электронная
180
печатная A5
700
18+
Чистое золото

Бесплатный фрагмент - Чистое золото

Книга стихов и поэм

Объем:
688 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-1569-9
электронная
от 180
печатная A5
от 700

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Думается, прекрасным сюрпризом для читателей станет книга стихотворений поэта Владислава Молочникова «Чистое Золото»! Он шёл в своём творчестве своим путём, разрывая все «путы» поэтической регламентации, излучая одарённость. Он заслужил народную Любовь стихами, создав собственную Творческую реальность. И Талант превратился в Гениальность! Какая безупречность и изысканность сюжетов, красочность изложения, блистательность эпитетов, «игра» метроритмами и стилевыми изысками! А жанровое разнообразие: поэмы, баллады, рапсоды, сонетность и стилизации! В содержании — от «приглашения» любоваться мельчайшими красотами природы — до познания Глубинных смыслов проблем Вселенского масштаба! Этакая Глобальность и разносторонность Мышления, выраженная в стихотворной форме — Удивительное, Эксклюзивное Явление! Повышенный уровень интуиции заставляет читателя размышлять в избранных сюжетах: об извечной неустроенности в сфере обыденного и суетного социума, о расстановке приоритетов — богатство и серость или непробивающийся из-за бедности процветающий Талант, о справедливости житейского пути, душевной уравновешенности, невидимом, но «витающем» запрете на Талант!

Особое удовольствие от чтения должна получить Женская половина читательниц! Любовная Лирика Волшебно — разнообразна: от первых случайных касаний и счастливого настроя, до распускающегося бутона влюблённости, о Таинствах в любовных отношениях! Любовь в стихах разнообразна в своих проявлениях: откровенно-умиротворённая, чистая и изменчивая, страстная и и всепоглощающая, изменчиво-игривая, отверженная, даже интернетная! Стихи понравятся и тем, кто долгие годы находятся в «состоянии ожидания» этого чувства, и тем, для которых долгий совместный «маршрут» только умножает совместное Время их Пути! Думается, этот кладезь Мудрых, Утончённых Мыслей — Сюжетов, искусно «дефилирующих» строками, — увлекут в Мир открытой для себя поэтом — своей Вселенной — безвременной и бесконечной! Ведь его, Это его высказывание: «Слова, соприкасаясь, создают Лучи, а Буквы — миллиарды мелодий» — Владислав Молочников!

Петрова Юлия Сергеевна. Обладатель Учёного Звания «Советник по Искусству» РАЕ; «Заслуженный работник Науки и Образования» РАЕ; Обладатель «Знака» за заслуги в Области Культуры Министерства Культуры РФ.

Рай без любви — есть ад!

***

Море — лечение души!

Над морем грозовые облака,

Сгущаются ненастные призывы.

Стихии смуглая рука

Приподнимает волнам гривы.

Небесный, панорамный ток,

Полоска света — наизнанку.

Рука вцепилась солнцу в бок!

И рвёт светило, как бумажку!

Берег в разводах пенных сил,

Песок вбирает перепады.

С навеса унесло настил,

Крик чаек, чайки шторму рады!

Море — лечение души!

Особенно в моменты гнева.

Целебный воздух осуши!

Парной, без вкуса перегрева.

Вверх ветер поднял паранджу

С глухонемого кругозора.

С восторгом на грозу гляжу!

Она закончится не скоро…

Рай без любви — есть ад!

Рай без любви — есть ад!

Мой ангел невесомый,

С улыбкой неземной.

Только с тобой — я дома,

Обласканный судьбой.

Ты занята обычно,

Землян сердца пусты.

Но знаешь ты отлично:

Я — солнце красоты!!!

Когда ещё планеты

Слонялись без орбит,

Я знал Творца секреты,

Был с изначальным слит.

Он был мощней и глубже,

Телесней и смелей.

Творил бескрайность тут же

Из ауры ночей.

Я в красоте купался

Волнующей, живой…

Лик звёздный распускался

Пурпурную зарёй.

Все ангелы прекрасны —

Из безупречных снов.

Возвышены и страстны,

Прозрачности покров…

Я был всех красивее!

Настолько, что они

От зависти зверея

Забыли чести дни.

Ревнителям прощенья

Без ревности — никак.

Я пережил гоненья,

Свет вызвал жгучий мрак.

