электронная
180
печатная A5
546
16+
ЧАША ОГНЯ

Бесплатный фрагмент - ЧАША ОГНЯ

Цикл «Лицом к солнцу»

Объем:
406 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-4807-5
электронная
от 180
печатная A5
от 546

Посвящается моей любимой дочери Юлечке

« — Строение человеческой души давно известно мудрецам Индии и выражено формулой: «Ом мани падме хум» — жемчужина в цветке лотоса: вот лотос — это чаша с драгоценным огнём души, — гуру бросил на уголь щепотку каких-то зёрен.

Вспышка ароматного дыма поднялась из чаши и растворилась в воздухе.

— Так, — продолжал учитель, — рождаются, вспыхивают и возносятся вверх, исчезая, высокие помыслы, благородные стремления, вызванные огнём души. А внизу, под лотосом, в медном кувшине, глубокое и тёмное основание души — видишь, как расширяется оно вниз и как крепко прильнуло своим дном к земле. Такова душа — твоя и всякого человека, видишь, как мелка чаша лотоса и как глубок кувшин. Из этого древнего основания идут все неясные помыслы, инстинкты и бессознательные реакции, выработанные миллионами лет слепого совершенствования звериной души. Чем сильнее огонь в чаше, тем скорее он очищает и переплавляет эти древние глубины»

И.А.Ефремов «Лезвие бритвы»

«Иду пустыней. Несу чашу, щитом покрытую. Сокровище в ней — дар Ориона»

Ж. Сент-Илер «Криптограммы Востока»

ПРОЛОГ

Ветер настойчиво дул со стороны далёкой гряды холмов, с обожжённых горбатых склонов, неся сухой жар и тучи горячей пыли. Серая пахучая полынь, которой поросло это безлюдное плоскогорье, шуршала под его неослабевающими порывами уныло и тоскливо. И всё вокруг под нещадными лучами высоко стоящего солнца выглядело тоже уныло и безжизненно. Тем резче был контраст между этой выжженной степью и комплексом лёгких белоснежных зданий, паривших в тени буйной растительности над скалистым горным кряжем, который несколькими отрогами вдавался в степь с юга.

Тенистые парки, широкие аллеи, дорожки, залитые голубоватой непрозрачной смальтой, прохладные озёра, переходящие в каскад пенящихся водопадов, тихие укромные заводи, заросшие кустами магнолий, ронявших в зеленоватую воду лепестки цветов — всё было в этом удивительном оазисе, затерявшемся, подобно крохотному островку жизни, среди знойных степных просторов Южной Африки. Именно здесь в этот день собралось множество людей. Они собрались, чтобы совершить торжественный обряд — один из тех, что ещё остались на Земле с давних времен. Молодые жители Трудового Братства вступали сегодня в самостоятельную жизнь и давали клятву старшим, умудрённым опытом и знаниями.

Гряды холмов в зелени южных сосен и виддронгтоний вползали в степь и быстро понижались. Широкая лестница белого мрамора взбиралась на спину одного из них, плавно огибая громадные гранитные валуны, заросшие мхом и плющом, и оканчивалась около лёгкой белокаменной колоннады, на которую опирались арочные перекрытия главного входа на территорию Школы Охранных Систем Общества.

Здесь юноши и девушки, решившие отдать себя охране Земли и служению идеалам человечества, провели незабываемые три года — время, наполненное живым познанием мира, постижением смысла жизни и распознанием добра и зла, таящегося в загадочной человеческой сути. Здесь они закаливали в многочисленных испытаниях свою волю и дух, учились быть чуткими психологами, превращались в отважных героев.

Теперь подошло время в последний раз собраться всем вместе, чтобы выслушать напутствия своих учителей и наставников, выпускавших всех их в новую, взрослую жизнь. На этих ребят и девушек теперь возлагалась огромная ответственность за судьбу Трудового Братства, за судьбы трёх миллиардов людей, занятых мирным трудом и творческим созиданием на просторах Земли и многих звёздных миров.

