электронная
252
печатная A5
702
18+
Бури вселенной

Бесплатный фрагмент - Бури вселенной


5
Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-8413-2
электронная
от 252
печатная A5
от 702

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вместо предисловия

Лето как-то неожиданно закончилось, и полил проливной нескончаемый сентябрьский дождь. Ей стало скучно. Скучно без ее персонажей. И они напомнили о себе, настойчиво стучась в этот мир. Им стало тесно в мире идей и душ, они захотели рассказать о себе еще много разных историй. Прожить яркую, насыщенную событиями жизнь на страницах романа.

Серая, промозглая, безрадостная осень за окном, только шум дождя. Так долго он был желанным, а теперь вот навевает тоску и сожаления. Что-то не случилось, кто-то кому-то что-то не договорил, отказался чувствовать, жить, верить. У персонажей обычно своя, отличная от автора жизнь, но некоторые из них умудряются даже материализовываться в действительности, превращаться в людей и встречаться нам на улицах города.

Но они даже не подозревают, насколько они важны для нас, насколько богата их личная история, и какую тяжелую ношу они несут веками, а порой и тысячелетиями. Удивительно бывает встретить на улице незнакомого человека и почувствовать в нем необычайную близость душ. Узнать, что у вас с ним общее прошлое, что обиды его тянутся с незапамятных времен. И вы встретились с ним сегодня, чтобы эти обиды вековые разрешить, восстановить гармонию мира, вашего с ним мира.

Так и она, она встретила совершенно случайно одну из своих родственных душ прямо на улице, августовским жарким днем, в полупустом городе. Она приходила в это место каждый день, и он приходил в это место каждый день! Но они почему-то друг друга не замечали в течение многих лет. А в один прекрасный день он материализовался для нее, вынырнул из зеленой парковой кущи и улыбнулся, став в ту же секунду важным и значительным. Он об этом не догадывается, лишь ей одной дано это осознавать. И ей захотелось рассказать об этой необычайной истории миру. И, конечно же, обо всех тех историях, которые материализовались вместе с его появлением. Мы всегда тянем за собой шлейф кармических связей, хотим мы этого или не хотим!

Часть первая.

Царский сын

Глава первая

Лаура пришла, как обычно, в этот милый парк, куда она заходила постоянно, чтобы полюбоваться цветами, понаблюдать за тем, как растут деревья, послушать пение птиц. Парк жил своей жизнью, видоизменялся, цвел, благоухал, или наоборот, отдыхал под нескончаемыми проливными дождями зимы. Лаура соединялась с силами природы, вдыхала чистый воздух трав и цветов, слушала журчание фонтана, любовалась лучами полуденного солнца, светящего сквозь ветви невысоких сосен. Все всегда было обыденно, привычно, люди почти не замечали в парке ее присутствия, настолько она растворялась в природе. Она с ними не взаимодействовала. Но на этот раз все произошло совсем иначе. В парке появился еще один житель!

Она спускалась по дорожке вдоль маленького пруда, и вдруг, совершенно неожиданно, на параллельной дорожке, ведущей вниз к ратуше, материализовался человек! Он буквально соткался из воздуха, потому что до этого его там не было! Он одарил Лауру сверкающей улыбкой и пошел дальше. В этот момент Лауре уже казалось невозможным не узнать, кто этот пришелец? Она решила, что это какой-то заезжий турист, потерявшийся среди зарослей августовского парка. Она поспешила спуститься вниз по дорожке и уже высматривала внимательно, куда он направится. А он уже не обращал на нее никакого внимания! Шел себе в своем направлении, потом сел на траву у фонтана и стал спокойно пить пиво, совершенно не обращая внимания на полное смятение Лауры.

А смятение Лауры было мгновенным! В ту же секунду, как она увидела среди зелени его улыбку загорелого лица, он стал центром ее Вселенной! Вдруг раз, и стал очень важным и значительным. Без предупреждения. Она и подумать не успела, разобраться в себе, почувствовать что-либо, как уже быстрым шагом она следовала за ним к фонтану. До него оставалось несколько метров, до той жгучей разгадки, которая полностью поглотила ее внимание и чувства.

