электронная
Бесплатно
печатная A4
1975
18+
Большой сборник «А»

Бесплатный фрагмент - Большой сборник «А»


Объем:
770 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-1105-4
электронная
Бесплатно
печатная A4
от 1975
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Аннотация к содержанию

Небесная магистраль

Фантастическая поэма про мир будущего и эволюцию людей. Действие происходит в 3000 году. У них много того, чего нет у нас. Например: специальные таблетки для питания людей и многоуровневая небесная магистраль, где машины при столкновении не разбиваются, а разлетаются в стороны. Давно найдена планета, откуда на Землю привозят различные блага. Её назвали Сапфировой за свой необычный окрас и сияние. На этой планете не живут потому, что её воздух изменяет цвет кожи у людей. Там располагаются заводы и фабрики, идёт постоянное производство таблеток для еды. На Земле больше не осталось тюрем, всех преступников теперь отсылают из Земли на Сапфировую планету. У главного героя есть мечта увидеть эту необычную планету своими глазами, но власти туда пускают лишь рабочих и преступников. Алексей обещает отцу не делать глупостей, но из-за своей беспечности становится причиной смерти трёх человек, за что оказывается изгнанным из Земли. На Сапфировой планете он узнаёт то, что изменит жизни всех. Жанры: фантастика.

Черви. Живое мясо

Григорий достаточно состоятельный человек, живёт в посёлке. У него своя ферма, лаборатория и сеть кафе-ресторанов, расположенных в городах. Он одержим идеей вывести новый вид курицы, которая будет расти очень быстро и при этом мало есть. Григорий регулярно проводит различные эксперименты, но они не дают результатов. Ради любопытства, то же самое он делает с червями и у него всё получается. Он расстраивается и скармливает червей своему питомцу. Вскоре понимает, со змеёй что-то не так. Жанры: фантастика, ужасы.

Черви — 2. Бессмертие

Через двадцать лет заключения, Григорий оказывается на свободе. Странный соседский мальчишка во всём начинает ему помогать, а взамен просит показать ему особенных червей. Григорий против, но соглашается за обещание вернуть его оборудование и фабрику. Григорий быстро понимает, что не сможет повторить свой давний эксперимент и решается выкопать заражённого Азамета из могилы. Тогда он даже не догадывается на что обрекает всё человечество. Жанры: фантастика, ужасы.

Паразиты параллельного мира

Матвей с рождения видит вокруг себя разнообразных созданий, жуков и червяков. Родители считают его ненормальным, но не обращаются к врачу, учат не выдавать своих недостатков. Однажды Матвей видит совершенно новый вид паразитов, которые кажутся ему зловещими. Вскоре весь мир будет в панике: у людей сползает кожа, они теряют волосы и умирают страшной смертью. Всюду говорят, что это радиация неизвестного происхождения. Матвей знает, в чём причина и пытается найти лекарство. Удастся ли ему это?

Жанры: фантастика, ужасы.

Прозрачные слизни

Максим, работая в фармацевтической компании, вывел особенных слизней. Своим открытием он не спешил делиться, несмотря на то, что их слизь обладала потрясающей целительной способностью. Его друг и коллега Кирилл предаёт доверие и рассказывает всё начальству. В итоге, Максима увольняют, приписывая открытие Кириллу. Юноша не в курсе, что прозрачные слизни способны быстро передвигаться и какую опасность в себе таят. При первых же опытах некоторые слизни сбегают. Что же теперь ждёт человечество?

Жанры: фантастика, ужасы.

Прозрачные слизни-2. Сон

Максим перед смертью избавляет мир от прозрачных слизней, создав невероятно живучего жука. Его называют «жор» и он берет верх над всеми насекомыми Земли, а затем и людьми. Прозрачных слизней теперь размножают только в лабораториях. Они очень ценные, так как даруют быстрое исцеление, молодость и долголетие. Позже выясняется, что яд прозрачных слизней способен убить временно.

Жанры: фантастика, ужасы

Прозрачные слизни-3.Бактерии Варгуса

После исчезновения «Жора» мир постепенно приходит в себя. Люди начинают жить и радоваться долгожданной свободе, но очень скоро понимают, что ещё рано радоваться. Треть планеты заразилось недугом гнили, что уничтожила жор. Удастся ли им исцелиться или их настигнет та же участь, что и «Жор»?

Жанры: фантастика, ужасы.

Личный мир

История про парня, который умирает и попадает в «Личный мир» — мир, который придумывает сам, но долгое время не замечает этого. Некто, зовущий себя Адам, всё время поучает его и хочет показаться другом. Прежде чем выбраться из «Личного мира» Константин раскрывает свою злую сущность, кается и, после долгих скитаний, находит выход. Адам вселяет его душу в тело некоего существа, которого зовёт Богом. Константин попадает в совершенно другой мир Богов, где души готовятся к войне с создателями.

Жанры: фантастика, эротика, ужасы.

Личный мир — 2

Константин понимает, что возродился не на той Земле. По мере взросления память о Богах и потустороннем мире стирается, но его преследует ощущение принадлежности к другому миру. Он проживает в стране под названием «Холера» Её система идеальна для самореализации и комфортного проживания любого человека. Он часто видит черно-белый сон, в котором это слово означает нечто зловещее. Однажды, во сне к нему приходит Адирашт и жизнь его кардинально изменяется, — он отправляется в путешествие по Купалину.

Жанры: фантастика, ужасы.

Запад. Нижний мир

Алексей высокопоставленный член тайной организации «Запад». К ним можно зайти, но не выйти, и они есть почти в каждой стране мира. Их конечная цель — уничтожить все население планеты и оставить единственную страну — «Запад». Многие века они разрабатывали биологическое оружие, способное на это, и, кажется, нашли. Что это за оружие? Сможет ли «Запад» реализовать свои планы? И сможет ли Аня вернуться домой? Из-за беспечности Алексея одна из его подруг попадает в безжалостный плен этой организации.

Жанры: эротика, ужасы, фантастика.

Запад. Нижний мир 2

Аня выбралась на свободу и поняла, что мир уже не тот, что прежде. Люди как будто не осознают реальность, они всё время ходят и никогда не спят. Аня возвращается к родителям и живёт с ними несколько месяцев. Она радуется, ведь близкие не пострадали. До начала эпидемии к ним приходит какой-то мужчина и делает прививки, Аня уверена, что это был Кирилл. Она не может зайти в их тайную сеть и желает вернуться в «Запад». Не пожалеет ли она об этом? И что же стало с Алексеем?

Жанры: ужасы, фантастика.

Необратимость. Серебряный свет

Мартин создаёт особенный серебряный свет, который за считанные минуты может вырастить, состарить и уничтожить всё, на что светит. Его амбициозный друг Давид запрещает рассказывать кому-либо про открытие и обогащается, быстро размножая и продавая редких животных. Всё бы хорошо, но до этих прекрасных событий Давид успевает втянуться в наркобизнес, и у него теперь большие неприятности. Как же ему выкрутиться? И поможет ли в этом серебряный свет?‎

Жанры: приключение, фантастика.

Необратимость — 2. Коричневое яблоко

Давид неугомонный парень с жаждой наживы. Сколько бы он ни заработал, ему всё мало. Ради редких кошек, он отправляется в Африку вместе со своим другом Мартином. Сделка проходит успешно и до отъезда они решают сходить на экскурсию. Гид предупреждает, не подходить к деревьям и уж тем более, ничего не срывать и не кушать. Давид решает поступить иначе. Он ещё не в курсе, что в этом времени яблоки несъедобные, они таят в себе опасный недуг. И с этого начинается их вынужденное путешествие во времени. Они отправляются в будущее, чтобы исцелить умирающего Давида. Но мир будущего оказывается совершенно не таким, каким его ожидают увидеть друзья.

Жанры: приключение, фантастика.

Любимый похититель

История любви преступника, убивающего людей по заказу. По великой случайности, его избранницу просят убрать, а он не может отказать. Демьян понимает, что если не возьмется за дело, то обязательно найдётся другой исполнитель. Впоследствии он похищает девушку и держит взаперти до тех пор, пока не появится компромат, чтоб заставить её не уходить. Только для взрослой аудитории. Описывается достаточно много эротических и жестоких сцен.

Жанры: любовный роман, эротика.

Портрет

Ночами долгими взирая

На твой портрет, страдаю я.

А ты, об этом и не зная,

Свой длинный продолжаешь путь.


Не внемлешь ты мои печали

И отпускаешь, не любя.

В слезах, как будто утопая,

Я задыхаюсь, без тебя.


Года не властны над любовью,

Не отыскать душе покой.

Она всё мается беспечно,

Забвенья ищет, — не найдёт.


Во тьме ночной твой образ часто

Всегда всплывает пре до мной.

Тебя забыть не позволяет

Портрет любимый твой большой.


6:40 — 7:15 4.03.2020

Странная звезда

В небе странная звезда

Светит только для меня.

Очень яркая она,

Это ты — мечта моя.


Мысли бережно храню

О тебе и знать хочу,

Почему же ты одна,

Ты любовь — звезда моя?


Обречённая вовек

Недостойным дорожить

И любить, кого нельзя,

Даже в мыслях никогда.


А любовь моя сильна.

Не угаснет никогда

Эта звёздочка моя,

Если я ещё жива.


11:20—15:36 9.12.2019

Неукротимая тоска

В полночных муках ожиданья,

Я всё страдаю без тебя,

И, вспоминая сновиденья,

В которых видела тебя.


Моя тоска не укротима,

Болеют дух и голова.

Ведь оказалась я ранимой,

Когда вдруг встретила тебя.


Ты подскажи, куда исчезли

Мои наивные мечты?

Куда укрыться от печали,

Во тьме кромешной, без любви?


3:49 — 3:59 23.02.2020

Далёкое счастье

Ты подари мне, подари

Немного света и любви.

Моё изломленное сердце

Ты по кусочкам собери.


Вдали виднеется возможность

Как боль утраты позабыть,

Но отдаляется всё время,

Надежда счастье обрести.

Возможность даже ты, как будто,

Но я об этом не скажу.

Продолжу маяться по свету

Бежать за счастьем, что вдали.


12:27 — 12:40 2.12.2020

Юные надежды

Твои прекрасные надежды

Так окрыляют душу мне,

Не потеряй ты их по жизни,

Как я и многие ещё.

Ты показал мне свет надежды,

Что испускаешь из себя.

Как будто искра, то исчезнет,

То возгорится над тобой.

Надежды — планы и затеи,

Что юный ум спешит вершить.

Они прекрасны простатою,

Наивной жаждой жить быстрей.

12:13 — 12:26 2.12.2020

Холодное сердце

Тебе я буду благодарна,

Сумеешь если объяснить,

Как позабыть, как измениться?

Как никого мне не любить?


Похоже, сильно восхищаюсь

Я стороной твоей дурной.

Холодным сердцем безразличным,

И беззаботной простотой.

Ты жить умеешь, не страдая

Совсем никем не дорожишь.

Ты всем готов сказать об этом,

Как будто это хорошо.


Но иногда ты скажешь всё же,

Что ты наплакался уже.

Короткой фразой ты докажешь,

Что холод сердца заслужил.


12:40 — 13:03 2.12.2020

Парадокс

Мы прогоняем тех, кто рядом.

Любовью их не дорожим.

Кого-то ищем и не знаем,

Что парадокс мы создаем.


Как вы кого-то отвергали,

Любимый ваш отвергнет вас,

И всей душой он возжелает

Того, кто плачет не о нём.


И можно плакать, и смеяться,

Но существует парадокс.

Его мы редко замечаем,

И это слово не о нём.


7:52 -8:17 28.02.2020

Лживый

Ну как, скажи, мне как?

Такое пережить?

И без тебя мне как,

Одной продолжить жить?


Я так устала слушать

С доверием тебя

И делать вид, что верю,

Ведь врёшь ты, как всегда!


И, жаль, мне не понять

Тебя совсем никак

Мы видимся изредка,

Далёк ты от меня.


Твои слова, как вилы,

Пронзают душу мне.

Твои слова все лживы,

Зачем же я тебе?


3:40 — 3:50 16.12.2019

Счастливый сон

Я скучаю по тебе,

Нет любимого нигде!

Лишь во сне он иногда,

Появляется всегда.


Он хороший, добрый, милый.

Испускает свет любви.

Очень искренний, красивый

И душою говорит.


Теплый взгляд его напрасно

Я пытаюсь позабыть,

Ведь любовь его прекрасна,

Бесконечна, как моя.


Сразу я его узнала.

«Где ты был?» — спросила я.

Обнимала, целовала,

Счастью не было конца.


Но потом я осознала,

Что далёк он от меня.

Я проснулась и рыдала,

Захотелось умереть.


Написано: 4:27—4:49 16.12.2019

Безуспешно

И не многих я любила,

Это чувство не для всех,

Но кого-то обнимала,

Целовала просто так.


И тебя, тебя, тебя

Вспоминаю я, любя.

И тебя хочу я очень

Бесконечно обнимать.


Как же сильно я влюбилась,

Без причины и всерьёз,

И теперь забыть пытаюсь

Безуспешно я тебя.


Дата: 23.05 2016г. Приблизительное время: 2:50

Лучше-лучше

Проходят дни и месяца,

А жизнь, как прежде — нелегка.

Всё думаю о нас с тобой,

О том, что нет тебя со мной.


Тебя так часто вспоминаю,

Но почему? Сама не знаю!

Живу с закрытыми глазами

Живу мечтами о тебе.


И лучше раз побыть с тобою,

Чем пару сотен раз с другим.

И лучше будет жить одной,

Чем, о тебе мечтая, с ним.


Дата: 23.05 2016г. Приблизительное время: 2:36

Умираю

Умираю, погибаю

От тоски я без тебя.

Сладко-сладко вспоминаю

Я твой запах и тебя.


И в твоих объятиях крепких

Я готова умереть.

И, прижавшись нежно, крепко,

Обрести покой вовек.


И давно уж не живу я,

Не могу я без тебя.

Бесконечно, безнадёжно,

Обожаю я тебя.


Дата: 2016г. Приблизительное время: неизвестно

Не тот

Не тот, хотел кем показаться.

Я это знаю так давно.

И да, по-прежнему люблю,

Тебя терять я не хочу.


Проходят месяцы, года.

Сказать я это не могу.

Спросить хочу, но ум твердит:

«Молчи, молчи и позабудь!»


Но знаю я, что ты другой.

Мне больно это понимать,

И осознать, таким принять,

В кого нельзя влюбиться так.


Но я люблю, люблю тебя,

И это честно признаю.

Тебя никак не позабыть

И невозможно разлюбить.


Написано: 6:15 — 6:22 6.01.2020

Весёлый

Он резвится, веселится,

Как ребёнок озорной.

Потешается публично,

Он с улыбкою простой.


Но его не понимают

И ругают всей толпой.

Понапрасну обижают,

Он здоровый, не больной!


Он величия хотел,

И прославиться сумел.

Людям зрелище дарил,

Этим многим стал не мил.


Написано: 1:20 — 2:14 20.12.2019

Одинокая

Как же я хочу обнять,

Близко к сердцу прижимать

Твоё тело нежно-нежно

Долго гладить и ласкать.


Только рядом нет тебя,

Одинокая всегда.

Твой портрет ненастоящий,

Электронный у меня.


На него смотрю я часто

И подолгу каждый день,

Всё пытаясь убедиться,

Ты обычный человек.


Я болею очень сильно,

Боль мою зовут любовь.

И, похоже, что смертельно, —

Сердце хочет умереть.


3:51 — 4:26 16.12.2019

Темнота

Душа болит так сильно,

Её нельзя спасти.

От боли и страданий,

Томиться будет век.


И так живу во тьме,

Хоть свет горит всегда.

Он днём и ночью ясно,

Всё светит для меня.


Как солнце освещает,

Он тёмный страшный мир.

Но нет тебя со мною,

Не вижу, что светло.


3:35 — 3:40 16.12.2019

Сон

Сладкий сон, ты здесь со мной.

Снова были мы вдвоём.

На машине в темноте

Мы помчались к пустоте.


Очень-очень хорошо,

Хоть и страшно было мне.

Ты приехал не туда

И повёз меня назад.


А ещё ты телевизор

Очень старенький купил

И, так бережно, довольный

Вез родителям своим.


Вот проснулась, — я одна.

Далеко ты от меня.

Солнце светит ярко-ярко,

Но темно мне без тебя.


Написано 15:40 — 16:00 9.12.2019

Удивление

И раз, и два, и три, и пять!

Вот в сказке мы с тобой опять!

То говорим, то помолчим,

И друг на друга поглядим!


А невозможное возможно,

Ведь помечтать так любим мы.

Представить то, чего не будет.

Решить проблему ту, что нет

21:55—22:13 8.01.2020

Потеря

Тебя любила и ждала

И много лет тобой жила.

Но вот прошла мечта моя,

Любовь уходит от меня.


И бесконечное мне счастье

Ты был способен подарить.

Но подарил одни страданья

И дни пустые, без любви.


Играл с душой, играл со мной.

Не приходил, не уходил.

Не ты она — мечта моя,

Не ты теперь любовь моя.


22:20 — 22:47 8.01.2020

По привычке

Сижу и жду я по привычке,

Когда напишешь мне опять.

Тебя люблю я по привычке

И не забуду всё никак.


Но вот недавно повстречала

Совсем другого на пути.

Мой дух проникся теплотой,

И встречи ждёт, но не с тобой.


Он милый, искренний такой.

И разговорчивый, простой.

Его я часто вспоминаю,

Любовь свою к тебе теряю.


22:50 — 23:09 8.01.2020

Злая звезда

Любовь моя звезда одна,

Но только злая вот она.

И светит ярко так всегда,

Пусть не угаснет никогда.


Звезда холодная, большая,

Мне с ней не сблизиться никак,

Ведь не допустит не подпустит

К своим владениям она.


Звезда, конечно, человек.

И быть звездою он не рад.

Не все сказал и умолчал,

Что он звезда не с этих мест

0:01 — 0:28 9.1.2020

Скучаю

Скучаю по тебе,

И снова грустно мне,

Хочу тебя обнять

И нежно целовать.


Увидеть так хочу

Тебя я сильно вновь,

Приведу сильно я,

Ты если позовёшь.


Я на тебя смотрю

И так спокойно мне.

Не думай ни о чём,

Тебя я лишь люблю.


23:25 — 23:43 11.01.2020

Почему

Ну, почему? Ну, почему

Ты стал так нужен мне?

И голова совсем моя

Не слушает меня.


И мысли о тебе

Теперь всегда со мной.

«Тебя забыть хочу» —

Скажу я всё равно.


А чем ты так хорош?

Я всё же не пойму!

За что тебя люблю

Никак не разберу!


В глаза твои смотрю

При встрече вновь и вновь.

Ответы всё ищу,

Спросить хочу — молчу…


«Скажи мне что-нибудь» —

Тебя я попрошу.

Печальную ты сказку

Расскажешь о себе.


23:45 — 00:03 11.01.2020 — 12.01.2020

Несмело

Несмело подойду,

Тебя я обниму,

С улыбкой посмотрю

И буду целовать.


С собою уведу

Домой скорей тебя

И полежать со мной

В кроватку приглашу.


И снова будет мне

С тобою хорошо,

Я отпускать тебя

К себе не захочу.


0:05 — 0:15 12.01.2020

Холодный

Тепло и хорошо

С тобою мне всегда,

И, даже если ты

Холодный, как всегда.


Побыть с тобой хочу

Ещё немного я.

Любить тебя тогда,

Позволишь мне когда.


А если ты меня

Захочешь изменить,

Позволю под себя

Подстроить, подчинить.


Ты только разреши

Увидеться с тобой.

Мечтаю снова я

Припасть к твоим ногам.


0:25 — 0:50 12.01.2020

Боль

Ну почему так тяжело

Мне снова думать о тебе?

Идут года, я не живу,

Я существую без тебя.


Мне боль души не усмирить,

Тебя никак не позабыть.

Исчезнуть, в небо улететь,

Хочу свободу ощутить.


Моя тоска со мной всегда,

Болеет дух и голова.

Не прекратится никогда

Любовь моя и боль моя.


24.10.2019 0:33—0:51

Так хотелось

Днём и ночью голова

Много думает моя.

Любит, плачет, ждёт тебя,

Непокорная она.


Не заметишь, если я

Вдруг исчезну без следа.

Сложно это принимать,

Очень больно признавать.


Так хотелось мне всегда

Только честности твоей

И немного доброты,

Может, даже и любви.


0:52—1:07 24.10.2019

Несправедливо

Ох, как желанно тело моё,

Только с тобой быть мечтает оно.

Всех отвергает, не замечает

Даже красивых, хороших людей.


Ну, почему же такое бывает,

Мы так хотим того, кого нет?

Время теряем, так умираем.

Любим, мечтаем лишь об одном.


Несправедливо так безответно

Горько любить — любить не того.

Жаль, невозможно чувства забыть,

Душу и мысли свои подчинить.


1:08 — 1:35 24.10.2019

История любви

Я хотела полюбить

Хоть кого-то на земле.

Я мечтала, так ждала

И надежды берегла.


Появился у меня

Очень странный человек.

Моё сердце покорил

Он, похоже, навсегда.


Не любил и не бросал,

Близко сам не подпускал.

Он над чувствами играл,

Боль мою не понимал.


Проходили месяца,

А за ними и года,

Продолжалась жизнь моя,

Но я словно не жила.


1:35—11:47 24.10.2019

Не со мной

Больно, долго умирает

Без тебя душа моя,

Об одном она мечтает,

Чтоб забыть всё навсегда.


И минуты счастья все,

Что ты смог мне подарить,

Невозможно позабыть

И былое возвратить.


Безответная моя

Бесконечная любовь.

Нет и не было тебя,

Не со мною ты всегда.


Я бы всё тебе дала,

Даже душу продала,

Знать бы только как твою

Мне любовь заполучить.


1:47—2:03 24.10.2019

Позволь

Обними и поцелуй,

На секундочку замри,

А потом мне подари

Хоть немножечко любви.


Без тебя мне нелегко,

Этот мир безумно мал,

Очень тесно и теперь

Стало нечем мне дышать.


Разреши себя любить

И позволь мне приласкать,

Твоё тело и душа

Столь желанные всегда.


Невозможно без тебя,

Я, похоже, умерла,

Потому, что ты теперь

Лишь в мечтах моих всегда.


2:05—2:24 24.11.2019

Любовь-мечта

А любовь моя мечта,

Не со мной она всегда,

И тебя я покорить

Не сумею никогда.


Так хотела, так мечтала

Быть любимым и любить,

Но любовь не удержала,

Как теперь мне дальше жить?


2:25—2:30 24.11.2019

Вспомни

Что ты делаешь сейчас?

Мне так важно это знать,

И с тобою говорить

Я мечтаю каждый день.


Но тебе не напишу

Потому, что не смогу.

Испугаюсь, не решусь,

Не ответишь, побоюсь.


Ты не пишешь, ты молчишь,

Где же ты, любовь моя?

Вспомни, вспомни обо мне!

Хоть словечко напиши!


2:30 — 2:39 24.10.2019

Спаси

Подари мне, подари

Хоть немножечко тепла.

Телом ты своим согрей

Мою душу навсегда.


Голодна я, замерзаю,

Умираю без тебя.

Ну, пожалуйста, спаси,

И с собою забери.


Руку ты мою возьми

Крепко-крепко и держи,

От себя не отпускай

И надолго не бросай.


2:40—2:55 24.10.2019

Плачу

Плачу горько без тебя,

Ты так нужен мне всегда,

Мой любимый человек

И единственный вовек.


Как же сильно я хочу,

Чтоб ты рядом был со мной,

Обнимал и целовал,

И позволил мне любить.


Я мечтаю о тебе,

Бесполезно, может быть.

Но теперь я не одна,

Ведь со мной мечта моя.


2:56—3:06 24.10.2019

Прекрасный сон

Сладкий сон, где ты со мной,

Честный, любящий такой.

Ты со мною говоришь,

Мы так счастливы с тобой.


И тепло твоей души

Прикасается ко мне,

Окрыляет и спасает,

Вновь на небо поднимает.


Но со мною никогда

Откровенным не был ты.

Рядом не был никогда

И любовь мне не дарил.


3:07—3:19 24.10.2019

Смертельная любовь

Умираю, погибаю,

Без тебя я не живу.

И спасти меня не смогут

Ни родные, ни врачи.


Очень сильно я болею

И душу стремится ввысь,

Умирает мой рассудок

И теряет интеллект.


И теперь я знаю точно,

Что потеряна для всех,

Невозможно возродить,

Свою душу воскресить.


3:20—3:32 24.10.2019

Потерянный

Умоляю, помоги,

Душу ты мою спаси.

Обожаю, так люблю,

Я тебя боготворю.


Но молиться не умею,

Потеряла веру я.

Дух давно покинул тело,

Разум, кажется, во мне.


Не поймет сейчас никто

То, о чём я говорю.

Знаешь, я тебя люблю,

Только это говорю.


3:33—3:39 24.10.2019

Ложная надежда

Никогда-никогда

Быть счастливой не могла,

Мой любимый уходил

И с другими был всегда.


Говорил: «приду, ты жди», —

Только он не приходил,

Ничего не говорил,

Просто молча уходил.


Я любила и ждала

Каждый вечер у окна.

Всё надеялась, придёт

И со мною поживёт.


3:40—3:49 24.10.2019

Молитвы

Будет вера и любовь,

Может быть, когда-нибудь.

Только вряд ли я поверю:

Счастье — сказка не для всех.


Мой рассудок охладел,

Бесполезна жизнь моя,

Но упрямая душа

Сильно любит лишь тебя.


И зовёт она к себе,

Ждёт и молится тебе.

Но молитвы Бог не слышит,

Не услышишь их ты.


3:50—3:57 24.10.2019

Несчастная любовь

Я болею, я страдаю,

О тебе я всё мечтаю.

Стало тягостно мне жить,

Так хочу я умереть.


Невозможно изменить,

Всё былое возвратить.

Душу мне не возродить

И тебя не позабыть.


Как хотела я с тобой

Быть счастливой, хоть чуток.

Только где ты? Нет тебя!

А любовь моя жива.


3:58—4:12 24.10.2019

Мой мир

Моя мечта так хороша,

Но без тебя она пуста.

Ты свет, и тьма, и воздух мой,

И целый мир ты для меня.


Я не могу тебя забыть,

Ведь так хочу с тобою быть.

Любовь моя так бесконечна,

Но жизнь моя так быстротечна.


Хочу тебя я вновь обнять

И о любви своей сказать.

И, может быть, ты понял сам,

Как много значишь для меня.


4:13—4:23 24.10.2019

Желание

Ты так красив и так хорош,

Душе единственный ты мил.

И с каждым днём тебя люблю

Я всё сильней, и так хочу.


Я так хочу тебя обнять

И к сердцу нежно прижимать,

И руки долго целовать,

Вдыхая яркий аромат.


Я память бережно храню

О наших встречах, так хочу

С тобою быть, тебя любить

И никогда не позабыть.


22:00 — 22:30 26.10.20

Лишние мысли

Болеет любимый,

Болел он всегда.

Болеет душою

И сердцем всегда.


И нём, вечерами

Трепещет душа:

Он думает много

О чём-то всегда.


И снова скажу я,

Что всё хорошо.

«Ты просто поверь мне,

Поверь ты в себя».


Ты, знаю, не можешь

Себя изменить.

Напрасно об этом

Грустишь ты всегда.


Особенный ты

Тебе не скажу,

Себя полюби

Тебя попрошу.


Начато 31.10.2019 21:00 Закончено 12.02.2020 15:45—15:54

Просьба

Ты, прошу, не уходи

И со мною посиди.

Днём и ночью о тебе

Я мечтала много дней.


Вот полно во мне к тебе

И любви, и доброты.

Всё, что хочешь забирай

И меня не покидай.


Эти сладкие мечты,

О тебе всегда они,

Чтоб со мною жил ты рядом

И скорей забрал к себе.


21:40—21:47 31.10.2019

Жду

Верю в мечту, верю в любовь

И доброту снова твою.

Ну, расскажи хоть что-нибудь

И подари дар неземной.


Чтобы тебя любила всегда,

Крепко держи, не отпускай.

Чтобы тебя хотела всегда,

Силу и власть скорей прояви.


Если уйдёшь, ждать прикажи,

Снова надежду любви подари.

Только не ври и приходи,

Жду ведь тебя, жду каждый день.


21:48—22:02 31.10.2019

Парень мой

Он красивый, дорогой

И давно уже родной,

Самый лучший и желанный

Долгожданный парень мой.


Мой любимый так прекрасен,

Лучший в мире человек.

И всегда он самый-самый,

Даже если не такой.


Очень много сочиняю

Я хорошего о нём,

И, конечно, так мечтаю,

Чтоб остался он со мной.


20:03- 22:15 31.10.2019

Быть с любимым

Очень сильно я люблю

Одного тебя. Хочу

Долго-долго обнимать

И тебя поцеловать.


Буду рада, если ты

Разрешишь мне подойти,

Чтобы сблизиться с тобой

И не думать ни о ком.


Быть с любимым хорошо,

Быть с любимым значит то,

Что, когда с тобой он рядом,

Ты не думаешь о нём.


22:15—22:46 31.10.2019

Печаль

Ты поселилась в голове

И там теперь живёшь всегда,

Мечта моя — любовь моя,

Ну почему же ты одна?


Я так страдала и ждала,

Тебе замену не нашла.

Печаль моя так глубока,

Любовь моя так далека.


Ты приходи и подари

Надежду счастью и любви.

Оставь вдали и позади

Мои печали о тебе.

22:47—22:58 31.10.2019

Пойми

Позволь тебя поцеловать,

И руки гладить, обнимать

Мне нежно-нежно и любя,

Тобою сильно я пьяна.


Я вожделею и болею,

С тобою быть хочу всегда.

Твой запах слабый, голос нежный,

Так покорили вмиг меня.


Других совсем не замечаю,

Как будто их и вовсе нет.

А ты один на всей планете,

Ведь я не вижу остальных.


Тебя я только замечаю

И на тебя хочу смотреть.

Я днём и ночью вспоминаю

Твою улыбку и глаза.


И столько радостей в минутах,

Когда целуешь ты меня.

Прошу, пойми, не уходи,

Побыть с тобой мне разреши.


22:59—23:41 31.10.2019

Сердце ждёт

Тебя так любила,

Напрасно ждала,

Наивно годами

Мечтами жила.


В груди что-то ноет,

Болеет душа.

Тебя вспоминая,

Так плачет она.


Погибли надежды

И жизнь не мила,

Но сердце упорно

Всё ждёт лишь тебя.


15.02.2020 Время 9:45 — 9:55

Больная любовь

Возможно, забуду.

Быть может, прощу,

Но это так больно

И так нелегко.


Меня ослепила

Больная любовь,

Мечтой заразила,

Убила покой.


А сердце так хочет

Вернуться к тебе,

Болит бесконечно,

Не может забыть.


Любовь невозможно

Легко пережить,

Глаза закрывая,

Мечту позабыть.


15.02. 2020 9:55 — 10:21

Мой хранитель

Где мой хранитель,

Защитник души,

Давно потеряла

Себя и тебя.


И слышу я снова

Твой голос вдали,

Так тихо он шепчет

В моей голове.


Но чувства к тебе

Совсем не пойму,

И что говоришь ты

Я не разберу.


15.02.2020 — 19.02.2020

Охладею

Не поверю я фальшивым

Твоим ласковым словам.

Не смогу с тобой, красивым

Никогда счастливой стать.


И надеюсь так наивно,

Что ты вспомнишь обо мне,

И когда-нибудь напишешь.

Спросишь, как живется мне?


И, конечно же, такого

Не случится никогда.

Так со временем и я

Охладею навсегда.


6:00 — 6:06 19.02.2020

Не заметил

Я любила и ждала

Очень долго лишь тебя.

Жизнь потеряна моя,

Ведь не любишь ты меня.


Не забытая она

Безответная моя

Одинокая, слепая

Бесконечная любовь.


Больше жизни я любила

В этом мире лишь тебя,

Только ты того не понял,

Не заметил, как всегда.


6:10 — 6:19 19.02.2019

Прекратил дарить

Может быть, когда-нибудь

Вспомнишь снова обо мне,

И тогда ко мне придёшь,

Все страданья заберёшь.


Жизнь моя так нелегка,

Без тебя она пуста.

Сожалеет так душа,

Что любовь к тебе сильна.


Сердце ноет и болит,

Ведь с тобой не говорит.

Иллюзорные надежды

Прекратил ты мне дарить.


6:20 — 6:33 19.02.2020

Ожидая у двери

Хорошо, что человек

Не живёт сто тысяч лет.

Смерть близка и тем легка

Боль глубокая моя.


Не смогла бы я тебя

Ждать сто тысяч лет подряд.

От любви бы умерла,

Это точно знаю я.


Бесконечно не могу

И несколько не хочу

Жить, скучая о тебе,

Ожидая у двери.


6:34 — 6: 45 19.02.2020

Холодное сердце

В далёких мечтах

С тобою вдвоём.

Мы вместе всегда,

И счастье кругом.


Так больно мне знать,

Что ты далеко.

Не любишь, как я.

Быть рад без меня.


Ещё не смогу

Поверить в любовь.

Холодное сердце,

Остыло оно.


6:46 — 6:56 19.02.2020

Волшебство

Страдаю давно

И жить нелегко,

Покоя всё жду, —

Уйти не могу.


Так сильно хочу

Я в мир улететь,

Где счастье найду

С тобою вдвоём.


На нашей планете,

Жаль, нет волшебства,

Тогда бы давно

С тобой я жила.


Мне хочется сильно

Тебя обнимать,

Когда-то давно

Влюбилась и всё…


М, может быть, всё же

Здесь есть волшебство:

Чужого, дурного

Люблю больше всех.


6:57 — 7:07 19.02.2020

Настоящая любовь

Больно жить мне без тебя,

В небо просится душа.

Нет покоя мне нигде,

Не забуду о тебе.


Ты, конечно, не поймёшь,

Как сильна моя любовь.

Я хотела рассказать

И старалась показать.


Только жалко, что тебе

Безразлично это всё,

И страдания мои

Незаметны для тебя.


Настоящая любовь

Ничего не говорит,

Только тянется к тебе,

Не обходит стороной.


7:08 — 7:22 19.02.2020

Страдает душа

Дышу я тобой,

Ты свет неземной,

Куда-то пропал

И счастье забрал.


И жизнь покидает

Меня, не спеша.

Душа улетает

Во сне я когда.


Она безнадёжно

Всё ищет тебя,

Но ты сторонишься,

Страдает душа.


7:23 — 7:26 19.02.2020

Опасно

Больна я тобой,

Любовь так сильна,

И губит она

Жестоко меня.


Ты так далеко,

Не любишь меня,

Но мне всё равно,

Душа холодна.


Ты, если вернёшься,

Я вряд ли смогу

Былое забыть

И счастливо жить.


Как будто душа

Моя умерла,

Не хочет она

Совсем ничего.


Конечно, ты можешь

Меня оживить,

И ложной надеждой

Её воскресить.


Но я, умоляю,

Оставь, позабудь!

Опасно с любовь

Играть вновь и вновь.


7:29 — 7:40 19.02.2020

Не позволю

Тебя я мечтаю

Забыть навсегда,

Ты боль мне приносишь,

Играешь всегда.


Теперь не позволю,

К тебе не приду,

Со мною общаться

Я не разрешу.


Быть может, такое

Тебя удивит.

Подумаешь, больше

Не нужен ты мне.


Но это неправда,

И знай ты всегда:

Тебя я любила,

Других не ждала.


7:40 — 7:48 19.02.2020

Иллюзия

Есть иллюзия одна,

Что я счастлива всегда

И в работе утопаю,

Не соскучишься никак.


Деловая, занятая,

Нету времени совсем.

Никого не замечая,

Проживаю тихо жизнь.


И всегда я улыбаюсь,

Как счастливый человек.

О тебе я не мечтаю,

Но так кажется лишь мне.


4:00 — 4:15 27.02.2020

Казалось

Мне казалось, что забуду

И утихнет боль моя,

Но, похоже, я ошиблась,

Не живётся без тебя.


Я страдаю, я мечтаю

Постоянно о тебе.

Как забыть тебя не знаю,

Вспоминаю каждый день.


И душа моя упряма,

Всюду ищет образ твой.

Никого знать не желает,

Умирает от любви.


4:16 — 4:23 27.02.202

Хочу передать

Как больно, сложно передать

Душе моей жить без тебя.

Все дни бессмысленно пусты,

Мир невозможно обрести.


Я так хочу, чтоб ты узнал,

Мои страданья понял сам.

Печаль любви большой простой

Хочу тебе я передать.


И спросишь, может, как дела?

Но ты ведь должен это знать.

Дела забыты, не нужны,

Ведь жизни нет мне без тебя.


4:23 — 4:40 28.02.2020

Считаю дни

Я слов не найду

Тебе чтоб сказать,

Как сильно люблю

Тебя одного.


И даже сейчас

Тобою дышу.

Живу, как во сне,

Когда без тебя.


И дни я считаю,

Когда мы с тобой

Вдвоём побывали,

Расстались тогда.


Прошёл только месяц,

А мне тяжело.

Скучает душа

И жизнь не мила.


4:06 — 4:17 28.02.2020

Разве можно

Мой любимый, покажи,

Свет надежды и мечты,

Я живу в кромешной тьме,

Будто, кажется, во сне.


Всё запуталось кругом

Для меня уже давно,

Ни во сне, ни наяву

Не увижу вновь тебя.


Разве можно долго жить

Без любви и теплоты?

Разве может бесконечно

Сердце думать о тебе?


Но забыть тебя уже

Я нисколько не хочу,

Ты любовь моя одна,

Бесценная она.


4:16 — 4:34 28.02.2020

Забываю

Ты словно призрак в небесах,

Ко мне плывёшь во тьме ночной.

И молчаливый, и печальный,

Загадкой, тайной окружён.


Тебя хочу я так увидеть,

Боюсь, не выдержит душа,

Ведь повторится непременно,

Та жизнь, где снова нет тебя.


Любви не зная, не страдаешь,

Её узнать я не хочу.

И нет тебя, я забываю,

Что ты когда-то был со мной.


2:27 — 3:09 06.03.2020

Долго шёл

Сердце подпрыгнет,

Взлетит и душа,

Тебя вновь увидев

Сейчас у крыльца.


И ласковый, нежный

Твой взгляд я ищу.

Такого тебя

Я вижу всегда.


Скажи, почему же,

Так долго ты шёл?

Скажи, почему

На днях обманул?


Но ты, как обычно

С улыбкой молчишь.

Зачем всё неважно,

Когда ты со мной.


3:10 -3:11 06.03.2020

Человек из снов

Свет души твоей прекрасной

Озаряет сердце мне,

Наполняет душу сладкой

Верой в счастье и любовь.


В моих снах ты настоящий,

Прикасаешься к душе,

И улыбкою ты яркой

Обещаешь что-то мне.


Но искания напрасны,

И мечты все о тебе.

Есть ли ты на самом деле

Человек из снов моих?


0.00 — 0:07 09.03.2020

Не убедишь

Не могу тебя забыть,

Даже если захочу,

Слишком сильно, нереально

Я тобою дорожу.


Так сильны мои печали,

Бесконечны, как любовь.

Боль души волне реальна,

Отдаётся часто в грудь.


И особенно ночами,

Вечерами без тебя,

Сердце молится и плачет,

Просит одного тебя.


И не жду я, что поймёшь ты,

И не жду, что исцелишь

Ты мою больную душу

Позабыть не убедишь…


4:35—4:47 28.02.2020

Не скрою

Больна тобой, больна душой

И нет мне счастья без тебя.

Свои страданья я не скрою,

Боль невозможно утаить.


И мне никто не интересен,

Никто не сможет исцелить,

Мои печали, эти раны

От безответной той любви.


Душе и сердцу столь любимый,

Ты лишь единственный такой.

Второго точно уж не будет,

Я это честно говорю.


4:48 -5:05 28.02.2020

Реальный или нет

Я в сказочных снах

Живу, как всегда,

Мечтая, скорей

Прижаться к тебе.


Ты мне обещай

Ещё хоть разок,

Что снова придёшь,

Любовь принесёшь?


Тебя так люблю,

Забыть не могу,

Но ты ведь реальный

Иль кажешься мне?


5:05—5:14 28.02.2020

Во сне

Наяву меня не любишь,

Полюби ты хоть во сне.

Мою душу забери

И на небо вознеси.


Улететь с тобой хочу

В рай далёкий, неземной.