Мой ангел, наши ласки,

Как шелка перелив.

Пусть потускнели краски,

Но импульс страсти жив.

Они напоминанье,

Что жизнь сильней утрат.

Вздымай моё желанье!

Рай без любви — есть ад!

Когда мужчина безразличен!

 Когда мужчина безразличен

Жене, любовнице, друзьям…

Он полемичен и циничен,

Так честно врёт, что верит сам.

Имея классную работу,

Жизнь без финансовых хлопот.

Облик его рождает рвоту,

Наружу рвущийся живот,

Одежда мятая, небритый,

В бессменной, потной пелене…

Словно с утра ворочал плиты,

Искал соль истины на дне.

Когда мужчина — между прочим,

Годами без любви коптит,

Становится он скрытным очень,

При этом много говорит.

Любовь гнездится в мелочах:

Сорочках глаженных и брюках,

До блеска чищеных туфлях,

Потока SMS в разлуках,

Домашней пище — каждый день,

Полной открытости постели…

А без неё — мужчина тень,

Ненужная, на самом деле.

Чтобы привлечь к себе вниманье,

Усилить женский интерес,

Припомнит он, как строил зданья,

И восходил на Эверест,

Взглядом смирял коней ретивых…

Любая тема — тут как тут.

И в этих достиженьях мнимых,

Один подтекст — его не ждут…

Если дама не желанна…

Если дама не желанна…

Остальное — мелкий вздор.

Кровоточащая рана,

Самосути приговор.

Если утром по дорожке,

Что петляет в парк лесной,

Не оценит её ножки

Дворник бранью расписной.

Если встречная красотка

Веки не опустит вниз.

Если в клетке канарейка

Не исторгнет: «Браво! Бис!»

Значит на пороге — горе,

Или проскочило в дом.

Значит старость встретит скоро

Косметическим кивком.

Сердце дамское тускнеет

Если в центре — не оно.

Взгляд игривый каменеет,

Будь, что будет! Всё равно…

Если дама не желанна,

Ну, какая это дама?!

Моя маська, не болей!

Моя маська, не болей!

Не болей, не надо!

Чай с лимоном чаще пей,

Скушай шоколада.

Полежи, поспи дружок,

Крепкий сон — награда.

Отлучись хоть на часок

Из под гнёта спада.

Обогрею лаской сны,

Ручки, губки, сердце…

Пробуждением весны,

Ты должна согреться.

Ломота сейчас пройдёт,

Жизнью ты любима.

Вижу, появился пот,

Хворь выходит зримо.

Вместе легче гнать недуг

В форточку забвенья.

Главное — настроить дух

На выздоровленье.

Знаю, будет хорошо,

Щечки заалели…

Чувство тяжести прошло?!

Ну, вставай с постели!

Ты моя киска!

Ты моя киска!

Ласки — волной.

Трепетно, близко,

— Рядом с тобой.

Лапочка, милая!

Маки — уста.

Очень красивая,

Словно — с холста.

Светлый пушистик,

Нежность — в крови.

Шелковый листик

— С древа любви.

Бьётся сердечко

В сердце моём.

Греешь, как печка,

Ночью и днём.

Дай, расцелую

Точки утех!

Душу родную,

Искренний смех…

Киска! Кисуля!

Сон — наяву.

Пылко люблю я

Мягкость твою.

Идеальные отношения

Ты такая лапа!

Добрая, смешная,

Рядом спишь без храпа,

Ножки поджимая.

Любишь апельсины,

Эскимо — в глазури,

Цвет небесно-синий,

Окончанье бури…

Лучик позитива

— В темном лабиринте.

Всё в тебе красиво,

Как в победном спринте.

Вкусно, мелодично,

Без ужимок пошлых.

Учишься отлично

На ошибках прошлых.

Знаешь меру слова,

Шатко жить с болтушкой.

Бац, пюре готово!

С жареной индюшкой!

Без упрёков, сор,

Радуемся свету.

Милой страсти взор,

Нас счастливей нету!

Черное платье и белый огонь

Ты прекрасна в чёрном платье

И к нему я не привык.

Утонченные запястья,

Обращённый к свету лик.

Каждый миллиметр тела

Содержанием храним.

Откровений королева!

Лжи, смывающая грим.

В черном платье, платье черном,

Ты выходишь на балкон.

