электронная
360
печатная A5
626
12+
Детские забавы

Бесплатный фрагмент - Детские забавы

Сказочно-фантастическая повесть

Объем:
302 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-9458-2
электронная
от 360
печатная A5
от 626

Глава 1
Во сне и наяву

Девочка Маша крепко спала. Настолько крепко, что если бы за окном прогремел пушечный выстрел — она бы не проснулась. Спала она крепко и сладко, и снилась ей чудесная самоцветная пещера. Как это, самоцветная, спросите вы? Представьте огромную пещеру, стены которой сделаны из драгоценных камней, крохотных, как песчинки, и гигантских, как кашалоты. Здесь есть все виданные и невиданные самоцветы: ярко-зелённые изумруды; прозрачные, как родниковая вода, топазы; густые, как синее море, сапфиры; изящно граненые алмазы; кроваво-красные рубины; фиолетовые аметисты. Здесь есть гигантские золотые слитки, искрящиеся узоры серебра и исполинских размеров жемчужины. Драгоценные камни и металлы везде, куда глаз ни посмотрит.

Вот по этой чудесной пещере и бегает наша десятилетняя Машенька. Бегает и восхищается открывшейся её взору красоте.

— Ах, как здесь здорово! — восклицает она. — Как красиво! Ах, какие камушки! Какие камушки! Вот бы это подарить маме! И это! И это! И это!

Она поднимает с земли самоцветы и кладёт их в карманы, как вдруг…

— Машуня, дочурка, просыпайся! Солнышко высоко светит, далеко глядит.

Маша усерднее хватает камушки.

— Давай, давай, доча, не ленись.

— Сейчас, мамочка, ещё чуть-чуть. У меня для тебя подарки есть. Они такие красивые…

— Ты мой самый дорогой подарок, Машуня.

И нежный материнский поцелуй в лобик окончательно обрывает всю связь Машеньки с самоцветной пещерой. Девочка сонно жмурит глазки, смотря на улыбающееся мамино личико. Вот ведь как бывает: пушечный выстрел не разбудит, а один чуткий поцелуй мамы — и сон, как рукой сняло.

— Ой, мама! — вскрикнула Маша.

— Вставай, доча, хватит валяться, скоро тётя Лена придёт. Так что поднимайся, золотце, умывайся и прибирай комнату.

— Мама, так ведь у меня для тебя подарки есть!

— Какие подарки? — мама вскинула вверх свои изящные брови.

— Драгоценности! — довольно улыбнулась Маша и сунула руку под одеяло, но, внезапно осознав, что она уже не внутри чарующей пещеры, а в своей уютной комнате, резко одёрнула руку обратно.

— Ой! — вырвалось у неё.

— Драгоценности, говоришь? Как интересно.

— Прости, мама, это, мне приснилось… — виновато произнесла Маша. — Но там, правда, столько их было! И я прятала их в карманы.

— В карманы? Зачем?

— Чтобы тебе подарить! Честно, честно!

Мама нежно улыбнулась и ласково погладила доченьку по головке.

— Ты моя умница, — любя, произнесла она, — спасибо тебе за такие дорогие подарки.

И сияющая от счастья девочка расплылась в широкой улыбке.

— А теперь поднимайся с кровати, и бегом умываться, а то не успеешь к приходу тёти Лены.

— Ой, да успею я, — Маша махнула рукой и крепче закуталась в одеяло.

Снизу донёсся басовитый отцовский голос.

— Вероника, дорогая, ну сколько можно ждать? Опаздываем же!

— Бегу, любимый, бегу! — отозвалась мама и переступила порог Машенькиной комнаты, бросив на ходу, — не забудь прибраться.

Спустя пару секунд до слуха девочки донёсся папин голос снизу: «Ну, наконец-то! Сколько можно ждать?» — затем звуки открывающейся и закрывающейся входной двери. После этого Маша услышала, как хлопают дверцы родительского автомобиля, рёв двигателя и… тишина.

Буквально через пару мгновений глаза девочки стали слипаться, пока яркий солнечный луч не начал светить ей прямо в лицо. Причём, настырно так светить, ослеплять, подобно некоторым самоцветам в той самой волшебной пещере из сна.

Маша нехотя потянулась на кровати, и вдруг её как кипятком обкатило.

«Тётя Лена ведь не одна придёт! — пронеслось у неё в голове. — Не одна!»

Ещё несколько секунд Маша пребывала в состоянии лёгкого шока. Затем она резко соскочила с кровати и побежала в ванную комнату.