В этот день никто из выпускников ещё не задумывался о том, что судьба не раз сведёт их вместе на дорогах жизни. Ведь расставание на Земле никогда не бывает долгим: в любом уголке тебя ждут друзья, готовые помочь и ободрить в трудную минуту, или искренне разделить с тобой твою радость. Нет, сегодня все они расставались навсегда: с грустью в сердце и улыбками на устах. Каждый из них верил, что родившаяся в стенах Школы, дружба не умрет и через годы разлуки. Сейчас, как в первый раз, они послушно выстроились на лестнице, ведшей к зданию Школы, напротив подковообразной белокаменной арки, которая вырастала из полированных чёрных мраморных плит, облицовывавших верхнюю обзорную площадку.

Свежий ветер трепал чубатые головы, шелестел в листве деревьев, ровными рядами аллей расходившихся по склону холма. Молодые люди и девушки беспрестанно переглядывались между собой. Заговорить они не решались, свято чтя заведенную в Школе дисциплину и проникнувшись необычной торжественностью предстоящего события. Лишь лихорадочный блеск в их глазах выдавал волнение каждого. «Золотые лебеди» — символ Охранных Систем Земли — блестели в петлицах новеньких лиловых мундиров, одетых выпускниками впервые по случаю праздника.

В переднем ряду, с левого края, стояли двое юношей. Они ничем не выделялись среди своих товарищей и, тем не менее, наблюдательный человек сразу бы распознал в них закадычных друзей. Тот, что стоял ближе к краю шеренги, и был застенчивым смуглым брюнетом, в который уже раз одёрнул свой мундир и устремил взгляд на друга, привычно сверяя свои эмоции с его эмоциями. Его товарищ улыбнулся ему — радостно и возбужденно — и смолисто заблестел тёмными, как спелые вишни, глазами. Затем взбил свободной рукой непокорные светлые вихры. Убедившись, что ожидания его подтвердились, темноволосый юноша улыбнулся в ответ другу, и плотнее прижался плечом к его плечу, нетерпеливо устремив взор ясных серых глаз к верхней площадке лестницы.

Громадное зеркало из полированной меди, вознесённое на пологий гранитный постамент, отбрасывало в небо ослепительный сноп отражённого солнечного света. Отблеск его создавал искристое радужное сияние, из которого, подобно олимпийским богам, появились сейчас наставники и учителя, пестовавшие своих подопечных все эти годы. Одетые в парадные белые одежды, со спокойной уверенностью на твёрдых, будто вырезанных из камня, лицах они остановились на самом краю площадки, осматривая взволнованные ряды своих учеников. Туманные тени от высоких фигур наставников бесшумно плыли в тёмном мраморе, устилавшем землю под их ногами, контрастируя с голубым небом в стайках лёгких белоснежных облаков.

Самый старший из наставников вышел вперёд, устремив свой взор в волнующееся море совсем ещё юных лиц. Под этим взглядом трепетные ряды выпускников Школы замерли, ожидая слов своего учителя. Тяжёлый груз прожитых лет, вобравший в себя безграничную мудрость земного человечества, и не менее тяжёлое бремя ответственности за молодое поколение, возложенное на него обществом, не смогли согнуть крепких плеч наставника, поколебать его уверенность в собственных силах. Ему было, наверное, уже не меньше ста лет, но организм его, обновлённый умелыми энерготерапевтами, не знал старости и был под стать молодым подопечным. Наставник стоял прямо и уверенно. Глубоко посаженные тёмные глаза его под низкими широкими бровями спокойно ощупывали лица стоявших внизу учеников, смотревших на него с величайшим уважением и почитанием. За их судьбы он был ответственен все эти годы, и будет нести эту ответственность до конца своих дней.

Словно оценивая весь долгий и трудный путь, пройденный человечеством от Мирового Воссоединения до сегодняшнего дня, наставник поднял глаза и устремил острый взгляд вдаль. Понимают ли эти ребята, одетые в лиловую форму неусыпных хранителей спокойствия общества, что будущий труд их будет лишь малой каплей в огромном океане заботы и душевной доброты, который окружает каждого человека Земли с самого его рождения? Сумеют ли они достойно исполнить свой священный долг и сохранить устои Трудового Братства в неприкосновенности? Зло ещё порой таиться в самых затаённых уголках человеческой души, способное причинить другим людям неисчислимые беды и страдания. Смогут ли эти ребята распознать это самое зло и обезопасить от него своих братьев и сестёр, составляющих единую семью Трудового Братства?..