Тут Лаура заметила свободную скамейку под деревьями и присела перевести дыхание. Рядом сидел мужчина и читал газету, поглощенный своим занятием. На Лауру он не обращал никакого внимания, но Лауре казалось, что те несколько человек, которые находились поблизости, уже все были в курсе ее нарушенного спокойствия, и все пристально следили за тем, как поднимается ее грудь от учащенного дыхания!

Лаура пристально наблюдала за сидевшим на траве мужчиной, как он пьет пиво, как вальяжно развалился на газоне, обнажив свой загорелый торс. Тут Лаура поняла, что отпустить его просто так, не заговорив с ним, она уже не сможет! Надо было идти знакомиться! Но Лаура совершенно забыла, как это делается, она уже несколько лет жила в полном слиянии с пением птиц и цветением роз, и пойти заговорить с понравившимся ей мужчиной представлялось чем-то совершенно нереальным!

Лаура решила придать себе храбрости и спросила у сидящего рядом, ничего не подозревающего мужчины:

— Скажите, на ваш взгляд, на сколько я выгляжу? — мужчина оторвал взгляд от газеты, долго думал, смотря на Лауру рассеянным взглядом, и произнес:

— Около тридцати пяти?

— Большое спасибо! — выдохнула приободренная Лаура и услышала бой часов на ратуше. Было как раз шесть часов вечера. Сидящий на траве мужчина уже почувствовал что-то не то и постоянно оборачивался на Лауру, хотя никаких действий не предпринимал. Она решила собрать все свое мужество и оторвала себя от скамейки, решительно направляясь к нему. Пульс Лауры зашкаливал: «Как давно я не чувствовала ничего подобного!» — пронеслось в сознании Лауры.

Все, немыслимо трудные метры сокращались, и Лаура оказалась стоящей рядом с мужчиной. Он поднял на нее свой взгляд, и она практически бесслышно спросила, «может ли она присесть рядом?» Он улыбнулся с налетом удивления и кивнул. Тут у Лауры на душе отлегло и пульс выровнялся — она присела рядом с ним на траву.

— Где вы так загорели? — начала она первой пришедшей на ум фразой.

— Здесь! — ответил он приветливо, и Лаура совсем успокоилась.

— Как? Я вас раньше здесь никогда не видела! Вы живете неподалеку? — спросила она в изумлении.

— Да, вон там! — показал он в сторону домов, мимо которых Лаура проходила сотни и даже тысячи раз.

Пока длилась эта светская беседа, Лаура жадно рассматривала его лицо и пыталась понять, нравится оно ей или нет? Возраст понять было трудно, но не совсем молодой и не совсем старый. Черты лица были приятными, но глубокие складки на лбу и темный взгляд, который он на нее изредка бросал, говорили о его глубоких внутренних страданиях. Видно было, что общение с ней дается ему тяжело.

Они поговорили об августовском Париже, о приятной тишине вокруг, он то и дело рассказывал ей о своей жизни бедного парижанина. Жаловался на существующую систему, которая лишает его средств к существованию, о его глубоко сидящей горечи и о пожирающем его гневе. Лауре почему-то было комфортно с ним, несмотря на его тяжелые мысли и ускользающий взгляд. Ее накрыло вселенским спокойствием и умиротворением в его присутствии. Он рассказал ей про свои путешествия, про острова, где он жил несколько лет, перед тем, как поселиться в этом микрорайоне. Лауре нравилось слушать про иные, незнакомые ей миры. Он увлекал ее своими рассказами и таинством своей личности, одновременно темной и страдающей, а в то же время убаюкивающей ее одним своим присутствием. Лаура полностью растворилась в нем, в его истории, как до этого она растворялась в природе этого парка. Теперь они оба стали частью этого парка. Лаура продолжала внутренне поражаться тому факту, что они раньше друг друга не замечали!

После часа беседы Лаура решила, что пора ретироваться, но обязательно договорившись о следующей встрече!

— Мы сможем с вами встретиться еще? Сходить в кафе? — начала Лаура решительно.