Там девочка быстро крутанула кран с холодной водой и стала лихорадочно лупить мокрыми руками по лицу. Затем она схватила тюбик с зубной пастой, выдавила крупицу содержимого на щётку и принялась возюкать ей по зубам. Скорее, успеть до прихода гостей! Успеть, во что бы то ни стало!

Она сполоснула рот, забежала в комнату, натянула на себя серебристое платье, которое купила ей мама на новогодний школьный бал.

— Ах, какое оно красивое! — восхищалась Машенька, глядя на себя в зеркало. — Всё блестит, переливается!

Затем Маша, аккуратно расчесала волосы, заколола их в нескольких местах, одела пару браслетов и…

Динь-дон.

Маша пулей помчалась вниз по лестнице, пересекла гостиную, вбежала в прихожую.

Динь-дон.

Машенькина ручка уже легла на дверной замок, чтобы открыть его, но девочка решила потомить гостей, ожидающих за дверью.

Динь-дон.

— Кто там? — пропела Машенька, глядя в глазок.

— Чародеи и волшебницы, — звонко ответила тётя Лена, кучерявая светловолосая красавица. Маша всегда восхищалась её талантом так гармонично подбирать себе наряды. Она искренне считала её самой красивой девушкой на планете, после мамы, конечно.

— Эй! — донёсся возмущённый голос Ярика. — Лично я — секретный агент!

— Ха-ха! Секретный агент! Тоже мне! Рассмешил! — подкалывала брата Алиса.

— А, по-моему, в этом нет ничего смешного, — заступилась за Ярика Настя.

— По-моему, тоже! — обиженно буркнул Ярик. — Сейчас как вмажу! Будешь знать!

— Тише! Успокойтесь! — строго произнесла тётя Лена.

Маша отворила дверцу. В лицо ей ударил морозный январский воздух, а следом прозвучало:

— Привет, Машка!

Радостные ребята весело бросились к ней обниматься. Первой была Настя — всегда приветливая и улыбающаяся девочка. Она буквально навалилась на Машеньку, чуть не повалив её с ног.

— Маша! Привет! — воскликнула она. — Ой! Какая ты красивая!

— Правда? — смущённо поинтересовалась Маша.

— Ещё какая! — вторым последовал Ярик, самый рослый из всех Машиных друзей. Он элегантно полуобнял подругу. — Здравствуй, — наигранно произнёс он и под восторженными взглядами Маши и Насти прошествовал в прихожую.

— Привет! — радостно закричал Миша и крепко-крепко прижал к себе Машеньку.

— П… п… привет, Мишенька, — прохрипела Маша, краснея от смущения.

— Ну-ну, спокойней, богатырь, задушишь ведь ненароком, — сострила тётя Лена.

— Да нет, — махнул рукой Миша, — ничего с ней не случится.

Он был невысоким мальчиком, но очень плотного телосложения. Это хоккейная секция так сказывалась на его растущем организме.

— Действительно, Машенька, ты сегодня неотразима, — тётя Лена нежно погладила Машу по головке.

— Спасибо, тётя Лена!

Последней в очереди была рыжеволосая Алиса, младшая сестра Ярика, бестия, в прямом смысле слова. Она, надменно задрав кверху нос, прошествовала мимо подруги, ничего ей не сказав.

— Если мой брат — секретный агент, — заявила она, — то я тогда буду принцессой!

— На горошине! — рассмеялся Ярик.

— Или спящей? — наивно поинтересовалась Настя.

— Просто, принцессой, — буркнула в ответ Алиса, — королевских кровей.

— Ах, Алиска, выдумщица наша, — улыбалась тётя Лена, захлопывая дверь.

— А я, получается, принц? — вставил Ярик.

— Нет. Ты никто и звать тебя никак, — высунула язык Алиса.

— Щас ведь точно вмажу, — огрызнулся Ярик. — Если ты королевских кровей — то и я тоже!

— С чего это ты взял, никтошечка?

— Так ты ведь моя сестра…

— Фи… В моей игре, я принцесса, а ты — никтошечка! — фыркнула Алиса.

Ярик постарался дернуть её за волосы, но та изворотливо увернулась, показывая брату язык.

— Ого, Машенька, какая у тебя красивая ёлочка! — восхищённо воскликнула Настя, устремляясь к пышной нарядной новогодней ёлке, стоящей в углу гостиной комнаты. Яркие гирлянды, разноцветные игрушки и красочная мишура украшали ёлку, а на самой макушке красовалась большущая пятиконечная звезда.

— Действительно, какая красота! — произнесла тётя Лена.

