электронная
72
печатная A5
767
18+
Дерзкая

Бесплатный фрагмент - Дерзкая

«Силуэты снов», «Клятва Примара», «Ближний круг»

Объем:
790 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5225-6
электронная
от 72
печатная A5
от 767

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Когда метель кричит, как зверь —

Протяжно и сердито,

Не запирайте вашу дверь,

Пусть будет дверь открыта.

И если ляжет дальний путь

Нелёгкий путь, представьте,

Дверь не забудьте распахнуть,

Открытой дверь оставьте.

И, уходя в ночной тиши,

Без долгих слов решайте:

Огонь сосны с огнём души

В печи перемешайте.

Пусть будет тёплою стена

И мягкою — скамейка…

Дверям закрытым — грош цена,

Замку цена — копейка!

Б. Окуджава «Песенка об открытой двери»

Силуэты снов

Глава 1

Клиент смотрел на меня, как на ходячее недоразумение, и раздражение сквози­ло в каждом жесте этого строгого, хмурого человека. Вид его говорил о том, как он возмущён тем, что ему подсунули какую-то девчонку, а она даже не собирается отрабатывать гонорар.

— Я говорю достаточно ясно, — произнёс он с расстановкой, — никаких других данных о жене у меня нет. Все документы я передал вашему боссу при первой нашей встрече. И никаких других писем от неё я не имею вот уже полгода.

— Вы уверены в этом?

Он демонстративно вскинул руку и посмотрел на часы, а затем коротко бросил:

— Абсолютно.

— У нас другое мнение.

— А именно?

— Вы не хотите доверить нам информацию, которую вы получили на прошлой неделе.

— Какую такую информацию?

— Письмо, которое доставил вам в субботу человек, подъезжавший к вашему дому на фиолетовом джипе.

Он снова вскинул руку, но на этот раз смотрел на часы никак не меньше пяти секунд. Я разозлилась. Я впервые видела такого клиента: он изо всех сил мешал расследованию, за которое внес кругленький аванс.

— Который час?

— Что? — он даже не услышал вопроса. Ну да, так и есть, на часы смотрел, но часов не видел.

— Ничего. Если вы больше ничего не хотите мне сообщить, то у меня нет боль­ше вопросов к вам, — я поняла, что мой план удался на все сто.

— Прекрасно. Мне срочно нужно возвращаться в офис. Я свяжусь с Орешиным, если у меня будут… если у меня будет что-либо.

Он развернулся и нетвёрдой походкой направился к выходу из бара. Я-то зна­ла, что был он совершенно трезв, и подозревала, что направился он отнюдь не в офис. Неплохо я его встряхнула, если он даже забыл возмутиться, узнав, что мы, оказывается, следим за каждым его шагом, хотя он об этом не просил.

Дождавшись, пока Зубарский отошёл подальше, я достала телефон.

— Середа слушает, — отозвался Олег.

— Это я…

— Ну? — оживился он. — Что у тебя?

— Он клюнул. И осознал, что влип очень серьёзно. Он получил послание в суб­боту…

— Да, и что в нем? Он отдал его тебе?

— Да счас. Пока он даже не признался в том, что получил его… Но я в этом больше не сомневаюсь. Он уходит, и весьма быстро. Пройдусь за ним…

— Э-э-э, постой-ка! — голос Олега зазвучал металлом. — Кому было говорено: не провоцировать парня! Ты все-таки решила поиграть?!

— Мне некогда!.. — я уже хотела закончить, но на том конце возникла перепалка, и через пару секунд спокойный голос брата коротко приказал:

— Отставить!

— Но, Юрка! Нельзя его бросать без присмотра, это может быть интересно!

— Так, всё, молчи и слушай. Он не шибко умён, и если ты его спровоцировала, он пойдёт за письмом, уничтожать его или прятать… Олег сейчас выезжает к его дому и со всем разберётся. А ты марш в контору. Поняла?

— А если он не домой? Мало ли мест, где он мог оставить письмо? К то­му же, Олег будет полчаса тащиться до места!

— Я жду тебя в конторе! — отрезал босс. Юрий первым нажал отбой. Мда. Спорить с ним себе дороже.

