электронная
60
печатная A5
350
16+
Будущее рядом

Бесплатный фрагмент - Будущее рядом


Объем:
144 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1010-0
электронная
от 60
печатная A5
от 350

Пролог

1901 год

Ночь была особенно тихой и даже какой-то мистической. В старом, слегка ветхом, но по-своему уютном доме супруги Киренко сидели на диване и долго не могли уснуть, в то время как их одиннадцатилетняя дочь Ольга уже видела десятый сон. Оксану Васильевну не покидало странное ощущение, что должно произойти что-то плохое, и этими мыслями женщина поделилась со своим мужем Олегом Андреевичем. Мужчина взял ее за руку и тихо произнес:

— Не нужно себя накручивать. Думаю, мы всего лишь устали. Сложный период. К тебе в лечебницу поступило много пациентов, а у меня почти целый месяц на рынке не купили ни одной булочки из-за этой семейки. Потому и сейчас не спится, дурные мысли в голову лезут.

Олег Андреевич подошел к печи, подкинув немного дров, разжег огонь сильнее и поставил чайник.

— Нам нужно выпить горячего чаю, и тогда станет легче, мы сможем уснуть.

— У тебя завтра тяжелый день, — ответила Оксана Васильевна. — Ты уверен, что тебе не нужна помощь на базаре?

— Ты уже делаешь больше, чем я. Твои булочки, рогалики и печенье настолько аппетитно пахнут, что я сам едва сдерживаюсь, чтоб не съесть их самому еще до того, как продам. Но сейчас покупателей действительно мало, и порой даже меня одного слишком много для такой маленькой палатки.

Оксана Васильевна знала от своих пациентов новости о том, что наглый и капризный отпрыск знатной семьи Войтевичей Александр подговорил местную детвору распускать слухи, что вся выпечка супругов Киренко некачественна, и более того — съев пирожок с вишней, мастерски стал изображать отравление и недомогание. Если сначала был небольшой процент людей, которые поверили пятнадцатилетнему симулянту, то после скандала, прилюдно устроенного родителями Александра прямо на базаре, многие начали десятой дорогой обходить палатку, перестали покупать такую любимую раньше выпечку. Этот случай усугубил материальное положение семьи Киренко.

Оксана Васильевна пострадала не так сильно, как ее муж. В небольшой лечебнице, где она работала, основной категорией пациентов были люди со средним достатком, большинство из которых знали не понаслышке о скверном характере Войтевичей, о хулиганских проделках их сына, поэтому отношение к Оксане Васильевне на работе не сильно поменялось. При этом многих удивляло то, что второй ребенок Войтевичей, одиннадцатилетняя София — воспитанный и чудный ребенок. Зато дочь Киренко Ольга, почти ровесница Софии, получила насмешек от детворы сполна.

Уже почти месяц семья старательно пыталась вернуть себе доброе имя и избавиться от финансовых проблем.

Чайник закипел.

Олег Андреевич разлил воду по немного треснувшим чашкам, оставляя жене более-менее целую, и полез на полку за уже несколько раз заваренным чаем, который, сжалившись, подарил ему торговец на базаре.

Стрелки часов приближались к двум. Спать все еще не хотелось.

Дверь и так едва держалась на петлях, и когда кто-то в нее громко постучал, вылетела. Неожиданный гость ворвался в дом, падая на колени.

— Умоляю, спасите! — сбиваясь, говорил он.

Супруги Киренко бросились к нему и помогли подняться. Тот, выдохнув, продолжил:

— Софии нездоровится, а семейный лекарь отбыл в другой город.

Оксана Васильевна быстро собрала инструменты и лекарства в чемоданчик и на ходу спросила:

— Кто это? Далеко ли живет эта семья?

— О, Войтевичи. Вы наверняка и сами знаете, буквально за версту отсюда.

Оксана Васильевна замерла.

— И вы, уважаемый, врываетесь в наш дом и просите о помощи, после всего того горя, что господа Войтевичи нам причинили? — ровным голосом сказал Олег Андреевич, жестом прося жену вернуться назад. — Будьте добры, уходите!

Гость застонал и схватился за голову.