Внешне выгляжу покорным

Красотой заворожен.

Линии сосков и бёдер

Обволакивает ткань.

Мне судьба вручила орден

С надписью, манящих тайн.

Подхожу беззвучно сзади,

И несу тебя в постель.

Возбужденье платье гладит.

Надо снять его скорей!

Ты податливее воска,

Влага близости кипит.

Аккуратная полоска,

— Восхищения магнит.

Платье чёрное — в полёте,

Вместо платья — буду я!

Слаще тортика твой ротик,

Белоснежная моя!

Поцеловать не каждый может!

Десятки сочных поцелуев

Я подарил тебе за час.

Ты просияла, пыл почуяв,

Мужчин подобных нет сейчас.

Поцеловать не каждый может!

Чтоб из-под ног земля ушла,

Чтоб расцвели цветы на коже,

Исчезли срочные дела…

Да, не магнат я толстощёкий,

Деньгами сдуру не сорю.

Но от меня исходят токи,

Способные увлечь зарю.

Здоровью лишнего не надо!

Целуйтесь, жизнь даётся раз.

Она не мука, а награда,

Она — губ слившихся экстаз!

Моим поклонницам!

Мои поклонницы!

Я — ваш поклонник!

Цветы бессонницы

— На подоконник.

Ночь — не для храпа,

Для ласк улетных.

— Всплеск аромата

Касаний томных.

Ночь — для разведки,

Разведки боем.

Мои конфетки!

Плоть успокоим!

Луна — в зените,

Единство стонов.

Любовь любите

Сильней влюблённых!

Цветы бессонницы-

Фиалки, розы…

Мои поклонницы!

Страшитесь прозы!

Иначе злоба,

Борьба со стрессом…

Любви — до гроба!

Моим принцессам!

Любовь настоящая — счастья заря!

Любовь бывает разных цветов и оттенков,

Смешная, трагичная, без денег, за деньги.

На длительный срок, короткая очень,

На взводе — с утра, ни шагу- без ночи.

С обилием слов, молчащая смирно,

Под шепот романса, с раскатами гимна.

Любовь изменяется с возрастом тоже…

Но лишь настоящая — с годами моложе!

Но лишь настоящая обходит привычки,

Не допускает жестокости стычки.

В ней столько тепла, гармонии, света,

Любовь настоящая — заботы планета!

Неповторимая свежесть событий,

Потребность быть рядом, в единой орбите.

Она так редка, но именно к ней,

Спешат на поклон миллиарды людей.

Достойных сама выбирает она,

Измерив поступком душевность до дна.

Кто с ней не встречался, считай, прожил зря!

Любовь настоящая — счастья заря!

Ангельский свет

Светишь! Летишь! Возрождаешь! Горишь!

Сама проживаешь и другим даришь жизнь.

Там, где есть ты — моментально аншлаг,

Из ничего — ростки всяческих благ.

Столько тепла, доброты, любопытства,

Там, где есть ты — лучисто и чисто.

Почти без косметики, а выглядишь броско,

Полвека уже, а всё внешность подростка.

Душой не кривишь, правдивость, как норма,

Но в достижение цели упорна.

Личико милое, глазки — алмазки,

Тебя, повстречав, я стал частью сказки.

В тебе сочетаются разные коды,

При этом ты цельная, символ породы.

Таких очень мало, вернее их нет!

И мне повезло встретить ангельский свет.

Узоры наших отношений

У тебя есть я, у меня есть ты!

Разлуки, встречи, надежды, мечты…

— Узоры на фоне вечной любви,

Развею невзгоды, лишь ты позови!

Двум половинкам — нельзя долго врозь,

Неповторимое сердцами срослось.

Если с другою придётся мне жить,

Знай, лишь тебя одну буду любить.

Умная чувственность, оригинал…

В хаосе копий — ты идеал!!!

Узоры сплетаются в общий узор,

Каждая мелочь важна до сих пор.

Время к привычкам встало спиной,

Радость касаний несется волной.

Ты — в моих венах, мыслях, душе,

Нас разделить невозможно уже.

Пусть под землёй обретает плоть кров,

С нами останется наша любовь!

И луна превращается в солнце!

Мне с тобой притягательно — пылко,

Вопреки обстоятельствам сложным.

Эту дрожь от носка до затылка

Передать на словах невозможно.

