электронная
360
печатная A5
507
6+
Четыре ангела

Бесплатный фрагмент - Четыре ангела

Сказка

Объем:
222 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-6592-8
электронная
от 360
печатная A5
от 507

*

Четыре ветра, четыре сердца клевера

Четыре ангела. И первый — Ангел Севера.

Оттает иней и затихнет вьюга,

Когда часы запустит Ангел Юга.

Прогонит ночь и обратит к истокам

Восхода Ангел, прилетев с Востока.

А Ангел Запада уложит всех в постель.

И новогоднюю украсит ель.

ГЛАВА ПЕРВАЯ, В КОТОРОЙ ЕГОР И ВАСИЛИСА УЗНАЮТ ОБ АНГЕЛАХ

Самыми лучшими каникулами всегда были те, которые близнецы Егор и Василиса проводили у бабушки с дедушкой. А особенно здорово было праздновать у бабушки с дедушкой Новый год. В этом дети были совершенно уверены. Ведь у бабушки и дедушки — свой собственный деревенский дом, большой, теплый, пахнущий деревом и лекарственными травами, которые бабушка с лета держала возле печки. Из них она заваривала самые вкусные и ароматные чаи, которые так нравились Егору и Василисе. Иногда близнецы даже не хотели обедать, а хотели сразу пить чай. Правда, в таких случаях бабушка качала головой и говорила: «Значит, не голодные. Значит, подождем!» И все-таки, этот чай, да еще и с особыми медовыми сухариками, которые бабушка сушила здесь же, на большой старинной печке, — самое любимое лакомство зимних каникул!


Летом у бабушки и дедушки тоже было всегда весело и вкусно. Но зимой — особенно! Когда за окнами лежали голубоватые сугробы, в печке трещали дрова, и все сидели в креслах, закутавшись в пледы, и, приоткрыв дверцу печки, смотрели на огонь.


Вот и в тот день, тридцатого декабря, все было именно так. Только начинало смеркаться. Бабушка заварила свой знаменитый травяной чай, поставила чашки на маленький столик у печки. Все расселись по креслам. Дети грызли медовые сухарики и смотрели на огонь. Дедушка с Егором занялись загадками. Все, что требовалось, это, услышав загадку, начать спокойно рассуждать. Только так можно медленно, но верно найти решение.

«Ну-ка», — сказал дедушка. — «А эту — знаешь? Снег на полях, лёд на водах, вьюга гуляет. Когда это бывает?»

«Эту — знаю!» — рассмеялся Егор. — «Легкотня! Это зима!» — Егор и Василиса учились уже в четвертом классе, и знали множество загадок.

«Вот это да!» — удивился дедушка. — «Что ж это, теперь детишек в начальной школе учат загадки отгадывать?» — Он, наверное, думал, что в начальной школе учат только писать и считать.


«Дедушка, это мы проходили еще в детском саду!» — сказал Егор.

«В детском саду! Ну, тогда я загадаю что-нибудь посложнее…» — и дедушка замолчал, подбирая новую загадку. Егор повернулся и стал смотреть, как бабушка учит Василису распутывать пряжу.

«Найди один-единственный хвостик. Это место, где заканчивается нитка», — говорила бабушка, протягивая внучке разноцветный колтун шерсти. И Василиса быстро нашла «хвостик». «Вот он, вот он!» — радостно закричала девочка.

«Очень хорошо», — кивнула бабушка. — «Теперь медленно тяни его, пока не увидишь, где он перекрещивается с другими нитками… Вот так, правильно. Смотай маленький клубочек из этого хвостика. И начинай его освобождать из-под других ниток, как будто он выползает из-под травы и веток…»


«Ну, что ж», — внезапно дед хлопнул себя по коленям. — «Вот тебе новая загадка», — Он закрыл глаза и медленно, раскачиваясь из стороны в сторону, заговорил, как будто читая вслух стихи из книжки:


«В замке, в замке ледяном

Среди вечной мерзлоты

Громко хлопает крылом

Прячет в лёд твои мечты.

Спросишь — промолчать не сможет.

Правду должен говорить.

А иначе будет в небе он с драконами парить».