— Олег, так нельзя… — тихо сказала Оксана Васильевна. — Ребенок не должен отвечать за грехи родителей.

— Неужели во всем городе не нашлось другого лекаря? — все так же жестко продолжил Олег Андреевич, обращаясь к гостю.

— Ну, вы же знаете, госпожа Войтевич доверяет только семейному врачу, а остальные лекари такого уровня вряд ли согласятся помочь в такое время.

— С чего вы решили, что именно нашей семье Войтевичи будут рады? Позвольте вам напомнить, они на весь город прославили нас как безответственных торгашей, разносящих болезни своей выпечкой.

— Я вас очень прошу! — продолжал тем временем гость, снова опускаясь на колени. — Оксана Васильевна, неужто не помните? Вся моя семья ходит лечиться только к вам, и мы, и наши друзья знаем о вашем таланте. Я Евгений Перепелица, моя супруга Татьяна, дети Остап и Иван. Многие лекари высшего света не в состоянии с вами сравниться, я уверен, вы лучше всех сможете помочь ребенку. Войтевичи этого не понимают, но своим тщеславием они сами не замечая, могут погубить девочку. Прошу вас, помогите! Она задыхается, ее губы посинели, руки дрожат, у нее часто были раньше недомогания разного рода, а сегодня…

— Да что же сразу вы не сказали? — воскликнула Оксана Васильевна и сорвалась с места, на бегу бросив мужу:

— Олег, надо ехать!

Мужчина не стал спорить с женой. Будучи добрыми и отзывчивыми людьми, они все же понимали, что жизнь девочки ценнее ссор и взаимной неприязни. Оказалось, что Евгений — повар Войтевичей — очень спешил к семье Киренко, и потому не стал искать конюха, чтоб тот открыл конюшню, а отправился к ним пешком, вернее, бегом.

Олег Андреевич отказался отпускать жену одну, запряг телегу старой, исхудавшей лошадью, предварительно извинившись перед ней, что беспокоит ее ночью. Оксана Васильевна хотела попросить Евгения присмотреть за дочкой Ольгой, но тот вполне резонно ответил, что обязан ехать с ними, так как Войтевичи явно начнут отказываться от услуг Оксаны Васильевны, и он должен их убедить согласиться. Олег Андреевич снова был готов начать спорить, ведь совершенно не хотелось навязывать свою помощь, когда люди против этого, но жена прервала его.

— Мы можем взять ребенка с собой. Я присмотрю за ней, — предложил Евгений. Времени было мало, женщина согласилась.

В дороге все молчали. Когда повозка приехала к дому Войтевичей, все пассажиры соскочили с телеги и под руководством Евгения бросились в дом.

«Что если это какой-то обман? — пронеслось в голове у Олега Андреевича. — От этой семейки можно многое ожидать!»

С этими мыслями Олег Андреевич пошел вместе с женой, чтоб в случае необходимости заступиться за нее.

Наконец они добежали до нужной комнаты. Увиденная картина повергла Оксану Васильевну в ужас — София лежала на кровати, очень бледная и как описывал Евгений — с признаками остановки сердца. Ее мама Диана сидела около нее с дрожащими руками и вытирала слезы платком. Увидел прибывших гостей, она закричала:

— Как вы посмели? Убирайтесь!

— Госпожа Войтевич, Оксана Васильевна — замечательный специалист, — горячо заговорил Евгений. — Весь город знает, скольких людей она спасла, и я уверен, что она…

— Весь город знает, что эта семейка отравила половину населения! Я уверена, что такого врача нельзя подпускать к ребенку! — Диана встала с кровати дочери.

— Позвольте напомнить, кто именно распустил этот гнусный и лживый слух о нас! — зарычал Олег Андреевич.

Пока мужчины и Диана спорили, Оксана Васильевна подошла к кровати ребенка.

«Хороша же мать, — думала она, осматривая задыхающуюся девочку. — Если даже в такой момент ей важнее доказать свою правоту, чем смотреть за дочкой».

Действительно, Диана абсолютно не замечала ничего вокруг, кроме двух мужчин перед собой, с которыми вела жаркую перепалку и требовала, чтоб они покинули ее дом. Ссора длилась долго, Олег Андреевич закрыл собой кровать от взгляда Дианы, на которой его жена спасала маленькую пациенту.