— Да, я могу оставить вам свой телефон, — сказал он неожиданно просто и приземленно.

Лаура не ожидала, что все это волшебство вдруг переместится в плоскость обыденности и формальности телефонных звонков, и потому медлила, не записывая его номер. Он почувствовал ее замешательство и предложил:

— Давайте положимся на волю случая?

Лаура немного опешила:

— Хорошо!

— Вы ведь часто сюда приходите? — спросил он, опять почувствовав ее смятение.

— Да, каждый день!

— Тогда до встречи! — сказал он почти утешительно и опять углубился в свои тяжелые одинокие мысли.

Лаура, поняв, что разговор закончен, поспешила удалиться, вся в растрепанных чувствах: «Я хочу еще раз встретиться с ним или нет? Он мне понравился? Почему я не записала его телефон?! Похоже, полный провал!»

Пока Лаура шла к дому, ее мысли перестали скакать, как сумасшедшие, и она поняла для себя, резко и четко: «Я хочу его увидеть опять!», и ее обдало волной родившегося и уже так быстро оформившегося чувства. «Да, я в него влюблена!» — сказала она себе и даже успокоилась от этой мысли. Но следующая мысль заставила ее вспыхнуть: «Как я могла не взять его телефон?!»

В тот момент Лаура уже соображала, каким изощренным способом она сможет с ним связаться вновь?

И, наконец, придумала! Она написала послание на листе бумаги: «Доисторическое послание. Я очень рада была с вами познакомиться! Остаюсь в ожидании воли случая!», положила лист бумаги в пластиковый пакетик на случай дождя и отнесла в то место, где они с ним сидели на траве, прикрыв послание камнем. Так стало немного веселее на душе! Лаура уже была вся в предвкушении. Факт неопределенности веселил ее, возбуждал воображение и придавал этому всему необычайной прелести. Она была даже рада, что не воспользовалась столь банальным средством коммуникации, как телефон. Она решила ждать продолжения!

Ариамна, оставленный Лаурой в ее теле и в ее мире, готовился к экспедиции в Гималаи. Профессор оказался ему большим подспорьем. Ариамна слегка сердился на Лауру за ее исчезновение, за то, что он не может жить спокойно в своем теле царя, мужчины. Но только слегка. Скорее, он волновался по поводу того, что она собиралась предпринимать. Увещевания профессора дать ей пожить его жизнью не помогали. Он чувствовал что-то неладное, чувствовал, что скоро ему придется мчаться ее спасать, и чувство беспокойства исходило из его собственного дома, который он оставил на попечительство своего старшего сына, Титуса. Сам он решил не вмешиваться и дать сыну возможность повзрослеть, получить свой опыт военачальника и старшего в его государстве. Но волнение не подчинялось его разуму. Оно точило его постоянно. Уже не было никаких сомнений, что Лаура помчалась в его царство. Ариамна был уже готов мчаться следом, чтобы выяснить, почему оттуда исходит столь явная тревога.

Тут в кабинет вошел профессор:

— Ариамна, я краем уха услышал сегодня, что тут недалеко выставка антиквариата! Там мы сможем найти людей для нашей экспедиции. Прогуляемся? Что-то вы помрачнели в эти дни!

— Мне надоело ходить в платьях! — буркнул Ариамна, и профессор не мог не улыбнуться:

— Да, у Лауры отличное чувство юмора! — он громко рассмеялся, поняв, что он ведь никогда еще не видел царя Тиарсы в его реальном обличии крепкого мужчины, а довольствовался образом хрупкой милой Лауры, каждый раз насилуя свое сознание, напоминая себе о том, что это царь, и обращаться к нему нужно со всем подобающим случаю уважением и почтением. «Не то, спасайся кто может!» Гнев царя мог быть непредсказуемым.

— Относитесь к этому легче! Забудьте на время о своем облике, давайте решим главный вопрос — как мы попадем в пещеру — через туннель, оставленный вами три тысячи лет назад, или будем делать раскопки? — предложил профессор уже серьезно.