Егор замер. Он попытался рассуждать, как его всегда учил дедушка. О ком эта загадка? Кто живет в замке ледяном? Может, Дед Мороз? Но тогда причем тут крыло? А мечты? Да еще и правду должен говорить, иначе… Драконы? Какие-такие драконы?


«Дедушка, я не знаю, кто это. Может, Дед Мороз?» — уже ни на что не надеясь, спросил Егор.

Дедушка засмеялся: «Разве это похоже на Деда Мороза? Дед Мороз — добрый! А этот — явно злой!»

«Дедушка, а подсказка есть?» — спросил Егор. Когда кто-то из них — либо мальчик, либо дед, — заходили в тупик, они не стеснялись просить подсказку.

«Подсказка была бы хороша, если бы…» — тут дедушка внимательно посмотрел на Егора. — «Я вдруг подумал… А знаешь ли ты того, о ком здесь идет речь? Только представь себе, я бы загадал загадку про какой-то фрукт, который ты никогда не видел и не пробовал. Вряд ли тебе бы помогла тут подсказка».

«То есть, я и правда могу и не знать, о ком говорится в этой загадке?» — удивился Егор. Такого он от дедушки не ожидал. Это не честно: загадывать загадки о ком-то неизвестном!

«Теперь мне кажется, что это именно так», — вздохнул дедушка. «Знаешь ли ты про Ангела Севера?»

«Нет, нет! Расскажи!» — воскликнул Егор. Он очень любил загадки, но еще больше он обожал сказки.

«Расскажи!» — подхватила Василиса. Она тоже всегда с удовольствием слушала сказки. Девочка только что смотала первую нитку в клубочек, и приступила к освобождению второй нитки.

«Это интересная сказка», — ободряюще кивнула бабушка. — «Расскажи им».

«Это не сказка», — медленно начал дедушка. — «Ведь у сказки обычно есть сюжет, есть начало и конец, как у бабушкиных ниток. А это — быль. И поэтому она без начала и без конца».

«Все равно расскажи!» — закричали близнецы.


«Ну, хорошо. Вы, дети, знаете, что есть четыре стороны света?» — спросил дедушка.

«Знаем, знаем!» — сказали хором Егор и Василиса. — «Север, юг, запад, восток!»

«Правильно», — похвалил их дедушка. — «Так вот. У каждой стороны света есть свой ангел. И Ангел Севера — тот, о ком моя загадка. Этот ангел — самый злой из всех ангелов, ведь у него ледяное сердце. Он приходит вместе с вьюгой и царствует лишь одну ночь в году — предновогоднюю».

«Дедушка!» — сказал Егор. — «Предновогодняя ночь — это сегодня!»

«Поэтому я сегодня про него и вспомнил. Это его самое любимое время года. Ведь он питается человеческими мечтами, а когда люди больше всего мечтают?»

«Наверное, перед Новым годом?» — спросила Василиса, сматывая очередной клубочек.

«Правильно!» — сказала бабушка.

«Правильно!» — повторил за ней дедушка. — «Перед Новым годом люди ждут подарков и много мечтают. Они загадывают желания и представляют себе, что найдут завтра под елочкой. Вот эти-то мечты — и есть любимое лакомство Ангела Севера!»

«Поэтому в загадке он мечты прячет в лёд?» — спросил Егор. Ему стало немножко не по себе от этого страшного ангела, но он пытался сделать вид, что не боится, а потому стал разбирать дедушкину загадку.

«Это — стишок», — хитро улыбнулся дедушка. — «В стихах частенько все не совсем так, как в реальности. Иногда, например, бывают преувеличения. Ради рифмы или просто, ради красного словца. А правда в том, что он их действительно ест! Как вы едите эти бабушкины сухарики! И это — единственное время в году, когда он, бедолага, может как следует наесться!»

«А что значит, ест мечты?» — Егор поежился. Дедушка сказал, что это быль. Неужели Ангел Севера и впрямь существует?

«Ну, вряд ли он их прямо грызет и жует… К тому же, у некоторых мечты такие, что, должно быть, никаких зубов не хватит!» — дедушка рассмеялся. — «Представьте себе мечту, например, стать президентом всего мира! Об такую можно все зубы поломать!»

