электронная
Бесплатно
12+
Делаем книгу вместе: зачем автору редактор

Бесплатный фрагмент - Делаем книгу вместе: зачем автору редактор

Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
12+
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Добрый вечер! Я Инна Михайловна Харитонова. Я редактор. Работаю редактором 38 лет. И 38 лет я счастлива, что у меня такая профессия. Я работала в Педагогическом институте, который сейчас называется университетом, много лет редактором в издательском отделе. Потом была главным редактором этого отдела. Потом работала в издательстве. В Екатеринбурге было такое замечательное издательство «У-Фактория». Я там работала ведущим редактором. Моя специализация — гуманитарная литература, которая сейчас называется non-fiction, и художественная литература. Работу свою очень люблю и не устаю радоваться этому.

Редактор — помощник автора

Часто спрашивают: зачем автору редактор? Автор отдаёт книгу в чужие руки, в руки редактора, и опасается, что вот это его дитя, этого ребёнка чем-нибудь испортят. Это напрасные опасения, потому что редактор — это доктор, который лечит текст. Если книга продумана автором до деталей, то редактор делает только самую необходимую работу. Он оценивает этот текст при чтении и вмешивается в него минимально, поправляет какие-то выражения, например, когда слова неправильно употребляются в контексте. Редактор должен из своих рук выпустить хорошую книгу, он в этом заинтересован не меньше автора.

Редактор даёт автору рекомендации, которые автор принимает или нет. В случае когда автор сам предлагает книгу редактору и платит за это, он должен понимать, зачем он это делает. Ведь не за то, чтобы книга из рук редактора вышла в том же самом первозданном виде? В любом тексте всегда есть что поправить. Вот известное письмо Батюшкова — был такой поэт, современник и друг Пушкина, — он писал Жуковскому, чтобы тот прочитал его стихи внимательно и дал ему рекомендации, посоветовал, оценил их. Он очень волнуется, как его друг Василий Андреевич воспримет эти стихи, и пишет: «Буду тебе, мой друг, очень благодарен за то, что ты их прочитаешь и меня покритикуешь».

Что делает редактор

Редактор не только оценивает текст автора, он помощник автора. Критика редактора направлена на улучшение нашего письма, на улучшение произведения. Редактор исходит из того, что автор изучил тему, нашёл способ изложения, придумал форму своего произведения. И редактор может текст только улучшить. Каким образом?

Вот, например, недавно у меня был замечательный текст, написанный об истории одного семейства. Совершенно обыкновенное семейство, наши современники, предки — крестьяне. Книга очень хорошо написана, но материал подан не совсем правильно. Почему? Во-первых, там было много подключений других текстов: из Википедии, разных документов. Было очень много иллюстраций, фотографий, сканированных из разных источников. И всё расположено довольно хаотично. Некоторые фотографии использовались несколько раз, использовались дважды фрагменты одной и той же фотографии. Автор пользовался широкими возможностями, которые предоставляет Microsoft Word: часть текста была выделена полужирным шрифтом, часть — курсивом, в разных фрагментах использовались разные гарнитуры. В общем, всё это выглядело очень пестро и некрасиво. Такому тексту необходимо форматирование, чтобы читатель мог спокойно следить за ходом повествования. А важный текст можно выделить втяжкой или выступом, это уже потом дизайнер решит, как лучше сделать акцент в макете. Редактор может дать рекомендации верстальщику или дизайнеру, который будет работать с вёрсткой. Книга из рук редактора должна выйти такой, какой её увидит читатель.

Что ещё делает редактор с текстом? Вот как-то был задан вопрос: «А может ли редактор переставлять абзацы?» Может, если логика изложения не соответствует композиции или сюжетике произведения. Конечно, текст может строиться по-разному, но в нём всегда должна быть логика. Редактор, имея большой опыт чтения текста, может и хочет автору в этом помочь.

Часто писатели хотят выразить себя как можно оригинальнее. Под оригинальностью обычно подразумевается авторская речевая вольность — необычные употребления известных слов, придуманные автором слова. В произведениях неизвестного автора такие оригинальности будут восприниматься как ошибки. И редактором, и читателем. Чтобы стилистически окрашенная речь была принята читателем, она должна принадлежать персонажу. Если это оправдано сюжетом произведения, если у вас есть соответствующие герои, которые говорят не на общепринятом литературном языке, тогда конечно.