— Там глубина значительная, несколько километров будет, насколько я помню по длине туннеля, через который мы выбирались наружу. Копать сложнее, проще будет, если туннель сохранился, соскользнуть по нему внутрь и уже решить на месте, что делать! И это сделаю я сам! — Ариамна немного успокоился. — Приобретите мне пару брюк, пожалуйста, — он улыбнулся профессору очаровательной улыбкой Лауры. — И пойдемте на выставку, я засиделся тут в кабинете.

Ариамна ходил между полками и стеллажами выставки, заполненными разными предметами роскоши, привезенными с востока. Взгляд его упал на один точеный кувшин, из серебра и драгоценных камней. Этот кувшин держал в руках один высокий сухощавый мужчина.

— Позвольте, пожалуйста, мне ознакомиться с этим предметом? — Ариамна обратился к мужчине, стоящему спиной. Мужчина обернулся и оторопел:

— Лаура! Вот не ожидал тебя здесь видеть! Как ты?

Ариамна был несколько обескуражен: «Что ему говорить? Всю правду? Он примет меня за сумасшедшего!»

— Привет! Давно не виделись? — издалека начал Ариамна, оставшись в образе Лауры.

— Да что ты! Целую вечность! Куда ты тогда исчезла? Я тебя искал повсюду! Твой телефон молчал, в парке тебя не было! Я начал паниковать, искать тебя повсюду! Оббегал весь район, побывал во всех твоих любимых кафешках, всех расспрашивал о тебе! А ты как будто сквозь землю провалилась! За что ты со мной так? — мужчина явно был переполнен эмоциями радости и волнения.

— Я сожалею! — только и нашел что сказать Ариамна.

— Что-то важное произошло? Ты встретила кого-то другого? Ты забыла меня? — мужчина пристально и нежно вглядывался в глаза Лауры-Ариамны.

Ариамна взял в руки кувшин и стал пристально его рассматривать, бешено соображая, что же отвечать этому столь приятному и совсем не агрессивному мужчине: «Что я ему скажу? Что я не Лаура? Что Лаура в моем царстве в VII-ом веке до нашей эры в моем теле? И что мы еще несколько дней назад занимались любовью? Нет, сказать ему об этом нет никакой возможности! Будем отыгрывать Лауру!» — Ариамна улыбнулся своим мыслям и ответил:

— Ты знаешь, откуда привезен этот кувшин? — спросил он у мужчины, выигрывая время.

— Ты стала интересоваться античными предметами убранств древних восточных цивилизаций? — спросил в ответ мужчина. — Ты не хочешь мне отвечать?

— Этот кувшин был сделан мастером, приютившим сына царя Тиарсы, Титуса, — стал рассказывать Ариамна, не зная, что отвечать на вопросы мужчины. — Этот мастер лично вскормил и вырастил внебрачного сына царя Ариамны, и он подарил этот кувшин Титусу, когда тот покинул дом приемного отца и стал военачальником царства Тиарсы. Титус возил его повсюду, очень любил пить из него воду, говорил, что это придает ему сил и могущества. Он очень ценил связь со своим приемным отцом, и, наверное, любил его больше, чем своего настоящего отца, царя Тиарсы. Как попал сюда этот кувшин — загадка!

— Ему три тысячи лет! Этому кувшину! — восхитился мужчина.

— Арни! Не унеси кувшин с собой! Ты за него еще не заплатил! — крикнул торговец стенда, обращаясь к мужчине.

«Его зовут Арни!» — подумал Ариамна. — «Похоже на мое! Древнее имя Тиарсян!» — а вслух сказал:

— Я покупаю этот кувшин и дарю его тебе, Арни! Прости меня за мое исчезновение, я тебе как-нибудь расскажу, что произошло! Откуда у тебя такое древнее имя?

— Ты стала совсем другая, Лаура! Я тебя не узнаю! Откуда у тебя деньги — этот кувшин стоит целое состояние! — Арни погрустнел вдруг. — Что-то произошло в твоей жизни, чего я совсем не знаю. И ты не хочешь мне ничего объяснять. Ну что ж, теперь у тебя другая жизнь, я не буду тебе мешать! — Арни отдал кувшин в руки Лауры и, поникнув головой, собрался уходить.