— Это папа сделал, — улыбнулась Маша, — он и весь дом украсил.

И ребята восторженно стали разглядывать украшенные гирляндами и мишурой стены и потолок дома.

— Ну, дети, чем займёмся? — спросила тётя Лена. Лицо её было румяным и по-детски счастливым. На шее висел большой серебряный кулон в виде шишкообразной спирали.

— В ляпы! — воскликнул Ярик, махая игрушечным пистолетом.

— В ляпы! — подхватил Миша.

— Да! Давайте! — радостно смеялась Настя.

— Чур, Маша водит! — выкрикнула Алиса.

— Ой… — вырвалось у Маши из груди, когда она увидела, что мальчики побежали вверх по лестнице к её комнате. — Туда нельзя! Стойте!

— Скорее, Миха, она за нами бежит! — закричал Ярик, на ходу отстреливаясь от Маши игрушечным пистолетом.

— Нельзя туда! — кричала Маша. — Стойте!

Мальчики, как заговоренные, остановились перед дверью в Машину комнату. Синхронно развернувшись, они уставились на запыхавшуюся Машу.

— Ну, и куда нам бежать тогда?

Маша только было открыла рот, чтобы что-то сказать, как Алиса обогнала её, пронеслась мимо парней и с размаху распахнула дверь.

— О, нет! — отчаяние слетело с Машиных уст, когда перед её друзьями обнажилась неприбранная девчачья комната с разбросанными по углам тряпками, мягкими игрушками и незаправленной кроватью. — Сюда нельзя!

Она упёрлась руками в широкую спину Ярика и силой стала выталкивать его из комнаты.

— Да что такое происходит-то? — недоумевал мальчик.

— Нельзя, нельзя, — твердила, пыхтя, Маша.

Она с трудом вытолкала его и хотела уже приняться за Мишу, но тот резко отпрыгнул в сторону и сам выбежал из комнаты. Следом, высокомерно закинув кверху нос, прошествовала Алиса, и Маша облегчённо захлопнула за ней дверь.

— Почему нельзя-то? — удивлённо спросил Ярик.

— Да, так… — почесала затылок Машенька, украдкой поглядывая на Мишу. Интересно, заметил он кавардак или нет? Тяжело было не заметить. Ай, какой стыд…

— Бардак, да? — усмехнулась Алиса. — Да ладно тебе, подруга, мы ведь всё понимаем, — и она злорадно хихикнула.

— Нет, не бардак! — выкрикнула Маша.

— Тогда, почему нельзя? — расплылась в улыбке Алиса.

— Нельзя, потому что нельзя!

— Ну, нельзя, так нельзя, — махнул рукой Мишка и побежал вниз по лестнице, — Ярик ляпа!

Девочки тут же разбежались в стороны, а Ярик в недоумении закричал:

— Почему это я?

— Тебя Машка заляпала, — ответил Миша, поравнявшись с Настей.

— Ай, блин, точно, — недовольно буркнул Ярослав и побежал за ними.

— Аааа! В рассыпную! — визжали детишки.

Какое-то время тётя Лена наблюдала за их игрой. Тёплая материнская любовь мягко пульсировала в сердце. Убедившись, что дети полностью заняты самими собой, она отправилась на кухню готовить изысканный ароматный обед. За окошком буянил сильный снегопад, а Дедушка Мороз озорно разукрашивал стёкла, но дети не обращали на это никакого внимания. Они весело носились по дому. Однако вскоре игра в ляпы им надоела.

— Скучно, — первой застонала Алиса.

— Это ты специально! — возмутился Ярик. — Ты просто галить не хочешь!

— Что ты, братик!? Это было бы нечестно! Когда я так поступала?

— Всегда!

— Эй, ты зарываешься! — обиделась Алиса. — Не забывай, с кем разговариваешь! Я ведь королевских кровей. Я принцесса.

— Мне тоже наскучило, — поддержал подругу Миша, — давайте во что-нибудь другое сыграем.

— Пусть Алиска догалит, а потом сыграем в другое, — не унимался Ярослав.

— Да ладно тебе, Ярик, что ты взъелся? — заступилась за подругу Настя.

— Действительно, Ярик? — вставила Алиса.

Ярослав посмотрел на крохотную нежную Настеньку и в сердце у него что-то ёкнуло.

— Ладно, — махнул он рукой, — во что хотите сыграть?

— В прятки! — радостно захлопала в ладоши Настя.

— Только, помните, что в мою комнату нельзя, — заволновалась Маша.

— Да помним мы, помним, — буркнул Ярик, вспоминая, как его, силой выгоняя из комнаты, ненароком сделали ляпой в самом начале игры.