Лёгкие клочья низких облаков плыли над одинокими деревьями в степи, устремляясь на юг, к неведомым просторам за синим горизонтом. Что их ждало там, человеческий глаз не мог разглядеть отсюда. Быть может, не раз они сольются между собой, изменяя форму и цвет, а иные и вовсе растают в бездонной глубине неба. Но самые отважные и стойкие всё-таки достигнут дальних стран, не поддавшись напору злых ветров.

Старый учитель вновь посмотрел на своих учеников, встречаясь взглядом с горящими взорами сотен устремлённых на него глаз. Да, он уверен в том, что никто из его воспитанников не подведёт его надежд и ожиданий. Потому голос его зазвучал громко и твёрдо, разносясь протяжным эхо в скалистых отрогах хребта.

— Друзья! Братья и сёстры! Вот и настал тот день, которого все вы ждали с таким нетерпением. Сегодня вы навсегда покидаете стены этой Школы, вливаясь в жизнь нашего общества уже не в качестве стажёров, а полноправными его членами.

По рядам выпускников пробежало лёгкое волнение, но наставник спокойно продолжал:

— Вчера вы сдали свой последний экзамен нам, своим учителям, чтобы завтра держать экзамен перед самой жизнью. Это очень строгий экзаменатор. Но я уверен, что вы справитесь со всеми возможными трудностями, потому что мы постарались передать вам все свои знания и опыт — всё, что умели сами.

Наставник слегка улыбнулся, но улыбка его была столь мимолётна, что могла показаться лишь лёгкой гримасой, тронувшей на мгновение твёрдый очерк волевого рта.

— Возможно, — продолжал он, — покинув Школу, вам больше никогда не придётся надеть эту форму, которой вы сейчас так гордитесь. Общество неустанно развивается, оно идёт вперёд семимильными шагами по пути совершенствования. Устремлённые в будущее, титаническим трудом тысяч и тысяч поколений, мы смогли добиться того, что свели до минимума возможность появления в наши дни негативных проявлений из прошлой истории человечества. Эта возможность ничтожна, но всё ещё не исключена окончательно. Перед всеми нами встают новые задачи, открываются новые горизонты, возникают новые проблемы… Так будет всегда, ибо это неизбежно в процессе движения вперёд по неизведанному ранее пути. Без движения не возможно развитие общества — без него оно погибнет в застойном болоте грязных пороков и низких страстей.

Наставник помолчал, вслушиваясь в шум ветра. Затем продолжил:

— Кто-то из вас, выйдя из стен этой Школы, найдёт себя в науке — уйдёт на работу в Психическую Очистку. Там эти ребята займутся ответственным делом: дальнейшим генетическим совершенствованием физического облика человека Земли, освобождением нашей наследственности от повреждений прежних времён, а так же психическим контролем, без которого не возможна полноценная жизнь любого общества. Многие из вас вольются в ряды Биологической защиты Земли, которая поддерживает биологическую безопасность человечества: восстанавливает утраченные виды растений и вымерших животных; заботится о здоровье людей; ведёт очистку биосферы Земли от болезнетворных вирусов и вредных бактерий; обезвреживает нашу планету от опасных животных и ядовитых растений. Другие же выпускники, возможно, станут защитниками космических рубежей нашей планеты — пойдут в пилоты службы «Купол», и будут на этом посту оберегать Землю от непрошеных и опасных гостей из космоса, скитальцев нашей звёздной системы. Но найдутся среди вас такие, кто посвятит свою жизнь иной работе.

Ребята в переднем ряду переглянулись, словно слова наставника были обращены именно к ним.