— Нет-нет, постой! — Ариамна почему-то проникся нежностью к этому незнакомому мужчине. — Я отправляюсь в большую экспедицию в Гималаи, на раскопки сокровищ царя Тиарсы, поехали со мной?

— Да что ты! Это совершенно потрясающая новость! — мужчина просветлел лицом. — Да, поеду! С тобой куда угодно поеду!

Мужчина очень мягко и нежно обнял Лауру, долго стоял так посреди стеллажей, как бы прощая ей ее исчезновение всем своим телом и душой. Ариамна почувствовал, что этот мужчина ему не чужой! Не его Душа, нет, Душа у него была своя, но он был ему родным человеком! Ариамна решил, что за время экспедиции поймет, кто он и откуда, из какой его жизни пришел на встречу к нему, и зачем? Ариамна тоже испытал нежность и покровительственную заботу к этому еще несколько минут назад незнакомому Арни!

Тут подоспел спасительный профессор, приведя с собой еще трех экспертов, готовых отправиться на раскопки.

— Эту экспедицию организовывает и финансирует профессор и его университет! — поспешил объявить Ариамна, чтобы избежать лишних вопросов от новоприбывших помощников. — Я представляю вам Арни, вашего нового коллегу, специалиста по утвари древних царств, — Ариамна улыбнулся Арни, приободряя его. Арни, очень предупредительный и деликатный, улыбнулся в ответ и решил отдаться на волю судьбы, которая столь странным образом свела его вновь с исчезнувшей пару лет назад Лаурой.

Ариамна все-таки купил серебряный кувшин, но Арни принимать его в подарок отказался. Ариамна положил его в свой рюкзак, как обычный предмет обихода, под удивленные взгляды экспертов.

По дороге в кабинет профессора Арни мягко брал в свою руку ладонь Лауры, и Ариамна, хотя и не знал, как к этому относиться, но руку не отдергивал. Присутствие Арни было ему приятно. Арни больше не задавал вопросов, просто наслаждался найденной Лаурой. А Ариамна думал: «Арни — бывшая любовь Лауры! Почему они расстались — непонятно! Но я не чувствую к нему ревности. Это была другая ее жизнь, до меня. Он мил и очень умен, красив и приятен в общении. Даже еще не забыл Лауру! Что там произошло между ними, что заставило ее исчезнуть? Он мне, конечно же, расскажет! И Лаура расскажет! Но что делать с его любовью и нежностью ко мне сейчас? Вот задачка!» — Арни приобнял Лауру за плечо. Ариамна не отстранился.

А Лаура? А Лаура оказалась в самом центре страшнейшей черной песчаной бури, одна посреди пустыни, в VII-ом веке до нашей эры! Буря налетела так быстро, что Лаура не успела опомниться! Уже в самой середине смерча она вспомнила про свое видение, там, в парижском кафе. Буря была именно такая — черная смесь пыли, песка, сухих растений и земли! Все это налетело на нее и сбило с ног. Лаура перестала сопротивляться и легла навзничь, закрыв лицо руками. Ветер выл и крутился вокруг нее, а она находилась в относительно спокойном эпицентре, который медленно сдвигался. Лаура перемещалась вместе со смерчем в непонятную ей сторону. Так продолжалось неимоверно долго. Понять, куда она двигалась, было совершенно невозможно — вокруг все вертелось одной черной массой. Неожиданно вой прекратился, и Лаура увидела сквозь толщу черной пыли яркий далекий свет, то ли от факела, то ли от маяка.

Лаура встала на ноги, но земля под ее ногами качнулась, как будто гравитация исчезла на время под ней. Потом все встало на свои места, потом опять все повторилось. Как будто она шла не по земле, а по качающейся палубе корабля. Ее затошнило от головокружения. Лаура не сдавалась и шла сквозь черную вертящуюся гущу по направлению к свету. Свет становился все ярче, а вертящийся поток слабее. Вскоре она вышла из затухающего смерча и оказалась у стен города, на башне которого горел яркий огонь из нескольких факелов. Видимо, в помощь попавшим в бурю странникам. Лаура добрела до ворот и упала без сил.

