электронная
126
печатная A5
376
18+
Чертовски хорошие рассказы!

Бесплатный фрагмент - Чертовски хорошие рассказы!

Секс, жадность, глупость и деньги

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3970-6
электронная
от 126
печатная A5
от 376

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Секс на один раз

Возбуждающий запах кофе и табачного дыма наполнял полупустой зал кофейни. Никита огляделся, выбрал столик возле окна, отсюда будет удобней рассматривать посетителей и, убедившись, что официантка не спешит его встречать, уверенной походкой завсегдатая, направился занимать место

За соседним столиком разместились три молодые симпатичные девушки. Никита сел к ним спиной, бросил на стол пачку сигарет и дорогой мобильник, и вопросительно посмотрел в сторону копошащейся у стойки официантки. Девушки, увлеченные беседой, не обратили на Никиту никакого внимания. На столе у них стояла бутылка красного вина. Может быть по этому или потому что в зале играла мягкая музыка, они говорили достаточно громко и Никита не напрягая слух мог их отчетливо слышать.

— Ты говоришь, что он тебе ещё звонит? — спросила светлая девушка, широко открывая большие глаза.

— Ну да, периодически! — с усмешкой ответила брюнетка. Она выглядела младше своих подружек на несколько лет.

— Ну и вы с ним уже занимались сексом? — продолжала допытываться светлая.

— Да нет, мне он как то не сильно нравиться! — ответила брюнетка — так, зовет посидеть, пообщаться, как он говорит.

— Ты смотри Юлька, у худых и высоких мужиков обычно очень длинные и толстые члены.

— Ой, ну и что с того! — отмахнулась Юлька — наоборот, наверное, прикольно.

— А ты знаешь, что он в обморок может упасть во время эрекции. Вся кровь от головы отойдёт в член и потом, что ты с ним будешь делать?

— Да, ты прикалываешься? — неуверенно протянула неопытная Юлька.

— А вот ты знаешь, почему мужики после секса отваливаются на другую сторону кровати и долго не могут отдышаться? — вступила в разговор третья подруга.

— Или сразу засыпают — добавила светлая девушка.

— Кровь от головы отливает и получается полная или частичная потеря сознания! Это я тебе как будущий врач говорю — авторитетно заметила третья подруга.

«Вот дурры!» — усмехаясь, подумал Никита, закуривая.

— Добрый день — освободившаяся, наконец, официантка с улыбкой протягивала ему меню.

— Капучино с корицей — не раздумывая, сделал заказ Никита, — меню оставьте.

Официантка упорхнула к стойке. Входная дверь открылась, впустив в зал двух молодых девушек, примерно лет по восемнадцать. Короткие юбочки и длинные шпильки подчеркивали эротичность стройных ног, которые невольно, даже порядочного семьянина, заставляют провожать их хозяйку долгим взглядом. Яркий макияж на симпатичных личиках и приталенные полупрозрачные блузки, открыто говорили о романтичном настроении девушек на этот вечер. Очутившись на середине зала, они в растерянности начали рассматривать посетителей.

— Катя и Марина? — Никита, широко улыбаясь, подошёл к девушкам.

— Да — сказала одна из них, которая была немного ниже ростом, чем её подруга.

— Прошу за столик.

Сердце у Никиты бешено стучало по рёбрам от возбуждения. На сайте знакомств в интернете девушки стояли в солнечных очках и на заднем плане какого-то сада, поэтому рассмотреть их было довольно трудно. Его звонок определила строчка в анкете, где в графе «цель знакомства» коротко было указано — секс на один раз. Он и не думал, что к нему на свидания придут такие красавицы!

— Давайте знакомиться — Никита! — пытаясь справиться с волнением, он снова закурил. — А кто из вас кто?

Девушки представились и тоже закурили предложенные Никитой сигареты. Чем больше он их рассматривал, тем больше они ему нравились. Официантка принесла заказанный капучино. Девушки тоже попросили кофе.

— А вы, наверное, учитесь где-то — начал издалека Никита.