Верю, где-то существует

Наше счастье там с тобой.


Забери мои печали,

Пусть покинут душу все.

Хоть во сне ты, нереальный,

Счастье там мне принеси.


5:22 — 6:41 28.02.2020

Источник света

Когда уйдут мои печали,

Меня не будет на Земле.

Любовь — тоска неразделимы,

Пока со мною нет тебя.


Пока дышу, больна тобою

И безрассудно верю я,

Когда-нибудь придёшь за мною,

Покажешь счастья берега.


Тебя, поверь, я не забуду,

И не согласна отпускать.

Источник света и надежды

Ты бесконечный для меня.


7:15—7:51 28.02.2020

Обман

Обещая и шутя,

Поверить ты велишь в себя.

Не сомневаясь, как всегда,

Всерьёз я слушаю тебя.


Обман надежде и любви

Дарить ты мне не устаёшь.

Обольщаешь, окрыляешь

Душу верой о любви.


Доверяю, проверяю,

Узнаю я про обман,

Только всё же не желаю

Покидать и забывать.


8:18—8:25 28.02.2020

В темноте

Иду вперед, шагаю вниз,

Смотрю на всё издалека,

И, погружаясь глубже в яму,

Теряю всех и свет очей.


Быть может, так я пропаду,

Дорогу к дому не найду.

Никто её мне не подскажет,

В тени ночной одна брожу.


Прекрасный образ в голове

Твой не оставит никогда,

И будет свет во мраке виден,

Его там нет, как нет тебя.

13:39 — 13:49 9.03.2020

Красота

В чём же она, та красота,

Что будоражит ум наш всегда

И заставляет глупо мечтать,

Просто иметь и не терять.


Может быть, кто-то взял и решил:

«Это» красиво, а «это» вот нет.

Правило всем своё заложил

В мысли и чувства, — в жизнь обратил.


Волосы серые — это красиво.

Желтые, рыжие — ужас всегда.

Ну, а цветные — можно конечно,

Но если яркие только цвета!


Чёрный — обычный, беж хорошо,

Пепельный нравится многим всегда.

А золотистый с белым отливом

Самый приличный и дорогой.


Нос без горбинки — это красиво,

А подбородок только один!

Тело должно быть стройным, конечно,

Но обязательно в меру худым.


Вроде, всегда мы сами решаем,

Что хорошо и нравится нам.

Не замечаем, время теряем,

Всё решено народом давно.


Чтобы признали «это» красивым

«Это» должно быть по правилам их.

Спорить мы можем, только напрасно,

Правила их нельзя изменить.


26.07.2019 12:50 — 27.07.2019 13:58

Сигареты

Много лет уже курю,

Хватит, больше не хочу!

Начал правильно я жить

С этих самых вот минут!


Раз сказал, всё так и будет,

Волевой я человек.

Даром время не теряю,

Слов на ветер не бросаю.


С одного угла в другой

Вот хожу сегодня я.

Что мне нужно, не пойму,

Сыт и спать я не хочу!


Холодильник начал я

Что-то часто открывать.

Подойду и посмотрю,

Вновь довольный отойду!


Нет сегодня мне покоя,

Вскоре это я пойму.

Сильно хочется чего-то,

Не насытился ещё!


Вот увидел сигареты,

Затянулся я чуток,

Будто лёгкие ожили,

И дышать мне хорошо!


Написано: 20.08.2019 1:00 — 1:11

Мечта

Греет мечта душу легко,

Дарит надежду — нам хорошо.

Нас окрыляет и отвлекает,

Ложное счастье дарит она.


Жить нам в мечтах долго нельзя,

В мыслях мечты будут итак.

Время идёт, жизнь пролетит,

Стоит нам это видеть самим.


Не оживить, жалко, никак,

Наши мечты, взмахом руки.

Было бы проще всем угодить,

Ну и, конечно же, счастливо жить!


Написано: 20.08.2019 1:11 —1:41

Особенный

Вечер славный, вечер дивный,

Было очень хорошо.

Вспоминала долго-долго,

Что мы делали с тобой.


На тебя смотреть часами

Я готова вновь и вновь.

Любоваться бесконечно

Я мечтаю так тобой.


Ты особенный, другой,

Точно знаю, непростой.

Это часто замечаю

Каждый раз, когда с тобой.


И себе я не смогу

Запретить уже никак,

Думать только о тебе

Постоянно вновь и новь.


Написано: 20.08.2019 1:43 —2:03

Обожаю

Обожаю я тебя,

Очень сильно, не шутя.

Ты не смейся, а послушай,

Сильно как люблю тебя.


Абсолютно вся твоя,

И тобою я пьяна.

Тело мысли и душа

Всё хотят тебя всегда.


Если бы ко мне волшебник

Подошёл и вдруг спросил,

Подарить мне славу, деньги

Или, может быть, тебя?


Даже думать бы не стала,

Я бы выбрала тебя.

Целый мир бы подарила,

Обменяла за тебя!


За твою любовь не жалко

Абсолютно ничего,

И земные все блага

Не нужны мне без тебя.


Написано: 20.08.2019 2:00 —3:07 и 21.08.2019 0:30 — 0:43

Дорогие

Нет ценнее ничего,

Чем любимый человек.

Для кого-то сын и дочь

Это мать или отец.


Может даже и никто,

Просто сердце покорил,

И заветная мечта

Просто рядом с ним пожить.


Никакие деньги мира

Не подарят нам любовь.

Сердце милого за них,

Нам никак не получить.


Если кто-то не согласен,

Заблуждается он зря:

Лишь иллюзию обмана

Можно просто прикупить.


Невозможно возвратить

Нам утерянных никак,

И погибших дорогих

За блага не воскресить.


Каждый должен помнить это

И ценить, что есть сейчас.

Никого не замечая,

За богатством не бежать.


Написано: 21.08.2019 0:45 —1:08

Нерешительность

Очень сильно я люблю

Человека одного,

Но сказать ему об этом

Абсолютно не могу.


Если рядом с ним бываю,

Долго на него смотрю.

В мыслях только постоянно

«Я люблю тебя» кричу.


Может, гордость так мешает

Признаваться мне в любви,

Унижением считает,

Глупость странную твердит.


Может, просто я боюсь,

Что отвергнут, рассмеют,

Что любовь мою не примут

И прогонят навсегда.


Человеком глупым я

Показаться так боюсь,

Лучше молча любоваться

Буду я тобой всегда.


Написано: 21.08.2019 1:10 —1:08

Безответная любовь

Бесконечная любовь

Охватила вдруг меня,

Безответная она

Оказалась, как всегда.


Рядом быть с тобой хочу

Постоянно, вечно я.

Фотографии твои

Я с собой ношу везде.


Словно в манию мою,

Превратилась ты теперь,

И любой ценой готов

Я тобою овладеть.


Постоянно вспоминаю

Я тебя и так грущу.

Очень сильно я хочу,

Чтоб вернулась ты ко мне.


Целый мир одной тебе,

Я готов был подарить.

Только деньги и любовь

Не нужны мои тебе.


Написано: 21.08.2019 2:00 —2:21

Через сколько

Сладкий мой, любимый мой,

Навсегда забрал покой.

Заманил, приворожил,

И меня в себя влюбил.


Кто расскажет, через сколько

Появляется любовь?

Может, сразу иногда?

Или через пару лет?


Но, я думаю, что сразу

Полюбила я тебя.

Только это поняла,

Через пару долгих лет.


Написано: 21.08.2019 2:21 —2:35

Самый, самый

Всех на свете ты красивей,

Самый умный на земле.

Всех сильнее и смелее,

Уникальный человек!


Самый лучший и желанный,

Самый честный, добрый, милый.

И во всем ты самый, самый,

Мой любимый человек.


И без денег ты богатый,

И без славы ты велик.

Ты особенный, волшебный,

Мой любимый человек.


Белый, мягкий и пушистый,

Что бы ты ни натворил,

Потому, что ты любимый,

Потому, что ты один.


Написано 28.07.2017.время 4:11—4:48. Посвящается единственному и любимому.

Незнакомец

И только робко посмотрю,

Боясь, что ты в ответ мне тоже.

О, как же я тебя люблю,

Ты, мой прекрасный незнакомец.


Тобой готова любоваться

Всю жизнь, вздыхая, стоя рядом.

И не поверишь, что люблю

Тебя, совсем ещё не зная.


И так притягивают сильно

Твои глаза и взгляд столь милый,

А губы пухлые твои

Давно меня с ума свели!


Тебя узнать я не хочу

Лишь потому, что так боюсь,

Что ты окажешься таким,

Каких устала я любить.


Хочу быть рядом я с тобой

И любоваться отдаленно.

Ты моя новая любовь,

Ты моё счастье в миг печали.


Я разрыдалась, уходя,

Лишь потому, что поняла:

Люблю тебя я очень сильно,

Но знаю я тебя три дня.


И чувства эти непорочны,

И я не смею представлять

Любовь развратную, для плоти,

Чего не стоит ожидать.


О, ты такой.., такой.., такой!..

Ты словно божество моё!

Тобой лишь можно любоваться,

Но быть твоей мечтать грешно.


Меня ты мигом покорил,

Заставил снова полюбить.

Мою ты душу оживил

И мою музу разбудил!


Дата написания 21.12.2015 приблизительное время 1:40 — 4:05


Любовь


Что такое это чувство,

Под названием любовь?

Каждый в жизни хоть разочек,

Да поспрашивал себя.


И недолго я жила,

Но мне, кажется, стара,

И вот-вот умру в печали

От любви и без любви.


Точно знаю я сейчас,

Что любовь живет всегда,

В сердце каждого из нас.

Где-то прячется от Вас.


Вот спросили и меня,

Что же это для тебя?

А мгновенно не ответишь,

Но сказала бы я так:


Когда любишь человека,

Ты скучаешь без него.

Каждый час и каждый миг,

Хочешь рядом с ним прожить.


И неважно, как далёк ты,

Сколько видишь ты преград,

Ты отчаянно и слепо,

Побежишь любовь встречать!


Мало кто тебя поймет,

Ненормальным назовет,

Кто-то будет горько плакать,

Вспоминая подвиг свой.


Подвиг о любви былой.

Подвиг каждый совершал….

Для кого-то в малом он,

Для кого-то — преступление.


Будешь плакать, если вдруг,

Не оценят подвиг твой.

И однажды вспомнишь как,

С кем-то поступил ты так.


Тебе скажут много раз,

Этот человек никак

Не достоин слез твоих,

Не достоин он тебя.


Ты поймешь, как мир жесток.

И что сердцу не прикажешь.

Гордым жить иль покорённым,

Будет лишь тебе решать.


Обнимая одного,

Будешь думать ты о нём.

Ты расстанешься с одним,

А заплачешь лишь о нем.


И поймешь ты, счастье в том,

Чтобы обнимать его,

Нежно-нежно прижимаясь,

Ощущать его тепло.


Иногда, решишь ты смело,

Лучше покорённым жить.

Лишь бы видеться с любимым

Человеком на земле.


Ты не скажешь: «беден он»,

Ты не скажешь: «он преступник».

Ты не скажешь: «он больной,

И не нужен мне такой»


Даже если болен он,

Или носит вирус страшный,

Будешь приходить к нему,

Не оставишь ты его.


Будешь ты любить его,

Вопреки всему и всем.

Даже если свет весь белый,

Станет презирать его.


И с закрытыми глазами,

Будешь думать ты о нём.

Часто-часто, долго-долго

О любимом и родном.


Никогда не скажешь ты:

«Не достоин он любви».

Милый сердцу человек,

Будет дорогим вовек.


Дата и время создания: 0:05 29.09.2015 — 2:32 29.09.2015

Церковь

Возле церкви увела,

В дом тебя я привела,

Отдаваясь страсти нежной,

Месяц целый я жила.


А потом вдруг посмотрела,

Я, тоскуя, на тебя.

И подумала случайно,

Не люблю же я тебя.


Ни недели, месяца

Не изменят это дело

И тебя я никогда

Не смогу любить всесильно…


И в окно я посмотрела,

О вселенной вспомнив в миг.

И тебя поцеловала,

Ухо к сердцу прижимала.


Больно плакала душа,

И в глазах была тоска,

Я хотела быть с любимым,

Обнимать тебя, любя.


Словно Боги услыхали,

Увидали нас с тобой.

Месяц целый не прошёл,

Ты ушел, и я ушла.


Но забыть я не могла,

Твоё тело никогда.

И глаза я закрывая,

Снова видела тебя.


Шли недели, месяца,

Изменила тело я.

Но душа моя — твоя

Снова плачет без тебя.


К церкви той я подходила

Много, много, много раз.

И ответы я искала,

Тосковала без тебя.


Тенью церкви этой стала.

Там тебя я представляла,

У забора как стоишь ты,

Как печально смотришь вниз.


И за что даны мне чувства,

Эти мысли о тебе?

Как же жить мне без тебя?

Как забыть тебя, любя?


И внезапно поняла я,

Как ты дорог стал мне вдруг,

Как любые прегрешения,

Оправдать ищу предлог.


И не знаю я сама,

Что хочу в тебе так сильно.

Толи тело, толи душу,

Толи мысли так люблю?


Я общаться не хочу,

Я устала говорить.

Я хочу тебя обнять

И запомнить этот миг.


И ведь знаю, что люблю

Не за красоту твою,

Не за лживые слова,

Не за честность, доброту.


Не за то, что рядом ты,

И подарки даришь мне.

Не за то, что ты богат.

Не за то, что беден ты.


Ты подарков не дарил,

Ничего ты не просил.

Но казалось мне всегда,

Что чего-то долго ждал.


Нет в тебе же волшебства,

Ты предать готов всегда.

Ты утехами живешь,

И любви не признаешь.


Я, быть может, неправа.

Но я знаю лишь одно,

Волшебство одно оно,

Что влюбилась я в тебя.


27.09.2015 — 28.09.2015

Подарок

Счастье мне дарить подарки,

Для тебя лишь одного.

Счастье в том, что принимаешь,

Ты подарки все мои.


Ни к кому и никогда,

Не была я так щедра.

Лишь теперь я понимаю,

Как ты важен для меня.


Это чудное мгновенье,

Это счастье ниоткуда.

Это счастье не поймут,

Это счастье отдавать.


Счастье в том, что позволяешь,

Мне задаривать тебя.

Счастье в том, что мне не жалко,

Ничего лишь для тебя.


Будет горько мне тогда,

Когда счастье вдруг уйдет,

Если станет жалко мне,

Что-то подарить тебе.


Это счастье не вечно,

Но сейчас оно со мной.

И прошу, не говори:

«Ничего мне не дари»


Не смущает пусть тебя,

Если сам ты без подарка,

Ты давно мне подарил,

Самый странный дар земной.


Это счастье подарить,

Это счастье быть с тобой,

Это счастье снова видеть,

Как ты смотришь на меня.


Ты меня околдовал,

Ты меня очаровал,

И нечаянно насильно,

Моё сердце привязал.


Развязать уже не сможешь,

Даже если и прогонишь.

Но прогнать ты не спеши,

Подарить мне разреши

Скромный-скромный мой подарок…


2014 г

Мертвый взгляд

Печальный взгляд, бездонный взгляд

Разбил мне сердце в миг один

Ценой бесчисленных утрат,

Достигнут столь прелестный взгляд.


Потеряны надежды все,

Погибли юные мечты,

Осталась строгая мораль,

Остался ты, но ты другой.


И о любви ты вспоминал,

И говорил, что глупым был.

Что сквозь препятствия и страх,

К любимой каждый день бежал.


Но ты забыл сказать одно,

О том, как счастлив был тогда.

Как день твой каждый миг с утра,

Был полон смысла и надежд.


Какой ты юный и печальный,

Ты не успел ещё понять,

Что потерял и позабыл,

Как ты умел любить и ждать.


Давно себе ты запретил,

Всепоглощающую страсть.

Ты запретил себе любить,

Любить одну — не всех подряд.


И только детская любовь,

Позволит вспомнить счастье то.

Когда ты смело мог сказать,

Что счастлив будешь лишь с одной.


И так хотела я сказать,

Что не был глупым ты тогда.

Умел ты ждать, умел любить,

Умел быть искренним, счастливым.


Я так хотела б повидать

Тогда сияющий твой взгляд.

Теперь в глазах твоих печаль

Лицо смеётся, глазки — нет.


Душа рыдает беспрестанно,

И ты не можешь это скрыть.

Из-за страданий и печали,

Ты погибаешь изнутри.


Ты так красив, хочу сказать.

И взгляд твой самый лучший в мире.

Не потому, что ты страдал,

А потому, что мог любить.


Зачем ты смотришь на меня?

Не раз ты спрашивал меня.

Впервые видела тогда,

В столь юном теле мертвый взгляд.


Я буду вечность вспоминать,

Твой бесконечно грустный взгляд.

Надеяться и верить в то,

Что он однажды оживет.


15:30 13.07.2015 — 13:30 14.07.2015

Странный человек

Этот странный человек,

Этот юный человек,

Очень долго и серьезно,

Говорил неправду мне.


Не пойму его глаза,

Что в них прячется всегда?

Жажда плоти и любви?

Толи страхи, иль мечты?


Но быть может и печаль,

Отгоняет мысли вдаль.

Сердце юное гнетут

Неудачи и недуг.


Мысли прячет далеко,

Сочиняет он легко.

Он запутался во лжи,

В мыслях, в планах и любви.


Бесполезно говорить,

Он безмолвно убеждал.

Я болтаю просто так,

Я болтаю, чтоб болтать.


Он так много говорил,

Я смотрела на него.

Ты смущен или устал?

Так хотела я спросить.


Я просила много раз,

Расскажи, что хочешь ты?

Я сама не догадаюсь,

Не смогу понять тебя…

Ревность

Мой любимый, ты один,

Жду тебя я каждый день.

И когда напишешь мне,

Незатейливо: «Привет»


Вот в сети я зависаю,

И страницы обновляю.

Может, показалось мне,

Заходил, — не написал!


А быть может, ты устал?

Или слишком занят был?

Или говоришь с другой?

А быть может, спишь с другой?


Ну конечно, ну конечно!

Почему не пишешь ты?

Избегаешь, изменяешь!

Ну, конечно же, с другой!


Очень спешно и несмело,

Напишу «привет» сперва.

Если вдруг ты не ответишь,

Вмиг расстроюсь, позвоню.


Буду думать, почему же,

Снова начал избегать?

А, быть может, надоела?

Не скучаешь без меня?


Трубку снова не берешь ты,

И ответа не даешь.

Избегаешь, изменяешь,

Покидаешь ты меня!


А потом я вдруг узнала,

Что ходил ты в душ сутра,

И поэтому не слышал,

Как звоню я без конца!


Это, знаю, что такое —

Паранойя у меня.

Но, пожалуйста, ответь мне,

Ведь люблю я лишь тебя.


Дата: 14.07.2019 г. Приблизительное время: 22:20— 23:10

Недоверие

Мой любимый, дорогой,

Расскажи, куда пропал?

От кого ты убегаешь?

Есть ли тайны, что скрываешь?


Я, конечно, понимаю,

Не доверишься ты мне.

Может даже не поверил

Ты совсем в любовь мою.


Я всё это понимаю,

Не ругаю я тебя.

Но надеюсь, что однажды,

Ты расскажешь правду мне.


Ты поверь в меня, любимый,

Не предам я никогда.

Даже если будет сложно,

Согласиться мне с тобой.


Если всё же ты не веришь,

Ты проверь меня сперва.

Может, сможешь убедиться,

Что любовь моя сильна.


Дата: 14.07.2019 г. Приблизительное время: 23:15— 23:42

Признание

Счастье в малом для меня, —

На тебя смотреть всегда.

Думать, сколько дней подряд,

Будем вместе отдыхать.


Мы с тобою повстречались,

Летним жарким днём давно.

Долго-долго обнимались,

Каждый думал о своём.


Я тебя забыть не в силах,

Уже много лет подряд.

И с тобою снова летом,

Я хочу в любовь играть.


Не подумай: «несерьёзно»,

Всё равно люблю тебя.

Ведь ты знаешь, как недолго,

Можем мы с тобою быть.


Понимаешь, мне так сложно,

Обо всём тебе сказать,

Абсолютно невозможно,

Мысли все пересказать.


Даже если вдруг холодной,

Я кажусь тебе всегда,

Правда-правда, честно-честно,

Сильно я люблю тебя.


Дата: 14.07.2019 г. Приблизительное время: 21:40— 22:18

Разочарование

Непонятно, сколько можно,

Тосковать мне о былом.

Всё чего-то, ожидая,

Долго двигаться вперёд.


Новый день приносит горе,

Груз бывалых неудач,

Если часто вспоминаешь,

Сколько было их в тот час.


Лучше стоит позабыть,

Что плохого было в жизни.

И, быть может, вот тогда,

Сбудется мечта моя.


Очень трудно не сдаваться,

И кому-то доверять,

Понимая, что однажды,

Самый близкий смог предать.


И не хочется мне верить,

Совершенно никому,

Даже если вдруг придётся,

Жизнь прожить мне одному.


Дата: 14.07.2019 г. Приблизительное время: 21:15 — 21:40

Привязанность

Мечта моя, ты страсть моя,

Тебя любить буду всегда.

С тобою жизнь я представляю,

Подолгу время убиваю.


Не быть такому никогда,

Давным давно я поняла,

И, как бы сильно не старалась,

Совсем не любишь ты меня.


Проходят годы, всё равно,

Ты страсть моя, ты жизнь моя!

По-прежнему тебя люблю,

И без тебя я не живу.


Всё кажется, вот-вот придёшь,

К себе меня ты заберёшь.

Но, жаль, такое невозможно.

Жаль, что не любишь ты меня.


И с каждым днём я увядаю,

О чём-то думаю всегда.

По непонятным мне причинам,

Всё не живётся без тебя.


Я не одна, но я скучаю,

И днём и ночью, как всегда.

Я никого не замечаю,

Никто не дорог для меня.


Я никого не прогоняю,

Но безразлична я ко всем.

И никого не подпускаю,

До глубины души моей.


Любовь моя так бесконечна,

Над ней бессильно даже время.

И как же страшно так любить,

Что невозможно позабыть.


Дата: 14.07.2019 г. Приблизительное время: 11:50 — 12:31

Планы

Думать долго не хочу,

Это сложно, не усну.

Только, странно, голова

Думать хочет, как всегда!


И придумывает снова

Целый список новых дел.

Что? Зачем? Когда? Откуда?

Чем заняться должен днём.


Мне бы просто отдохнуть,

Беззаботно бы уснуть,

И не думать ни о чём,

Что само произойдёт.


Непослушные они,

Мысли странные мои,

Отдохнуть мне не дают,

Не замолкнут, не уйдут.


И вот так не засыпаю,

Я подолгу каждый день.

Обо всём я размышляю,

И спланирую весь день.


Только жизнь так непокорна,

Строит планы без меня.

И о чём я долго думал,

Пропадает без следа.


Всё по-новому бывает,

И не так, как я хотел!

Где же эта справедливость,

Я ж спланировал весь день?!


Дата: 14.07.2019 г. Приблизительное время: 11:20 — 1:48

Если б

Если б часто я влюблялась,

Хорошо бы я жила,

Никогда бы не узнала,

Что такое грусть, тоска.


Я б тогда так удивлялась,

Непомерно возмущалась,

Узнавая, сколько бед,

Может принести любовь.


Я тогда бы не скучала

По любимым никогда.

Это правда, да-да-да,

Было б много их всегда!


И беды бы я не знала,

Где искать любовь свою?

Никогда бы не страдала,

Что ушел любимый мой.


Жалко только, мы всегда,

Любим одного лишь раз.

И не можем вмиг забыть,

Бросить, — снова полюбить.


Эта участь всех влюблённых,

Эта участь всех живых,

И поэтому так стоит

Нам любимым дорожить.


Дата: 14.07.2019 г. Приблизительное время: 1:25 — 1:35 и 11:00 — 11:20

Нелюбимый человек

Милый, добрый и красивый

Нелюбимый человек.

Почему же так сказала,

Я, не думая совсем?


С ним встречаюсь много лет,

И живем с ним иногда.

Он хороший, лучший в мире

Нелюбимый человек.


Он во всём мне помогает,

И встречает, провожает.

Если надо, ублажает,

И стихами умиляет.


Он тоску мне отгоняет,

Мою жизнь тем облегчает.

Только не пойму зачем,

Нелюбим он мной совсем?


Дата: 12.07.2019 г. Приблизительное время: 6:23 — 6:45

Хочу худеть

Хочу худеть и мало есть,

Я на диету должен сесть.

Я так решил уже давно,

Осталось только выбрать день.


Заветный день, тот самый день,

Когда начну я мало есть!

Я так серьезно собираюсь,

Что даже это отмечаю!


Схожу в кафе, схожу в пикник,

Куплю торты и пироги!

Побольше мяса на шашлык,

И с жирным соусом, как привык.


С улыбкой смотрят на меня

Друзья, соседи, мать моя.

«Решил он правильно худеть!» —

Хихикая, все говорят.


А я решил: «хочу худеть!

Но напоследок должен съесть

Побольше вкусных пирогов,

И мясо, торт и шоколад!


Дата: 12.07.2019 г. Приблизительное время: 2:20 — 2:35 и 6:10 — 6:20

Игроман

Очень нравится играть,

И люблю я побеждать!

Каждый вечер после школы,

Я сажусь вновь поиграть.


Как же весело мне жить,

И в сети с кем-то дружить!

Можно спорить, можно драться,

Друг за дружком погоняться.


Это важные дела!

Хоть бы мама поняла,

Что я должен непременно

Новый уровень пройти.


Говорят мне: «занимайся,

Лучше в школе обучайся!

В выходной иди гулять,

И найди себе девчат!»


Почему же не поймут,

Что всерьёз я деловой?

Мне совсем не нужно думать,

Чем заняться в выходной!


Вот проходят дни, года,

Есть работа и жена.

И по-прежнему трудна,

Игровая жизнь моя.


Каждый вечер, как всегда:

«Не играй» — ворчит она,

«За детьми иди смотри,

Погулять их отведи!»


Только весело играть,

Не подумаю бросать,

Даже если вся планета,

Будет хором осуждать!


Дата: 12.07.2019 г. Приблизительное время: 1:30 — 2:00

Откровение

И снова день, и снова ночь,

Но мне никак нельзя помощь

Вчера, сегодня, — завтра точно

Тебя я буду вспоминать.


Какой ты скромный, нежный, славный,

И, как всегда, гость долгожданный.

И скажешь мне: «я так хочу…!»

Но «так» решишься ты едва ли.


Что хочешь ты, все разрешу,

И никому не расскажу.

Хочу, что б смелым был всегда,

И не стеснялся никогда.


Ты не робей и будь грубей,

Заставь любить себя сильней.

Хоть привяжи, хоть накажи,

И запрети мне говорить.


А если хочешь, сам молчи,

Что делать, молча прикажи.

И ты не бойся, что за это

Тебе придется отвечать.


Я повинуюсь, так и быть,

Все разрешу и все прощу,

И даже если будет больно,

С тобой быть снова захочу.


День: 09.07.2019 г. Приблизительное время: 3:15 — 3:45

Воспоминание

Я бы приехала, если б могла,

Ради любимого, хоть в небеса.

Где-то живет он в мыслях и снах,

Где-то живет он на небесах.


Мысли о нем вечно со мной,

Не покидают сердце моё.

И новый день, словно вчера,

Полон тоски и полон надежд.


Снова я жду, и всё живу,

Глупо надеясь, что мир обрету.

Вот-вот умру, кажется мне,

Но я живу и жду лишь его.


И, если сможешь, ты приходи,

Буду тебя я вечность любить.

Буду с тобой покорна, мила,

Сердце тебе я давно отдала.


Дата: 9.07.2019 Приблизительное время: 2:30 — 3:10

Я умный

Болеет душа, она не одна,

Слышит давно свои голоса.

Тело совсем непокорно душе,

Хочет всего — непонятно чего!


Мысли бегут далеко, далеко,

И все кричат: «ты свихнулся давно!»

Только один — он человек,

Все утверждает: «я умный, не псих»


Спорят вот так голова и душа,

И так хотят разделиться всегда.

Умные фразы они говорят,

Только замолкнуть не могут никак.


Дата: 10.07.2019 г. Приблизительное время: 22:40 — 22:57

Хочу тебя

Часто в мечтах вместе с тобой,

Любим друг друга, — вместе живём.

Только один, я как всегда

И не могу жить без тебя.


Мне так хотелось это сказать,

Как я хочу снова тебя

Просто обнять и целовать,

Крепко держать, — не отпускать.


Знать бы, как стать лучшим твоим

Чтобы всегда быть лишь одним.

Только вот ты любишь всегда

Кажется, многих, но не меня.


Написано: 1:10 — 1:20. 11.10.2019

Кисёнок

Вот кисёнок дорогой

Милый, ласковый такой.

Он на публику играет,

Не стесняясь никого.


Мур-мур-мур и мяу-мяу-мяу

Он при людях, как всегда,

Чтобы каждый, кто увидит,

Позавидовал бы нам.


Только милый этот кот

Очень хитрый, как всегда.

Много любит отдыхать

И покушать и лежать.


Но однажды у меня

Вдруг закончилась еда,

А кисёнок мой тогда

Рядом ластился всегда.


Мяу-мяу-мяу мне говорил,

Этим он меня смешил.

И кисёнок дорогой

Убежал потом к другой.


Написано: 2:03 — 2:37 11.10.2019

Люблю тебя

Сладко думать о тебе

Часто-часто, вновь и вновь,

Жалко только, это ты

Не узнаешь, не поймёшь.


Я стесняюсь, не скажу,

Никому не расскажу,

Как я сильно часто-часто

Всё мечтаю о тебе.


Обнимать тебя хочу

Долго-долго и, любя,

На тебя смотреть всегда,

Замирая от стыда.


Я всего тебя люблю,

Может, даже чересчур,

Только это не скажу,

Если хочешь, — покажу.


Написано: 1:20—2:01. 11.10.2019

Напрасно

Я порхаю, я взлетаю

И лечу куда-то вдаль,

Только если вижу рядом

Лишь тебя я одного.


Хорошо и так легко,

Будто, кажется мне всё.

Невозможно передать,

Это чувство рассказать.


Я напрасно позволяю

Снова сблизиться со мной,

Ведь, уйдешь ты, снова я

Буду плакать без тебя.


Больно-больно, невозможно

Будет это пережить.

Почему же, так бывает,

Что так сильно любим мы?


Написано: 1:50 — 3:05 14.10.2019

Для друзей

Если сильно Вы хотите,

Чтоб в друзья заявку я

Приняла, Вы не стесняйтесь,

Напишите: «принимай!»


Я живу, не замечая,

Кто добавился — ушёл.

Может, кто-то разозлился

И обиделся слегка.


Кто-то любит добавляться,

Ждёт взаимности всегда.

А кому-то важно только

Наблюдать издалека.


Не узнаю — не пойму,

Не замечу — промолчу.

Ваши мысли и мечты

Не доступны никому.


Захожу я посмотреть,

Нет ли писем для меня?

Жду письма от одного,

От любимого всегда.


Написано 4:34 — 5:15 14.10.2019

Ты приходил

В моих мечтах, глубоких снах

Ты приходил ко мне в этот час,

Но ничего не говорил,

Не обнимал, не целовал.


Вот вздрогнет сердце от любви,

И содрогнётся от печали.

Насильно даже в сновиденьях

Не удержать любовь никак.


Ты, молча, долго улыбался,

И я так счастлива была.

Ты был так близок, — мне казалось.

Я это вскоре поняла.


14.00 — 14.09

Придумала сама

Велит душа, не приходить,

Не видеть больше никогда

Любимых рук и сладких губ.

Тебя забыть велит она.


Себе надежды не дарить

Тебя так дальше не любить,

Но разве можно мне прожить

Остаток жизни без тебя?


Не соглашусь и остаюсь

Упрямо глупо ждать тебя.

Надежды не было, и нет,

Её придумала сама.


14:09 — 14:19 20.04.2020

Ангел

Ты свет надежды в миг печали,

И ангел жизни был моей.

Мне сквозь страданья и разлуки

Надежду ложную дарил.


И не понять, когда угаснет

Свет грёз фальшивых в голове.

Ты ангел, светишь очень ярко,

Меня любовью ослепил.


Не вижу я твои пороки,

Ты свет и свят лишь для меня.

Возможно демон ты, не ангел,

И не желаешь мне добра.


14:19 — 14:39 20.04.2020

Напрасное желание

Любовь моя — любовь твоя,

И это только ты и я.

Друг друга любим бесконечно,

Лишь так мы счастливы всегда.


И без взаимности нельзя

Быть людям вместе никогда,

Но это часто забывают,

Себе другое позволяют:


Хотят любимого напрасно

Любой ценой заполучить,

Но счастье он вам не подарит

И не проявит к вам любви.


14:40 — 14:55 20.04.2020

Нереальное

На просторах луговых

Снятся яркие цветы,

Озаряя сны веками,

Оживляют все мечты.


К нереальному коснуться

Позволяют эти сны,

Ощутить простор блаженство

И свободу от забот.


На вершине гор прибрежных

Воздух кажется другим,

А цветы как будто могут

Даже с нами говорить.


Окунаясь в облака,

Мы как будто там стоим,

Ощущая свет надежды,

Вечный свет своей души.


5:41 — 6:05 13.04.2020

На дне мечты

Затонула и пропала

В мире грёз я навсегда,

Не могу я всплыть обратно,

Тело тянет вниз всегда.


А надежды завлекают

Беспощадно вновь и вновь,

Всё обманывают душу,

Окрылённую мечтой.


И пропащая, гнилая,

Там на дне живу всегда,

В тине путаясь, теряясь,

Целый век¸ пока жива.


6:07—6:15 13.04.2020

Город

Сижу печально я одна

В своей квартире у окна,

Смотрю на улицу, а там

Кругом машины и дома.


И пешеходы осторожно

Свой каждый измеряют шаг,

Случайно чтоб не оступиться

И под машину не попасть.


Земля подмёрзла, гололёд,

И тихо капает там дождь,

Как будто улица вся плачет,

Но ведь не грустно никому.


Дела не ждут, спешат кругом,

Хоть осторожно, но идут,

Но я сижу, не шевелюсь,

Смотрю на город вновь и вновь.


12.39 — 12:54 20.04.2020

Мечта

В душе моей мечта живёт,

Сияет ярко день за днём.

На небе звёздочка, как будто

Тьму освещает, что вокруг.


Её нельзя никак потрогать

И дотянуться, ощутить.

Она видна лишь тем, кто смотрит.

Скорей пойди и посмотри.


В душе у каждого живёт

По многу сотен звёзд таких.

Надежда наша в миг печали,

Кусочек счастья вдалеке.


13:54 -13:07 20.04.2020

Когда я счастлива была

Недолго думая, решила,

Что сильно нравишься ты мне,

Об этом много говорила

Себе я только каждый день.


На днях увидела я снова

Твои прекрасные глаза,

Они о чём-то говорили,

Но только я не поняла.


Тебя хотела я обнять

И к сердцу долго прижимать,

Чтобы запомнить этот миг,

Когда я счастлива была.


18.10.2020 11:45—11:50

Поверить хочется

Поверить хочется душе,

Что обязательно придёт

Ко мне любовь моя, со мною

Она останется вовек.


Поверить хочется тебе,

В твои красивые слова,

Но только кажется всё время,

Они неправду говорят.


Поверить хочется в мечту,

Что ото всех я утаю,

В надежду счастье обрести,

С тобою время провести.


18.10.2020 11:52—12:00

Вне понимания

Чего-то сильно не хватает,

Я всё никак не разберу,

И окрылённая мечтою,

Одна я время провожу.


Возможно, зря её теряю,

И понапрасну я хочу,

Достичь того, что невозможно,

Ищу величие своё.


А в чём оно — не понимаю,

Брожу по миру я одна,

Душа стареет, как и тело,

И всё покой не обретёт.


18.10.2020 12: 08—12:10

Злой народ

Любви угасшие надежды,

Ты мне оставил за собой,

Нельзя исправить, невозможно,

Разрыв в сознании моём.


Он расширяется всё время,

Дух превращая в пустоту,

Твердеет сердце с каждым днём,

Оно не хочет ничего.


Теперь понятно почему,

Такой бывает злой народ,

У них озлобленное сердце,

Ведь их обидела любовь.

18.10.2020 12:15—12:36

Воспоминание

Как сильно хочется увидеть

Твою улыбку, робкий взор.

Погладить нежно твои руки

Я так мечтаю до сих пор.


Прекрасно было бы тебя

Обнять и долго целовать.

Тебя, коснувшись еле-еле,

С тобою рядом полежать.


Как жаль, мечтой всё остаётся,

Ты неожиданно ушёл,

Простить такое невозможно,

И никогда нельзя забыть.


18.10.2020 12:38—12:55

Как жаль

Растёт в горшочке помидор

На подоконнике моём,

Он явно счастлив быть один

И так не любит сорняков.


Цветёт и хочет дать плоды,

Ветвится очень хорошо.

И кроме света и воды

Ему не нужно ничего.


Хотела бы и я так сильно

Жить в одиночестве любить,

Как жалко, люди не такие,

Для счастья кто-то нужен им.

18.10.2020 12:57—13:05

В недрах души

Не хватает очень сильно

Постоянно мне тебя,

Окружает душу тьма

И сплошная пустота.


Свет любви моей угас,

Счастья больше не видать,

Где-то в мыслях далеко

Бродят чувства, что ушли.


Светят ярко, о себе

Постоянно знать дают.

О тебе напоминают,

И коварно предают.

18.10.2020 13:05—13:12

Похожий на лето

Лето яркие надежды

Мне приносит каждый год,

Но уходит и всё время

Так жестоко предаёт.


То теплом меня обманет,

То сиянием своим,

Как и ты, своей любовь,

Подразнишь и убежишь.


Счастье лето мне подарит

Ненадолго. До весны

Её жалко, что не хватит,

Грусть по осени придёт.


Это кажется, наверно,

Что на лето ты похож,

Но понятно, что обманешь,

Ненадолго ты придёшь.

18.10.2020 13:12—13:18

Слеза

Капля катится тихонько,

По коричневой горе,

И сама не замечая,

В пропасть тянется она.


И дорожку увлажняет,

Что оставила сама,

Убегая от кого-то,

Может, прячется она?


За минуту испарится

След последний от неё.

Навсегда исчезнет быстро

Позже капелька сама.


Не умеет мыслить капля,

Не узнает никогда,

То, откуда появилась,

Это капелька слеза.


19.10.2020 11:50—12:00

Тесто

Что-то липкое держу,

Очень сильно есть хочу.

«Знаю, это же съедобно!» —

Я себе так говорю.


Но противная такая,

Что за пища — не пойму?

Мне сказали, это будет

Очень вкусный пирожок.


В рот тихонечко кладу,

Я измажу всё лицо.

И довольная такая —

Ведь поела пирожок.


Человечек я, возможно,

Слишком маленький ещё,

Но в еде я разбираюсь

Даже очень хорошо.


В самом деле, это вкусно

Мягкий, нежный пирожок,

Оказалось, это тесто

Неготовое ещё!


19.10.2020 12:04—12:21

Берёза

За окном стоит берёза,

Тень всё время создаёт,

Недовольная любуюсь

Красотою я её.


Из окна многоэтажки

Её видно хорошо,

И она весьма красива,

Невозможно не признать.


Выйдя утром на балкон,

Руку к ней я протяну

И до листиков дотронусь,

Мне прохладно, хорошо.


Что же думает берёза

Интересно мне узнать?

А она так недовольна,

Точно так же, как и я.


«Как же здание большое

Надоело это мне,

Заслоняет свет всё время» —

Часто думает она.


«Человеческие руки

Ощущать устала я

На своих листочках нежных,

Часто рвут они меня»


Но приходится мириться

И берёзе, как и мне,

Нам от этого не деться

Абсолютно никуда.


19.10.2020 12:25 — 12:37

Не выразить словами

Никак не выразить словами

Мне боль утраты никому,

Любви, исчезнувшие связи, —

Терзают душу так они.


Уходят чувства, оставляя

Одну большую пустоту.

Тебя я помнить не желаю —

Моя волшебная любовь.


И так сильны мои печали,

Как эта странная любовь,

Её не выразить словами,

Её так хочется забыть.


2:29—3:12 21.10.2020

Мысли души

«Поговори со мной немного,

Пообещай ты мне любовь» —

Душе так хочется покоя,

Но мне — пожить ещё чуть-чуть.