— Маша галит! — вскрикнула Алиса, и приготовилась было бежать прятаться, но Маша возмутилась:

— Эй! Это ещё почему? Я начинала предыдущую игру!

— Так ты ведь хозяйка, тебе и первой галить! Всегда! — ответила Алиса, и снова приготовилась бежать прятаться, но Маша снова возмутилась.

— Нечестно! Я так не играю!

— А я не играю по-другому! — встала в позу Алиса.

— Но это ведь, действительно, нечестно! — набычился на сестру Ярик.

— А мне плевать!

— Ребята, не ссорьтесь! — заволновалась Настя.

— Слышишь, что Настя тебе говорит? Не надо сориться! — хитро сверкая глазками, Алиса смотрела в разъярённые глаза брата. Она, как никто другой, уже смекнула его симпатию к этой слабохарактерной, по мнению Алисы, девчонке. — Поэтому, пусть Маша галит.

— Я тоже считаю, что это нечестно, — вставил Миха, и тут же в поведении Алисы что-то поменялось.

— Хорошо, — спокойно ответила она, — давайте считаться.

А тем временем тётя Лена вовсю шаманила на кухне. Она замешала тесто, вскипятила воду и забросила туда макароны. Параллельно она заварила сухофрукты вперемешку с отборным чёрным чаем. В планах было ещё отварить котлет, приготовить сливочный соус и состряпать шарлотку. В этот момент телефон в её кармане завибрировал, извлекая чудесную завораживающую мелодию от «Дэвы Премал».

— Алло? Да, бабушка, конечно. Нет, сегодня не получится. Физически не успею, Меня Виктория Александровна попросила с детьми посидеть. Нет, не с одной Машенькой, тут целый детский сад. Ага. Завтра заскочу туда. Ну, что-нибудь придумаю. Спасибо, до вечера.

Лена сунула телефон в карман и продолжила свою кулинарную возню, а детишкам за стенкой уже и прятки надоели.

— А теперь во что будем? — спросила Настя.

— Не знаю… — проговорил запыхавшийся Миша, который только-только наперегонки с Яриком бежал к финишному столу, чтобы «затукитакаться», но его товарищ оказался проворней и быстрей.

— Погнали на улицу! — предложил столь же запыхавшийся Ярик.

— Ты с ума сошёл? — развела руками Алиса. — Посмотри за окно — там же такой снегопад!

И только сейчас детишки обратили внимание на снежные забавы Дедушки Мороза. Лишь одна Алиса заметила это намного раньше остальных. К слову сказать, она, эта рыжеволосая бестия, была наблюдательной девочкой, очень тонко чувствовала настроение других и их расположение к ней, да и хитростью обладала знатной — всегда знала, что надо сказать и кому из взрослых, чтобы ей разрешили посмотреть желанный мультик, купили вкусный десерт или сводили в кино на фильм с пометкой «12+».

— Давайте лучше в шарады! — предложила Алиса.

— Да ну! — махнул рукой Миша. — Лучше на улицу! В снежки зарубимся!

— Точно! В снежки! — подхватил Ярик.

— Я за! Я за! — радостно захлопала в ладоши Настя.

— Я тоже за, — добавила Маша.

— Ладно, согласна, — произнесла Алиса, любовно глядя на Мишу.

— Решено! Все на улицу! — Миша впопыхах начал напяливать на себя пуховик.

— Надо у тёти Лены спросить, — Настя побежала на кухню.

— Не надо ни у кого ничего спрашивать! — крикнула ей вслед Алиса. — Не маленькие ведь уже!

— Тётя Лена отвечает за нас. Мы обязаны спросить у неё разрешения, — строго произнёс Ярик.

— Ярослав, братик мой, мы никому ничего не обязаны.

— Ах, Алиска, какая же ты безответственная!

— Что?! Это я безответственная?! Ну-ну, не я ведь побежала отпрашиваться у тёти Лены.

Настя забежала на кухню и, обняв девушку, аппетитно потянула носом.

— Как вкусно пахнет, тётя Лена! Что ты готовишь?

— Царский обед, — подмигнула тётя Лена.

— Царский? Ого! А когда он будет готов?

— Как только — так сразу.

— Ну когда?

— Минут через тридцать.

— Тётя Лена, можно мы погуляем?

— Там же такой снегопад, — развела руками тётя Лена, выглядывая в окно.

— А мы в снежки и хотим поиграть! Ну, пожалуйста, полчасика всего!

— Ладно, я как раз закончу к вашему приходу.