Куда проще без всяких споров просто сделать по-своему. Если уж я спровоциро­вала Зубарского на замешательство и бегство, удержаться от того, чтобы самой за­вершить начатое, я не могла.

Я вышла из бара на оживлённую улицу. Моя машина стояла в двадцати метрах, но брать её не было смысла. Сторонник здорового образа жизни Роман Зубарский ходил пешком в свой офис, и если прикинуть время, то он уже должен был быть в двух кварталах отсюда.

Почти бегом я двинулась знакомым за неделю маршрутом, опасаясь потерять клиента. Но через пару минут я увидела его далеко впереди. Теперь мне было совсем не трудно держать его в поле зрения.

Теперь Зубарский, ошарашенный тем, что его секрет раскрыт, невольно даст нам всю информацию. Юра прав, он не особо умён, а сегодня ещё чем-то очень сильно напуган.

Насколько мы успели узнать этого добропорядочного состоятельного обывателя, намерения его относительно расследования были искренни.

Его эксцентричная жена исчезла полгода назад, оставив двусмысленное письмо. Она уходила туда, где обещано все то, чего ей не хватало, просила за неё не бес­покоиться и не сердиться. Письмо светилось счастьем и оптимизмом, и не было похоже на предсуицидную записку. К тому же человек, готовящийся к смерти, не бе­рет с собой лучшие наряды, дорогие украшения, элитную косметику и все семейные наличные деньги. Похищение как будто бы тоже исключалось, за полгода никто ничего не потребовал от Зубарского. В милиции Зубарскому не помогли, заявив, что крепче надо было любить жену, и поскольку свидетельств какого-либо насилия в обстоятельствах исчезновения, а проще — бегства, не усмотрели, дело то ли быстро закрыли, то ли вовсе не возбу­дили. Зубарский в общем-то не особенно беспокоился и не сердился, как и хотела беглянка. Но, как он нам заявил, в последнее время он стал чувствовать, что за ним следят, и стал бояться за свою жизнь. Поскольку в милиции его снова отшили, посоветовав сходить к врачу, он пришёл к нам.

Все мы сходились на предположении, что его жена, молодая богатая дама стала невинной жертвой какого-нибудь неотразимого соблазнителя, с которым и получает удовольствие где-нибудь на экзотическом курорте. И плевать она хотела на своего сухаря-мужа, и нет ей до него никакого дела. Сам же Зубарский считал, что именно его сбежавшая жена и тот, с кем она сейчас находится, устроили за ним настоящую охоту. В чём выражалась угроза, Зубарский не смог чётко определить. Он чувствовал опасность, и все. Я высказала Юрке мысль, что успешный соро­калетний владелец частной страховой компании, возможно, просто свихнулся под страхом потерять своё добро так же, как потерял жену. Уж очень мало был Зубарс­кий похож на нормального человека, когда впервые появился у нас на Торжковской. Обращаясь в агентство Юрия Орешина, он надеялся разыскать беглянку и её покровителя и этим, как он полагал, снять нависшую над ним опасность.

Юра быстренько скалькулировал Зубарскому приблизительную смету, включающую установку в его доме хитрой импортной охранной систе­мы, и, получив половинный к смете аванс, начал действовать.

Осторожный и педантичный Юрий не стал исключать сразу версию о намеренном убийстве или похищении, и не верил в полное неведение Зубарского, поэтому в те­чение недели мы вели наблюдение за его домом. Ничего подозрительного не было, и мы уже отчаялись выудить что-нибудь таким путём. Но в субботу вечером, когда Зу­барский вывел на прогулку своего пинчера, к дому подъехал фиолетовый джип, и мо­лодой парень опустил в почтовый ящик конверт. Курьер явно не имел ничего общего с почтовым ведомством. Дежуривший в это время Олег немедленно совершил попытку извлечь письмо из ящика до появления у дома его хозяина, но не успел. Зубарский же, достав послание из ящика, чуть сознание не потерял прямо на месте и, затравленно озираясь, поспешно скрылся в доме.

