электронная
45
печатная A5
354
18+
Бриллиантовый шах Мах

Бесплатный фрагмент - Бриллиантовый шах Мах

Авантюрный роман

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-4043-5
электронная
от 45
печатная A5
от 354

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Некий доктор умных наук Люкс читал лекцию…

— Грани науки, как и грани драгоценных камней, весьма специфические: то и другое на любителя либо заумного, либо богатого, одним словом, неординарного, — говорил студентам в аудитории на вступительной лекции доктор Люкс, одетый в неизменный костюм серого цвета, широко распространенный среди преподавателей вузов.

Так сложилось, что за свою работу со студентами доктор Люкс никогда не брал взяток за оценки, всегда ходил практически в одном костюме, а выглядел элегантно за счет умного, красивого лица. Он был настолько честен внутри себя и перед собой, перед членами своей семьи и обществом в целом, что казался святым при жизни. Его появление в любой аудитории студенты встречали вставанием с места, а что бы он ни говорил — слушали с молчаливым обожанием. Все преподавательницы и студентки в него были немножко влюблены.

Одна влюбленная в него студентка после окончания института уехала на Север добывать алмазы. В те времена с деньгами было плохо, за работу платили чем угодно, но только не деньгами. За работу доктор Люкс получил алмазы для научных целей. Став обладателем пригоршни необработанных алмазов, доктор Люкс несколько изменился, затаился, стал не доверять себе и окружающим.

Именно поэтому доктор Люкс заглянул в фирму «Блеск». Он принес заказ на обработку серии алмазов для лазеров. Грани алмазов были четко заданы на его чертежах. Алмазы деятель науки своим ассистентам не доверил и решил сам проследить за выполнением заказа.

Госпожа Агнесса Ивановна Аркина, или я, с госзаказов выгоды не имела, кроме одной: снижался общий налог. Фирма частично становилась государственной, хотя бы на время выполнения заказа, как бы само государство становилось крышей.

С хорошим настроением я обговорила все задачи с доктором Люксом. Надо сказать, что официальным директором фирмы была я, это подняло меня в глазах доктора. Я приметила его взгляды и подумала, что докторов наук в моей биографии еще не было.

Доктор умных наук Люкс решил, что Агнесса Ивановна — женщина свободная. Он и подумать не мог, что огранщик алмазов — ее муж, на ней опознавательных колец и украшений не было. Доктор наук, обладая большим умственным потенциалом, не всегда обладал большими деньгами, его книги были известны только среди специалистов узкой области.

В Агнессе Люкс увидел ум и очарование женщины, которая не смотрит на него с обожанием, но смотрит с хитринкой и лукавой таинственностью при приеме заказа, или так доктору показалось. Больше всего ему хотелось снизить затраты на обработку алмазов.

Я знала, чего хочет доктор, и ловко манипулировала ценами.

В результате переговоров доктор решил, что директор ему сделала скидку.

А я в это время с удивлением рассматривала древний галстук на старой рубашке, костюм двадцатилетней выдержки, так и хотелось спросить: «Люкс, а у Вас есть семья?» Но я спросила:

— А Вы хорошо выглядите для своих лет! Когда Вам на пенсию?

— Я на пенсии, но десять лет после пенсии буду работать, а больше не потяну.

— Интересно, а милиционеры рано уходят на пенсию.

— Значит, мы не подлежим сравнению.

Заказ доктора Люкса выполнили вне очереди, и он перестал приходить в фирму. Я подумала, что общение с ним принесло мне некоторое удовлетворение от работы. Потом я заскучала и подумала, что дочь Ангелина была права, когда говорила, что бриллианты никому не нужны. Посмотрела я на себя в зеркало и решила, что ничего со своей внешностью делать не буду. Только старый костюм доктора технических наук стоял долго у меня перед глазами.

Вскоре в офис зашла неимоверно крупная женщина. На ней прекрасно сидела шуба из очень дорогого меха. Волосы гигантской прической окружали ее довольно симпатичное лицо. На руках и в ушах у нее посверкивали бриллианты. Она села в большое кресло.

Женщина посмотрела мне в глаза:

— Простите, а кто здесь Агнесса Ивановна?

— Я.

— Вы директор фирмы?

— Да.

— Вы моего мужа кадрили?

— А он кто?

— Доктор Люкс!

— Он приносил нам свой заказ, мы его уже выполнили.