Дети и бабушка тоже засмеялись. «А если серьезно, то он ими просто питается. Они дают ему силы. И, надо сказать, когда он съедает очередную мечту, она уже не сбывается. Вот поэтому в мире так много несбывшегося!»


«А почему он правду должен говорить?» — снова спросил Егор.

«О-о, это заклятие, которое на злого Ангела Севера наложило древнее и доброе животное — Большая Лосиха!» — ответил дедушка. — «Ангел Севера попытался продать ее деток, маленьких лосят, в рабство людям. В обмен он требовал все больше и больше человеческих мечт. Когда Большая Лосиха узнала об этом, она ушла на берег Северного Ледовитого океана и там, с помощью своей подруги, Царицы Китов, наложила на Ангела Севера заклятье. Теперь он на любой вопрос должен обязательно дать ответ, и соврать не имеет права. Только — правдивый ответ».

«А что будет, если он соврет?» — спросила Василиса. Ей тоже не нравился Ангел Севера, но она почему-то не так боялась, как Егор. Разве можно бояться небылиц?

«А если он соврет, то будет наказан», — сказал дедушка. С этими словами он открыл дверцу печки пошире и подкинул в огонь дрова.

«А кто его накажет?» — дети не понимали, кто может быть сильнее такого могущественного волшебника, как Ангел Севера.

«Заклятье и накажет. Это такое волшебство, похожее на обязательство. Если заклятье будет нарушено, то Ангела Севера прогонят с нашей планеты в далекий космос, и там он будет страдать от голода, прикованный к Созвездию Дракона!»

«Так вот откуда эти драконы, с которыми он в небе будет парить, как сказано в загадке», — проговорил Егор. Его вдруг испугала новая мысль: существует не только злой Ангел Севера, но и драконы!

«А почему он будет страдать от голода?» — не унималась Василиса.

«Потому что в космосе нет людей. И, значит, ему не удастся съесть ни одну мечту!» — ответил дедушка.

«А космонавты?» — прищурился Егор. Он не был уверен, что в космосе есть инопланетяне. Но космонавты-то часто там бывают.

«Этому ангелу космонавтов слишком мало. Сколько всего космонавтов? Ну, допустим, десять. Или даже меньше. А сколько людей, которые перед Новым годом мечтают и загадывают желания? — Миллионы!» — сказал дедушка.

«То есть, хорошо будет, если Ангел Севера нарушит заклятье?» — медленно проговорила Василиса. Ей очень хотелось, чтобы этот злой ангел ошибся и чтобы его отправили подальше с Земли, в космос.

«Он же не глупый. Он не хочет быть изгнанным», — пояснила бабушка.

«Ну, и кроме того, это было бы опасно для всей нашей планеты. Ведь, если Ангел Севера покинет Землю, то льды Арктики растают, и на нашей планете будет новый потоп. А за ним последует новый Золотой Век, как это уже бывало в глубокой древности…» — добавил дедушка.

Егор закрыл глаза и представил себе, как на их деревню накатывает огромная морская волна, пропитывая собой сугробы и подбираясь прямо к их уютному домику…

«Стра-а-ашно», — прошептал он.

«Потоп? Конечно, страшно», — кивнул дедушка. — «Поэтому никто этого не допустит. Ни люди, ни ангелы».

«А другие ангелы? Ты не рассказал!» — спохватилась Василиса. Она надеялась, что они будут уже более симпатичными и не такими врединами, как этот Ангел Севера.

«Конечно, главный противник Ангела Севера — Ангел Юга», — начал дедушка. — «Им никогда не победить друг друга, но они постоянно воюют».

«Как солдаты? С автоматами?» — спросил Егор. Он представил себе двух огромных ангелов, лежащих в окопах и целящихся друг в друга, как на войне.

«Нет, конечно, детка», — бабушка погладила Егора по голове.

«Ангел Юга победит Ангела Севера, если Ангел Севера нарушит заклятье и соврет», — сказал дедушка. — «То есть, вроде бы, главная задача Ангела Юга — вынудить Ангела Севера сказать неправду. Однако Ангел Юга тоже не хочет, чтобы нас всех затопило и мир изменился. Поэтому он изо всех сил пытается хитрить. Кстати, характер у него гораздо лучше, чем у Ангела Севера. Он очень щедрый. Если он приходит зимой, то может творить разные чудеса — ананасы в снегу выращивать, например».