Как самому повысить качество текста

Как повысить качество текста? Как быть уверенным, что ты создал произведение, которое будет интересно не только тебе? Хотя не исключено, что кто-то пишет только для того, чтобы выразить себя, выразить свою личность, и не рассчитывает на широкий круг читателей. Но я уверена, что любой автор хотел бы, чтобы его прочитали. И поэтому редактор тоже поддерживает автора в этом стремлении.

Чтобы писать хорошо, надо учиться. Всё, что мы делаем, всё, что мы умеем, — мы когда-то этому научились. Научились в детстве, научились в школе, научились в вузе, если мы учились в вузе. Нас научили родители. В нашей жизни всегда есть учителя. Учиться всю жизнь — это правильно. В писательском деле тоже очень важно учиться. Каким образом? Кроме того, что мы имеем какой-то свой опыт, непосредственный или косвенный, опыт других людей — родственников, знакомых и так далее, — писатель должен читать. Должен читать классику.

Вот, например, читаем мы Чехова. Возьмём «Даму с собачкой». Вспомните эпизод, когда Гуров вернулся из Крыма, где он познакомился с Анной Сергеевной так же, как он знакомился с другими женщинами всегда. И думал, что это, как всегда, пройдёт. Минутное увлечение, но оно не проходит. И он одному приятелю в клубе говорит: «С какой прекрасной женщиной я познакомился летом». А тот ему отвечает: «Осетрина-то с душком». И Гуров понимает, что ему некому рассказать о том, что у него внутри, что он переживает. Однажды он провожает дочку в гимназию. Тает снег, светит солнце, облачно. И он говорит дочери: «Мы представить себе не можем, что происходит там, в высших сферах. И вот эти высшие сферы, в которых неизвестно что происходит, отражают духовную жизнь и душевную жизнь, сердечную жизнь чеховского персонажа». Чехов прямо не говорит: вот Гуров, вот он чувствовал так и так, вот он всё время думал об Анне Сергеевне. А он косвенно создаёт этот образ, эту метафору, и мы понимаем, что происходит с этим героем.

Читать Чехова, чтобы учиться у него писать, — это очень и очень полезно.

А вспомните «Каштанку». Кажется, смешно: «Каштанка», которую мы с детства знаем. А какая там фраза есть! Помните? Выпал снег, Каштанка потерялась. Она сидит на тротуаре, прижавшись к дому. Лапки у неё мёрзнут, она лапки поджимает — одну, другую. Видит ноги прохожих и думает: «Как много незнакомых заказчиков». Если бы Каштанка была человеком, она бы подумала: «Нет, так жить нельзя, надо застрелиться». Это же ведь не только про собачку Чехова написал! Поэтому обратиться к классике лишний раз очень полезно. Вести дневники, вести записные книжки. Где-то услышал какие-то слова, какая-то ситуация, кто-то рассказал какую-то историю… Начинающему автору надеяться только на свой опыт и думать, что эта книга будет интересна многим, мне кажется, опрометчиво.

Автор выражает себя

Автор пишет потому, что не может не писать. Действительно, один не может не писать. Другой не может не петь. Третий не может не рисовать акварелью или ещё каким-нибудь образом выражать себя в творчестве. Это прекрасно, если у человека есть хоть один из видов этого способа выразить себя. Сочинительство и стремление к такому виду творчества — это ещё и стимул повысить качество своей жизни за счёт приобретения опыта и новых знаний.

Но выражение себя в творчестве — это не только удовольствие. Это ещё и ответственность перед читателем. Прежде всего, ты должен что-то дать читателю, чем-то с ним поделиться. В любом произведении должен быть смысл. Как Пушкин говорил: «Сказка ложь, да в ней намёк». Литературный или фактический материал, который использует автор, должен быть достоверным и проверенным. Начинающие авторы, фантазируя сказочными образами или философствуя, зачастую демонстрируют недостаточную начитанность и образованность. Если в рукописи нарушена фактология, отсутствует смысл — редактор укажет на это автору.