— В обществе, на какой бы ступени совершенствования оно не находилось, всегда возможно появление людей с извращённым пониманием доблести, которое порождает стремление к власти над остальными людьми. Если общество не готово противостоять этому, подобные личности могут причинить в нём ужасные бедствия. Оглядываясь назад, мы видим, что такие люди всегда доставляли затруднения человечеству. Сильные и энергичные по своей природе, они были абсолютно безжалостны к чужим страданиям. Ради удовлетворения собственных потребностей, они всегда были готовы идти до конца. В различных обличьях они провозглашали себя носителями неоспоримой истины. Ради властвования над остальными, они подавляли любые несогласные с ними мнения, искореняли силой иные образы мышления. Чтобы такого не произошло, и существует особое подразделение Охранных Систем. Люди, работающие в нём, призваны зорко следить за тем, чтобы появление в обществе подобных психических рецидивов было сведено к минимуму. Сотрудники Особого отдела наделены могучими и опасными знаниями, при неумелом обращении могущими причинить неисчислимые бедствия другим. Поэтому тех, кто собирается посвятить себя этой работе, я призываю уже сейчас остерегаться поспешных решений, ибо в ваших руках находится грозное оружие! Не позволяйте порывам страсти одержать победу над холодным рассудком, иначе вы принесёте горе людям, которых призваны защищать.

По рядам выпускников снова пробежало волнение.

— Но сказанное мной, относится и ко всем остальным. Не случайно в петлицах ваших мундиров красуются «золотые лебеди». Эта птица с древних времён пользовалась большим уважением в культурах Востока из-за своего особого качества — способности отделять молоко из смеси с водой. Потому лебедь олицетворял справедливость, которую заслуживают все живые существа во Вселенной, в каком бы положении они не оказались. Вы, как и этот лебедь, должны уметь отделять хорошее от плохого, принимая то, что имеет духовную ценность и отвергая лишённое духовности…

Наставник прервал свою речь, как будто вслушиваясь в напряженную тишину, царившую внизу, на ступенях лестницы. Затем он заговорил снова, и голос его обрёл более мягкие интонации:

— Покинув нас, вы вольетесь в могучий океан людских судеб и дел, которым переполнена вся планета и десятки наших звёздных колоний, и уже не сможете существовать вне него. Когда-нибудь у вас появятся дети, а затем и внуки. Поэтому, покидая сейчас нас, помните, что вы ответственны и за их судьбу. Мы верим в вас! Верим, что души ваши останутся такими же чистыми и юными, а помыслы будут светлыми и благородными!

Его слова были встречены многоголосым «Клянёмся!», которое разнеслось подобно могучему вздоху ветра среди скалистых склонов лесистого кряжа.

— В добрый путь, ребята! Мы отдали вам всё, что могли отдать. Теперь ваша очередь дать обществу всё лучшее, что есть в вас, чтобы наш общий путь навстречу Солнцу никогда не прерывался.

Люди в лиловых мундирах встретили слова наставника одобрительными возгласами, а двое юношей в первом ряду снова взволнованно переглянулись, испытывая схожие чувства восторженного волнения и радостного ожидания новой жизни.

Ветер трепал их волосы — молодой ветер новой, манящей и мучительно прекрасной жизни. Его свежие порывы приносили в души молодых людей чистые чувства, благородные стремления, светлые надежды и отважные помыслы. Этот ветер был для них предвестником грядущего…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ВЫСШИЙ ЗАКОН

«Если долго смотреть в пропасть,

однажды пропасть начнет смотреть на тебя»

Ницше

«Истинно, истинно — через раны приходит Свет!»

Ж. Сент-Илер «Криптограммы Востока»

глава первая

ЛИЛОВЫЕ МУНДИРЫ

Медленные мягкие волны набегали одна за другой, и было очень трудно сопротивляться их уверенной силе. Но страха не было. Рядом плавали странные существа — незнакомые и загадочные, но очень добрые, удивительно вовремя приходившие на помощь. Их огромные тёмные спины скользили среди волн, неожиданно появляясь из зелёной глубины и исчезая вновь. Они подплывали снизу, подставляя свои гладкие, скользкие от воды тела; отплывали в сторону, совсем по-человечески улыбаясь и блестя тёмными глазами.