— Да, в педагогическом институте — мило улыбнувшись, ответила Катя. Слегка наклонив голову набок, она кокетливо посмотрела Никите в глаза, изящно стряхнув пепел наманикюренным пальчиком. Никита хотел что-то ответить, но слова утонули в обаятельном взгляде девушки. Он так и застыл с поднятой чашкой кофе и полураскрытым ртом.

— А можно заказать шоколадку — Марина мягко дотронулась до его руки, выводя из неожиданного оцепенения.

— Ну, какие проблемы! — он встал и, не дожидаясь официантку, сам пошёл к барной стойке.

«Ну и тёлочки» — думал он — «Прямо как то нереально красивые для проституток. Интересно сколько они попросят? Чёрт, денег больше надо было брать!»

— А я вот один скучаю, пятница, работы нет, зашёл на сайт знакомств, а там вы — Никита распечатал принесённую шоколадку и положил её на середину стола.

— Ну, с нами скучно не будет — игриво засмеялась Марина.

Никита почувствовал, как под столом её нога коснулась его. То ли от этого прикосновения, то ли от прямого намёка и многообещающего взгляда у него засосало под ложечкой, и спина покрылась холодными мурашками.

— Это здорово — он глубоко затянулся сигаретой, стараясь унять нарастающее возбуждение — и сколько это будет стоить?

— Не дорого, как у всех — ответила как то сразу став серьёзной Марина — двадцать долларов.

— Каждой — поправила Катя.

«Фу ты чёрт» — про себя подумал Никита — «я то думал как минимум по сотке баксов каждая! Ну и дурры, а я бы по сотне отстегнул не задумываясь!»

— Договорились — он потушил сигарету и залпом допил кофе.

— Так может к тебе? — снова заулыбалась Марина.

— Нет, ко мне нельзя!

— Понимаем — сочувственно мотнула головой Катя — жена, дети.

— Да, что-то в этом роде — не желая продолжать эту тему, кивнул Никита.

— Сейчас номер в гостинице снимем и до утра оттянемся по полной программе.

…………………..

Номер полулюкс в привокзальной гостинице состоял из двух смежных комнат — спальни с большой кроватью и зала, с мягкой мебелью и черным телевизором «Горизонт». Этот номер за свою долгую жизнь видел много разных компаний и, уже ничему не удивляясь, спокойно ждал каждый день свою разномастную публику.

Закрыв за собой дверь номера, Никита ощутил себя полным хозяином положения. Две молоденькие девушки, так не дорого купленные им на всю ночь должны были сегодня воплотить в жизнь все его эротически фантазии. Работать он их заставит на тысячу долларов каждую. И прокручивая в голове предстоящий сценарий вечера он уселся на диван.

Катя и Марина, весело смеясь, ловко раскладывали на журнальном столике купленные в гастрономе бутылки и продукты. Никита возбуждённо ёрзал на диване, время от времени поглаживая девушек по голым ножкам или шлёпая их по туго обтянутым юбками попкам. Атмосфера предстоящего события сильно возбуждала.

— Ну что за знакомство, малышки — Никита поднял рюмку с водкой.

— За знакомство! — поддержала Катя, вплотную прижимаясь к нему на диване. Девушки пили мартини!

— За знакомство! — с другой стороны Марина запросто положила ему руку на колено.

— Ну, девчонки, вы просто супер! — Никита с размаху опрокинул рюмку себе в рот.

— Оливку? — услужливо предложила Катя, зацепив яркими ноготками черную ягоду.

Никита выплюнул косточку на тарелку и обнял обеих девушек за талии. Они, не сопротивляясь, прильнули к нему. Через тонкую ткань блузок он почувствовал возбуждающее тепло молодого женского тела.

— Ах, вы мои маленькие рыбки, ну раздевайтесь скоренько!

— Ну…, — скрутила губки Катя — так хорошо сидим.

— Раздеться мы всегда успеем — Добавила Марина, мягко поглаживая Никите ногу.

— Тогда ещё по одной! — он попытался протянуть руку к бутылке с водкой, но не смог этого сделать.

Неожиданная слабость парализовала тело. Серый туман внезапно наполнил комнату. Женские красивые глаза медленно растворялись перед ним в этом тумане.

……………………

Яркий свет настойчиво требовал открыть глаза. Никита попробовал отвернуться и ощутил резкую боль в висках.