Лаура очнулась уже в покоях дворца. Когда она приоткрыла глаза, сиделка побежала за царицей. В покои быстрым шагом вошла царица, наспех одетая в ночной халатик. Была середина ночи. Царица бросилась на колени перед Лаурой, целуя простыни на ее ложе:

— Правитель! Какое счастье, что вы опять с нами! Нас постигла непреодолимая трагедия — наш мир ходит ходуном! Дворец разрушается! Люди боятся спать в покоях и у себя в домах. Жители города срочно переселяются в палатки, боясь летящих нам на головы камней и перекрытий дворца! Мы в отчаянии! Но это не единственное наше горе! Титус готовит город к отражению атаки незнакомой горной орды. Гонец принес ужасные новости — на нас готовится нападение многотысячной армии Северян. Мы уже не знаем, от чего спасаться в первую очередь! Спаси нас! Ты ведь все можешь! — царица прильнула к руке Лауры.

Лаура, инстинктивно решив со скоростью света, что бы в этой ситуации сделал Ариамна, чтобы утешить царицу, и жестом руки привлекла ее к себе. Царица с радостью повиновалась, скинув все свои одежды. Лаура приподняла покрывало и заметила, что и ее тело царя тоже нагое. Она тут же откинула покрывало. И, не размышляя, налегла мощным телом царя на изящное тело царицы. Царица застонала от удовольствия. Лаура почувствовала, что член ее напрягся, прося неги и утоления сексуальной жажды. Лаура отодвинула рукой шелковое бедро царицы и погладила ее между ног. Царица приподнялась и начала ее целовать в губы, чем увеличивала желание и плотность члена. Лаура не торопилась. Она сильными руками ласкала тело царицы, ее секс, снаружи, внутри, но входить в нее не спешила. Что-то удерживало ее. «Я должна изменить Ариамне с его же женой?» — пронеслось в ее воспаленном желанием сознании, но тут же возникла успокаивающая мысль: «У меня уже с ней был секс, и он ничего не имел против! Он не будет сердиться, ведь мы же одна Душа, и царица любит его, а не меня, Лауру!»

С этой мыслью она почувствовала, что царица ласкает своими губами ее член, и волна нахлынувшего удовольствия отключила сознание. Лаура отдалась любовному порыву царицы. Почти дойдя до оргазма, Лаура высвободила свой член из уст царицы и, положив ее на спину, нависла над ней своим мощным телом царя. Царица затаилась в ожидании. Лаура послала последнюю мысль Ариамне: «Прости, дорогой, но я не могу сопротивляться!» и вошла членом в царицу. Та вся растворилась в ощущениях и млела в ее объятиях.

Лаура чувствовала своим членом царя все, что чувствовал бы сам царь, будь он на ее месте, и поняла, что он бы поступил абсолютно так же — не смог противостоять силе притяжения царицыного секса! Слишком он любил заниматься любовью с ней в течение многих лет! Лаура расслабилась от этой мысли и мерно покачивала телом, доставляя и себе, и царице неимоверное наслаждение соприкосновения плотей. Царица уже не издавала звуков, сама же Лаура начала глубоко дышать, почти с хрипотцой издала самый гулкий выдох пришедшего в ее мозг оргазма и наслаждения! Царица приподнялась и поцеловала ее в губы в знак благодарности. Лаура высвободила свой обмякший член из лона царицы и откинулась на подушки. Царица, по обыкновению, исчезла с постели, оставив мужа отдыхать одного.

Лаура провалилась в глубокий сон, думая, что не так уж и плохо побывать в теле царя и осчастливить своим членом царицу! Как-то чувства вины по поводу содеянного она не ощущала, даже тени сомнения. «Я заменила собой Ариамну! Ну и что! Он должен, по идее, быть рад!» — думала она, проваливаясь в сон.