И такие же огромные и загадочные, плыли рядом два человека — мужчина и женщина. Их головы опускались и поднимались над водой, а лица выражали тревожную заботу. Глубокие, нежные и удивительно большие глаза женщины светились лаской. Её мокрое лицо, с мягкими и тёплыми чертами, не походило на большое и твёрдое лицо мужчины. И тело её, лоснящееся от воды на солнце, отличалось от его тела. Гибкая и подвижная, она походила на этих удивительных существ, что кружили вокруг. В её тёплом и мягком теле чувствовалось что-то удивительное и непонятное. И, вообще, к ней почему-то неодолимо тянуло, гораздо больше, чем к мужчине — массивному и немного пугающему. Это трепетное влечение не поддавалось пониманию. Оно исходило откуда-то из глубины души, словно было там всегда. Да и вряд ли его вообще можно было понять…

Я лежал без движения, широко открыв глаза, в полнейшей темноте. Лицо почему-то было мокрое. Странно. Я провёл по щекам пальцами, облизнул их — солёные. Что это?.. Слёзы?.. Неужели я плакал во сне?

Я сел на постели, отбросив в сторону простыню. Темнота не отступила, а надвинулась вплотную. Мысли текли медленно, будто преодолевая сопротивление какой-то вязкой пустоты, наполнявшей мою голову, но всё же я чувствовал, что ещё очень рано.

Что же это со мной? Что такое мне снилось?..

Я снова лёг на постель, глядя в темноту перед собой и пытаясь вспомнить только что виденный сон. Что это было? Дельфины?.. Море?.. Ребёнок в воде?.. Неужели?..

Ну, конечно! Ребёнок — ведь это я! А те двое — мужчина и женщина — это мои родители. Невероятно! Как могло сохраниться в моей памяти это воспоминание? Ведь тогда мне было всего несколько месяцев. Тем не менее, видение было столь отчетливым, как будто я увидел всё наяву теми самыми глазами — глазами ребёнка. Чем больше я вспоминал увиденное во сне, тем сильнее становилась щемящая тоска на душе. Я всегда старался заглушить в себе её, не дать ей вылиться наружу, но сейчас копившиеся много лет чувства неожиданно вырвались на свободу, вплетаясь в призрачные образы сна.

Когда я видел своих родителей в последний раз?.. Сейчас, даже трудно вспомнить. Кажется, это было на Праздник Братства шесть лет назад?.. Ну да, конечно! А ещё раньше?.. Они прилетали на Землю, когда мне исполнилось двенадцать…

Два раза — всего два раза за двадцать лет! С тех пор, как они простились со мной, шестилетним мальчиком, я не видел их, наверное, целую вечность! Я ещё могу понять отца. Он исполняет свой долг перед обществом, но мать… Она ведь могла остаться здесь, на Земле, и видеться со мной гораздо чаще… Хотя, нет. Что это я? Как раз она-то никогда бы не оставила отца одного на чужой планете. Как сейчас я помню её слова: «Быть всегда рядом с любимым человеком — вот истинное счастье. Делить с любимым все горести и радости — долг каждого, кто любит. Запомни это, сынок».

Я грустно усмехнулся и зябко передёрнул плечами. Странно, но образ матери сохранился в моей памяти неувядающим — таким, какой она выглядела много лет назад, когда я был ещё совсем ребёнком. В те времена она казалась мне сияющей богиней — самой прекрасной женщиной на свете.

Покосившись в сторону низкого прозрачного столика около кровати, я пододвинул к себе небольшую голограмму, стоявшую на нём. Из синей глубины светящегося кристалла на меня взглянуло юное женское лицо, совсем маленькое в обрамлении густой копны иссиня-чёрных, взбитых ветром, волос. Смешливые глаза под широким взмахом бровей смотрели прямо и смело, как у женщины, впервые осознавшей силу своей красоты. Но в глубине их блестели искорки юного задора и доверчивая вера в детские идеалы.

Юли! Она пристально вглядывалась в меня из глубины голограммы, стоя на фоне безоблачного неба и пышных гроздей якаранды. Губы её едва уловимо улыбались. Я скользил взглядом по её лицу, обводя глазами каждую черточку, знакомую мне до малейших подробностей. Правое ухо Юли выбилось из-под волос. Оно было таким же точёным, как и прямой, короткий носик с закруглённым кончиком, и как улыбающийся, мягко очерченный крупный рот. Но глаза Юли сразу приковывали внимание. Мелкие черты лица делали их просто огромными. В этих загадочных янтарных озёрах я тонул бездумно и покорно уже несколько лет, чувствуя на сердце сладостную истому.