— Молодой человек! — услышал он чей-то искажённый его не проснувшимся сознанием голос.

— Сейчас придёт в себя — сказал пожилой врач, обращаясь к администратору гостиницы, которая стояла в изголовье дивана, нервно поглядывая на часы.

— Это безобразие какое-то, два часа дня, мне в номер людей надо заселять, а мы этого в чувства привести не можем — она с возмущением поджала губы.

Никита с трудом открыл глаза. Размытые очертания склонившегося над ним врача, постепенно приобретали четкость и резкость.

— Ну как вы себя чувствуете? — спросил врач. Пышные усы и абсолютно лысая голова придавали ему сходство с Розенбаумом.

— Нормально — Никита сосредоточенно вглядывался в незнакомое лицо — А вы кто?

— Ну, вот уже и говорить начал — усмехнулся доктор — а вы боялись.

— Так он же как труп лежал, как не пытались его разбудить ничего не помогало — возмутилась администратор.

— Молодой человек освобождаем номер — резко обратилась она к Никите, который всё еще пытался осознать происходящее вокруг.

— Подъём, подъём! — её настойчивый визгливый голос заставил Никиту сесть.

Попытка далась ему с трудом и если бы не вовремя поддержавший его врач, он бы снова рухнул на диван.

— Вы кто? — Никита по-прежнему с трудом воспринимал происходящее.

— Пить меньше надо, молодой человек — сказал доктор, по-отечески придерживая его за плечо.

— Я не пил вчера — Никита пытался восстановить в памяти последние события. Недоброе предчувствие клещами сжало сердце.

Он интуитивно поднял левую руку к глазам. Часов не было. Вместе с часами исчезли так же бумажник, кредитные карточки, паспорт, документы на машину, водительские права и сотовый телефон. Зато на зеркале с поразительной анатомической точностью, красной губной помадой был нарисован мужской половой орган. Красивым школьным подчерком ниже было подписано «Козёл».

— А девчонки то с юмором! — усмехнулся в усы доктор — милицию будем вызывать?

— Какая к чёрту милиция! — держась за голову, простонал Никита.

Тяжёлые двери гостиницы выплюнули Никиту в шум и суету центра города. Весна была в самом разгаре. Солнце припекало уже почти по-летнему. Не обращая никакого внимания на прохожих, мимо пронеслась возбуждённая весной собачья стая. Воробьи громко чирикали в соседних кустах, решая свои свадебные вопросы. Мимо прошли студентки, звонко цокая по асфальту высокими каблучками.

«Вот это погулял!» — глубоко затягиваясь сигаретой, подумал Никита.

30.09.2009г.

Грибы

Свежесть раннего сентябрьского утра заставила Митьку съежиться, нервно передёрнув плечами. Ночью опять шёл дождь. Прозрачные капли воды блестели в лучах восходящего солнца, на стеблях высокой, давно не кошеной травы. Митька вытащил из кармана мятую пачку «примы». В ней сиротливо лежал заботливо оставленный со вчерашнего вечера окурок. С наслаждением втягивая в лёгкие табачный дым, Митька начал оглядывать двор. Высокое деревянное крыльцо, местами прогнившими на полу досками, пристроенное к старой деревянной избе открывало ему отличный вид на покосившийся от старости сарай, заваленный непонятного происхождения хламом двор и неровные ряды грядок огорода, по которому, высоко выставив вверх толстый зад, обтянутый черной юбкой, передвигалась его жена.

— Помочь может? — спросил хриплым с похмелья голосом Митька, остановившись у края огорода.

Женщина продолжала копать, никак не отреагировав на предложение мужа.

— Доброе утро, Галя! — ещё громче сказал Митька, ничуть не обидевшись на такое невнимание.

Женщина разогнулась, грозно перехватив двумя руками лопату.

— Уйди подлюка, — гневно закричала она, высоко замахнувшись на Митьку лопатой — сгинь с глаз моих алкаш проклятый. И когда ты уже издохнешь от своей барматухи, падаль ты этакая.

— Да чего ты, чего? — вскрикнул Митька, отскакивая на всякий случай на безопасное расстояние от разъяренной супруги.