— Агнесса, у Вас муж есть? Меня зовут Софья Люкс, чтобы Вы знали…

— Муж у меня есть. В настоящее время он работает в соседней комнате.

— Ладно, поверю. У меня есть заказ для Вашей фирмы. Мне необходимо сделать пару колец. Дело в том, что на мои пальцы в магазинах кольца продают редко. Вот Вам алмазы для колец, их надо превратить в бриллианты и поместить в белое золото. Я хочу кольца из белого золота с бриллиантами. У Вас есть образцы колец или каталог?

— Разумеется, у нас есть каталоги, но мы можем сделать кольца по Вашему наброску или словесному описанию ювелирного изделия.

— Вот алмазы, — и крупная дама протянула красную коробочку.

Я посмотрела на алмазы и сразу увидела, что они такие же, как в заказе доктора Люкса. Я захотела спросить: «Почему Вы своему мужу новый костюм не купите?» — но спросила:

— Когда надо выполнить Ваш заказ? Мы успеем сделать новые эскизы?

— Сделайте эскизы. Недели хватит?

— Более чем. И неделя на изготовление.

— Договорились, — сказала шикарная женщина в бриллиантах и встала с кресла.

В офисе долго стоял запах ее проникновенных духов, которые трудно выветрить.

Золото снижает переходное сопротивление между мужчиной и женщиной, по этой причине кольца для людей изготавливают из золота, именно поэтому доктор Люкс купил некой Нине золотое ажурное кольцо.

Серебро повышает поверхностную электропроводимость, поэтому для усиления чувствительности кожных покровов мужчина положил на столе серебряные ложки и вилки.

Бронза увеличивает срок службы вращающихся частей механизмов, и доктор Люкс поставил на стол бронзовый подсвечник с мерцающей свечой в надежде на длительные отношения с Ниной.

Елка сверкала в углу комнаты огромным количеством маленьких лампочек гирлянды, соперничая со свечами в бронзе в претензии на взаимопонимание между мужчиной и женщиной.

Нина зашла в сверкающий полумрак комнаты, благоухающей пушистой елью. Она почувствовала, что ее запах духов совершенно забит запахом молодой ели. А ее мерцающее платье сверкает меньше, чем елка в углу комнаты. Нина не любила соперниц и невзлюбила лесную красавицу. Она нахмурилась.

Люкс, стараясь ее порадовать, подарил молодой женщине малахитовую шкатулку с одним золотым кольцом.

Нина посмотрела на маленькую шкатулку, на простенькое желтое кольцо и положила подарок под елку со словами:

— Зеленый цвет — к зеленому, — и выпрямилась рядом с елкой, добавив: — Я не ношу простых золотых колец!

Доктор Люкс пригласил Нину к столу, который по-новогоднему красовался в центре комнаты под хрустальным каскадом светильника. Нина посмотрела на серебряные ложки и вилки и сказала:

— К чему такое старье на столе? Новые вилки купить не мог?

Мужчина на секунду задумался, взял серебряную ложку и потушил ею свечи в бронзовом подсвечнике.

Нина прокомментировала его действия:

— Потушил древность — зажги люстру, хоть она и старая, но новей твоих подсвечников!

— Они бронзовые.

— Все равно старые. Во что это ты салаты положил, что за тяжесть под ними?

— Хрустальные салатницы, чем тебе они не понравились?

— Руку оттягивают, пластиковые тарелки легче.

Глубокий вдох вырвался из груди чужого мужа, но он промолчал.

— Люкс, а зачем эта тяжелая бутылка на столе стоит?

— Шампанское, в честь Нового года.

— Ты его пить будешь? Из этих треугольных хрустальных фужеров?

— Да, люблю наливать в хрустальный бокал шампанское в последние минуты старого года.

— Глупость! Открыл жестянку с напитком за ушко и пей! Легко и мыть не надо.

— Нина, зачем я тебе нужен? Я тяжелый и старый! Это я к тебе привык, когда ты приходила ко мне в качестве медсестры!

— Глупость! Твоя тахта тебя выдерживает? И пусть выдерживает, я тебя взваливать на себя не собираюсь! Ты старше меня на уйму лет, я на калькуляторе считала, но забыла.

— Прости, Нина, ты зачем ко мне пришла?

— Чудак! Ты известен! Я твое имя со школы помню, оно было во всех книжках, которые валялись по квартире. Я твое лицо фломастером в учебнике разрисовывала! Я буду известна благодаря тебе!