А тем временем Ариамна боролся со своими чувствами по отношению к Арни. Из кабинета профессора, где они составили подробный план путешествия в Гималаи и наметили точную дату отправления снаряжения, Арни предложил Ариамне пойти к нему домой. Почему-то Ариамна не отказался. Присутствие Арни интриговало его и было скорее приятным. «Почему меня так тянет к этому человеку? Меня притягивает к нему, как магнитом! Я не могу этому чувству сопротивляться! А что бы сделала Лаура на моем месте? Объяснила бы ему, что у нее уже другие отношения и другая жизнь с ним, Ариамной, или поддалась бы силе желания?» — Ариамна не мог сосредоточиться, чтобы принять решение, и послушно шел вместе с Арни домой к Лауре.

Там, дома, Арни нежно обнял Ариамну и начал целовать его в губы, сбрасывая с него всю одежду. Ариамна сделал то же самое. Платье Лауры легко соскользнуло с его плеч, туда же полетели и кружевные трусики. Арни нежно и очень ласково положил тело Лауры на постель и сам навис сверху. Его член был красив и в полной готовности. Арни рукой стал гладить секс Лауры и доводить ее тело до первого оргазма. Ариамна поддался, не имея возможности сопротивляться. Это было настолько приятно и мило, что Ариамна на некоторое время забыл, что он мужчина, и ласкает его другой мужчина. «Лауре было бы приятно!» — подумал он в состоянии оргазма. Но тут его что-то окатило, как холодным душем. Он отстранил Арни от себя и поднялся на ноги:

— Прости, я не готова! Все слишком быстро для меня! Не могу пока! — и ушел в душ. Арни поднялся, быстро оделся, и, не говоря ни слова, вышел. Ариамна почувствовал облегчение, услышав хлопнувшую дверь. Он долго стоял под душем, соображая, что с ним происходит! «Вроде, да! Очень хочу этого Арни! Но что-то не пускает!» — все его тело горело от перевозбуждения и неутоленного желания.

Выйдя на улицу, Арни долго шел куда глаза глядят! Быстро, и ничего не думая. Его тело горело, член болел, низ живота напрягся от резей и болей. Дальше он идти не мог, сел на скамейку и заплакал от унижения и стыда. «Лаура меня отвергла! Один раз, потом еще, и еще! Почему она так надо мной издевается? За что мне эти страдания?!» Он просидел на скамейке всю ночь, чувствуя, как его тело постепенно отходит от жутчайшего унижения и стыда. Стыд сменился чувством вины: «Я что-то сделал не так! Ей со мной плохо!» Потом навалилась апатия и горе отверженности! Арни не хотел двигаться и чего-либо хотеть. Вся его тонкая чувствительная натура страдала жуткими муками. Отчего? Он и сам не знал! Просто жил уже многие годы в этом состоянии страдания, когда пытался вспомнить ту первую волшебную встречу с Лаурой, иногда сменяющегося моментами забытья, когда он просто сидел на траве и ни о чем не думал.

Глава вторая

Лаура проснулась утром воодушевленная! Она быстро позавтракала и отправилась в свой любимый парк, проверить, не получено ли ее доисторическое сообщение? Придя в парк, она нашла камень и лист бумаги на том же месте и села неподалеку. Чтобы собраться с мыслями и решить, «что же делать дальше?» Ей очень хотелось опять увидеть того заставившего биться ее сердце мужчину!

— Зачем я не взяла его телефон?! Уже позвонила бы давно! — сокрушалась она своей недальновидности. — Хотя нет, от телефона у меня одни проблемы! То я слишком много звоню, то меня достают смс-ками! Нет уж, в этот раз телефон нам не помешает ни за что! — она решительно настроилась на победу.

Но загорелый мужчина с красивым торсом не появлялся! Тогда Лаура с горящими от возбуждения щеками решила сделать обычный кружок по парку. Это было для нее настолько привычным маршрутом, что она не задумывалась, куда она идет. И вдруг, среди зелени и роз она заметила знакомое загорелое лицо! Она помахала приветливо, он улыбнулся в ответ! Лаура развернулась и пошла ему навстречу! Он улыбался!