— Спасибо, тётя Лена! Ты лучшая!

— Только далеко не убегайте! Возле дома, договорились?

— Ага!

Когда Настя вернулась в прихожую, дверь была нараспашку открыта. Возле двери, закутавшись в пуховики, её ожидали Ярик и Маша.

— Тётя Лена разрешила, — радостно заявила Настя.

— Жаль, что не обратное, — буркнул Ярик, — а то Алиске так бы влетело сейчас.

— А где она?

— Вместе с Мишенькой без спросу ушли на улицу, — обиженно буркнула Маша.

— Пойдёмте скорее за ними! — радостно завизжала Настя, натягивая меховую куртку.

— Разреши, я тебе помогу, — Ярик по-джентельменски поддержал куртку, помогая Насте одеться.

— Спасибо, Ярик, — она одарила его нежной девчачьей улыбкой, отчего Ярик слегка покраснел, но предпочёл ничего на это не отвечать.

Дети выбежали на улицу к валявшимся в сугробах друзьям. Те весело визжали и закидывали друг друга снегом. Ярик слепил внушительный комок и швырнул его чётко Алиске в голову.

— Ты что, сдурел?! — заорала та. — Вроде бы старший, а такой тупой!

Ярик со смеху повалился на коленки. Вместе с ним смеялись и Настя с Машей.

— Это чтобы ты не зазнавалась, мол, всё тебе дозволено, — хохотал Ярослав. Он слепил второй комок и прицельно запустил им Алисе в лоб. Но та успела пригнуться, и комок слегка шорхнул её по голове.

Маша тут же последовала примеру друга. Она слепила массивный снежок и с обидой кинула его в Алису, но, к сожалению, она была не настолько меткая, как её товарищ, и угодила Мишке в живот.

— Ой, — вырвалось у неё из уст, — Мишенька, прости! Я не хотела! Честно!

— Мазила! — огрызнулась Алиса и зашвырнула комком ей в плечо. — Она врёт, Мишенька! Она специально в тебя целилась!

Миша растерянно посмотрел на живот, затем на Машу с Яриком и хохочущую рядом Настю. После перевёл взгляд на рассерженную Алису, готовую беспощадно мстить своим обидчикам и нанести, как минимум, выстрелов десять по каждому из них. Он моментально слепил комок и швырнул его Ярику в лоб. Комок грузно вмазался в Ярославову шапку, сворачивая её набекрень, и смачно разлетелся в стороны, забрызгивая своими остатками рядом стоящих девочек.

— Война! — весело закричал Миша.

— Ах, так! Война, значит, война! — Ярик открыл прицельный огонь по Мишке и Алиске.

Он ловко уворачивался от снарядов и перепрыгивал из сугроба в сугроб, приближаясь к противникам. Те, в свою очередь, бросились в рассыпную и начали обстреливать Ярика с двух сторон. Маша подкралась к Алисе со спины и в самый неподходящий для неё момент обрушила ей на голову целую лавину снега: именно тогда, когда та замечталась, любуясь чёткими движениями Мишеньки.

— Ах, ты! — возмущённо завопила Алиса и пошла с неистовой яростью швыряться снегом. Маша, прикрыв голову руками, побежала к хохочущей, но не принимающей участия в баталии Настеньке.

— Ай-яй-яй! — кричала Маша. — Ярик, помоги!

Ярик обернулся на её крик, и тут же прозевал габаритный снежок в щёку.

— Есть! — ликованию Миши не было предела. — Попал! Я попал в него!

Ярик хотел ответить противнику, но прямо на его глазах Алиса угодила в Настю: комок, предназначавшийся для Маши, размазался по лицу, сбив хрупкую девчушку с ног.

— Ой, — обречённо выдохнула Алиса, видя разъярённое лицо брата.

Ни секунды не раздумывая, она помчалась к дому, а Ярик, сжимая в руках снаряды, бросился за ней. И, казалось, расплата была неминуема, и вот он уже почти нагнал сестру и почти схватил её за шкварник, как вдруг дверь дома открывается, и светящаяся от радости тётя Лена звучным голосом окликивает ребят:

— Дети! Домой! Обед готов!

— Ура! — облегчённо выдохнула Алиса, проносясь мимо тёти Лены. Она выглянула из-за её спины и показала брату язык.

— Да чтоб тебя! — буркнул себе под нос Ярик.

Он подошёл к Насте. Та только-только отряхнула с лица снег.

— Ты в порядке?

— Не совсем, — расстроено ответила девочка.

Увесистый хлопок обрушился на Яриково плечо.