— Это как? Чем прославишься?

— Да любую ерунду напишу, ее напечатает любое издательство, если ты ее им порекомендуешь! И буду до ста лет получать с него гонорар!

— Шла бы ты домой, девушка!

— Еще чего! У тебя тут старья много, а я все брошу и пойду! Да ни за что!

— Ты забыла, у меня есть сын. У тебя есть муж.

— И что? Где он? Ты со мной под этим фонарем сидишь!

— Ты мне казалась такой приятной девушкой!

— А ты и клюнул? Старый ты, старый, а меня не пропустил!

— Я ошибся, могу тебя проводить до двери.

— Нет! Скоро Новый год!

В дверь позвонили. Доктор Люкс пошел открывать дверь. Нина бросилась под елку, взяла малахитовую шкатулку с кольцом. Двумя шпильками со стразами заколола волосы в высокую прическу, белая нежная шея открылась, подчеркнутая локонами на затылке.

Доктор Люкс вернулся в комнату с молодым мужчиной:

— Вот, сын, посмотри, твой отец опять ошибся в выборе женщины, а ты говоришь…

— Папа, а чем она плоха? Милая девушка.

И правда, перед мужчинами за столом сидела миловидная молодая женщина с высокой прической, с умным лбом, с внимательными глазами.

— Добрый вечер, сын Люкса, — спокойно сказала Нина.

— У меня есть имя: Никита. А Вас зовут Нина? Будем знакомы, — сказал Никита и сел на свободный стул рядом с Ниной.

— Никита, не увлекайся! Ей здесь все не нравится! — сказал доктор Люкс.

— У Вас здесь все просто замечательно! Мне все очень нравится! — нежно и звонко проговорила молодая женщина.

— C Новым годом! — торжественно сказал Никита, поднимая свой хрустальный бокал с пузырьками шампанского.

— Никита, а почему ты ко мне пришел? Почему ты не у матери Софьи? — спросил отец сына.

— Отец, в нашей жизни всякое бывает. Я у тебя поживу! Мама села на странную диету. Она хочет быть стройной, как Агнесса Ивановна, хозяйка фирмы «Блеск».

— Знакомое желание. Живи у меня. Я Нине не понравился, так что не помешаешь. Ладно, с Новым годом!

— С Новым годом! — подхватила Нина и звонко коснулась хрусталем своего бокала хрусталя Никиты.

В этот благословенный всеми людьми момент позвонили в дверь. Люкс как хозяин дома пошел открывать дверь.

В квартиру ворвалась Ангелина:

— Никита, ты меня достал! Это надо приехать и позвонить в Новый год! Сами пьют, а мне не дают! Бокал мне!

Ей дали бокал. Куранты пробили последний раз. Ангелина успела выпить свой бокал вместе со всеми.

— Все, успела! Теперь слушайте: он… — и Ангелина показала пальцем с длинным ногтем с рисунками в сторону Никиты: — Он бросил меня!

— Ангелина, я тебя не бросал! Ты сама улетела с Восточного острова.

— Это было давно, — заметила Ангелина, — а сегодня мы встречали Новый год в ресторане. Никита меня оставил одну!

— Не одну, а с твоим мужиком! Ты от него целый час не отходила!

— А если Влад меня насильно удерживал!

— Нужна ты ему?!

— Его лучше не трогать! Он держал меня час под дулом пистолета из-за ревности к Никите!

— Вот, отец, такая хитрая у меня женщина, ей только детективы в ресторанах писать!

— Влад меня держал перед собой, как щит, чтобы в меня стреляли те, кого он боялся!

— Ангелина, я не видел в его руке пистолета!

— Пистолет у него был в кармане пиджака!

— А почему не брюк? Ты его облепила, как снег дерево!

— Как держал, так и танцевала. О, тут девушка сидит, а меня и не познакомили. Никита, это ты к ней сбежал от меня? — сменила Ангелина тему разговора.

— Ангелина, это Нина, моя девушка, — сказал миролюбиво доктор Люкс.

— Вы же старый, правда, известный, а я подумала, что она с Никитой! Подождите, я где-то ее видела! Ну конечно, она будущая жена моего бывшего мужа!

— Женщина, лги дальше про пистолет! — грозно, как оружие, сказал Никита.