«А подснежники в декабре? В лесу? Как в сказке „12 месяцев“?» — спросила Василиса. Это была одна из самых ее любимых сказок про зиму. Она ее любила даже больше, чем «Щелкунчика».

«Правильно!» — улыбнулся дедушка. — «Это его работа! Он умеет согревать и возвращать к жизни, но делает он это не бесплатно»…

«За деньги?» — удивился Егор. Он вспомнил, как у папы однажды сломалась машина. И папин друг, дядя Саша, починил ее. Дядя Саша не хотел брать денег с папы, но папа все равно заплатил ему, сказав: «Любая работа должна быть оплачена».

«Не-ет!» — засмеялись дедушка и бабушка. — «Конечно, нет! Зачем ангелу, волшебнику деньги?!»

«Ну, купить что-нибудь…» — подсказала Василиса смутившемуся Егору. Она всегда была на стороне брата.

«Они могут наколдовать себе все, что угодно. Им деньги не нужны!» — объявил дедушка. — «Итак, что же хочет за свою помощь Ангел Юга? Есть догадки?»

«Нет догадок!» — хором признались дети.

«Он не хочет, чтобы Ангелу Севера достались человеческие мечты. И потому он сам хочет их получить. А как это сделать? Можно, конечно, уподобиться Ангелу Севера и съесть мечты. А можно их исполнить!» — дедушка потер руки так, словно ему предстояло какое-то очень приятное дело, и он был готов поработать. — «Как же Ангел Юга выбирает, какие мечты ему съесть, а какие — исполнить? Он, конечно, хитрюга, этот ангел. Но он очень и очень старается быть справедливым. И потому исполняет желания. Не все, конечно. А некоторые. Особенно он печется о детях и несправедливо обиженных людях. Выглядит это так. Было у человека все плохо, и вдруг — нежданный подарок! Да и еще и такой, какой тот давно хотел! Это постарался Ангел Юга!»


Дети слушали его с широко открытыми глазами.

«А помнишь, однажды папа потерял работу», — затараторила Василиса. — «А потом они с мамой выиграли билеты в кино!»

«Точно!» — закричал Егор. — «А еще, помнишь, я поссорился с Митей, и мы даже немножко подрались…» — Егор посмотрел на бабушку и дедушку. Те вздохнули и покачали головами. — «Ну, немножко подрались, совсем чуть-чуть», — протянул Егор. — «Я вообще не люблю драться. И не умею. Так что дрался Митя. А я потом на газоне нашел живую черепаху!»


«И у меня было такое!» — глаза Василисы еще больше расширились. — «Помнишь, я гуляла с соседской собачкой Мопсой, и меня окатила грязью машина! А потом я пришла домой и нашла в холодильнике пирожное, хотя еще утром мама сказала, что мы все пирожные съели!»


«Дети, дети», — сказал дедушка. — «Все, о чем вы говорите, действительно похоже на подарки Ангела Юга! Но я вам еще не все рассказал! Если вам нужна помощь — не простая помощь, а действительно, очень важная помощь, за которую не жаль расстаться с одним из своих сокровенных желаний, то Ангела Юга можно вызвать!»

«Прямо сейчас можно?» — зачарованно проговорили близнецы. Пожалуй, если бы они стали вызывать какого-нибудь ангела вместе с бабушкой и дедушкой, это было бы не так страшно.

«Ну… Можно и прямо сейчас. Но зачем? О чем вы его попросите и что дадите взамен?» — спросила бабушка.

«Не знаю… Не знаю…» — признались дети. Они бы вызвали ангела просто так, ради интереса, но ведь тогда, наверное, его появление придется оплатить какой-нибудь своей мечтой… А этого ни Егору, ни Василисе совсем не хотелось.

«Так вот. Вызвать его можно только с помощью солнечного зайчика», — сказал дедушка. — «Глядя на зайчик, нужно произнести свое самое сокровенное желание. Три раза. Это желание должно быть действительно очень сильным, и надо понимать, что оно и впрямь может никогда не сбыться».

«Теперь я буду бояться думать о своих желаниях, когда буду смотреть на солнечные зайчики», — вздохнула Василиса.