Мне так хотелось припугнуть клиента, но брат отправил меня на встречу со Зубарским с куда более мягкими инструкциями. Боссу положено было подчиняться. Но не тогда же, когда я была уверена, что права! Нетерпение свербило в моей голове, и язык чесался, чтобы заставить Зубарского одной фразой потерять само­обладание. У меня это получилось, и как бы ни ворчал на меня Юрка, очевидно, что мои предположения оправдались. Теперь наши дела пойдут быстрее. Если, конечно, придя в себя, Зубарский не решит закрыть дело и не потребует назад аванс. Тут уж, конечно, моя инициатива не получит одобрения у брата.

Зубарский двигался довольно быстро, и за все время он ни разу не только не оглянулся, но и не посмотрел по сторонам. Не удивительно, что от него ушла жена. Судя по его же собственным рассказам, это была романтичная взбалмошная женщина. Она ненавидела всю рутину, которая стала окружать её после замужества. Она злилась при каждой необходимости повторять постоянные бытовые «ритуалы», её обижали сухость и предопределённость поведения мужа, его привычка к размеренному жизненному распорядку. Сам Зубарский был весьма энергичен, но энергию свою он тратил на то, чтобы придать своей жизни безукоризненную упорядоченность. Мне кажется, что собаку он завёл тоже для того, чтобы она вносила в жизнь своеобразный «собачий» порядок: ежедневные прогулки в одно и то же время, регулярная закупка собачьего корма, и всякое такое… Жена его, наоборот, была по натуре капризной девчонкой, ей вечно хотелось то одного, то другого: то сменить семейного врача, то пересадить кусты в саду, то обить гостиную более весёлым материалом. Она вечно искала себе приключений, развлечений и чего-нибудь новень­кого, читала много книг о религиях, философиях, колдовстве и оккультных науках, собирала репродукции сюрреалистических художников и устроила в мансарде обсерва­торию в надежде первой заметить прилёт инопланетян, благо на все эти сумасброд­ства денег у её мужа хватало.

Когда Зубарский впервые появился в нашем офисе и сидел несколько часов подряд, подробно рассказывая о себе и жене, я чуть не уснула от скуки через пер­вые полчаса беседы. Уж очень много и монотонно говорил клиент, в то время как мне уже сразу стало ясно: от такого типа сбежит кто угодно. Юра и Олег отнес­лись к Зубарскому по-иному. Впрочем, они совершенно одинаково относились в начале дела ко всем клиентам, и никогда не позволяли себе лишние эмоции при деловых беседах с людьми. Полезное качество, которое мне даётся так трудно. Точнее, не даётся совсем.

Мы добрались до элитного спального района в Коломягах, одного из пре­стижных в Питере. Многим пришлось бы полжизни вертеться, чтобы поселиться здесь в одном из комфортабельных коттеджей, вокруг которых уже начали разрастаться ак­куратные садики…

Когда я ещё жила в интернате, мне много раз снились такие дома. А может, это был один дом, только подходила я к нему во сне с разных сторон, а каждая стена была у него не похожа на другую. Каждый фасад — иной стиль, настроение, плавные переходы плоскостей и полусферических поверхностей, нежные цвета… Домик-пряник. Как ужасно и безвкусно смотрелся бы, наверное, такой проект, случись бы реализо­вать его на практике. Но от моих снов у меня осталось ощущение тихого, мирного, радостного праздника и покоя. Я подходила к дому по мелкому шуршащему гравию, во всех окнах горел свет, изнутри слышалась музыка и гомон голосов, кто-то выходил мне навстречу, широко раскрывая дверь… В этом месте я обычно просыпалась, и ни разу мне не удалось разглядеть, кто именно выходил меня встречать. На смену покою и празднику приходила темнота и тишина спальни в интернате. Я зажигала маленький ночник и ставила его под кровать, чтобы добиться того странного по­лумрака, который так похож на туманную реальность сна, и продолжала грезить на­яву, представляя, что там, за дверью не гулкий коридор спального корпуса, а тёплые звуки и нежные запахи дома, моего дома, где много людей, любящих и люби­мых… И очень долго я искренне считала, что люди, живущие в таких районах с красивыми жилищами, потому и живут в таких местах, что пребывают в счастье, умиротворении и взаимной любви. Маленькой одинокой девочке невозможно было представить, что за красивой декорацией вся жизнь может быть такой же мучи­тельной, как и в трущобе. Правда, и сейчас, когда мне уже исполнилось двадцать, я верила, что у меня будет дом именно такой, который наполнит мою душу ощущением тихого праздника. Когда-нибудь он у меня будет. Только никто не знал об этой моей уверенности, как никто не знал и тогда, в детстве, что мне снится по ночам…

Наш маршрут подходил к концу, и я уже видела, как Зубарский заворачивает за угол. Там на другой стороне улицы, его дом.