— Ух, Ярик, ты был просто неповторим! — восхищённо произнёс Мишка.

— Спасибо, — от услышанного нос Ярика как-то сам по себе задрался кверху, а глаза скосились на нежное личико Насти.

— Мишенька, — буркнула подошедшая к ребятам Маша, — в следующий раз не ведись на уловки Алиски.

— А что я такого сделал?

— Без спросу ушёл гулять.

— Так ведь Настя отпросилась.

— Это уже после было.

— Ай, да ладно тебе! — махнул рукой Миша и направился в дом, влекомый чудесным ароматным запахом.

Вечером того же дня кухня была до отвала завалена различными яствами.

— А что за праздник сегодня, мама? — недоумённо спросила Маша, изучая содержимое кухонного стола.

— Новый Год, — ответила мама, суетливо распихивая продукты по холодильнику.

— Так ведь он прошёл уже.

— Прошла сама новогодняя ночь…

— Ага, а каникулы продолжаются ещё!

— Именно, и у нас, у взрослых, тоже каникулы продолжаются. К нам с папой гости на выходных приедут. Вот мы и готовимся к праздничному столу.

— А, понятно, — протянула Маша и убежала в гостиную играть с ребятами.

— Как они себя вели? — поинтересовался у Лены Машин папа.

— Хорошо. Целый день играли.

— Играли? Во что? Дом, вроде бы в порядке, — хихикнул он.

— В ляпы, в прятки, в снежки. Потом я их учила самодельных куколок делать.

— Ты умеешь делать самодельные игрушки?

— Да.

— Надеюсь, они тебя не сильно утомили? — спросила мама, с трудом запихивая в холодильник замороженные окорочка.

— Нет, что вы, Виктория Александровна, ничуть не утомили, — засмеялась Лена.

— Какая ты молодчина. Так ловко справляешься с детьми, — похвалила её мама.

— Спасибо.

В дверь позвонили.

— Видимо за детьми приехали, — Виктория Александровна суетливо взглянула на запачканные ладони, — милый, откроешь?

— Вероника, у меня руки заняты, — буркнул в ответ папа.

В дверь снова позвонили.

— Не переживайте, я открою, — Лена воздушной походкой порхнула в прихожую.

— Ах, какая милая девушка, — сказала мама, глядя ей в след.

— Ага!.. — согласился папа, роняя посыпавшиеся из рваного пакета пельмени.

Когда Лена отворила дверь, перед ней предстал красивый черноволосый молодой человек, засыпанный январской пургой. Одет он был в кожаную куртку с меховым воротником и стильные зауженные джинсы. На шее висели огромные круглые наушники, из которых доносились последние хиты электронной музыки. Невдалеке на стоянке был припаркован дорогой чёрный «Кадиллак», из открытых окон которого неистово дубасили басы.

Парень в оцепенении замер, глядя на лучезарную Лену, на её распущенные длинные волосы, кругленькое личико, сияющую улыбку и изящное тело. Даже бесконечно жующая «Орбит» челюсть перестала жевать, пока её хозяин созерцал представшую перед ним красоту.

— Здравствуйте, — распевно произнесла Лена.

Парень не шелохнулся.

— Ау! Что с вами? — Лена помахала перед ним ладонью.

— Я провалился в беспамятство от твоей красоты, — причмокивая жвачкой, выдавил из себя парень.

— Ну перестаньте, — рассмеялась Лена, и от её смеха в груди у парня что-то зашевелилось, — вы за кем пришли?

— А?.. Что?.. За кем?.. Я?.. За вами…

— Ну хватит, — не переставала смеяться Лена, — какой ребёнок ваш?

— Р..р..ребёнок? — удивился парень.

— Да. За кем вы приехали?

— Приехал? А, точно! Киндер! — парень хлопнул себя по лбу. — Ну конечно же! Вон та мелкая, темноволосая девчушка, что с Барби в руках скачет — и он указал через оконное стекло на смеющуюся и резвящуюся с ребятами Настеньку.

— О! — Лена вздёрнула брови вверх. — У вас замечательная дочь.

Она развернулась, чтобы отправиться за Настей, но парень схватил её за рукав.

— Постой, нет, ты не так поняла! — затараторил он. — Это моя сестра! Да, сестра!

— Ладно, ладно, — удивилась Лена, — не думала, что вас это так заденет. Простите.

— Нет, нет, что ты?! — замахал руками парень. — Ничуть не задело. Могу я поинтересоваться, как тебя зовут?

Лена засмущалась и заулыбалась пуще прежнего.