«И будешь все равно о них думать», — хмыкнул Егор.

«Это точно», — грустно кивнула Василиса.

«Произнести вслух три раза!» — подчеркнул дедушка. — «А не просто подумать. Просто подумать — это не считается».

«Тогда не так страшно», — улыбнулась Василиса.


Позже и Егор, и Василиса с грустью и нежностью вспоминали этот разговор. То, что тем вечером рассказывали бабушка и дедушка, не раз помогло близнецам выстоять и выжить. Но пока что никто, конечно, не подозревал, какие страшные испытания ждут этих детей. Они сидели вчетвером у печки и пили вкусный бабушкин чай, заедая его медовыми сухариками.


«А есть ведь еще два ангела?» — напомнил деду Егор.

«О, да!» — кивнул тот. — «Ангел Востока и Ангел Запада. И они, конечно же, не слишком дружат между собой. Как и Ангел Севера с Ангелом Юга. Ангел Востока — очень суров. Но несет с собой свет. Он может осветить самую темную ночь и дать сил заблудившемуся путнику. Он помогает выйти из лабиринтов и найти утерянное».

«Из лабиринтов? Таких, как этот?» — Василиса, смеясь, показала на спутанные пестрые нитки.

«Из таких — тоже!» — кивнул дедушка. — «Он любит хороших работников, и помогает только в обмен на усилия. Лентяи его злят, если ему не удается наставить их на путь истинный, Ангел Востока впадает в ярость».

«А как он их наставляет на путь истинный?» — спросил Егор.

«Что-то подбрасывает им. Какие-то возможности. Обычно это то, что потеряли другие. Новую работу, например. Удачу в делах. Или даже деньги».

«Точно! Когда папа потерял работу, он месяц сидел дома, а потом ему позвонили, и сказали, что место освободилось, и он может выйти на работу в другую фирму!» — воскликнула Василиса. Ей было приятно вспомнить, как папа радовался новой должности и как он в первый же выходной отвел всю семью в ресторан, чтобы отпраздновать это событие.

«Возможно, это как раз дело рук Ангела Востока», — согласился дедушка. — «В общем, он дает три шанса. Если человек неудачник или просто лентяй, и не смог воспользоваться подарками Ангела Востока, или даже попросту спустил их на ветер, тогда Ангел Востока отворачивается от него. С этого момента несчастному грозит смертельная опасность».

«Как это?» — удивились дети.

«Ангел Востока все освещает. И помогает найти — потерянные вещи, дорогу домой, что-то очень важное… Так вот, если Ангел Востока отвернулся от кого-то, то этот человек рискует запутаться, не найти дорогу домой, и даже потерять самого себя», — ответил дедушка.

«А как можно потерять себя?» — снова спросили Егор и Василиса. Они знали, что можно потеряться, например, в незнакомом лесу. Но потерять самого себя! — Им казалось, просто невозможно.

«Скажем, заснуть и запутаться в собственном сне», — пояснил дедушка. — «Просто не найти выхода в явь и не проснуться. Или потерять свой дом, своих близких, свой город. И стать бездомным в чужой стране».

«Как бездомная кошка?» — спросила Василиса. Они с Егором и мамой однажды подобрали потерявшуюся кошечку, хозяев так и не нашли, и в конце концов оставили ее себе. Так кошка Зяка стала их всеобщей любимицей и главным товарищем по играм.

«Да, детка, как кошка. Или собака», — кивнула бабушка.

«Придется всегда что-то делать и никогда не отдыхать. А то потеряемся», — заметил Егор. Он вспомнил, как иногда ему в выходные не хочется помогать маме по хозяйству и делать уроки, а хочется просто поваляться на диване и посмотреть мультики.

«Нет-нет-нет, иногда надо отдыхать», — покачал головой дедушка. — «А не то ты рискуешь рассердить Ангела Запада!»


«Как это все тяжело!» — вздохнула Василиса. Она пришла к выводу, что надо непременно запомнить все про ангелов, чтобы ни за что никого из них не рассердить.

