электронная
200
печатная A5
391
16+
Бульвар Сансет и другие виды на закате

Бульвар Сансет и другие виды на закате

Объем:
206 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9848-2
электронная
от 200
печатная A5
от 391

О книге

Глобальная ядерная война застает торговое судно «Lunar Tide» в открытом океане. Несмотря на то что связь с сушей потеряна и все средства навигации вышли из строя, капитан намерен любой ценой вернуть экипаж домой. Однако, кажется, на этот раз конец света действительно наступил и возвращаться попросту некуда… Что стало с миром после термоядерной катастрофы и, главное, кто ответственен за произошедшее? Ответ на последний вопрос может оказаться шокирующим…

Отзывы

Mike

Книга захватывает с самого начала и держит в заинтересованном нетерпении. Обстановка пронизана духом современности, как от поведения персонажей, так и окружающем их мире. Интересно переплетаются основная часть повествования и футуристические нотки. Однозначно рекомендую! Читается "взахлеб".

27 декабря 2018 г., в 14:12
Карина

Книга понравилась Плюсы: - захватывающий и оригинальный сюжет - очень легко, органично и неожиданно подается философия мировозрения - неожиданный финал - в экстремальной ситуации раскрывается человеческая сущность Минусы: - много морских терминов -- это на любителя

17 декабря 2018 г., в 13:18

Сразу скажу, что я фанат классики и придирчива к современной прозе, но данный роман, на удивление, не разочаровал.. Несмотря на статичное, малоподвижное начало, от чтения трудно оторваться, настолько красочно описание постакаполистических пейзажей. (Если определение «красочно» вообще можно здесь употребить). Темы подняты самые разные: борьба разума в виде искусственного интеллекта и веры в высшие силы; противоречивость и несовершенство человеческой природы, любовь, тема ядерного вооружения, конфликта как двигателя прогресса и т.п. Все переплетено в головоломку и самое интересное: она в конце романа разрешается легко и изящно! Я, например, к такому разрешению не была готова, может, кто-то и догадается уже ближе к середине, не знаю)) Но вопросов к писателю по сюжету не осталось. Единственное, меня, как человека очень далекого от морского дела, смутило в некоторых фрагментах обилие мореходных терминов (жанр маринистика?), но зато узнала распорядок дня на корабле; плюс еще почитала про самого писателя – и все стало понятно, что это всё частично автобиография (частичноо – слава богу, тема конца света не автобиографична и не будет никогда таковой, надеюсь) Также люди на корабле называются по должностям, а не по именам, трудно было ориентироваться, но вам советую не заморачиваться, читайте просто и все, не запоминайте никого на корабле, кроме главного героя. Рекомендую! Произведение захватывает и ради такого финала стоит почитать и вообще, я бы сказала, темы в произведении довольно серьезные и наталкивают на размышления, хоть и написано все простым понятным языком.

17 декабря 2018 г., в 9:05

Автор

Григорий Лерин
Григорий Юрьевич Лерин
О СЕБЕ Чтобы рассказать о себе, для начала необходимо родиться. Бытует обывательское мнение, что неплохо родиться в Америке или Европе. Но в таком случае придется с самого рождения изучать иностранные языки. Вам это надо? А вот родиться на границе Европы и Азии — без проблем: и европейские порывы, и азиатское терпение, и русского языка вполне достаточно. Например, появиться на свет уральской зимой 1957 года, в Нижнем Тагиле. (Нет, тот самый, пресловутый «чудила с Нижнего Тагила» — это не про меня, он жил через улицу напротив). И там же, в славном городе Нижнем Тагиле усилиями старшего брата научиться читать, а усилиями родителей, собравших дома очень приличную библиотеку, научиться выбирать, что читать. Потом школа, завод, армия — накатанная дорога, которой прошли миллионы. Дни и месяцы складываются в годы, годы складываются в первичный жизненный опыт, опыт бесшабашный и безответственный, так как за тебя думают и решают другие, а тебе решать пока ни за кого не надо. Цель этого пути ясна и многообещающа: получить среднее образование, приобщиться к труду и, наконец, отдать долг стране, потому что, едва родившись, уже у страны занял. Правда, одолжили немного и на счетчик не ставили. Через два года вернули военный билет — все, гуляй, сержант, в расчете. Действительно, все. После армии накатанная трасса закончилась, от нее побежали в разные стороны дорожки и тропинки. Надо куда-то идти самому, без команды. А если без команды, то можно и не по тропинке, а закатать штанины повыше и двинуть по ручью. И приведет тот ручей сначала на берега Невы, в Ленинградскую мореходную школу, а Нева, как известно, впадает в Балтийское море, а там через Датские проливы и до океана рукой подать. Атлантика, Арктика, Индийский, Тихий, советский флаг, российский, мальтийский, арабский, голландский, морская академия заочно, и так уже сорок лет почти беспрерывных, великих и малых мореплаваний — Магеллан с Колумбом отдыхают. Но как-то в конце 1996, на пороге сорокалетия, остро соскучившись по жене, детям и собаке в шестимесячном контракте, вдруг ни с того, ни с сего спросить себя: а что ты еще умеешь делать, кроме как стоять вахты, прокладывать курсы, рулить, вязать, стропить, грузить, выгружать, катить квадратное, тащить круглое, красить, чистить, мыть, варить, паять, плотничать, слесарничать, лечить, спасать, спасаться, тушить пожары, заделывать пробоины… Получается, что ни-че-го. А что бы хотел уметь? Да черт его знает — в космос уже не возьмут, да и в разведчики нынче конкурс, как в театральный… Вот, правда, в пятом классе сочинение написал: «Хочу быть писателем», пятерку получил. Не в рублях… Хм, интересно… А если попробовать? А вдруг?… Почему же не попробовать, тем более, что свободного времени на морских переходах тогда еще было предостаточно? Что-то нагромоздить, поисправлять, позачеркивать и снова громоздить. И неожиданно почувствовать, что получается, как будто въехал в широкое, теплое течение, этакий Гольфстрим, которое подхватило и понесло на мягко покачивающихся плечах к хорошей и вполне логичной развязке. И поставить последнюю точку, и десять раз перечитать, снова и снова меняя слова и исправляя ошибки. А потом взяться за другую повесть, за третью, потому что активирована самая настоящая цепная реакция, и в голове — чехарда идей и сюжетов, каждый из которых нетерпеливо теребит и требует немедленного воплощения. И, наконец, в перерыве между рейсами отнести толстую пачку листов издателю и с удовольствием узнать, что твоя писанина нравится не только тебе, и, пройдя огонь и воду, ожидать меднотрубный бравурный марш. Но вместо марша услышать погребальную мелодию, потому что твои устремления безнадежно похоронены в неприлично мизерном тираже, и только случайный прохожий, заглядевшись на пролетающий мимо НЛО, споткнется, остановится и заметит скромную эпитафию: «Здесь лежат книги Григория Лерина». И, может быть, возьмет в руки и раскроет наугад… Ой, да вы никак уснули? Почти? Ужасно долго, занудно и скучно? Абсолютно с вами согласен. Чтобы написать книгу, ждать до сорока лет ни к чему. Да и все остальное, что я тут вам наговорил, тоже совсем не обязательно.