Как редактор работает с поэзией

Поэтов среди пишущих людей гораздо больше, чем прозаиков. Мой редакторский опыт об этом говорит. Кажется, что стихи писать легче, потому что как будто слова сами приходят, складываются в рифмы, ритм тебе диктуется как будто свыше. Но мы должны отбирать слова для складывания стихотворения. Стихи складываются из необыкновенного сочетания слов, и если язык лирического произведения беден, то стихотворение не достигает своей цели — сердца читающих. Ведь в образе лирического героя автор выражает не только свои чувства. Почему мы любим читать стихи? Потому что в стихах мы находим отклик своим чувствам и эмоциям.

Если нарушается рифма, ритм, поэтический язык — редактор должен об этом сказать автору, чтобы тот смог доработать своё произведение. Вот были недавно у меня стихи: в одной строфе и тринадцать слогов, и четырнадцать, и шестнадцать. И мы понимаем, что ритм здесь совершенно нарушен. Если бы это было намеренно, если бы по всему стихотворению была такая метрика — другое дело, мол, авторский приём. Но если в каждой строке разная ритмика — это, конечно, неправильно.

Авторский оригинал

Редактор работает с авторским оригиналом, и есть несколько стандартных требований к нему. Главное — не злоупотреблять шрифтами и выделениями. Если это необходимо вам по замыслу, напишите об этом редактору отдельно, зачем это нужно, какие у вас были намерения. Если в книге много иллюстраций, нужно их пронумеровать, подписать и предоставить в отдельном файле, а в основном тексте, где должны быть эти иллюстрации, тоже проставить нумерацию. Файлы с большим количеством иллюстраций тяжёлые, они долго сохраняются, из-за этого работа с текстом идёт медленнее. Редактор вставит иллюстрации при компоновке книги в соответствии с указанной автором нумерацией.

А что делает корректор

Работа редактора и работа корректора — это две разные профессии. Если редактор работает с широким спектром издательских обязанностей, он может быть и корректором. Но корректор — это последняя стадия подготовки работы текста к публикации. Корректор занимается уже готовым текстом, прошедшим редакторскую обработку. Корректор механически проверяет текст. Он уже не вчитывается в содержание, он уже не следит за композицией, не обращает внимания на сюжет. Он просто вычитывает текст перед публикацией. Он ищет и исправляет опечатки, грамматические и стилистические ошибки. Это делает и редактор. Но главная задача редактора не в этом. Поэтому он может или не обратить внимания, или пропустить. И нельзя чтобы редактор был и корректором той же книги.

Корректура нужна каждому тексту, потому что ошибки или описки делают даже самые грамотные люди. Вот что такое грамотный человек? Люди обладают школьной грамотностью. А школьная грамотность — это такой упрощённый вид грамотности. Редактор и корректор обладают часто абсолютной профессиональной грамотностью. Корректор — это профессионально грамотный человек.

После того как редактура проведена, автор смотрит, реагирует на замечания, примечания, рекомендации и советы, которые дал редактор, принимает или не принимает их. После нужно текст привести в соответствие и с редакторской, и с авторской правкой. И такой текст должен поступать к корректору. Тогда работа завершена.

Ответы на вопросы слушателей вебинара

Cтоимость редакции. Обычно пишут — от такой-то суммы, но не указано на какое количество страниц текста. А можете указать конкретно стоимость редактуры на 100 страниц текста или какое-то количество знаков? (Ольга Реймова)

Единица исчисления в издательском деле — это авторский лист. Авторский лист равен 40 000 знаков с пробелами. Например, указана цена, допустим, 2 500 рублей за авторский лист. Это стоимость одного авторского листа, то есть 40 000 знаков, написанных автором. Объём текста определяем по статистике. Например, 120 000 знаков делим на 40 000 и получаем 3 авторских листа. Значит, 8 500 рублей.

Если автор умышленно выстукивает «савецкий», игнорируя «тс», как произносили 99% граждан страны «Саветов» править автора надобно? (Лев Сокошников)

Я уже об этом говорила: стилистически окрашенная лексика уместна только для создания образа персонажа, никак иначе. Подобное написание будет расцениваться и редактором, и читателями как ошибка.

Я пишу о подростках, в том числе о первом сексуальном опыте. Возраст гораздо младше 16 лет. Выкинуть из текста не получится по сюжету, а повысить возраст — лишено правдоподобия. Чем может помочь редактор? (Алина Ш.)