«На самом деле, это обычная жизнь», — сказала бабушка. — «Если вы присмотритесь, то поймете, что все так и живут, по этим самым правилам. И вы тоже так живете. То учитесь в школе, делаете уроки, то помогаете родителям по дому, а то отдыхаете — играете с друзьями, смотрите мультики… Так что не надо ничего бояться, но надо чувствовать, что в жизни должно быть и то, и другое. И работа, и отдых. Все ангелы должны быть довольны».

«И даже Ангел Севера?» — прищурился Егор. Он вспомнил о злом ангеле, который, наверное, бывает довольным лишь тогда, когда сделает кому-нибудь какую-нибудь пакость.

«И даже Ангел Севера. Некоторые мечты не должны сбываться. Может, если бы они сбылись, они нанесли бы кому-то вред. Например, ты не готов к уроку. И хочешь, чтобы урок отменили. И ты не задумываешься о том, что его отменят потому, что твоя учительница заболела. Ей стало плохо и она попала в больницу», — рассуждала бабушка. — «Урок отменили, мечта сбылась. Но это стало следствием большого вреда здоровью учительницы. Так что, прежде, чем чего-то хотеть, хорошо бы задумываться о том, каким образом это могло бы исполниться. И не стало ли бы от исполнения твоего желания кому-то плохо».

«А я вот не согласен», — внезапно сказал дедушка. — «Может быть, учительница хотела заболеть? Она не могла взять отпуск. И в это утро она пожелала, чтобы ее уроки отменились… И поэтому она попала в больницу?»

«Кто же хочет болеть?» — с недоверием спросила Василиса. Она не могла поверить, что кому-то может захотеться кашлять, сморкаться и лежать в кровати, когда можно было бы гулять, играть с друзьями и веселиться.

«Иногда взрослые хотят заболеть, чтобы не работать», — вздохнул дедушка.

«Ну, не преувеличивай», — фыркнула бабушка. — «Взрослые, может, и хотят заболеть, но понарошку. Чтобы на работу не ходить, и в больнице тоже не лежать».

«Тут уж как повезет», — настаивал дедушка. — «Не все же умеют правильно загадывать желания. Решил человек пропустить работу по болезни. И — на тебе. Болезнь. Да еще какая! Даже в больницу загремел!»

«А это значит, что этого человека туда отправил Ангел Востока? Он на этого человека рассердился?» — спросил Егор.

«Кто знает, кто знает…» — задумчиво пробормотал дедушка и снова подбросил в печку дрова.


«Давайте я еще сделаю чай?» — предложила бабушка. Она поднялась с кресла, собрала чашки с чайного столика и отправилась на кухню, заваривать травы.

«А про Ангела Запада ты расскажешь?» — напомнил Егор.

«Конечно. Этот ангел вам понравится», — улыбнулся дедушка. — «Ведь это — самый веселый ангел. Он сам любит веселиться и других любит веселить. Он любит, когда люди отдыхают. Он приходит только вечером и остается до утра. И они всегда соперничают с Ангелом Востока. Ангел Востока хочет заполучить больше работников, а Ангел Запада — больше гуляк. Иногда Ангел Запада убеждает хороших работников, сидящих на работе допоздна, пуститься во все тяжкие, чтобы только Ангел Востока на утро не получил обратно своего трудягу».

«Как это — во все тяжкие?» — удивились дети.

«Пуститься во все тяжкие — значит, веселиться и праздновать, не зная меры. Например, Ангел Запада может убедить человека не ложиться спать, а пойти, например, в ресторан. И там сидеть до утра», — попытался объяснить им дедушка.

«А помнишь, мама засиделась в офисе, а потом ее начальница и другие подруги решили пойти что-то праздновать, и мама пошла с ними?» — спросила Василиса Егора.

«Да, а потом мы проснулись утром, а мама только что приехала на такси», — подхватил Егор. — «Хорошо, что уже наступили выходные!»

«Вот-вот-вот», — закивала бабушка, внося на подносе чашки с ароматным чаем. — «Это как раз очень похоже на Ангела Запада!»

«С одним только «но», — покачал головой дедушка. — «Были выходные. Ангел Запада пытается навредить Ангелу Востока только в будни. Но, видимо, на этот раз никто ни с кем не боролся. И оба ангела остались довольны».

«Только папа не был доволен», — нахмурился Егор. — «Он сказал, что ему плохо спалось без мамы».