— Елена.

— О! Какое замечательное имя! Я бы даже сказал, волшебное, сказочное, заоблачное! Елена Прекрасная! Ах, как звучит! А меня Максим зовут. Но для тебя — просто Макс. И давай на «ты», окей? А то что-то ты ко мне на «вы» всё, да на «вы». Я ведь не такой уж и старый. Напротив — в самом расцвете сил!

Лена залилась весёлым смехом.

— А ты такой милый, — произнесла она.

— Ещё и не такой! — задорно подмигнул ей Макс.

Вдруг он обнял её за талию, притянул к себе и дерзко поцеловал в губы.

— Я знаю, как мы проведём сегодняшний вечер, — в его голосе звучал Казанова.

Лена ошалела от неожиданности. Она резко отстранилась от Макса и залепила ему оплеуху.

— Эй! Ты чего? — оторопел Максим. — Тебе не понравилось.

Лицо девушки покрылось румянцем и злостью одновременно.

— Какое хамство! — воскликнула она, отводя взгляд.

— Прости! Прости! Я не думал, что тебя это рассердит!

— Не думал, что рассердит? Ты в своём уме?! Целовать незнакомую девушку! Где же это видано?

— Так мы ведь познакомились… Пару минут назад… — улыбнулся Макс, и от его улыбки Ленина ярость потихоньку стала сходить на нет.

— Так нельзя. Это неправильно, — развела она руками.

— В нашем мире много что неправильно. Да кто это решает? — снова улыбнулся Макс, и Лена окончательно растаяла.

— А ты, действительно, милый, — пролепетала она, — мне страшно представить, скольких девушек ты так соблазнил.

— О! Нет-нет! — замахал он руками. — Не думай об этом! Это не имеет значения, ведь никто из них не сравнится по красоте с тобой! Ты — такая необычная! Прекрасная Елена!

Щёки пуще прежнего загорелись на, и без того, румяном лице Лены. Ей казалось, что она сейчас сгорит от смущения.

— Зайди в дом. Я пока Настеньку соберу, — пряча взгляд, Лена устремилась в гостиную.

— Вот это чикса, — присвистнул Максим.

Спустя пару минут в прихожей показалась Лена. Следом за ней топала укутанная в меховую куртку с шарфом и шапкой-ушанкой Настя.

— Максик, братишка! — девочка радостно обняла Максима и протянула ему вязаную куколку. — Это тебе. Тётя Лена учила сегодня плести такие вот игрушки.

— Тётя Лена учила? — удивился Макс, беря в руки куколку. — Да у тёти Лены талант!

— Ещё какой! — подхватила подошедшая к ним Виктория Александровна. — Леночка, милая, сможешь завтра также посидеть с ребятишками? Нам с Борей надо будет в город съездить — срочные дела по работе.

— Я даже не знаю, — замялась Лена.

— Ну пожалуйста, — простонала Настя, хватаясь за подол Лениного платья.

В этот момент, махая пистолетом, в прихожую вбежал Ярик.

— Уже уходишь? — волнуясь, спросил он, глядя на закутанную Настю.

— Ага, за мной братик приехал.

— На тебя вся надежда, Леночка, — не отступала мама, — у нас некому больше за детьми приглядеть.

— Завтра снова увидимся?! — восторженно воскликнул Ярик. — Ура!

Но он быстро взял себя в руки и деликатно предложил Насте:

— Если хочешь, я возьму с собой второй пистолет: я снова буду секретным агентом, а ты — моей напарницей?

— Ой! Как это здорово! — Настя от радости захлопала в ладоши. — Хочу! Хочу!

— Но у меня завтра важные дела, — произнесла Лена.

— Ну пожалуйста, пожалуйста! — застонали дети. Они обхватили её руками и забегали по кругу. — Пожалуйста, тётя Лена! Отмени дела! Пожалуйста!

— Я, в принципе, смогу. Только мне надо будет отлучиться в город на пару часов.

— Ура! — закричали дети.

— Максим, — произнесла Виктория Александровна, — выручишь Лену?

— Я? Как?

— Подмени её на пару часиков.

— Только если Елена Прекрасная составит мне вечером компанию!

— Что? Какую компанию? — удивилась Лена.

— Клубешник! Танцы-шманцы и всё такое, — театрально поводил бровями Макс.

— Ну, нет! — отрезала Лена. — Я по клубам не хожу.

— Почему? — удивился Макс.

— Принципы у меня такие, да и бабушке я обещала.

— Ты ведь с бабушкой Оксиньей живёшь, верно? — спросила мама.

