие мира не позволяет нам прирастать ни к каким благам и наслаждениям. Все, что получено, должно быть поте­ряно. Любое наслаждение рано или поздно заканчи­вается, поэтому целью жизни должно быть не наслаж­дение, а любовь, к которой мы приходим через приоб­ретения и потери.

Когда человек, забыв обо всем, окунается в наслаж­дения, тешащие его инстинкты, плоды такого позна­ния, плоды добра и зла, становятся все более горьки­ми. Если же он понимает, что и познание, и потери, и приобретения являются средством для обретения люб­ви, единения с Богом, тогда плоды райского дерева становятся сладкими и горькими одновременно. И это делает человека по-настоящему счастливым.

Практика

Наше сознание стремится познать окружающий мир. Для этого надо верить в себя. Чем лучше мы хо­тим понимать, что происходит в мире, и управлять им, тем больше знаний и опыта мы должны иметь. Но этот наш накапливаемый опыт, дающий ощущение уверен­ности, может закрыть для нас познание интуитивное.

Наше подсознание знает все. Мы проникаем туда посредством наших чувств. В основном, теми чувства­ми, которые продолжают жить, когда затихают созна­ние и тело. Человек познаёт мир днем, двигаясь, со­зидая, накапливая опыт, и познает мир ночью, во сне, когда отрешается от опыта тела и сознания. Он при­касается тогда к неисчерпаемым кладовым вселенной.

Сознание и подсознание ведут себя как классиче­ские противоположности. Они едины на тонком пла­не и конкурируют и борются на внешнем уровне. Человеку кажется, что он сам, его собственные ре­шения определяют его жизнь и судьбу. Он чувствует себя хозяином положения. Но опыт одной жизни — это очень мало по сравнению с опытом сотен миллионов и даже миллиардов лет, который хранится в нашем подсознании. Закон единства вселенной означает, что все мы едины и в каждой части хранится Целое. Кро­ме того, часть может общаться с Целым на равных, — с некоторыми поправками, разумеется.

Если часть пытается подавить Целое, — она раз­рушается. Если сознание пытается подчинить себе все подсознательные процессы, оно погибает вме­сте с телом. Безусловно, человек должен иметь свою волю, но при этом он не должен ставить ее на первое место. Ощущение первичности своей воли рождает чувство правоты и непогрешимости. Человек начина­ет нарушать заповеди, отрекается от любви ради сво­их амбиций и желаний. А потом начинаются неприят­ности и болезни.

Недавно мне позвонила одна из женщин, с которой мы сотрудничаем:

У человека, который ходил на ваши семинары, обнаружили раковую опухоль, причем с метастазами. Его сын пришел за видеодисками. Этот человек знает, что приема нет, но просил хотя бы намекнуть, почему с ним случилось такое несчастье. Ведь он же делал все, о чем вы говорили на семинарах. И все книги прочитал.

Я задумываюсь, оценивая свои возможности. Состо­яние у меня неважное, сил мало. Когда я пытаюсь по­мочь тяжелобольному, вольно или невольно я вхожу в резонанс с его проблемами. Его грехи усиливаются во мне, и это может привести к болезни. При полной от­решенности, бескорыстности, уединении и воздержа­нии меньше вероятности взять чужую «грязь» на себя. А у меня семья, дети и куча проблем. Такая работа ста­новится слишком опасной. Но в этом случае, наверное, можно сделать исключение. А вдруг это моя неточная информация дала такой эффект? Пока есть силы, надо разбираться.

Хорошо, — ответил я, — проконсультирую. Пу­скай вспоминает свою молодость, он явно там что-то натворил. Через четыре дня пусть позвонит.

И вот утром раздается звонок, и мужчина расска­зывает мне о своей стремительно прогрессирующей болезни.

Причем все с левой стороны. Значит, это связано с моим прошлым, — делает вывод он.

Я вижу, что болезнь связана с будущим, с его деть­ми. Это обыкновенная подстраховка: чтобы не умерли дети, умирают родители.

Знаете, — рассказывает мужчина, — я все делаю так, как вы учили. Прошу прощения за эгоизм, которо­го никак не могу побороть, за свою гордыню.

Просить прощения за свое несовершенство не надо, — объясняю я, — его надо преодолевать. Эго­изм и гордыня — это результат неправильного пове­дения, это неумение преодолеть искушение. Это непо­нимание смысла жизни, ложные маяки. Если вы гото­вы ради любви пожертвовать чем-то, позаботиться о другом, ущемляя себя, сдержаться от осуждения и ме­сти, если вы можете проявлять терпение к тому, кто вам не нравится, если способны воздержаться от удо­вольствия, которое вредит нравственности, то тем са­мым вы будете преодолевать гордыню. Проще гово­ря, нужно соблюдать заповеди не только внешне, но и внутренне. Если ощущаете присутствие Бога в себе и в других, тогда вы перестанете испытывать осуждение, ненависть и обиду, — ведь это прямая агрессия к Богу. Вы просто умрете, если будете долго обижаться.

Правильные маяки — это не только здоровье и счастье, — продолжаю я. — Это одновременно огром­ная ответственность и опасность. Часто человек инту­итивно закрывается от Бога, чтобы не понести немед­ленного наказания за нравственное преступление. Но ведь наказание все равно настигнет его. Раньше оно приходило к детям, внукам и правнукам. Или человек отвечал за свои поступки в следующей жизни. Поэто­му возникала иллюзия, что человек, утративший лю­бовь и совершающий нравственные преступления, мо­жет оставаться безнаказанным. Просто Божественная логика отличается от человеческой.