«А мама тоже не была довольна», — согласилась с ним Василиса. — «Она устала!»

«Это бывает, когда слишком много празднуешь», — подмигнул близнецам дедушка.

«А по выходным и по праздникам, значит, Ангел Запада — добрый?» — спросил Егор.

«Как тебе сказать…» — задумался дедушка. — «Он добрый. Но немножко бесшабашный. На самом деле, как раз по праздникам Ангел Запада бывает опасен. Он так веселится, что забывает обо всем на свете и поощряет абсолютно любые проказы, даже смертельно опасные».

«Например, может электрическое замыкание устроить?» — спросила Василиса.

«Замыкание — это ерунда!» — возразил Егор. — «Может, наверное, дом спалить!»

«Дом спалить может», — подтвердил дедушка. — «Вот люди будут праздновать, забудут обо всем на свете, оставят горящие свечки в гостиной. Или плиту не выключат… И — пожалуйста».

«А если Ангел Запада веселится так, что забывает обо всем на свете, тогда разве он виноват в том, что дом сгорел? Он же забыл обо всем!» — возразил Егор. Ему всегда казалось, что, если ученик забыл сделать домашнее задание, то это не его вина. Хотя, конечно, ни родители, ни учительница с ним согласны не были.

«Ты прав, мой мальчик», — дедушка погладил Егора по голове. — «Он забыл обо всем. И, наверное, в каком-то смысле ни в чем не виноват. Но ему нельзя было забывать, ведь он отвечает за веселье. И за ночь веселья. Вот в чем вопрос».

«То есть, дом сгорел не потому, что Ангел Запада злой?» — не унимался Егор.

«Не потому», — согласился дедушка. — «Мы же уже знаем, что он добрый. Но он не внимательный. Он слишком веселый. Поэтому многого от него ждать нельзя. Если люди решили веселиться, то они должны обязательно соображать, что делают. И не пускать веселье на самотек».


«Я все распутала!» — радостно закричала Василиса.

«Ангел Востока тебя наградит!» — замогильным голосом произнес Егор. Бабушка и дедушка рассмеялись.

«Ну, раз ты такая молодец», — сказала бабушка, складывая аккуратные разноцветные клубочки в маленькую корзинку. — «Вот тебе приз! Я давно хотела тебе подарить одну свою старую брошку…» — С этими словами бабушка приколола к теплому свитеру Василисы круглую брошь в тонкой серебряной оправе. Брошь была украшена старинной лаковой миниатюрой: на угольно-черном фоне раскрыла свои пылающие крылья прекрасная птица с лицом царевны в богато украшенной короне.

«Спасибо, бабушка! Как красиво…» — прошептала Василиса, разглядывая брошку.

«Пусть это будет твой талисман», — сказала бабушка. — «Эта брошка тебе принесет удачу».

«А кто тут нарисован?» — спросил Егор.

«Это алконост, древняя райская птица», — пояснила бабушка. — «У нее очень красивый голос, она прекрасно поет и знает множество волшебных песен. Правда, не все могут выдержать ее пение. Оно слишком громкое и слишком… волшебное».

«Ну, а это все-таки сказка?» — с подозрением спросил Егор. Он чувствовал, что уже толком не знает, где выдумка, а где — быль.

«Все легенды и сказания прошлого выглядят так, как будто бы этого никогда не могло происходить», — сказал дедушка. — «Но ведь точно знать этого мы не можем. Говорят, раньше на земле водились и алконосты, и русалки, и лешие… А некоторые и сейчас их встречают, да только обычно таким рассказчикам никто не верит».

«Почему? Я верю!» — воскликнула Василиса.

«И я!» — кивнула бабушка. — «А алконост еще считается хорошим почтальоном. Когда он спускается на землю, он приносит вести с небес».

«Дорогой алконост», — Василиса погладила брошку. — «Принеси мне добрые вести из рая!»

«Уже принес», — улыбнулся дедушка. — «Весть первая. Ты молодец, что помогла бабушке распутать нитки. Весть вторая. Завтра — праздник, Новый год!»

«Ура-а!» — завопили дети, вскочили со своих мест и принялись бегать друг за другом по комнате.