Редактор ничем не поможет здесь. Книгу нужно будет маркировать в соответствии с требованиями Роскомнадзора.

В моей книге эпизоды по времени идут не подряд. Можно ли ожидать от редактора упорядочивания эпизодов по времени или лучше изначально объявить текст потоком сознания? Допустимо ли вносить изменения в текст после редакторской правки? А вдруг возникнут авторские дополнения? В каком режиме работают автор и редактор? Насколько «усыхает» авторский текст после редакторской правки? А можно ли в те 25%, что выставляются в качестве рекламного, поместить текст черновика? (Валентин Кузнецов)

Много сразу вопросов. На какие-то я уже отвечала, но могу сказать, что объявить текст потоком сознания, просто потоком сознания — это бессмысленно. Что значит поток сознания? Этот поток сознания автор обязан упорядочивать. Потому что «что вижу, то пишу» — это не произведение. Произведение имеет цель, имеет тему, имеет проблему, систему художественных образов. Могу привести в пример, может быть, кто-то из вас читал роман «Изменение» Мишеля Бютора, французского писателя, недавно скончавшегося. Вот там поток сознания. Но это история немолодого человека, который оставляет больную жену и едет в Париж на свидание с молодой любовницей. И когда он едет в поезде, он смотрит в окно и переживает всё, что он видит. Это поток сознания. Его глаз цепляется то за одно, то за другое. У него возникают какие-то воспоминания, ассоциации. Когда он приезжает в Париж, развивается внутренний сюжет, связанный с влюблённостью в молодую женщину, и так далее. Вот видите: поток сознания, кажется. Но я вам рассказала целую историю. Поток сознания — это не просто так.

Можно ли вносить изменения в редакторскую правку? После редакторской правки, если ли вы с ней согласны, уже вносить ничего не рекомендуется. Потому что редактор опять должен это читать, но вы платите за редакторскую работу только один раз. Потому что каждый раз это новый текст. И что значит «усыхает» авторский текст после редактора? Редактор ничего не вычёркивает, он не имеет права ничего вычёркивать. Если он предлагает автору что-то сократить, руководствуясь художественной структурой произведения, — это другое дело. Он обсуждает это с автором. Но сам он ничего не вычёркивает.

И про 25%, которые выставляются в открытый доступ. Туда черновики дать нельзя. Это нечестно по отношению к читателю. Вы ему предоставляете черновик, не тот текст, который потом он купил. Он купил книгу, а там этого текста нет. Это неправильно.

И по этому же поводу можно сказать, что автор платит редактору за работу, корректору платит за работу. И если вы не соглашаетесь ни с чем, что вам предлагает редактор и корректор, за что вы платите? Ведь вы платите за работу, за помощь, за советы, за оценку.

Сколько времени уходит на работу у редактора? (Отар Мустафаев)

Если книга хорошо подготовлена автором, там всё продумано, всё сделано ответственно, работа идёт побыстрее. А бывает, что с рукописью возишься очень долго, потому что очень много всяких крючков, очень много всяких огрехов.

Как справиться с ощущением того, что редактор осуждает то, что ты написал, и со стеснением от собственных ошибок? (Женевьева Александрова)

Во-первых, редактор не осуждает. Редактор советует, делает замечания: говорит, что вот здесь неправильно, а нужно так. И автор должен относиться к редактору и корректору с доверием. Но у нас вообще проблемы с доверием друг к другу, и здесь — тем более. Ты что-то сокровенное отдал в чужие руки, ты переживаешь. Надо к этому относиться как к работе. Все ошибаются. И большинство из нас — непрофессиональные авторы. Поэтому относиться к этому надо как к учёбе: не сдал экзамен, подготовился и ещё раз сдал — ничего страшного.

Согласует ли редактор свои замечания с писателем, или его мнение окончательно? (Елена Фёдорова)

Я уже сказала, что приоритет здесь, конечно, за автором. Редактор — это только помощник автора. Помощник, критик, если кто-то хочет — учитель, но не судья.

Допустимо ли издавать в одной книге авторский вариант и вариант редакторский? (Valentin Kuznetsov)

Нет, конечно. Нет. Если вы не принимаете редакторскую работу, вы всё равно её оплачиваете, а делаете по-своему. Это уже каждый решает сам для себя. Так что семь раз отмерь, один раз отрежь: нужен тебе редактор или не нужен.