— Я, когда увидела, что Никиты нет, врезала коленом в его личный пистолет. От удара Влад согнулся. Я вцепилась в него своими когтями и поцарапала сильно. Он схватился за лицо. Я убежала. Кстати, внизу ждут оплату за мой проезд!

— Покажи ногти, под ними должна быть кожа пострадавшего, тогда пойду платить за твой проезд, — сказал Никита.

Ангелина показала ему свои руки. Никита нашел под ногтями остатки чужой кожи, встал, вышел. Во дворе стояла желтая машина такси. Таксист взял деньги по счетчику и уехал. На его место заехала квадратная темная машина, из нее выскочило пять человек.

Один из них закричал:

— Это он! Его баба меня ограбила! За ним!

Никита в одном костюме невольно поежился, потом весь сжался под нажатием на его руки крепких рук.

Хозяин крепких рук сказал:

— Мужик, веди к своей бабе, она у нашего человека забрала пистолет.

— Я ее видел, но пистолета при ней не было.

— Если куда бросила, пусть покажет, а то мы ее закажем. Пистолет ценный, заказной.

— А не лучше ли ей сюда спуститься, там мой отец, у него сердце…

— Не тяни резину, веди быстро!!!

Никита вошел в подъезд в сопровождении двух мужчин. Дверь в квартиру была приоткрытой, никто за ним ее не закрыл. Все трое ввалились в квартиру и оцепенели: в комнате стоял страшный кавардак. Елка сверкала на полу своими лампочками, хрустальные салатницы выглядывали из-под скатерти и тоже на полу, недалеко лежали фужеры, людей в комнате не было. Но ведь никто из подъезда не выходил! Никита никого не видел!

Тут он заметил, что открыта дверь в потолке в квартиру на следующем этаже. Крутая лестница в одном углу комнаты вела на второй этаж двухэтажной квартиры. На второй этаж можно было попасть и через входную дверь, но этажом выше, поэтому внутренней дверью редко пользовались. Здесь жила жена Люкса, мать Никиты — Софья, но с ней доктор Люкс последнее время не поддерживал отношения.

Трое мужчин по шаткой лестнице полезли к двери в потолке. Первым наверх вылез Никита. Квартира была пуста, особого разгрома не было видно, но не было и елки, не было следов праздника в новогоднюю ночь!

Преследователи Никиты так заинтересовались событиями в квартире, что забыли, зачем шли.

Один мужчина похлопал Никиту по плечу:

— Да, с такой женой у тебя жизнь крутая. Где, думаешь, твоя женщина сейчас? Нам бы ее в команду! Мы бы все друг друга потеряли.

— Уже потеряли, — сказал второй, выглянув во двор, — машины нашей нет на месте.

Дверь квартиры была приоткрыта, и мужчины вышли на лестничную площадку. Звуков в подъезде старого дома не было слышно, они спустились с третьего этажа на улицу. Тишина. Снег заметал следы машин.

— Мужик, иди домой! Мы успеем найти твою женщину, а сейчас пойдем ловить машину до ресторана, — и они ушли.

Никита поднялся на второй этаж. Дверь в квартиру оказалась закрытой, он поднялся на третий этаж, но и там дверь была заперта. Он постучал. Позвонил. Никто ему не открыл дверь. У себя в кармане Никита нашел целый кошелек с деньгами, он спустился на улицу. Идти в костюме по зимнему ночному городу не хотелось. Старый трехэтажный дом стоял особняком за железным забором, рядом домов не было. Он посмотрел вверх, света в окнах не было.

Никита решил позвонить в квартиру на первом этаже. Позвонил.

Ему открыла дверь тощая старушка:

— Милый, чего дома не сидится! Чай Новый год на дворе! Аль потерялся? Я тут восьмой десяток живу, а таких справных мужчин в своем доме не видела.

Делать нечего, зашел Никита к старой женщине в квартиру.

— Простите за беспокойство, я — Никита, сын доктора Люкса.

— Господь с тобой, Никита, я тебя не признала! Что случилось? Почему не идешь к отцу иль матери?

— Был, они куда-то все исчезли.

— Вот беда! Так ведь ночь новогодняя! Утром найдутся. Пойдем чаек пить.

Никита сел за стол, покрытый старой клеенкой. На столе в вазочке стояла сосновая веточка, на ней висело несколько ниток стеклянных бус. В комнате стоял старый телевизор. У Никиты возникло ощущение, что он попал в другое время, потом решил, что все ему померещилось.