— Что? — сделав вопросительное лицо, спросила жена — трубы горят, похмелиться хочешь?

— Ну, действительно хреново, Галь! — с надеждой в голосе проговорил Митька.

— А вот тебе — жена с яростью ткнула ему в лицо крепко сжатую дулю, на которой как остриё копья торчал длинный черный от земли ноготь.

— Вот похмелись, попробуй! Всё и так в хате пропил, помощи никакой! Сволочь, да и только! — и не ожидая ответа, опять стала выкапывать картошку.

Митька вернулся на крыльцо, в задумчивости почёсывая взъерошенную голову. Организм отчаянно требовал алкоголя!

В свои сорок три года он успел окончить сельскую школу восьмилетку, отсидеть три года за кражу колхозных поросят, жениться, сделать двоих сыновей и семь раз побывать в ЛТП, куда, за беспробудные пьянки и скандалы, его систематически отправляла то жена, то местный участковый.

Сочно потягиваясь всеми четырьмя лапами, из старой опрокинутой на бок корзины, вышла рыжая, пушистая кошка. Усевшись на краю крыльца, она стала умываться, грациозно вытирая лапкой усатую мордочку.

«Пойду ка я за грибами!» — вдруг осенило Митьку — «а грибы на трассе продам! Сосед вчера два ведра боровиков принёс, вот и деньги на вино и курево будут!»

Он схватил корзину, нагретую кошкой, сунул босые ноги в старые, дырявые резиновые сапоги и вышел из хаты.

Деревня, где жил Митька, находилась не далеко от одной из главных трасс, по которой автомобили пересекают республику с юга на север. Сосновый лес, застланный пушистым мохом, каждую осень давал богатый урожай лисичек, маслят, подосиновиков и боровиков. Толпы приезжих горожан, начиная с конца августа, рыскали по лесу с корзинами, вырезая всё в радиусе нескольких километров от просёлочных дорог.

Как человек, который с детства вырос в этих лесах, Митька знал места, в которые простые грибники, боящиеся далеко отходить от своих машин, практически никогда не забирались. Заветные полянки, покрытые желтыми шляпками белых крепышей, влажные овраги с трухлявыми пнями, обросшими огромными колониями осенних опят, берёзовые рощи, где из-под начавшей опавшей листвы торчат коричневые подберёзовики.

Идти пришлось долго. Громко ругаясь от мучавшего его похмелья, он со злостью сбивал палкой попадавшиеся на пути зонтики и сыроежки и аккуратно срезал все чаще встречающиеся боровики. Холодные капли ночного дождя щедро скатывались с мохнатых елей и высокой травы, окончательно промочив Митьку до нитки. Он замёрз. Но и корзина была практически полная. Жутко хотелось курить.

«И этого хватит» решил он и повернул обратно.

Обратная дорога оказалась намного труднее. Порядком устав, Митьке пришлось тащить через буреломы и болота, приличного веса корзину с грибами. Он несколько раз садился отдыхать, но требующая алкоголь утроба, заставляла снова подниматься и идти, сочно чавкая босыми ногами в промокших дырявых сапогах.

Когда до заветной трассы оставалось уже с километр, Митька снова обессилено свалился на пень. Измученный алкоголем организм отказывался выдерживать такие нагрузки. Немного отдышавшись, он отчетливо услышал приглушенную музыку, доносившуюся из зарослей орешника. В музыкальный ритм вплетались громкие женские стоны. Митька вытянул шею и прислушался. Звуки не прекращались. Он взял корзину и стал аккуратно, стараясь не шуметь, продираться сквозь густой орешник.

На небольшой поляне, со всех сторон заросшей кустами, стоял большой серебристого цвета внедорожник. На заднем сидении металась и стонала девушка, разбрасывая по салону копну светло рыжих волос. Из открытого окна отчетливо были слышны её страстные стоны, которые не могла заглушить даже громко включенная музыка. Она, то выбрасывала тонкие руки в стороны, то обнимала ими абсолютно лысую голову мужчины, которая была видна Митьке через заднее стекло автомобиля. Вытянув до предела шею, и от удивления открыв рот, Митька с интересом всматривался в происходящее, напряжённо ловя малейший звук, доносящийся из открытого окна.