На тонком плане нет людей, а есть идеи и процессы, поэтому наказывается не человек, а «наказывается» то направление, в котором он движется. Точнее сказать, не наказывается, а перекрывается. Человек, который толь­ко начинает совершать преступления перед Богом, нахо­дится в самом начале процесса. А в его детях и внуках этот процесс набирает силу и становится опасным и для души отдельного человека, и для всей жизни на Земле. И тогда дети и внуки начинают болеть и умирать. Воз­никает вопрос: почему же они должны отвечать за грехи родителей? Ответ достаточно прост. Слышали, навер­ное, пословицу: «Дурная голова ногам покоя не дает»? Почему ноги должны отвечать за дурную голову? Пото­му что ноги и голова — едины. Но если заболеет и нач­нет погибать нога, за это ответит и голова. Сначала по­томки зависят от нас, а потом мы зависим от них.

Теперь переходим к вам, — обращаюсь я к мужчи­не. — Вы, действительно, читали все мои книги?

Читал, — отвечает он, — каждую — по пять раз.

Тогда непонятно, почему у вас принятие травми­рующей ситуации минимальное. Такое бывает у тех, кто прочитал всего одну-две книги.

Я не знаю, — растерянно произносит мужчина.

Возникает длинная пауза. Я сосредоточенно пы­таюсь отыскать разгадку. Стоп, у меня был похожий случай в Израиле.

Женщина написала записку о своих несчастьях. Принятие травмирующей ситуации у нее было мини­мальным. Она не могла сохранить любовь ни при уни­жении тела, ни при унижении духа, ни при унижении души. Я прочитал эту записку на семинаре и произнес, обращаясь в зал:

Либо вы не читали моих книг, а на семинар приш­ли только из любопытства, либо ленились и не хоте­ли меняться.

В перерыве ко мне подошла миловидная женщина и, смущаясь, проговорила:

Это я написала ту записку. Поверьте мне, я чита­ла все ваши книги.

Значит, вы совершили какое-то преступление против любви, — ответил я. Эти слова будто вспыхну­ли сами собой в моем мозгу.

Вспоминайте, — добавил я, — может быть, отрека­лись от любви к родителям, может быть, заповеди на­рушали, может быть, в унынии долго пребывали. Или обижались на Бога и судьбу.

Она помолчала, а потом, прищурившись, призна­лась:

Родителей всегда любила… Ну а если честно, у меня была попытка самоубийства.

Все сразу встало на свои места.

Вы должны измениться так, чтобы в подобных и даже в худших ситуациях не убегать от очищения души. Бог дает нам физическую, духовную и душев­ную боль, для того чтобы мы перестали цепляться за человеческое «я», чтобы мы устремлялись к вечности, когда разрушается мир вокруг нас. Особенно тяжело сохранить любовь при внутреннем разрушении. Мы стремимся к смерти как к избавлению от боли. Это происходит, когда мы боль считаем абсолютным несча­стьем. Если понимать, что боль имеет созидательный смысл, если осознавать, что через боль мы приходим к любви, тогда и восприятие будет другим. Без жерт­вы не бывает веры в Бога. А жертва — это всегда боль потери. То, что мы называем неудачами, несчастьями, болезнями, потерями, — все это этапы познания любви. Если наша цель — наслаждение, боль тогда становит­ся непереносимой. Если наша цель — любовь, тогда ра­дость и боль, как две руки, подталкивают нас к Богу.

Вспоминаю об этом разговоре и продолжаю кон­сультировать пациента.

Вы совершили какое-то преступление против люб­ви в период появления ваших детей на свет. Вспоми­найте.

Мужчина думает недолго.

Первая беременность у моей жены закончилась абортом. Я на этом настоял.

Почему?

Ну, молодые были еще, денег не было. Я решил, что пока нам заводить детей рано.

И все опять становится на свои места. Гордыня за­душила любовь. Планы на будущее, мечты о благопо­лучии, собственный комфорт и стабильность оказались важнее жизни ребенка. Его детям дадут такую же си­туацию, или еще хуже, когда все будет против появле­ния ребенка на свет. Анализы могут быть плохими, си­туация в семье может быть неважной, с деньгами мо­гут быть проблемы. Эта тенденция должна быть оста­новлена в детях.

Для того чтобы улучшить следствие, нужно работать с причиной. Вселенная едина не только в пространстве, но и во времени. Поскольку время едино, — прошлое и будущее связаны. Значит, причина и следствие связаны также. Причина продолжает подпитывать следствие, и поступок, совершенный отцом 25 лет назад, определяет поведение сына сегодня. И теперь, для того чтобы спа­сти душу сына, болеет и разрушается тело отца.

Остается выяснить, почему же все-таки опухоль с левой стороны. Когда человек сознательно готов нару­шать Божественные законы, обычно страдает правая половина тела. Если нарушает вынужденно, под вли­янием обстоятельств, воспитания или наследственно­сти, — чаще страдает левая.

Скажите, — обращаюсь я к мужчине, — а в вашем роду были ситуации, похожие на вашу?

Конечно, — тут же отвечает пациент. — У меня практически все родственники первую беременность прерывали абортом.

Понятно. Тенденция, однако.

Когда-то давным-давно, еще не подозревая о сво­их экстрасенсорных способностях, я оказался в одной компании с парнем, у которого очень болела поясница. Это был сильнейший радикулит, и никакая медицина помочь ему не могла.