Как же она всё-таки безумно хороша!.. Хотя теперь любой человек в Трудовом Братстве был красив и физически совершенен. После изобретения и широкого применения искусственных генов, генные инженеры из ПОТИ с помощью генной терапии очистили наследственность людей, и теперь на Земле рождаются только здоровые, устойчивые к любым болезням дети. Свершилась исконная мечта человечества о всеобщей совершенной телесной красоте, которая находилась в гармонии с не менее прекрасной душой.

Я отодвинул в сторону портрет своей любимой и снова лёг на постель.

Нет, Юли совсем не походила на мою мать. В облике любимой чувствовалось что-то неуловимое, присущее только юности. Моя мать другая… Или же я только помнил её другой?..

Мой сонный мозг постепенно пробуждался и я сообразил, что совсем скоро в жизни у Юли наступит знаменательное событие — их группа в последний раз прослушает напутствия наставников из воспитательной школы шестого уровня. Бывшие мальчики и девочки, достигшие своего двадцатилетия, превратятся во вполне самостоятельных людей, готовых выйти во взрослую жизнь, наполненную событиями и свершениями. Все они станут стажёрами, каждый из которых начнёт подыскивать для себя какое-то дело, в котором он сможет применить полученные за годы учёбы знания и навыки. И, конечно, искать своё предназначение в этой жизни. Возможно, кто-то отправятся в далёкие странствия, подвергнув себя испытаниям силы духа и воли, или же останется на Земле, где тоже можно найти немало достойных дел. Но все эти молодые члены Трудового Братства примут эстафету у старших — эстафету заботы о других, обязанность совершенствовать жизнь общества уже для своих детей и внуков. Этот извечный процесс передачи знания и мудрости, доброты и сердечной заботы нельзя было остановить ничем. Он вёл людей всё дальше к звёздам, в чужие миры, где мы утверждали законы человечности, озаряя Вселенную золотым пламенем своих душ.

Мелодичный перезвон часов отвлёк меня от воспоминаний и размышлений. Я взглянул на циферблат, мерцавший оранжевым отблеском в темноте. Часы показывали половину четвёртого. Надо было вставать. Потянувшись, я поднялся с постели и подошёл к окну. Убрав со стекла оптические занавеси, выглянул наружу.

Сероватый предрассветный туман залил комнату, обозначив очертания предметов, яснее выступивших из темноты. Постояв немного около окна, я направился в ванную комнату.

Если многие ребята и девушки, выйдя из стен воспитательной школы на просторы взрослой жизни, и вступив в ряды стажёров, зачастую испробуют не одно занятие, прежде чем найдут своё истинное призвание, то передо мной такой проблемы никогда не стояло. Ещё в школе второго цикла для себя я решил — обязательно буду работать в Охранных Системах Общества, как и мой отец.

Защита общества: что может быть выше, ответственнее и почётнее этого занятия? Завороженный рассказами отца, я с детства жаждал непримиримой борьбы со злом и несправедливостью. В своих мечтах я видел себя древним героем, в помощи которого нуждаются все те, кто пострадал от человеческой подлости и предательства, обмана и лицемерия, бездушия и грубой силы. Я был уверен, что такие люди всё ещё существуют на Земле, хотя сам с ними я никогда не сталкивался в реальной жизни. Всё было как раз наоборот: меня окружали люди, готовые в любой момент прийти мне на помощь, подарить мне свою доброту, отзывчивость и заботу.

Такое расхождение ожидаемого и реальности вызывало во мне глубокие душевные противоречия и метания. Я мучительно переживал из-за того, что не могу воплотить свои детские мечты в жизнь. Тогда я стал уверять себя, что атмосфера доброты и спокойствия царит только в стенах воспитательной школы, что детей нарочно оберегают от познания негативных сторон жизни общества, и что во взрослом мире всё будет совсем по-другому. Увлечение исторической литературой во многом повлияло на мои детские представления и взгляды. Я стал изо всех сил стремиться к этой «истинной», выдуманной мною жизни, страстно желая поскорее повзрослеть и покинуть стены воспитательной школы. Большинство моих друзей не понимали меня, но я погрузился в себя и не обращал на окружающих внимания. И только намного позже я, наконец, осознал, как сильно заблуждался в детстве.