Так прошел этот день, ставший началом странных и страшных приключений, которые выпали на долю Егора и Василисы. Вечером, укладываясь спать, Василиса переколола брошку с алконостом на свое ночное платьице. «Пусть алконост придет ко мне во сне», — сказала она. Она еще не знала, что спать в эту ночь ей не придется…

ГЛАВА ВТОРАЯ, В КОТОРОЙ ПОЯВЛЯЕТСЯ АНГЕЛ СЕВЕРА

Пожелав детям спокойной ночи и поцеловав их в лобики, бабушка и дедушка выключили свет и отправились вниз по лестнице, в гостиную.

Егор и Василиса лежали в кроватях и, как завороженные, смотрели на новогоднюю елочку. Бабушка и дедушка разрешили им засыпать с включенной гирляндой, которая плавно зажигалась и гасла среди пушистых веток и стеклянных игрушек. Но детям не спалось.

«Как ты думаешь», — прошептал Егор. — «Это все правда? Про ангелов?»

«Думаю, нет», — вздохнула Василиса. — «Это еще одна сказка. Хотя, если бы сняли такое кино, я бы с удовольствием его посмотрела. Наверное, это было бы красиво».

«Да, я бы тоже посмотрел такое кино… Со спецэффектами! Но и сказка тоже хорошая. Потому что действительно многое похоже на правду», — возразил Егор.

«Что, например?» — спросила Василиса.

«Например, помнишь, про работу вечером, про Ангела Востока и Ангела Запада… И про мечты, которые не сбываются», — сказал Егор.

«Да, я уже об этом забыла, но сразу вспомнила, как только ты мне сказал», — кивнула Василиса и подоткнула себе под щеку подушку, чтобы лучше видеть брата, лежавшего на соседней кровати.

«А насчет подарков на Новый год»… — начал Егор. — «Ты бы что хотела?»

«Ну, я бы хотела… Я бы хотела…» — глаза Василисы загорелись в разноцветных бликах, которые тихо ползли по комнате. Она окинула взглядом елочку и вдруг заметила на ней старые игрушки. Тут были и проволочные кораблики, и ветхие снежинки, словно обсыпанные сахаром, и куколки-клоуны в пышных шароварах и длинных колпачках с помпонами, и сияющие шарики с облетевшей серебрянкой, на которых еще видны были узоры в виде елочек… И девочка принялась перечислять все, что только могла придумать: «Я бы хотела новую куклу… Хотела бы сладкого — пирожных и леденцов в виде петушков… Платье с вышитыми на нем елочками… Деревянный кораблик, чтобы запускать его летом на озере… Лучше, чтобы это был парусник из лакированного дерева… Еще… Еще…» — она запнулась.

«Ничего себе!» — возмутился Егор. — «Ты что же, считаешь, что тебе это все подарят? Столько подарков?!»

«Нет, ну, хотя бы что-то из этого», — смущенно сказала Василиса. — «А ты? Что ты хочешь получить на Новый год?»

«Я хочу новый велосипед. С фонариком и удобным сидением. И с багажником. И с отражателями!» — сказал Егор. Но Василиса не слушала его. Она как завороженная смотрела на елочку, вглядываясь в самую гущу ветвей. Там, за мишурой и лампочками гирлянд, виднелись силуэты самых старых, самых потертых игрушек. Это были столетней давности картонажи — бумажные фигурки, покрытые серебристой и золотистой краской, которые вырезала еще прапрабабушка близнецов, когда была такой же маленькой, как они.


«А еще я хочу… Сапожки… Хочу новую сумочку… Хочу живого котенка! И живого кролика! Хочу шляпку, как у феи, хочу кукольный домик, хочу флакончик духов…» — Василиса, пытаясь ничего не упустить, перечисляла то, что изображали старинные игрушки. С каждым словом ее голос становился все более слабым, казалось, она сейчас просто провалится в сон. Но тут за окном как-то странно завыла вьюга, Егор приподнялся и отодвинул занавеску, и увидел, как через черный воздух пролетают белые и голубые вихри, они разрезают темноту и бьются в стекло крупными мокрыми снежинками.

«Осторожно!» — вдруг воскликнул он, повернувшись к сестре, которая продолжала бормотать: «Кукольную посудку… Книгу сказок… Хрустальные башмачки…»


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 507