Занимаетесь ли вы редактированием переводов? Как в общих чертах происходит этот процесс, и сколько времени в среднем занимает для нехудожественной книги объёмом около 250 страниц, написанной простым языком для широкой аудитории? (Елена Терещенкова)

Я занимаюсь также и редактированием переводов. По времени я тут сказать не могу. Это надо видеть текст: как переведено, что переведено. «Написанный простым языком для широкой аудитории». Что значит простой язык для широкой аудитории? Это тоже не совсем понятно, потому что нужно видеть текст. Если вы имеете в виду научно-популярную книгу, то это будет научно-популярная книга. Если это перевод научной работы, то это будет соответствующая лексика. Просто надо посмотреть текст. А как в общих чертах происходит процесс? Точно так же, как и для любого другого текста. Если это с языка, например, китайского или суахили, которых я не знаю, поэтому, конечно, мне будет труднее. Но если это немецкий или английский и переводчик предоставит оригинал — а это вообще рекомендуется: обязательно работать с оригиналом — всё будет в порядке.

Должен ли редактор проверять правильность и актуальность ссылок и сносок? (Грейс Альгебар)

Редактор работает и со ссылками, и со сносками. Авторы часто, даже научные работники, не всегда владеют этим искусством ссылок и сносок, рекомендательных списков, поэтому редактор с этим работает. Если каких-то данных не хватает, иногда можно найти в интернете. Например, ссылка на цитату какого-то автора: имя автора, инициалы, название книги, где была книга издана, в каком месте (Москва, или Петербург, или Екатеринбург), в каком издательстве, ссылка на страницу, с которой взята цитата. Часто бывает, что автор берёт цитату из книги другого автора: цитата на цитату. Вот это недопустимо.

Как отделить шероховатый текст, который требует редактуры, от авторского стиля? Например, автор утверждает, что его манера повествования — постоянные повторы. Автор молодой, и с его стилем вы, скорее всего, не знакомы. (Лизавета Рудзевич)

Во-первых, судить о каком-нибудь тексте, о какой-нибудь книге позволяет опыт. Опыт редакторский, опыт читательский. И обычно понятно, если есть какие-то повторы, что это — художественный приём или неумение автора писать. Но тут уже и автор должен критически к себе подходить.

Считаете ли вы возможным, что человек в 28—30 лет может работать редактором? (Лизавета Рудзевич)

Почему нет? Если у него есть высшее образование, желательно филологическое или гуманитарное образование. Раньше были отраслевые издательства. Издательство машиностроения, издательство сельского хозяйства. Там работали редакторами специалисты, которые имели и гуманитарное образование, и специальное образование. Иначе текст надо отдавать на научное редактирование или на рецензирование. Редактор — это такое же призвание, как стать балериной, токарем или программистом. Такая же работа.

Как вы отредактируете тексты, попадающие под закон о педофилии и гей-пропаганде? (Алина Ш.)

Тут надо просто смотреть текст. Есть писательница одна. Она была моим автором. У неё замечательная проза. И у неё есть такие сюжеты, когда возникают какие-то эротические импульсы между отцом и дочерью. И ни тот, ни другой это не осознаёт. Это осознаёшь ты, читатель. И когда я её спрашивала: «У вас что, был такой опыт?» Она говорит: «Нет, я сама не знаю, откуда это». Но это было настолько написано красиво, убедительно и проблемно, над этим думаешь, это переживаешь. Это настоящая литература. Если вы читали Лимонова, «Это я, Эдичка», там есть откровенная сцена между двумя мужчинами, главным героем и его партнёром. При всём моём отношении к Лимонову, которого я не люблю, эта сцена, хоть я читала очень давно это произведение, живо помнится. Потому что это сцена, собственно, о любви одного человека к другому, о встрече двух одиноких людей. Так что надо просто смотреть, что это такое. Но есть такие тексты, которые я просто откажусь читать. Может быть, кто-то другой согласится.

Бывает ли у редактора конфликты с автором, и как вы их решаете? (Константин Стерликов)

Это очень популярная тема у редакторов и у авторов. Нужно делать так, чтобы избежать такого конфликта. Надо держать себя в руках. Автору — не быть слишком самоуверенным и самовлюблённым, редактору — то же самое. И редактору нужно понимать, что не ты автор этой книги, пиши сам, если тебе не нравится эта, или откажись от этой работы. В любом случае такое, конечно, тяжело переживается.