Вот девушка остановилась, возбуждённым взглядом посмотрела на лысую голову, закинув тонкие руки, собрала в пучок растрепанные волосы и нырнула вниз, в глубину машины.

«Это куда она?» разочарованно сам у себя спросил Митька «Это что она там делает!?»

В стекле он видел только лысую голову, которая если не считать лёгкого покачивания, практически оставалась без движения.

«Ну, куда ж ты» вытягивая шею, Митька топтался скользкими сапогами в своём укрытии пытаясь заглянуть в салон автомобиля. Резиновые сапоги скользили по сырому валежнику, с хрустом ломая тонкие ветки.

Вдруг дверь машины резко открылась и из неё выскочила абсолютно голая рыжая девушка. Аккуратно ступая по траве босыми ногами, она добежала да края кустов где обалдев от неожиданности замер Митька, и повернувшись к нему спиной начала писать, придерживая через плечо свою огненную прическу.

Тело её было покрыто мягким южным загаром. Кожа на спине была мокрая от пота. Тонкие змейки прилипших к коже кучерявых волос сбегали на стройную талию. Над упругими ягодицами раскинулась витиеватым рисунком цветная татуировка.

Девушка была так близко, что Митьке захотелось дотронуться до неё. Безсознательным движением он протянул руку к разноцветному рисунку на спине у девушки. Хруст обломившейся под ногой ветки заставил девушку вскочить и резко обернуться.

— Ааа … — звонко закричала она, увидев перед собой барахтающегося в кустах Митьку.

— Тихо дочка, тихо — испуганно залепетал Митька, пытаясь в неконтролируемом порыве закрыть её рот.

— Ааа… — ещё громче заверещала девушка — Серёжа! И, пытаясь прикрыть наготу руками, юркнула в машину.

Вместо неё из машины выскочил небольшого роста мужчина с абсолютно лысой головой. Толстые накаченные руки, прикрепленные к мощному торсу, говорили о большой физической силе. Из одежды на нем был только большой золотой крест, лежащий на заросшей черными волосами груди.

— Ты кого тут пасёшь? — громко крикнул мужчина, злобно смотря на Митьку.

— Да я грибы вообще-то, того! — испуганно залепетал Митька и в оправдание даже неловко взмахнул корзиной.

— Ну и долго ты тут грибы того? — мужчина угрожающе приближался. Митька испуганно моргал глазами, прижимаясь спиной к кусту.

— Да не… а — Митька ещё плотнее вжался в куст.

— Какие нафиг грибы, ты здесь собираешь!?

— Да разные там грибы — залепетал Митька — маслята, там… ну и другие тоже.

Со страху он не смог вспомнить ни одного названия, кроме маслят.

Из машины вышла девушка. Тонкими, наманикюренными пальчиками она ловко застёгивала короткое, облегающее платье. На ногах у неё были одеты босоножки, которые утопали острыми шпильками в мягком лесном грунте. В пышной прическе радостно блестело полуденное сентябрьское солнце. Она весело улыбалась, смотря через плечо мужчины прямо в глаза Митьке. И взгляд был у неё был такой, что пропал у Митьки страх и плечи как то вдруг стали шире, и уже не вжимался он трусливо в кусты, а шагнул смело навстречу голому мужчине, твердо опираясь на палку.

— А ты чего тут — громко выкрикнул он — твой лес, что ли! Езжай вон в свой Гомель и там голый бегай!

И как бы в добавление своих слов показал рукой в сторону, где по его мнению должен находиться город. Палка, зацепившаяся за траву, неожиданно взлетела вверх, хлёстко ударив лысого по подбородку.

— Ой… — только и успел удивиться Митька своей смелости, как мощный удар в лицо швырнул его далеко в кусты.

Богатый жизненный опыт подсказывал Митьке, что пора прощаться. Ещё с трудом ориентируясь в пространстве, он, перевернулся на живот, и быстро работая локтями и коленками, пополз по орешнику, решив не продолжать дискуссию.

…………..

— Нажрался уже, падлюка — приветствовала его жена, лускавшая семечки на крыльце дома.