Зубарский скрылся из вида, и через секунду за углом раздался визг тормозов. Я ускорила шаги, и перед моими глазами предстала невероятная картина: тормознувшая машина, лежащий перед ней Роман Зубарский и собирающаяся вокруг тол­па зевак. Пробираясь сквозь толпу, я заметила, что с другой стороны улицы, рас­талкивая людей, движется Олег. Быстро он долетел, молодец. Но все равно, опоздал.

Опустившись перед Зубарским на корточки, он принялся ощупывать его со всех сторон. Я не стала мешать ему, просто наблюдала из-за чьей-то спины.

Поза лежащего Зубарского не обещала ничего утешительного.

— Удар был слишком сильным. Бедняга умер на месте, — произнес Олег, подни­маясь на ноги.

Автомобиль, сбивший Зубарского, стоял тут же, водитель сидел, навалившись на руль, и с ужасом смотрел вперёд, не пытаясь никуда двинуться.

Послышалась сирена, и Олег, сделав мне едва заметный знак, быстро пошёл к своей машине, что стояла неподалёку на стоянке. Когда я села рядом с ним, он уже звонил Юре.

— …я думаю, нет, не заказ точно. Парень никуда и не пытается скрыться, в машине сидит. Вроде, пьян сильно… Нет, Юрка, это очевидная случайность. Ты бы видел лицо Зубарского, когда он вывернул из-за угла. Если бы ему навстречу нёсся поезд-экспресс, он бы не свернул…

Олег замолчал, слушая какие-то длинные рассуждения Юрки. Изредка он бросал на меня озабоченный взгляд, и я представила себе, как Юра прохаживается сейчас на мой счёт. Олег отнял трубку от уха, укоризненно взглянул на неё, вздохнул и убрал в карман.

— Не переживай, малышка, — произнёс он задумчиво.

— Кто тебе сказал, что я переживаю? И сколько раз тебе говорить, чтобы ты не называл меня малышкой! — разозлилась я.

Олег пожал плечами, отвернулся и стал смотреть в окно, как подъехавшая ма­шина забирает труп, прикрытый плёнкой.

— Вот и все. По крайней мере никто не потребует возврата аванса, — заявила я.

Олег странно взглянул на меня.

— Ну ладно, ладно! — завелась я, понимая, что подобные заявления как-то некстати в такой ситуации. — Ну кто же мог предположить, что он вздумает бросаться под машину!

В ответ Олег пожал плечами:

— Юрка предполагал. Не конкретно такую ситуацию, конечно. Но было же очевидно, что парень был чем-то доведён до полного отчаяния. Так или иначе, ты оказалась некстати со свои­ми спецэффектами… К тому же он не подозреваемый, а клиент…

— Нет уж, правильнее будет сказать — подозрительный клиент, — буркнула я.

Взгляд Олега снова потяжелел.

— Ну, нормально! Ещё и оправдываешься, — проворчал он. — Хочешь премию получить с аванса Зубарского?

Я прикусила язык. Дурацкая детдомовская привычка отпираться, даже когда виновата.

— Юрка в ярости. Даже более того — в бешенстве. И мне кажется, наказание он тебе придумает что надо, — отрезал Олег.

Вот в этом он был прав. Юрий не выносил, когда кто-нибудь из нас нарушал его указания. Тем более, если последствия непоправимы. Чувствовала я себя сквер­но. Похоже, что мне не следовало бы всего этого делать. И уж тем более, не сле­довало защищаться. После моих идиотских высказываний даже Олег вряд ли будет снисходителен ко мне.

Олег молчал.

Его длинные худые пальцы барабанили по колену, а взгляд вдруг поплыл. Такое бывало с ним, когда его осеняла неожиданная идея.

У меня же не было никаких идей, кроме той, что сделанного не воротишь. И, возможно, теперь мне придётся очень здорово потрудиться, чтобы все это проис­шествие не возымело последствий для нашего агентства.