Как редактируются сборники произведений нескольких авторов? (Виталий Воловиков)

Точно так же, как книга одного автора. Текст и текст.

Пишут ли редакторы сами свои собственные произведения? (Ольга Астролог)

Да, если редактор — писатель. Многие писатели работают редакторами. Но всегда отделяешь себя от того, когда ты пишешь и ты — автор, и когда ты редактируешь и ты — редактор.

Какой самый странный текст вы редактировали, и чем он был странный? (Станислав Грбовский)

Так сразу не скажешь. Никакой текст не странный. Он может быть интересным, неинтересным, он может быть по форме необычным. К тексту относишься как к работе, и это даже лучше, если текст не переживаешь. Недавно я делала корректуру одной книги, которая скоро выйдет в одном из издательств, перевод с французского, кстати. Очень сначала была странная героиня и очень странная ситуация, связанная с ней. А потом такая драма развернулась, такая трагедия, что я в конце чуть не заплакала. И потом я этот эпизод перечитала, потому что эмоции зашкаливали, и я могла пропустить ошибку.

Бывает, что редактор подсказывает автору дальнейшее возможное развитие каких-то сюжетных линий? (Aleksandr Bezuglyy)

Вы знаете, я думаю, что, конечно, может. Почему нет? Можно и подсказать развитие, но это уже будет история, придуманная редактором. Можно что-то подсказать, что-то там где-то развить в каких-то деталях. Чтобы подсказать, есть такие специалисты, под чьим руководством ты пишешь книги. Их много в интернете. Вот один берёт 210 рублей за страницу и он руководит автором. Руководит пишущим человеком. Что писать, как писать. Он же делает редактуру, делает корректуру. И получается там авторский лист бог знает за какие деньги. Никакие сюжеты таких денег не стоят.

Меня интересует редактура поэтических текстов. Насколько редактор может править и подсказывать? Я считаю, что редактор любой книге необходим. Это взгляд со стороны, но со стихами сложнее, чем с прозой. Как найти своего редактора? (Галина Ахсахалян)

Как найти своего редактора для стихов? Хорошо, если редактор — человек, который сам пишет стихи. У него есть опыт написания стихов. Но вообще, редактор в принципе может подсказать только там, где нарушен ритм, нарушена рифма, подсказать, может быть, слово для рифмы. Но в то же время в интернете есть много сервисов, поэтических словарей, словарей рифмованных окончаний.

Как редактор поможет, если текст специфический? Например, определённый говор или диалект. (Тенгиз Маржохов)

Если это оправдано контентом, сюжетом, системой действующих лиц, то тогда и говор, и диалект, и жаргон уместны. Главное — вы подумайте: если вы хотите, чтобы вашу книгу читали, будет ли эта книга понятна и интересна читателю?

Выбираете ли вы, с кем работать? (Ольга Малахова)

Как правило, нет.

Сколько ошибок на одном авторском листе может остаться после корректора? (Марина Калюк)

Надо сказать, что ошибаются, конечно, все. И есть глазные ошибки. Поэтому я и говорю, что технология издания книги такова, что после редактора должен быть корректор. Раньше допускалось до пяти на печатный лист — это не страшно. Корректоры очень стараются, чтобы не было опечаток. Однако если корректура ведётся без редакторской правки, корректор вынужден попутно выполнять минимальные редакторские обязанности. Если корректорская правка большая, то и опечаток можно ожидать больше.

Вы начинаете редактировать текст с первой страницы? (Александр Пшеничный)

С первой до последней.

Могут ли у разных редакторов получиться совершенно разные результаты только из-за личного видения? (Алексей Патрашов)

Конечно.

Есть ли у редактора специализация (детектив, фэнтези, женская проза…)? (Александр Пшеничный)

Сейчас, как правило, у редакторов специализации нет. Всё, что вы перечислили, — это художественная литература. Фэнтези или женская проза — какая разница. Я читаю научную и научно-популярную литературу по гуманитарным дисциплинам — философскую, социологическую, психологическую. Я много лет работала в педагогическом институте, весь гуманитарный цикл был, как правило, моим, поэтому опыт у меня есть.