— И морду иже расквасили добрые люди.

— Не твоё дело — прошепелявил Митька разбитыми губами.

— Ах, не моё! — жена швырнула на землю недоеденные семечки и приняла боевую позу.

— Ты куда корзину снёс? Единственная корзина в доме нормальная была и ту пропил. И когда же ты уже напьёшься?

Поднявшись на крыльцо, Митька повернулся и с тоской посмотрел на жену. Женщина была обута в черные галоши, бывшие на несколько размеров больше ее ноги. Черная залатанная в некоторых местах юбка прикрывала до половины ноги, одетые в серые рваные колготки. Вытянутая вязанная кофта складками лежала на её давно потерявшей стройность фигуре. Немытые несколько дней черные волосы, были заколоты на затылке в бесформенную кучу.

— Дура ты! Не пил я сегодня, не пил! — и громко хлопнув дверью, зашёл в дом.

25,09,2009г.

Accident. (англ. авария, несчастный случай.)

1.

Яркий свет ворвался в мозг острой пульсирующей болью. Игорь интуитивно попытался отвернуться, повернул голову и открыл глаза. Молочный туман, прорезанный яркими лучами солнца, было первое, что он увидел. Расплывчатые фигуры людей висели в нем, с каждой секундой обретая четкие контуры. Люди были в белых халатах. Игорь попытался сесть. Резкая боль пронзила руку, голова закружилась, и он со стоном снова повалился на кровать. Медсестра подошла к нему поправила подушку и стала быстро говорить что-то на незнакомом гортанном языке.

— Где я? — простонал Игорь. Он почувствовал приступ тошноты. Снова резко заболел висок. Он дотронулся до больного места и почувствовал, что голова была чем-то замотана, а правая рука скованная жесткой шиной, привязана к туловищу.

— Don’t warry! You must lay. Ok! Colm– проговорил по английский бородатый доктор.

«больница?, я в больнице, почему?» — память обрывками начала возвращаться к Игорю. Ночь, дорога, Аня ведет машину, потом яркий свет и все! Аня! Жена! Где жена и дочь!

— Аня — тихо позвал Игорь, — Аня!

— Ok! Everything ok! — проговорила медсестра, и повернувшись к доктору быстро заговорила с ним на гортанном языке.

……

— Игорёк, что ты там интересное увидел? — игриво спросила Аня, томно потягиваясь на двуспальной кровати.

Игорь отвернулся от окна, за которым под ярко голубым небом плескалось Средиземное море, а большая скала похожая на терьера выступала далеко в воду образуя живописную бухту в которой находился их пятизвездочный отель. Он посмотрел на жену. На широкой, застеленной шелковым покрывалом кровати Аня лежала на животе, абсолютно голая и болтала в воздухе стройными ногами. По светло-коричневой коже стекали капельки воды. Ослепительное солнце отражалось в них миллионами разноцветных искр.

«Откуда загар» — подумал про себя Игорь, и сам ответил — «Она же в солярий ходила».

Их самолёт три часа назад приземлился в аэропорту Анталии, потом белый микроавтобус довёз их до небольшого отеля, немного поболтав по горной извилистой дороге, так что на пляже они ещё небыли. Дочка Алёнка маленьким комочком спала в соседей комнате. Четырех часовой перелёт для пятилетней девочки всё-таки тяжелая нагрузка.

Аня успела принять душ, и сейчас лежала на широкой постели, рассыпав по стройному телу длинные золотые волосы.

— Классный вид — серьезно проговорил Игорь.

— Иди ко мне — Аня перевернулась на спину, картинно протянув к мужу руку. Лучи солнца отразились в золотой серёжке, которой был проколот пупок. Игорь невольно залюбовался стройным телом жены. Она, не стесняясь, позволяла себя разглядывать, томно и загадочно улыбаясь.

«Какая красивая у меня жена» — подумал Игорь и тоже улыбнулся.

«Чёрт!» -выругался он про себя — «крутишься сутками как белка в колесе, зарабатываешь эти бабки, жене внимания некогда уделить. Отдыхать нужно чаще с семьей!».