— Евгений, ты и твоя жена уволены с сегодняшнего же дня! Надо же такому случиться! Ты привел в дом этих…! — кричала Войтевич, уже не находя подходящих слов.

— Я знал, что вы нас уволите, но зато я буду точно уверен, что моя жертва была не напрасной и Соня спасена, — опустил голову тот.

— Ее может спасти только наш семейный врач! Он лучший врач во всей Одессе!

— Мама… — тихий голос с кровати заставил всех замолчать. Соня, все еще бледная, но уже в сознании, смотрела на Диану своими голубыми, широко распахнутыми глазами. Диана бросилась к ребенку и крепко обняла ее.

— Вот видите! — стрельнула она глазами в сторону мужчин. — Она и сама пришла в себя, без вашей помощи! Убирайтесь!

— Мы с большим удовольствием уберемся! — твердо заговорила Оксана Васильевна. — И уж поверьте, ни секунды лишней не задержимся в вашем доме! Но я вынуждена вам сообщить, что всего час промедления стоил бы вашей дочери жизни.

Диана бледнела с каждым услышанным словом. В какой-то момент голос ее гордыни замолчал, и в женщине включилось трезвое понимание происходящего. Оксана Васильевна улыбнулась ребенку на прощание и, жестом позвав мужа за собой, направила к двери.

— Подождите, прошу вас! — услышали супруги уже около выхода.

Глава 1

1911 год

В этот солнечный летний день жители и гости Одессы по традиции собрались на Новом базаре.

Некоторые покупатели с истинным одесским удовольствием пытались сторговаться хотя бы на один рубль при покупке свежих овощей и фруктов, женщины придирчиво выбирали себе шляпки и парфюмерию, дети бегали по узким проходам, уговаривая родителей купить им что-нибудь вкусненькое.

Особенно шумно было в небольшой лавке с мороженым и вкусной выпечкой. Олег Андреевич и его молодой помощник Владимир с радостью принимали всех посетителей. Мужчина положил почти три года жизни на то, чтоб создать милую сказку для детей и взрослых, продавая домашнюю выпечку на Новом базаре около маленькой крытой повозки, пока однажды она не сгорела вместе с его домом в ту самую ночь, когда Оксана Васильевна спасла дочь Войтевичей. Супруги так спешили на помощь, что забыли потушить огонь, разожжённый для того, чтоб приготовить чай, и костер сжег почти все дотла. Тогда их сосед Тарас Остапчук влез в дом через окно, думая, что там кто-то есть и намереваясь спасти людей, но к счастью, никого не нашел, потому вытащил из шкафа документы соседей и кое-какую одежду, чтоб потом отдать им. Больше ничего спасти не удалось. Тем не менее, после этого случая, семьи Киренко и Остапчуков стали близкими друзьями. К слову, продавец в магазине Олега Андреевича — сын Тараса. Оксана Васильевна активно помогала в лечении Софии, выявив все ошибки прежних врачей, до тех пор, пока девочка не выздоровела. В свою очередь Войтевичи в благодарность за спасенную дочь помогли Олегу Андреевичу и Оксане Васильевне построить новый дом. Кроме этого Якоб Войтевич поспособствовал развитию торговли выпечкой, Оксана Васильевна благодаря рекомендациям Дианы стала работать в одной из лучших клиник Одессы, а их дочь получила благородное воспитание наравне с дамами из высшего общества, и теперь работала учительницей в пансионе.

Познакомившись с Войтевичами ближе, семья Киренко, а вместе с ними и Остапчуки, узнали, что весь цинизм и неприязнь к другим людям у Дианы и Якоба — всего лишь маска, выработанная долгими годами.

София и Ольга стали близкими подругами еще во время их учебы в пансионе, там же они познакомились с Лизой, которая быстро влилась в их компанию. Сегодня, в выходной день, все три девушки, а также двоюродная сестра Ольги Анна, с позволения Дианы и Якоба, собрались у них дома.

— Полагаю, мы не встречались для чаепития более двух месяцев, — сказала Соня.

— О да, Оля, ты совсем загружена в своем пансионе, нельзя же так, — шутливо упрекнула подругу Лиза.