А Олег все ещё что-то напряжённо обдумывал. Потом он резко подобрался, взъерошил пятерней нестриженные волосы цвета темной меди, и полез в карман куртки, не сводя глаз в дома Зубарского.

— Ладно, бери мою машину и поезжай «на ковёр». — произнёс он. — Твою я заберу от бара после.

— А ты?

— У меня есть одно дело.

— Какое, где?

Олег наконец взглянул на меня и раздражённо сказал:

— Уходи отсюда, не мешай работать. Я буду через пару часов.

— Я не поеду никуда. Лучше скажи, что ты задумал?

— Это больше не твоё дело. Я всё доведу до конца сам.

— Что именно? Полезешь за письмом Зубарского?

Олег усмехнулся.

— Я не уеду, — заявила я, зная, что уломать Олега сложно, но можно, не то, что Юру.

— Ладно, давай вместе. Отработаем аванс Зубарского. Надо хорошенько обыскать дом, — Олег поднял двумя пальцами связку ключиков и позвенел ими.

Он решительно открыл дверцу машины.

Я шла за ним к дому Зубарского. Пройдоха Олег не впустую копошился над телом бедняги. Ключи клиента перекочевали в его карман. Юрка и за это не погладит по головке. Но зато очевидно, что времени на обыск дома у нас предостаточно.

Забора и калитки у дома Зубарских не было, и мы прошли по дорожке к самому входу. Олег даже не взглянул на парадную дверь, обитую зелёной искусственной кожей, а свернул сразу же направо, в обход дома, к задней двери гаража.

С этой стороны росли густые кусты жасмина и рододендроны, не очень-то ухо­женные. Видимо, после пропажи жены, Зубарский не стал брать на себя её обязан­ности.

Олег немного повозился с полдюжиной ключиков, и белая дверь, которую Олег мог бы высадить лёгким ударом плеча, впустила нас в тёмный гараж.

Я и не заметила, когда Олег успел натянуть лайковые перчатки. Теперь он ос­торожно продвигался наощупь вдоль стены, ища выключатель. Свет зажегся, и мы увидели, куда нам двигаться дальше. В гараже одиноко стоял не новый синий «форд», место для ещё одной машины пустовало. В гараже не было не только ни­чего лишнего, но, кажется, не было и многого необходимого, все было вылизано и блестело.

Я прошла за Олегом в узкий коридорчик, и мы двинулись в жилые помещения. Вдруг Олег внезапно остановился, и я налетела на его выставленную руку.

— Ты что?! Спятил?! — зашипела я на него.

— Слушай, странно… — он сдвинул брови, прислушиваяcь. Я тоже напряглась, но ничего не услышала.

— Тихо.

— Да, тихо, — согласился Олег. — Не должно быть тихо. Я забыл про собаку. Где же его чёртов пёс? Он уже давно должен был поднять лай на весь дом и разор­вать нас на кусочки. Он что, затаился?

— Собаки не затаиваются, — возразила я. — Они нападают сразу же.

Вместо ответа Олег расстегнул куртку и полез за пазуху к своей кобуре. Я ус­лышала, как он снял пистолет с предохранителя.

Я последовала его примеру. Дальше наш тандем двигался, не выпуская из вида ни одной щёлочки и угла. Выйдя в гостиную со всеми возможными предосторожнос­тями, мы увидели пса. Он лежал у входа на ковре и не шевелился. Я подалась в его сторону, но Олег поймал меня за руку и сделал отрицательный жест.

— Кухню проверь, — прошептал Олег. — Я наверх.

— А собака?

— Пёс издох, это очевидно. Забудь о нем пока. Если услышишь шум, удирай че­рез гараж. Поняла?

Я кивнула и пошла в сторону кухни.

Стены её были покрашены тонкими розовыми и голубыми полосками, на окнах цветы в горшках, в мойке никакой грязной посуды. И ничего подозрительного.

Я повернула назад и поднялась по лестнице.

— Ты уже? — отозвался Олег довольно громко, и я с облегчением перевела дух: значит, дом пуст. Мой пистолет перекочевал в кобуру.

— Посмотри среди книг, — посоветовал Олег, роясь на письменном столе в кабинете Зубарского. Я послушно повернулась к книжному шкафу, но не успела я дойти до него, как Олег удовлетворённо выдохнул:

— Отбой! Нашёл. Вот оно.