Каждый раз — широко и объёмно,

Горячо, возбуждающе, сильно,

Познавательно и верховно,

Упоительно и обильно…

Миллионы причин расстаться,

Подыскать вариант попроще.

Но покинуть круг нашего танца

Над обрывом — любви нет мочи!

Расстояние, время, пространство,

Пустяки, для целующих руки.

Ты — апрель моего постоянства,

Даже если — сугробы разлуки.

Вопреки — наша связь на подъёме,

Организм единый реально.

Только ты, никого тебя кроме!

Повсеместно, легко, гениально!

Феромон устилает нам ложе,

Когда хочешь, решенье найдётся!

Под гипнозом сверкающей дрожи

И луна превращается в солнце!

Мужское достоинство

Достоинство мужское,

— Правда правит словом.

Встречается такое

Реже с каждым годом.

Мужики, как бабы,

Сплетни распускают.

Взвинчены и слабы,

Рыкни — отступают.

Ищут лёгкой доли,

Прямиком — к безделью.

Всплеск случайной боли

В панике — неделю.

Таковы реалии,

Выкладки научные:

Женщины устали,

Всюду подкаблучники…

А мужчина это

В трудный час — поступок.

Он — источник света,

Кладезь умных шуток.

Трезвая ответственность

За детей, супругу.

Твердая уверенность:

Одолеем вьюгу!

Бытовой порядок,

Краны и розетки…

Чинит без опаски,

В силу личной сметки.

Главное в мужчине

— Отношенье к женщине.

Праздничной вершине,

С ней мечты повенчаны.

Не теряет времени,

Грубости даст сдачи.

С возрастом — мудрее,

Ну, а как иначе!

Не завидуйте друг другу!

Если зависть стала частью

Сущности твоей,

Позабудь дорогу к счастью,

Сам себя убей!

Эта жгучая зараза

Не смыкает глаз.

Гнев доводит до экстаза

Миллионы раз.

Вроде повод, как крупица,

Виден в микроскоп.

Сердце бешено стучится,

Мерзости потоп.

У завистников отпетых

Лица с желтизной,

Курят нервно сигареты,

Сыплют в сахар соль..

Чей- то статус — резво в гору,

Мир у ног — в глазах!

Только всё исчезнет скоро,

Прах вернётся в прах.

Не завидуйте друг другу!

Радуйтесь за всех!

И поставит вам в заслугу

Жизнь чужой успех.

Я не зову за собой!

Горы — в морщинах лавин,

Дух закатили в асфальт.

Я продвигаюсь один,

Как по луне — астронавт.

Будет, что будет, вперёд!

Сильный обязан идти.

Ждать, что опомнится сброд,

Значит себя подвести.

Ужас, запущенно как!

Грязь поглотила дела.

Созданный властью бардак

Крепче морского узла.

Мнительной, злобной толпой,

Проще всего управлять.

Я не зову за собой!

Некого к лучшему звать!

Благодарите от души!

Жестокий эгоизм — везде!

Откликнуться — поступок,

Помочь знакомому в беде,

Надменность — враг уступок.

Благодарите, если вам

Кто–то помог спокойно,

В жару поднёс воды стакан,

Сказал: «Не будет больно».

Дружить сознательно с добром

Способны единицы.

Младенцы, вскормленные злом,

Впитали злость волчицы.

Путь к лучшему предельно прост,

Крепите отношения!

От сердца к сердцу стройте мост

Сейчас, без промедления!

Благодарите от души,

Чтобы душа чужая

Встряхнула смело бремя лжи

И стала, как родная.

От этих будто мелочей

— Свершения в работе.

Признательность — вражды сильней,

Дух истины — в заботе.

Проигнорировав добро,

Взяв выгоды знамёна,

Мы состраданья серебро

Метлой вражды — из дома.

Благодарите от души!

Сорву цветов шары

На загородной даче,

Среди лесов и рек,

Мир видится иначе,

Я снова человек!

Сквозная раздражённость

Покинула меня.

Цветочная влюблённость

Присела у стола.

Любуется учтиво,

Как я жую омлет.

Естественна красива:

Пульс ямочек, берет…

Служа очарованью,

Родившийся искры,

К грядущему свиданью

Сорву цветов шары…

Монолог Абсолюта

Отражён триллионами лиц,

Восходящих из лона вселенных.