О пунктуации. Возможно ли для более явного обозначения пауз вместо запятой ставить тире? (Дмитрий Федоренко)

Опять же, есть так называемые авторские знаки, но это не значит «что хочу, то и ставлю». Авторский знак определяется стилем, содержанием. Поэтому может быть и тире вместо запятой. Надо просто смотреть текст.

А если встретится в тексте «в разы», вы оставите? (Галина Мухина)

Вот если это говорит какой-то персонаж, который говорит «в разы» и «звОнит», то, наверное, оставлю. А если это речь автора, то нет.

Насколько уместен мат? Если мат не в прямой речи, а в речи автора, как у Буковски? (Вячеслав Молчанов)

Речь автора — это тоже речь персонажа, этот персонаж сам автор. Автор пишет от лица рассказчика, это не собственно прямая речь. Это не автор матерится. Он знает такие слова, поэтому он вкладывает их в уста рассказчика.

Как вы считаете, какие жанры — детектив, фантастика — наиболее популярны у читателей? (Лина Мраги)

Наиболее популярна у читателей по-прежнему, к сожалению, Дарья Донцова. Детективы популярны, фантастика популярна. Сейчас ещё очень популярны научно-популярные издания. Если вы следите за книгами, за тем, что происходит в книжной сфере, то это заметили. Сейчас премия «Просветитель» выдвинула в короткий лист 25 прекрасных научно-популярных книг. Они сейчас действительно популярны, я сама их читаю с большим интересом просто как читатель и с удовольствием редактирую.

Редактор должен быть хорошим писателем, но почему же ему не заниматься писанием? (Луиза Можанет)

Редактор не должен быть хорошим писателем, и редактор часто просто может не быть никаким писателем. Если это совмещается, это просто совпадение — вот так получилось. Редактор не обязан быть писателем.

Можно ли закачать книгу на Ridero и без модерации просто заказать тираж? (Aleksandr Bezuglyy)

Да, конечно. Никто не заставляет вас платить деньги за редактуру.

Редактор не имеет права изменять стиль твоего текста? (Владислав Лисицын)

Редактор имеет право изменять стиль произведения по согласованию с автором. И не весь стиль произведения. Чтобы изменить стиль всего текста, это надо написать другой текст.

Как найти своего редактора? (Лени Фич)

Обратиться хотя бы раз к какому-нибудь редактору.

Если используется материал из Википедии, необходимо указывать статью Википедии? (Евгений Щербак)

Обязательно указывать, что это материал из Википедии. Википедия — это свободная энциклопедия, но ссылка на неё, я думаю, что это будет правильно и порядочно. В благодарность тем людям, которые Википедию наполняют.

Должен ли редактор работать над объёмом книги? Есть больше, чем нужно для печатной книги. Как должна вестись работа в этом направлении, что оставлять. что убирать? Как принимается это решение — редактор сам или вместе с автором? (Маша Зяблова)

Если мы издаём книгу в бумажном виде, нас ограничивает бумага. Бумага дорого стоит и ограничивает нас. Но сейчас книги выпускаются и в электронном виде. В электронном виде можем себя не ограничивать. Конечно, любая книга в разумных пределах должна быть.

Можно ли редактору с текстом послать вопросы? Хочу поменять главы местами: главу 3 с главой 1. Ваше мнение. И подобные вопросы касательно мнения редактора. (Таня Трунева)

Можно задавать какие-то вопросы, можно написать преамбулу. Но на эти вопросы редактор ответит только в процессе работы. Когда он работу завершит, тогда он и ответит. Потому что отдельно отвечать на какие-то вопросы — это надо прочитать текст.

Возможна ли дистанционная работа автора и редактора над книгой? (Галина Ахсахалян)

Конечно, у нас же есть интернет.

Отсутствие оглавление — это очень плохо? Если текст почти не поддаётся разбивке на главы. (Алексей Патрашов)

Если это художественный текст, то возможно отсутствие разбивки на главы и отсутствие оглавления или содержания.

Спасибо вам за вопросы. Надеюсь, что-то было полезно. Наша задача — издавать хорошие книги, чтобы мы делились хорошим с читателем. В наше время это очень важно — делать хорошие, полезные и правильные вещи. Всем творческих успехов. До свидания!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: