электронная
144
печатная A5
302
12+
Будет новый день

Бесплатный фрагмент - Будет новый день

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-4716-8
электронная
от 144
печатная A5
от 302

Об этой книге

Открывая книгу Юлии Щербань, не просто погружаешься в чтение, а попадаешь в особый мир тонких душевных переживаний. Автор открывает нам глубину своего поэтического осмысления жизни, внутреннего мира и окружающей действительности. Читаешь и сопереживаешь каждому слову.

Поэтесса, несомненно, обладает тонким лирическим даром и очень чувствительной, ранимой душой. Она выбирает для стихов такие вечные темы, как любовь, вера, предательство, измена, осмысление жизни и смерти, поиск Бога в себе и вне себя. Но, сталкиваясь с этими явлениями впервые, оказавшись перед оглушительной реальностью один на один, Юлия дает точное, трогательное, чувственное описание своих ощущений, размышлений, выводов. И делает это очень честно, открыто, остро!

Впечатляет цикл стихотворений, посвященных теме религии и веры в Бога. Он показывает, как непросто произошло созревание духовных вибраций в судьбе лирической героини. Читатель чувствует, как болит и мечется душа в поисках Высшей Гармонии. Стихи излучают невидимый свет, пробивающийся между строк, и этот свет увлекает читателя, ведет за собой к Горним вершинам.

Несмотря на то что тональность некоторых стихотворений получилась грустной, в книге ощущается вера поэтессы в лучшее, светлое, гуманное.

«…И может, когда-нибудь,

Вместо того, чтоб тлеть,

Научимся хоть чуть-чуть

Верить, любить, гореть…»

Нет сомнений в том, что поэзия является для автора неотъемлемой частью жизни, а не просто хобби или сетевым развлечением. Сравнение стихотворений, вошедших в первую главу, с более поздними по времени произведениями убеждает в том, что голос молодого автора растет и крепнет. С полной уверенностью можно сказать: у творчества Юлии Щербань есть будущее!

Антонина Юрьевна Маркова, член Союза писателей России

Замечательная поэзия нашей современницы, девушки с добрым сердцем, которая хотела помочь чужим брошенным детям — и пришла этим путем к господу, осознав, что Иисус Христос всегда может помочь, научить и поддержать. В современном мире пропаганды любви к бриллиантам и бумагам с водяными знаками мы забываем воспитывать в детях любовь к ближнему, сострадание. Юле очень повезло — родители научили ее дарить любовь. И ее поэзия рассказывает об этом читателю.

Людмила Александровна Никитина, педагог ИЗО

Воскресной школы Благовещенского собора г. Тюмени

Об иллюстрациях

Прочитав сборник стихов Юлии Сергеевны после ее просьбы проиллюстрировать стихи детскими рисунками, задумалась. В изостудии нашей Воскресной школы занимаются ребята 5 — 14 лет, а стихи не детские.

На занятиях читала стихи выборочно, думала, что ребята будут изображать пейзажные описания, но детские души больше затронули эмоции. И когда в рисунке Марианны Л. (стихотворение «Свечи») появился образ девушки, похожей на свечу, а свеча в руке оказалась почти не заметной, поняла, что стихи ребята прочувствовали по-своему, и результат будет особенный.

Потом начались другие открытия. В иллюстрации Насти Б. (стихотворение «Какой ликующей была толпа…») нет лиц, хотя есть попытка нарисовать сандалии. «Не успела?» — спрашиваю я. «Нет, я не буду их рисовать. Они сначала ликовали, а потом предали Христа. Им лица не нужны». Пустые люди — пустые лица…

И в каждой иллюстрации свои мысли, свое понимание, свое глубокое осмысление. Конечно, работам не хватает академизма, ведь в Воскресной школе больше внимания уделяется нравственному аспекту: Почему нужно уважать родителей? Почему нужно помогать? Почему нельзя унижать другого человека? В этих вопросах ребята ориентируются гораздо точнее многих сегодняшних взрослых.

Урок общения с поэтическими строками, стремление понять другого человека, попытка нарисовать эмоцию — трудная, но очень полезная задача. Благодарим Юлию Сергеевну за предоставленную возможность и доверие.

Мы старались!

Предисловие

Особое место на моей книжной полке занимает «Баллада о маленьком буксире» Иосифа Бродского, выпущенная издательством «Розовый жираф». Это книга с иллюстрациями Екатерины Марголис в соавторстве с детьми с онкологическими заболеваниями.

Взрослая книга с детскими иллюстрациями.

Так со временем появилась мысль о создании сборника стихов с иллюстрациями детей из Воскресной школы Благовещенского собора г. Тюмени.

Эта книга о пути. Пути из детства — в юность, а из юности — во взрослую жизнь. А еще она о пути к Богу.

И я надеюсь, что это не конец, а лишь какой-то отрезок большого пути и впереди будут новые дни, новые стихи, новые дороги…

Часть 1. Первые строки

Наверное, почти каждый из нас писал стихи в 14, 16, 18 лет. Что-то о смысле жизни и первой любви. Что-то порой очень личное, а порой очень наивное. И, наверное, совсем не обязательно включать в сборник свои первые стихи. Но мне хочется это сделать. Потому что длинный путь начинается с первого шага, а стихотворение — с первой строки.

С другой была я книжной полки

С другой была я книжной полки,

Короткой сказкою была.

Быть может, в сказке мало толку,

Но полюбить и я смогла.

А ты сонетом был известным,

Любовь большую воспевал,

Ты был, наверно, интересным,

Но сказки просто презирал.

И хоть страницы твои были

Полны любви, что говорить,

Сонет известный был не в силе

Простую сказку полюбить.

Свечи

В этот вечер я опять одна,

Навалились сумерки на плечи.

Пусть за тучи спряталась луна,

Зажигаю в комнате я свечи.

Посмотрю украдкой на свечу,

Мне от этой свечки хватит света,

Тихо твое имя прошепчу,

Но не получаю я ответа.

Я люблю со свечками молчать

Или говорить об общих тайнах.

Свечи не умеют предавать,

Пусть же знают о моих мечтаньях,

Пусть же знают о любви моей,

Я смотрю печальными глазами.

Свечи так похожи на людей,

Тоже плачут теплыми слезами.

***

Месяц нахмурил бровь,

Глядя в ночную свежесть.

Это еще не любовь,

Это всего лишь нежность,

Это всего лишь вальс,

Он ничего не значит.

Каждое слово для нас

Стало звучать иначе.

Куртку на плечи надев

(Нынче не в моде плащи),

Слушаю нежный напев,

Слушаю струны души.

Тихо смотрю на сирень

И не могу наглядеться.

Это последний день,

День, что зовется детство.

Месяц нахмурил бровь,

С грустью глядит на нас.

Может быть, это любовь,

Может быть, просто вальс.

Художнику

Ты кисть берешь и акварель

И смотришь в даль.

Рисуешь синеву морей,

Садов печаль.

Как наяву и как во сне

Рисует кисть.

И за узором на холсте

Я вижу жизнь.

Я вижу горе и печаль,

Я вижу свет.

Кого-то искренне мне жаль,

Кого-то нет.

И солнца первые лучи,

И жар огня.

Своим талантом научил

Ты жить меня.

Литературный герой

Я шла глазами по страницам

За шагом шаг.

Мне образ Ваш стал ночью сниться,

Светить сквозь мрак.

Я понимала, невозможно

Мне встретить Вас.

Влюбилась я неосторожно

В рассказ.

Я шла за Вами робкой тенью

С листа на лист.

Вы идеал мой, Вы мой гений,

Вы мой каприз.

Мне объяснял так основательно

Учитель мой,

Что Вы есть образ собирательный,

А не живой.

Но я читаю с упоением

Не в первый раз

Всего одно произведение

О Вас.

***

Попробуйте верить в сказки

И справедливость, люди!

Дарите друг другу ласку,

Не вечно мы вместе будем.

Время, как свечка, тает,

Нам его не догнать.

Главное мы понимаем,

Но поздно уже понимать.

Звезды на небе гаснут,

И звезды погаснуть должны,

Слезы теперь напрасны,

Слова теперь не нужны.

Чувства лежат мертвым кладом

На сердце, не отскрести,

А миг назад они радость

Кому-то могли принести.

Зачем?

Ты слышишь, рвутся снаряды

В жилых кварталах и рядом.

Век атомный, век перемен.

Зачем?

Ты помнишь, храмы взрывали,

Иконы в огне сжигали,

А Бога отвергли совсем.

Зачем?

Игла к напряженной вене,

Во взгляде нет больше сомнений,

Жизнь на дозу взамен.

Зачем?

Мы в лицах детей читали

Оттенок недетской печали

И взгляд потухших очей.

Зачем?

Горе идет по миру,

Мы сами его причина,

И если без перемен,

Тогда зачем?

***

Ты не просто меня послушай,

Постарайся меня услышать:

За словами — живую душу

Или крик — за внешним затишьем.

Иногда мы молчим о главном,

Но глаза наши лгать не могут,

И они прочитать всю правду

И все чувства понять помогут.

В разговоре с любым человеком

Прояви хоть чуть-чуть внимания,

Ведь страдают все век за веком

От чужого непонимания.

Ты не просто меня послушай,

Постарайся понять, поверить,

Ведь слова человеку в душу

Открывают порою двери.

***

Не отпускайте любимых

И не играйте в любовь,

Нет чувства наполовину,

Оно не приходит вновь.

И чтобы ножами в спину

Потом не пронзала боль,

Вы берегите любимых

И не играйте в любовь.

***

Кто-то играет на скрипке,

Кто-то на барабане,

Кто-то на вашей улыбке,

Кто-то на вашей печали,

Кто-то на вашей обиде,

Но это уже не искусство.

Нельзя допускать, чтоб другие

Играли на ваших чувствах.

Одна

Кругом миллионы искристых огней

И хлопьями падает снег,

Кругом миллионы хороших людей,

А нужен один человек.

Он вычеркнут, вырван из жизни моей,

Зову, а в ответ тишина.

А я без него средь миллионов людей

Одна.

Снег

Я люблю новогоднюю зимнюю стужу,

Когда в вальсе легко и волшебно закружит

И обнимет за плечи, как самый родной человек,

Снег.

И пусть годы пройдут, буду долго еще вспоминать я

То, как дороги были мне снежные эти объятья

И как время заставил замедлить свой бег

Снег.

И не знала я легче, не знала прекраснее вальса,

И румянились щеки от этого снежного счастья,

Я, наверно, с тех пор полюбила навек

Снег.

Письмо

Ну здравствуй. Не знаю, о чем сказать,

О чем ни скажи, все равно будет мало.

Прости, что так долго тебе не писала,

Решила все-таки написать.

Ну как ты? Не знаю, о чем спросить,

И пишется как-то совсем не просто.

Пишу и думаю, так по-взрослому,

Когда ж мы детьми перестали быть.

Ах, как это было недавно, кажется:

Прогулки, цветы, поцелуй, майский дождь.

Как жаль, что этого не вернешь.

А я уже, знаешь ли, год как замужем.

Открыто пишу, ничего не тая,

Ни о чем не прося, ни о чем не мечтая.

Я счастья тебе в этой жизни желаю.

Прощай. Целую. Люблю. Твоя…

Часть 2. Одиночество

Что такое одиночество? Когда рядом нет близкого друга? Или любимого человека? Или вообще никого?

Наверное, у каждого в жизни бывает свое одиночество. Когда в жизни нет кого-то или чего-то очень важного.

В моей жизни не было Бога. И я напрасно пыталась заполнить пустоту в душе, связанную с Его отсутствием, студенческими вечеринками, журналистикой и театром. Пустота не исчезала.

Так появилась вторая часть этого сборника: Одиночество — жизнь без Бога.

***

Зачем я жду твой ответ?

Обрывки ненужных фраз,

Улыбка холодных глаз,

А правды не будет, нет.

А правда забыта всеми.

И ты, улыбаясь, опять

Будешь красиво лгать,

А я буду слепо верить.

***

Ты уйдешь, не ведая дороги,

Крепко затворив входную дверь.