— Никита, возьми кружку с чаем, у меня ничего спиртного нет.

Он взял в руки большую алюминиевую кружку, которая обжигала руки. Он быстро поставил кружку на клеенку.

В комнате стоял запах трав и пыли.

— Бабуля, расскажите о себе!

— Нет, все обо мне сказано-пересказано. Одна здесь днюю и ночую. Вот и ты скоро уйдешь, а моя жизнь при мне останется.

— Тогда я пойду! Спасибо, я согрелся. Мне показалось, что наверху люди появились.

— Иди, смотри, а нет никого — возвращайся.

Никита оказался один в подъезде. Он поежился и вновь стал подниматься на второй этаж. Дверь была приоткрыта. Мужчина осторожно заглянул в квартиру. За столом сидели Ангелина, Нина и его отец. В квартире все было на месте.

— Никита, а ты чего так долго с таксистом расплачивался? — спросила Ангелина.

— А вы где были? — спросил Никита и посмотрел на елку: она стояла на месте.

— Ты о чем? Мы здесь сидим и тебя ждем.

Он посмотрел на потолок, дверь на второй этаж квартиры была закрыта.

— А где мама?

— Ты что, маленький?

— Она где?

— Никита, твоя мама давно там не живет. Ты что, забыл? Ее нет! Она умерла от истощения, никого не пускала к себе, хотела похудеть и умерла.

— Не помню, — и он тронул свой затылок, на руке его была кровь, — смотрите, кровь!

— А это уже серьезно! — закричала Ангелина и посмотрела на затылок Никиты.

— Где пистолет? — спросил ее Никита.

— Какой еще пистолет?

— Тот, что ты в ресторане взяла.

— Я не брала.

— Врешь!

Ангелина подошла к Никите.

— Нина, его кто-то сильно ударил по голове, надо скорую помощь вызвать, — сказала Ангелина.

— Не надо, я справлюсь. У меня все для перевязки есть в сумке.

— А ты кто?

— Я — медсестра. Ты что, забыла?

— А тебя где Люкс нашел?

— Я — участковая медсестра, приходила ему уколы делать, так и познакомились.

Никиту положили на диван с перевязанной головой. Нина сделала укол. Он уснул. Женщины сели за стол. Втроем выпили за удачу в Новом году и за здоровье. В дверь постучали. Доктор Люкс подошел к двери, посмотрел в глазок: в подъезде стояли два мужика.

— Вы кто? — спросил сквозь дверь доктор Люкс.

— Нина у Вас?

— Да.

— Пусть выйдет.

— Нина, это к тебе.

— Иду.

Нина подошла к двери, посмотрела в глазок:

— Феофан, зачем ты за мной ходишь?

— Нина, выходи, добром прошу. Выходи!

— Я оденусь и выйду к вам.

— Ждем пять минут, потом взломаем дверь!

Нина оделась и вышла к мужчинам, но они взяли ее под руки и завели в квартиру.

— Глянь, у нее уже обручальное кольцо появилось, а вчера не было! — сказал Феофан.

— Феофан, Нина у доктора кольцо за ночь заработала или за уколы.

— Ребята, не хамите, когда с тобой танцевала, то кольцо сняла на всякий случай.

— Феофан, а это Ангелина, которая тебя коленом ударила?

— Тут и ее мужик, которого ты ударил своим кастетом!

— Феофан, садимся за стол, они всю еду нам с тобой оставили.

Мужчины сели за стол, быстро налили водку в фужеры, залпом выпили. Ангелина в шубе присела на краешек дивана, на котором лежал Никита.

Ангелина из кармана своей шубы вынула пистолет и встала против жующих мужчин.

— Феофан, твой пистолет нашелся! — обрадовался второй мужик.

— Ешьте и помалкивайте, — сказала Нина, — Ангелина с вами шутить не будет!

На следующий день в Х-клуб вошла Ангелина и подошла к столику Влада.

— Влад, я могу сесть за твой столик?

— Садись, Ангелина, у тебя, смотрю, второе кольцо обручальное?

— Замуж вышла, но не официально.

— За сына известного доктора Люкса — Никиту? Тогда зачем ты сюда пришла?

— Посмотреть в твои глаза и сказать, что Нина — девушка хорошая!

— Заступница явилась! Я еще проступков не совершал.