Мечтая глупо о любимом,

Терзаться мыслями сильней,

Наверно, боли ощутила

Я не достаточно ещё.


Всё не покинет душу тело,

Но говорят, наоборот,

И ошибаются немного, —

Душа находится в плену.


Не отпускает её тело,

Пугает болью без конца,

И заставляет много думать,

Желать страданий для себя.


Свободы хочется так сильно,

Взлететь куда-то далеко,

И с кем-то слиться воедино,

Кто понимает боль мою.


Но мне не выбраться из плена,

И ты не скажешь ничего, —

Любовь ты высшая и сила

Из мира духов вдалеке.


3:12 — 3:41 21.10.2020

Упрямая любовь

Я наконец-то ощутила,

Что потеряла так давно,

Способность чувствовать заботу,

Любовь к другому, — не к тебе.


Тебя я, может, разлюбила,

И захотела так сама,

Как жаль, что это не случилось

Годами ранее, тогда…


Когда ещё не так страдала,

И в ожидании была,

Что величайшую любовь

Мою оценишь как-нибудь.


Боль разрасталась с каждым годом,

Её никак не усмирить,

Пока любовь ещё со мною,

Её так хочется убить…


Она уходит, не желая,

Душе покоя не найти,

И угрожая, что страданья

Доставит новая любовь.

3:41 — 3:59 21.10.2020

Знакомый разум

Тебя как будто бы я помню,

Тебя как будто бы люблю,

Твой разум кажется знакомым,

Тебя я вспомнить так хочу.


С тобой стояли, обнимались,

Мне было очень хорошо,

Как будто этого мы ждали

Веками многими, — давно.


Твой разум кажется знакомым,

Ты приходил ко мне во сне,

А может даже в прошлой жизни

Любила сильно я тебя.


21.10.2020 3:59 — 4:10

Фантастическая поэма «Небесная магистраль»

Фантастическая поэма про мир будущего и эволюцию людей. Действие происходит в 3000 году. У них много того, чего нет у нас. Например: специальные таблетки для питания людей и многоуровневая небесная магистраль, где машины при столкновении не разбиваются, а разлетаются в стороны. Давно найдена планета, откуда на Землю привозят различные блага. Её назвали Сапфировой за свой необычный окрас и сияние. На этой планете не живут потому, что её воздух изменяет цвет кожи у людей. Там располагаются заводы и фабрики, идёт постоянное производство таблеток для еды. На Земле больше не осталось тюрем, всех преступников теперь отсылают из Земли на Сапфировую планету. У главного героя есть мечта увидеть эту необычную планету своими глазами, но власти туда пускают лишь рабочих и преступников. Алексей обещает отцу не делать глупостей, но из-за своей беспечности становится причиной смерти трёх человек, за что оказывается изгнанным из Земли. На Сапфировой планете он узнаёт то, что изменит жизни всех.

Глава 1. Чудесное явление

Рома, сидя за столом,

Книжку старую читал,

На бумаге настоящей

Напечатанный давно.


Увлекательный роман

И про жизнь простых людей,

Тех, что жили так давно

Семь столетия назад.


Рома младший сын Петра,

Десять стукнуло вчера.

Очень любит он читать

Про историю простых.


Так зовут они сейчас

Всех, кто жил до «просветления»,

Это двадцать пятый век,

Интеллект возрос у всех.


Покорили звуки люди,

Волны стали им видны,

А машины их читали,

Алгоритмы вычисляли.


Их искусственный рассудок

Стал умнее всех людей.

И тогда заговорили

Все, кто ранее молчал.


Это были звери, птицы,

Даже пчелы, мошки, блошки,

Все умели говорить

На своей волне в тот век.


А компьютер очень умный

Расшифратор составлял

И за триста лет нашел

Миллиарды языков.


И отныне мы могли

Комару сказать уйди

И личинкам наставляли

Не съедать наш урожай.


Поначалу всё, конечно,

Было весело, смешно.

Научились мы общаться

С теми, кто всегда молчал.


Только нужно было их

Понимать язык учить,

Лишь тогда они могли

Интеллект свой проявить.


И одни тогда сказали:

«Это страшное явление».

А другие восхищались,

С насекомыми общались.


Почему-то оказалось,

Что умнее всех они,

Даже люди уступали

Их уму и мастерству.


Очень быстро обучались,

Ничего не забывали,

Научились вычислять,

Создавать и предсказать.

Глава 2. Ошибочное мнение

Впечатляющую память,

Стопроцентную почти

Проявляли чаще те,

Кто недолго мог прожить.


Оказалось, интеллект

Сокращает жизни всех,

Только подавить его

Не хотел почти никто.


И ответ получен был

На вопрос древнейший наш,

Как же жить и не стареть

Много сотен лет подряд.


Нужно разум подавить,

Под контроль его схватить.

Думать редко, не учить

Абсолютно ничего.


Странно очень и бредово

Прозвучала эта весть,

Только явно объясняла

Эволюцию людей.


С каждым веком наша жизнь

Очень плавно сокращалась,

Из столетия она

Превратилась только в треть.


В двадцать пятом веке все

Умирали в тридцать лет.

И считалась эта жизнь

Абсолютной нормой их.


Но не знал никто тогда,

Почему так происходит.

Обвиняли всё природу,

Экологию, еду.


Не еда «говно», а мы

Становились всё умней

И поэтому так часто

Жили меньше матерей.


И детей своих грузили

Мы уроками всегда.

Восхищались, понимая,

Что они умнее нас.


Только жаль, что и не знали,

Сколько стоит интеллект.

И расплата непростая,

Годы жизни всех людей.

Глава 3. Конфликт с насекомыми

Хаос в мире начался

В двадцать пятом веке том.

Ведь так любит весь народ

Убивать скот на еду.


И, конечно, насекомых

Травят все и каждый год.

Абсолютно никогда

Им не делают дома.


И как только научились

Они с нами говорить,

Хором начали везде

О правах своих твердить.


Люди власть не потеряли,

Были, как всегда сильней.

Ведь друг с другом говорить

Мир животных не умел.


Лишь поэтому они

Не могли восстать никак.

И угрозы насекомых

Были очень уж смешны.


Как всегда они могли

Покусать и улететь.

Лишь кричали всё признать

Ценность жизни равной всем.


И на веру уповали,

Всё на библию пеняли.

Мол, не надо убивать,

Воровать еду и кров.


«Вы замену не даёте,

Урожай ваш кров весь нас.

Ядовитыми парами

Убиваете вы нас»


Много лет так говорили

Паразиты всех времён.

Люди даже не хотели

Слушать их бредовый вздор.


Лишь со временем признали —

Интеллект у них высок,

Но гордыню усмирить

Мог не каждый человек.


А защитников природы

Стало много на земле.

Восставали, возмущались,

К революции вели.


Почему не понимали

Смертный грех гордыня всех.

А кто понял, отрицал,

Мелких зверски убивал.


Постепенно стали люди

К договору приходить:

Быстрый насекомий ум

Развиваться помогал.

Глава 4. О новой планете

Люди сделали открытий

Очень много разных, важных.

За столетие одно

Напрочь мир переменили.


Стало мало нам Земли,

Чтобы ездить и ходить.

Вся Земля разделена

По кусочкам для жилья.


Где пустыня, где вода,

Где одни лишь холода,

Не свободных мест нигде,

Обитают тут везде.


Очень странная Земля

Тут, в трехтысячном году:

Переполнилась давно

В основном людьми она.


Фабрик мало на Земле,

Грязных дел тут нет нигде.

Все отходы улетают

В космос далеко от нас.


А еду готовят всем

На планете, на другом.

Только жить на ней нельзя:

Гравитация не та.


На «Сапфировой планете»

Так назвали место то,

Воздух сине-голубой,

И исходит с почвы той.


Атмосферы нет на ней,

Воздух там ковром лежит,

Тонким слоем покрывает,

Всю планету окружает.


Только десять сантиметров

Высотою воздух там.

Всё, что выше, словно космос,

Неживая вся среда.


Ну а люди там не ходят,

Будто прыгают всегда.

Гравитация планеты

Слишком слабая для них.


Лишь в ущелье там упав,

Человек на ней дышал.

Только кожа цвет меняла,

Темный цвет там обретала.


Но не сразу же, конечно,

Постепенно, через год.

И гниющей плоть казалась,

Словно в зомби превращалась.


Этих странных перемен

Все боялись на Земле

Всеми было решено,

Никогда на ней не жить.

Глава 5. Миграция насекомых

На сапфировой планете

Стали строить города,

В основном одни заводы,

Автоматы без людей.


Голубая та планета

В триста тысяч раз почти

Оказалась больше нашей

Славной маленькой Земли.


Насекомые на ней

Стали очень долго жить,

Только чудо объяснить

Не сумел ещё никто.


Люди, птицы, звери все

Жили столько же всегда.

Почему-то жизни их

Абсолютно не росли.


Насекомые с Земли

Все решили улететь,

На Сапфировой планете

Беззаботно чтобы жить.


А природы дикой вовсе

Не осталось на Земле,

Лишь в зоопарках обитали,

Не плодились без людей.


Идеальная среда

Все инстинкты забрала,

Размножаться не хотели,

Каждый стал лишь за себя.


Так животные и люди

Странно все себя вели.

Насекомые плодились,

Были всех умней они.

Глава 6. Деградация людей

Люди все росли в пробирках,

Не беременел никто.

Научились разделять

Яйцеклетку на троих.


Стало много близнецов

Появляться на Земле,

И насильно заставляли

Семьи людям создавать.


Так решило государство,

Чтобы вид наш сохранить.

Стало ясно, что Земля

Плавно гибнет без любви.


Люди начали все жить,

Только, чтоб существовать,

Красоваться и гулять

И друг друга ублажать.


А работали машины,

Создавали им еду,

Из Сапфировой планеты

Привозили с ветерком.


Жизнь такая изменила

Все инстинкты у людей:

Не заботились о детях,

Не хотели их иметь.


Постепенно незаметно

Население Земли

Стало плавно сокращаться,

Вымирало без любви.


И никто не воевал,

Никому не угрожал,

Идеальным мир вдруг стал,

Словно превратился в Рай.


А страна была одна,

Под названием «Земля»,

Но за всеми тут следили,

Чтоб порядок был везде.


Стал язык у них один

Обязательный для всех,

Остальные языки

Лишь по прихоти людей.


А другой язык учили,

Память предков чтобы чтить.

Много разных языков

Сохранилось на Земле.


Если кто-то нарушал

Вдруг законы на земле,

На Сапфировой планете

Заставляли их пожить.

Глава 7. Правила жизни современников

Тюрьмы все давно закрылись,

И преступники теперь

Тут свободу не теряли,

Улетали лишь с Земли.


Им дома там выделяли

На Сапфировой земле,

И кормили точно так же,

Беззаботно жили все.


Исключительные люди

Всё же чем-то занимались.

Добровольную работу

Для себя они искали.


Но обязанность было

И одна у всех она:

Позаботиться о детях,

Им любовь свою дарить.


Добровольно мало кто

Малышей иметь хотел,

И в обязанность вошло,

Вырастить троих всего.


Государство так решило

Деградацию пресечь,

Чтобы люди размножались,

Перестали вымирать.


Зрелый возраст стал пятнадцать,

В двадцать должен взять семью.

Кто жениться не хотел,

Тот двоих детей растил.


Так планета размножалась

Очень быстро, хорошо,

Но навязанные чувства

Появлялись нелегко.


Очень часто мать дитя

Ненавидела всегда,

Также и отец не мог

Ощутить свою любовь.


Если пара разводилась

Обязательно всегда

Добавляли им ребенка,

Чтоб растили все двоих.


Было можно добровольно

Взять детей десятерых.

При желании легко

Позволяли возвратить.


А детей всегда давали

Исключительно родных.

И лишь тем, кто сильно болен

Позволяли брать чужих.


Государство так старалось

Возродить любовь Земли,

Но никак не удавалось —

Деградировали все.


Кэлхун Джон давно сказал,

Это нам всё предсказал,

В идеальном мире мы

Неспособны жизнь вести.


Только человек умен,

Не мышонок вовсе он

И способен подавить,

Все инстинкты — дальше жить.


Да, любовь все потеряли,

Холод духа обрели,

Хоть бесились и страдали,

Размножались и росли.

Глава 8. Таблетки для еды

Наш рассудок побеждал

Всё губительное нам.

Было, будет так всегда,

Хоть лишимся мы себя.


Разум наш и чувства все

Словно в чашечках весов:

Ум растёт, а чувства нет,

Так теряем душу мы.


И способность полюбить,

Кем-то сильно дорожить,

Наш рассудок отнимает,

Запрещает глупым быть.


Дорог каждый сам себе,

Так в трехтысячном году.

Очень многие мечтают

Ощутить любовь в себе.


Очень странная еда

Тут у них теперь всегда,

Без калориев она,

Абсолютно не сытна.


Форму, вкус она имеет,

Только жить на ней нельзя.

Растворяется вся в миг

Либо через полчаса.


Кушать можно сколько хочешь,

Только толстых нет нигде:

Потому, что здесь еда

Две таблеточки всегда.


Постепенно, не спеша

Растворяются, растут.

И ведут внутри себя,

Как обычная еда.


Без воды таблетки эти

Абсолютно не растут,

Остаётся только пить

Обязательно, чтоб жить.


Витамины, минералы

И клетчатка, — всё в них есть.

Идеальные пилюли

Для питания людей.


Лишь поэтому возможным,

Стало жить всем на Земле.

Размножались безгранично,

Были сытые всегда.

Глава 9. Важность Сапфировой планеты

Без Сапфировой планеты

И таблеток для еды,

Обязательно пришлось бы

Им рождаемость снижать.


Настоящей пищи всем

Явно стало не хватать.

Дефицит и мяса, хлеба,

Постоянно возрастал.


Хоть для мяса уж давно

Скот никто не убивал,

Стало дорого растить

Заменитель мяса им.


А пшеницу, рожь, горох

И другие крупы все,

Не могли там прокормить

Даже треть планеты всей.


На полях росли всегда

Очень странные гибриды,

Урожайнее в сто раз,

Чем обычные в природе.


Так учёные старались

Голод там не допустить

Гидрогелиевую пищу

Для людей изобрели.


Хоть когда-то всем казалось

Без еды жить лишь мечтой,

Но внезапно так случилось

И без волшебства отнюдь.


Всё же эти все таблетки

Создавались из еды,

Из растений и крупы,

И годились сорняки.


На особенных заводах

Обрабатывалось всё,

Что хотя бы лишь немного

Пищей нам могло служить.


На Сапфировой планете

Плодородная земля.

И кругом одни поля,

От деревьев ни следа.


Рек там нет и нет дождей,

Почва влажная слегка,

Испускает свет она

И немножечко тепла.


Там растения растут

Очень быстро, как грибы

И съедобные они,

Для людей так хороши.


Много странностей там есть,

На Сапфировой земле.

Она манит красотой

И пугает быстротой.


Там растения не гибнут

И не сохнут, не растут,

Но начнётся быстрый рост,

Если кто-то вдруг сорвет.


Аномалии все эти

Поначалу всех пугали,

Словно существо одно

Эта странная планета.

Глава 10. Аномалии на Сапфировой планете

Люди начали внедрять

Свои крупы из Земли.

На Сапфировой планете

Всё равно они росли.


Странным было также то,

Что росло всё вперемежку.

И цветы, бобы, пшено,

Много разных новых видов.


Там нельзя было сажать,

Произвольно всё росло.

Что однажды посади

Прорастало, но не там.


Словно в ДНК планеты

Там внедрялся новый вид,

Словно вирус прорастал

В произвольных уголках.


И планету эту стали

Все живым там называть.

И боялись, что однажды

Всё проглотит тот гигант.


На планету непохожий,

Но планетой звали все.

И меняла форму часто

Незаметно, не спеша.


Там не знали, что такое

Непогода, бури, грозы,

На Сапфировой планете

Лишь идиллия всегда.


Кислород там высоко

Не могли поднять никак,

И поэтому всегда

Рыли ямы для жилья.


И заводы все частично

Находились под землей,

Чтобы люди там могли

Жить, дышать, контроль вести.


Хоть работы было мало,

Иногда она была.

Только избранные стали

Там работу получать.


И косилки не стояли

Абсолютно никогда,

По Сапфировой планете

Они ездили всегда.


Словно робот-пылесос,

Сами ездили везде,

Прорезали, собирали

Для заводов там траву.


На огромнейших заводах

Было пару человек.

Лишь следили, чтоб у них

Сбой системы не пошёл.


Производство остальное

Было тоже только там,

На Сапфировой плане

Руды стали находить.


В глубине текла не магма,

Почему-то, лишь вода,

И энергию дала

Бесконечную она.


На сапфировой планете

Вечный двигатель стоял.

И древнейшая мечта

Стала явью навсегда.

Глава 11. Небесная магистраль

Электрические стали

Все машины на Земле,

Только больше не катились,

А летали вдоль земли.


На небесной магистрали

Быстро все летали так.

Там никак не разрешалось

Направление менять.


Десять уровней имела

Эта магистраль всегда.

Нулевая — лишь стоянка,

Остальные для езды.


Восемь разных направлений

В магистрали было той,

Перекрёстков не имела,

Пробок тоже никогда.


Если в небо поднимались,

Магистраль видна была.

Из проекции особой

Состояла вся она.


Сверху вниз всегда она

Непрозрачная была,

Снизу вверх не видна,

Как простые небеса.


Максимальная там скорость

Триста километров в час,

Так для частных лишь машин,

Для общественных семьсот.


Уровни, как этажи,

Пробки избегать нужны,

Чтобы все могли легко

Мчаться лишь вперёд всегда.


Оставалось только выбрать,

Навигатор подключив,

Нужный нам этаж и путь,

Напрямую что ведёт.


Самый верх, как метро,

Служит всех возить легко.

Скоростная полоса

Абсолютно всем нужна.


Там общественный лишь транспорт,

Столкновение не грозит,

И поэтому всегда,

Скорость выше всех лишь там.


А машины в этом веке

Как тарелки НЛО

Эта форма позволяет

Сбалансировать удар.


На сильнейших на магнитных

Полюсах авто всегда:

Если сблизятся вдруг слишком,

Оттолкнутся в тот же миг.

Глава 12. Мнения современников о 21 веке

«Что читаешь, сын мой, Рома?

Я тебя просил ни раз,

Не бери ты эти книги

Из коллекции моей!»


Петр сильно так боялся

За бесценный экземпляр.

Книги здесь не производят

Много сотен лет уже.


«Не волнуйся папа, знаю. —

Сразу Рома дал ответ. —

Это двадцать третий век,

Полимерный, вот смотри»


Петр сразу стал спокойный,

Сына обнял и сказал:

«Молодец, сынок, читаешь,

Только зря там быть мечтаешь!»


«Не мечтаю, правда, пап,

Просто нравится мне так

Представлять, как жили там,

Были люди так глупы…»


«Почему ты так считаешь? —

Петр возразить решил. —

Через пару сотен лет

Нас такими назовут».


«Нет уж пап, ум не сравнить,

Наш и их, они глупы.

Их машины на земле

Разбиваются везде!


И еду готовят долго,

На полях растят зерно.

Собирают, очищают,

Столько времени теряют!»


«С этим, сын мой, не поспоришь!

Жили раньше всюду так.

А народу мыло мало,

Миллиардов семь всего.


А сейчас здесь насчитали

Триллионов двадцать пять,

Даже воздуха тут нам,

Не хватило бы уже…


Из Сапфировой планеты

Можно лишь сейчас везти

И еду и воздух чистый,

Без излишней синевы».


«Я про то и говорю,

Глупый был народ тогда.

В космос редко так летали,

Про планету ту не знали».


Петр спорить не хотел,

Но сын правду говорил:

Если б в космосе гуляли,

Лучше жить давно бы стали.

Глава 13. Про Петра и его семью

Петр Кравцов был умён,

Поработать так любил,

Антикварную он лавку

Много лет назад открыл.


Непохожий на других,

Добродушный человек,

Он детей своих любил

И женою дорожил.


Он пять лет её искал,

Ровно столько, сколько дали.

Ведь в трёхтысячном году

Без семьи жить не дано.


А женился Петр в двадцать,

С Аней дружно жил всегда.

Как положено им всем,

Деток сразу заказал.


С интервалом пять-семь лет

Разрешали брать детей,

Потому, что сразу сложно

Вырастить троих их всех.


Алексей недавно только

Статус взрослого забрал.

Старший сын Петра зачем-то

Из Земли уйти мечтал.


Получил права сегодня,

С визгом в небесах парил.

Он умом ещё ребёнок,

Озорной, смешной такой.


Он катался очень долго,

Пол планеты облетел

И родителей он этим,

Напугал и обозлил.


Как вернулся Алексей,

Петр вмиг его схватил

И за шиворот насильно

На диванчик усадил.


«Что ты начал вытворять? —

Пётр в ярости кричал. —

Ты в тюрьму решил попасть?

Или в небесах пропасть?»


«Я же взрослый уж теперь,

Можно даже умереть.

Не заставят больше вас

За меня растить детей».


Так вот глупо оправдался

Юный сын их Алексей.

Абсолютно он не думал,

Что волнуются они.

Глава 14. Чувства и привычки современных людей

На планете уж давно

Нет морали и любви,

Лишь по правилам живут,

Так у них заведено.


Их холодные умы

Любят лишь себя самих,

И другие так привыкли,

Что не любит их никто.


И поэтому, конечно,

Думают лишь о себе.

Волноваться ни о ком

Не привыкли здесь нигде.


Тут волнуются тогда,

Когда чадо убежит,

Ведь придётся им с нуля

Вырастить ещё дитя.


И поэтому Алёшка

Был спокоен, как удав.

Взял он паспорт, взрослым стал,

Может смело пропадать.


Он умом то понимал,

Что теперь совсем никак

Ни отец ни мать уже

Волноваться не должны.


Пётр с грусть помолчал,

Будто сын ему сказал,

Что теперь он не отец,

Как чужой тут гость для всех.


«Так тебя я воспитал?» —

Он сказал и посмотрел,

Укоризненно на сына,

Словно в поисках души.


Он всегда старался детям

Показать свою любовь,

Но холодные умы не умели дорожить.


Говорили да-да-да,

«Буду тоже я другим»,

Но нисколько не умели

Никого они любить.


Если близкий умирал,

Абсолютно не страдали,

Но по правилам всегда

Все друг другу помогали.


С появления таблетки

Для питания людей,

Жизни резко возросли,

Как и численность Земли.


Абсолютно каждый здесь,

Больше века начал жить.

Очень медленно старели,

Но росли все в срок всегда.


Как обычно, людям мало

Просто жить и умереть

О бессмертии мечтают

Очень много человек.


И учёные всё ищут

Способ снизить интеллект,

Потому, что все решили:

Сокращает жизни ум.


Мозг, работающий быстро,

Старит наши клетки все,

Только управлять рассудком

Не умел ещё никто.


«Думал вам уж всё равно…»

Оправдался Алексей.

Он серьёзно не хотел

Никого обидеть здесь.


«Ты запомни, Алексей,

Будешь сын ты мне всегда,

Даже через сотню лет

Мне не будет всё равно».


«Ты прости меня, отец,

Я забыл, что ты другой,

Не умею я любить

И всегда, как все живу».


«Ошибаешься ты сильно, —

Пётр сразу возразил. —

Ты особенный, такой же,

Ты резвишься, как малыш!»


Алексей лишь улыбнулся,

Выпил он стакан воды.

Примирение с отцом

Так понравилось ему.


Чувства были у него

Как у всех людей Земли.

Их умело подавляли,

Разум властвовал везде.

Глава 15. Свобода воли

Здесь неправильно живут,

Настоящих нет семей,

Здесь холодные умы

Телом правят без души.


Необычным никому

Тут не кажется ни что.

Эволюция людей

Плавно сделала такими.


Веселиться здесь умеют,

Чувства есть, но ум жесток.

Полагаются всегда

Только на самих себя.


Странный мир не изменить,

Прежний ум не возвратить,

Слишком много здесь людей,

Все мечтают о своём.


Кажется, что так должно,

Будто было так всегда:

Не любили никогда

Ни детей ни матерей.


Здесь болезней очень мало

Интеллект их истребил,

Очищают всё кругом:

Воздух, воду, пищу, кров.


Развлечений много разных,

Странных игр для людей.

Можно даже захотеть

И недельку жить во сне.


И дурман здесь разрешён,

Здесь свободны все кругом,

И на смерть запрета нет,

Если вдруг устанешь жить.


Можно тело отключить,

Добровольно в коме жить.

На дуэль пойти, кого-то

Безнаказанно убить.


И смертельные бои

Здесь проводят каждый день,

Только главное сначала

Разрешение забрать.


Ну а если вдруг случайно

Ты кого-то здесь убьёшь,

На Сапфировую землю

Непременно отошлют.


За другие прегрешенья

Могут тоже отослать.

Сроки разные у всех,

Как в былых когда-то тюрьмах.

Глава 16. Тюрьмы на Сапфировой планете

На Сапфировой планете

Тюрем не было совсем,

Но свободно погулять

Редко кто-то выходил.


Воздух синий всех пугал,

Хоть ещё не убивал,

И рассудок не снижал,

Просто тело изменял.


Кто мечтал отбыть свой срок

И вернуться вновь домой,

Те сидели очень тихо

В чистых домиках своих.


Синий воздух уж давно

Научились очищать,

И в домах для заключённых

Поступал всегда он там.


Если тело изменилось,

Оставалось лишь таким.

Ни один учёный мира,

Коже цвет вернуть не мог.


Цвет гниющей плоти сильно

Абсолютно всех пугал.

На Земле клеймом убийцы

Это стали называть.


Только тот, чей срок большой,

Синим воздухом дышал,

Ведь попасть на Землю вновь

Он совсем уж не мечтал.


Иногда их возвращали,

А кого-то оправдали.

И вот так вот появлялись

«Зомби» так же на Земле.


На Сапфировой планете

Все порядок соблюдали,

Если бунт вдруг начинали,

Из домов их изгоняли.


Оставляли умирать

На ущелье без еды,

Либо в коме предлагали

Дальше срок свой отбывать.

Глава 17. Почва на Сапфировой планете

Алексей давно мечтал

Синий воздух повидать.

На Сапфировую даль

Просто так нельзя попасть.


Позволяли много дел,

Вредных, страшных там утех,

Под запретом лишь одно:

Землю нашу покидать.


Так заботливо решило

Государство всё за них.

На Сапфировой планете

Лишь преступники одни.


Только очень много граждан

Всё мечтали улететь:

Та планета так манила

Небывалой красотой.


Бесконечные поля

Из цветов, бобов различных,

Окружённые волшебным

Там сиянием везде.


Вместо солнца грунт светился,

Освещал всё в меру там.

Только если вывозили,

Грунт сияние терял.


На земле такая почва

Гасла через пару лет.

Запретили привозить

Этот странный элемент.


Даже на Земле та почва

Испускала синий цвет

И, погаснув, не теряла

Свой пугающий токсин.


Агросином все назвали

Этот новый элемент.

Очень редко разрешали

Ставить опыты над ним.


На красивой той планете

Численность людей росла,

Будет скоро целый век,

Как Земля её нашла.


Люди ждали постоянно,

Ну, когда же, наконец,

Разрешат туда туристам

Просто так гулять летать.


Но никак не признавали

Безопасным воздух там,

И землянам запрещали

Без причины улетать.


Тот токсин геном менял,

Этим больше всех пугал.

И рождённые от «зомби»

Дети с тёмной кожей все.


И лицо особой формы,

Губы странные у всех,

Лоб другой и челюсть тоже,

Будто все в одно лицо.


На негроидную расу

Стали сильно походить,

Только кожа их была

Слишком чёрная всегда.

Глава 18. Статус и классы в 3000 году

«Нужно нам поговорить

Про желание твоё.

Не губи ты жизнь свою» —

Пётр сыну говорил.


«Значит, думал, ты, отец

Что преступником я стал?

И поэтому безвестно

Больше месяца гулял?»


Сразу понял Алексей,

Почему отец так зол:

Став преступником однажды,

Честь свою не возвратить.


На Земле порядок новый,

Слишком много там людей.

Кто вернулся с заключения,

Статус новый обретал.


Эти люди никогда

Не работали нигде,

Не могли вести дела,

За учёбу взять диплом.


Первый статус — это власть

И рабочий важный класс.

Их примерно три процента

Общей численности всей.


Третий класс свой срок имел,

Это десять лет для всех.

Словно срок второй считался

Для преступников он всех.


И особый этот срок

На Земле лишь отбывался.

Начинался он тогда,

Как преступник возвращался.


И на третий класс всегда

Люди все смотрели косо,

Не любили, презирали,

Просто молча избегали.


Пётр Кравцов непростой,

Первый класс — он деловой.

Репутацию свою,

Он, как деньги бережёт.


Старомодный он слегка,

В меру праведный всегда,

И не хочет, чтобы сын

Стал позором их семьи.

Глава 19. Социальное обеспечение. Безработица, как норма

А в трехтысячном году

Деньги роскошь для людей:

Всё практически везде

Отдают бесплатно всем.


И одежда и еда,

Много всяческих услуг,

Всё, что нужно, можно просто,

Подойти и попросить.


Абсолютно всё давали

Там из перечня нужды

Платным делать запрещалось,

Не работали чтоб все.


Если плату кто-то брал,

Сразу срок он получал.

Там валютный оборот

Под контролем был везде.


Власти уж давно решили,

Деньги все искоренить,

Всем работы не хватало,

Жадность злобу порождало.


После многолетних воин,

Суеты и возмущений,

Принят был везде закон,

Норму благ всем выдавать.


И с тех пор уж на планете

Не было совсем бомжей,

И голодных, грязных, страшных

Не осталось уж нигде.


Стали многие равны,

Возмущенья не ушли,

Потому, что все привыкли

Зарабатывать, копить.


Постепенно принял каждый,

Что так правильно жить всем.

Понимали, что не нужно

Собирать, копить, хранить.


Всё излишнее всегда

Остаётся на Земле,

Смысла нет всё собирать,

Эта истина их всех.


Так случилось, что работать

Стало многим ни к чему.

Благ хватало, если честно

Между всеми разделить.


Только деньги не исчезли,

Стали редко всем нужны.

Кто-то даже и не видел,

И в руке их не держал.


Антикварные лишь вещи

Продавались на Земле,

Незаконным признавались

Остальные сделки все.


Чёрный рынок был всегда,

И у них он процветал.

Можно было незаконно

Даже жизнь свою продать.


Власти это поддержали,

Так казалось многим там,

Потому, что позволяли,

Разрешения давали.


Можно было там кому-то

Разрешить себя убить

Или просто мучить, бить,

Ставить опыты, травить.


Там свободу продавали

На отдельных областях.

Очень много страшных дел

В новостях не оглашали.

Глава 20. Обещания Алексея отцу

Во все времена злые дела

Тайно творились где-то всегда.

Также в их мире можно найти

Пытки, насилие, ужас и страх.


Несправедливость тоже там есть,

Часто полиция видит не то.

Может не тех она защитить

И претвориться, что так и должно.


Но в основном порядок кругом,

Дружно и мирно чаще живут.

Законы обычно работают честно,

Ведь идеальным считают их мир.


Вот Алексей отцу обещал,

Что он не станет закон нарушать.

Только по-прежнему сильно мечтал

Землю вторую он повидать.


Пётр слушал, но не мог

Он поверить всё никак:

Много лет сын говорил,

Что туда он полетит.


«Нет особенного в ней,

Очень вредный воздух там —

Сильно Пётр так старался

Сына своего спасти. —


Электричество и пишу

Добывать она нужна.

И в планету насекомых

Превратилась та земля».


Алексей отца послушал

От начала до конца,

Даже если не согласен,

Он умел тактичным быть.


«Обещаю попрощаться,

Если вдруг решу уйти.

Будь спокоен, если я

Лишь гуляю у двора».

Глава 21. Авария и несчастный случай

Пару месяцев прошло,

Как обычно всё кругом.

Алексея магистраль

Манит каждый день к себе.


Очень любит он кататься

И знакомых отвозить.

Если вдруг попросит кто-то,

Непременно тут как тут.


Здесь нельзя водить машину,

Если пьян и болен ты.

Алексей всё понимал,

Правил он не нарушал.


Но ему всегда хотелось

Провиниться в чём-нибудь,

И решил однажды пьяным

Прокатиться с ветерком


И случилось то, чего

Не планировал в тот день:

Перепутал он дороги

И на встречный полетел.


Звук серены он не понял,

Что включился для него.

Неожиданно столкнулся

Там с машиной он одной.


По реакции цепной

Там аварии пошли.

Хоть не бились, отлетали,

Страшно было всем кругом.


Алексею в этот день

Сильно так не повезло

Потому, что рядом новый

Домик строили в тот день.


Троя сразу же погибли,

Двоя сильно пострадали:

Отлетевшая машина

Сбила вниз их с высоты.


Алексею страшно стало,

Ведь теперь он осознал:

Неожиданно добился

Он всего, о чём мечтал.


И теперь увидит точно

Он Сапфировую землю.

Избежать расплаты здесь

Не удастся уж никак.

Глава 22. Друг Родригес

Осудили Алексея

Сразу на пятнадцать лет.

За случайное убийство

Там давали пять-семь лет.


Очень Алексей просил,

Всё отцу не говорить.

Репортёры иногда

Имена не разглашали.


В этом плане Алексею

Очень сильно повезло.

Друг его, Родригес звали,

Начал сразу помогать.


«Не волнуйся, я найду,

Способ возвратить тебя.

Ты поверь в меня, дождись,

И, пожалуйста, живи»


Алексею очень льстили

Эти чувства и слова.

Очень часто от людей

Он любовь к себе встречал.


Только он не мог понять

Чувства странные никак.

Как же можно рисковать

И кого-то покрывать?


Знал Родригеса он месяц,

Жили с ним недели-две.

Однополая любовь

Одобрялась там везде.


«Обещай мне лишь одно,

Что не скажешь ты отцу.

Пусть он думает, гуляю

Или без вести пропал».


Алексея в этот миг

Так заботил лишь отец.

Он так много обещал,

Только слова не сдержал.


В глубине души всегда

Об одном он лишь мечтал:

Чтобы мог отец гордиться

Тем, кого он воспитал.


«Имя в новостях не скажут

И лицо там не покажут,

Но влиятельный отец твой,

Он узнает, где ты есть».


«Знаю, знаю, но хотя бы

Пусть не сразу он поймёт.

Мне так стыдно и обидно…»

Признавался Алексей.

Глава 23. Предложение избежать ссылки

«Способ есть один опасный,

Должен ты принять его.

И вернёшься через месяц

С чистым классом ты домой».


Очень сильно удивился

Алексей таким словам.

Ведь преступников так просто

Не оправдывают там.


«Есть секретный договор,

Опыт странный с головой» —

Всё Родригес объяснил,

Алексея напугал.


Он, как маленький ребёнок,

Верил в лучший мир всегда,

В безупречные законы,

Безопасный славный мир.


Он совсем не изучал

Про преступность, беспредел.

Если кто-то говорил,

Будто их не замечал.


С тёмной стороной земли

Сам столкнулся он теперь.

И не знал, как поступить,

Страх окутал юный ум.


«Что сейчас ты предлагаешь,

Разрешить себя убить?»

Разозлился Алексей,

Хоть Родригес друг его.


«Издеваться над собой

Никому не разрешу,

Ставить опыт с головой

И подавно, лучше смерть».


«Но с тобою ничего

Там плохого не случится.

Ничего ты не забудешь,

Будешь прежним, ну, почти…»


«Сам сказал же «ну, почти»,

Значит, буду я другим.

Что задумал, говори.

Ты продать меня решил?»


В дружбе их засомневался,

Испугался Алексей.

Про продажу заключённых

Он наслышан был давно.


«Я не в праве объяснять,

И за мной всегда следят.

Но хочу, что б ты узнал,

Я убил однажды сам».


«Ты подлец и лжец паршивый! —

Не поверил Алексей,

Сразу громко закричал, —

А тебе я доверял!»


Понял сразу же Родригес,

Что не сможет он никак

Алексея убедить,

Процедуру ту пройти.


«На Сапфировой планете

Связи не было и нет.

И с тобою мы сейчас

Говорим в последний раз».


Это с грустью он сказал,

Алексея понимал.

Сам когда-то точно также

Никому не доверял.


«Ты прости, что напугал.

Разреши тебя обнять» —

Он немного испугался,

Ведь внимание привлёк.


И на крики Алексея

Сразу офицер пришёл.

Он немедленно велел,

Разговоры прекращать.


Но Родригес просто так

Друга отпустить не мог.

Обняв, он ему сказал,

Тихо в ухо прошептал:


«Я люблю тебя, поверь.

Выслушай и не кричи.

Это важно для тебя,

Для меня и нас с тобой.


Раз в три месяца к тебе

Будет Роберт приходить.

Это мой там человек,

Не психуй и не шуми.


Никогда и никому

Ничего не говори.

Если это вдруг всплывёт,

Станет хуже лишь тебе.


Там тебя в миг уберут

И в ущелье отошлют.

В лучшем случае безумным

Все признают и запрут.


Власть сильна и повсеместна,

Здесь замешана она.

Спорить с ними там нельзя,

Ты поверь мне, обещай».


«Хорошо» — ответил сразу

Неохотно Алексей.

И угрозой показались

Эти наставленья все.


Роберт может показаться

Тебе странным, но учти:

Никогда вам напрямую

Говорить нельзя нигде.


Если вдруг нарушишь ты

Это правило, тогда

Не смогу я никогда

Возвратить домой тебя.


«Ну, пройдёт вот лет пятнадцать,

Сам собой вернусь к тебе» —

Усмехнулся Алексей

И ушёл срок отбывать.

Глава 24. Жизнь Алексея на Сапфировой планете

Красотою ослеплён

Был, конечно же, он там.

По Сапфировой долине

Постоянно он гулял.


Не любил с людьми общаться,

Стал в себе он замыкаться.

И не верил никому,

Думал, предали его.


И знакомиться, дружить,

Драться, спорить не хотел.

Всех везде он избегал

И поэтому гулял.


А ещё он так любил

По ущелью побродить.

Ползать по полям и спать

Прямо на природе там.


Воздух вредным там считался,

Только он не замечал.

Алексею показалось,

Чище он, чем на Земле.


Он нисколько не боялся

Странным стать и почернеть.

Просто жил и наслаждался

Он свободой, красотой.


И не чувствовал себя

Заключённым никогда,

Ведь мечта его сбылась,

С детства он хотел сюда.


Ну а в домиках его

Недолюбливали все.

Видно кто-то рассказал,

Почему сюда попал.


Про отца его все тоже

Знали, стали говорить.

И вдвойне все невзлюбили

За богатую семью.


В основном сидели там

Только выходцы из двойки,

Будто бы богатых вовсе

Не сажали никогда.


Так и было, чаще их

Отправляли в долгий сон.

Очень многие хотели

Срок во сне свой отбывать.


Алексей не стал бы точно

Этот способ выбирать:

Очень дорого он стоил,

Абсолютно не для них.


А ещё он не любил

Долго спать и жить во сне,

Даже бредил иногда

И проснуться так хотел.

Глава 25. Знакомство с девушкой

На Сапфировой планете

Ночи не было совсем,

Темный уголок никак

Невозможно отыскать.


Лишь в домах они могли

Прятаться от света все,

Но домой он приходил

Лишь таблетки, воду пить.


Постепенно научился

Воду сам он добывать.

Несмотря на все запреты,

Даже пробовал бобы.


Оказалось, можно даже

По старинке там прожить,

Настоящая еда

Очень нравилась ему.


Первой пищей Алексея

Стал горошек молодой.

Сильно-сильно удивился

Он, попробовав его.


Показался очень сладким,

Невозможно вкусным, сытным.

Будто в сказку он попал,

«Счастлив здесь я!» — закричал.


Неожиданно впервые

Здесь услышали его,

Он увидел молодую

Сзади девушку одну.


«Как? Откуда ты пришла? —

Удивился Алексей. —

Разве женские дома

Рядом где-то здесь стоят?»


«Нет, не рядом, но давно

Я уже от них ушла.

Нет, не изгнана, не думай,

Просто нравится одной» —


Поспешила оправдаться,

Ведь считалось там везде,

Что в ущелье дикарями

Лишь опасные живут.


«Почему ты не боишься?

Ты не хочешь убежать?» —

Снова очень удивился

Алексей её словам.


«А зачем мне убегать?

Ты опасный, что ли сам?» —

С милой дружеской улыбкой

Стала спрашивать она.


«Да, опасен, я преступник,

Я троих людей убил.