Не спеша покуришь на пороге

Дома, где не ждут тебя теперь.

Впереди лишь дальняя дорога,

И огонь в груди давно остыл.

Навсегда уходишь от порога

Дома, где когда-то нужен был.

***

Я буду тебе рисовать на оконном стекле.

Для этих картин не нужна ни палитра, ни краски.

Когда я закончу, ты вдруг повернешься ко мне

И тихо промолвишь: «Какая печальная сказка».

Забылись те сказки, что я для тебя рисовал,

В которых герои за свет и свободу боролись.

Но снова пишу на стекле, пропуская слова,

А ты повторяешь: «Какая печальная повесть».

***

Возможно, была не права,

Но сделанного не вернешь.

Слетевшие с губ слова

Поранили, словно нож.

Смотрю на лица овал,

Встречаю потухший взгляд.

Слетевшие с губ слова

Обидой в глазах блестят.

Молчание, тишина,

Простить никто не готов.

И вновь между нами стена,

Стена из слетевших слов.

***

Может я, а может ты,

Не понять и не усвоить,

Кто из нас сжигал мосты,

Кто пытался их построить,

Кто навстречу путь искал,

Кто решил порвать однажды.

Может ты, а может я.

Не понять, да и не важно…

***

Если хочешь кричать — кричи,

Если сможешь молчать — молчи.

Если есть что сказать — скажи,

Если слово даешь — держи.

Если видят глаза — гляди,

Если знаешь куда — иди.

Тот, кто прав, не отводит взгляд,

Если любишь — вернись назад.

***

Холодный осенний дождь

Нарушил ночную тишь.

Когда-нибудь ты придешь,

Когда-нибудь ты простишь.

Не знаю, где правда, где ложь —

Их сложно порой различить.

Когда-нибудь ты поймешь,

Поймешь, что пора простить.

***

Будет все как обычно.

Тебя проводив до ворот,

Никто ничего не услышит,

Никто ничего не поймет.

Дождь не ударит по крышам,

Мир равнодушно нем.

Никто ничего не услышит,

Когда ты уйдешь насовсем.

***

Опять начались упреки.

Закончатся ли? Едва.

Бессмысленных слов потоки,

Когда не нужны слова.

Бывает совсем по-иному:

Идем с тишиной по пути,

Жалеем единого слова,

Когда оно может спасти.

***

Темно-синее настроение.

То ли слякотно, то ли ветрено.

Может, это любовь безответная?

Может, просто хандра осенняя?

Небо серое в лужах корчится,

Не шуршит под ногами золото.

Без тебя ли мне стало холодно?

Или просто лето закончилось?

Темно-синее настроение.

Все пройдет, это с каждым бывает.

Или я по тебе скучаю?

Или просто хандра осенняя?

***

Была в твоей жизни эхом,

Была в твоей жизни смехом,

Была в ней почти курьезом,

Недолго и несерьезно.

Послушной была и покорной.

Была бесконечно полной

И выпитою до дна.

Была.

***

Ты ушел опять.

За какой звездой?

На день или год?

И в какие страны?

Буду долго ждать

В тишине ночной,

Только твой приход

Все равно нежданный.

Мир замрет вокруг,

Ты придешь назад.

Шепотом листва

Зашуршит по саду.

Лишь сплетенье рук

И глаза в глаза,

И замрут слова,

Просто слов не надо.

***

Ты придешь, когда ждать перестану,

Когда тихо захлопнутся двери.

Ты придешь, и я снова поверю

В те слова, что заранее ложь.

Будет счастье и горьким, и пьяным,

Шорох листьев, как ласковый шепот.

И не будет ни слез, ни упреков,

Когда ты незаметно уйдешь.

Растворишься в осеннем тумане.

И опять все обыденно серо.

Ведь почти что прошло, отболело,

Так зачем ты напомнил опять?

Ты придешь, когда ждать перестану,

Когда тихо захлопнутся двери.

На секунду обнимешь, согреешь

И оставишь опять замерзать.

И ждать.

***

Далеко-далеко… Ты есть…

Мне так важно об этом знать….

Буду письма тебе писать,

Белый тонкий листок — в конверт,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 302