— Да. Она — единственная моя опекунша, поэтому я не могу ослушаться её советов.

— Как это странно! — воскликнул Макс. — Обычно все плюют на мнение родителей, а ты…

— Кхе-кхе! — Виктория Александровна сердито посмотрела на Макса.

— Ой, простите, — замялся тот, и снова обратился к Лене. — А в кино тогда? В кино сходим вместе? Ну его, этот клуб! Погнали в кино!

— В кино? — задумалась Лена.

Ярик всё это время пристально и с явным интересом наблюдал за ними.

— В кино — можно, — одобрительно кивнула Лена.

— Ура! — размахивая пистолетом, закричал Ярик. — У них любовь! Они любят друг друга!

— Ишь, какой смышленый малыш, — Макс похлопал Ярика по голове.

— Значит, ты подменишь завтра Лену? — уточнила мама.

— Ноу праблэм, — махнул рукой Макс. — В каком часу?

Следующий день начинался так же, как и предыдущий. Маша снова бродила по самоцветной пещере, весело хохоча и разглядывая сверкающие камушки.

— Разве такое возможно? — говорила она себе. — Разве возможно дважды очутиться в одном и том же сне? Ай, как здорово здесь! Как красиво.

Она поднимала с земли жгучие рубины и золотистые топазы, с наслаждением смотрела сквозь них на переливающуюся всевозможными цветами пещеру. Вдруг до её слуха донеслось еле уловимое журчание водички. Девочка побежала на звук и увидела, как прозрачная вода искристо стекает вниз по одной из стен. Она, как будто, создавала невесомую водяную гладь. А внизу под ней блестело чистейшее озеро.

— Ого, — произнесла Маша, приближаясь к озеру, — в жизни не видала такой прозрачной воды.

Она уже хотела опустить в озеро руку, как вдруг взгляд её привлекли два камушка кремния, лежащие на берегу. Ничем такие непримечательные камушки, удивительно было видеть их среди ярких и грациозных самоцветов и благородных металлов. Машенька взяла в руки камушки, и крохотные искорки пробежали по ним.

— Вау! — восхитилась девочка.

От камушков исходил некий магнетизм: их хотелось держать в руках. Машенька невольно подумала, что рано, или поздно этот сон закончится, и камушки исчезнут, а их так не хочется выпускать из рук, расставаться с ними.

— Машуня, подъём! — раздался из глубины мамин голос.

О, нет, нет, запаниковала Маша. Почему сейчас, когда она только-только взяла в руки это чудо?

— Вставай, доча, пора просыпаться!

— Ещё чуть-чуть! — взмолилась девочка. — Ну ещё немного, пожалуйста!

И к своему ужасу Маша увидела, что сонная пелена вот-вот растает, навеки забрав с собой самоцветную пещеру и эти чудесные, манящие к себе камушки. Она с отчаянием посмотрела на них, а по ним вновь пробежали искры.

— Вставай, доча, времени уже много…

Маша крепко сжала камушки в руках и крикнула:

— Хочу взять их с собой!

После этого она увидела, как сквозь пещерные стены, украшенные самоцветами, начинают прорисовываться обои её комнаты. Ещё чуть-чуть, и Машу окончательно выкинет из этого сказочного места. В последнее мгновение Маша посмотрела на камушки и непроизвольно чиркнула ими друг о друга. Она не верила своим глазам: яркие бирюзовые искры слетели с кремния, прыгнули на землю и побежали вдоль стен.

— Проснулась? Вот и отлично! Иди умывайся. Скоро гости придут, — нежный материнский поцелуй окончательно вырвал Машу из цепких сновиденческих объятий, уступив место яркому солнечному свету, бьющему в окно девчачьей комнаты.

— Ах, мама, такой сон снился! Такой сон! — вздохнула Машенька.

— У тебя вся жизнь впереди — насмотришься ещё, — улыбалась мама.

Этим утром родители покинули дом также стремительно, как и вчера, однако на этот раз Машенька не задремала в глубине своего одеяльца, а послушно заправила постель, прибрала комнату, умылась и навела красоту на своём лице. Всё утро мысли её возвращали в глубины самоцветной пещеры к тем двум загадочным камушкам.

Динь-дон, раздался дверной звонок, и Маша спустилась по лестнице вниз.

На пороге стояла неугомонная четвёрка друзей и сияющая от радости тётя Лена. Правда в этот раз она сияла как-то по-особому, не так, как обычно.

— Тётя Лена! — воскликнула Маша. — Ты сегодня такая лучистая.

— Да! — вторили дети.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 626