Совершенно неожиданно для себя я задал парню вопрос:

А ты, случайно, не заставлял женщин аборты делать?

Заставлял, — проговорил он и озадаченно уставил­ся на меня. — А что, моя болезнь с этим как-то связана?

В ответ я только пожал плечами:

Не знаю, просто захотелось почему-то спросить.

Мы не представляем себе, насколько материальны наши чувства и мысли. Мы не подозреваем, какие по­следствия могут иметь такие вроде бы естественные эмоции, как сожаление, уныние или отчаяние.

Недавно одна женщина из Австрии прислала мне письмо через переводчицу. У ее ребенка обнаружили раковую опухоль почек — нейробластому. Когда жен­щина стала читать на немецком мои книги, состояние ребенка резко улучшилось. Прошел год, а затем про­цесс возобновился.

Беседуя с переводчицей, я выразил надежду, что женщина поняла, в чем смысл моих книг, почувство­вала, что любовь к Богу — это гораздо большее на­слаждение, чем любовь к человеку. У ее ребенка без­умная концентрация на близких людях, поклонение любимому человеку и полная непереносимость боли от близких. Все это превращается в программу само­уничтожения, и в том месте, где максимально падает энергия, появляется раковая опухоль. Энергетически именно район пуповины отвечает за привязанность к жизни. Поэтому подсознательное поклонение близким людям бьет в первую очередь по почкам.

Есть к вам один вопрос, — обратилась ко мне переводчица. — Мы с этой женщиной сейчас как раз говорим по «Скайпу». У нее двое детей, и она интере­суется, почему заболел второй.

Обычно во время беременности или перед за­чатием нам дают испытание, — начал объяснять я, — или искушение. В одном случае мы должны принять потерю и сохранить любовь, а в другом случае — воз­держаться от наслаждения, чтобы сохранить любовь. Если мы не проходим ситуацию правильно, это сказы­вается на наших детях.

Минуту спустя переводчица продолжила:

Во время беременности вторым ребенком у этой женщины умерла любимая бабушка. Женщина очень горевала, сожалела и не могла принять потерю. Это могло повлиять на здоровье ребенка?

Думаю, это и есть причина болезни. Раньше го­ворили: «Бог прибрал человека». Люди знали, что все определяется Богом, и в главных жизненных событи­ях видели Божественную волю. А потом вера постепен­но ослабла. Появился материализм как приоритет че­ловеческой воли над Божественной, и люди переста­ли двойственно воспринимать мир. Несчастья стали непереносимыми. Вместо того чтобы укреплять веру в Бога, беды начали усиливать озлобление и уныние. А если у женщины такие чувства, у нее либо беспло­дие, либо дети болеют и умирают.

В Интернете промелькнула любопытная заметка с неожиданным заголовком: «Все атеисты на Земле ско­ро вымрут». В доказательство приводилась элемен­тарная статистика: в семьях атеистов, оказывается, в среднем, рождается один ребенок, а в семьях верую­щих — два-три и больше.

Несчастьем и катастрофой нам представляется поте­ря, произошедшая за считанные часы. А если процесс потери растягивается на десятилетия, мы этого попро­сту не замечаем. Все атеистические цивилизации по­степенно и незаметно исчезли с лица Земли. Самые страшные потери — те, которых мы не замечаем.

Недавно мне по электронной почте пришло пись­мо. Молодая женщина написала о тяжелой чистке перед семинаром: авария, проблемы на работе, воспа­ление желудка, уреаплазма, боли внизу живота без ди­агноза и т. д. Старалась все пройти с сохранением люб­ви в душе. На семинар приехала счастливая, вместе с матерью.

Ее записку я прочитал вслух одной из первых: речь шла о девочке, которая с четырех лет рвет ресницы и волосы. Я объяснил, что ревнивая женщина интуитив­но хочет стать некрасивой, для того чтобы выжить. Почему говорят: «Не родись красивой, а родись счаст­ливой»? Дело в том, что красота нужна лишь для того, чтобы привлечь внимание будущего мужа, отца буду­щих детей. А далее, для нормальной семьи нужна кра­сота внутренняя, которая проявляется через терпение, доброту, заботу, ласку, внимание. Для многих женщин важнее внешняя красота, которая направлена лишь на получение наслаждения, а это вредит и семье, и детям, и здоровью.

Потом я сообщил залу, что поле у женщины ста­ло гораздо лучше, что она правильно выбрала направ­ление. Она, и в самом деле, начала придерживаться диеты, перестала стремиться к сексуальным контак­там, чувства и желания старалась не давить, а воспи­тывать. Женщина была счастлива, мать рядом тоже сияла. «Все хорошо», — думала женщина и старалась поддержать этот настрой в душе.

А когда они вернулись домой, чистка продолжи­лась. Усилились уныние, чувство превосходства и оби­ды. Женщина старалась преодолеть все это, правильно к этому относиться. А через две недели у матери — заворот кишок, острая спаечная непроходимость. Вра­чи предупредили, что жить осталось несколько часов. Женщина молилась, приняла возможную смерть мате­ри с любовью в душе. Снимала осуждение, ненависть, обиды, чувство превосходства. Делать все это она на­чала сразу же после приступа и продолжала, пока дли­лась операция. Мать пришла в себя после наркоза, почувствовала себя нормально. День за днем ей ста­новилось все лучше, а дочь продолжала молиться. Но через неделю после операции — новый приступ, и вре­мя снова пошло на часы. «Я буду продолжать молить­ся, — писала женщина в своем письме. — Если сможе­те, подскажите, пожалуйста, где я недорабатываю».