— Мы тоже хороши. Настолько обрадовались наступившему лету, что тут же бросились искать новые туалеты, — заступилась Соня.

— В любом случае, теперь мы все нашли время, — улыбнулась Ольга. Образование, полученное в свое время вместе с детьми аристократов, пошло ей на пользу, ее манеры были ничем не хуже манер девушек из знатных семей.

В комнату без стука вальяжно вошел Александр — родной брат Софии, тот самый, который десять лет назад изображал отравление пирожком. Парень вырос, возмужал, но его взгляд излучал то же ребячество, что и раньше, да и характер был как прежде скверным, а поведение отличалось наглостью. Лиза и Ольга его откровенно недолюбливали, хотя Соня активно заступалась за брата, убеждая подруг, что он на самом деле очень приятный человек. Просто своеобразный. Девушки только пожимали плечами.

Александр прошелся по комнате, откровенно оценивающе разглядывая стол.

— А Евгений-то постарался на славу! — с насмешкой сказал он. — Столько пирожков, надо же!

Евгений и его жена все еще работали в доме Войтевичей, после той самой ночи им подняли зарплату и оплатили строительство нового дома.

— Эти пирожки пекли Оля и Оксана Васильевна, — дружелюбно сказала Соня брату.

— Ну раз пекла Оля, то я с удовольствием попробовал бы! — разразился смехом парень. — Почему я не был приглашен, дамы?

— Потому что хамам здесь не место! — грубо сказала Лиза. — Оставь нас в покое.

Ольга подавила смешок и сделала глоток чая, чтоб скрыть это, но Саша заметил и явно рассвирепел.

— Ты считаешь, это смешно? — прошипел он. — Если б не мы, ты б сейчас с папашей на рынке торговала б пирожками, напичканные микробами.

Ольга подавилась чаем, Лиза выронила ложку, а Соня вскочила с места и, схватив брата за локоть, потащила его к выходу.

Лиза, Анна и Ольга понимали, что поскольку Саша — брат Сони, она будет любить и защищать его, что бы он ни сделал. Тем не менее, Соня почти всегда вовремя успевала замечать, когда брата заносит, и старалась охладить его пыл. Вот и сейчас девушки слышали обрывки фраз и шипение Сони на Сашу за дверью. Девушка вернулась одна.

— Приношу извинения, он бывает таким несносным, — сказала она, садясь за стол.

— Он всегда несносный, — рассмеялись девушки и продолжили оживленный разговор, вспоминая события в пансионе и обсуждая последние новости за чашкой чая и вкусными пирогами.

***

В лавку Олега Андреевича вошел Якоб Войтевич. как всегда, искренне улыбнулся посетителю и спросил, чем может ему помочь. Парня не удивляли посетители из высшего общества, ведь в этой лавке такой контингент уже стал в порядке вещей еще до того, как Володю взяли на эту работу.

— Здравствуй, я бы хотел несколько пирожков и булочек с разными начинками, а также печенья.

Володя оживленно принялся накладывать заказанное в пакеты, на ходу ведя беседу:

— Чудесная сегодня погода, не правда ли? В прошлом году лето было сухим, а теперь даже не так жарко.

— Да-да, — вежливо согласился Якоб. — А могу ли я поговорить с Олегом Андреевичем?

— Конечно, одну минуту! — улыбнулся Володя и скрылся за дверью в соседней комнате. Через несколько секунд вышел оттуда вместе с Олегом Андреевичем и вернулся за прилавок.

— Якоб, рад вас видеть! — улыбнулся Олег Андреевич и пожал гостю руку. — Простите, занимался документацией и не услышал вас. Могу я вам предложить чай или кофе?

— Нет-нет, благодарю вас, — ответил на приветствие Якоб. — Я всего на минуту, меня ждет супруга. Мы хотели бы пойти сегодня в театр вечером. Приглашаем вас и вашу семью присоединиться к нам.

— Благодарю, с удовольствием присоединимся! Оксана очень любит театр, мы как раз хотели сегодня посетить спектакль и пригласить вас.

— Я угадал ваши мысли, Олег, — усмехнулся Якоб. — Тогда до встречи сегодня вечером. С вашего позволения я должен идти, пока Диана меня не потеряла. Сколько я должен заплатить? — обратился он к Володе.

— Что вы, — возразил Олег. — Не обижайте меня подобного рода вопросами. Возьмите булочки, и желаю вам насладиться ими за чаем. Был рад вас увидеть!

— Благодарю вас, взаимно! — с легким поклоном ответил Якоб и вышел из лавки.

Когда он отошел достаточно далеко, Володя спросил:

— Дядя Олег, почему вы никогда с него денег не берете? Он явно не обеднел бы.

— Володя, есть вещи, которые бесценны. Сколько б раз мы его ни угостили нашей выпечкой, все равно будет недостаточно, чтоб отблагодарить его и его жену за все, что они для нас сделали.

— Но ведь тетя Оксана спасла их дочь, вполне логично, что они вам помогли!

— Мы помогали им бескорыстно, благодарить нас в ответ или нет — уже их решение. Они вполне могли бы поблагодарить на словах.

— Но ведь тогда и вы не были обязаны брать меня на работу из-за того, что мой отец сохранил вашу одежду и документы.

Олег усмехнулся, обошел прилавок и приобнял Володю за плечи.

— Я благодарен Тарасу за это. Ваша семья — замечательные люди, и я счастлив, что мы подружились. Тебя я взял на работу, потому что ты умный парень.

Володя расплылся в улыбке.

— Кстати, хочешь в театр сходить?

— Да нет… спасибо… У меня другие планы на вечер.

— О, знаю я твои планы, — засмеялся Олег Андреевич. — С тех пор, как Анна с родителями приехали в Одессу, у тебя каждый вечер другие планы.

Володя подмигнул ему и скромно опустил глаза.

Вечером около театра встретилась действительно большая компания — семьи Войтевичей, Киренко и Остапчук, в том числе и Володя с Анной, а также Лиза с братом Михаилом и родителями.

Александр с букетом цветов в руках смотрел на Ольгу во все глаза из-за повозки. Девушка о чем-то тихо разговаривала с Соней и Лизой, изредка бросая взгляд на Анну и Володю. Хорошо, думала она, что уговорила свою двоюродную сестру Анну посетить театр, да еще и привести сюда Володю. Теперь Анна и Владимир церемонно стояли друг возле друга, обмениваясь стеснительными взглядами. Обычно веселый и улыбающийся Володя сегодня немного стеснялся.

Александр с его уже привычной усмешкой подошел к компании девушек. Лиза открыла рот от удивления, Соня сделала шаг назад, едва заметно потянув Лизу за локоть, и обе девушки отошли от Ольги.

Саша протянул ей цветы

— Спасибо… — неуверенно сказала Ольга, принимая их и искоса рассматривая в ожидании подвоха.

— Думаешь, оттуда сейчас мышь выпрыгнет? — саркастично заметил Саша.

— Что ты, и в мыслях не было.

На этих словах парень заметно расслабился.

— Мышь — слишком мелко для тебя. Полагаю, отсюда должно выпрыгнуть что-либо не меньшее, чем крыса, — добавила Оля.

Глаза Саши нехорошо сверкнули.

— В любом случае, польщена, — продолжала тем временем девушка. — Но в честь чего такая щедрость?

— А разве не понятно? — прорычал парень. — Завтра идем на свидание. Думаю, можем посетить мой любимый ресторан. Завтра в три часа дня я за тобой заеду.

У Ольги перехватило дыхание от такой наглости.

— Я не соглашалась на свидание.

Александр с искренним непониманием уставился на нее и спросил:

— А что тебя не устраивает? Цветы отличные, выращивал наш садовник.

— Цветы отличные, — повторила за ним Ольга. — Но не в цветах дело. Я не хочу с тобой идти на свидание, и пожалуйста, перестань меня преследовать. Я прекрасно вижу, чего ты добиваешься, и много раз тебя просила оставить меня в покое.

Александр сжал руки в кулаки. Ольга хотела отойти от него, но парень грубо схватил ее за запястье.