Постиженье не знает границ,

Ограниченность — вымысел бренных.

Драгоценные камни планет

— Лишь фрагменты моих украшений.

Вне материи — времени нет,

Нарастающей пытки мгновений…

В переливах скрещённых булав

У стихий выпрямляются перья.

Устремлений очищенных сплав

— Верный знак стержневого доверья.

Каждый атом бесчисленных сфер

— Проводник моего наслажденья.

Если космос воинственно — сер,

Голос флейты — в тисках заточенья.

Пригубивший служения мёд

Расширяет бессмертия реки.

Разрушает реальности гнёт,

Чтоб душа ликовала вовеки.

Поклоненья — целебны дары,

Безмятежный — внутри откровенья.

Мои пальцы вращают Миры

Не расходуя искры движенья…

Баллада о пропавшей экспедиции

1

Безлюдная, белая сфера,

Тернистая, долгая мгла.

Антарктика — воля и вера

— Без выделенья тепла.

Пружинит снежная масса,

Полярники ищут миры

Не видные спутникам НАСА,

Ведь космос — источник жары.

Под мерзлотой вековечной,

В подземных пещерах живёт

Отмеченный силой небесной,

Народ — чужедальних высот.

Полярники метят равнины

Однообразной среды.

В порыве открытий едины,

За ними плетутся следы.

Молчит ледяная пустыня,

Ей вырвала тайна язык.

Не выдаст Антарктика имя,

Звучащее мифам впритык?!

2

И вот, после вёрст невезенья,

Седой бородатый мужик

Заметил проход в подземелье,

Издав оглушительный крик.

Из грубого камня ступени

Вели в глубину тишины.

Казалось могучие тени

Домой возвращались с войны…

Полярники выгнули шеи

Пытаясь увидеть запрет.

Процент воплощенья затеи

Подпрыгнул до звёздных планет.

И тут, разорвав расстоянье,

Расправив расцветок крыла

Полярное вышло сиянье

Ночь стала предельно светла.

Лучистые, цепкие косы

Переплетались в узлы,

Снежинок кусачие осы

Метались разрозненно — злы.

Полярники, приняв сиянье

За подношенье судьбы,

Высотам несли восклицанья,

Коснулись престола мольбы?!

3

Их воспалённые очи

Проклятье свело слепотой,

Яд летаргической ночи

Стоны прошил немотой.

Храбрую экспедицию

Похоронила пурга.

Душам причастным к открытию

Славу пропели снега.

Вход в подземелье атлантов

Скрыла причастная мгла.

Рок охраняет гигантов

Не выделяя тепла…

В рубиновом дворце

***

В рубиновом дворце

Рубиновый дворец

— Среди дубовых крон.

Порхающий резец

Узорит твердь колон.

Когда минует прочь

В упряжке суета.

Приходит дева — ночь,

Прохладна и чиста.

За ней — лесная знать,

Божки из тростника,

Румяных гномов рать,

Два брата мясника…

С хрустальных люстр бежит

Светящейся каскад.

Враги из разных свит

Пьют вместе шоколад.

До утренних лучей

Не смолкнет праздник сфер.

Прозрачных скрипачей

Рубиновый размер.

Улыбки и тосты,

Влечение, экстаз,

Поющие цветы

В объятьях медных ваз.

Прощаясь дева — ночь

Задует блеск очей.

За ней растают прочь

Обличая гостей.

Дворец вновь опустел

На целые века.

Но стерегут предел

Два брата мясника…

Языческая рапсодия

1

Как прежде властвует луна,

Румянит истуканам спины.

Хотя промчались времена

Живых существ из мёрзлой глины.

На той земле сплошных ночей,

Кипящих лавою вулканов,

Полупрозрачных, диких фей,

Скал — в окруженье океанов…

Не унимала рык вражда

Глыбообразных великанов,

С гориллами Богини Льда,

За берега седых туманов.

2

При равной силе, как всегда,

С уловом — низменные духом.

Пали гигантов города,

Их одолели лживым слухом.

При помощи болтливых фей

Пространством овладела новость:

Богиня Льда — в огне страстей

Преодолела жизни скорость.

А без неё горилл войска

Расселятся в колючих кронах,

Наступят мирные века

Беспечных, будней однотонных.

И великаны, внемля лжи,

Защитные убрали станы.