Читая письмо, я пытался без диагностики разо­браться, что же произошло. Судя по всему, верхний слой, ревность, преодолен, и вышел пласт гордыни. Если бы это было просто накопление обид, осужде­ния, недовольства судьбой, тогда болезнь развивалась бы медленнее. Значит, здесь должна быть какая-то одна очень сильная эмоция, убивающая любовь, — причем эмоция базовая, глубинная. При соприкос­новении с Божественной энергией грех блокируется в самой своей основе. Интересно, как же он выглядит в данном случае?

Я позвонил этой женщине. По голосу взял инфор­мацию, увидел ее ауру, и все сразу же прояснилось. Сильнейшая программа самоуничтожения. Неприятие Божественной воли, непереносимость душевной боли в высших аспектах. Мать накопила такой багаж недо­вольства судьбой, собой и нежелания жить, что после семинара все это стало выходить как смертельное за­болевание.

Уныние — это есть неверие в Бога, нежелание при­знать благотворность жертвы и потери. На семинарах я говорил о том, что превращение ангела в дьявола на­чалось с уныния. Отчаяние — это одна из самых ярко выраженных форм уныния. «Чаять» — значит «наде­яться».

Человек подвержен унынию тогда, когда он утра­чивает личное устремление к Богу. Бог вечен, поэтому устремление к Нему тоже становится вечным. Если же мы поклоняемся кумирам, ложным божествам, тогда их разрушение или потеря приводят нас к утрате цели и смысла жизни, — и тут же включается программа самоуничтожения. Человек, утративший веру в Бога, обречен на уныние. А уныние превращается в про­грамму самоуничтожения, которая лишает человека всех жизненных сил. Далее могут быть только два сце­нария — медленная или быстрая смерть. Медленная смерть — это несчастья и болезни. Это шанс на воз­врат к Богу.

Человеку повезло, — у него есть возможность бо­леть и страдать. Животные просто умирают. Невольно вспоминаются слова героя популярного фильма. Ког­да его спросили, как он предпочитает умереть, легко и быстро или с мучениями и медленно, он, улыбаясь, от­ветил: «Хотелось бы, конечно, помучиться».

А почему смелого человека часто называют отча­янным? Скорее всего, потому, что он перестает наде­яться на сохранение своей жизни, на благополучный исход дела. Все цели, связанные с сознанием, отбрасы­ваются в сторону, и остается одна цель — выброс энер­гии. То есть этот человек живет чувством. Ведь наде­емся мы, в основном, своим сознанием. Тот, кто живет чувством, может добиться гораздо большего, чем тот, кто живет головой.

Раньше я не понимал одного феномена — почему теракты совершаются только молодежью. Я не слы­шал ни об одном старике, который пошел бы на это. А все дело в том, что у стариков сильное сознание и слабое чувство. Поэтому внутренняя энергия неболь­шая и зависимость от жизни высокая. Вот почему от­чаянные поступки может совершать только молодежь. Открытия, впрочем, — тоже. Ведь любое открытие — это взрыв энергии. Открытие может сделать тот, для кого чувства важнее мысли. Неслучайно А. Эйнштейн любил играть на скрипке. А главные принципы своей теории относительности он почувствовал и внутренне увидел, когда ему было 14 лет.

Опыт образования, накопленные знания могут при­вести к ослаблению чувств. Человек начинает жить рационально. Он питается по рецепту, живет по ре­цепту, относится к миру соответственно рекомен­дациям и советам. Сначала он не ощущает, как его чувства умирают. А потом энергии становится все меньше, и любую болезненную ситуацию человек на­чинает воспринимать в штыки. А далее появляются проблемы. Разум затмевает веру в Бога, если подавля­ет чувства. Не зря Иисус Христос говорил: «Блажен­ны нищие духом…»

Наш рассудок связан с телом и, соответствен­но, с инстинктами. Когда в Европе после ослабления христианства провозгласили торжество разума, это оз­начало торжество инстинктов. Только любовь может определить, правильно поступает человек или ошиба­ется. Только любовь может подсказать, что такое хоро­шо и что такое плохо.

Вспоминаю еще один случай, произошедший со мной на семинаре. Закончился первый день. Я уже вы­ходил на улицу, и тут ко мне подошел молодой чело­век.

Хочу задать вам личный вопрос, — обратился он ко мне.

Бесполезно, — произнес я, — диагностикой на се­минаре не занимаюсь, просто нет сил.

Он отошел в сторону, а я сел в машину и уехал. На другой день в перерыве тот же молодой человек сно­ва попытался задать мне вопрос. Я молча прошел мимо него и сел в машину. Водитель повернул ключ зажига­ния, но мотор не завелся. Был разряжен аккумулятор. Водитель отправился за помощью, а молодой человек подошел и постучал в окно машины. Я хотел было от­махнуться, а потом подумал: «Наверное, судьба. Раз ему повезло, пускай спрашивает».

Я открыл дверь машины, и молодой человек расска­зал о том, что у его отца рак, метастазы. Сделана опе­рация, но без особого толку. Началось все с проблем мочеполовой системы. У молодого человека поле было очень плохое, причем неблагополучие шло от родите­лей, в первую очередь от отца.

— А ведь и у вас очень неважное состояние.

— Да, — кивнул парень, — у меня были проблемы с психикой, а потом были наркотики. Полгода назад я закодировался, и теперь все нормально.