— Немедленно отпусти, — прошипела она. — Если я сейчас закричу, многие заметят твою бестактность. Или тебе доставит удовольствие, если Одесса будет говорить о тебе, как о неотесанном невоспитанном мужлане? Я тебя презираю с самого нашего детства. Ты был заносчивым и бессовестным, и таким остался!

Ольга резко вырвала руку и направилась к родителям, по пути выбросив цветы в урну.

Александр просто закипал от ярости.

Он уже почти полгода добивался внимания этой гордячки. Да что она возомнила о себе! Если б не его родители, так и сидела бы в своей конуре вместе со своей семьей. Она Войтевичам обязана всем! Как она смеет отказывать ему, после всего, что они для нее сделали?!

Год назад он понял, что все больше и больше он начал думать об Ольге. Ее роскошные волосы, чарующий взгляд, тонкая шея, мягкие пальцы… А то, как она вела себя в обществе — это загляденье. Никто даже и подумать не мог, что до одиннадцати лет ее семья жила в нищете без возможности дать девочке отличное образование.

Часто Саша приходил к воротам пансиона, где она работала, только ради того, чтоб лишний раз увидеть ее. Девушка почти всегда была в окружении то коллег, то своих школьников. Однажды Саша наконец решился пригласить ее на свидание, но когда подошел к ней, девушка ему ясно дала понять, что ей приятнее общаться со своими учениками, чем с ним. Эта фраза вызвала бурю хохота у детей и ярость у Саши. Пока он зло смотрел вслед Ольге, к нему подошла девочка из старших классов и, извинившись за бестактность, посоветовала ему подарить Ольге Олеговне цветы и вообще вести себя сдержаннее и романтичнее. Александр лишь грубо отмахнулся, но когда злость его поутихла, всерьез задумался над словами школьницы.

Чтоб приказать садовнику срезать цветы много ума и сил не потребовалось, а вот попытаться вести себя вежливее — задача посложнее, которую юный Войтевич с успехом провалил.

А как ему было стыдно получить отворот-поворот прямо на базаре, на глазах у толпы людей!

В тот день он купил две порции мороженого и направился к Ольге.

— Александр, это так мило с твоей стороны, но я сегодня уже довольно много сладкого, и больше не могу, — дружелюбно ответила девушка. Саша же снова нагрубил ей в ответ, считая, что девушка не имела права ему отказывать, тем более на публике.

Сейчас все эти воспоминания крутились у парня в голове. Его отвлек отец, напомнив, что скоро начнется спектакль и пора заходить в помещение.

— Соня, прошу тебя, не оставляй меня с ним наедине по его просьбе, — шепнула Ольга подруге. — Я понимаю, что он попросил тебя помочь ему, но это совершенно бессмысленно, потому что он мне не нравится.

— Он не плохой человек, — оправдывала брата Соня. — Родители все детство возились со мной из-за моего заболевания, и Саша в какой-то степени был обделен вниманием. Да и родители считали, что мальчиков нужно воспитывать в строгости. Возможно, поэтому он не научился правильно выражать свои чувства. У него выработалась своеобразная защитная реакция. Это маска! На самом деле он совсем другой.

— Но я не собираюсь его перевоспитывать, это не мои проблемы, — пожала плечами Ольга.

Спектакль прошел на славу, зрители остались довольны. Договорившись о совместном ужине следующим вечером, семьи Войтевич и Киренко сели в свои повозки и отправились по домам. Остапчуки ехали в одной повозке с Киренко.

На следующий день Ольге передали записку, что один из ее классов подготовил ей сюрприз, и очень просит ее прийти вечером по указанному маршруту. К письму прилагалась милая, нарисованная от руки карта, где детским почерком были написаны названия основных объектов, которые девушка должна была миновать, прежде чем дойдет до пункта назначения. Бегло проследив за стрелочкой на карте, девушка поняла, что ее просят идти к лесу.

«Похоже, я знаю, чей это сюрприз!», — улыбнулась она. Действительно, среди ее учеников была группа детей, которые любили все, что связано с лесными растениями и грибами. Они задавали много вопросов на эту тему, а один из детей однажды пошутил, что был бы рад в лесу украсить всю поляну цветами для любимого преподавателя Ольги Олеговны.