Сейчас Аня казалась ему совершенно другой женщиной. Вместо растрёпанной и озабоченной бесконечными бытовыми проблемами жены, которую он привык видеть каждый день рано утром и поздно вечером, перед ним лежала томная красавица, в светло-зелёных глазах которой плясало весёлое беспутство. Он почувствовал сильное желание обладать этой женщиной.

Отдых с семьёй, возле теплого моря, всегда вносит новую струю в семейные отношения. Проблемы на работе, водоворот бытовых забот, усталость, стрессы и как следствие беспочвенные скандалы и плохое отношения в семье. Семейная машина, скрипела и тряслась одиннадцать месяцев на раздолбанной проблемами жизненной дороге, на отдыхе вдруг заработала мягко и бесшумно, словно вышедший после капитального ремонта автомобиль. Проблемы и заботы остаются за бортом самолета, на другом континенте, в другой стране.

Не надо убирать в доме и вести ребенка в сад, ломать голову, что приготовить на обед и ужин, три тысячи километров отделяет тебя от офиса, где на тебя каждый день обрушивается бесконечный поток проблем, заставляющий закипать мозг. Такая атмосфера благоприятствует любви, которая, под ласковым южным солнцем, расцветает на побережье всех курортов мира. Забытые, казалось навсегда, чувства возникают вновь и даже разбитый параличом старичок, каким-то ностальгическим взглядом смотрит на свою иссохшую старушку, барахтающуюся в море среди весёлой и сексуальной молодёжи.

Тело жены источало тонкий запах дорогого геля для душа. Полуденное солнце жаркими лучами вытапливало из девушки крошечные капельки пота, который поблёскивал искорками на мягкой, бархатной коже. Игорь стал медленно целовать Аню, собирая кончиком языка этот блестящий бисер. Она постанывала, в возбуждении прикусив губу и выгибая спину. Волна новых ощущений накрыла их. Она подняла их, слила в одном экстазе, заставив их то нежно прижиматься друг к другу, то с силой сжимать тело партнера в судорожных объятьях. Впервые за шесть лет совместной жизни он испытывал какое-то новое чувство в сексе. Это было не столько физическое наслаждение, а больше духовное.

— Ты раньше не рычал — Аня первая отошла от бурного секса и сейчас снова прижалась к мужу всем телом.

Игорь лежал на спине, ещё пребывая в блаженной истоме. Ему не хотелось отвечать и даже открыть глаза для него казалось непосильно трудной задачей.

В соседней комнате, где спала дочка, и были наспех брошены вещи, зазвонил мобильный телефон.

— Ой! — подхватилась Аня и, соскочив с пастели, бросилась в соседнюю комнату — Алёнку разбудят!

Она быстро принесла телефон и опять плотно закрыла дверь. Но было уже поздно, сначала послышалось всхлипывание, потом дверь в спальню плавно раскрылась и на пороге появилась маленькая белокурая девочка. На заспанном лице она кулачком терла светло-зелёные, как у мамы, большие глаза, которые в любую секунду готовы были расплакаться. Аня схватила дочку в охапку и захлопнула дверь в спальню. В зале тут же раздался её звонкий, жизнерадостный голос.

— Слушаю — Игорь, не меняя позы на кровати, поднёс к уху телефон.

— Зимин Игорь Михайлович? — прошуршал в динамике казенный голос.

— Да, я вас слушаю — резким, непроизвольным движением Игорь сел на кровати.

— Финансовая милиция, старший инспектор Шустров — и, не ожидая ответа, таким же не терпящим возражения тоном, продолжал — вы должны подъехать к нам завтра в девять тридцать.

— А по какому вопросу — напряжённо спросил Игорь. За последние полгода его вызывали финансовую милицию уже три раза, изымали документы, допрашивали, он подписывал протоколы и несколько недель, потом нервно вздрагивал от каждого телефонного звонка. Первый вызов закончился для него лёгким испугом. Во второй раз пришлось заплатить довольно ощутимый штраф. Третий раз штраф был ещё внушительней, грозились возбудить уголовное дело, но всё обошлось. В бизнесе тоже не всё было гладко. Каждый из десяти месяцев этого года приносил небольшой, но что самое неприятное стабильный убыток. И как не анализировал Игорь, он так до конца и не понял причины, разрушающие так хорошо работающий 10 лет бизнес. Собственники акций уже начали задавать вопросы, и хотя он сам владел небольшой процентом, он понимал что они могут расторгнуть с ним договор и пригласить какого-нибудь антикризисного менеджера. Кто же будет терпеть долго убытки, даже если ты зять одного из владельцев крупного пакета акций никто не даст топить компанию. Не умеешь справиться — уйди в сторону!