«Ничего нормального тут нет», — подумал я. У парня сильнейшая программа самоуничтожения. Она неощутима, но может привести к несчастному слу­чаю, травме, скоротечной болезни и смерти. Явная тема вожделения. Когда человек увлекается сексом, наслаждениями, вожделение у него замещает любовь, а его дети испытывают хроническую нехватку положи­тельных эмоций. При утрате любви никакое наслажде­ние не поможет восстановить внутреннюю гармонию, и для того чтобы убежать от непрерывного стресса, орга­низм включает тягу к алкоголю, наркотикам, азартным играм или различным извращениям.

Пускай ваш отец вспоминает свою юность, — по­рекомендовал я. — А после семинара у меня будет ров­но 30 секунд. Будет желание — встретимся, и я расска­жу, что увижу. Раз вы с отцом приехали на семинар, я поговорю с ним.

Подошел водитель, завел машину, и мы уехали на перерыв. «Странно, — думал я, когда ехал в маши­не, — у его отца — программа уничтожения ребенка, сына, во время беременности. Значит, или пытался за­ставить жену сделать аборт, или просто не хотел появ­ления ребенка на свет, или очень сильно обижался на жену. Да, странно: такое поведение ближе к гордыне, а у парня — тема ревности и вожделения. Неужели это увлечение сексом? Надо будет спросить».

Первый вопрос, который я задал отцу, подошедше­му ко мне после семинара, был такой:

Увлекались сексом во время беременности?

Да.

Первые два-три месяца беременности, — начал я объяснять, — секс не столь опасен для ребенка, а чет­вертый, пятый, шестой месяцы очень сильно влияют на внутреннее направление ребенка — его подсознатель­ные цели, представления о смысле жизни. Во время беременности лучше молиться, поститься и отрешать­ся. Если же человек живет удовольствиями, да еще и заставляет ребенка невольно участвовать в этом, тогда любовь в душе ребенка замещается удовлетворением инстинктов. И тогда победить тягу к наслаждению ста­новится для него невероятно трудной задачей.

Я писал в своих книгах, что шизофрения — это почему-то болезнь ревности, хотя при этом расщепля­ется сознание. И только когда я узнал, что душа пер­вична, а сознание и тело вторичны, — тогда я понял, в чем дело. Если душа отравлена вожделением, для ее спасения нужен распад не только тела, но и сознания.

У вашего сына начинается распад сознания, — продолжал я, — у вас начинается распад тела. Пере­смотрите свое отношение к событиям прошлого, взгля­ните на них с новой точки зрения, и у вас изменится будущее. Если сын тоже изменится, болезнь вы побе­дите. Теперь можете идти и позовите вашего сына.

Молодому человеку я сказал:

О сексе вам лучше забыть надолго.

Да у меня и так никаких отношений с женщина­ми, — сообщил он.

Это хорошо, — значит, срабатывает система за­щиты. Когда появится девушка, помните, что глав­ное — это любовь и дружба. Чем меньше секса, тем больше шансов на здоровье. Занимайтесь спортом, ра­ботой, соблюдайте посты, периодически уединяйтесь и отрешайтесь. Секс — это не источник удовольствия, а возможность появления детей на свет. Главный ис­точник удовольствия — это любовь, это забота, это жертвенность. Поверьте мне, такие отношения дадут гораздо больше счастья, чем постель. Соответственно, не переедать, не увлекаться спиртным, про пиво лучше вообще забыть. Заграничные вина — это, в основном, подделка, не стоит тратить на них деньги.

Снимите малейшие обиды на близких людей и на женщин. Обиды на женщин не только усиливают вожделение и ревность, но и дают проблемы с потенци­ей. Главное — правильно расставить приоритеты. Тог­да любая ситуация, любой стресс будут вызывать не энергию разрушения вроде ненависти, обиды, ревно­сти, а энергию созидания, воспитания себя и других, стремление изменить ситуацию. Когда у вас правиль­ная цель, вы сможете проявить терпение, зная, что через любовь можно изменить любого человека. Хоти­те воспитать другого — пожертвуйте ему что-нибудь. Тогда он откроется вам и станет меняться. Многие пытаются воспитывать окружающих через упреки, тре­бования и ультиматумы. Это путь безнадежный. Начи­нать надо всегда с себя, — здесь у вас много возмож­ностей. Главное — знать, ради чего проводится вся эта работа. Не потеряете главную цель — поможете и себе, и отцу.

Потом я ехал в машине отдыхать и размышлял о том, что мир должен измениться. Для этого просто нужно понять, что никто не снимет наши грехи, кроме нас самих, что покаяние — это изменение самого себя, своих поступков, своего образа жизни, своего миро­воззрения. Надо понять, что мы в ответе не только за самих себя, но и за наших детей и родственников, что все мы едины. А ведь в Библии давным-давно сказа­но о том, что десять святых могут спасти целый город.

Если царствие Божие, действительно, приблизи­лось, то скоро каждый человек лично будет отвечать за свое неумение любить. Значит, наверное, не стоит откладывать на завтра процесс спасения своей души.

Вожделение

Как-то в разговоре с пациенткой я услышал знако­мое высказывание:

При покаянии я молюсь и прошу прощения за свою гордыню, за свое чувство превосходства.