— Я не к тебе пришла, у меня здесь встреча.

— С Феофаном? А второй муж дома сидит?

— Не тронь его! Привет, Нина!

В зал вошел Феофан в зеленом галстуке поверх розоватой рубашки. Нина и Феофан сели в противоположном конце зала. Она положила перед ним пакет.

— Держи свое ружье.

— Тише ты!

— А то нас тут не знают!

— Потому и тише. Спасибо, что вернула. Только скажи мне, почему ты вышла замуж за этого Влада? Он был женат на Ангелине!

— За удобства. Его папа нам квартиру купил, а я в нее въехала! Квартира отличная, обстановка, опять же, на пять! А с тобой только ресторан на двоих, а жить нам было негде. А с Владом у нас отношения серьезные.

— Это ты права! Быт у меня шероховатый. Привык. А зачем им медсестра понадобилась?

— Смешной! Медицина в доме — огромная сила для жизни! Врачу надо подчиняться, а медсестра сама подчиняется. Очень удобно для алмазных людей.

— Для каких людей?

— Для людей с хорошей базой для жизни.

— Мне не понять. Поела? Тогда дуй отсюда, ко мне люди идут.

Нина подошла к Владу, не зная, что из этого получится. В X-клуб вошли три мужчины крепкой наружности, у каждого в одежде были зеленые вещи. Они пошли к столу Феофана, он отдал им пакет. Его напарник вынул из пакета пистолет, наклонил его над рукой, что-то отодвинул, и на руку ему посыпались алмазы.

— Феофан, все в ажуре. Ангелина про алмазы не знала и не стреляла. Неси их на обработку к Агнессе Аркиной. Вон ее бывший зятек танцует и уже глаза свои на блеск алмазов нацелил.

— Влад здесь с Ниной, — поддел его Феофан.

— Не с Ангелиной же ему идти к нам, я уже все знаю.

Глава 2

Вечером я получила на обработку новую партию алмазов крупных размеров. Без блеска жадности в глазах я отдала их на обработку своему мужу. Дома меня ждал Аполлон. Мы должны были пойти в бассейн вечером.

— Я не пойду в бассейн, у меня все болит! — жалобно проговорил Аполлон, ползая по диагонали своей кровати.

— Мы пойдем. Через полчаса и пойдем.

— Нет! Я не пойду! У меня ноги болят после тренировки. Я сегодня еле двигался.

— После бассейна мышцы болеть не будут, — уверила его я.

— Можно я в ванне полежу?

— Хорошо, только с солью, а потом полежать десять минут под одеялом.

— Согласен.

Я вымыла ванну, потому что в нее ставят для кошки питьевую чашку, потом насыпала соль, налила пену и воду. Аполлон после ванны меньше всего хотел лежать под одеялом, пришлось его заставить. После процедур у него мышцы перестали болеть, и он сел за компьютер, но у него кто-то из домашних зверей перегрыз провод в наушниках.

Утром я взяла книгу телефонов, поискала услуги по ремонту компьютерной техники. Все фирмы начинали работать в 10 утра, день был субботний, и только в одном месте начинали работать в 8 утра. На часах было 9 часов утра. Я позвонила, у меня спросили:

— Наушники дорогие?

— Да.

— Приезжайте.

Я взяла наушники, положила их в сумку. Я спустилась по лестнице, вышла на улицу, пошла к остановке. Автобус привез меня в район, где я еще не была, но благодаря карте в книге телефонов дом нашла сразу. Зашла в подъезд, поднялась на нужный этаж. Дверь открыл тонкий мужчина. Я вошла в узкую прихожую. На меня пахнуло заброшенностью.

Я вошла в кухню, куда меня проводил мастер. На кухне с одной стороны стоял некогда дорогой комплект кухонной мебели. Ближе к окну стоял стол с компьютером, звучала чистая музыка с большим количеством скрипок. Мне предложили сесть в сломанное кресло. Мастер осмотрел наушники:

— Раньше провода были медные, а теперь паутинки, покрытые тонким слоем меди. Такие изделия трудно ремонтировать.

Я подумала, что спаять два провода трудности не составит. Мастер разобрал наушники полностью, отрезал разъем. Принес другие наушники, отрезал от них разъем, поставил на место. Разъем не прижился. Он его отпаял. Музыка скрипела всеми фибрами давно ушедшего композитора. Кресло подо мной скособочилось окончательно.