И, похоже, очень много

Насекомых скушал здесь.


Девушка вмиг засмеялась,

Не поверила ему.

И подумала, что шутит,

Странный очень был ответ.


Он занервничал слегка,

Врать, шутить он не привык.

Горстку семечек достал

Из кармана, начал грызть.


«Что ты в рот себе кладёшь?

Сразу же она спросила.

Смело близко подбежала,

С визгом тут же закричала:


«Сплюнь немедленно! Ты псих?!

Из психушки ты сбежал?

Признавайся, а не то

Непременно доложу!»


Алексей ей улыбнулся

И почистил вдруг одну.

Со словами «вот, попробуй»

В рот пытался положить.


«Эту гадость не едят! —

Возмутилась сразу леди. —

В них личинки, черви, блошки,

Насекомые живут!»


«Да не бойся, пошутил я! —

Оправдался Алексей, —

Насекомых я не ем,

Уж специально — никогда!


Посмотри, на них снаружи

Может кто-то и сидит,

А, почистив, кушать можно.

Не отравишься, поверь».


Осмотрела аккуратно

Девушка зерно сперва.

Нерешительно, несмело

Откусила — замерла.


«Что случилось?» — он спросил.

«Я боюсь, я не могу!»

«Это вкусно, ты пожуй,

Сразу всё сама поймёшь!»


Пожевала, по смокала,

Сплюнула, ему сказала:

«Ну, ты псих, но я хочу

Что-то пробовать ещё!»

Глава 26. Совместные игры и жизнь

Вместе долго погуляли,

Рядом на траве поспали.

Очень нравилось ему

Угощать её едой.


Было очень хорошо

Алексею в этот день.

Он от радости забыл

Имя у неё спросить.


Неожиданно неловко

Утром он себя повёл,

Незнакомку разбудил

Просто чтоб поговорить.


«Слушай, может быть, пора

Нам с тобой уже вставать?

Всё не верю я глазам,

Что тебя нашёл я здесь».


«Это я тебя нашла, —

Возразила вдруг она, —

Видела тебя и раньше,

Не решалась подойти».


«Как тебя зовут, скажи,

Я совсем забыл спросить.

Я Алёшка» — он сказал,

И её ответа ждал.


Девушка рукой глаза

Вдруг закрыла, вновь легла:

«Имя чтоб моё спросить,

Ты решил меня будить?»


Извиняясь, улыбнулся,

Хоть не видел она

И сказал ей, осторожно:

«Да, наверное, уж так»


«Знаешь что, я не скажу! —

Так ответила она,

И уверена была,

Недовольная слегка. —


Маленькая будет тайна

Моё имя для тебя.

И вообще, сейчас я зла,

Что не дал ты мне поспать!»


«Да, ну хватит уж сердиться!

Просто стало скучно мне —

Извинялся, признавался

Очень искренне он ей. —


Мы же спали очень долго.

Думал, выспались уже.

Обещаю, больше впредь

Никогда так не будить»


«А с чего ты вдруг решил

То, что будет эта «впредь»? —

И серьёзно, с грозным взглядом,

Алексею так сказала.


Я же не жена твоя,

Чтобы жить с тобой всегда!»

Алексей не отвечал,

Захихикала она.


«Что смеёшься?» — он спросил

И обиделся слегка.

Чёрный юмор не любил,

Очень сильно, никогда.


Утро началось не очень,

Так повздорили они.

И упрямой оказалась

Незнакомка на лугу.


Имя так и не сказала.

Говорила: «подожди.

Может, позже я решу

Познакомиться с тобой»


Время шло, прошла неделя,

Вместе нравилось им жить.

Хоть на улице всегда

Приходилось только спать.


На Сапфировой планете

Улица, как дом была.

Что такое ветер, холод

Там никто из них не знал.


Неприятные явления,

Характерные Земле,

Не встречались там нигде,

И уют царил везде.


Каждый день они резвились,

Словно дети веселились.

И любили вместе часто

В догонялки поиграть.


Очень нравилось ему,

Видеть рядом лишь её.

Начинало им казаться,

Будто вся планета их.

Глава 27. Влюблённость

Красота, как волшебство,

Окружало всё кругом,

Грело душу и дарила

Им надежду на любовь.


Алексей всегда мечтал

Быть любимым и любить,

Только как, ещё не знал,

Это чувство распознать.


На Земле уже давно

Редким признано оно.

А учёные сказали,

Будто, это лишь гормон.


Появляется он, если

Вам бывает хорошо.

Иногда, в момент разлуки

Или стресса и тоски.


Только выделить любовь,

Как какой-то концентрат

И создать таблетку счастья

Для семей не смог никто.


Состояние души,

Мыслей, тела, головы

Невозможно разобрать,

Чувства наши создавать.


Хоть наука и сильна,

Но не всё смогла она.

Чувства силой прививать

Не умеет всё никак.


Алексей здесь ощутил

Нечто новое в себе.

Это нравилось ему,

Окрыляло душу всю.


И подругой он своей

Любовался каждый день.

Так боялся представлять,

Будет жить как без неё.


Эти мысли иногда

Посещали там его.

Беспокоили, пугали,

Быть счастливым всё мешали.


И теперь он постоянно

Рядом с нею быть мечтал.

Слишком сблизились они,

Начал он её хотеть.


Хоть и юный Алексей,

Скромным быть он не привык.

Постоянно говорил,

Если что-то захотел.


Но сейчас он сам себя

Вдруг не понял, не узнал.

Нерешительность свою

Лишь сейчас он распознал.

Глава 28. Ссора

Пару месяцев прошло,

Было весело им жить.

Только робость победить,

Алексей ещё не смог.


О любви, как говорят,

Он не знал и не умел.

А симпатию свою

Лишь заботой проявлял.


Но однажды он спросил:

«Не могу тебя понять,

Как могла не испугаться

И со мною здесь остаться?»


«Ну, не знаю, может быть,

Ты понравился» — в ответ

Девушка сказала сразу

И присела рядом с ним.


«Ну, а если б оказался,

Я маньяк и психопат.

Или вдруг я захочу

Изнасиловать тебя?»


«Что-то слишком долго только

Не насилуешь меня! —

Усмехнулась так она. —

Значит, точно не маньяк!»


Алексею показалось,

Что не против бы она.

И внезапно он её

Начал в губы целовать.


Только сразу же она

Отстранилась от него.

Недовольно, возмущённо

Вдруг спросила у него:


«Что сегодня ты с утра

Странно так себя ведёшь?

Что с тобой? А может, сном

Это кажется тебе?»


«Просто я хочу с тобой

Говорить начистоту. —

Начал Алексей серьёзно

Свои чувства объяснять.


Нет, не надо уходить.

Кто я для тебя, скажи?

Просто друг или как брат?

Только нравишься ты мне».


Девушка в ответ ему

Не сказала ничего.

Вместо этого она

Попыталась убежать.


Алексей погнался вслед,

Быстро он её поймал.

Начала она кричать:

«Нет, не надо приставать»


«Ты уже бояться стала? —

Удивился Алексей. —

А ещё вчера так сильно

Это нравилось тебе».


«Ты сегодня стал другой,

Видно встал не с той ноги» —

Так ответила она

И обижена была.


«Тебя просто напугать» —

Он сказал и улыбнулся,

Крепко обнял и держал,

Убежать не позволял.


«Мы в глуши, за много миль

Абсолютно никого.

Ты сильней меня и можешь,

Что угодно сотворить»


«Раньше ты так не считала,

Лезла, часто обнимала.

И не надо говорить,

Что теперь боишься ты!»


«Что ты делаешь, смотри!

Держишь силой ты меня» —

Объяснила так она,

Вновь пыталась отойти.


«Успокойся, отпущу.

Обещай, не убегать?

Знаешь, я тебя люблю.

А ещё, тебя хочу!»

Глава 29. Признание

Снова Алексей пытался

Её тело целовать.

И она сказала сразу:

«Обещаю, отпусти!»


Он поверил и не стал

Дальше продолжать пугать,

Сразу отпустил её,

Но она то солгала!


Снова начали гоняться

Друг за дружком так они.

Долго Алексей не мог

Вновь поймать её и злился.


«Зря ты так, иди ко мне!

Пообщаться лишь хочу.

Если сам тебя поймаю,

Точно буду целовать!»


Только эти все слова

Не сработали никак.

Долго так они бежали,

Первой выдохлась она.


Алексей схватил её,

Собирался повалить.

«Я Роберта, — та сказала, —

Имя знать моё хотел»


«Я хочу тебя, Роберта! —

Он сказал и продолжал,

Но насиловать не думал,

Лишь устал, хотел лежать.


А она всё вырывалась,

Сильно он пугал её.

Что поделать и не знала,

Громко нервно закричала:


«Роберт! Роберт я — Роберта!

Брат тебя ждёт на Земле!

Парень твой, ты не забыл

Про Родригеса ещё?


И, как только Алексей

Это всё услышал, замер.

Помутилось в голове

От предательства её.


Будто вся земля ушла

Из-под его сейчас,

Унесло со счастьем сразу

И любовь всю навсегда.


Сразу сердце очерствело,

Охладел к ней Алексей.

Все хорошее, что было

Позабыл он в тот же миг.

Глава 30. Гнев Алексея

«Значит, вот зачем всегда

Увивалась рядом ты?

Никогда бы не подумал,

Что предашь и ты меня»


«Брат тебя не предавал, —

Возразила вмиг она, —

За тебя он рисковал,

Чтобы приняли тебя».


«Чтобы приняли куда?

Чтобы мозг мой извлекли?» —

Очень злился Алексей

И её стал избивать.


Вседозволенность он здесь

Ощущал уже давно.

Высшей мерой наказал

Сам себя изгнал сюда.


И теперь он ощущал

Только злобу, ярость, гнев.

Начал сильно ненавидеть

Их семью всю и её.


«Знаешь, братец твой дурак, —

Он ехидно ей сказал, —

Раз всерьёз он так мечтал,

Что поженимся мы с ним»


И Роберта разрыдалась,

Испугалась так его.

Пожалела, что призналась,

Так не вовремя ему.


Очень сильно ошибалась

В Алексее заблуждалась:

Только кажется хорошим,

А по правде он жесток.


Поняла она теперь,

За дела он здесь сидит,

И не стоит отпускать,

Вызволять и возвращать.


«Я с мужчиной никогда

Жить не стану, как семья.

Пошалили пару раз,

Пусть забудет это он»


Стал жестокий Алексей

И хотел ей отомстить

За предательство, за игры,

За попытку погубить.


Алексей не сомневался,

Что продать его хотят.

Думать как-то по-другому

Он себе не позволял.


Много дал пощёчин ей,

Отвернуться не давал,

Будто так она должна

Просто молча всё терпеть.


И ударил кулаком

Пару раз её в плечо,

Чтобы больше не пыталась,

Побоялась убежать.


Телом Алексей был слаб,

Только страх внушать умел.

Он поэтому и бил,

Сильным чтоб казаться ей.

Глава 31. Насилие

Быстро он раздел её,

Руки ей связал одеждой.

Груди гладил и сказал:

«Что, боишься? Мы играем!»


«Нет, пожалуйста, не трогай.

Не хочу я так играть» —

Всё ревела и просила

Так Роберта у него.


«Раньше надо было думать

И не врать мне каждый день.

Ты над чувствами играла,

Всё ходила, соблазняла.


«Но я думала, ты гей» —

Оправдалась так она

И сильнее разозлила

Алексея в этот миг.


Замахнулся на неё,

Но сдержался, не побил.

Ведь права она была,

На Земле он с парнем жил.


Возбудился сильно он

И хотел в неё войти.

Сверху сел и попытался

Целовать её, любить.


«Я мала ещё совсем, —

Стала говорить она, —

И яичники свои

Не успела удалить.


На Земле теперь давно

Запрещалось всем рожать.

И беременеть никак

Никому уже нельзя.


Если кто-то допустил

Там беременность свою,

Проверяли, узнавали

И насилием считали.


Парня сразу отсылали,

За преступника считали

Все того, кто стал отцом,

Там естественным путём.


«Ты мала и так наивна, —

Усмехнулся Алексей, —

И подумала, что этим

Остановишь ты меня?»


А Роберта вырывалась,

Всё пыталась убежать

И кричала: «не хочу!»

Не давала целовать.


«Лучше ты мне не мешай, —

Недовольно он сказал, —

С девушкой я первый раз

И не знаю, как начать»


«Ты мне говорил, что любишь.

Значит, должен отпустить» —

Попыталась так она

Алексея убедить.


«Я любимой говорил,

Оказалось, её нет.

Ты ничтожная та тварь,

Что за деньги продалась»


В самом деле, ей платили:

«Это правда, спору нет.

Я работаю у них

Здесь всего лишь пару лет.


Но, клянусь, тебя не станут

Там калечить, убивать.

Лишь немножечко подвергнут

Облучению и всё!»


«Рот закрой и всё терпи.

Лучше ноги раздвигай.

Добровольно же решила

Ты со мной в любовь играть».


Очень долго он старался,

Но войти в неё не смог.

Всё на что-то упирался,

А Роберта лишь кричала.


Современники не знали

Там про девственность совсем:

Оперировали всех

До начала их утех.


«Хватит, больше не могу! —

Он сказал и отошёл. —

Ты зашитая, как будто.

Ничего я не пойму!»


«Да, я цельная ещё.

Правду я тебе сказала,

И пока ещё нельзя,

Этим заниматься нам»

Глава 32. Примирение

«На меня теперь доложишь?» —

Он спросил и замолчал.

Понимал, что совершил

Глупость лишь большую здесь.


«Нет, конечно, никому

Я об этом не скажу.

Хоть и мучал ты меня,

Не было ещё у нас.


«Сильно я погорячился,

Разозлила ты меня.

Больше никогда ко мне

Ты теперь не подойдёшь?»


Алексей не верил ей.

Был уверен: сдаст его,

И придут за ним казнить,

Если даст он ей уйти.


«Подойду, когда пройдут

Пару месяцев ещё.

Может быть, решишь поверить,

Мы хотим тебе помощь»


«Ты об этом позабудь, —

Он уверенно сказал, —

Я всегда жалеть не стану,

Изнасилую, убью»


Так он грубо пригрозил,

Хоть неправду говорил.

Отпускать её не стал,

Ноги тоже привязал.


«Будем мы с тобою вместе

Здесь ещё неделю жить.

Все мои следы в тебе

Мы должны почистить тут.


У меня верёвок нет

И одежды лишней тоже.

Ты, конечно, извини,

Будешь голенькой лежать»


«Ты совсем с ума сошел? —

Испугалась вдруг она.

Он нисколько не шутил,

Выждать время так решил.


«Убивать тебя сейчас

Я не стану, не хочу,

Всё же я тебя люблю…

Но поверить не могу!»


«Я не стану заявлять,

Обещала же уже!

Почему ты мне не веришь?

Не хочу я так лежать.


«Тварь! Ты лживая всегда! —

Он презрительно сказал. —

Тихо жди и не кричи,

А не то и рот заткну».


Переменчивым он стал:

Злился, то жалел её.

Дальше он не знал, как быть,

С ней хотел ещё пожить.


«Виновата ты сама

В своих бедах лишь одна.

И с преступниками зря

Ты работаешь всегда.


Полежи, подумай лучше,

Наперед как поступать.

Может быть, пойдёт на пользу

И одумаешься ты».


«Я для брата лишь старалась,

Сильно он меня просил

Сблизиться с тобой немного

И суметь уговорить».


«А, по-твоему, со мной жить —

Это сблизиться чуть-чуть?» —

Возмутился Алексей

Небывалой ерунде.


«Не планировала так,

Просто, нравилось же нам.

Ты совсем не возражал,

Сам меня не отпускал».


«Но насильно не держал! —

Сразу он напомнил ей. —

И могла бы рассказать

Правду сразу и не лгать».


«Я боялась, что прогонишь.

Мне понравилось с тобой.

Но не знала, что захочешь

Сделать девушкой своей»


«Много здесь ума не надо,

Догадаться же легко.

Ты и я, мы лишь одни,

Надо спариваться всем».


Они долго говорили,

Помирились лишь слегка.

Было стыдно Алексею

За побои, грубость всю.


Вспыльчивым он оказался,

Часто злился и прощал.

Слишком быстро захотел

Другом вновь Роберте стать.

Глава 33. Страшная весть

Не поверил-таки ей,

Долго связанной держал.

И, конечно, приставать

Он нисколько уж не смел.


Обещание сдержал,

Он Роберту отпустил

И вернулся жить в дома,

Там знакомился с людьми.


Изменились люди там,

Странно все себя вели.

Часто слышал тут и там

Разные он языки.


Алексей знал только русский,

Мог понять их разговор.

Он немного изучал

Для забавы в школе сам.


Он, конечно, не сказал

Никому об этом там.

Молча слушал и ходил,

Интерес он тем ловил.


Но однажды он услышал

Тайну страшную для всех:

Бомбы ядерные пять

На Земле хотят взорвать.


Даже дату он узнал,

Через месяц ровно в пять.

Кто замешан в этом деле,

Он не смог ещё понять.


Очень сильно испугался,

Что поделать, он не знал.

Но обязанным считал

Он семью свою забрать.


И любой ценой решил,

Он на Землю полететь.

И Роберту побежал

Алексей искать везде.


Он не смог её найти

Ни в домах, ни на лугу.

И в ущелье вновь зажил,

Ждал и плакал много дней.

Глава 34. Воссоединение с Робертой

Через десять дней примерно

Он Роберту повстречал.

Подбежал, поцеловал,

Очень долго обнимал.


Удивился Алексей,

Что Роберта изменилась,

Разрешала целовать,

Не противилась совсем.


«Что с тобою приключилось? —

Сразу он её спросил. —

Долго так не приходила

И целуешь ты меня».


«Вместе быть брат разрешил,

И поэтому вот так.

Не могла его предать,

Глупо так себя вела…»


«Я согласен» — он сказал.

Ждал, Роберта всё поймёт,

Только в ту минуту встречи

Каждый думал о своём.


Целовала долго-долго,

Лезла радостно к нему.

Повторить она хотела

Неудачную ту ночь.


Отвергать Роберту он

Уж, конечно же, не стал.

Повалил на землю сразу,

Страстно телом овладел.


После долгой их любви,

Важный начал разговор:

«Я согласен, я хочу,

Полететь домой к себе»


Алексей всё время думал,

Об услышанном в домах.

Не заметил он нисколько,

Как некстати попросил.


Прозвучало грубовато,

Словно он сказал ей так:

«Всё, с тобою мне хватило,

Я к Родригесу хочу»


Понял Алексей, она

Отпускать теперь не хочет.

И обиделась она,

С грустью сразу отвернулась.


Алексей не унимался,

Всё вопросы задавал.

Дело важное своё

Отложить не мог никак.


«Вижу, нравлюсь я тебе,

Расскажи ты правду мне:

Сколько рисков в процедуре?

Что за опыт с головой?»


Не хотела отвечать

Ничего Роберта долго.

Начал думать Алексей,

Что не зря не верил им.


«Там меня хотят убить?

Дай мне честный свой ответ?

Я узнал здесь кое-что,

И хочу спасти семью.

Глава 35. Про семью Роберты

Ей по-прежнему нисколько

Алексей не доверял,

Но Роберта лишь одна

На планете друг ему.


Не хотел он с ней делиться

Этой тайной о Земле.

И боялся он слегка,

Что замешана она.


Нерешительно со страхом

Обо всём ей рассказал.

Показалось, что она

Не поверила слегка.


«Мы не врали никогда,

Можем возвратить тебя.

Просто думала, что ты

Жить останешься со мной».


«Я вернусь к тебе, Роберта.

Обещаю, только верь.

Должен способ я найти

Привезти свою семью».


«Я не верю в эту чушь, —

Сразу же она сказала, —

Триллионы человек

Не взорвёт никто, поверь!


Но могу помощь тебе

Тур устроить из Земли,

И семью твою возьмут,

Погуляем вместе тут».


«Разве есть оттуда тур? —

Удивился Алексей. —

Ведь сюда всегда пускают

Лишь преступников одних.


«Есть, конечно, уж давно

Незаконный тайный тур.

Ведь преступники всегда

Были, будут тут и там!»


«Значит, ты одна из них?» —

Заключил он в тот же миг.

Но Роберта возразила,

Не такой она была.


«Слишком я ещё мала,

Не доверят мне дела.

Мой отец всему глава,

Непростая мы семья».


«Объясни получше мне,

Чтобы смог тебя понять.

Непростая значит что?

Почему ты здесь живешь?»


Только понял Алексей,

Заблуждался что всегда.

И Роберта никогда

В женской зоне не была.


«У преступников Земли

Иерархии везде.

Тайный сговор мировой

Контролирует он весь.


Кто-то типа президента,

Учит, смотрит, направляет.

Не попасться помогает,

Новых лиц сам выбирает.


Без глобального подхода

Ничего не провернуть.

Разве сам не понимаешь,

Вся Земля давно в сети?


«Нет, в такое я поверить

Абсолютно не могу.

Я всегда в законы верил,

Доверял, как самому».


Засмеялась тут Роберта,

Будто утку он сказал.

Столь наивные слова

Не слыхала никогда.


Алексей был недоволен,

Сразу начал объяснять:

«Ты сама же говоришь,

Вся Земля давно в сети.


Власти могут посмотреть,

Кто чем занят в каждый миг.

Ну, а лозунги все те,

Безопасный мир везде»


«Ключевое слово «власти»,

Наши люди есть везде.

Если надо, всё изменят,

И подправят и сотрут».

Глава 36. Удивительный факт

«Про таких и говорят,

В розовых очках живёт!

Хочешь, кое-что скажу?

А за мной всегда следят!»


«То есть, как это следят?

Мы ведь здесь одни, здесь луг…» —

Испугался Алексей,

Сердце сжалось в тот же миг.


«Ну, есть камеры на мне.

Каждый пирсинг — все они!

Нос, пупок и бровь и уши,

И подкожный пирсинг тоже».


«А подкожный-то зачем?» —

Был шокирован он всем.

«Вдруг ограбить ты решишь

Или камеры убрать.


И на кольцах, на браслетах,

На руке и на ноге

Камеры везде стоят

Чтоб обзор хороший был.


Видят, слышал нас всегда.

Ну, скажи же что-нибудь.

Сильно злишься на меня?

Долго я тебе врала…»


Алексей за лоб схватился,

Что сказать не понимал.

До сих пор не мог поверить

Он таким её словам.


Сразу в голове его

Все поступки пронеслись,

Как он вёл себя тогда,

Бил Роберту и связал.


«Хочешь ты узнать, наверно,

Почему в тот день тебя

Не забрали, разрешали

Там насиловать меня?»


«Да, хочу» — сказал он сразу,

Но и сам предположил: —

Может, просто не успели,

Ведь они то на Земле».


«Нет, не только на Земле.

Очень много наших здесь.

И за нами ходят тайно,

Ждут сигнала от меня.


Это я всё разрешала,

Ты понравился так мне…

Запрещала приходить,

Просто ждать им всем велела»


«О-о-о, какой кошмар!

Я тупой такой подлец!

Я же бил тебя тогда,

Изнасиловать хотел»


«Но не стал же, отпустил, —

Вдруг добавила она.

Угрызения все его

Милыми казались ей.


«Это так ты называешь?

Я не смог, не понял, как.

И к тому же он упал…

Ты кричала сильно так».


«Но теперь же всё нормально?

Было, вроде, хорошо» —

И Роберта так смущённо

Вдруг спросила у него.


«Хорошо в тебя вошёл!» —

Усмехнулся Алексей.

Главным он себя считал,

Но был пешкой в их игре.


До сих пор он в шоке был,

Как такое может быть?

«Взмахом пальца ты могла

Там меня тогда убить»


«Ты когда меня избил,

Вмиг с ружьём туда пришли.

Еле их я удержала» —

Объяснила так она.


«Я не видел никого.

Странно это, почему?

Над тобой я издевался,

Ты терпела это всё…»


«Виновата я была.

Ты велел терпеть тогда…

Я не знаю, просто вот

Получилось так тогда…»


И сама Роберта тоже

Дать ответа не могла.

Почему она тогда

Всё терпела и ждала.


«Сильно нравлюсь я тебе?» —

Алексей спросил довольный.

Обнимая, руки гладил,

Начал шею целовать.


«А быть пленницей моей,

Тоже нравилось тебе?» —

Но она не отвечала,

Это всё её смущало.


Возбудился Алексей

Пуще прежнего теперь.

При свидетелях ещё

Захотелось вновь ему.

Глава 37. Подтверждение планов о теракте

И пока он там с Робертой

Сильно сексом занят был,

На Земле уже Родригес

Всю разведку подключил.


Не поверил Алексею,

Но проверить захотел,

Про любые он угрозы

Первым узнавать привык.


Разузнали, откопали

Информацию там всю.

Тайны страшные раскрыли.

Начался переполох.


В самом деле, на Земле

Запланирован теракт.

Чёрный загнанный народ

Белым отомстить мечтал.


Новый вид особой бомбы

Собирался много лет,

Безопасной называли

Почему-то там её.


Состояние материй

Изменять волной могла,

Связи атомов и клеток

Разрывала вмиг она.


«Просыпайся, Алексей —

Так сказала вдруг Роберта

И, взволнованно трясла

Там любимого она.


Просыпайся, хватит спать!

Есть два дня, грозит беда.

Должен будешь ты на Землю

Через час уже лететь».


«Успокойся, двадцать дней

Есть у нас ещё с тобой» —

Он уверенно сказал

И лениво так вставал.


«Нет, неправда, столько нет.

Может быть, сместили дату

Или ходит ложный слух,

Чтобы лишних всех убрать.


И не можем мы никак

Этим людям помешать.

Неминуемо начнётся

Мировая здесь война».


«Как не можем помешать? —

Удивился Алексей. —

Ну, а если мы сейчас

Всё народу разгласим?».


«Будет паника везде

И теракт случится раньше.

Бомбы наготове все,

Лучше тихо нам спастись» —


Объяснила так Роберта

И права она была. —

Всё узнали и пытались

Обезвредить бомбы те».


«Нет! Не верю! Так нельзя! —

Возмутился Алексей.

Был настроен сразу он

Стать спасителем Земли.


Ты же врёшь, кто что пытался?

Не смеши, я не тупой.

Пару часиков прошло,

Как об этом я сказал».

Глава 38. Непонимание между Алексеем и Робертой

«Десять с лишним мы часов

Спали вместе тут с тобой.

Эти атомные бомбы

Неизвестны никому.


Странный новый этот вид

Обезвредить нам никак,

Разум чёрных превзошёл,

Нас во всём он обошёл.


«Ну, не верю! То бред! —

Возразил вновь Алексей. —

Чёрных мало же людей,

Это ж выходцы вторых.


И учёных среди них

Очень мало на Земле.

Ты сама хоть в это веришь?

Ну, подумай хорошо».


Он так пылко объяснял,

Сам всё ясно понимал.

Абсолютно был уверен,

Этот заговор не их.


«Я не знаю и потом,

Всё равно уже теперь.

Если мы расскажем всем,

То не спрячемся нигде.


План таков, послушай только,

Быть героем ни к чему.

Скольких сможем, мы спасём,

Их мы хитростью возьмём.


Все оружия, припасы

Переправим мы сюда.

И людей, которых сможем,

Наших тихо спрячем здесь.


Если взрыв произойдёт,

Силой здесь мы верх возьмём.

Неожиданно придём

И повергнем быстро всех».


«Так нельзя!» — он повторил,

Справедливости хотел.

Шанс хотя бы дать мечтал

Каждому он на Земле.


«Успокойся, милый мой.

Я волнуюсь, обними» —

Так сказала вдруг Роберта,

Спорить не хотела вновь.


Через несколько минут

Десять человек пришли,

Были все они с ружьём,

Попросили встать его.


И Роберта Алексею

Поспешила объяснить:

«Ты не бойся только их,

Отвезут тебя домой.


Ты же помнишь, процедуру

Должен ту ещё пройти.

Но не бойся, будет всё,

Обещаю, хорошо».


«Но я думал, что уже

Обойдёмся без него.

Все формальности зачем,

Скоро Землю же взорвут?»


«Чтобы дали документ

И позволили лететь.

Мы без лишних подозрений

Делать всё должны теперь.


Это быстро, не волнуйся.

Хочешь, рядом буду я?» —

Так Роберта объяснила,

Нежно-нежно обняла.


«Честно, кажется, что эти

Расстрелять меня хотят» —

Он сказал Роберте в ушко,

Попросил он с ним пойти.

Глава 39. Хитрость Роберты

Их куда-то отвели,

Алексей спокоен был.

Понемногу начинал

Он Роберте доверять.


Дали что-то подписать,

Но велели не читать,

Чтобы время не терять

И скорее всё начать.


Согласился Алексей,

Сделали ему укол.

И, когда он засыпал,

За руку её держал.


Долго-долго без оглядки

На Роберту он смотрел

И, похоже, был влюблён,

Хитрость, ложь не замечал.


«Он тупица безнадёжный!

И упрямый, как всегда!» —

Так она там всем сказала,

Алексей когда уснул.


«Хоть бумажку подписал,

Заберем его семью»

«Только, парни, побыстрей.

Первым рейсом их сюда!


Знаю точно, не простит,

Если вдруг умрут они.

Он очнуться должен здесь

В окружении родных».


А бумажка та была

Лживой просьбой для семьи,

Будто просит сильно он

Всех приехать, навестить.


На Сапфировой планете

Много было диких мест.

Разных впадин без людей,

Неизученных полей.


И в одном ущелье там

Переправились с Земли

Из преступной группировки

Десять тысяч человек.


Справедливых добрых лиц

Было мало среди них.

Все преступники они

И жестоки, и коварны.


Их холодные сердца

Беспощадные всегда.

И для дела все привыкли

Отдаваться до конца.


Привезли они и книги,

Много разных птиц, зверей.

Рыбок и ростков деревьев,

И таблетки для еды.

Глава 40. Катастрофа

Бомбы вместе взорвались,

И прошлась волна кольцом.

Забурлила, закипела

Абсолютно вся Земля.


Будто начался потоп

Всей поверхности Земли.

И молекулы распались,

Словно в воду обращались.


Глубиною в километр

Расщеплялась почва там,

Не оставив на Земле

Абсолютно ничего.


Но в глубоких водах там

Всё же кто-то уцелел.

Но не люди, а природа

И живущие в воде.


Для спасения при взрыве

Были шахты у людей,

Только в основном у всех

Не хватало глубины.


Шанс спастись там дали людям,

Объявили обо всём.

Сутки были там у всех,

Чтоб укрыться от волны.


Только шахты под горой

Избежали той волны,

Но не выбрался тогда

Абсолютно там никто.


Жидкой вся Земля казалась

Там примерно целый год

И местами обретала

Постепенно воду-грунт.


Каменистые участки

Появлялись много где.

Это бывшие дома

И различные блага.


Новый вид Земля тогда

Начинала обретать,

Часто двигались пласты,

Всё кругом тряслось везде.


Очень долго так Земля

Нестабильная была.

Тридцать лет боялись люди

Возвращаться вновь туда.


Это был потоп всемирный,

Так назвали время то.

Каждый помнил, знал о нём

Много сотен лет подряд.


Постепенно лишь забылось

Из чего он состоял.

Все подумали, вода,

Почему-то, расплылась.


И фантазии, расчёты

Подтверждали это всё,

Через пару сотен лет

Каждый говорил своё.

Глава 41. Пробуждение Алексея

Алексей очнулся, рядом

Он увидел всю семью.

И Роберта нежно-нежно

Руку гладила его.


«Что случилось? Как? Вы здесь?» —

Удивился сразу он.

Всё так сказочно и просто

Хорошо сложилось вдруг.


«Ты не злись и не кричи. —

Так ему она сказала.-

Ты заставил сам меня,

Этим я спасла всех вас».


«Что ты сделала, Роберта?»

Нервно Алексей кричал.

С диким взглядом посмотрел,

Грубо за руки схватил.


Подошла охрана сразу

И один из них сказал:

«Нет, Ромео, в этот раз

Ты не сможешь бить её»


А ехидные слова

Разозлили так его.

Он охранника ударил,

На пол сразу повалил.


Быстро троя оттащили,

Алексея усадили,

И Роберта рассказала,

Что там было без него.


«Ведь случилось ровно так,

Как планировал ты сам.

Весь народ узнал, что там

Всё планируют взорвать.


Страшный там переполох.

Драки, крики, мор кругом.

И друг друга убивает

Просто так тупой народ.


Страх им мозг там затмевает,

Не укрыться никому.

Но дерутся все везде,

И толпятся, рвутся в шахты.


Невозможно передать

Этот ужас на словах.

И не можем мы понять

Их поступки, как и страх.


Просто радуйся, ты здесь,

И твоя семья с тобой.

Понимаешь, Алексей,

Ведь не может всем везти.


Кто-то должен умереть.

Так устроен весь наш мир.

Ты не злись, меня пойми.

Я хотела вас спасти».


Алексею всё Роберта

Очень долго объясняла.

Неохотно он послушал,

Обнял, вроде и простил.

Глава 42. Жизнь после апокалипсиса

Но народ Роберты позже

Страшным делом занялся.

По домам ходили тайно

И расстреливали всех.


Сотни тысяч человек

Погубили просто так.

Оставляли в основном

Только женщин и детей.


Инкубаторы людей

Все остались на Земле.

Стали женщины нужны,

Чтобы род продолжить их.


Технологии людей,

Основные все умы

Там погибли на Земле,

Глупые остались жить.


Не могли теперь, как раньше,

Там с нуля растить детей.

Эмбрионы все внедряли,

Привезённые с Земли.


Потихоньку возрождалась

Первобытная там жизнь.

По старинке все рожали,

Гибло много матерей.


И про роды там они

Ничего почти не знали,

Женщин часто убивали,

Чтобы чадо их спасти.


Постепенно там готовых

Эмбрионов не осталось,

Приходилось им самим

Дальше род свой продолжать.


Чёрных стали презирать,

Ненавидели всегда.

Издевались, избивали

И в рабов их превращали.


В страшном взрыве всей Земли

Обвиняли только их,

Заставляли всех работать

Словно роботов всегда.


Электрический прибор,

Тот, что разу изменял,

Жизни им не продлевал,

Только интеллект снижал.


Часто начал он служить

Наказанием для них.

Очень тонко мозг менял,

И послушным делал их.


Если кто-то уставал

И работать не хотел,

Сразу их на стул сажали,

Электричеством пытали.


Стали глупыми рабы,

Все всегда лишь подчинялись,

И не думали совсем

Там восстать и убежать.


Сильно им внушили всем

Виноваты, что они,

И теперь должны работать,

Наказания терпеть.


Среди них осталось мало

Умных, волевых людей.

Только те, кто подчинялся

И покорным претворялся.


Электрический прибор

На планете той остался.

Не смогли его тогда

Увезти они с собой.


Улетели все почти,

Кроме нескольких семей.

Всех Земля тянула сильно,

Хоть опасный, дом родной.


А Рабов не оставляли,

Силой забирали всех.

Точно также заставляли

На Земле работать их.


На Сапфировой планете

Книги бросили они:

Эти люди не умели

Знания извлечь из них.


Вместо книг, рабов забрали,

Саженцы и всех зверей.

И Земля так возвратилась

К первобытности своей.

Глава 43. Электрический стул

Постепенно развивались,

Очень медленно они.

А рабы их возмущались,

И умнели всё они.


Электрический особый

Стул мечтали воссоздать,

Шли всё слухи об учёных

И безумных пытках там.


Их умы совсем ничтожны

Оказались там у всех,

Даже близко не могли

Воссоздать тот стул они.


Электрический казался,

Таковым он не являлся.

Был особый, волновой,

Странный свет он испускал.


Мозг совсем не разрушал,

Но насильно изменял,

Словно что-то в нём писал,

Указания внедрял.


Так и было, он внушал

Быть пассивным, отдыхать.

И не думать, не мечтать,

Кушать, спать, лежать, лениться.


Так хотели жизнь продлить,

Только их провал постиг.

Даже после долгих пыток,

Все старели, как всегда!


Но полезен был прибор,

Волю подавить умел,

И поэтому пытались

Сотни лет его создать.


Бедной стала вся Земля,

Люди там простые все.

Нет ни камер, ни машин,

Словно ум их вымер весь.

Глава 44. Группа суицид

Через пару сотен лет

Встретили они людей,

И тогда вот началась

Бесконечная война.


Сразу поняли они,

Кто те бомбы создавал,

И устроил взрыв большой,

Что всю Землю погубил.


Сам народ себя решил

Уничтожить, растворить.

А великие умы

Бомбы делали для них.


Группа суицид была

Популярная тогда,

Развивалась и росла,

Умных много привела.


Очень странно так случилось,

Образованный народ

Жить всё чаще не хотел

Проще думал умереть.


И мечтали в группе той

Мир почистить от людей,

Землю возродить решили,

Абсолютно всех убив.


Только власти и элита

Всё же там смогла спастись.

На Сапфировой планете

Тоже спрятались они.


Умных мало среди них

Оказалось тоже очень,

Интеллект у всех высокий

Только цельный, групповой.


И как только разбросала

Катастрофа всех людей,

Все внезапно отупели,

Не умели ничего.


И не знали даже, как

Электричество создать,

Величайший был позор

Человечества такой.


Свет, конечно, появился

Постепенно там у них.

Только ждали очень долго,

Вновь пришлось изобретать.

Глава 45. Войны

Встретившись народа два,

Всё былое обсудили.

Помнили ещё они,

Что случилось на Земле.


Глупо все себя вели,

Неделимое делили.

Бились долго, много дней,

Отдохнули, — снова в бой.


Поняли тогда они,

Что рабы их ни при чём.

Зря винили и гнобили

И не верили совсем.


Но теперь их отпускать

Не планировал никто,

Вместо роботов всегда

Стали им служить они.


Больше их не обвиняли

В катастрофе всей Земли,

Но свободы не давали,

Всё использовали их.


И со временем забылись

Все причины рабства их,

И на кожу лишь пеняли,

Им не нравился их цвет.


Много тысяч лет прошло,

Изменился снова мир,

Возродился групповой

Их высокий интеллект.


А Сапфировую Землю

Люди вновь смогли найти,

И туда-сюда летали

За богатствами они.


Много возвели домов,

Перестали все рожать,

И небесная там снова

Появилась магистраль.


2019г

Черви. Живое мясо

Григорий достаточно состоятельный человек, живёт в посёлке. У него своя ферма, лаборатория и сеть кафе-ресторанов, распложённых в городах. Он одержим идеей вывести новый вид курицы, которая будет расти очень быстро и при этом мало есть. Григорий регулярно проводит различные эксперименты, но они не дают результатов. Ради любопытства, то же самое он делает с червями и у него всё получается. Он расстраивается и скармливает червей своему питомцу. Вскоре понимает, со змеёй что-то не так.

1 Глава. Кто он и какой

Фермер Гриша и учёный,

Много лет трудился он,

Всё пытался увеличить

Скорость роста у скота.


Эмбрионам изменять

Научился он геном,

Только много достичь,

К сожаленью, он не смог.


Много опытов различных

Проводил он у себя.

Под прикрытием работал,

Очень многое скрывал.


Удобрения законно,

Он вполне изобретал.

И оправдывал он этим

Очень странные дела.


Все подопытные были

Только птицы в основном.

Сеть огромную кафе

Он имел в своей стране.


И мечта его была,

Вырастал что б скот скорей

И расходовали пищу

Максимально хорошо.


Почему-то был уверен,

Что возможно это всё.

И себя считал он умным,

Был уверен — будет всё.


С детства чуял он, что должен

Как-то мир переменить.

Постоянно он стремился

Создавать, изобретать.


Штат сотрудников имел

Он огромный у себя.

Все трудились хорошо,

Уважали все его.

2 Глава. Усовершенствование червя

С неудачами Григорий

Не мирился никогда

Своенравный был, упрямый,

Выход новый он искал.


Он прокручивал идеи

В голове своей всегда,

И однажды озарило

Он придумал кое-что.


Видел он давно однажды

Паразита одного,

В мясе курицы он жил

И вреда не приносил.


Очень маленький он был,

И расти не мог совсем,

Размножался только парно,

Ограниченно всегда.


Попытался изменить

Он геном того червя,

«Что-то, вроде, получилось» —

Он подумал и ушёл.


Ночь была и он устал,

Отложить решил дела.

Много сладких снов он видел,

Его бизнес расцветал.


Начинал он филиалы

В разных странах открывать,

И франшизы продавал

Очень много, тут и там.


Он об этом так мечтал,

Много времени терял,

На науку постоянно,

Бизнес просто отдыхал.