Поймите простую вещь, — начал объяснять я женщине, — все должно сводиться к любви. Покая­ние — это, во-первых, признание неправильности сво­его поведения, мыслей и чувств. Во-вторых, это жела­ние изменить свое мировоззрение, свои мысли и пове­дение. В-третьих, это восстановление единства с Бо­гом. Смысл покаяния — восстановление любви в душе. Все, в конечном счете, должно сводиться к любви Бо­жественной. То есть каяться нужно не в том, что у вас гордыня и чувство превосходства, а в том, что, осуж­дая и превозносясь, вы отказывались от любви к лю­дям, разрывали внутреннее единство с ними и с Богом.

Вспомните, что говорил Христос: «…И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь». Неправильные представления о Боге, о вселенских за­конах, о роли Иисуса Христа, о сути мировых рели­гий неизбежно приводят к утрате любви. И тогда сча­стье отдавать энергию постепенно заменяется счастьем получать ее.

Содом и Гоморра находились в очень выгодном для торговли месте. Получение земных благ стало превы­шать отдачу энергии, и люди незаметно превратились в потребителей. А потребителю не нужна любовь, ко­торая ограничивает потребление, заставляет воздер­живаться. Смысл жизни потребителя — получение на­слаждения, причем безо всяких тормозов. Поэтому психология берущего постепенно исключает такие по­нятия, как жертва, вера, любовь.

Нынешнее западное общество потребления обре­чено, и причина кроется в психологических установках людей, — продолжал я. — Сначала веру в Бога теряют представители религий. А если устремление к Творцу ослабевает, у человека остается только один выход — к инстинкту самосохранения. Поначалу это выгля­дит как духовность, нравственность, высокие идеалы, принципы. Разум объявляется высшей ценностью, со­знание ставится на первое место. Затем все это плавно превращается в жажду власти, денег и благополучия. Потом душа начинает испытывать страдания от нехват­ки любви, и человек кидается к наслаждениям, то есть к удовлетворению инстинкта продолжения рода. На­чинается поиск не только духовных, но и физических, чувственных наслаждений. Секс, еда, алкоголь, нарко­тики, азартные игры начинают притягивать все силь­нее. А далее — распад и смерть.

Если человек устремлен к Богу, пытается сохранить свою душу, то он может уже на первых шагах к дегра­дации получить несчастье или болезнь. Если же лю­бовь и нравственность решительно отбрасываются в сторону ради наслаждения, — такому человеку могут не дать спасительных болезней и несчастий. Он полно­стью деградирует и умрет, причем за это время успеет отравить своим ядом детей и внуков. Так что, по боль­шому счету, несчастья и болезни — это милость, посы­лаемая Богом для спасения души.

Когда понимаешь, что любовь к Богу — это цен­ность, которую никто никогда не отнимет, кроме тебя самого, тогда становишься по-настоящему счастли­вым. Но нужно постоянно преодолевать притяжение инстинктов, вожделение и тягу к наслаждению. Тогда вера не угаснет, и ложные кумиры не подменят устрем­ления к Творцу.

Мне вспомнился этот разговор, когда после семина­ра я читал очередную записку. По сути дела, в этой за­писке речь идет о трагедии, которая произошла с Рос­сией. Описываются ее последствия.

Двести лет назад в России начался тяжелейший кри­зис, связанный с утратой веры в Бога. Сначала веру потеряли священники, а потом и прихожане. Гибель России была неминуемой. Коммунистическое движе­ние в какой-то степени спасло положение, создав но­вую систему целей. На самом деле, коммунизм — это христианские принципы в сочетании с отказом от веры в Бога.

Если у общества нет цели, оно обречено. Только на первобытном уровне возможно существование тако­го общества. Но и тогда оно все-таки имеет естествен­ную цель: выживать, плодиться, осваивать и защищать территорию. Большевики сумели дать людям цель и по­тому победили. Но любая цель без Бога будет сводить­ся к инстинктам, а поклонение инстинктам самого ду­ховного человека постепенно превратит в раба и него­дяя. Разложение Советского Союза было неизбежным.

В 80-х годах прошлого века наступила духовная ка­тастрофа. Люди утратили цель и смысл жизни, нача­лось поголовное пьянство и апатия. А затем Советский Союз прекратил свое существование. У всех было ощу­щение, что страна погибла и вряд ли сумеет возродить­ся. Будущего не было. Через несколько лет в роддо­мах заметили резкое увеличение количества новорож­денных с тяжелыми патологиями. Объяснить причину всплеска рождаемости детей-инвалидов никто не мог, да и не пытался. А это было вполне закономерно: если женщина не хочет жить, утратив все цели, она не мо­жет родить здорового ребенка.

Поскольку руководство страны пришло к вла­сти при поддержке Соединенных Штатов, то Россию не только поработили экономически, но и постара­лись навязать ей западную идеологию. Суть западной демократии очень проста — культ денег, благополучия, секса и наслаждения.

Стремительное разрушение нравственности для Рос­сии не прошло бесследно. Взяв на вооружение идеоло­гию поклонения куску хлеба, российские чиновники и бизнесмены за короткое время разворовали, распрода­ли страну, попутно истребив культуру, искусство, об­разование и педагогику.

Наверное, у России еще есть шанс. Этот шанс свя­зан, в первую очередь, с восстановлением системы це­лей. Ну а пока Россия «во мгле», если воспользовать­ся выражением писателя Г. Уэллса.

Итак, текст записки.

***

Спасибо Вам, Сергей Николаевич. После вчераш­него семинара было такое чувство любви и легко­сти, что хотелось летать. В то же время, всплыли и новые вопросы.

Познакомилась с Вашими книгами давно. Стара­юсь «взращивать» любовь в своей душе, как могу. Но… тяга к познанию окружающего мира и любо­пытство не дают покоя.