Мастер рассказывал:

— Я был большим руководителем в одной фирме, в свое время окончил институт, получал неплохо. Мать заболела, я поехал к ней со всеми деньгами. А там, где она живет, начались военные действия. Я пошел воевать, тем более что я там родился. Воевал почти год, меня ранили. Мать не вылечилась, но меня с работы уволили, и оплачивать ее лечение мне нечем. Вот мне и нужна эта подработка. Я люблю чинить электронные изделия.

Он говорил, а сам зачищал проводки. Я посмотрела на полностью разобранные наушники:

— У меня тренировка, мне надо уйти.

— Будет готово вечером.

Я ушла от мастера — военного — инженера — руководителя и просто изящного и интересного мужчины с мыслью, что он наушники не соберет. В голове все еще звучали скрипки. Когда я после тренировки вышла на улицу и позвонила, то услышала:

— Приезжайте, готово.

Я поехала за наушниками. Они действительно работали, а мастер был в восхищении от чистоты звука в наушниках.

Почему жизнь прекрасна? Выхожу я утром одна из квартиры, а этажом ниже сталкиваюсь с соседом, и вот уже я спускаюсь по лестнице с прекрасным представителем мужского пола в расцвете лет. Мощь чувствуется в каждом его движении. Красив он, дай бог Богу быть таким красивым. Но на улице его ждала собака, и он ушел с ней.

Прихожу я туда, куда шла, и встречаю еще одного красавца, и чувствую, что он меня сегодня чувствует, хотя занят другим делом. Прекрасно. Только он стал на себя наговаривать, что он стар и толст. Возвращаюсь я домой и встречаю еще одного представителя того же поколения, и он называет меня по имени и без отчества. Вот и прекрасна жизнь, когда теряется ориентир типа мужа Аполлона. Раньше этих слов появится очередной тормоз.

В офис фирмы пришел доктор Люкс, он сел в кресло, где некогда сидела его покойная жена, вытер пот со лба и сказал:

— Милая Агнесса Ивановна, зачем Вы у меня забрали Нину?

— Бог с Вами, доктор Люкс! Впрочем, — и я махнула рукой, — есть грех, да еще какой, и рассказывать стыдно. Всю правду о Владе ваша Нина раскрутила, теперь закрутиться не можем.

— Слышал я новость о Владе, но он Нину увел у меня. Понятное дело — он молодой, а мне что делать?

— Жить, что еще Вам остается.

— На что жить? Я пенсионер, без жены, без Нины. Но у меня, голубушка, алмазы остались.

— Отлично, что делать из них будем?

— Продавать. Вам это лучше удается, чем мне.

— Из них нужно сделать ювелирные изделия?

— Да, не без этого, они промышленные, а мне деньги нужны. Без меня мои приборы никому не нужны. Я их разберу и добуду камешки.

— Догадалась, приносите.

— Они со мной.

Деловой разговор прервался визитом менеджера Бориса.

— Агнесса, мое почтение! Товар принимаете?

— Борис, будь человеком, верни на работу Римму! Я зла на нее не держу, пусть приходит и приступает к работе.

— Спасибо. Римма совсем извелась из-за Влада. Такая новость! Сам еле устоял от нее. Товар примешь?

— Без Риммы нет, вызывай свою половину!

Борис ушел в соседнюю комнату и позвонил Римме, о чем они говорили — неважно, но она минут через двадцать появилась на работе. Следом за ней в офис пришел Аполлон.

— Привет честной компании, — сказал виновник последних событий.

— Здравствуй, Аполлон! Для тебя есть работа, вовремя пришел, — сказал Борис.

— А я все вовремя делаю.

— Особенно детей, — ввернула я.

— Агнесса, не жаль, как оса, дай опомниться от радостной новости, — сказал нервно Аполлон.

Аполлон и Борис ушли в мастерскую.

Дрожащей рукой доктор Люкс протянул медсестре Нине картонку, на которой большими буквами было написано «100 карат». Было изображено несколько предметов. Стоял крестик. Больной, после того как отдал картонку медсестре, так быстро умер, что не успел свой кроссворд пояснить.

Медсестра поняла: «100 карат» — это нечто. Но что? Она вспомнила, что есть некая бриллиантовая дама Агнесса Аркина. И решила, что ей можно отдать картонку, и пусть она с ней мучается.