Без участия его,

Шли дела все хорошо.

Штат сотрудников большой

Не подвёл ещё его.


Он проснулся и подумал:

«Жаль что это только сон!»

У Григория был бизнес

Поскромнее на чуток.


Вспомнил быстро про червя,

На работу побежал

Ставить опыты свои,

Размножать червей теперь.


Сам не знал ещё, зачем

Вдруг червями занялся.

Разве могут толк какой-то

Паразиты принести?

3 Глава. Обед змеи

«Ох, прекрасно! Да, да, да!

Получилось у меня! —

Он с восторгом так сказал,

Ведь увидел результат.


Новый вид создать сумел

Он буквально перед сном,

Их оставил отдыхать

На ночь с пищей у окна.


Ничего он не нашёл

Червяка, чтоб положить.

В свою пепельницу бросил,

И там точно был один.


А пришёл, увидел в шоке

Штук пятнадцать молодых

Подрастающих червей,

Размножались и они.


«Как такое может быть?

Словно чудо сотворил?

Съели мяско целиком,

Что оставил здесь я им.


И отходов совершенно

Не оставили они…

Вот бы с курицами так,

Ох, какой же я дурак…


Эти могут быть опасны,

Не изучены ещё.

Безалаберно оставил,

Ещё прыгают они» —


Отругал себя он быстро

И перчатку надевал,

Взял ту пепельницу в руки,

Думал, что же делать с ним?


«Паразиты, фу, фу, фу!

Ненавижу, как червей!

На, покушай, мой любимый!

У тебя счастливый день!» —


И с такими вот словами

Бросил тех он червяков

Всех в аквариум к змее,

Чтоб питомцу был обед.


«Как размножились вы быстро,

Я совсем не ожидал.

Ну, да ладно! За работу!

Надо с курами вот так!»


И внимательно он стал

Своё дело продолжать.

И хотел всех кур заставить

Так же быстро вырастать.


«Червяки не куры вовсе!

Эх, другие всё равно,

Вряд ли это вам поможет,

Но попробую ещё…» —


Говорил он так и снова

Ставил опыты свои,

Препарат вводил какой-то

И зародышу вредил.

4 Глава. Долги Григория

Целый день трудился Гриша,

Неустанно, как всегда.

А под вечер он заботой

На питомца поглядел.


«Милый Ровгаш, — он сказал. —

Ты поправился чуток.

Или кажется мне просто?

Я, наверное, устал»


Он протер глаза свои,

Показалось всё, решил.

Спать пошёл к себе спокойно,

Бесполезно день прошёл.


Размышлять любил он громко,

Будто с кем-то говорил,

Так, казалось, ему проще,

Все решения принять.


«Почему же, почему

С червяками так легко?

Получилось с ними всё,

Только с курами дерьмо…» —


Злился он сам на себя,

И ругался сильно так,

Проходили месяца,

Бесполезные года.


Дело жизни всей его

Провалилось навсегда.

Он печалился всё время,

Разорятся начинал.


Никому не говорил

И проблемы все скрывал,

Положение финансов

Ото всех он утаил.


А кредиты не терпели,

Он их очень много взял,

Точки новые открыл,

Он во многих городах.


Окупиться не успели

И убытки приносили.

Разоряться начинал

Он стремительно теперь.


Поглощённый он мечтой

Очень много лет прожил,

И теперь не мог забыться,

Постоянно думал он.


Только думал не о том

Совершенно, как всегда.

Не планировал в делах

Разобраться он своих.


Утром следующим пришёл

Вдруг не звано кредитор,

Так серьёзно и сердито

Угрожать судом он стал.


Обещал Григорий честно,

Что вернёт он все долги,

Но не знал он совершенно,

Как же быть ему теперь?


Свою ферму заложил он

И роскошный особняк.

Совершенно не готов был

Он имущество терять.

5 Глава. Недуг змеи

«Крут у Вас он! Очень крут!

Я такого же хочу!» —

Кредитор ему сказал

На змеюку указал.


А Григорий ни на миг

С гостя глаз не отводил.

Улыбнулся и сказал:

«Друг мой может Вам помощь»


«Да, пожалуйста… Ещё

Близко к сердцу не берите,

Я работаю у них…

Ох, прекрасен толстячок!» —


Извинился кредитор,

На змею он всё смотрел,

Как увидел, сразу стал

И добрей, и веселей.


Был любитель змей большой,

И гордился он собой:

Много видов у себя

Как коллекцию держал.


Но с таким впервые вот

Он столкнулся только здесь.

Знать, конечно же, хотел

Где такого прикупить.


Вздрогнул сразу же Григорий,

Слово толстячок его

Обернуться вынуждало,

В шоке он крыл свой рот.


Машинально из кармана

Дал визитку гостю он,

И сказал, что есть дела

Неотложные сейчас.


Так на дружеской он нотке

Кредитора проводил.

«Ты болеешь, друг мой милый?» —

Он змеюке говорил.


Гладил даже свой аквариум,

Будто глупенький малыш.

В детство быстро он впадал,

Как с животными играл.


«У тебя отёк какой-то?

Аллергия на червей?

Боже, нет!.. Такого нет!

И не может быть никак!» —


Озарило вдруг его,

Ужаснулся тут же он.

И представил, червяков

Там в желудке у змеи.


«Ладно, думаю, не нужно

Сильно так паниковать.

Переваришь их, ты сможешь,

Беспокойный только стал…»


Билась о стекло змея,

Уползти хотела так.

А Григорий и не знал,

Что же ей нужно так теперь.


«Тебе больно или что?

Обезумела совсем… —

Разговаривал он вслух

В кабинете со змеёй.


Секретарша вдруг зашла

И сказала тут ему:

«Покормите же бедняжку!

Даже Вас готова съесть!»


«Думаешь? — он удивился. —

Я подумал, болен он!

Вздуло, видишь, как его,

Я не знаю, отчего…»


«В самом деле? Там Ровгаш?» —

Удивилась и она,

Сразу близко подошла,

И не верила глазам.


«Я смотрел вот точно так же

Всего пять минут назад.

Никогда ещё такого

В своей жизни не встречал»


«Мой отец держал рептилий,

Много знаю я о них,

Очень голоден он точно,

Покормите поскорей!


Нужно выяснить скорее,

Что заставило змею

Так внезапно аномально

Очень быстро пополнеть.


Что-то дали же вы ей?

Признавайтесь ка скорей!

Я нема, как рыба буду!

Вы же знаете меня!» —


Любопытно стало очень

Секретарше это всё.

И увидеть захотела,

Как покушает змея.


И послушался Григорий

Секретаршу в тот же миг.

За едой он побежал,

Обо всём ей рассказал.


«Я боюсь, причина в них

И не знаю, как мне быть.

Вдруг любимого Ровгаша

Там съедают изнутри»


«Не волнуйтесь Вы так сильно,

Стоит выяснить скорей.

Дать снотворного и нужно

В томографию ее!»

6 Глава. Сладкий сон

«Бог ты мой, я в шоке!

Как такое может мыть?

Разве могут паразиты

Нашу плоть так заменять?» —


Ужаснулась секретарша,

И Григорий в тот момент.

Вместо мяса у змеи

Были червяки одни.


«Почему он жив ещё? —

Задала она вопрос. —

Тело дрыгается будто,

Фу! Смотреть я не могу»


«Как же с вами мы похожи. —

Так Григорий ей сказал. —

Червяков я ненавижу

Точно так же, как и вы»


«Но зачем вы постарались

Их геном переменить?

В сокровенное вмешались,

Что же будет с ним теперь?» —


На змею она смотрела

И грустила в этот миг.

Понимала, что такие

Все вопросы так глупы.


«Нужно жечь её» — сказал он.

Хладнокровно посмотрел

На неё и на змею

И протёр своё лицо.


Тяжело вздохнул, добавил:

«Но её я не убью!

Ни за что и никогда.

Я Ровгаша так люблю»


«Но его же не осталась, —

Тут напомнила она.

А Григорий начал злиться,

Сразу грубо перебил:


«Замолчи, иди, работай.

Дальше сам я разберусь.

И смотри, не вздумай даже

Рот кому-то открывать»


Секретаршу Лейла звали

И мила она была.

Косо сразу на него

Поглядела и ушла.


«Если новость разойдётся,

Пожалеешь ты потом!

Всё равно тебя другие

На работу не возьмут!» —


Вслед он крикнул недовольный,

Испугался вдруг и сам.

Рад был очень, что она

Из тюрьмы к нему пришла.


Взял её за красоту,

Шантажировал слегка,

Увольнения она

Там боялась, как огня.


Их посёлок небольшой,

Там не жалуют таких,

Отсидевших на работу

Совершенно не берут.


«Ничего не расскажу,

Успокойтесь Вы уже.

Если нужно, позовите,

Чем-нибудь я помогу»


И довольный он остался,

Сразу же добрее стал.

Улыбнулся и сказал:

Это точно, позову!»


В кабинете он своём

Целый день с ума сходил.

Он туда сюда ходил,

А змея просила есть.


Он кормил её всё время,

Ей, казалось, мало всё.

И толстела, надувалась

На глазах змея его.


Накидал еды он много

И, волнуясь, спать ушёл.

Утро следующего дня

Обещало сложным быть.


Он полночи провертелся,

И никак уснуть не мог.

Мысли, разные догадки

Долго мучали его.


Наконец-то, он уснул,

Сладкий сон пришёл к нему:

Он Ровгаша своего

На руках держал, ласкал.


Тело гладил, как обычно,

И за хвостик целовал.

А Ровгаш сидел на шее,

Его будто обнимал.

7 Глава. Печаль Григория

Он проснулся, улыбаясь,

О беде свей забыв.

Но глаза открыл и вспомнил,

И прикрыл рукой лицо.


«Бедный мой Ровгаш, Ровгаш!

Что же сделал я с тобой?

Я мечтаю, как дурак

Может, вылечишься сам?»


У порога он стоял

Кабинета своего

И, вздыхая, открывал

Осторожно дверь свою.


«Так и думал, хуже всё…» —

Сморщил он своё лицо.

Как воздушный шар змея

Вся надутая была.


Неестественной казалась,

И игрушечной на вид,

Испугался не на шутку

Сам Григорий в этот миг.


«Ведь жива сама, жива!

Я совсем не ожидал…

Да, мой милый, потерпи,

Я поесть тебе ищу!» —


Со змеёй он говорил,

Как обычно, как привык.

Огорчаясь всё сильнее,

В кабинете бегал он.


Сломя голову искал,

Пищу для змеи своей.

Все запасы он вчера

Ей уже успел скормить.


«Ладно, курицы нарежу» —

Он сказал и вышел прочь,

А змея всё так же резво

Билась дерзко о стекло.


Вскоре он пришёл с едой,

Думал, стоит ли давать?

«Если будешь столько кушать,

Точно лопнешь скоро ты»


Но змея не унималась,

Резво дрыгала хвостом,

И вертелась и крутилась,

Голод мучил так её.


Он не выдержал и кинул,

Всю тарелочку с едой.

Для неё принёс он фарш,

И не меньше полкило.


Поедала всё змея,

И довольная была.

Не могла остановиться,

Так закончилась еда.


И поправилась, конечно,

На глазах она тогда.

«Бедный Ровгаш» — он сказал

И работать начинал.


А дела его сегодня

Все не двигались совсем.

Ведь о Ровгаше не думать

Совершенно он не мог.


И аквариум змеи

Перед ним стоял всегда

В кабинете у него

У рабочего стола.


Даже если и хотел,

Он не мог о нём забыть,

И упрямо всё смотрел,

Изменения искал.


Только знал уже Григорий,

Не поправится она.

Нет надежды никакой,

Ведь он съеден целиком.


«Даже если их убить,

Ты развалишься же вмиг» —

Так подумал он, на снимок

Томографии глядя.


Очень сильно он грустил,

Даже выронил слезу,

Время вспять вернуть мечтал,

Паразита б не создал…


Так подумал он разок,

Но решил он всё равно:

«Может, создал бы, но только

Их Ровгашу не скормил»


В эту самую минуту,

Кое-что произошло,

Будто мысли те его

Там услышал сам господь.


Вмиг змея его затихла

И не двигалась совсем.

Испугался он и вздрогнул,

Подбежал к своей змее.


По аквариуму начал

Очень резво он стучать.

Признак жизни подала

Очень толстая змея.


«Ладно, ладно, так и быть!

Не вмешался бы в твоё!» —

Он как будто извинился

Перед Богом в этот миг.


Был он набожный всегда,

Но молился иногда,

И не думал никогда,

Что грешит он у себя.

8 Глава. Смерть Ровгаша

После трапезы змея

Отдыхала два часа.

И ленивая лежала,

Не просила есть она.


А Григорий понемногу

Успокоился тогда,

Начал думать о работе

И расслабился слегка.


Сам в столовую ушёл,

А вернулся — там беда.

Снова просит есть змея,

Вновь голодная она.


Игнорировал её

Он примерно полчаса.

А потом устал смотреть,

Нервно кинул пищу ей:


«Обожрись уж на, скорей!

Только тихо, не стучи…

Так уже башка трещит» —

Он пожаловался ей.


Из кармана ключ достал

Он от сейфа своего

И задумчиво смотрел

Всего несколько минут.


«Это нужно мне сейчас» —

Он тогда себе сказал.

Сейф открыл, а там бумаги

И бутылка коньяка.


Ровно десять лет назад

Был другой он человек,

И три года своей жизни

Беспробудно только пил.


Когда это началось,

Ему было двадцать пять,

Потерял он свою мать

И спиваться начал так.


Контролировать не смог

Он себя совсем никак,

Состояние семьи

Не жалея, пропивал.


И зависимость свою

Он с трудом преодолел.

Строго настрого поклялся

В рот спиртного впредь не брать.


У него нет никого

Абсолютно на земле,

Потому, что он и сам

Игнорирует родных.


От рождения любил

Только мамочку свою,

А двоюродных сестер,

Братьев знать он не желал.


Про отца он слышал мало,

Он погиб уже давно.

Только знал, что он богат был,

Всё наследство дал ему.


Он змею свою любил,

Подарила мать её,

И поэтому Григорий

Сильно так переживал.


На Ровгаша он смотрел

И о маме вспоминал,

Его горе возвратилось,

Ему пить так захотелось.


Как увидел он бутылку,

Долго думать не хотел,

Сделал три больших глотка

Сразу быстро из горла.


Ограничиваться этим,

Он, конечно же, не стал,

Ведь решил сейчас напиться,

Свою душу отвести.


Кабинет свой запер он,

И боялся, что войдут.

Он сегодня не готов был

Обсуждать свои дела.


Лейле тоже показаться

Пьяным он не захотел.

В кабинете просидеть

Взаперти весь день хотел.


Так и вышло, он уснул,

Пьяный сон его настиг.

А проснулся — уж темно,

На работе никого.


Взор невольно кинул он

На аквариум перед ним,

Там змея его лежала

Неподвижная совсем.


«Эй-ей-эй! — сказал он быстро, —

Неужели умерла?

Ну, давай же! Шевелись!

Я же ведь кормлю тебя!»


Горько стало и смешно

От последних слов ему.

А змея его мертва,

Убедился в этом он.


Выпил он ещё немного,

И, шатаясь, намотал

Дверь аквариума скотчем

Дополнительно ещё.


«Паразиты, вы проныры!

Вам теперь не убежать!» —

Он сказал и представлял,

Выползающих червей.


Он подумал, что они

Попытаются бежать.

Позже станут покидать

Тело мёртвое змеи.


Он по-своему предвидел

Это сразу наперёд

В тот момент гордился очень

Интеллектом он своим.


А змея его дрожала,

Будто это холодец,

На который кто-то дует

Или миску с ним трясёт.

9 Глава. Изучение трупа

После выпивки Григорий

Очень быстро засыпал,

Сны не видел совершенно,

Он ложился, отдыхал.


Было в молодости так,

Это вспомнил он сейчас.

Очень бодрым и здоровым

Стал себя он ощущать.


И похмелье совершенно

Не тревожило его.

Смерть Ровгаша, показалось,

Он проплакал, пережил.


Не расстраивался больше,

Волновал один вопрос:

«Что же делать с его телом?

Хоронить его нельзя»


Сжечь Ровгаша он не смел,

И не думал о таком.

Ведь кремацию считал

Отвратительным всегда.


«Недостойные почёта

Лучше пусть уходят так,

А любимых хоронить

В дорогих гробах должны».


Убедил себя он в этом,

Не согласен был вот так

Просто выкинуть Ровгаша

Или сжечь останки все.


Он подумал и решил:

«Буду всё же хоронить.

В сейфе крепко накрепко

Тело я твоё запру»


Он бояться стал червей

Этих страшных выпускать.

Сомневался, что без тела

Вымрут все они в земле.


Их живучесть понял сразу,

Испугался он слегка,

И поэтому закинул

Сразу быстро всех к змее.


Был уверен, что легко

Переварит всех она,

Но случилось вот такое,

Их хотел он изучить.


«Извини меня, Ровгаш,

Сделать должен я сейчас

Небольшой разрез и взять

Паразитов пару штук» —


Говорил он, надевая

На себя перчатки там.

В кабинет, как и вчера,

Никого не подпускал.


Он тревожно так вздохнул,

Нож воткнул в змею свою.

Начал резать аккуратно,

Удивился сразу он.


«Как же много вас теперь,

Вы плодитесь до сих пор» —

С отвращением сказал он,

Сильно сморщил сразу нос.


Черви тонкие увидел,

Молодые только он.

«А куда большие делись?» —

Задал он себе вопрос.


Вспомнил снимок, ведь на нём

Видел крупных он червей.

«Неудачно я порезал,

Лучше хвостик посмотрю»


Сделал он второй разрез

Ближе к кончику змеи,

Там увидел он таких же

Мелких тонких червяков.


«Спрятались, ну надо же! —

Он подумал в тот момент.

Нет, я голову не трону.

Это гнусно чересчур.


В томографию тебя

Я отправил бы сейчас,

Но боюсь, вы убежите…

Ладно, этих заберу»


Он в пробирку затолкал

Очень много червяков.

Вместо плоти у змеи

Были только червяки.


Удивлялся он так сильно

И совсем не понимал,

Как они держать способны

Форму прежнюю змеи?


Кожу черви не съедали,

Кости были целы все.

Изучил бы он ещё,

Что не тронули они?


Он пробирку закупорил:

«Задохнётесь или нет?

Без еды способны сколько,

Интересно, вы прожить?»

10 Глава. Живое молоко

Водостойкий, огне прочный

Заказал Григорий сейф.

Ждал её он очень долго,

Больше двух недель прошло.


Он боялся, завоняет

В кабинете у него.

Вместе с трупом тот аквариум

Он отнёс к себе домой.


Там он тоже постоянно

За неё переживал.

Пару дней в гостиной прямо

На виду её держал.


Но прислуги стали дружно

Возмущаться все его.

И вопросов очень много

Задавали всё ему.


«Странно, странно, не воняешь». —

Он принюхался, сказал.

Пятый день змея была

У него уже мертва.


В спальню он забрал её

Нехотя к себе тогда.

В шкаф засунул и забыл

На неделю он о ней.


Прибыл вот его заказ,

Вместо гроба, прочный сейф.

Он довольный, собирался

Хоронить свою змею.


Вспомнил тут же о пробирке,

Что убрал он далеко.

До сих пор не изучал

Тех червей совсем никак.


Это всё забыть хотел,

И не трогал он червей.

Отвратительнее в жизни

Он не видел ничего.


«Ладно, глянем, что же с вами?» —

Он открыл специальный шкаф.

Там пробирок у него

Стопка целая была.


Отыскал он ту пробирку,

Начал нервничать тогда,

Все исчезли червяки,

Не нашёл ни одного.


«Кто забрал вас? Как посмел?

Ведь не знал ещё никто…

Лейла, точно, где она?»

«Лейла» — начал он кричать.


С секретаршей он ругался,

Её долго обвинял,

И отказывался верить,

Что не трогала она…


«Я в пробирках этих ваших

Ведь не смыслю ничего.

Брать не стала и не стану,

И подавно, червяков.


Лучше камеры проверьте,

Может, кто-то заходил.

Обвиняете напрасно,

Я же вам всегда верна» —


Убедила его Лейла,

Он поверил кое-как.

А идею оценил,

Алексея пригласил.


Он охранник их со стажем,

Отвечает там за всё.

И входящих, выходящих,

Смотрит в камеры всегда.


Через несколько часов

Был Григорий убеждён:

Не входил к нему никто

Совершенно без него.


«Это странно, очень странно…

Где же вы тогда теперь?

Все погибли, растворились?

Как такое может быть?»


Он субстанцию в пробирке

Изучить тогда решил.

Жидкость белая на дне

Там текучая была.


Капнул быстро на стекло

Микроскопа он её.

Что увидел, поразило,

Испугало так его.


«Что же создал я такое?

Боже, нет, не верю я.

Сами вы себя едите,

Выживаете вот так.


Размножаются всё время

И не гибнут никогда.

Особь, взрослая, должно быть

Жертвует собой всегда.


Ладно, если сделать так?

Рост начнётся или нет?» —

Бросил он немного мяса

В ту пробирку и ушёл.


Через час та жидкость стала

Очень рыхлой и густой.

Визуально в ней червей

Он не видел всё ещё.


Но зато под микроскоп

Видел очень хорошо.

Вместо клеток были с формой

Небольшие червяки.


«Как же быстро вы растете,

Стоит только покормить

Клетки сразу вырастают

Свою форму обретают.


Значит, если не кормить,

Не умрете всё равно.

Сами вы себя начнёте

Бесконечно, вечно есть.


Если влага будет — точно.

Это надо проверять…

Интересно, молочко

Испарится ваше то?


Чудо, страшное какое

Я, похоже, сотворил.

Размножение сначала

Должен ваше изучить»


Вырастил червей Григорий

И достаточно больших.

Отобрал две штучки сразу

Их отдельно положил.


Как и думал, очень скоро

Размножаться стали те.

Яйца быстро отложили,

Стало их не со считать.


Он еды давал им много,

Чтоб реакцию понять.

Особь взрослая себя

Не скормила малышам.


И росла она пока

Не закончилась еда.

Позже стали поедать

Черви мелкие её.


«Так и думал, только это

Ненормально вовсе всё.

Вы от голода должны

Были просто умирать.


Ну, а если я без пары

Посажу тебя вот так?

Размножаться ты не сможешь,

Сколько будешь ты расти?»


Червяка он одного

Отделил от остальных.

Очень много дал еды,

Чтоб насытился он впрок.


Через час червяк подрос,

Стал существенно длинней.

«Интересно, что же дальше?

Ты размножиться не смог»


Он довольный спать пошёл,

А на утро — два червя.

Отложил уже личинки,

Подрастает молодняк.


«Вот зараза, разделилась…

Можно было ожидать.

Значит, больше не растёте,

Это надо записать» —


Он достал свой ежедневник,

Ручку быстро отыскал.

Что узнал о них, он сразу

Все подробно написал:


«Сантиметров пять у вас

Максимальная длина.

Толщина при этом будет

Миллиметров два всего.


Размножаются попарно

Исключительно всегда

Разделяются на две

В зрелом возрасте своём.


Жить способны без еды,

Поедая лишь себя.

Паразиты и съедают

Заражённых целиком.


Основная пища мясо

И молочная еда.

Успокаивает спирт,

Убивает белизна.

11 Глава. Живое мясо

Он змею свою брезгливо

Из аквариума стал

Аккуратно доставать,

Удивился сильно так.


Её тело не воняло,

Будто свежее оно.

И теперь лежало смирно,

Не дрожало, не тряслось.


«Интересно, а внутри

Молочко там у тебя?» —

Ему стало интересно,

Он проверить захотел.


Начал сразу же искать

Тот разрез, что сделал сам.

Удивился — не нашёл,

Будто не было его.


«Где же рана? Как же так?

Ты же мертвая давно.

Неужели черви эти

Исцелили тут тебя?»


Нож принёс он и опять

Начал мертвую змею

Аккуратно разрезать,

Странным было очень всё.


«Где же черви? Что случилось?

Нет тут вас и молочка».

Плоть змеи была обычной,

Совершено без червей.


«Ты, как будто не болела.

Появилось мясо здесь…

Неужели это мясом

Претворились черви те?» —


От догадки ему этой

Стало вдруг не по себе.

Он решил проверить это,

Плоть отрезал у змеи.


Что не видно, показал

Очень быстро микроскоп:

Мясо это состояло

Целиком из червяков.


«А на вид не отличишь,

Это чудо из чудес!» —

Он подумал и идея

Возродилась в голове.


«Что же будет, если мясо

Это взять и отварить?

Если черви все погибнут

Не развалится оно?»


На плиту поставил он

Воду тут же кипятить.

Был сегодня выходной,

Дома делал это всё.


Он хозяин сам себе

И богатый бизнесмен,

По желанию он мог

На работу не ходить.


Но Григорий был особый

И порядок он любил.

Соблюдая общий график

На работу выходил.


Оторваться от работы

Очень часто он не мог.

Его разные идеи

Посещали ночью, днём.


Чтоб не бегать на работу

По различным пустякам

Он заранее купил

Микроскоп и тут и там.


Дорогие аппараты

Он себе позволить мог.

Не отказывал себе

В удовольствии таком.


Чтоб проверить свои мысли

Не пришлось ему ходить

На работу и рискуя

Любопытных встретить лиц.


Никому ещё Григорий

Обо всём не рассказал.

О червях своих особых

Знал пока что только сам.


С Лейлой злостно он ругался,

Но она не поняла,

Почему он так встревожен,

Почему змея мертва?


Обманул её легко он

И сказал, что отравил

По ошибке и она

Вздулась резко, умерла.


Задавать она вопросы

Не желала никогда

Потому, что очень часто

Он сердился и кричал.

12 Глава. Заражение цыплёнка

Кипятил Григорий мясо

Минут сорок-пятьдесят.

Охладил, под микроскопом

Его снова проверял.


«Черви мёртвые, ура!

Получилось у меня.

Это мясо невозможно

От простого отличить.


Интересно, интересно,

Если курицу растить

Точно так же, ведь за день

Взрослым станет молодняк»


Он поймал себя на мысли

Столь ужасной в первый раз.

«Должен это я проверить,

А не то я не усну…» —


В птицеферму поспешил

Он отправиться тогда.

Двухнедельного цыплёнка

Он с собою притащил.


«Только будешь ли питаться

Комбикормом у меня?

Ну, пожалуйста, прошу,

Ты спасение моё!»


Кредитор тот приходил

Этим утром вновь к нему,

Настоятельно просил

Возвратить скорей долги.


Он, конечно, обещал,

Как обычно, вновь соврал.

На счетах его совсем

Денег не было теперь.


Он полгода как уже

Кризис стал переживать,

А вложения его

Окупались не спеша.


Он цыплёнка заразил

Паразитом непростым.

Как змею, ужасный голод

Сразу же её настиг.


«Да-да-да! Ура, ура!

Кушай, кушай! Цыпа, на!» —

Он так радовался сильно,

Ела зёрнышки она.


Он, боялся, что не станет

Пищу кушать для цыплят,

И захочет только мясо,

Как просил его Ровгаш.


Паразиты ведь мясные,

Любят кушать плоть они.

«Это странно, очень-очень,

Ничего я не пойму.


Ну, наверное, желудок

Твой используют они,

И поэтому способны

Вы зерно переварить»


Тот цыплёнок жил три дня,

На четвёртый умер сам.

Он объелся, как змея,

Резко умер, как она.


А Григорий был довольный,

Долго этого он ждал.

Взвесил курицу он сразу

Кило триста увидал.


«Получилось, хорошо!

И нормальная она…

Даже сложно отличить

От двухмесячной её!


А теперь осталось ждать,

Будет мясо у меня…

Приготовить хорошо

И кого-то угостить…»

13 Глава. Вкусное угощенье

Как Григорий откормил

Быстро курицу свою,

Инкубаторы наполнил

Абсолютно все свои.


Птицеферма у него

Там огромная была.

Инкубировать поставил

Десять тысяч он яиц.


Две недели пролетели,

Не заметил даже он.

Ездил в город, закупал

Дополнительно зерно.


Прибыль он от ресторанов

Всю растратил быстро так.

И надеялся, что риски

Оправдают все себя.


Через две недели ровно

Он к той курице пошёл,

Ощипал и отварил

И в коптильню поместил.


Пил Григорий каждый день,

Вновь сорвался он теперь.

Кредитор звонил настырно,

Доводил его совсем.


Он немного не в себе

Был теперь почти всегда.

И поэтому такие

Вытворял он там дела.


Очень лёгкая нажива

Подвернулась ему вдруг.

Не заметить это он

К сожалению, не смог.


Шанс единственный он свой

Отказался отпускать,

И червей своих особых

Он не стал уничтожать.


«Обалденный запах просто,

Даже съел бы я и сам!» —

На ту курицу смотрел

Он копчёную уже.


Очень вежливо он сам

Кредитору позвонил

И назначил он ему

Пригласительный обед.


Обещал змею такого

Безвозмездно подарить.

Извинения просил,

Примирения хотел.


И, конечно, обещал,

Очень скоро возвратить

Все долги, проценты даже,

И хотел поговорить.


Он, конечно, попросил

Об отсрочке небольшой.

Кредитор Максим невольно

Согласился, нехотя.


Слишком добрый был Григорий

И приветливый в тот день.

Он с улыбкой преподнёс

Свой подарок небольшой.


Был Максим довольный очень,

И змею забрал в тот час.

Всё разглядывал её

Постоянно тут и а там.


На обед у них была

Только курица одна.

И, конечно же, она

Та, копчёная была.


Волновался так Григорий,

Выпить начал предлагать.

Согласился и Максим

За компанию с ним пить.


Кушал курицу Максим

С удовольствием большим.

И расхваливал её

Очень долго за столом.


«У меня шеф повар новый,

И находка он такой.

Эту курицу хвалили

Всё коллеги у меня» —


Он с восторгом начал врать

И расхваливать того,

Кем являлся только сам,

Ведь шеф повар он был там.


«Очень скоро в ресторанах

Будем людям предлагать

Блюдо новое такое,

Рад, что нравится и вам!»


Лейла в тот момент вошла,

Улыбнулся ей Максим.

И заигрывать с ней начал,

Скушать мясо предложил.


Это всё произошло

Очень быстро, в миг один.

А Григорий возразить,

Разозлиться не успел.


Лейла рядышком стояла

На Григория глядя,

А Максим бесцеремонно

Ей покушать наложил.


Запах вкусный так манил,

Захотелось ей поесть.

Она руку протянула,

Мясо взять хотела то.


А Григорий крикнул «нет»

И ударил руку ей.

Оправдался, мол, такое

Не положено у них.


«Секретарша не должна

Своё место забывать,

И присаживаться с нами…

Нам претензии потом.


Вы юрист, должно быть, сами?

Вам-то лучше это знать» —

Он сказал и выпил стопку,

Ненадолго замолчал.


«Это правда! Я в гостях,

Сам забылся тут у вас» —

Согласился с ним Максим

Начал в ухо говорить:


«Ох! Красавица она!

Мне б такую, как у вас!

Ну, да ладно, выпьем лучше

За успех и красоту!»


До глубокой ночи пили,

Как друзья они вдвоём.

Еле шёл Максим домой,

И Григорий был такой.


Ничего он не убрал,

Всё оставил на столе.

Очень сильно он устал

И хотел скорее спать.


Он доволен очень был,

Кредитор червей поел.

Да ещё и так хвалил!

И добавки всё просил.


Спал он крепко до утра,

Сны красивые смотрел.

Его бизнес процветал

Ещё много-много лет.

14 Глава. Мечты и расчёты

До обеда спал Григорий

И, конечно же, проспал.

На работе ждали люди,

Раньше он не делал так.


Быстро стал он собираться,

Так болела голова.

Вчера сильно перебрали,

Он того не ожидал.


Сразу вспомнил, как проснулся,

Со стола он не убрал.

И та курица с червями

Оставалась на виду.


«Аппетитная, зараза…

Лейла съест наверняка» —

Он так думал по пути

И заранее грустил.


«Где она» — спросил он сразу.

Как увидел Лейлу там.

В кабинете у него

Что-то делала она.


«Вы про старую еду?

Всё в помойку отнесла. —

Соврала она тогда,

Быстро понял это он.


Укоризненный он взгляд

Тут же кинул на неё.

Оправдалась тут она

И призналась вмиг во всём:


«Мы с коллегами доели

Вашу курицу сутра.

Нина Викторовна нам

Принесла её сама.


Извините, я не знала,

Что рассердитесь Вы так.

Ведь обычно всё с застолья

Разбираем мы всегда»


Её выслушал он молча

И ругаться уж не стал.

Выдавать себя напрасно

Он нисколько не желал.


Было б глупо и нелепо

Здесь скандалить просто так

Из-за курицы какой-то,

Ведь их много тут и там.


«По особому рецепту

Приготовил её сам.

Хоть съедобная была?» —

Он добрее сразу стал.


Улыбнулась и она,

Расхвалила тут его.

«Ваша курица такая

Обалденная была!


Будет здорово такую

В «Капти Бургер» продавать.

Раскупаться будет быстро,

Всем понравилась она»


Улыбнулся он ей тоже,

Удивлялся всё сильней.

«Черви вкусные такие?

Неужели? Странно как…» —


Он подумал про себя

У компьютера присел.

Стал рассчитывать расходы,

Если вырастить червей.


«Сто процентов я зерна

Превращаю в мясо так.

Неужели это правда?

Нереально, чудеса!»


Он считал, считал, считал

И, похоже, рассчитал.

А потом довольный очень

Результаты вслух сказал:


«Если так, зерна мне хватит

Не придётся покупать

В этом месяце нисколько.

Я уже считай богат!»


Он ладошки тёр себе,

Улыбался долго так,

А потом довольный очень

К инкубаторам пошёл.


Всё работало отлично,

Молодняк он сильно ждал.

Поскорее от долгов

Он избавиться мечтал.


Всем рабочим приказал

Он усиленно следить,

Чтобы не было проблем

С инкубацией яиц.

15 Глава. Массовое заражение

Самочувствие у Лейлы

Стал он спрашивать весь день.

И боялся, очень сильно

Заразит что так людей.


Удивлялась сильно Лейла,

И хвалила всё его:

«Вы готовите отлично

Не волнуйтесь ни о чём»


«Этак курица в тепле

Пролежала здесь всю ночь.

Отравиться же могли,

Вот волнуюсь я чуток» —


Он сказал ей, оправдаться

За вопросы чтоб свои.

Никогда не волновался

За коллег он сильно так.


«Успокойся же, Григорий —

Он себе тогда сказал. —

Не болеет секретарша,

У неё всё хорошо.


Ведь полдня уже прошло,

Не раздулась же она.

На еду не налегает

И довольная всегда.


Эту курицу к тому же

Я проверил много раз.

Смысла нет переживать,

Не болеют все они.


И Максим не позвонил,

Я его не заразил.

Паранойя точно так

Будет скоро у меня»


Больше он не волновался,

Никого не заразил.

В этом скоро убедился

Он уже наверняка.


Три недели пролетели

Незаметно для него.

И Максим его тревожить

Не решался в эти дни.


Благодарность за подарок

Проявить решил он так.

Дал Григорию он месяц,

Не звонил и не мешал.


Появился молодняк

У Григория уже.

За цыплятами тогда

Стал ухаживать он сам.


На десятый день они

У него все подросли.

Зло задуманное сразу

Совершил он в этот день.


В их поилку он добавил

Молочка из червяков.

Ту субстанцию с пробирки

Называл он молочком.


Очень быстро растворялось

Это молочко в воде.

Бочку целую она

Заразила в миг один.


И цыплята через час

Поедали всё подряд.

Без усилия совсем

Своего добился он.


И на пару дней рабочим

Дал Григорий выходной.

Чтоб не видели они,

Что творится у него.


И охотно согласились

Без вопросов все они.

И с цыплятами остался

Совершенно он один.


Ели, ели и толстели

Очень быстро все они.

Через сутки все погибли,

Был доволен очень он.


Девять тысяч кур примерно

Получилось у него.

И огромная проблема

Расстилалась на полу.

16 Глава. Сокрытие кур

«Как вас много, — он сказал. —

Что же делать мне теперь.

Я один вас не смогу

Никуда перенести…»


Он подумал и решил

Дополнительно нанять

Ещё десять человек,

И пошёл он их искать.


Только тайно ото всех

Это делал он тогда.

Мёртвых куриц показать

Своим людям он не мог.


Побоялся, что пойдут

По посёлку сплетни там.

И надеялся, что сам

Разберётся он во всём.


Лишь сейчас он понимал,

Ошибался что тогда.

Девять тысяч куриц спрятать

Он не сможет там один.


Дополнительную помощь

Себе нанял в тот же день.

Семь рабочих отыскал,

Что им делать рассказал.


Куриц мертвых он велел

Аккуратно всех сложить.

Он для этого специально

Много бочек закупил.


Строго настрого сказал

Всем работникам своим

Куриц этих никогда

Без перчаток не держать.


Он боялся, через рану

Заразится кто-нибудь.

И к нему беда большая

Обязательно придёт.


«Что тут с ними приключилось?

Почему нельзя держать?» —

Очень многие спросили.

Он, конечно, отвечал.


«Так, ЧП произошло,

Отравились тут они.

Без шумихи нужно просто

Очень быстро их убрать»


Любопытство утолить

Он старался их сперва.

За работу приступили

Очень быстро все они.


И молчание хранить

Обещали и клялись,

Он не верил, но насильно

Их заткнуть никак не мог.


Обещал, что впредь им тоже

Подработку может дать.

И надеялся, про это

Не узнает весь народ.


«Это стухнет всё, хозяин,

Если в бочках оставлять» —

Там один из них сказал,

Удивлялся сильно так.


«Не волнуйтесь, это скоро

Всё приедут, заберут» —

Так Григорий уверял,

Но не клеился ответ.


Бочки с курицами он

Все на склад велел сложить.

Ценность этой мертвечины

Он неявно показал.


Подозрительным такое

Поведение нашли

Все рабочие его,

Но поверили ему.


И довольный был Григорий,

Расплатился с ними он.

Мёртвых куриц не осталось

Там в сарае у него.


«Да, да, да!» — кричал он громко,

Как остался там один.

Так он радовался сильно,

Как ребёнок озорной.


«Я глазам своим не верю,

Столько кур — и за день всё!

Переждать осталось только

Размножения червей.


Да и главное, не нужно

В морозильник вас пихать.

Чудо мясо, чудо куры.

И не портитесь в тепле!»

17 Глава. Незваный гость

Непорядочный рабочий

Оказался там один.

У Григория трёх кур

Он с собою прихватил.


А Григорий не заметил,

Сумки их не проверял.

Почему-то и не думал

Он о краже, о таком.


По привычке, доверял,

Никогда он сам не крал,

Но опасная потеря

У него была сейчас.


Он пока ещё не знал

И спокойно отдыхал.

Покупателей копчёных

Кур заранее искал.


Через день к нему пришёл

Разъярённый Азамет.

Одного из них так звали,

Он запомнил хорошо.


Азамет был самый тощий,

Необщительный совсем.

Любопытными глазам

Он все вещи наблюдал.


Что отравлены те куры

Не поверил он совсем,

Потому, что не в пакеты

Их велели им сложить.


«Это что ещё такое? —

Он Григория спросил.

Бросил курицу в пакете

В кабинете там на стол.


А Григорий неохотно

Заглянул тогда в пакет:

Обезглавленный цыплёнок,

Вместо плоти — червяки.


«Ай-яй-яй, — сказал Григорий,

Улыбаясь в тот момент. —

Очень плохо брать чужое,

Ну, совсем нехорошо»


«Объясните мне всё это?

Это что за червяки?» —

Взял он голыми руками

Горсть червей и показал.


Вертикально черви встали

И немного расползлись.

Как иголочки торчали

Непонятные они.


У Григория была

Под рукою белизна.

Он немедля начал лить

На червей её скорей.


Азамет ругаться начал,

Было больно так ему.

Стал Григорий замечать

Много ссадин у него.


Черви встали вертикально,

Присосались все к руке.

Со всей силы так старались

Через кажу в кровь попасть.


И Григорий это понял,

Объяснять ему не стал.

Вместо этого любезно

На обед его позвал.


«Угощаю, он сказал.

Заодно, всё покажу

Я столовую вам нашу

И об этом расскажу.


В штат могу на постоянку

Вас спокойно взять сейчас

И зарплаты, говорят,

Здесь хорошие у нас»


Азамет добрее стал,

Сразу злиться перестал,

Ведь в работе очень сильно

Он нуждался в этот час.