Я подошла к нему и склонилась над столом. В полумраке комнаты был о ничего не разобрать, я видела только конверт и лист в руках Олега. Я потянулась к настольной лампе, но тут вдруг на улице у дома послышались голоса. Я подошла к окну и осторожно посмотрела сквозь занавеску.

— Олег! У входа двое ментов и мужчина в штатском.

— Плохо, — отозвался Олег и зашуршал бумагами на столе. Почти сразу же мы услышали, как открывается входная дверь.

Олег выскочил на площадку лестницы, но тут же вбежал обратно и, осторожно прикрыв дверь, повернул изнутри замок. Потом, повернувшись ко мне, поднёс палец к губам, а затем изобразил затягивающуюся петлю на своей шее.

Внизу было тихо. Скорее всего, вошедшие, сразу же наткнувшись на собаку, повторяют наши с Олегом действия. И точно: снаружи едва слышно задышали ступени под ногами поднимающегося наверх человека. Сначала мент прошёл в спальню, обследовал туалетные комнаты, потом подошёл к двери кабинета и нажал на ручку.

Олег увлёк меня к двери и вжал в угол комнаты как раз в том месте, которое оказывается перекрытым при распахнутой настежь двери. Мент резким толчком выбил дверь. Она распахнулась, едва не ударив Олега по лицу. Из-за краешка двери торчало дуло пистолета, который милиционер направил на ожидаемого преступника. Прошло секунд десять. Затем он крикнул товарищам:

— Наверху никого! Здесь спальни и кабинет.

— Ладно, потом посмотрим, иди пока сюда, — послышалось снизу.

Мент отступил назад и прикрыл за собой дверь кабинета. Олег перевёл дыхание и прошептал мне в самое ухо:

— Интересно бы узнать, что заставило их примчаться так рано?

— Пойди и спроси.

Олег надавил рукой на моё плечо и произнёс:

— Пока они не вернулись, наша задача выбраться отсюда. Давай к окну.

Олег поднял и закрепил раму окна и выбрался на карниз. Я выглянула вниз. От карниза, на котором стоял Олег, до земли было метра три.

— Рама крепкая, выдержит, — объявил Олег. — Спускайся.

Я забралась на подоконник.

— Не прыгай, а спускайся, — уточнил Олег.

— Знаю. Держись.

Я перелезла с подоконника на Олега, обняв его, как медвежонок-коала обнима­ет мать, и медленно стала спускаться вниз по его телу, как по стволу дерева. Ру­ки, вцепившиеся в жёсткую ткань его одежды, готовы были разжаться каждую секун­ду. Только мысль о том, что лишнего шума избежать просто необходимо, заставляла передвигать руки. Наконец мои обессиленные и горящие болью ладони достигли бо­тинок Олега. Ноги мои уже искали землю, хотя до земли было ещё порядочно. Но отдыхать было нельзя, я каждую секунду могла сорвать Олега с карниза. Расцепив ладони, я полетела вниз. Боль обожгла пальцы ног и перебежала через позво­ночник в каждую косточку. Прикусив язык, чтобы не заныть, я отошла в сторону. Олег отлепился от стены и, мягко сгруппировавшись, приземлился. Не задерживаясь около дома Зубарского и не собираясь уточнять, было ли услышано наше падение, мы помчались к нашей машине.

На улице было достаточно людно, но никто не обратил на нас внимания. Маши­на с милицейской мигалкой на крыше стояла впритирку к автомобилю Олега. Олег сел на свое место и рассмеялся:

— Удивительно даже, как это мы не попались!

Он вгляделся в стоящую впереди машину, и смех его оборвался:

— Вот черт!.. Полюбуйся.

Я перевела взгляд туда, куда смотрел он. Номер на машине был частный и не имел никакого отношения к Питеру. Чужая частная машина, привёзшая людей в форме.

— В принципе, это возможно, — сказала я, — мало ли кем может быть этот тип в штатском? Может, это родственник Зубарского, и он подвёз их на своей машине?

— За полчаса узнав о несчастье? Ерунда какая-то. Думаю, что эти люди… Ни один из них не имеет никакого отношения к органам.