У нас в Волгограде несколько ночных клубов для людей нетрадиционной ориентации. Из интере­са пошла туда со своей лучшей подругой. То, что там творится, повергло меня в шок. Но даже не в этом дело. Я встретила своих бывших одноклас­сников — друзей: парня и девушку. Оказалось, что оба они принадлежат к сексуальным меньшинствам. А пока я узнавала подробности их жизни и пыталась увидеть причину такой ситуации, моя лучшая (луч­шая!) подруга ошарашила меня другим сюрпризом: она оказалась такой же. И даже призналась, что у нее есть девушка. Конечно, я подозревала в ней это давно, но надеялось, что все только в зачатке.

А где-то за полгода до этого я познакомилась с невероятно интересным молодым человеком. Ника­ких явных отношений между нами не было — про­сто встречались, общались. Я убеждала себя, что «мы просто друзья». Но как только осознала, что влюбилась, он признался в своей гомосексуальности. Я не выдержала, и мы расстались. Сейчас не обща­емся, но я чувствую, что люблю его.

Вообще, выяснилось, что количество девушек не­стандартной ориентации огромно. Процентов 20 от всех, мне кажется. И возраст их — начиная лет с 15-ти.

Если меня окружают такие люди, значит, и во мне есть подобные тенденции, но никакой тяги к своему полу я, слава Богу, не испытываю. Неужели мое внутреннее вожделение так велико, раз судьба посылает подобное окружение?

Вы правильно рассуждаете. Подобное притягива­ет подобное. Что показала диагностика по почерку? В поле у вас четырехкратная программа уничтожения собственных детей. Причина — в семь раз выше крити­ческой концентрация на сексе, на наслаждениях.

При чем тут уничтожение собственных детей? Дело в том, что женщина похотливая отбирает энергию у своих будущих и настоящих детей. Погоня за наслаж­дением делает человека потребителем, а ребенок — это жертвенность, это ущемление себя, это забота, это стра­дания и переживания. Как только тяга к наслаждению в подсознании превышает некоторый предел, вклю­чается программа уничтожения детей, которые меша­ют наслаждению, и тогда у женщины либо возникает бесплодие, либо нежелание иметь детей, либо они ро­дятся больными, либо заболеют потом. Причем шансов создать нормальную семью у них практически не бу­дет. Половая несдержанность для девушки, отсутствие целомудрия — это почти гарантийный показатель того, что она вряд ли родит здоровых и счастливых детей. Кроме того, сексуальная распущенность женщины мо­жет приводить к шизофрении у ее потомков.

Недавно я читал любопытную заметку: психиатр пишет о том, что отсутствие стыда является призна­ком шизофрении. Женщина перестает сдерживать свои сексуальные желания, когда у нее разрушена система ценностей. А стержнем любой системы ценностей явля­ется цель и смысл жизни. В нынешней России сейчас нет идеологии, разрушается нравственность, поэтому люди переходят на самые базовые, первобытные цен­ности: секс, еда, деньги, власть. Поэтому у России серьезные проблемы.

Возвращаюсь к автору записки. Концентрация на наслаждении, сексе пришла к вам в значительной сте­пени от матери. Ей имеет смысл пересмотреть свою жизнь.

Что усиливает вожделение? Если женщина изменя­ет мужу, то она отрекается от любви ради вожделения. Если женщина делает аборт из-за того, что ребенок мешает ей получать наслаждение, это также усилива­ет вожделение. Женщины бывают недовольны мужем в сексуальном плане, и если это длится долго, в под­сознании растут ревность, вожделение, зависимость от инстинктов. Весьма увеличивает вожделение алко­голь. Если молодая женщина увлекается спиртными напитками, особенно крепкими, это может усиливать ревность, сексуальную распущенность и приводить к появлению больных детей. Если женщина не хотела жить, если любимый бросил или наградил ее венериче­ской болезнью, концентрация на сексуальности, на же­ланиях и отношениях также будет многократно повы­шена. А у ее детей могут быть проблемы со здоровьем и с созданием семьи.

Добрачные половые связи — это еще один фактор разрушения семьи и здоровья детей. Когда девушка занимается сексом для удовольствия, не желая при этом иметь детей, огромная первичная энергия идет не на обеспечение будущего ее потомков, а на получение наслаждения. А потом ее детей тянет к разврату, гомо­сексуализму, у них чаще будут возникать венерические заболевания. У них вряд ли будет нормальная семья.

То, что у вас нет лесбийских наклонностей, еще не означает, что у вас будет нормальная семья и здоро­вые дети. Проблемы уже есть, и достаточно серьез­ные. Правда, после семинара началось улучшение. Но его надо поддерживать, так что работы много. Работа по превращению похотливости в любовь — это занятие долгое и тяжелое. Но когда видишь цель, любые изме­нения даются легче.

***

За последние два года я провел несколько семина­ров в Омске. Каждый раз мне передавал записки мо­лодой человек, у которого были серьезные проблемы с вожделением. (В одной из предыдущих книг я уже от­вечал на его письмо.) Эти записки показались мне ин­тересными, и я решил разместить их в книге.

Записка первая

Спасибо за Ваши труды. Очень помогают.

…У меня сексуальное влечение к женщинам, но периодически возникает желание быть женщиной. В раннем детстве моя мать часто говорила: «была бы у меня дочка», «тебе нужно было родиться де­вочкой». Тогда у меня желания быть женщиной не было.