Их вдаль манили миражи,

Густые, белые туманы.

Шары из снежного огня

Валили глиняные туши.

И те, предательство кляня,

Богини Льда вручали души.

Обломки сгинувших верзил

Лежат, как на подносе фрукты.

Ни постаментов, ни могил,

Местоименья «Ах, ты! Ух, ты!»

3

Луна — язычества вдова,

Румянит плечи истуканам.

Их сны пронзает дней трава

Не прикасаясь к древним шрамам.

Они ушли. От той поры

Остался только отблеск малый.,

Томленье ледяной жары,

Заставшие их гибель скалы…

Рыцарь и ведьма

(Сказка для рыцарей и ведьм)

1

В глухом, загадочном лесу

Бесстрашный рыцарь заблудился.

Он лицезрел берёз красу,

Покуда сумрак не сгустился.

Где отыскать в лесу ночлег?

Кругом таятся злые звери…

И даже в латах человек

Для них добыча в полной мере.

Широколицая луна

Струила липкие тревоги.

Как не увязнуть в сетях сна,

Когда усталость сводит ноги?!

Внезапно белоснежный дым

Окольцевал ночную чащу.

И рыцарь поспешил за ним,

Навстречу призрачному счастью.

2

Поляна, дом, заросший мхом,

Венчают жерди черепушки.

Костей разбросано кругом,

Как после дьявольской пирушки.

Назад — вперёд… тут из окна

Раздался голос несравненный:

«Почтенный рыцарь, я — одна,

Молюсь в глуши благословленной.

Останься в доме до утра,

Укажет солнца луч дорогу.

Румяных пирожков гора

Без гостя стынет понемногу».

Задребезжали черепки,

И словно обрели улыбки:

«Ну, рыцарь, стынут пирожки,

Хмельные пенятся напитки».

От этих добродушных слов

Сомнений прояснились очи.

Меч — на бедре, в конце концов!

Терпеть лишенья нету мочи.

3

Две комнатки: одна — в крестах,

В другой — лесных чудовищ маски.

Хозяюшка на всех парах

Внимания сгущает краски.

Гостеприимство через край,

В каждом движенье поиск силы.

И рыцарь будто, невзначай,

Целует нежно профиль милый.

Хозяйка не отводит взгляд,

Чтоб подстегнуть касаний волны.

Снять меч беспечный рыцарь рад,

С вином вздымая кубок полный.

4

Она лежит, как снег бледна,

А рядом спит воитель пылкий.

В пятнистой мантии луна

Ей шепчет: «Истина — в затылке».

Схватила ведьма ратный меч,

И нанесла удар с размаху.

Головушка скатилась с плеч,

Испачкав девичью рубаху.

Под утро свежий черепок

Проснулся на шесте у дома.

С кольев смешки: «Ну, что браток,

Дождался пышного приёма?!»

5

Шагнула ведьма за порог,

Швырнула рыцарские кости.

Глядит — продрогший пастушок

Торопится к хозяйке в гости…

Вавилонская блудница

Вавилонская блудница

— В горностаевых мехах,

По ночам мне стала сниться

Со слезами на глазах.

Перстни украшают пальцы,

Ожерелий перелив,

Напевает: «Мы скитальцы,

Отражения мотив…»

У блудницы вид царицы,

Поступь, жесты, губ изгиб,

Превосходством вся искрится,

Неземной причёски гриб.

Целомудренная нежность,

Не намёка на порок.

Лишь струится неизбежность

От неё наискосок.

Сны, как главы древней книги,

Перелистывает мгла,

Томного общенья миги,

Ощущенья из стекла…

Но сегодня я заметил,

В середине сна узрел,

В антрацитовые сети

Миллиарды спящих тел

Падали, как снега хлопья,

— Многоярусный покров.

И блудница исподлобья

Выжимала взглядом кровь…

Новогодняя сказка

1

Ты и я — за праздничным столом,

Сказочно трещат дрова в камине.

Весело войдёт с шампанским в дом

Новый год! И будет там отныне!

2

Я тебя ласкаю синим взором,

Нежно проникающим за край…

Ты румяная, без капельки укора,

Молча, излучаешь личный рай.

3

Память сохранила наши встречи,

Каждая из них — в душе со мной.

Близость украшали счастья свечи,

Распускались, как цветы весной.