Пообедать согласился,

Сильный голод ощущал.

И Григорию казалось,

Что он малость потолстел.


В подозрениях своих

Убедиться он хотел,

И поэтому для гостя

Очень щедрый взял обед.


Азамет всё скушал быстро

И, стесняясь, попросил,

Он добавки хоть немного,

Не наелся он совсем.


Удивлялся сам себе

И об этом говорил.

Предложил Григорий выпить,

Согласился Азамет.


Извинялся Азамет,

Что тех куриц утащил,

И признался, есть хотел,

А работы нет давно.


О себе он рассказал:

Совершенно одинок,

Тоже бывший заключённый,

На работу не берут.


Нет родных, он сирота,

Мать приёмную убил,

И за это отсидел,

В её доме жил теперь.


Впечатление, конечно,

Он сумел произвести.

Было очень неприятно

С ним Григорию сидеть.

18 Глава. Убийство Азамета

Азамет всё время кушал,

Очень много говорил,

И про куриц он спросил,

А Григорий объяснил:


«Мои куры отравились,

Это я вам говорил.

Не держать их попросил,

Вы надумали их съесть!»


«Но ведь черви! Что за черви?

Их так много было в ней!

Никогда таких не видел,

Испугался» — он сказал.


«Но несильно испугался». —

Он заметил в тот момент.

Незаметно Азамету

Он снотворного подлил.


Азамет охотно выпил,

Вкус уже не разбирал.

Сильно пьян был, он итак

Потихоньку засыпал.


«Прогуляемся, пойдёмте.

Кое-что вам покажу.

Обязательно должны

Вы увидеть это всё» —


Так Григорий говорил

И позвал его с собой.

Перед этим попросил

Настоятельно его:


«Постарайтесь не шататься,

Пьяный вид не выдать.

Персоналу подавать

Нам дурной пример нельзя.


Я тут всё-таки начальник, —

Он серьёзно объяснил. —

Не этично, некрасиво

Ну, Вы поняли меня…»


Сразу в руки взять себя

Постарался Азамет.

Очень ровно, не шатаясь

Рядом с ним сумел пройтись.


Попрощался с персоналом,

Там работать он мечтал.

И довольный был он очень,

Улыбался всем всегда.


Пригласил его Григорий

В птицефабрику свою.

Рассказал и показал,

Как работают у них.


А потом он Азамета

В ту кладовку пригласил,

Где те бочки все стояли,

Он устал с ним говорить.


«Закружилась голова

Почему-то у меня» —

Азамет сказал и тут же

Там свалился на полу.


«Наконец-то! Долго как!

Ты достал уже меня!» —

Так Григорий говорил,

Его в бочку затолкал.


Склад тот очень был огромный,

Вместо пола лишь земля.

И Григорий в жуткой спешке

Рыть могилу начал там.


Минут двадцать покопал,

Очень сильно он устал.

Отдохнуть присел немного

И на бочку посмотрел.


Азамет не просыпался,

Под снотворным был ещё.

Бочка там же та стояла,

Где оставил он её.


«Надо крышку запечатать

Обязательно ещё» —

Он подумал и увидел

Клеевой там пистолет.


«Прям Всевышний помогает!» —

Улыбнулся сразу он.

В той кладовке было всё

Электричество и стол.


Шкафчик с разным барахлом,

Инструменты, много что.

Там работал мастер их,

Раз в неделю приходил.


Крышку бочки он заклеил

Очень-очень хорошо.

«Точно воздух не заходит» —

В этом был он убеждён.


«Очень скоро ты умрёшь,

Это лучше для тебя.

Не увидишь, как в урода

Превратишься быстро ты.


Умирать во сне попроще,

Так обычно говорят…

Любопытный оказался,

Сам во всём ты виноват».


Так Григорий Азамета

Неожиданно в тот день

В бочке заживо на складе

Прямо там захоронил.

19 Глава. Массовое производство

Пролетели две недели,

Стал названивать Максим,

Торопиться постоянно

Он Григория просил.


Но Григорий всё ещё

Не готов был возвращать

Совершенно ничего,

«Подожди ещё» — сказал.


Грубовато говорил,

Был на нервах он совсем.

И не знал, как обработать

Девять тысяч кур ему.


Он в конвейер их обычный

Побоялся запускать.

И ощипывать нельзя,

Как обычных кур всегда.


Вынимать и потроха

Не решился он тогда.

«Для начала паразитов

Нужно будет всех убить»


Понимал он, брызг любой

Капли даже не большой,

Хватит что бы паразиты

Убежали в мир большой.


Эпидемия возникнуть

Может даже оттого.

Если люди червяков

Этих как-то разнесут.


И боялся он так крыс,

Бочки плотно закрывал.

Заразятся если крысы,

Разнесут червей везде.


Целиком он без очистки

Этих кур прокипятил,

А потом велел рабочим

Кожу снять и потроха.


Вот тогда пошли дела,

Был Григорий очень рад.

Потроха здоровым курам

Он скормить велел тогда.


Это было и проверкой,

Заразятся или нет?

Куры эти все здоровы

Их остались в этот день.


Дальше было проще всё,

Стали куры те коптить.

Изначальную он варку

Рецептурой объяснял.


Рестораны все его

Были в городах больших.

Начал сразу поставлять

В каждый «Копти Бургер» их.


Очень скоро в магазины

В супермаркеты он стал

Свои куры предлагать, —

Раскупались только так.


Нежный вкус их оценили,

Черви нравились так всем.

Очень многие их съели,

Не болел ещё никто.


Подозрительным никто

Кур копчёных не считал.

Продавал он их немного

По заниженной цене.


По цене зерна почти что

Выходили куры все

Плюс расходы на готовку,

Он так много получал.

20 Глава. Спустя два года

Не во сне, а наяву

Его бизнес процветал.

Филиалы «Копти Бурге»

Открывались тут и там.


Он франшизу продавал,

Знаменитым очень стал.

В разных странах «Копти Бургер»

Начинали открывать.


Жизнь Григория такая

Совершенная была.

Дополнительных вершин

Он теперь не мог желать.


Не хватало одного —

Не женился всё ещё.

«Это как-то не солидно

Он подумал и решил:


Надо будет мне жену

Поприятнее найти,

И детишек бы пора

Завести уже давно»


Он два года вот уже

Кризис страшный перешил,

Но свой бизнес сохранил,

По долгам всем заплатил.


Птицефабрику свою

Переделал под себя,

Автоматы заменяли

Большинство работы там.


И никто не понимал,

Что не кур он продаёт.

Инцидентов неприятных

Больше не было у них.


Поставлял червей он этих

В супермаркеты ещё

И конечно, в «Копти Бургер» —

Знаменитый всей стране.


Кур его на всех хватало,

Полюбились всем они.

Он не жадничал, активно

Смело всем их продавал.


За объемные закупки

Цену часто занижал.

Свежих кур он никому

Никогда не продавал.


Он единственный был в мире

Кто так дёшево всегда

Продавая копчёных кур,

Процветал и богател.


Удивлялись постоянно

Почему он потроха

Так безжалостно всё время

Птицам скармливал всегда.


Не хотел он мелочиться

И с кишками там возиться,

Тратить время и ресурсы,

Разбирая потроха.


Было проще и быстрее

Отрастить таких цыплят

Ещё столько же, скормив им

Потроха, зерна чуть-чуть.


Понял он, что черви эти

Любят мясо очень все.

Если нет, то могут кушать

И растения ещё.


На зерне цыплята эти

Зараженные росли,

Но помедленнее всё же,

Время тратить ни к чему.


Он варёные отходы

Своих куриц в корм пускал.

И вдвойне быстрее черви

Те от этого росли.


О его делишках тайных

Там ещё не знал никто.

Миф он создал, что торгует

Он цыплятами ещё.


Не растит он их как будто,

Молодняк лишь продаёт.

А коптить чтоб — закупает

У других сам продавцов.


Врал, как будто так дешевле,

А поверил ведь народ.

И для вида заключил

На поставки договор.


Покупал он мясо куриц

У троих аж продавцов.

Пресса, люди и проверки

Не заметили подвох.


Чтобы алиби создать

Денег он не пожалел.

Эти лишние расходы

Он достойно принимал.


Скрыл умело, что все куры

Появляются у них,

Будто с воздуха и быстро,

Прямо тоннами всегда.


Инкубаторов себе

Очень много закупил.

Круглый год на них он яйца

Инкубировал свои.


В своей ферме он несушек

Для яиц всегда держал.

Всего несколько людей

Он доверенных имел.

21 Глава. Семья Григория

Вот женился и Григорий,

Целый год ещё прошёл.

Сын родился у него,

Очень он его любил.


Шли года, сынишка рос,

Он тем временем старел.

Про открытие его

Не узнал ещё никто.


Он, как прежде, постоянно

Осторожен был во всём,

А с рождения Егора

Изменился сильно он.


Захотел прикрыть дела

И червей не продавать,

Только понял ­ — разорится

Без червей он через год.


Так расчёты показали,

Ведь политика его

Изначально оказалась

Сверхубыточной всегда.


Бедной жизни для семьи

Допустить не мог никак,

Принял это и продолжил

Он обманывать людей.


Устоялось всё давно,

Он не нервничал уже,

Не боялся и червями

Заразить простой народ.


Как обычно, за работой

Он доверенных следил.

Это люди, те которым

Очень много он платил.


Члены все его семьи,

Он чужих не подпускал

К своим тайным никогда,

Этим горд был он всегда.


Связь с родными он решил,

Хоть и поздно, возвратить

И об этом не жалел

Совершенно никогда.


Брата сводного с трудом

Отыскать сумел давно.

Тот скитался без работы

И нуждался он тогда.


Он с женою согласился

В авантюру с ним пойти.

И Григорию во всём

Были верные они.


В их ряды и сыновья

Подключились не спеша.

Рома с Федей помогали,

Доверял Григорий им.


Тайну общую хранили,

Делом этим дорожили.

Сильно так разбогатели,

Жили очень хорошо.


На весь мир стал знаменит,

Так Григорий не привык,

Журналисты тут и там

Окружали каждый день.


Его это напрягало,

И пугало иногда.

Он боялся, что начнут

Лезть они в его дела.


Так и было и частенько

С ними он конфликтовал.

Журналист Тимур Гараев

Появился на пути.


Знаменит он был и сам

И достаточно богат,

Сунуть нос в дела чужие

Обожал и этим жил.


Развлекался так, искал

Он преступников всегда.

Связей много и родных

Из полиции имел.


Неподкупный был нисколько,

Этим славился всегда.

Представлять угрозу начал

Он Григорию тогда.

22 Глава Убийство журналиста

Сын Григория уж вырос,

Вот пятнадцать лет ему.

Очень горд своим отцом

И мечтает быть таким.


А Григорий весь в волненьях,

Напряжение растёт.

И расплату близко чует,

Стал бояться он всего.


Надоел Тимур Гараев,

Всюду нос сует он свой.

Он приходит очень часто

И вопросы задаёт.


Стал статистику считать

По продажам он его.

Договоры на поставки

Даже смог заполучить.


Кто-то копии ему

Предоставил видно там.

Не сходились все продажи

Там с закупками его.


Куры «с воздуха» заметны

Очень стали на лицо.

Много сыпалось вопросов,

Стало страшно жить ему.


Как-то вечером Григорий

Всё проверить вышел сам,

И увидел, как Тимур

В его фабрику проник.


Церемониться не стал,

Взял тогда своё ружьё

И решительно в тот миг

Вслед отправился за ним.


Как и раньше, отстояться

Кур он в бочках оставлял.

А Тимур их открывал,

Но не понял.


«Эти куры неживые,

Не таких Вам продают.

Объясните, у кого

Закупаете таких?» —


Сразу он задал вопрос,

Не боялся ничего.

И не думал объяснять,

Что же делает он там.


«Это Вы мне объясните

Что Вы делаете здесь?

Мне полицию позвать?» —

Злиться так Григорий стал.


Спрятал он ружьё своё,

Не планировал стрелять,

Но Тимур не унимался,

Нюхал курицы он все.


«Не пойму? Они давно здесь?

Или свежие ещё?

Что за дата здесь стоит?

Пару дней прошло, — неделя»


Шёл Тимур по складу вдоль

И на бочки те смотрел.

Запись видел в каждой бочке

И на камеру снимал.


Взял он курицу одну,

Начал резать, захотел,

Убедиться, что не стухли

И увидел он червей.


Пристрелил его Григорий

Прямо в голову тогда.

Заразиться журналист

Червяками не успел.


Как тогда, он Азамета

И Тимура схоронил.

В бочке синей для воды,

И доволен был собой.


Как ни странно, у него

Не пришли его искать.

И вопросов не задали,

На допрос его не звали.


Это странным показалось,

Но Григорий понял сам:

Слишком многие Тимура

Ненавидели кругом.


Он публичный человек

И при этом знаменит,

Конфликтует постоянно

Он со многими везде.


У полиции зацепок

Оказалось много где.

Всех они подозревали,

Ничего не откопали.


Очень были далеки

Все от истины они.

Отложили это дело,

И осталось так оно.


А Григория они

Не могли подозревать.

Он с Тимуром не ругался

Перед публикой нигде..


Он себя в руках держал

С журналистами всегда.

И с Тимуром было так же,

Контролировал себя.

23 Глава. Благотворительность

Шли года, Егор взрослел,

Бизнес рос и процветал,

Но Григорий так устал,

Себя старым ощущал.


Ему ровно шестьдесят,

Юбилей он отмечал

Всей страной, его хвалили

За заслуги и дела.


А хороших у него

Дел немало было там,

Он и бедным помогал,

Часто мясо раздавал.


И приютам деньги начал

Много он перечислять.

Совесть с возрастом проснулась,

Беспокоила его.


Много стал он размышлять

И о смерти, зле, добре.

Верить начал и молиться,

Изменился очень он.


Преступления его

Не раскрылись всё ещё.

Он расплату и не ждал,

Тихо так прожить мечтал.


Но однажды приключилась

На их фабрике беда,

Поломался нагреватель,

Не вскипала их вода.


Очень много кур коптили

Неварёных в эти дни,

Червяки в них уцелели,

Но не знал тогда никто.


Не заметили поломку

Очень долго там они.

Их вода не закипала, —

Нагревалось хорошо.


Просто мощности котла,

Перестало вдруг хватать.

И такой поломки странной

Не предвидел бы никто.


Хоть копчение горячим

Было там у них всегда,

Сто процентов не могло

Всех червей убить оно.


И живое мясо вскоре

Стали всюду продавать.

О загадочной болезни

Затрубил тогда весь мир.


Люди ели и полнели

С жуткой скоростью всегда.

Устрашающие кадры

Появлялись тут и там.


Заражённый человек

Постоянно есть хотел,

И внезапно он полнел,

Объедаясь, погибал.


Вскоре поняли причину,

Была паника у всех

Заражённых и здоровых,

Все боялись заболеть.


Люди думали, сначала,

Может быть виной вода,

Или воздух загрязнился,

Нехорошая еда.


Не прошло недели даже,

И к Григорию пришли.

Он недолго отпирался,

И признал свою вину.


Сотни тысяч человек

Он нечаянно убил.

Срок пожизненный за это

Он внезапно получил.

24 Глава. Несправедливость

За грехи отца Егор

Поплатился там собой.

Осудили и его,

Не причастного совсем.


О делах отца Егор

И не ведал и не знал.

А Григорий и не думал

Сына в это посвящать.


Злой народ хотел расправы,

Виноватых он искал.

Разбираться не желали,

Осудили всех подряд.


«Копти Бургер» весь прикрыли

Безвозвратно навсегда,

Куриц больше не коптили,

Их не брал почти никто.


Брат Григория с женой

Получили двадцать лет.

Сыновья их Рома с Федей —

Все отправились в тюрьму.


И печальная судьба

Ожидала их с тех пор.

Виноватым был Григорий —

Утащил семью на дно.


Больше всех страдал Егор,

Не виновен был ни в чём,

Только это доказать

Не сумел тогда никто.


Не поверил он сначала,

Что отец был виноват

И ужасных этих страшных

Паразитов продавал.


Подтвердилось всё, во век

Он кумира потерял.

Своего теперь отца

Как и все, он презирал.


Заражённых и погибших

Стало принято сжигать,

Чтобы эти паразиты

Не размножились никак.


Их учёные планеты

Стали дружно изучать,

И признали, что опасно

На свободу выпускать.


Побоялись, что они

В диком мире выживать

Смогут, будут размножаться,

Уничтожат урожай.


И зверей, живой весь мир.

Могут даже поглотить,

Но гипотезы такие

Совершенно не сбылись.


Эти черви не могли

На сырой земле ползти.

Где упали, там лежали,

И не двигались почти.


Да ещё и уменьшались,

Если не было еды.

Бесконечно размножались,

Поедая матерей.


До молекулы мельчайшей,

Уменьшались так они.

Испарялись, как вода,

Исчезали в никуда.


Солнце их уничтожало,

Вскоре вымерли они.

И само собой исчезла

Та угроза для живых.


Без разносчика они

Разрастаться не могли.

Заражённых очень скоро

Уничтожили совсем.


И Григорий понял тоже,

Ошибался что и он.

Их опасность перегнул,

Как и все, он чересчур.


Заражённые, конечно,

Умирали быстро все,

Но рассудок не теряли,

Хоть червей были полны.


Заражённый мог бы жить,

Если б много так не ел,

Говорили так врачи,

Но проверить не могли.


Черви органы людей

Поражали целиком,

Но работали они,

И считалось, что быстрей.


Нереально много пищи

Заражённый поглощал,

Переваривать успешно

Всё желудок успевал.


Как положено, полнели

В заражённых плоть и жир,

Но их органы размер свой

Не меняли, не росли.


Умирали от разрывов

Только кожи в основном.

Вылезала плоть наружу,

Нестерпимой боль была.


Почему так происходит

Объяснить не смог никто

Будто эти черви дружно

Заменяли просто плоть.


Уникальность их бросалась

Всем, конечно же, в глаза,

Но заслугой не считали

Ужасающих червей.


Не сочли, что черви могут

Пользу людям принести.

Предпочли скорее всех

Из земли искоренить.


Запретили государства

С ними опыты вести.

Образцы их сохранили

Но забыли на века.

‎Написано: 26.04 ‎2020 ‎г, ‏‎15:05 — 01.05.2020 23:47

Черви — 2. Бессмертие

Через двадцать лет заключения, Григорий оказывается на свободе. Странный соседский мальчишка во всём начинает ему помогать, а взамен просит показать ему особенных червей. Григорий против, но соглашается за обещание вернуть его оборудование и фабрику. Григорий быстро понимает, что не сможет повторить свой давний эксперимент и решается выкопать заражённого Азамета из могилы. Тогда он даже не догадывается на что обрекает всё человечество.

1.Глава. Анатолий

Анатолий молодой,

Двадцать лет ему всего.

Любит выпить, погулять

И с друзьями поиграть.


Он ужасный реалист

И не верит ни во что,

Что потрогать он не может,

И руками ощутить.


В Бога тоже он не верил,

Но молился иногда,

Когда мама так велела,

Ведь её он уважал.


Только матушки его

Целый год, как с ними нет.

Веру в Бога потерял,

Как её, он навсегда.


Он с отцом живёт один,

Беспробудно Женя пьёт,

Сына будто и не видит,

Так у них заведено.


Анатолий на работу

Захотел пойти когда,

Отучился в школе там,

В их посёлке небольшом.


Перспектив пойти учиться

Ещё дальше не нашёл.

Смысла в этом он не видел,

Да и денег не имел.


Он мальчишка деревенский,

Но продвинутый вполне.

Разбирался хорошо

Он в компьютерах во всех.


А ещё любил играться

По сети с друзьями там.

Регулярно собирались

У Илюши на обед.


И реальных, виртуальных

Было много у него,

И друзей, простых знакомых,

Положиться знал кому.

2 Глава. Про Григория

Анатолий обожал

Только ужасы смотреть,

А ещё перебирал,

Про вампиров выбирал.


Шутки разные любил,

Постоянно говорил,

Про различных кровопивцев,

Что бывают лишь в кино.


Он, конечно же, не верил

Ни в вампиров, ни в чертей,

Но имел всегда кумира

Интересного кино.


Про Григория он слышал

И особенных червей.

Его гением всегда,

Не стесняясь, называл.


Говорил, что черви эти,

Как вампиры сами все,

Умирают же на солнце,

Выживают без еды.


Анатолий так мечтал

Наяву их повидать.

Только в книжках изучал,

Где найти он их не знал.


А непризнанный учёный,

Гений, создавший червей,

В городской тюрьме томится, —

Совершенно никакой.


Он раздавлен был, и стар

Виноватым ощущал

Перед всеми он себя,

Жить так дальше не желал.


Но ему не повезло —

Жил он долго, двадцать лет

В заключении и ждал,

Всё кончины там своей.


Было восемьдесят лет,

На свободу вышел он,

И продолжил доживать

Дома тихо дни свои.


Он помилованный был,

Скоро, думали, умрёт,

И ему тогда решили

Вновь свободу подарить.

3 Глава. Возвращение в родной дом

Сын Григория уже

На свободе был давно.

Срок условный получить

Удалось ему с трудом.


Знать отца он не желал,

Никогда не навещал.

И, конечно же, не знал,

Где Григорий был сейчас.


Сын Григория Егор

Жил теперь в другой стране.

Возвращаться он не думал,

Своё детство вспоминать.


«Снова здесь…» — он говорил

И, похрамывая, шёл.

Всё болела у него,

Тело, дух и голова.


Рядом смерть он ощущал,

И её не прогонял.

О покое он мечтал,

И прощения не ждал.


Сам себя он презирал,

И заслуженным считал

Быть так брошенным теперь,

Одному там погибать.


«Всё разграбили» — сказал он,

Тут и там всё рассмотрел.

Было грустно, одиноко,

Он уйти так захотел.


Только не куда, он нищий,

Отобрали у него

Состояние и вещи,

Птицефабрику его.


У него остался только

Полусгнивший дом большой,

И участок в десять соток,

Весь заросший был травой.


В свою спальню он вошёл

И свой сейф там не нашёл.

«Осквернили, погубили

Все останки вы его…


Бедолага, мой Ровгаш,

Зря не спрятал я тебя,

Нужно было прямо с сейфом

В тот же год похоронить»


Как и вещи остальные,

Унесли и сейф его.

Всё-всё-всё конфисковали,

Уничтожили червей.


Документы и заметки,

Образцы в пробирках разных —

Не нашёл он ничего,

Что так дорого ему.

4 Глава. Намерения двух друзей

«Ник, смотри, кого я вижу!

Возвратился наш сосед!» —

Анатолий другу начал

Вдруг довольный говорить.


В тот момент смотрел в бинокль

Он из дома своего.

Николай не оценил

Любопытство то его.


«Эй, хорош! Ты, извращенец!

За соседями следить!

Не смешно и незаконно,

Лучше мне вот помоги!»


Николай готовил кушать,

Блюдо новое себе.

Он на повара учился,

Это нравилось ему.


Анатолий заявился,

Друга звал он погулять,

По привычке, постоянно

Был с биноклем на руках.


Очень старый, небольшой

Был подаренный отцом,

Анатолий, тот бинокль,

Как брелок с собой носил.


И, конечно, очень часто

За соседями следил.

Иногда и попадался,

И тогда о том жалел.


«Ты не понял, это он,

Знаменитый Доктор червь!

На, не веришь, убедись!» —

Другу дал бинокль он.


Сразу выхватил его

Удивлённый Николай.

«Шутишь, что ли, этот тип

На пожизненном сидит!»


И внимательно он начал

На Григория смотреть.

Еле двигался старик,

В огороде он ходил.


Свежим воздухом дышал,

И природу наблюдал.

В тот момент ему там было

И тепло, и хорошо.


«Ну, я думаю, похож». —

Согласился Николай,

Но потом засомневался

И решил предположить:


Может, брат его вернулся.

Ровно двадцать лет прошло.

Им с женой по двадцать дали,

Это помню хорошо».


«Может, может, да не может!

Брат его погиб в тюрьме» —

Анатолий возразил,

И уверен в этом был.


«А чего стоять, гадать?

Поздороваться, пошли!» —

Предложил вдруг Николай,

Отложил свои дела.


«А готовка как твоя?

Я к такому не готов…» —

Вдруг признался Анатолий

И занервничал чуток.


«Испугался? Признавайся!

Он же немощный старик!

Познакомишься с кумиром!

А пирог давно готов!»


Николай открыл духовку,

Блюдо вытащил своё.

Аппетитный и румяный

Был малиновый пирог.


«С этим ты пойти собрался?» —

Анатолий тут спросил,

На его пирог с ухмылкой

Он ехидной указал.


«А идея то, что надо!

Ведь красивый, согласись?» —

Николай сказал, хвалился,

Анатолий подшутил:


«Как мамаши из кино,

На одной руке неси!»

Собирался Николай,

Одевался хорошо.

5 Глава. В гостях у Григория

«Удивляешь, ты меня,

Наряжаешься ещё!

Просто подойдём поближе,

С ним не будем говорить!» —


Анатолий возмущался

Не планировал совсем

Распивать чаи с соседом,

Пирогами угощать.


«Прямо в фартуке пойти?» —

Николай ему сказал,

Раздражённо, не желая

Слышать больше ничего.


Анатолий его часто

В педантичности винил,

Называл девчонкой даже,

Злился сильно Николай.


Одеваться он старался

Постоянно хорошо,

Гладил чистые рубашки,

Цвет одежды подбирал.


Совершенно Анатолий

Это все не понимал.

Говорил, наряд мужчину

Волновать не должен так.


Впрочем, долго Николай

Свой наряд не подбирал.

Он за пять минут собрался,

Анатолий помолчал.


Был Григорий очень рад

И совсем не ожидал,

Что соседи его примут

Уж настолько хорошо.


Напросился Николай

В гости к деду на обед,

Он его заговорил,

Анатолий всё молчал.


Как Григория увидел,

Он язык свой проглотил.

Анатолий слабость духа

Очень часто проявлял.


Нерешительность его

Беспокоила всегда.

И сейчас свои вопросы

Он боялся задавать.


Николай болтун особый,

И с чужими хорошо

Он умел общаться мило

И в доверие войти.


Но Григорий не хотел

Обсуждать дела свои.

«Это в прошлом, — говорил. —

Черви умерли мои»


«Но они же ведь бессмертны? —

Анатолий вдруг спросил.

Через час и он решился,

Наконец то, говорить.


Был пирог почти что съеден,

Николай хотел уйти,

Он с Григорием не смел

Обсуждать его червей.


Анатолий же пришёл

Лишь для этого к нему.

Знать хотел как можно больше

О подкожных червяках.


А ещё, мечтал он много

Их увидеть наяву.

Но не думал, что Григорий

Будет в этом помогать.


«Нет противнее созданий,

Ненавижу я червей!» —

Сморщив нос, сказал Григорий,

И пирог свой доедал.


Помолчал минуту где-то,

И, конечно, подтвердил:

«Да, ты прав, они бессмертны,

Если можно так сказать.


Без еды не умирают,

И питаются собой.

Молодые матерей

Пожирают и растут.


Уменьшаются до клетки,

Только делятся потом,

Точно так же, поглощают

Молодые стариков»


Улыбнулся тут Григорий

И в окошко посмотрел.

Солнце яркое сияло,

Он продолжил говорить:


«Людям стоит поучиться,

Не умеют выживать.

Если голод, вымрут просто,

Но не станут есть своих»

6 Глава. Догадки Анатолия

Свою помощь Анатолий

Стал соседу предлагать.

После этой посиделки

Он понравился ему.


А ещё, он не поверил,

Что Григорий потерял

Образцы все, не припрятав

Абсолютно ничего.


«Нет, сказал же, я не вру.

Это больше ни к чему…

Черви эти так опасны,

Для чего они тебе?» —


Удивлялся так Григорий

И совсем не понимал,

Анатолий не учёный,

Он науку не любил.


Просто юный он подросток,

Любопытный чересчур.

Объяснить свои желанья

Он нисколько не умел.


«Это чудо-то потому что!

Я увидеть их хочу.

Ну, пожалуйста, я вам

Чем хотите, помогу!


И на солнце как сгорают

Посмотреть мечтаю я.

Серебро их убивает?

То проверил кто-нибудь?»


Улыбнулся тут Григорий

И ответил не спеша:

«Ты идеей вампиризма

Был, похоже, поглощён.


Паразиты это, друг!

Всё съедобное сожрут!

Познакомиться поближе

С ними лучше не мечтай!»


Анатолий помолчал,

В думу тут же быстро впал,

А потом задал вопрос,

Сомневался всё же он:


«Ну, а если б заражённый

Только кровь стал выпивать?

Вечно жил бы и не умер

От обжорства быстро так?»


«Всё равно бы с каждым днём

Становился толще он.

Выпить кровь, как печень скушать

Запивая лишь водой.


Жизнь себе чуток продлил бы,

И от голода страдал.

Заражённые все ели

И никто не голодал»


«Ну, а если голодали

И в вампиров превращались?

Почему никто не верит,

Что такое может быть?


Черви эти вечно могут

Без питания прожить.

Заменяют ткани людям

Целиком и без вреда»


«Это ты скажи погибшим,

Ведь никто не уцелел.

Я сто тысяч человек

За неделю погубил.


До сих пор ещё не верю,

Что я здесь сейчас стою.

Как преступника такого

Оправдать они смогли?» —


Всё, что было вспоминал,

Словно вновь переживал.

Огорчался так Григорий,

Сильно каялся всегда.


«Но ведь органам людей

Не вредили черви те,

И рассудок у людей

Оставался при себе.


Заменяли ткани просто,

Улучшали даже их.

И я думаю, такой

Человек бы не старел»


«Где ты взял такую чушь?» —

Удивлялся сильно он.

Анатолий убеждённо

И серьёзно объяснял.


«Где-то я статью читал,

Так писали о червях,

Но гипотезу проверить

Никому не довелось.


Или, может, довелось,

Только тайна это всё.

Ведь не зря же запретили

Их учёным изучать.


Может, страны сговорились,

И статьи той нет уже.

Запрещают обсуждать

Эту тему и в сети».


А Григорий улыбался,

Это слушая тогда,

Он не верил совершено,

Это глупостью считал.


И, к тому же, он учёный,

Паразитов создал сам.

Фантастическим догадки

Он такие все считал.

7 Глава. Настойчивость Анатолия

Анатолий часто очень

Стал к Григорию ходить.

В огороде помогал,

Для него еду таскал.


«Ну, пожалуйста, — сказал

И Григория просил —

Разрешите мне на них

Хоть глазочком поглядеть!»


«Нет их больше, я не вру,

И сто раз уже сказал.

Ради этого напрасно

Ты здесь маешься со мной»


Анатолий рассердился

И пакеты бросил все

У стола, недавно только

В магазине побывал.


Безвозмездно помогал

Он Григорию всегда,

Но червей увидеть странных,

Он надежду не терял.


Анатолий в тот момент

Захотел скорей уйти,

Но решил задать вопрос

Перед этим небольшой:


«Если заговор сумею

Показать и доказать,

Обещаете червей

Где-нибудь таких достать?»


«Ничего не обещаю,

Ну, доказывай, давай.

Слушать я готов, ты знаешь,

И пакеты разложи!»


Очень быстро он привык

И к заботе и любви,

Постепенно обнаглел,

Больше требовать он смел.


Относиться к тем парням

Словно к слугам начинал,

То да сё велел он сделать,

Про спасибо забывал.


А червей своих ужасных

И не думал он давать,

Точно так же и вопросы

«Почему» не задавал.


Поначалу очень странным

Помощь тех парней считал.

Ему было всё равно,

Он привык теперь и всё.


«Друг мой хакер первоклассный,

Может сеть вам показать,

И увидите Вы сами,

Что скрывают сильно как»


«Ну, скрывают — хорошо,

Червяки то тут при чём?

Всё равно тебя не дам их» —

Он упрямо отвечал.


«Сговорились десять стран

И планируют войну.

Убивать хотят червями,

Всю планету заразить.


Дронов будут выпускать

И червей тех распылять.

Пустят их в водопровод,

Водоёмы заразят.


Создан был комар разносчик,

Это точно знаю я.

Выпивая кровь начнут

Червяков передавать.


Ведь комар всегда голодный,

В заражённых, червяки

Будут мелкие и очень,

Как молекула в них жить.


Птицы вымрут, комары

Беспрепятственно везде

Расплодятся тут и там,

Голод их с ума сведёт.


Будут проникать с дома

Заряжая всех подряд,

И они не умирают

Совершенно никогда».


«Чушь, какая! Я не верю!

Ты откуда это взял?

Убивать людей не станут,

И, тем более, вот так.


Все напротив испугались,

Запретили червяков

Даже просто изучать,

Уничтожили давно»

8 Глава. Признание

«Я не просто так сюда

Помогать к вам прихожу.

И не просто я подросток

Любознательный такой.


И помиловали вас

Не за добрые глаза.

Наши люди постарались,

Мне пора всё рассказать» —


Анатолий начал вдруг

Так серьёзно говорить,

Но Григорий, как и прежде,

Это шуткой воспринял.


«Я с отцом вас познакомлю,

Он учёный, как и Вы.

Мы считаем, что червей Вы,

Не создали, — нашли.


И, я думаю, вампиры

Всё же жили на земле.

Их давно искоренили,

Только память к нам пришла.


Искажённая совсем

До безумия она,

Но частично и правдива

Например, скажу одно:


Даже в фильмах не хотят

Чтоб вампир их покусал,

И бессмертие так просто

Им навеки даровал.


Разве плохо быть бессмертным?

Для чего бояться так?

Из заботы о других,

Чтобы кровь не выпивать?


Это бред же, согласитесь,

За бессмертие любой

Заменить еду кровавым

Согласится же питьём?


Я уверен, страх таило

Заражение червём.

Съеденным быть червяками

Испугается любой»


«За теорию пять с плюсом,

Но тебя я огорчу,

Я вот этими руками

Эту смерть здесь создавал». —


За столом сидел Григорий

И на руки он взглянул,

А потом взгрустнул и ими

Он протёр своё лицо.


«Я не верю, этот опыт

Вы способны повторить?

Предоставим всё, что нужно,

Да услышать мы хотим».


И задумался Григорий,

Что ответить он не знал.

Анатолию не верил,

Убедиться пожелал.


«Ну, допустим, я смогу,

Вновь геном червей сменю.

И получите таких же,

Дальше что? Мне расскажи!»


«Образцы нужны нам очень

Своих граждан защитить.

Попытаемся создать

Мы лекарство против них»


А Григорий улыбнулся,

На него так посмотрел,

Словно он ребёнок глупый,

Небылицу говорит.


«Заражённого съедают

Где-то через пять часов,

А до этого симптомов

Не почувствует никто.


Паразиты плоть съедят

Абсолютно целиком,

И собой его заменят,

Будут даже в голове.


Заражения симптом

Ощутит тогда больной.

Он захочет много есть,

Но его не излечить.


Если вымрут паразиты,

То не будет и его.

И не может быть вакцины

Абсолютно никакой.


Сам представь картину эту

Превращается в червей

Заражённый человек,

Это смерти приговор»


«Что-нибудь отыщем, может

Или сможем нашу плоть

Несъедобным сделать этим

Кровожадным червякам».


«Я составлю тебе список,

Что понадобится мне,

Если сможешь раздобыть,

Вот тогда поговорим»

9 Глава. Хитрость Григория

И за двадцать лет впервые

Снова сел за микроскоп

Очень старенький Григорий,

Но тому был очень рад.


Анатолий список взял

С удовольствием его,

Ничего не приносил,

Но отвёл к отцу его.


«Это было всё моё! —

Возмутился сразу он,

Очень грустно стало вдруг, —

Я теперь здесь только гость».


«Самый ценный гость, почётный». —

Голос сзади вдруг сказал.

Это был Аркадий лично,

Анатолия отец.


Он теперь владелец был

Его старого добра,

Но готовность поделиться

Ему сразу же сказал:


«Если сможете червей

Мне таких же здесь создать,

В благодарность я верну

Всё, что видите Вы здесь»


«Я создам, но нужно время,

Куры и помощник мне.

Я так стар, один не справлюсь,

Это сможете мне дать?» —


Врал Григорий и не думал

Тех червей вновь создавать.

Свои опыты продолжить

Перед смертью пожелал.


Анатолий стал, конечно,

Там помощником ему.

Мальчик был на побегушках

Больше месяца его.


«Ну, и что? Вы нам соврали?

Где же эти червяки?

Я не вижу результатов?» —

Возмущаться стали все.


Так Аркадий, Анатолий,

И ещё пять человек,

С нетерпением все ждали,

Что он чудо сотворит.


Но Григорий развлекался,

Просто время убивал.

То, что нет искал всё время,

Червяков не создавал.


Убедительно соврал

Сильно жаждущим тогда:

«Вот в пробирках созревают

Их молекулы ещё»


И к тому же, показал,

Те довольные ушли,

Успокоились все дружно,

Как наивные глупцы.


Он полгода их дурил,

Всем доволен очень был,

У него всегда была

Очень вкусная еда.


И заботился о нём

Анатолий хорошо.

Если надо покупал

И лекарства все ему.


Был Аркадий разъярён,

Совещание собрал,

И они решили дружно

Все претензии сказать.


«Мы даём вам ещё месяц,

Предоставить, чтоб червей,

А не сможете, тогда —

Распростимся навсегда»

10 Глава. Осквернение могилы

Так Григорий испугался

Ещё дальше их дурить,

Не желая, он пытался

Паразитов тех создать.


Быстро понял, что не сможет,

Тратить время не желал,

Но он помнил кое-что,

Не узнал о том никто:


Он больного Азамета

В бочке там захоронил,

Далеко ходить не нужно,

Только ночи подождать.


И решил один он тайно

Ту могилу вырыть сам,

Его месяц в тот момент

Подходил уже к концу.


Руки, ноги его сильно

Все болели тут и там,

Старость силы забрала,

Землю он с трудом копал.


Отдыхал Григорий часто,

Больше трех часов копал,

Лишь тогда довольный очень

Крышку бочки увидал.


«Вот ирония судьбы,

Сам тебя и откопал.

Ну, заклеил будь здоров,

Так мне крышку не открыть»


Он лопатой попытался

Сразу же поддеть, открыть.

Ничего не получилось,

Он устал, сел отдыхать.


Оглянулся и увидел,

Старый стол ещё стоял,

Шкафчик тоже, её двери

Все поломаны теперь.


«Даже ты здесь!» — усмехнулся

И увидел пистолет

Клеевой тот весь в пыли

Там на полочке лежал.


Покопавшись там немного,

Он паяльник отыскал,

Его сразу же в розетку

Жадно вставил он тогда.


«Что, состарился? Не греешь?

Только время зря терял» —

Он занервничал и злился

И увидел лобзик там.


Но и он не заработал,

Видно, не было давно

Электричества в розетке,

Это всё не помогло.


И Григорий вдруг заметил

Рядом с ним стоял топор.

Взял его он тут же в руки,

И к могиле подошёл.


«Безотказный инструмент,

И его надёжней нет!» —

Он с восторгом говорил

И по бочке той долбил.


Вскоре треснула она,

Крышку снял он целиком,

Азамет лежал клубочком,

И как будто отдыхал.


А Григорий в тот момент

Торопиться начал вдруг.

И в резиновых перчатках

Его руку приподнял.


Азамет погиб давно,

Не вонял он и не сгнил,

Был такой же, как тогда,

Хоронил его когда.


«Жуть какая, не старел,

И, похоже, что не гнил…» —

Он сказал и начал резать

В тот момент его ладонь.


А из раны тут же кровь

Его стала вытекать,

Но не красная она

Мутно-белая была.

11 Глава. Пробуждение Азамета

И довольный был Григорий,

На пробирку быстро стал

Образцы червивой крови

Очень жадно собирать.


Вдруг кровавая рука

Резко вздрогнула тогда,

И Григория случайно

Вмиг ударила она.


Брызги крови разлетелись,

Всюду рядом тут и там.

И Григорию попала

Одна капля прямо в глаз.


Испугался очень сильно,

И отпрянул он назад,

Снял перчатку и руками

Растирать свой начал глаз.


На минуту он подумал,

Что всё кажется ему,

Быть такого ведь не может,

Шевелиться начал труп.


«Я с ума сошёл, должно быть?

Или, может, даже сплю?

Просыпайся, просыпайся!

Просыпайся, если так!» —


Он себе так говорил

И продолжил глаз тереть,

Только капля та впиталась,

Очень быстро, в тот же миг.