Трудовое Братство прилагало огромные усилия и выделяло колоссальные средства, чтобы навсегда искоренить человеческие пороки и несовершенство общества. Устои общества были основаны на стремлении создать человека, которому не знакомы подлость, коварство, лицемерие и эгоизм, который всегда вступает в борьбу с любыми проявлениями зла и готов нести свою доброту к самым далёким звёздам. Главная и основная роль в этой поистине титанической работе отводилась не работникам Охранных Систем. Она ложилась на плечи воспитателей и наставников, растивших молодое поколение землян в стенах воспитательных школ и упорным, кропотливым трудом взращивавших чистые души нового человека Великой Звёздной Эпохи.

Будучи маленьким ребёнком, я этого не понимал. Переполненный жаждой борьбы со злом и романтических подвигов, я не осознавал, как много делают для меня все эти скромные и мудрые люди, от опеки которых я так стремился тогда освободиться. Но годы шли и я, становясь взрослее, всё отчётливее понимал, что реальная жизнь отличается от моих детских фантазий. Недаром, расставаясь со мной, отец сказал, что, по его мнению, через двадцать лет он со своими знаниями и опытом окажется не у дел, и занятие, которому он отдал лучшие годы своей жизни, станет не столь нужным людям на Земле.

И он как в воду глядел! Хотя, конечно, успокаиваться, и благодушно радоваться своим успехам было бы глупо и необдуманно. Никто и никогда не застрахован от ошибок и просчётов. При отсутствии бдительности и надежной защиты, они могут обернуться ужасной трагедией.

Я осуществил свою детскую мечту и поступил в Школу ОСО. Годы, проведённые в её стенах, были, пожалуй, лучшими годами моей юности. Правда, будущее не сулило мне особых подвигов, но я был счастлив уже тому, что однажды смог надеть свой новенький лиловый мундир работника Охранных Систем.

После окончания Школы мы разъехались в разные уголки планеты, и занялись совсем другим делом, став для общества надежным резервом до тех пор, пока в наших навыках и знаниях не появится необходимость. И только психологи, да генные инженеры из ПОТИ, а так же работники Биологической защиты Земли неустанно продолжали следить за безопасностью общества.

Широкий диапазон знаний, которые давала каждому ребёнку воспитательная школа, позволял в рядах стажёров проявить себя в любой сфере: в науке, в технике или в искусстве. Как и любой другой человек современной Земли, живущий в наше время устремлениями и помыслами о звёздах, о покорении Вселенной, с некоторых пор и я стал грезить космическими путешествиями, открытиями новых миров, опасными странствиями по звёздным островам. Наверное, эта новая страсть компенсировала мне неудовлетворённость детских мечтаний о героической защите общества. Поэтому, после окончания Школы ОСО, я не раздумывая, окунулся с головой в неповторимый мир звёзд и галактик, придя на работу в Объединённую звездопроходческую Академию. Она была самым крупным научным центром Трудового Братства, занимавшимся освоением Вселенной, и находилась под опекой Совета Звездоплавания.

Большая сеть её филиалов и кафедр охватывала все жилые зоны Земли. Наше отделение занималось вопросами взаимодействия материальной вселенной и вселенной Тамаса, и изучало свойства нуль-пространства. От решения стоявших перед современной наукой проблем в этой области зависели возможности экспансии человечества в самые отдаленные звёздные системы, находившиеся пока за пределами изученных областей пространства. Задачи обеспечения безопасности людей в кораблях нового класса, способных передвигаться за гранью материального мира, пока с трудом поддавались решению.

Здание нашего института, отлитое из красноватого плавленого камня и сверкавшее на солнце широкими полосами зеркальных окон, располагалось на площади Мерцающих Огней в северной части Города. Работа здесь была для меня интересной и временами даже захватывающей. Как всегда на новом месте появились новые друзья и знакомые. В основном это молодые ребята и девушки, многие из которых работали здесь ещё на правах стажёров. Тем не менее, они трудились наравне со старшими товарищами — солидными учёными и профессорами — и к их мнению всегда прислушивались. Трудовое Братство смело доверяло молодым жителям Земли самые трудные и ответственные дела.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 546