— Почему так уверен?

— А вот так, — проворчал Олег. — Ладно, это все лирика, а сердце мне вещует, что пора удирать, пока целы.

Он вырулил на проезжую часть.

До конторы мы доехали за десять минут.

Юра уже полгода арендовал офис для агентства в бизнес-центре на Торжковской. Вообще-то «офис» — это слишком громкое название для трёх небольших комнат, где размещался кабинет шефа, общая комната всех остальных сотрудников и приёмная для посетителей, где их обслуживал клерк. Но место было удачно выбрано: бизнес-центр считался скопищем если не престижных, то достаточно надёжных фирм. Дела у детективного агентства Орешина шли неплохо: конкуренции серьёзной почти не было даже на Питерских просторах. Вообще-то, в бумагах все это называлось ООО «Охранно-Сыскное Агентство (ОСА)» Но Юрка предпочитал именоваться скромнее: агентство Орешина. Открывая своё дело год назад, Юрий смог получить генеральную лицензию, что редко удаётся сделать начинающим частным детективам. Генеральная лицензия давала ему право набирать штат и привлекать для работы нужных людей, не имеющих личных лицензий на сыскную и охранную деятельность. Юра пользовался этим правом разумно: с ним работали в основном профессионалы, по тем или иным причинам оставившие госу­дарственную службу, а все юридическое обслуживание деятельности вела молодая заносчивая женщина с престижным дипломом и на удивление светлой головой во всем, что касалось дела.

Олег пропустил меня в лифт и нажал кнопку. Пока мы поднимались, пока шли по длинному коридору к офису, Олег молча «плавал». В голове этого тридцатилет­него авантюриста идеи рождались с бешеной скоростью, и оставалось только догады­ваться, что он задумал на этот раз. Дойдя до места и взявшись за ручку двери, Олег назидательно сказал:

— Побольше молчи.

Решив последовать его совету, я молча пошла за ним. Наш клерк Алексей сидел на своём обычном месте и строчил один из очередных отчётов на двухстороннем бухгалтерском бланке. Исполнительный и аккуратный, он успевал вести запись и приём клиентов, оформлять описи и справки, готовить документы для передачи дел в официальные органы, разбирать и вести переписку, заниматься бухгалтерией и быть к тому же в курсе всех дел агентства.

Увидев нас, Алексей оторвался от своего занятия и загадочно улыбнулся:

— Явились! Босс уже три раза спрашивал тебя, Катя.

Мы с Олегом переглянулись.

— Как он? — коротко спросил Олег.

Алексей перестал улыбаться.

— Понял, — вздохнул Олег, — Ну что, малышка, вперёд…

На этот раз я не стала его одёргивать, а просто открыла дверь кабинета бос­са и вошла внутрь.

Обстановка этой комнаты состояла из стола, трёх кресел, компьютера на сто­лике в углу и встроенного стенного шкафа с документацией. Белые поверхности по­толка и стен наводили на ненавистные мне мысли о больничной палате, но Юра настоял именно на таком интерьере.

Юра сидел на углу своего стола и курил. В пепельнице уже не было места для окурков, а в комнате витали сизые клубы такой концентрации, что у меня сра­зу запершило в горле.

— Сейчас сработает противопожарная сигнализация, — произнёс Олег, разгоняя дым рукой. — И придётся платить штраф за ложную тревогу.

— И заплачу, — отрезал Юра, — Чего бы не заплатить, денег теперь у нас много. И вообще, пора взять это в практику…

— Что именно?

— Брать с клиента аванс, а затем наезжать на него машиной.

Юрий упорно не хотел смотреть на меня и, разговаривая, рассматривал кон­чик своей сигареты.

— Юра, не заводись, пожалуйста, — сказала я, чтобы хоть что-нибудь ска­зать.

Юрка посмотрел на меня так, словно впервые увидел. Олег сделал мне боль­шие глаза и сжал кулак. Это означало: «Молчи».

— Я не завожусь, просто мне кое-чего жаль. Жаль своих сил, потраченных на твоё обучение, — произнёс Юрий, не сводя с ме­ня глаз, — И ещё жаль этого парня…

— Не можешь же ты думать, что мне все равно?! — не выдержала я, сорвавшись на крик.