И Григорию казалось,

Тяжелее будто глаз,

И болел уже так сильно, —

Перестал его тереть.


Паранойя начиналась

От испуга у него,

И ему сейчас казалось,

Червяки уже растут.


А тем временем вставал

И из бочки вылезал,

Азамет, слегка шатаясь.

Он вопросы задавал:


«Сколько спал я? Перебрал? —

Удивлялся Азамет. —

И рука болит как сильно,

Я порезался ещё!»


Так он начал говорить,

Но на руку не смотрел.

Работяга Азамет

Раны видеть не привык.


И к Григорию стоял

Он спиной ещё тогда,

И лица его не видел,

Обернулся — не узнал.


«Кто вы? Можно мне уйти?

Ничего я не украл». —

Он оправдываться начал,

Испугался Азамет.


Он боялся, что его

Обвинять сейчас начнут

Во вторжении и тут же

И охрану позовут.


Тяжесть в теле ощущал

Он немного в тот момент,

Не готов был объясняться

И оправдывать визит.

12 Глава. Заражение

«Как ты встал? Не может быть!

Нет, ты кажешься мне здесь… —

Испугался и Григорий,

Был готов уже бежать.


Он сильнее отдалился,

Будто чёрта увидал.

Азамет не думал даже

Продолжать его пугать.


Но заметил, этот дед,

На Григория похож,

«И боится почему-то»,

Он задал ему вопрос:


«Вы Григорию отец?

Или родственник какой?

Так похожи, я сказал бы,

Что вы прям в одно лицо!


Никогда ещё не видел

Столько сходства у родных!

Вы не бойтесь, я не вор,

Сам Григорий пригласил.


Мы с ним выпили немного,

А потом пришли сюда.

Я уснул вот по пути,

Даже стыдно говорить.


Азамет я, и Григорий

Обещал работу дать» —

Поздороваться хотел он,

Ему руку протянул.


Машинально и Григорий

Его руку сжал в ответ.

Кровь попала на его

Уже голую ладонь.


Он перчатки снять успел

И об этом позабыл.

Руку правую поранил

Аземету, как назло.


«Боже, нет! Что происходит?!» —

Он так с ужасом сказал.

А ладонь его, как губка,

Вмиг впитала эту кровь.


Понял он, что заразился,

Смысла нет паниковать.

Ничего теперь не сделать,

Он погибнет, значит, так.


«Извините, в клей, похоже,

Где-то вляпаться успел». —

Азамет сказал ему,

Ничего не понимал.


На столе увидел тряпку,

Пусть и грязная была,

На неё протёр свою

Беловатую он кровь.


«Вот возьмите» — он сказал,

И Григорию подал,

Чтобы тоже протереть

Руки он скорее смог.


Ничего не показалось

Подозрительным ему.

Удивился так Григорий,

Раны не было его.


Он заметил это, тут же

К Азамету подошёл,

Разглядеть хотел получше,

Может, кажется ему?


«В самом деле — раны нет,

Как такое может быть?

Ты скажи мне, неужели

Совершенно не болит?» —


Так Григорий вдруг спросил.

На ладонь его давил,

Убедился, его раны

Будто не было и нет.


Из него не вытекает

Жидкость странная теперь.

Идеально затянулась

Его рана, без следа.


«Мне не больно. — Он ответил.

А Григорий показал

Свою родинку на шее,

Азамет сказал: «Как так?»


Удивился, испугался,

Ничего не понимал.

Идентичную он видел

У Григория тогда.


«Птичка зёрнышки клюёт» —

Повторил свои слова,

За обедом Азамет

Что Григорию сказал.


Свою руку к его шее

Не спеша он протянул,

А Григорий улыбнулся

И догадку подтвердил.


«Я и есть Григорий сам,

Не ошибся ты сейчас.

Ты уснул и не проснулся,

Испугался сильно я.


Думал, станут обвинять

В твоей гибели меня,

Я тебя похоронил

В этой бочке в тот же день» —


Так Григорий начал врать,

Как всё было объяснять,

Азамет не мог поверить,

Что он много лет проспал.

13 Глава. Перелом ноги

«Злополучный этот день

Помню очень хорошо,

Неожиданно пришёл ты,

Кинул курицу на стол.


Ты нисколько не боялся

Отвратительных червей,

Взял их голыми руками

И спокойно их держал.


В этот самый миг я понял,

Ты уже был заражён.

Ел всё время за обедом,

И наесться ты не мог» —


Объяснил всё так Григорий

И дословно рассказал,

Что об этом дне запомнил

И о чём с ним говорил.


Испугался Азамет

И поверить не хотел:

«Выжить в бочке невозможно,

Кислорода же в ней нет!»


«Человек давно бы умер,

Но ты стал совсем другим…

Заразился червяками,

Может, ты не веришь мне…»


«Я не знаю, мне пора…» —

Равнодушно он сказал,

Отряхнулся, оглянулся

И ушёл оттуда проч.


«Анатолий, может прав,

Как вампир ты и бессмертный,

Столько лет прошло, а ты

Не состарился совсем.


Но не кушай ничего,

Растолстеешь — и умрешь» —

Шёл за ним Григорий быстро

И всё время говорил.


Усмехнулся Аземет

И за шутку принимал,

Ничего глупее раньше

В своей жизни не слыхал.


И не верил совершенно,

Что был здесь захоронён,

Но он выспался прекрасно,

Много разных снов видал.


Через фабрику прошли

Нерабочую они.

Всех уволили, прогнали,

Запылилось всё давно.


Ну, а техника осталась,

И рабочая была,

Но её не покупали

Из-за прошлого его.


Через пять минут они

И до улицы дошли,

Очень смело Азамет

Дверь открыл, уйти хотел.


«Что за свет настолько яркий?» —

Испугался, он спросил.

Неожиданно назад

Он отпрянул в этот миг.


«Ты боишься солнца что ли?

В самом деле, ты вампир!

Анатолию скорее,

Это нужно рассказать» —


Был Григорий удивлён

И диагноз ставил он,

Не сходилось лишь одно:

Азамет обычный был.


Как и много лет назад,

Он спокойно делал всё.

И любезность проявлял

Совершенно он во всём.


И не думал он бросаться

Сразу в поисках еды.

Как вампиры, с разных фильмов

Выпить крови не желал.


«Не боюсь, конечно, солнца!

Видно, было здесь темно,

И глаза мои отвыкли,

Но теперь всё хорошо» —


Объяснился Азамет

И уверен в этом был.

Через несколько минут,

Он по улице ходил.


«Вы куда?» — спросил Григорий,

Волновался сильно он.

Азамета не желал,

Отпускать к себе домой.


«Нужно пса мне покормить

И к товарищу сходить.

Обещал его машину

Ещё утром посмотреть.


У меня дела свои,

Хватит так за мной ходить!

Это больше не смешно,

Пусть Григорий позвонит!» —


Азамет ему сказал

И ускорился тогда,

Он от деда отвязаться

Очень сильно захотел.


«Я Григорий, ну, поверь же!

Ведь я всё тебе сказал!»

Азамет его не слушал

За автобусом бежал.


«Стой, не надо убегать,

Пожалей же старика!

Обязательно сейчас же

Нужно нам поговорить!» —


И Григорий продолжал

Азамета догонять,

Но споткнулся и упал,

«Помоги!» — он закричал.


Азамет был неплохой

И отзывчивый всегда,

Незнакомым даже людям

Он частенько помогал.


И сейчас не смог оставить

Старика вот так лежать

У обочины дороги,

Он скорее подбежал.


«Замечательно!» — сказал

Недовольный Азамет,

И заметил, как автобус

Уезжает там его.


«Три часа мне ждать теперь!

Нужно было так бежать?» —

Он Григория пытался

Сразу на ноги поднять.


«Нет, не надо, не могу…

Слишком больно, посижу.

Может ногу я сломал,

Лучше помочь позову»


Азамет его поднял

И на фабрику понёс,

Телефон его увидел,

Удивился сильно он:


«Ничего себе какой,

Дорогой, должно быть, он!

Вас сюда или домой?» —

Азамет задал вопрос.


«Помогу вам, ведь теперь

Совершенно не спешу»

«Отнеси меня домой,

Через улицу, скорей…»


И оглядываться стал

Вдруг Григорий тут и там,

Словно гонятся за ними,

Начал он переживать.


«Через полчаса автобус

Этот снова подойдёт.

Только ехать вам куда-то

Совершенно смысла нет»


Усмехнулся Азамет,

Не поверил снова он:

«Пять автобусов за сутки

Проезжает здесь всегда»


«Я не спорю, было так

Сорок с лишним лет назад,

Интервал уже давно

Только двадцать пять минут»

14 Глава. Голод

Как пришли домой, Григорий

Дать ноутбук ему просил.

Встать с кровати и тогда

Совершенно он не мог.


Азамет не злился больше,

Он принёс его ноутбук,

А Григорий показал

И что было, рассказал.


Азамет смотрел статьи,

Фотографии больных,

Как когда-то умирали,

Заражённые червём.


«И меня такое ждёт?

Я не верю в это всё!» —

Он спросил, немного злился,

И в окошко посмотрел.


Вдалеке увидел тут же,

Как автобус проезжал.

«Про автобус не ошиблись,

Вижу я его вон там»


«Сожалею, вы больны… —

Так Григорий отвечал. —

Но не умерли вы с ними,

Значит, и надежда есть…


Я могу сказать одно:

Кушать вам запрещено.

Эти люди умирали

Потому, что ели все.


Вы уснули, не проснулись…

Может, нужно просто спать…

А сейчас Вы есть хотите?

Я так голоден и сам…»


«Нет, не голоден» — ответил

Ему сразу Азамет.

О еде подумал тут же,

Убедился в этом он.


«Вот вы сами заразились!

Я не верю в это всё!

А картинки эти, может,

Просто взяты из кино»


«А про дату тоже врут?

Я подделал интернет?

Посмотрите сами лучше,

Попытаюсь встать пока» —


И Григорий протянул

Азамету свой ноутбук.

Парень сразу очень жадно

Начал что-то в нём искать.


Встал Григорий еле-еле,

Но ходить уже он мог.

Ел на кухне всё, что видел,

Испугался сильно он.


«А собаке смерть собачья» —

Азамету он сказал.

Голод сдерживать тогда

Совершенно он не мог.


Целый литр молока

С пачкой хлопьев проглотил,

И увидел колбасу,

Жадно с хлебом съел он всю.


Это видел Азамет,

Очень долго он молчал.

А Григорий с аппетитом

Продолжал еду жевать.


Холодильник опустел,

Мясо он достал скорей.

Разморозил, не пожарив,

Попытался его есть.


«Это что ещё такое? —

Возмутился Азамет. —

Есть сырое мясо это

Не позволю вам сейчас.


Вы итак поели много,

И не нужно только врать!

Для чего же показуху

Мне устраивать сейчас?»


Азамет забрал то мясо

Очень нервно в тот же миг,

И закинул в морозильник,

Захотел домой к себе.


А Григорий нож огромный

Молча взял, и резать стал

Он своё бедро, как будто

Это туша на обед.


Испугался Азамет,

И не верил он глазам,

У Григория под кожей

Были тысячи червей.


«Ну, поверил мне сейчас?» —

Азамету он сказал. —

Я покойник на ногах,

Лучше кушать не мешай».

15 Глава. Доброта Азамета

Не желая, Азамет,

Принял истину теперь.

И поверил, что он спал

Под землею много лет.


И Григория так жалко

Ему стало в тот момент.

Как помощь ему не знать,

Только всё же он сказал:


«Вы велели мне не кушать,

Сами жрёте всё, что есть.

Хватит, хватит, прекращайте,

Лучше, будем вас лечить»


«Вы читали про погибших?

Умер каждый, кто болел»

«Но я жив ведь! — Азамет

Ему тут же возразил.


«Потому, что спали просто.

Скоро будете и вы

Всю планету съесть готовый,

Точно так же, как и я!»


«Я не стану много кушать,

Лучше лягу снова спать…

Ну, а это ведь идея!» —

Он задумался тогда.


И Григория насильно

Сразу в спальню потащил.

Азамет его укрыл

И довольный отходил.


«Это глупо, не могу я,

Мне так точно не уснуть.

Дай снотворного мне лучше» —

Азамета попросил.


Выпил он таблетки, вскоре

Погрузился быстро в сон.

Азамет не уходил,

Рядом с ним решил побыть.


Сам не понял, почему

Он заботится о нём.

Только третий день ведь знает

Он Григория того.


И к тому же, он его

В бочке той похоронил,

И об этом говорил,

Азамет запомнил всё.


Видно, просто он такой

Очень добрый человек.

А ещё Григорий был

Очень немощный старик.


Спал Григорий слишком мало,

Всего несколько часов,

Как проснулся, жуткий голод

Его сразу обуял.


Азамета он не слушал

И на кухне отыскал

Хлеб, печенье и конфеты,

Без разбору всё съедал.


Азамет его обманом

Снова в спальню поволок,

Запер сразу и присел,

И запутался совсем.


«Я же спал, а он не хочет…

Почему же это так?

Может в бочку его тоже

Стоит так же запихнуть?»


Размышлял Аркадий долго

И подумал, может быть

Недостаток кислорода

Заставляет спать червей?


Принести решил он бочку

Для Григория туда,

Возвратился вновь на склад,

Где был сам захоронён.

16 Глава. Укус

А Григория Аркадий

Потерял уде давно.

Подключил своих людей,

Чтоб скорей его найти.


Отыскали его быстро,

Был он дома у себя,

В тот момент пытался прыгнуть

Со второго этажа.


И подумали, решил,

Он покончить так собой.

Испугались, убедили

Отложить его прыжок.


Обезумевший Григорий

Совершенно был тогда,

Он с трудом кого-то слышал,

Его голод обуял.


Ни о чём не мог он думать,

Слишком сильно есть хотел.

Дверь открыть не смог и думал

Просто спрыгнуть из окна.


Как вошли к нему, он сразу

К морозильнику пошёл.

Холодильник ведь уже

Он успел опустошить.


Кушал всё, что попадалось,

Размораживать не стал.

Анатолий догадался,

Сразу вскрикну: «Заражён!


Не давайте есть ему!

Очень дорог образец!

Видимо, ты аплошался!

Всё равно ты молодец!»


Так его они схватили

И с собою повели.

Не хотел идти Григорий,

Вырывался он от них.


Разозлился и кричал,

Всё пытался убежать.

В Анатолия зубами

Он вцепился по пути.


Его вену прокусил,

Жадно крови проглотил,

Плоть пытался оторвать,

Тут ударили его.


Без сознания Григорий

Повалился прямо там,

Его четверо мужчин

Потащили в тот же миг.


Анатолий сзади шёл,

Среди них он пятый был.

Всю дорогу плакал, злился,

Заразился, думал он.


Сразу заперли его,

Быстро предали свои.

Поместили изучать

Их обоих под стекло.


И бронебойное, конечно,

Было крепкое оно.

Им не вырваться никак,

Анатолий это знал.


Эту клетку из стекла

Подготовили они.

Помещение, чтоб буйных,

Заражённых удержать.

17 Глава. Беседа взаперти

Азамет вернулся в дом,

Никого там не нашёл.

Где Григория искать

Не подумал даже он.


И, конечно же, заметил

Он открытое окно.

«Дурень старый, убежал!» —

Он подумал и ушёл.


Азамет хотел домой

И не думал даже он

Задержаться и пойти

Старика того искать.


«Добрым делом сыт не будешь,

Сам хотел ты умереть!

А с меня теперь не стало,

Я пошёл к себе домой…


Что там делать и не знаю,

Может, кто-то жив ещё…» —

Так он думал, не желал

Оставаться больше там.


Что Григорий был похищен

Не додумался бы он.

Если б знал, спасать пошёл бы,

Не ушёл бы просто так.


А Григорий в это время

Взаперти с ума сходил.

Убежать мечтал он сильно,

Думал только о еде.


Вспоминал он с аппетитом

В своей жизни что поел,

И хотел отведать снова

Эти вкусности теперь.


Анатолий рядом был,

Косо он всегда глядел.

Иногда стучал в стекло,

Но не слышал их никто.


«Это вы же террористы,

Всех мечтаете убить?» —

Анатолию Григорий

Умный вдруг задал вопрос.


«Я смотрю, ты соображаешь!

Старый ты мешок червей!

Раньше надо было думать!

Лучше молча посиди»


«Неприветливый какой!

Бегал ведь всегда за мной!

Это сделать помогу,

Дайте, это принесу!»


«Почему меня? — спросил он. —

Я же делал всё для вас». —

Анатолий не готов был

Совершенно умирать.


«Я любого мог куснуть,

Это правда, не совру.

Так… хотел поговорить

О вампирах я с тобой.


А ещё ты оказался

Ближе всех ко мне тогда.

Не сдержался» — он признался,

И немного извинялся.


«Что о них-то говорит?

Я всё выдумал и всё!

Это ваши паразиты

И сейчас поверил я»


«Заражённого давно

Закапал я под землей.

Не поверишь, он живой.

Встал, — не помнил ничего.


Вспомнил я твои слова,

Не вампир вот только он,

Кровь не пьёт и не боится

Совершенно солнца он».


«Ты сейчас нормальный, вроде. —

Анатолий вдруг сказал. —

А тогда кричал, бесился,

Будто бы сошёл с ума»


«Голод сводит нас с ума,

Заставляет убивать.

Невозможно голод людям

Побороть, перетерпеть»


«Ты сейчас не нападаешь.

Значит, можешь же терпеть!» —

Анатолий вдруг заметил,

Настороженно смотрел.


«После сна, немного голод

Меньше чувствую всегда.

Это только ненадолго,

Буду злиться снова я.


Я советую тебе

Поскорее уходить.

Не ручаюсь за себя,

Буду кушать я тебя»


Анатолий испугался

И поверил он ему.

Кровожадные глаза

Напугали так его.

18 Глава. Бойня за стеклом

В самом деле, через час

Вне себя Григорий стал.

Анатолию бедро

Попытался прокусить.


Долго он сопротивлялся,

Есть себя не позволял,

Но Григорий сил набрался,

Был теперь уже не слаб.


И нога, как будто чудом,

Не болела у него.

«Это черви исцелили» —

Он уверен в это был.


Анатолия ударил

Кулаком по голове.

Разъярён Григорий был,

Голод выдержать не мог.


Ел бедро его он жадно,

Как еду воспринимал.

Без сознания лежал,

Анатолий и не знал.


Этот ужас, преступленье

И не видел там никто.

Как и прежде, за стеклом

Совершенно никого.


С жуткой болью Анатолий

Вдруг проснулся и кричал.

Часть ноги уже лишился,

Много крови потерял.


Успокоился Григорий,

Ненадолго отошёл.

Понимал, что происходить,

Поступать так не желал.


Анатолий бил в стекло,

Постоянно кулаком.

Через полчаса пришёл

Неожиданно отец.


Всем досталось от него,

А особенно тому,

Анатолия кто запер,

Поплатился он собой.


Ярослава поместили

К заражённому тогда

И хотели, чтоб Григорий

Его заживо съедал.


Анатолия в то время

Оперировать везли.

Жизнь они ему спасли,

Удивились сильно все:


Все уверены там были,

Он червями заражён.

Оказалось, ошибались,

Он травмирован и всё.


Без сознания три дня

Неподвижно он лежал.

Томографию ему

Проводили каждый день.


Убедились, он здоров.

Успокоился отец.

За него Аркадий там

Каждый день переживал.


И молился и рыдал,

Ведь такого он не ждал.

Потерять боялся сына

Из-за поисков червей.


Анатолий испугался

Так решил он завязать,

И отцу сказал он сразу,

Что не будет помогать.


Ярославу повезло,

Куда меньше, чем ему.

На съедение даваться

Не намерен был и он.


Перочинный нож в кармане

Оказался у него.

На Григория напал он,

Начал резать и колоть.


Разлетелись черви сразу

Стали ползать тут и там.

А Григорий был живучий,

И не думал умирать.


Бойня страшная у них

Состоялась в этот день.

Но Григорий Ярослава

Очень скоро одолел.


Он живот его проткнул,

Ярослав упал на пол.

Был в сознании всё время,

А Григорий его ел.


Его раны затянулись

Через несколько минут.

Из червей плоть состояла,

Шевелились все они.


С места сдвинулись — и ран

Будто не было и нет,

И поэтому казалось,

Что ему не навредить.


Но Григорий ощущал,

Когда резали его.

А болела только кожа,

Неприятно было так.


Его кожа не могла

Затянуться быстро так.

Черви крупные в нём были,

Не проникли в кровь ещё.


И поэтому не смог

Анатолию червей

По укусу передать,

Ему очень повезло.

19 Глава. Смерть Ярослава

Азамет пришёл внезапно

Неожиданно туда.

Он с преступниками дрался,

Их оружие забрал.


Угрожая, приказал

К заражённому пустить.

Так Григория тогда

Он сумел освободить.


Но Григорий оказался

Невменяемый совсем.

Ярослава ел, как зверь,

И не видел, что вокруг.


Азамет общаться с ним

И не думал в тот момент.

Лишь снотворное вколол

И забрал его с собой.


Кто на фабрике там был,

Он безжалостно закрыл

В их же клетке, умирать

Их оставил за стеклом.


Ярослав ещё не умер,

Это понял Азамет.

Черви в раны заползали,

Заражён он был уже.


Был Аркадий среди них,

Главным там считался он.

И до этого они

Подчинялись все ему.


Взаперти, как оказались,

Обвиняли все его.

Угрожали, избивали,

Только выход не нашли.


Через пять часов очнулся

Там голодный Ярослав.

Удивился очень сильно

Неожиданным гостям.


Его плоть всю заменили

Черви страшные теперь.

Только кожа их скрывала,

Не везде она была.


Обглодал ему Григорий

Руки, ноги и живот.

И местами у него

Кожи не было уже.


«Вы на раны посмотрите!

Черви в нём кишат везде!» —

С отвращением один

Посмотрел и говорил.


Тут же вырвал, не стерпел.

Был чувствительный мужик.

Всем кричал не приближаться

И к нему не прикасаться.


Все лояльно относились

К его просьбе и словам,

И нервировать не стали,

Отошли все от него.


Ярослав общался с ними

Он покушать попросил.

И примерно полчаса

Двери требовал открыть.


На Аркадия зловещей

Он улыбкой посмотрел.

Был доволен, что теперь

Взаперти здесь с ними он.


Посмеялся и сказал:

«Кушать сильно я хочу,

Ещё дольше не стерплю,

Пищу выберу себе!


Знаю я, с кого начну!

И тебе я отомщу!

Сладкой будет твоя плоть

И прекрасной будет месть»


Он набросился на всех,

Многих ранил, покусал.

Против шестерых один, —

Эту битву проиграл.


Нож при нём был, и его

Отобрали у него.

Впятером его держали,

Хоть брыкался сильно он.


Его голову Аркадий

Начал резать тем ножом.

Через пять минут примерно

Отделил от головы.


Ярослав не шевелился

После этого совсем.

С головой он потерял

И бессмертие своё.


Оттащили поскорее

Тело в сторону его,

Чтобы черви не смогли

Окончания срастить.


Наступила тишина,

Пожалели все его.

Кто-то даже помолился

И прощения просил.

20 Глава. Мученик Агафон

Ожидали взаперти

Сразу шестеро мужчин.

Их, казалось, вызволять

Не планировал никто.


Азамет их телефоны

Абсолютно все забрал.

И обыскивал их даже,

Самых хитрых раздевал.


Убедился, что они

Никого не позовут,

Смело запер и ушёл,

И, надеялся, помрут.


Анатолий был в больнице,

О беде он их не знал.

Беспокоился всё время,

Ведь отец не навещал.


Так неделя пролетела

Он звонил отцу всегда.

Трубку тот не брал, конечно,

Его принялись искать.


Анатолий начал шум

Из больницы поднимал.

И потребовал его

Отпустить домой к себе.


Но врачи не отпускали,

Он болел ещё тогда.

Его раны не зажили,

Нужно было швы снимать.


Он в полицию звонил,

О пропаже заявил.

И отправились они

Их на фабрике искать.


Но нашли не шестерых

Взаперти они людей.

Съеден был один частично

И от этого погиб.


Обезглавленные были

Уже двоя там их них,

Потому, что подрались,

Заразился так один.


Из-за голода у них

Через сутки началась

Уже паника у всех,

Умереть боялись так.


Умный самый предложил

Съесть кого-то там из них.

«Черви так ведь выживают,

Значит, можем, так и мы»


Как обычно то бывает,

Захотели из него

Сделать жертву и пытались

Плоть отрезать у него.


Драка жуткая была,

Он упал лицом тогда

К Ярославу и в червях

Он измазался там весь.


Черви в трупе размножались,

Были маленькие все

И поэтому проникни

Через ссадины его.


Бить его потом не стали,

Ярослава, как держали,

Обезглавили, не ждали

И симптомов у него.


Жертвой сделали того,

Кто брезгливей был всего.

Его заживо съедали,

Но погибнуть не давали.


Уложили на живот

Привязали хорошо,

Сняв немного кожи с бёдер,

Вырезали плоть его.


А потом обратно кожу

Возвращали ту ему,

И затягивали рану

Крепко-накрепко его.


В страшных болях он томился,

И кормил собой других.

Самого себя они

Заставляли его есть.


После каждого обеда

Он сознание терял,

Но каким-то чудом только

Всё равно не умирал.


Троя ели Агафона,

А четвёртый «нет» сказал.

Был он верующий сильно,

Смерть свою решил принять.


«Без воды на мясе жить

Нереально никому.

Не сегодня, — так на днях,

Вы умрёте всё равно.


Нужно с мужеством погибнуть,

Свою веру не терять» —

Объяснял он каннибалам,

Только время зря терял.


Самый праведный и добрый,

Как ни странно, умер он.

Его тело осквернять

Не осмелились они.


Но, поели бы, наверно,

Чуть попозже, если б к ним,

Не наведались там гости

И спасатели — враги.


Агафон не умер тоже,

Оправдали лишь его.

Остальных всех посадили

За убийства и червей.


В разведении опасных

Обвинили их тогда,

Оправдаться не могли

Совершенно там они.


Строго настрого законом

Запрещалось там у них

Червяков иметь подобных,

С ними опыты вести.

21 Глава. Пробуждение Григория

Взял Григория к себе

Азамет тогда домой.

Его старый друг Давид

Помогал ему во всем.


Положили гостя в бочку,

Крышку склеили её,

Чтоб Григорий не очнулся

И не смог он в ней дышать.


Сладко спал Григорий долго,

Много разных снов смотрел,

И, конечно, не заметил,

Сколько времени прошло.


Азамет его недолго

В этой бочке продержал,

Поскорее с новым другом

Он желал поговорить.


Через год открыли бочку,

И Григорий задышал.

Совершенно был здоровый,

Но немного полноват.


Встал он на ноги и тут же

Стал оглядываться там.

Азамет сидел в сторонке,

И довольный наблюдал.


С бочки выпрыгнул он резво

К Азамету подбежал.

Поздоровался с ним тут же,

Начал зеркало искать.


«А морщинок стало меньше,

Только жиром я набит» —

Так сказал он и пощупал

Свои щёки в тот момент.


И на руки посмотрел,

Были старые они.

Кожа дряблая, как прежде.

Азамет ему сказал:


«Не волнуйся, всё исправим!

Обещаю я тебе.

Будешь новенький ты скоро,

Лет так этак тридцати!»


А Григорий усмехнулся

Недоверчиво тогда,

Ощущал себя он только

Очень даже молодым.


«Подлатаем, нос исправим,

Кожу всю твою подтянем.

Ну, неделю поболеешь,

Но о том не пожалеешь!


Даже я подтяжку сделал,

Хоть мне было тридцать пять.

Чудеса творит Давит,

Я советую его!» —


Азамет ему сказал,

И всю правду рассказал:

«Мы немножечко другие,

Исцеляемся быстрей.


А ещё мы не болеем,

Не стареем никогда.

Слепим тело, будем жить

Дальше с ним мы на века».


«Получается, в вампиров

Превратились мы с тобой?» —

Азамету он задал

Неожиданный вопрос.


«Нет, мы лучше, совершенней.

Нам не нужно даже есть.

Не боимся солнца, ночи,

Можем жить мы под водой.


А ещё мы никогда

Не нуждаемся во все.

Если хочется поспать,

Нужно в вакуум нам попасть»

22 Глава. Новое тело

Операцию Григорий

Делать долго не хотел,

Но потом он согласился,

Пару лет так старым жил.


Он в душе помолодел,

Долго спал и отдохнул,

Перестал о смерти думать,

И теперь её не ждал.


В старом теле новой жизнью

Он как будто бы зажил.

Словно даже в бочке той,

Свою смерть он пережил.


Старый был Давид хирург,

Не успел он умереть.

Оперировать готов был

Он Григория тогда.


Вечной жизни для себя

Он нисколько не желал.

«Против Бога не пойду» —

Азамету он сказал.


Пять часов подтяжку делал

Он Григорию в тот день,

И случайно заразился,

Не желая, он тогда.


Азамет, конечно, сразу

Предложил ему поспать.

«Жить велел тебе Господь,

Так живи» — он убеждал.


Стало троя их теперь,

Не стареющих совсем.

Жили, маялись, беспечно,

Очень много лет они.


На себя смотрел Григорий,

Было радостно ему,

Но глазам своим не верил:

«Как такое может быть?


Чем я это заслужил?

Я же стольких погубил…

А теперь живу я вечно,

Не болею, молод вновь»


В Бога верил он немного,

Но молиться не посмел,

Ведь потерянным себя

Он для веры посчитал.


Против Бога он пошёл,

ДНК червей сменил,

Даровал себе случайно

Бесконечную он жизнь.


Его это и пугало

И гордиться заставляло.

Его черви оказались

Ведь полезны для людей.


Но они решили это

Никому не говорить.

Страшно очень и не нужно

Переделывать весь мир.

23 Глава. Встреча с сыном

Отыскал Григорий сына

Еле-еле, через год.

И прощения хотел

Очень сильно попросить.


Был семейный человек

Много лет уже Егор.

И имел он сыновей

Двух и маленькую дочь.


Ему было пятьдесят,

И отца он не узнал.

За прохожего воспринял

И дорогу подсказал.


Захотел Григорий очень

Хоть услышать голос раз,

К магазину как пройти

Долго спрашивал его.


Спрятался за домом позже

Из окна их наблюдал:

Дети бегали, смеялись,

Обнимался он с женой.


И кино они смотрели,

Было весело у них.

А Григорий осознал —

Лишний он такой у них.


И нечаянно подумал,

Не был счастлив он вот так.

Никогда не веселился,

Всех он холодно любил.


Ноги прочь его шагали,

Он отправился пешком

В то село, где жил всё время,

Где кошмар весь начался.


Слёзы капали из глаз,

Сожалел он обо всём.

Свою молодость, ошибки,

Всю дорогу вспоминал.


Он намерен был и сына

Обратить в таких, как он,

Но увидел их семью —

Передумал он тогда.


Старость, молодость и детство

Очень важно пережить.

Ценность жизни всей в конце,

Он внезапно понял то.


Две недели возвращался

Он тогда в своё село.

Не устал, но так скучал

И себя он наказал.


Доказать себе желал,

Бесполезно вечно жить,

Можно глупо так бродить,

И не нужно ничего.


Он не зверь, не человек,

Не растение отнюдь.

Не питается, как будто

Он какой-нибудь предмет.

24 Глава. Жизнь Григория и Азамета

Переехал жить Григорий

С Азаметом далеко.

Пожелал остаться в спячке

Под землёй их друг Давид.


Не понравилось им это,

И не поняли они,

Почему Давид не хочет

Так же с ними вечно жить.


И зачем хотеть желать

В спячке время потерять?

Глупо так существовать,

Ничего не повидать?


Азамет, как и Григорий

Обожали просто жить,

И гулять, и веселиться,

Были счастливы они.


Не скучали совершенно,

Повидали много мест.

И душой и телом оба

Были молоды они.


Свою тайну берегли,

Не могли раскрыть её.

За последствия боялись,

Им грозил огромный срок.


Поневоле так пришлось

Им преступниками стать.

Документов настоящих

У них не было давно.


Ни прописки, ни работы,

Даже дома — ничего,

Огорчало это только

Очень часто их всегда.


Но они не воровали,

Не хотели рисковать,

Им не нужно ведь питаться,

И не могут они спать.


Находили иногда

Подработку для себя,

Ведь людьми они остались,

Их потребности росли.


Им купить хотелось вещи

Разнообразные всегда.

И одежду, и предметы,

Дом, машина — их мечта.


По закону они оба,

Как пропавшие теперь,

Их погибшими считают

И не думают искать.


По годам давно Григорий

Слишком стар, чтоб быть живым.

Азамет его ровесник,

Вещи тоже потерял.


Их дома давно забрали

И в наследство их отдали.

Позабыты уж они,

Так скитаются везде.

25 Глава. Ссора друзей

Целый век прошёл, Григорий

Возмущаться стал, грустить.

Бесполезность своей жизни

Он острее ощутил.


Надоело ему всё,

И прогулки и кино.

Путешествия все эти

По различным городам.


Жизнь бродячая была

Бесконечная одна.

Ни знакомых, ни родных,

Он устал так дальше жить.


«Может, спать уйдём навеки?

Как-то скучно мне теперь» —

Азамету он однажды

Так пожаловался сам.


«Ты уснёшь, а мне что делать?

Нет, ты даже не мечтай!» —

Азамет боялся очень,

Что останется один.


«Ты не понял, предлагаю

Спячку нам уйти вдвоём.

Может кто-то нас найдёт

Через много лет потом»


«Будем спать мы бесконечно,

До скончания времён!

Я на это не пойду,

Ты об этом позабудь»


«Почему ты так уверен?

Я тебя же откопал.

Что-нибудь придумать можно…

Я устал, хочу поспать»


Усмехнулся Азамет

И, конечно, возразил:

Мы теперь не устаём,

Ты же супер человек.


Хочешь, в Африку поедем.

Ты хотел же ведь туда?

Можем в джунглях заблудиться

Путь домой, потом искать.


Змеям страшным и опасным

Покусать себя дадим,

И с животными подраться,

Так кого-то заразим…»


«Вся проблема наша в этом,

Даже в лес пойти нельзя!

Пуще всех собак боимся

И укусов комаров»


«Хватит жаловаться вечно!

Лично я доволен всем,

Только девушку охота» —

Тут признался Азамет.


«Ну, а я о чём тебе,

Одиноко сильно мне.

Хочется жену, собаку,

Дочку, пару сыновей»


«Это слышал много раз,

Ты завидуешь ему!

Он глупец, не захотел

Вечно жить и с нами быть»


Азамет частенько слышал

Как Григорий говорит,

Что хотел бы, словно сын

Просто жить и умереть.


А ещё он утаил,

Что тогда не предложил

Сыну тоже заразиться

И уехать вместе с ним.


«Я ему не рассказал

О бессмертии тогда» —

Азамету врать устал,

Он признался, наконец.


«Почему? Ты что? Дурак? —

Возмутился Азамет. —

Упустил ты этот шанс

И убил своё дитя»


Корни он свои искал,

Никого не отыскал.

Тему близких постоянно

Остро так воспринимал.


«Он счастливый человек,

Дом, семья, машина, пёс.

Кто такой я, чтобы это

У него сейчас забрать?


Не посмел и не посмею,

Если б мог, и я бы стал

Вновь обычным человеком.

Не вернуть мне жизнь назад»


«Вечность целая у нас

Впереди и знаешь ты!

С настроением таким

Дальше думаешь, как жить?»


«Не хочу я вечно жить!

И сейчас готов уйти…

Жизнь бессмысленна такая

И об этом знаешь ты»


«А какая жизнь со смыслом?

Глупости не говори.

Ты не кушаешь, не спишь,

Экономия кругом.


Не стареешь, не болеешь,

Беззаботно ты живёшь.

Еще жаловаться смеешь» —

Возмутился Азамет.


«Дом, работа и семья,

Мне такая жизнь нужна.

Что-то делать или, может,

Даже людям помогать.


Понимаешь, как-то странно,

Нереально будто всё.

Мы законы Бога, жизни

Все нарушили давно.


И поэтому страдаем,

Не должно нас просто быть» —

Загрустил Григорий сильно,

В это верил от души.


Азамет в его карман

Руку сунул не спеша,

Книжку старую достал,

Это Библия была.


«Вот зачем костюм ты носишь?

Виновата же она?

Если хочешь, я избавлю

От проблем и от неё?»


На мосту они стояли,

Азамет хотел тогда

Сбросить Библию ту в реку,

Руку вытянул вперёд.


«Не посмеешь! Ты чего?

Бог накажет, прекрати.

Да, я верующий стал.

Будешь это уважать»


Протянул Григорий руку,

Ждал, он Библию отдаст.

Отнимать не думал даже,

Укоризненно смотрел.


«Ладно, друг, погорячился.

Я же просто пошутил» —

Сунул Библию в карман,

Извиняясь, Азамет.


«Если хочешь верить, верь!

Но без глупостей давай,

Вера точно не одобрит

Твои планы умереть.


Ты не думал, это Бог

Даровал тебе червей?

Значит, должен ты принять

Эту жизнь, не возникать» —


Через веру Азамет

Попытался убедить

Передумать уходить

В спячку долгую его.


И сработало такое

Убеждение тогда.

Стал задумчивый Григорий.

«Едем в Африку!» — сказал.

26 Глава. Прогулка по деревни

В Африке они решили

Снять жилище для себя.

Да, они совсем не спали,

Но лежали иногда.


Отдыхать и размышлять

Хочет каждый человек,

И особенно Григорий,

Не любил совсем ходить.


Днём работа, ночью клуб,

«Не пора ли отдохнуть?» —

Возмущаться стал Григорий

И условия сказал:


«Если хочешь, чтобы я

Согласился дальше жить,

Будут правила мои

Впредь на пару лет вперед»


«И какие же они?

Не ходить в кино и клуб?

Глупо тратить на жильё

Крохи, что нам подают?»


«Да, пока примерно так,

Дай подумать, отдохнуть.

Претвориться дай хотя бы

Человеком на чуть-чуть»


Улыбнулся Азамет,

Согласился в тот момент.

«Ради Бога! Я не против!

Тут есть телек, хорошо!»


Осмотрели они номер,

Им понравилось там всё.

Цены радовали тоже,

«И недорого совсем» —


Азамет тогда заметил,

И запрыгнул на кровать.

Растянулся так лениво,

Словно сильно он устал.


А Григорий вниз спустился,

«Остаёмся» — он сказал,

И за месяц расплатился,

Азамету рассказал.


«Шутишь что ли? Целый месяц

В деревушке этой жить?!

Слишком долго, не согласен,

Живо деньги забери.


Извинись, скажи «ошибся» —

Возмутился Азамет.

Он привык, всегда куда-то

Постоянно уезжать.


«Правила мои теперь!

Позабыл уже совсем?

Прогуляемся, пойдём» —

Попросил Григорий днём.


Азамет не возникал,

Спорить быстро он устал,

Но заметил на прогулке:

«Тут же нищие живут!


Целый месяц без работы?

Или за гроши пахать!

Знаешь что? Я не согласен!» —

Поворчал так Азамет.


«О работе речь не шла!

Мы здесь просто отдохнуть.

Дом имеем, есть не нужно,

И работать ни к чему»


«Ну… хорошее начало…

Ладно, ладно, я молчу…» —

Азамет не умолкал,

Всю дорогу он ворчал.


Бедность старенькой деревни

Так бросалась там в глаза.

А в домах на вид забытых

Жили люди там везде.

27 Глава. Работа в больнице

«Мы пришли» — сказал Григорий,

Дом какой-то указал.

Был немного он побольше,

Чем другие там дома.


«Я, надеюсь, это бар?» —

Подшутил тут Азамет,

Взгляд Григория заметив

Недовольный, он гадал:


«Цирк? Театр? Зоопарк?

Только чтоб не ресторан!

Есть меня ты не заставишь!

Я фигурой дорожу!»


А Григорий молча вёл

В это здание его.

К ним там сразу подошла

В белой кофте медсестра.


«Это что, больница что ли?» —

Возмутился Азамет,

А Григорий «помолчи»

Ему сразу же сказал.


Документы из кармана

Он какие-то достал.

И сказал, его прислали

Здесь Эболу изучать.


«Вы тут вовремя» — сказала

Сразу эта медсестра,

С видом радостным, довольным

Показала всё она.


«Мы сейчас в лабораторной,

Все приборы наши здесь.