— Да, случай не заставил себя долго ждать! — воскликнула весело Лаура. Он ответил улыбкой и протянул найденное «доисторическое послание».

Они присели на скамейку, опять болтая обо всем и ни о чем. Пара часов пролетели, как одна минута.

— Мы так получим солнечный удар! — пошутила она.

— Что вы запланировали на сегодня? — спросил он.

— Я запланировала что-нибудь совершенно незапланированное! — опять пошутила она.

— Тогда продолжим в кафе? — предложил он. Она была счастлива, находясь в состоянии крайнего возбуждения от близости этого мужчины и его расположенности продолжить знакомство.

Так они переместились в кафе, там продолжая пребывать в ауре бесконечного незапланированного счастья. Прошли еще несколько часов. Она узнала о его жизни еще много подробностей. И хотя он рассказывал о себе только то, что заставляло его страдать, ей почему-то было легко и весело в его присутствии.

— Давай прогуляемся? — предложил он, когда все вино и пиво были выпиты.

Они отправились гулять по городу, сидеть в парках и скверах, перемежая мороженым их нескончаемую беседу. Лаура вдруг заметила, что день сменился на вечер, а ей все еще не надоело болтать с этим симпатичным мужчиной! Они уже несколько часов были вместе, и ей до сих пор не стало с ним скучно! «Раньше со мной такого не бывало!» — подумала Лаура, даже не пытаясь строить дальнейших планов.

— Пошли теперь обратно, к дому? — предложил он, и Лаура, как завороженная, пошла, не думая ни о чем.

Вернувшись в их парк, она, уставшая от долгой ходьбы на каблуках, спросила, наконец:

— Что ты хочешь делать дальше?

— Не знаю, — ответил он, смутившись.

— Какие у нас есть возможности? — не унималась она, так как расставаться с ним ей совсем не хотелось.

— Если сказать просто — абсолютно все! — этот ответ ее приободрил.

— Ты хочешь увидеться завтра опять? — спросила осторожно она, понимая, что слишком много инициативы с ее стороны может все испортить — сколько раз уже портила ей все ее природная торопливость!

— Пригласи меня на чашечку чая! — неожиданно предложил он. Лаура смутилась и стала тянуть время для принятия решения:

— А почему ты не хочешь пригласить меня к себе? — Лаура считала, что приглашать к себе домой всегда должен мужчина, а не наоборот.

Он стал долго объяснять, что его условия жизни не позволяют ему это сделать, из чего Лаура поняла, что имеет дело с совсем социально неудачным мужчиной, но эйфория удовольствия от его присутствия скрашивала абсолютно все — Лаура была от него в полном восторге!

Ей нравилось, как легко они обо всем разговаривают. Ей нравились его неординарные и всегда точные суждения. Ей необычайно нравилось его тело, стройное и загорелое. Ей нравился его острый взгляд с налетом глубины пережитых страданий. Ей нравилась та легкость, с которой он увлекал ее за собой, и то, что ей это было совершенно не в тягость. Но самое главное, что ей было необычайно приятно — она чувствовала, что их души были в полной гармонии — она ощущала рядом с ним погружение в спокойную уверенность, что только так все и может происходить: «Это единственный возможный и верный вариант развития событий!» Она отметила его внимательность, предупредительность и необычайную деликатность по отношению к ней. Он все слушал, слышал и действовал соответственно.

— Хорошо, пошли ко мне домой пить чай! — согласилась она, понимая, что речь идет вовсе не о чашке чая!

У нее дома все продолжилось опять — они пили чай, болтали о музыке и обо всем возможном, о чем она уже позабыла. Но она не забыла состояние той необычайной легкости его присутствия — Лаура не любила кого-либо приглашать к себе домой — это был ее личный Храм мыслей и чувств! И никто обычно в него доступа не имел. «А вот он пришел и вроде совсем не нарушил ее внутренней гармонии!» — это не ускользнуло от ее внимания. В какой-то момент весь чай был выпит и все сказанное было сказано, тогда он без малейших слов обнял ее и поцеловал. Лаура растворилась в неожиданной нежности — до этого он был несколько отстранен и даже холоден с ней.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 702