Олег упал в кресло, с шумом выдохнул и, вскинув руки, сцепил пальцы на за­тылке. Это означало: «Черт с тобой, выкручивайся сама.»

— Я и не думаю. Я думаю, что впредь мне самому не стоит слишком далеко от­пускать поводок, — по-прежнему спокойно произнёс брат.

— Я же не хотела ничего подобного!

— Послушай, Катерина, из твоего нехотения ничего путного не слепишь. Я тоже сейчас понимаю, что не хотел появляться на этот свет, но разве что-нибудь теперь можно сделать? — ледяным голосом произнёс Юрка и, опустив голову, продолжил изучать сигарету. Олег недоуменно взглянул на меня, губы его шевельнулись, но он снова заставил себя сдержаться. Молчание продолжалось с минуту.

— Дайте мне, наконец, эту чёртову клюшку кто-нибудь! — вдруг резко прого­ворил Юра, не поднимая головы. — Вот она, тут под стол завалилась.

Я обошла стол и подняла с пола короткий алюминиевый костыль. Юра выхватил его у меня, тяжело оперся на него и слез со стола. Быстрее, чем обычно, он про­шёл на своё место за столом и с видимым облегчением опустился в кресло.

То, что Юрка не попросил раньше кого-нибудь помочь ему, говорило о том, что он был крайне расстроен и зол на весь свет.

— Ну что, Олег, ты уже подумал, что мы расскажем на допросе? — спросил Юра, закуривая очередную сигарету.

— Думаю, что допроса не будет, — отозвался Олег.

— Да? Такой аккуратист, как Зубарский, наверняка сохранил в бумагах счёт агентства.

— Разумеется, сохранил, — Олег полез в нагрудный карман и вытащил сложен­ный вчетверо листок. — Но в милицию он не попадёт.

Юра взял поданный ему листок и развернул. Это был частично оплаченный счёт агентства, выписанный им самим две недели назад на имя Зубарского.

— Та-ак… — Юра свернул листок обратно и задумчиво прихлопнул его ладо­нью. — Очень хорошо. Просто прекрасно. Как вы оба меня сегодня радуете. Дальше?

— Что «дальше»? — невинно осведомился Олег.

— Выворачивай карманы, аферист.

Олег встал со своего места, подошёл к столу и стал послушно выполнять рас­поряжение. Меня всегда поражали две вещи. Первая: как он размещал в своих мно­гочисленных карманах уйму всякой всячины, и при этом ни один предмет невозможно было распознать, потому что ничего не выпирало наружу. Вторая, как он успевал за короткое время при обыске смести себе в карманы столько всевозможных вещей и бумаг, причём никогда ещё не бывало такого, что­бы стянутая им вещь оказалась взятой понапрасну. Он никогда не набирал беспо­лезный балласт.

На этот раз, пока я разглядывала в окно незнакомцев под домом Зубарского, Олег успел прихватить, кроме субботнего письма и счета, книжечку небольшого фор­мата в блестящей мягкой обложке, несколько фотографий, маленькую квадратную ко­робочку и кольцо.

Юра сокрушённо покачал головой и хотел что-то сказать.

— Не ворчи, Юрка. Мы, правда, чуть не влипли под конец, но… — начал Олег, но Юра поднял руку и, не отрываясь, уставился на предметы за столом. Через минуту он задумчиво произнёс:

— Подожди с объяснениями. Катя, — он поднял на меня глаза и прика­зал: — Иди к Алексею. Он выдаст тебе кое-что. И не заходи, пока я не переговорю с Олегом. Да, и дверь закрой поплотнее. Никаких там щёлочек, скважин… Ну ты поняла.

Я вышла в приёмную и хлопнула дверью. Поплотнее, как приказано. Скорого прощения мне явно ждать не приходится. Алексей, увидев меня, кивнул на дверь:

— Послал ко мне?

— Да.

Алексей помрачнел.

— Я думал, что до этого дело не дойдёт.

Он достал из ящика узкий конверт с логотипом агентства в уголке и передал его мне. Я взяла его с нехорошим предчувствием, и мне совсем не хотелось его открывать.

— Это расчёт, — нехотя пояснил Алексей. — Час назад босс велел мне рас­считать тебя с сегодняшнего числа.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 767