После занятий Ольга сразу отправилась в лес. Она собиралась сразу после увиденного сюрприза поблагодарить детей и проводить по домам как можно скорее, чтобы их родители не волновались.

Девушка шла по узкой дорожке, согласно нарисованной карте, и когда дошла, то поняла, что раньше здесь не была. Последней точкой ее маршрута должен был стать, как написано на карте и даже нарисовано — «дом», и вот он — большой каменный дом перед ней.

Ольга вошла в открытую дверь и осмотрелась.

— Остап! — позвала она того самого любопытного мальчика, будучи уверенной, что он и его друзья здесь.

— Остап? — расхохотался кто-то сзади. Дверь с тяжелым грохотом закрылась. Ольга обернулась и увидела Александра.

— Так это твой сюрприз? — уточнила она. Саша, насмешливо улыбаясь, кивнул.

— Понятно, — фыркнула девушка и направилась к двери.

— Стой, куда ты? — перегородил ей путь Саша, дерзко рассматривая ее. — Ты все время от меня убегаешь… Пришло время нам поговорить.

— Ты всерьез думаешь, что я хочу с тобой разговаривать?

— А почему бы и нет? Или ты возомнила о себе невесть что? — снова вспыхнул парень. — Я сколько раз звал тебя на свидания, и ты ни разу не согласилась!

Верх наглости! Ольга была настолько ошарашена, что потеряла дар речи.

— Ты меня любишь? — спросил Александр.

— Нет, — недоуменно пожала плечами девушка.

— Почему? — крикнул Александр. — Я тебя люблю, а ты меня нет! Почему? Да любая другая была бы счастлива!

После небольшой паузы он добавил:

— А может, ты лжешь мне?

— А может, тебе пригласить на свидание «любую другую»?

Александр сощурил глаза, но молчал. Он все уже распланировал в своих фантазиях, и потому теперь никак не мог поверить, что его желания насчет Ольги не торопятся исполняться.

— Я хочу уйти, — сказала Ольга не терпящим возражений тоном и направилась к двери.

— Ты уверена? — спросил Саша. Оля уже решительно шла к выходу, но ее внимание привлекла другая дверь. В ней были большие стеклянные вставки, за которыми виднелось синее море. Только сейчас Ольга отчетливо услышала шум прибоя. Слишком отчетливо, однако на тот момент не обратила на это внимания.

— Если желаешь, мы можем выйти на балкон, — тихо предложил Саша. — Оттуда открывается очень красивый вид на море.

Оля нехотя отвела взгляд от двери и посмотрела на Сашу. Парень галантно указал рукой в сторону двери, жестом приглашая Ольгу пройти туда.

Дверь вела на балкон. С этой стороны дом стоял над высоким обрывом. Морские волны немного не доходили до его основания, образовав небольшую полоску суши. С балкона открывался вид не только на море, но и на лес рядом. Обрыв был высоким, однако с другой его стороны, невидимой с балкона, он напоминал скорее не очень крутой спуск, плавно переходящий в лес.

Оля даже не пыталась объяснить себе, что так заворожило ее. Даже этот мерзкий Саша Войтевич ее сейчас не раздражал, а все, что существовало для нее в этот миг — чудесные пейзажи, которые она с удовольствием и трепетом рассматривала. Девушка присела на перила, аккуратно отодвинув стебель плюща перед этим, который густо рос на балконе.

— Осторожнее, — все так же тихо сказал Саша. Откуда-то изнутри в нем поднялись спокойствие и мягкость. — Внизу камни. А дом стоит на возвышении. Не упади. Позволь я…

Саша несмело протянул руку к Оле, но она жестом показала, что не нужно. Морские волны с приятным шумом далеко внизу достигали песчаного берега и камней, а затем откатывались назад. Уже был вечер, солнце готовилось опуститься за горизонт, от чего одно из легких пушистых облаков приобрело яркий оранжево-красный цвет.

— Красиво… — только и произнесла Оля.

— Я часто здесь бываю, — сказал Саша. — В доме и здесь… На балконе. Какое-то особенное место. Не знаю, что происходит, но… Оно как будто что-то меняет во мне. И…

Саша запинался и запинался. Это было на него не похоже.

Он объяснял свои метаморфозы тем, что в этом доме ему было хорошо всегда, сколько он себя помнит.