4

Скоро полночь! Серебрятся звонко

Скрещенных бокалов голоса.

Во дворе вовсю метет позёмка,

В гости приглашая чудеса.

5

Мы выходим на балкон открытый,

Грею поцелуями ладонь.

Снегом улицы заботливо покрыты,

Шалью накрываю стан родной.

6

Крики радости лавиной нарастают,

От салютов — небо кувырком!

На твоих щеках снежинки тают,

Новый год встречаем мы вдвоём!

Овальное зеркало в траурном зале

Овальное зеркало в траурном зале

Висело на темной стене.

К нему подходили люди в печали,

Чтоб скрыться в его глубине.

Превозмогая горечь утраты

Смотрели в зеркальный поток.

Являлся мальчишка, закованный в латы,

Держащий терновый венок.

Глядящие в зеркало сознанье теряли,

Потом обретали покой.

Мальчишка снимал плавно латы из стали,

А с ними — тяжёлую боль.

Овальное зеркало треснуло в полночь,

Мальчик — прозрачнее льда.

Терновый венок, похожий на обруч,

Катился отсюда туда…

Мальчик и креолка

Утро крылья распустило

На морском, прибрежном спуске.

Акварельные ракушки

На песке пестрели мило.

Обнажённая креолка

В штильной нежилась пучине.

Как положено богине

Из рыбацкого посёлка.

Гибко ликовало тело

С морем строя отношенья.

Мальчик в позе восхищенья

Наблюдал за ней не смело.

Перед ним плескалась тайна

— В ореоле брызг солёных.

Как и он в неё влюблённых,

Мимолётно, пасторально.

Вкрадчиво тянулось зренье

К непорочности бесстыжей.

Развивался чубчик рыжий,

Постигая дрожь взросленья.

Девушка не замечала

Проникающего взгляда.

И была заметна рада

Морю цвета карнавала.

Верховный интим

Девочка для секса

Охраняла место,

Кожаной юбчонкой,

Трусиками грёз…

Ну, а если честно,

Девочка для секса,

Лишь во сне видала

Кадры диких поз.

Так, листала книжки,

Спорила с подружкой,

Ночью день искала,

Да вела дневник.

Трепетно ласкала

Игровые фишки,

Вызывая ночью

Светоносный лик.

Лик манил свободой,

Трепетной, домашней,

В почерневшей рамке

— Прямо над ковром.

Плавно возвышался

Над вечерней пашней

И печально таял

С лунным серебром.

Девочка для секса

— Тайных сил невеста.

Тёрлась о подушку,

Проникала в плоть.

Как любить прелестно

То, что бестелесно

И шептала жарко:

«Появись, Господь!»

Воздух очищался,

Становился звёздным,

Славно бесконтрольным

И дробясь огнём,

К ней Господь спускался

Кавалером стройным,

Чтоб святым экстазом

Опоясать дом.

Девочка для секса,

Как теперь известно,

Тлеет под землёю

В солнце и мороз.

Черви над фатою

Слёзы льют рекою

И шуршит марлёвка

Погребальных роз.

Жизнь, увы, не сказка,

Так порой жестока.

Новая невеста

Влюблена в Христа.

Как любить прелестно

То, что бестелесно.

Но опасней бритвы

— Божья красота.

Баллада о кленовом листке

Ветра осеннего, прелые ноты

С каждой секундой сильней.

На ветках пульсируют листья-сироты,

— Время жестоких дождей.

В алой листве прячутся галки,

Зрим увядания код.

Скрипят одиноко скамейки-качалки,

Наступит ли будущий год?!

В длинном плаще, походкой небрежной,

Иду сквозь вечерний хрусталь.

Голубоглазый, печальный и нежный,

Смотрящий, внимательно вдаль.

Низкие тучи, хмурые лица,

— Знаки сердечных утрат…

Мне на плечо лист кленовый садится:

«Здравствуй, октябрьский брат!

Что, обстоятельства воли сильнее?!

Не удержался, упал…

Лишь потому, что был прочих добрее,

Солнечных откликов ждал.

Я не швырну тебя, друг, на дорогу,

Сгинешь, кому ты такой!

Поспи на плече, сон развеет тревогу,

Хочешь остаться со мной?!»

Лист зарыдал, а может дождинки

Пустились, разнуздано в пляс.