Я осознал это желание только в 20 с неболь­шим лет. Причем обнаружились интересные зако­номерности. При половом воздержании это жела­ние возрастает. Но мне хочется большей частью не секса, а идентифицировать себя с женщиной. Если я просто общаюсь с приятной женщиной, это желание уменьшается. Хочется любви и просто прикосновений. Сразу же после секса желание быть женщиной полностью исчезает. Любви совсем не хо­чется. А постоянные мысли женщин о любви и от­ношениях кажутся полнейшей глупостью. Если же во время полового воздержания я очень активен, то желание быть женщиной не возникает, как и при однодневном голодании. Говоря биологическим язы­ком, в моем теле излишки тестостерона почему-то преобразуются в эстрогены. А если на языке энер­гетики, то энергия где-то блокируется, и мужская энергия становится женской.

На семинаре Вы мне сказали, что у меня до семина­ра была смерть в поле, тема — благополучная судьба. Я просмотрел много семинаров, — Вы, когда говорите о гомосексуалистах, сообщаете, что у них смерть в поле, тема — благополучная судьба. Но гомосексуа­лизм и желание сменить пол — это ведь явно тема души. И если душа выше духа, то должна быть смерть в поле, связанная с темой души. То есть Вы или не видите тему души, или дух выше души.

Моих родителей нельзя назвать сексуально не­воздержанными. Но они тоже идеалисты. Особен­но моя мать. Мой племянник по материнской линии постоянно говорит, что он девочка. И футболки но­сит как платья. Еще у одного племянника — гермаф­родитизм. По половым органам непонятно — маль­чик или девочка, но ведет себя вроде бы как мальчик. То есть это тенденция всего рода. Моя прабабушка была доброй и отзывчивой, а бабушка — жесткой. Хотя, может быть, свой вклад внес и отец; когда я родился, ему было 47 лет.

Скажите, пожалуйста, в чем спасение, когда ста­новишься гомосексуалистом или хочешь сменить пол?

По поводу гомосексуалистов. То, что я называл те­мой благополучной судьбы, то есть гордыней, выхо­дило как главная причина. Гордыня, превысившая критический уровень, переходит в ревность, для того чтобы человек выжил. А ревность — это зависимость от сексуальности, наслаждения, то есть поклонение вожделению.

Я писал, что тема судьбы связана с духом, а тема ревности — с телом. Когда я пришел к выводу, что душа первична, я ощутил вторичность духа и тела. Но потом открылся любопытный момент. Оказывается, в душе незримо присутствуют проблемы тела и духа. Там ревность и гордыня как бы сжаты воедино, и во­жделение, которое испытывает душа, как бы разделя­ется на два потока. Один поток связан с радостью ду­ховной, получаемой через власть, управление, интел­лект, способности. А второй — с радостью общения, едой, сексом и различными удовольствиями для тела.

Если у человека непереносимость боли души, уни­жения самых высоких чувств, он тогда спускается «этажом ниже». У него усиливается поклонение благо­получной судьбе, растет гордыня, и включается лече­ние через неприятности, беды и неудачи.

Если человек и такого очищения не может принять, точка опоры спускается еще ниже, ближе к телу. Здесь лечение происходит через болезни, разрыв отношений, ссоры, обиды, измены. Когда у человека есть явная па­тология в сексуальной сфере, это означает скрытую па­тологию в сфере духовной. И, соответственно, пробле­мы в духовной сфере — это есть результат проблем с душой.

Когда человек утрачивает личное устремление к Богу, начинается болезнь души. Спустя какое-то вре­мя душевная патология приводит к искажению духа. У человека искажается мировоззрение, он начинает неправильно мыслить. Сознание, благополучие, ста­бильность становятся для него главной точкой опоры. Затем начинаются проблемы ревности, поклонение сек­суальности, чувственным, физическим наслаждениям.

А потом появляются физические проблемы. Болезнь может прийти на любой стадии деградации. Она может возникнуть, когда начинает деформироваться душа, она может появиться при деформации духа. Болезнь также может начаться, когда поклонение телу и зави­симость от него становятся чрезмерными.

Я не видел у гомосексуалистов проблем с душой, потому что я попросту не мог так глубоко проникать в биополе человека. Система была неразвита, я много­го не понимал. Я видел поверхностные слои и зависи­мость от них называл ревностью и гордыней.

Почему человек становится гомосексуалистом? Дело в том, что во время сексуального акта выделя­ется огромное количество энергии, укрепляющей здо­ровье, сознание и судьбу будущих потомков. Для зачатия важна не только физическая, но и духовно­энергетическая составляющая. Если же энергии нет, — а это бывает, когда зависимость и привязанность слиш­ком сильны, — тогда возникает тяга к тому же полу.

То, что сейчас называется синдромом хронической усталости, и волна гомосексуализма, захлестнувшая современный мир, — явления одного порядка: душа, утрачивая любовь, все меньше энергии отдает созна­нию и телу.

Один мой приятель живет в Америке. Он проводит тренировки в плавательном бассейне. «Ты представля­ешь, — написал он мне недавно, — мужиков сейчас по фигурам не отличить от баб. Видишь кого-то издали — и не определить, женщина это или мужчина, только по купальникам можно различить».

То, что сейчас называется «унисекс», свидетельству­ет о пониженной энергетике души. Мужчины и жен­щины перестают быть противоположностями. Далее следуют бесплодие или гермафродитизм. Либо гомо­сексуализм.

Гомосексуализм бывает наследственный и приобре­тенный. Человек, пустившийся в погоню за наслаж­

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.