Вопрос, по которому звонил инспектор, был очень серьёзный, настолько серьёзный, что Игорь почувствовал, как на спине выступил холодный пот. Он встал, надел шорты и вышел на балкон.

«Кто то целенаправленно нас валит, случайность и совпадений здесь быть не может!» — Игорь закурил, пытаясь успокоиться.

Но успокоиться не получалось. Телефон зазвонил ещё раз. Звонил бухгалтер. Опытная женщина, она была профессионалом в своём деле. С бухгалтерией, как она говорила, всё было в порядке, он знал это и это немного успокоило.

Игорь закурил снова. Горький сигаретный дым привычно наполнил лёгкие. Снизу доносился какой-то шум. Игорь оторвался от своих мыслей и посмотрел вниз.

Столики на веранде ресторана наполнялись отдыхающими. Было время обеда. Через открытые двери вырывались незнакомые запахи вкусной пищи.

Он резко затушил сигарету и открыл дверь в ванну. Мама с дочкой звонко смеясь стояли голые на голубом кафеле. С их раскрасневшихся тел капала вода. Они только что обе вышли с душа и теперь Аня вытирала большим махровым полотенцем Алёнку, которая рассыпалась беззаботным детским смехом.

— Вы долго здесь плескаться будете — с треском разорвал веселье Игорь. Неожиданно свалившиеся неприятности неконтролируемо выплеснулись в злобном крике. Аня испуганно захлопала глазами, Алёнка, захлебнувшись смехом, уткнулась в мамин живот готовая в любой момент расплакаться.

— Жду вас в ресторане, быстрее шевелитесь! — и, чувствуя себя неправым, с силой захлопнул дверь.

В чем виноваты эти два близких ему человека, за что он накричал на них? Спускаясь в лифте, он тщетно пытался найти для себя какое-нибудь достойное оправдание, но это ему так и не удалось. Это разозлило его ещё больше. Выйдя из лифта и пройдя просторный холл, он оказался в ресторане.

Большой зал ресторана наполнял разноязычный гул весело обедавших там немцев, американцев, голландцев, поляков и русских. На длинных, накрытых белой скатертью столах, расставленных вдоль стены, лежали горы фруктов, ровными пирамидами возвышались бисквиты. Смуглые турки, одетые в белые халаты и колпаки, суетились вокруг горячих противней и сковородок, на которых шипели и шкварчали мясные и овощные блюда. В огромных тарелках, стоящих на столах посредине зала, прятались под шубами из майонеза всевозможные салаты. В них с разных сторон вкапывались ложками отдыхающие, выстраивая сложной конструкции пирамиды у себя на тарелках. Заставив стол яствами, отдыхающие направлялись в бар, где за стойкой из толстых бамбуковых стеблей четыре бармена быстро разливали пиво, вино, виски и бренди, необходимый пищевой стимулятор без которого просто невозможно усвоить все эти кулинарные изыски.

Немного осмотревшись, Игорь направился в бар и сел на высокий стул. Через минут пятнадцать в ресторан спустилась Аня с Алёнкой. Казалось изобилие блюд и красивая и праздничная атмосфера заставили их полностью забыть о неприятном инциденте. Жена ещё пыталась высмотреть среди разноцветной толпы отдыхающих Игоря, но дочка уже тянула её к столику с пирожными. Из угла бара, Игорь наблюдал за непосильной борьбой между дочкой и мамой, которая отчаянно пыталась оттащить Алёнку от сладкого. Он пил уже вторую порцию «виски». Слегка захмелев и немного успокоившись, Игорь подсел к жене, в качестве извинения захватив из бара для жены бокал красного полусухого вина и стакан кока-колы, для дочки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 376