Сорвался с плеча, чей -то шаг без заминки

Вдавил его в землю тотчас.

Я подбежал, рукой тронул, погладил,

В луже от грязи отмыл.

Люди за мной, наблюдавшие сзади

Не знали, чем занят я был.

Листок с той поры поселился в квартире,

Мой дом защищает от бед.

А осень опавшие листья транжирит

Во имя грядущих побед…

Междуречье

(эзотерическая поэма)

1

Я видел речные ракушки,

Девчонку, лишенную тела.

Она создавала игрушки

Из тёмно-зелёного мела.

В садах веселились жирафы,

Вращая пятнистые шеи,

Творцы, заслужившие штрафы,

Копали руками траншеи…

2

Я крался по улочкам узким

Гонимый мечтой иллюзорной.

Не Блок, не Есенин, не Пушкин,

— Запретных мотивов дозорный.

Вокруг удлинённые хари

Шептали цензурную гадость.

Я чувствовал запахи гари

И рядом, стоящую старость.

Она тормозила нахально,

А я ненавижу запреты!

Ведь старость, как сон виртуальна,

Слабее гонимых поэтов.

Отстала, я шёл без одышки,

Пока не возникла пещера.

В расщелинах ползали мышки,

Наверное, стан Люцифера?!

Из бездны неслись ароматы

Болотисто — сладкого тона,

И голос призывно-косматый

О чём-то настаивал сонно.

Я начал топтаться нервозно,

Ломая трескучие ветки.

Назад возвратиться не поздно,

Но стоит ли узнику клетки?!

Взлетали цветастые птицы,

Как майские залпы салюта.

Закат, освещающий лица,

Касался ресниц Абсолюта.

В пещере, наверное, черти

Срывают с прелестниц вуали,

Ремнеподобные черви

Обводят пропорции таллий.

Иду, каменистые своды,

Колючий, порывистый ветер.

Как глупо растрачены годы

И кто за растрату в ответе?!

Судьба человека ужасна,

Богатство, увы, не спасает.

Измены, недуги, лекарства,

Счастливых людей не бывает?!

Пещерной породы уступы,

И вдруг — перламутровый свет!

Галантно одетые трупы

Спешили на светский банкет.

Они были, словно живые,

Лишь в спинах торчали ключи.

Мальчишки и дамы седые,

Ученные и силачи.

Они танцевали кругами,

Плескался раскатистый смех,

Маня дорогими духами,

Блеснуть, согрешившим не грех.

Всё лгали церковные книги:

Котлы, клокотанье смолы…

Баллы! Музыканты! Интриги!

От яств прогибались столы.

Реальность ужаснее ада,

Реальность — единственный ад.

Людское, безумное стадо

Стремится, вернуться назад.

Назад к временам безобразным,

Где дрались за каждый кусок.

Уродство сроднилось с прекрасным

И мир угодил под каток.

Я робко прошёл в помещенье

И сел, озираясь, за стол.

Креветки, форель, объеденье!

В хрустальных фужерах ликёр.

Смычки кувыркались по струнам,

Я чувствовал взгляд — на спине.

Красавица с обликом лунным

Душой прикасалась ко мне.

Глаза её нежно шептали:

«Не бойся, обещанный друг,

Сознанье покинут печали,

Замкнётся разомкнутый круг.

У мёртвых великая сила

Из пепла мечты воскресать.

Что в жизни тебе не хватило

У нас ты сумеешь познать».

Она подошла ко мне сзади,

Я вздрогнул, прикрылся рукой.

Её золотистые пряди

Лиричной спускались волной.

Сошедшая с неба Богиня,

Из первых, ребяческих снов.

Она назвала своё имя,

Волшебное имя — Любовь!

Потом был пленительный танец,

Нимб счастья горел надо мной.

Неповторимый румянец

Лицо моё сделал луной.

Забыл я зигзаги к пещере,

Проблем бытовых мишуру…

Всё спуталось люди и звери,

Как листья — на встречном ветру.

Я трогал, упругие груди,

Ласкал завитушки лобка…

Что будет? То будет, то будет!

Давно жизнь пошла с молотка.

Я гладил прозрачное платье,

Вернее, что было под ним.

Нашёл, я нашёл своё счастье!

Реальное счастье! Не дым…

И тут осмелевшие руки,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 700