Над морем пролетело несколько чаек. Оля улыбнулась. Саша стоял рядом с перилами и, как и Оля, рассматривал все, что попадает в его поле зрения. Они настолько увлеклись, что казалось, время для них застыло. Саша вдруг подумал, что раз уж темнеет, хорошо бы возвращаться.

— Оля! — позвал он девушку. Она не ожидала резкого оклика и подскочила на месте. Не удержав равновесия, Оля соскользнула с перил вниз, но успела ухватиться на стебель плюща. У Саши внутри все сжалось. Парень бросился к ней, перегнулся через перила, насколько мог, и протянул руку.

— Дотянись! Я вытащу тебя, только дотянись до моей руки!

Оля ухватила пальцами его ладонь. Стебель порвался, пальцы Ольги выскользнули из Сашиных, и девушка с громким визгом упала в воду, сжимая в руке обрывок растения.

Глава 2

Ольга барахталась в воде, пытаясь вынырнуть на поверхность и восстановить дыхание. Наконец ей это удалось, головокружение прошло так же внезапно и быстро, как и началось.

Ольге в глаза ударили солнечные лучи, а на берегу не было того высокого особняка Войтевичей — не было совершенно никаких построек, но зато там были… люди? И солнце светило как утром, несмотря на то, что совсем недавно был вечер, а солнце уже опускалось.

Ее рука немного жгла именно в том месте, где мгновенье назад стебель плюща касался кожи.

«Я была без сознания? — размышляла Ольга. — Иначе как объяснить то, что уже утро? Нет, невозможно, иначе я бы утонула. И где я? Где дом Войтевичей? Что произошло? Почему было так больно?»

Очень много вопросов…

На берегу кто-то есть! Она может доплыть до берега и обратиться за помощью! С этими мыслями девушка поплыла вперед, но увиденное ее шокировало.

«Почему они голые?»

Ольга густо покраснела. Почему на каждом из них только по небольшому лоскутку ткани? У девушек два лоскутка, но и они ведь очень мало прикрывают.

В небе что-то громко зашумело. Ольга подняла голову и увидела… нечто.

— Какая красота! — восхищенно воскликнула она. — Наверное, это просто самолет, только очень красивый! И шумный… Почему здесь так шумно?

Действительно, шум был везде, он буквально поглощал девушку, заполняя ее голову и чуть ли не сводя с ума.

Тот самолет пролетел с громким звуком; крики детей, громкие разговоры взрослых, писк чаек, непонятно откуда играющая музыка; изредка откуда-то издалека были слышны звоны, как от маленьких колокольчиков; громкий рев, как от двигателя машины — непривычно громкий и его много.

Ольга упала без чувств на желтый песок.

Придя в себя, она увидела рядом с собой небольшую группу молодых людей. Одна девушка сидела рядом с ней, держа за запястье и измеряя пульс.

— Вам лучше? — спросил один из парней. Ольга приподнялась и ответила:

— Да, благодарю вас. Что со мной случилось?

— Нам сложно сказать. Мы проходили мимо и увидели вас, — ответила ей девушка, которая проверяла пульс. — Не похоже на солнечный удар, похоже на обморок на фоне стресса. Кажется, вас что-то сильно напугало.

Ольга слабо кивнула. Ее все еще била мелкая дрожь.

— К сожалению, другие отдыхающие далеко от вас, возможно, они не заметили, что вам стало нехорошо, — добавил парень.

— Где я? — спросила Ольга.

— Вы в Одессе, — ответил ей другой парень из этой компании. Вся группа молодых людей откровенно удивленно разглядывала ее. Оле не нравился этот оценивающий взгляд, и тут она заметила, что эти люди одеты совершенно непривычно для нее. Все они, и парни, и девушки, обнажились значительно сильнее, чем допускалось в обществе, однако на фоне остальных на этом пляже они выглядели вполне гармонично. Выделялась скорее Оля в своем длинном платье.

Некоторые из этой компании держали в руках несколько сумок, содержимое которых явно было напичкано большим количеством специй.

— Как тебя зовут? — обратились к ней.

— Ольга Киренко, — тихо ответила она.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 350