Так у меня появилась картонка с надписью: «100 карат». А это тысячи купюр. Стоило задуматься над тем, где лежит алмазный клад. Я всмотрелась в картонку и рассмеялась.

На плане был нарисован овал стадиона, полоски скамеек, кружки деревьев. В какой-то момент мне показалась, что картонка принадлежит старику с собакой, которого я видела на забытом стадионе. Оставалось найти клад, указанный крестиком.

Я, как истинная бриллиантовая охотница, поехала на заброшенный стадион. На футбольном поле рос бурьян. Скамейки пугали отслоившейся краской. Тишина висела в воздухе. Стало жутко. Душа умершего хозяина клада летала над стадионом, вызывая чувство страха, охраняя клад.

Я крутила план туда-сюда. Меня потянуло подойти к дубу. И я подошла. Из дупла дуба с фырканьем выскочила кошка. Я отпрянула в сторону. В дупле светилась еще пара зеленых фар. Я невольно сделала пару шагов в сторону беговой дорожки, наблюдая за деревьями, росшими у низкого забора стадиона. Местами в заборе зияли дыры. За одним деревом мелькнула невысокая тень. Я была готова бежать к машине.

Вдруг услышала слова:

— Агнесса! Я здесь!

Я посмотрела вокруг себя и никого не увидела. Сердце колотилось. Руки дрожали. Ноги не слушались. «Может, я сплю?» — подумала я.

Из дупла выпрыгнула еще одна кошка.

— Агнесса, Агнесса… — слышалось из деревьев.

Я резко повернулась. Позади меня послышались шаги бегущего человека.

Я услышала слова:

— Агнесса, Агнесса…

Я рванула на себя дверцу машины. Дверь не открылась. На мое плечо опустилась чья-то рука.

— Агнесса, я тебя зову-зову.

Я резко повернула голову назад. За спиной стоял маленький домовой Тиша.

— Фу, как ты меня напугал! — воскликнула я. — Тиша, откуда ты здесь? Я думала, тебя уже и в живых нет!

— Агнесса, столько лет тебя не видел! А я тут после дождя хожу, грибочки собираю на супчик.

— Тиша, помоги мне найти алмазы, а не грибы. Алмазы где-то здесь растут. У меня есть план. И место указано. Не могу найти ориентир.

— Агнесса, то ты людей дурачила, а теперь в грибах алмазы ищешь! Дай мне план в руки. Ты выше меня. Мне смотреть неудобно.

Мы сели на скамейку. Тиша смотрел на план в моих руках.

— Агнесса, как пить дать, это этот стадион! Но крест стоит на пустом месте. И масштаба нет. Может, линии прочертить? В точке пересечения линий будет лежать клад с алмазами.

— Точно, Тиша! Ты маленький, тебе и палка в руки. Возьми палку и черти линии на земле. Если не с этой стороны стадиона, то с другой. Посмотри, на крестике стоит стрелка. Если смотреть по этой стрелке, то получается, что она показывает на север. Но на севере стоит крестик со стрелкой. И он показывает на крайнюю скамейку, на которой мы и сидим. Похоже, автору плана было плохо. Он сел на эту скамейку. Крестики и стрелки нарисовал для важности. И клад под скамейкой закопал, — изрекла я мудрые мысли.

Я немного помолчала и сказала:

— Тиша, у меня в багажнике лежит саперная лопата. Принеси ее.

Тиша пошел к машине. В это время кто-то сзади зажал мне рот и заклеил его липкой лентой. Из-за машины выскочил человек и заклеил рот Тише. Нам связали руки и посадили на скамейку.

Двое мужчин смотрели на пленников и улыбались, показывая все свои разномастные зубы.

— Эх, госпожа Агнесса! Когда идешь на дело, мне звони. А то я узнаю о твоем перемещении через пятые уши, — сказал один мужчина, показывая при этом второму мужчине, чтобы тот копал под скамейкой.

Мужчина стал копать землю. Трое зрителей смотрели, как земля летает над лопатой. Я поняла, что клада там нет, где-то на третьей лопате. Я чувствовала, что клад рядом, но не в земле, но сказать об этом не могла.

— Агнесса, дорогая моя! Твой мобильный телефон я прослушиваю. Вот и засек тебя. Что-то клад не выкапывается. Ты не знаешь, в чем дело? — спросил первый мужчина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 45
печатная A5
от 354