Кабинет сейчас весь ваш,

Врач наш при смерти вот там» —


Указала на палату

В тот момент рукой она.

«Он Эболой заразился,

Допустил ошибку сам.


Персонал рукой разводит,

Препаратов нет, — врачей.

Кто как может, выживает.

Всё, что есть, у нас вон там»


Посмотрел он не лекарства,

Ничего не понимал.

Ведь не врач он и не смыслит

В препаратах ничего.


Вскоре девушка ушла,

Азамет в пылу спросил:

«Издеваешься ты что ли?

За Эболой мы пришли?!»


А Григорий был довольный

И спокойный дал ответ:

«Да, хочу я быть полезным,

Будем людям помогать.


Знаешь, ты мой ассистент.

Документы я достал» —

Азамету их Григорий

Тут же гордо показал.


«Это точно мне не нужно,

Ты играйся, — я гулять.

Как устанешь, позвони» —

Азамет ему сказал.


Он собрался уходить,

Друга так предупредил:

«Нас тут могут посадить,

Так что лучше поспеши»


«Не посадят, тут всё чисто.

Медсестре я не соврал.

Нас действительно прислали.

Вот, пожалуйста, смотри»


И какие-то бумажки

Вновь Григорий протянул.

Азамет смотреть на них,

Как и прежде, не хотел.


Только свёл концы с концами,

Схему лжи он разобрал.

«Ты в том городе в больнице

Разрешение забрал…»


«Да, ты прав, я добровольцем

Сразу вызвался сюда

И охотно согласились,

Не хватает ведь и людей.


Да и ты не помешаешь,

Обещай, мне помогать?

Согласился же немного

Жить по правилам моим»


«Так не честно и вообще

Хватит это говорить!

Тут не курицы, а люди,

Их лечить, — не разводить»


«Понимаю это я, —

Согласился он тогда. —

Но ведь можно попытаться,

Может, что-нибудь найду…»


Озарило Азмета,

Он взволнованно спросил:

Из червей ты не задумал

Чудо-снадобье создать?»


«Нет, конечно, заражать

Никого не стану я.

Обещаю, успокойся.

Если хочешь, погуляй.


Без тебя пока начну,

Разберусь тут, что к чему.

Дома встретимся, наверно.

Только ты не пропадай»


Знал привычки Азамета

Он заранее уже.

Был уверен, бар отыщет

И знакомства заведёт»


Азамет домой вернулся,

А Григорий сам вот нет.

Заработался, увлёкся,

И про время позабыл.


Через сутки он вернулся,

Азамет кино смотрел.

В их он номере валялся,

Ждал обиженно его.


А Григорий извинялся,

Оправдался и просил

Ассистентом претворяться

И немножечко помощь.


Азамет твердил всё «нет»,

Согласился, наконец.

И работали они

В той больнице каждый день.

28 Глава. Болезнь Нерди

Больше месяца Григорий

Там Эболу изучал.

Много книг перечитал,

Круглосуточно был там.


Азамет гулять ходил

И частенько уходил.

В это дело не вникал

Он лекарство не искал.


Надоело ему что-то

Постоянно изучать.

В микроскоп глядеть часами

И так много раз подряд.


Он Григорию частенько

Начал это говорить.

Отвечал он, что так близок

Здесь к открытию уже.


По натуре Азамет

Был уступчивый всегда.

Уговором поддавался,

Ждать ещё он соглашался.


Так три месяца прошло,

Заразилась медсестра.

А Григорий очень сильно

Привязался к ней тогда.


Помогала постоянно,

С ним любезная была.

Явно много желала,

От него любви ждала.


На свидания ходили

Пару раз они уже,

Но Григорий подпустить,

Как всегда, к себе не мог.


Поцелуи их заразны,

Точно так же, и любовь.

И поэтому от женщин

Он держался в стороне.


И её он отвергал,

А причину умолчал,

Но догадливая Нерди,

Что-то чуяла всегда.


У неё случился приступ,

Его сразу позвала.

Им поехать в лес пришлось,

Ведь гуляла там она.


Он узнал, она болеет,

Заразилась от отца.

Не хотел терять тогда

Очень сильно он её.


«Я тупой и неудачник,

И лекарство не найду.

Никогда не получаю

То, что сильно я ищу.


Но спасти тебя могу,

Ты изменишься тогда.

Знать согласия хочу…

Не могу всё объяснить»


Но она не отвечала,

И решил он за неё.

Азамет ворчал, ругался,

Он не слушался его.


Стал возлюбленную он

Очень страстно целовать.

Заразил, но только Нерди

Лучше не было совсем.

29 Глава. Заражение червём

«Через кровь быстрее будет,

Так умрёт она скорей…

В вену сделай ты укол

С белой кровью ты своей» —


Азамет так подсказал,

Хоть того и не желал.

Жалко стало ему тоже

Его девушку тогда.


«Где я шприц сейчас найду?

Бесполезно, не спасу…

На машине полчаса

Ещё столько в лес сюда»


Без Аптечки был Григорий,

Ведь из дома ехал он.

До больницы им сейчас

Было очень далеко.


Укуси её, — сказал,

Азамет ему тогда —

Будь вампиром! Уж получше

Поцелуя твоего»


Он подумал и решился,

И не вздрогнула она.

Азамет тут возмутился:

«Кровь не надо ей сосать!


Тоже мне, учёный века!

И себя кусай, давай.

В крови больше паразитов,

Соображаешь или нет?»


«Да, не пью я её кровь!

Знаю это без тебя.

Как-то варварски всё это,

Но назад дороги нет»


И безжалостно Григорий

Свою руку прокусил.

С окровавленной ладонью

Начал гладить он её.


«А про это я забыл» —

Азамету он сказал.

Её кожа, будто губка,

Его впитывала кровь.


«И кусать было не нужно,

Это лишнее совсем.

За старания спасибо,

И ты тоже молодец»


Стал Григорий раздевать

Свою девушку тогда.

С головы до ног измазал

Своей кровью он её.

30 Глава. Волнения Григория

Комары тут налетели,

Искусали всю её.

Кровососы мухи сели,

И пчелу увидел он.


«Боже, нет! Они, наверно,

Заразились от неё!

А пчела тут что забыла?

Не пойму я ничего…»


«Видно, сладкий ты, дружище!» —

Усмехнулся Азамет,

А Григорий волновался,

И шутить не мог совсем.


«Никогда нас не кусали

Насекомые нигде,

Даже если забывали

Мазать против них крема»


«Я давно уже не мажусь. —

Ту признался Азамет. —

А укусят, не замечу.

Я не жадный, пусть едят!»


«Да, не в жадности проблема,

Заразятся если вдруг?

Анатолий, что сказал мне,

Не уйдёт из головы.


Как ты думаешь, он это

Просто так придумал сам?

Про войну и комаров

И всемирную беду?»


«Да, придумал» — дал ответ

Тут немедля Азамет. —

Припугнул тебя, надеясь,

Так червей заполучить.


Ты поддался, удалось.

Волноваться нет причин.

Комары ведь небольшие,

Черви жить не могут в них.


Если было бы иначе,

То давно весь мир уже

Был червивый тут и там,

Знал бы каждый и о нас.


Нас кусали много раз,

В этом я был виноват.

Никогда не применял

От москитов я крема».


«Ты уверен?» — тут Григорий

Руку протянул вперёд,

Показательно свою

Он задрал рубашку вверх.


«Не кусают совершенно,

Будто нет меня для них.

Это значит, никогда

Не кусали нас нигде.


С насекомыми контактов

До сегодняшнего дня

Не имели совершенно,

Не могли их заразить.


Может, мы червяк для них,

Нет ведь крови в нас теперь.

Насекомые обходят

Стороною нас теперь.


Но она — другое дело,

Её кровь ещё при ней,

Заражённая червями,

И её охотно пьют».


«Ты подумал, что они…» —

Азамет хотел спросить,

Но Григорий тут кивнул,

Дал заранее ответ.


«Вряд ли нет, не может быть! —

Сомневался Азамет. —

Комары людей других

Заражать начнут теперь?»


«Я боюсь, что так и будет,

Ведь они заражены.

Черви в них расти не смогут,

Будут в клетках жить всегда»


«Ты опасность приукрасил,

Волноваться нет причин.

Сотни тысяч заразились,

Комары же нет…


Я про случай, ты когда

Кур червивых продавал.

Заражённых, я уверен,

Покусали много раз»


И задумался Григорий,

На минуту промолчал.

Убедительно сказал

Азамет ему тогда.


Но Григорий волновался,

Успокоиться не мог:

«Ошибаешься сейчас ты,

Объясню я почему:


В людях черви вырастают,

Изначально так у всех.

А большие в насекомых

Не способны заразить.


В ней молекулы червей,

Это микро червяки,

Появились разделеньем

И способны вырастать.


А кишки червей — другое,

Незаразные они…

В её крови микро черви,

Их и пьют те комары»


Аземет стал прогонять

Сразу этих комаров,

И прихлопнул пару штук,

Заворчал он тут же вдруг:


«Что сидишь тогда довольный?

Убивать их помогай!

Хочешь мир наш уничтожить?» —

Он поверил в тот момент.

31 Глава. Эпидемия

А Григорий не напрасно

В тот момент переживал.

Через пару дней он понял,

Но исправить всё не мог.


По иронии судьбы,

Стал причиной снова он

Эпидемии масштабной,

Люди вспомнили о нём.


И на этот раз решили:

«Террористы это всё».

Не догадывались даже,

Что Григорий вновь виной.


Насекомых, как огня,

Стали вдруг бояться все.

Эпидемия росла

Охватила целый мир.


Стали птицы погибать

От обжорства часто так.

Вскоре звери заразились,

Поедая их тела.


Насекомые и звери

Птицы — спаривались все.

Их инстинкты заставляли

Пару для себя искать.


Ведь не люди же они

Осторожность соблюдать.

Не поймут, что заболели,

Размножаться что нельзя.


Так здоровых заражали,

Виды стали исчезать,

Очень многие потом,

Поздно поняли о том.


Не до птиц, не до зверей

Людям было и самим.

Уходили в шахты жить,

Запирались все в домах.


Магазины раскупали

Продуктовые, кто мог.

Апокалипсисом звали,

Что творится там кругом.


Население планеты

Сокращалось день за днём.

Азамет просил молчать,

Тайну дальше сохранять.


Но Григорий так не мог,

Совесть мучала его,

Будто голос в голове

Ему начал говорить:


«Жизнь спасти одну хотел,

Гибнут тысячи теперь,

Ты же смотришь, не спасаешь,

Абсолютно никого».


Месяц тихо он сидел

И не выдержал затем.

Стал в сети давать советы

Заражённым как спастись.


Не поверили, конечно,

Очень многие ему.

Погребённым заживо

Быть боялись всюду все.


Голодали и страдали,

Надевали кандалы

На себя и на родных,

Чтоб не кушать много им.


Только голод был коварный,

Побеждал почти всегда.

Заражённым всё казалось,

Кушать можно иногда.


Не хотели понимать,

Что их пища целиком

Попадает только в массу,

Быть так точно не должно.


Не могли поверить также,

Что без пищи не умрут.

Голод в мире очень страшный

Повсеместно начался.


Кто-то сдался, просто ел,

Быстро очень погибал.

Кто боролся — голодал,

Часто разум так терял.


Лишь немногие решились

Так себя похоронить,

Как советовал Григорий,

Стали дальше жить они.

32 Глава. Бесплодность

Кто очнулся после сна,

Кушать больше не хотел.

Что такое голод, жажда,

Он на веки позабыл.


Пить они, могли, конечно,

Без особого вреда,

Но не пили совершенно

И не ели никогда.


Черви эти влагу крепко

Все держали у себя,

И поэтому и люди

Не нуждались те в питье.


Жидкость лишнюю, как надо,

Выводили из людей,

А еду вот никогда,

Всю съедали до конца.


Кто проснулся ото сна,

Стал советовать больным

Спать с пакетом в голове

Целлофановым всегда.


Но проблема в том была,

Сон ушёл их навсегда.

Без снотворного уснуть

Невозможно стало вдруг.


Даже сильные таблетки

Не могли надолго их

Спать заставить, позабыть

Свою жажду только есть.


Позже стали понимать,

Спят без воздуха они.

Кислород их пробуждает,

Заставляет жить, гулять.


Спать в контейнерах закрытых

Стали многие теперь.

И признали безопасным

Быть без воздуха больным.


Эпидемия минула,

Не боялся впредь народ,

Заразившись, что умрёт,

Изменился мир кругом.


На планете через год

Не осталось никого,

Кто здоров, не заразился

Тем опаснейшим червём.


Всё случилось так внезапно,

Суетился весь народ,

И не поняли сначала,

Что бессмертие несёт.


В мире всё закономерно,

Сбалансировано так,

Невозможно, чтобы вечно

Размножались и росли.


За бессмертие цена

Оказалась высока.

Все бесплодными вдруг стали

Не могли детей иметь.


Черви их тела забрали,

Размножались в них они.

Яйцеклетку заменили,

Семя тоже червяки.


Так случилось там со всеми

И с животными, людьми.

Насекомые и птицы, —

Все бесплодные теперь.


Уцелел кто, тот и жил.

Голод кто преодолел,

Остальные все погибли

Так исчезли навсегда.

33 Глава. Вечно ребёнок

Население планеты

Сокращалось каждый год,

Ведь преступность не исчезла

Абсолютно никуда.


Кто-то в спячку уходил

Добровольно на века.

А кого-то убивали,

Расчленяя их тела.


Срок тюремный возрастал

Постоянно не спеша.

Измеряться на веках

Постепенно стал вот так.


Ценность жизни возрастала

С каждым годом там у них.

Вымирание грозило,

Это поняли они.


Дар, который невзлюбили

Очень многие у них —

Вдруг внезапно потерялся,

Сожалели все о том.


Дар бесценный, их способность

Породить другую жизнь

Только в памяти остался,

Причиняя боль душе.


От детей кто отказался

Или делали аборт,

Сожалели больше всех,

Представляли тех детей.


Кто беременность всегда

Пресекал и не хотел,

Вспоминали эти дни,

Со слезами на глазах.


Как бы всё им возвратить,

И предвидеть наперед?…

Но упущенное время,

Как потерянная жизнь.


Цель великая планеты,

Изыскания людей,

Их мечты и ожиданья

Изменились навсегда.


Если раньше все хотели

Вечно жить, быть молодым,

То теперь себе подобных,

Все мечтали породить.


Все больницы превратились

В место поиска теперь

Способ, средство, что-нибудь

От бесплодия людей.


И учёные всем миром

Не могли вернуть никак

Им утерянные клетки,

Что старели и росли.


Замер мир, теперь никто

Не рождался и не рос,

Потому, что не старели

Их червивые тела.


Самым страшным было то,

Что детишки не росли.

И такого поворота

Ожидать не мог никто.


Заражённые младенцы

Оставались все детьми.

Не росли они веками,

Но умели говорить.


Развивался интеллект

Почему-то там у всех.

Как и прежде, все могли

Помнить что-то и учить.


Это всё опровергало

Утверждения врачей

Что тела их неизменны

И не могут впредь расти.


Говорили «мозг стареет

И, конечно же, растёт»

Значит, должен быть и способ

Слетки старости вернуть.


Обсуждали так, мечтали,

И червей тех изучали,

Бесполезно было только:

Мозг менялся, но не рос.

34 Глава. Спустя десять тысяч лет

Яйцеклетки, как и сперма

Уцелело у людей.

В заморозке их хранили

Десять тысяч лет подряд.


Население бессмертных

Уменьшалось каждый год.

Больше трети потеряли,

Спали многие теперь.


Но Григорий с Азаметом

Были живы до сих пор

И по-прежнему дружили,

Только прятались они.


Крови жаждали его

Очень многие кругом,

Но уверены все были,

Человеком он погиб.


Очень сильно он мечтал

Мир былой всем возвратить,

Ради этого трудился

Днём и ночью каждый день


«Я никчёмный разрушитель,

Бесполезно это всё…» —

Он расстроился и встал,

Бросив все свои дела.


Часто злился так Григорий

И себя он обвинял,

Что нечаянно так мир

Переделать он сумел.


Все попытки что-то сделать

С их бессмертием всегда

Оборачивалось смертью

Всех подопытных его.


«Бесполезно — я согласен,

Прекращай, пошли гулять!» —

Как обычно, Азамет

Развлекаться предлагал.


«Скольких кокнул, хоть считал? —

Другу он задал вопрос. —

Скоро будут это делать

За тебя другие тут.


Про закон животных слышал?

Всех хотят пересчитать.

За убийство мышки даже

Будут впредь в тюрьму сажать»


«Мир, который создал я.

Кажется, что полный бред.

Метки им хотят проставить,

Государственный значок»


«Значит и конец придёт

Нашим здесь с тобой делам.

Ну его, науку эту,

Будем просто отдыхать!»


«Никогда!» — Григорий яро

Сразу начал возражать,

Не намерен был сдаваться,

Но расстроился сейчас.


«Да не нужно кипятиться,

Это так я говорю…

Но погибла стрекоза,

А вчера пчела и мышь.


Пару жней назад змея,

Месяц ранее енот…

Ты не Бог и не волшебник,

Хватит, просто поживи»


Надоело Азамету

Видеть то, как он всегда

Всё терзается от муки,

И винит во всем себя.


Каждый день Григорий долго

В одиночестве сидел,

Изучал и без конца

Ставил опыты свои.


Бесполезно это было,

Оба видели они.

Но Григорий был упрямый,

Ждал он чуда всё равно.


А тем временем планета

Всё беднела с каждым днём.

Исчезали птицы, звери,

Насекомые кругом.


Хоть бессмертные все были,

Умирали всё равно,

Катастрофы и пожары,

Злые люди, химикаты.


От учёных ненормальных

И озлобленных людей

Защитить зверей хотели

И придумали закон.


Охраняли впредь теперь

Жизнь животных, как людей.

Азамет тюрьмы боялся,

Беспокоился уже.


Он Григория готовил

К прекращению их дел.

Не намерен был и дальше

Убивать животных с ним.

35 Глава. Предложение Азамета

Через месяц стал закон

Всех животных охранять.

Поругался Азамет

Вновь с Григорием в тот день.


Не хотел он оставаться

Соучастником его,

Эти новые законы

Нарушать боялся он.


Но Григория бросать

Очень сильно не желал.

Своим долгом посчитал

Поддержать и убедить,


Ради опытов никчёмных

Убивать нельзя других.

Жизнь бесценна потому что,

Нет рождения теперь.


«Может, мыслишь ты неверно,

Нужен здесь другой подход.

Чтоб червей создать вот этих

Ты других не убивал?»


И задумался Григорий

На вопрос столь непростой.

Попытался вспомнить это

И ответил: «вроде, нет.


Убивал я куриц много,

Их геном совсем другой.

ДНК их не сумел

Перестроить под себя.


Я понять хотел ошибку,

Сделал пробу на червях.

Получилось, как ни странно…

Вот, мы видим результат.


Кур выносливых стремился

Вывести тогда всегда,

Был уверен, ДНК

Я сумел расшифровать…


Заложил в них быстрый рост

И выносливость при том.

Получилось чёрте что,

Сам не понял, почему»


«А по-моему всё верно,

Ведь любой ценой всегда

Выживают черви эти,

Есть готовы и себя.


Ты давай ка лучше будешь

Вновь генетику учить.

Может, новое придумать

Сможешь снова для людей?» —


Предложил тут Азамет,

Не надеялся уже,

Что Григорий согласится

Про лекарства позабыть.


Восемь тысяч лет уже

Препарат всё ищет он,

Чтобы клетки возвратить

Существам родные все.


«Может, прав ты, Азамет.

Нужно тактику сменить.

То, что съедено, вернуть

Нереально всё равно.


Понимал всегда я это,

Глупо верил в чудеса…

Чёрт возьми, ведь эти черви

Тоже типа чудеса…»


Улыбнулся Азамет,

Был доволен сильно так,

Ведь Григорий наконец-то

Оценил его совет.


«Я зародыша стараться

Буду как-то воссоздать.

Видел яйца таракана,

Прошлой ночью у окна».


«Нет, давай без тараканов! —

Азамет вдруг попросил. —

Всё что видим мы вокруг

Уж давно заражено.


Бесполезно изучать,

Обглодали черви всех.

Для успеха нам годится

Только чистый материал».


«Ты задумал что-то, видно?

Ну, выкладывай, давай!» —

С интересом стал Григорий

Так расспрашивать его.


«Не задумал, а добился!

Получил нам пропуска…

Разрешили нам с тобою

Поработать в Бионет»

36 Глава. Выпивка бессмертных

Собирались в «Бионет»

Только лучшие умы,

Все учёные мечтали

Там работать хоть разок.


Проявить себя давали

Шанс немногим в Бионет.

По критериям особым

Принимали в штат они.


«Испытательный нам срок

Целый месяц отвели» —

Азамет сказал и дал

Свой Григорию планшет.


«Что я с этим должен делать? —

Удивился он в тот миг. —

Фотография твоя,

И, похоже, принят ты»


Он обиженно вернул

Азамету тот планшет.

В Биомет он обращался

Говорили ему нет.


«Да, я знаю, за живое…

Ты к ним сотни раз ходил.

Дураки сидят там только,

Доказали мне они!


Ассистента разрешили

Мне любого для себя.

Так что оба мы в команде,

И не нужно дуться так!»


В Бионете позволяли

Брать здоровый материал.

Не больные червяками

Там хранились виды все.


На работе был Григорий

Круглосуточно почти.

Отлучался иногда

Азамета поискать.


Как и раньше, Азамет

Был учёный на язык.

Убеждал он хорошо,

И не зная ничего.


В Бионет сумел попасть

Лишь поэтому тогда,

Но в восторг не приходил,

Как Григорий оттого.


Уставал он, уходил

В свой любимый клуб всегда.

Телефон свой отключал

От назойливых тогда.


Как и раньше, алкоголь

Был в цене и пили все.

Но пьянели червяки,

Отдыхали люди те.


Расслабление от спирта

Получали червяки.

Называли полусном

Состояние их то.


Выпивал кто, отдыхал,

Расслаблялся и лежал.

Был в сознании, но только

Не хотел совсем вставать.


Азамет пил очень часто,

Имитировал так сон.

Раздражали только те,

Кто мешал в такой момент.

37 Глава. Появление человека

А подопытными были

Только мыши, как всегда.

Миновали лишь они

Заражение тогда.


Биомед ценился мышью

Не больною все века.

И поэтому хотели

Все учёные туда.


Три недели и Григорий

Способ смог изобрести,

Чтобы вырастить мышонка

Лишь в пробирке целиком.


Достижение его

Оценили это все,

И остаться разрешили

Там работать навсегда.


Точно так же, он заверил,

Может вырастить дитя

Человеческое, если

Разрешат они ему.


Это долго обсуждали

Целым миром пару лет

И в итоге разрешили,

Появился человек.


А за ним ещё, ещё.

Стало много вдруг людей.

Сотни тысяч человек

Породить они смогли.


И росли они, старели,

Стать бессмертными хотели.

Их держали взаперти,

Так боялись заразить.


Объясняли, убеждали,

Что опасен мир для них,

Но они и не желали,

Дальше слушать это всё.


Одержим свободой был

Абсолютно весь народ,

А бессмертные старались

Этот пыл угомонить.


Проживали группами

В изоляции они.

Иногда им удавалось

На свободу выходить.


Даже так заболевали,

Заражали остальных,

Но народ мечтал упрямо

Всё свободу получить.

38 Глава. Другая планета

Через тридцать лет нашли

Космонавты далеко

Очень темную планету

С атмосферою кругом.


Очень разные на ней

Всюду жили существа.

Их размеры превышали

В сотни раз простых людей.


Захотел народ бессмертных

В ту планету отослать

Всех здоровых, но планету

Нужно было освятить.


Впредь учёные всем миром

Думать стали, как же им

Свет создать настолько яркий,

Чтобы было всем светло.


Шли года, за ним века,

И раз, и два, и три и пять.

Через шесть веков сумели

Своего они достичь.


Свет планеты недалёкой

Увеличив в сотни раз,

Освятили ту, в которой

Кислород они нашли.


Появилось солнце так

И светила лишь для них,

Бесконечно освещала,

Согревала всё вокруг.


Но на месте не стояла

Та планета никогда.

Всё вращалась и вращалась

Там она вокруг себя.


День сменяться ночью стал

Очень часто там всегда,

Потому что для планеты

Свет был создан лишь один.


Вскоре стали вымирать,

Кто в планете обитал.

Кислород там уменьшался,

Волновались сильно все.


Оказалось, кислород

Там животные дают.

Исчезала атмосфера

Постепенно без следа.


Лишь в кромешной тьме умели

Существа те выживать.

Приспособиться к сиянью

Единицам удалось.


И бессмертные решили

Нужно землю завести.

Атмосферу поддержать

Там растения нужны.


На планете были той

Камни, глина, да песок.

В них растения расти

Совершенно не могли.


Но бессмертные боялись

Что с землей они червей

Завезут туда случайно,

Уничтожат и её.


Чтоб такого избежать

Приходилось очищать,

Свою землю им сначала,

А потом вести туда.


Стали жару подвергать

Свою землю каждый раз,

Уничтожив в ней всю живность

На планету ту везли.


Их земля была особой,

Плодородной высоко.

Очень черной, как смола,

Но не вязкой, как она.


Так бессмертные возили

Понемногу землю ту,

Но своей землёй планету

Не смогли бы всю покрыть.


Чтоб частично проложить

Свою землю им пришлось

Потрудиться дольше века,

Были тем довольны все.


На земле их плодородной

За год дерево росло

Толщиною целый метр,

Это норма там для них.


Появились так леса

Очень много всюду там.

Атмосферу удалось

Так бессмертным возвратить.

39 Глава. Заселение Земли

Операцию завоза

Плодородной почвы той,

Называли все «Земля»,

Чтобы легче понимать.


И планету эту тоже

Позже стали звать Земля.

От рабочих исходило

Это слово тут и там.


Вот поэтому все люди

Проживают на Земле.

Называют до сих пор

Ту планету, как Земля.


Завезённая земля

Стала смешиваться вся

Постепенно, повсеместно

Вместе с глиной и песком.


А причин на это там

Было много в тот момент.

И цунами, и вулканы,

Ураганы и кроты.


Получилась так земля

Посветлее, чем была.

Но растения на ней

Стали медленно расти.


Кислород они давали

Точно так же, как всегда,

Но десятки лет взрослели

Все деревья там теперь.


И бессмертные решили,

Всё оставить так, как есть.

«Дорожить лесами будут

Постоянно, значит, здесь»


Группу первую людей

Отпустили жить туда.

Из ста тысяч человек

Состояла вся она.


Отсылали жить на Землю

Всех желающих тогда.

Долгожданную свободу

Эти люди обрели.


А бессмертные решили,

Что отныне никого

На ту Землю не отправят

Никогда и ни за что.


Для защиты той планеты

Это было решено,

Чтоб случайно и туда

Тех червей не завезли.


Так прожили ещё век,

Все довольные кругом,

Но бессмертные людей

Размножали всё ещё.


Из ста тысяч человек

Появилось вновь у них

Население здоровых,

Не болеющих людей.


И они, конечно, тоже

Убежать хотели все.

Стали требовать свободу

Бес конца они себе.


Тот закон пересмотрели

Для защиты от червей,

Запрещающий людей

Отвозить на Землю вновь.


Группу новую собрали

И отправили туда.

Где пустой и отдалённый,

Где безлюдный материк.


Чтоб не встретились те группы,

Поступили так они.

Побоялись все раздора,

Не хотели войн они.


Только встретились те группы

Через несколько веков.

Между ними началась

Бесконечная война.

40 Глава. О бессмертных

Проводив вторую группу,

Снова приняли закон,

Чтобы Землю от червей

Максимально оградить.


И на этот раз решили

В своём мире запретить

Размножать простых людей

Без особенных причин.


Население бессмертных

Поддержать решили все,

И поэтому людей

Порождали иногда.


Человеком разрешали

Быть им всем до тридцати,

А потом их заражали

Обязательно червём.


Этот возраст оптимальным

Их законом признан был,

Чтоб вступить в ряды бессмертных,

И остаться впредь таким.


Миллиард бессмертных только

Быть у них всегда должно.

К этой цифре постоянно

Все стремились там они.


Заселённым на планету

Под названием Земля

Запретили вспоминать

И червивых обсуждать.


И потомкам указали

Ничего не говорить.

Появление людей

Сочинить велели всем.


Чтоб послушаться заставить,

Им не дали ничего,

Чтобы данные они

Не смогли запечатлеть.


А ещё они боялись,

Что народ сумеет вновь

Выход в космос совершить

И вернуться снова к ним.


Их червивая планета

Хоть весьма и далека.

Отыскать её случайно

Дело нескольких часов.


Вот поэтому жестоко

Поступить им всем пришлось.

Обделили очень сильно

Весь отосланный народ.


Все блага у них остались,

У бессмертных навсегда.

И компьютер, телефоны,

Ручки и бумага вся.


Электричество не дали,

Им не строили дома.

Так заставили людей

Развиваться всех нуля.


Это злобу породило,

Там, конечно же, у всех.

Им пришлось смириться просто

И стараться выживать.


Про бессмертных, про вампиров

Сочиняли на Земле

Книжки разные и даже

Кто-то верил в них всегда.


Но червей не вспоминали,

То из памяти ушло,

Но вампиром быть не нужно,

Это знали хорошо.


О бессмертии мечтал

Весь стареющий народ

От начала всех времен

И так будет до конца.


Непрерывно на Земле

Люди ищут чудеса,

Все мечтают не стареть,

Не хворать, не умирать.


Обязательно поймут,

Может быть, когда-нибудь,

Но природу обойти

Им окажется сложней.


У бессмертия цена

Будет очень дорога,

И коснётся всех живущих

Обязательно она.

Написано: ‎1. 05. 2020 ‎г., ‏‎23:48 — 14.05.2020 16:30

Паразиты параллельного мира

Матвей с рождения видит вокруг себя разнообразных созданий, жуков и червяков. Родители считают его ненормальным, но не обращаются к врачу, учат не выдавать своих недостатков. Однажды Матвей видит совершенно новый вид паразитов, которые кажутся ему зловещими. Вскоре весь мир будет в панике: у людей сползает кожа, они теряют волосы и умирают страшной смертью. Всюду говорят, что это радиация неизвестного происхождения. Матвей знает, в чём причина и пытается найти лекарство. Удастся ли ему это?

1 Глава. Детские капризы

В обычной самой, молодой,

Родился он в семье простой,

С достатком средним, жили скромно,

В огромном городе всегда.


Имел родителей обоих,

С рожденья маленький Матвей.

И жили дружно мать с отцом,

Любили сына сильно так.


И не болели никогда

Недугом головы

Ни бабушка, ни дедушка,

Ни мать с отцом его.


Матвей на вид казался

Мальчишка не больной,

Обычный был и добрый,

Игрался и шалил.


Ничем не выделялся,

Казалось, иногда,

Но если присмотреться,

Он странный был всегда.


Казался, чистоплотным

Совсем не погодам,

Ребёнком никогда

Он грязь не подбирал.


И на полу играть,

Совсем он не любил,

Хотел сидеть в кроватке,

Он целый день всегда.


Матвею было два,

Капризничать он стал,

Попить он не желал,

И ложку в рот не брал.


Мать Нина испугалась

За сына своего.

Подумала, болеет,

Не хочет ничего.


Как раз в тот день она

Лениться начала,

И детские бутылки

Не стала кипятить.


«Подрос уже малыш, —

Подумала она, —

Настолько быть стерильным

Теперь всё не должно».


«Заболел Матвей, похоже,

Совсем он не поел» —

Пожаловалась Нина,

Так мужу своему.


Отец Матвея, Игорь

Поверить не хотел,

Сынишка бегает веселый,

Доволен, вроде, всем.


«Иди, попробуй сам

Матвея накормить.

Он голову свою

Воротит от еды» —


Она сказала мужу

И миску принесла.

Матвей и в самом деле

Отказывался есть.


«Ну, может, старая еда,

Подпортилась слегла». —

Матвей предположил,

На кухню отошёл.


«Подпортилась? Ты шутишь?

Сварила только что!

Попробуй сам сначала,

Потом пойдёшь варить!»


Послушал её Игорь,

Попробовал еду.

«Вчерашняя» — сказал

Про кашу он её.


«И что такого? Ничего!

Такой же он, как мы.

Вчерашнее всегда

И сами мы едим!» —


Оправдывалась Нина,

Понять всё не могла,

Зачем же Игорь сам

Готовкой занялся.


Он редко очень что-то

Готовил для семьи,

Работу только женской

Готовку называл.


«Он не такой, поверь. —

Ответил Игорь ей. —

Сейчас поест, увидишь.

Здоровый наш малыш»


Увидела тут Нина

Чем Игорь занялся,

И сразу на него

Ворчать вдруг начала:


«Ну, это чересчур,

Прополосни и всё!

Зачем ты кипятишь

Посуду всю его?


Родился не вчера,

Матвей большой теперь.

С посуды общей может

Он с нами есть теперь!»


«Как видишь, не согласен

С тобою наш Матвей.

Посуду обязательно

Всю нужно кипятить».


Помахала головой

Нина сразу на него,

Недовольство выражая,

Возмущённая была.


«Чистюля сумасшедший!

Тут это ни при чём!

Ведь микроскоп в глазах

Не встроен у него!»


«А если встроен? — он сказал,

Её так шутку поддержал. —

Вот видишь, кушает теперь!

Капризный маленький Матвей»


С тех пор посуду сына Нина

Всю вычищала хорошо.

Лениться сразу перестала,

Старалась очень для него.

2 Глава. Взрослые привычки

Любил помыть он ручки,

Салфеткой протереть,

Пил воду исключительно

Вскипевшую всегда.


И каждый раз он свежую

Сначала охлаждал,

Внимательно разглядывал,

А после выпивал.


И если отстоялась

Вода — её не пил,

Себе он обязательно

Отдельно кипятил.


А прежде чем поесть,

Свою посуду мыл,

В остывшей, вскипяченной

И в чистой лишь воде.


Стерильными салфетками

Посуду протирал,

И всё равно с неё

Чего-то он сдувал.


В гостях Матвей не ел,

Твердил всем не хочу,

Когда его едой

Пытались угощать.


Особенность свою

Скрывал он ото всех.

Боялся сумасшедшим

Прослыть он навсегда.


Так мама научила

Вести себя при всех,

Матвей её уроки

Усвоял хорошо.


И с детства не водила

К врачам она его,

Клеймо больного сыну

Боялась получить.


И знала, понимала,

Матвей был не такой,

Микробы видел всюду

Он малышом ещё.


Надеялась, пройдёт,

Со временем недуг.

Сынок так рос и рос,

Боролся сам собой.


Матвей закончил школу,

Учиться в вуз пошёл.

Хотел он стать учёным,

Микробы изучать.

3 Глава. Книга паразитов

Глаза открыв, он видел

Ужасный, страшный мир.

Битком он был жуками

Различными везде.


Ещё и червяками,

Живыми существами,

Которых на планете

Не знал ещё никто.


И знал Матвей, что видит

Их только он один.

Матвей не сомневался —

Реальные они.


Любого паразита

Он взять рукою мог,

В другое место даже

Забрать, перенести.


И мелких мог большим

Их сразу же скормить.

Он мир их изучал,

Так делал иногда.


Пытался он понять,

Какие существа

Питаются другими,

Бросаются всегда.


Большие зачастую

Не станут мелких есть.

И мелкий очень редко

Большого есть начнёт.


Матвей старался очень

Жуков тех рисовать,

И получалось даже

Неплохо у него.


Мечтал он понапрасну

На камеру заснять

Всех этих паразитов

Народу показать.


Ему не удавалось,

Конечно же, заснять,

Ведь эти паразиты

Не видны никому.


Понять Матвей пытался,

Зачем же это он

Особенный и видит,

Что крыто ото всех.


С рождения их видел,

Привык он в ним давно,

Умел их не бояться

И даже различать.


Их множество такое,

Что сосчитать нельзя.

Ужасные на вид,

Опасны не всегда.


И если в бане видел

Какой-то вид всегда,

В гостиной непохожий,

Другой вид находил.


Он в этом норму видел,

Бояться перестал.

И безопасность комнат

По ним же выяснял.


Когда встречал впервые

Какой-то новый вид

В своём альбоме сразу

Его он рисовал.


И больше пяти ста

Листов альбом имел.

В огромный он учебник

Все склеивал листы.


И по цветам сперва

Жуков он отделял,

Потом куда приклеить

Он новый лист решал.


Учебник этот свой

Он ото всех скрывал,

И даже маме с папой

Его не доверял.


И книгой паразитов

Он свой альбом назвал.

Записывал повадки

Он каждого жука.

4 Глава. Вопросы отцу

К отцу Матвей ни раз

С вопросом подходил:

«Ну, может, ты когда-то

Чего-то видеть мог?»


«Я вижу всё, сынок,

Что видят люди все» —

Всегда отец Матвею

Привык так отвечать.


Ответом недовольный

Таким он был всегда.

Максим во лжи всё время

Отца подозревал.


«Мне мама рассказала,

Когда был мал совсем,

Ты сразу догадался

Чего я захотел.


И почему не ел,

Капризничал, кричал.

Ты маму заставлял

Посуду кипятить»


«Ну, это помогло же!

Довольный ты вдруг стал!

Я просто догадался,

Чистюля думал ты». —


Отец так объяснялся,

И правду говорил:

«Я не такой, как ты,

Не вижу, чего нет»


«Не верю в это я,

Ты просто лжёшь, отец,

Боишься, что тебя

Мать психом обзовёт.


Но мне то доверять

Ты можешь, без проблем,

И я не понимаю,

Зачем всё отрицать…


Ты знаешь, много лет

Болезни изучал

И знаю я немало

Недугов головы.


И как проблемы эти

Приходят от семьи.

Всему есть объясненье,

Ничто не просто так».


«Ко мне всегда приходишь

С допросом ты своим,

А к матери хоть раз

Скажи мне, приходил?» —


Так Игорь недовольный

У сына вдруг спросил.

Ответ он, думал, знает,

Ведь ясно, не ходил.


«Ходил, ходил, конечно!

И мама, деду тоже.

Жаль, бабушка моя,

Давно уж умерла.


Но я подруг её

Поспрашивал живых.

Никто не говорил

О странностях её»


«Вот видишь, мы здоровы,

Причина не в семье.

Возможно, ты таблетки

Попил совсем не те»


«Про что ты говоришь? —

Матвей вдруг подхватил. —

Вы разве мне давали

Таблетки в детстве пить?»


«Ты лучше мне скажи,

Кому их не дают?» —

Отец ему с усмешкой

Правдивый дал намёк.


«Мне нужен список весь,

Чего я принимал?» —

Задумчиво сказал

Отцу тогда Матвей.


«Ну, это нереально,

Скорей всего, сынок.

Но можешь попытаться

К врачам своим ходить.


На карте пишут всё,

Положено давно.

Но я же не всерьёз

Всё это говорил!»


«Возможно, ты был прав. —

Матвей отцу сказал.

С серьёзными глазами

Задумчиво смотрел. —


Я должен был подумать

Об этом сам давно.

Ты мне подсказку дал,

Спасибо хоть на том!»


Матвей ушёл обиженно,

Прервал их разговор.

С отцом на эту тему

Общаться он устал.


«Ну, хватит обжаться!

Я правду говорю!

Когда ты мне, скажи,

Поверишь, наконец?!» —


Так Игорь сыну вслед

Слова свои сказал,

И сам он обижался,

Того не выдавал.

5 Глава. Разговор с матерью

Когда Матвей сказал

Всё матери своей,

Что хочет свою карту

Он как-то раздобыть,


Она ему сказала:

«Не нужно это всё,

Итак, отлично помню,

Что пил ты у меня» —


Она пошла на кухню,

Открыла шкафчик свой,

Оттуда начала

Лекарства доставать.


И все перечисляла

Названия она.

Потом весьма уверенно

Ответила ему:


«Совсем нет ничего,

Что вредно для мозгов.

Лекарства от простуды,

Испытаны давно.


Их пьют все повсеместно,

И дети, старики,

Никто ещё рассудок

Так просто не терял.


Родился ты таким,

Никто не виноват.

Причина не в таблетках,

Ты знаешь это сам.


Не нужно постоянно

Об этом размышлять.

Похоже в твоём вузе

Вас учат не тому» —


Так мать ему сказала

Взволнованно слегка.

Навязчивость Матвея

Пугала бес конца.


«Я их программу, знаешь,

Давно уж изучил.

Во всём опережаю,

Ведь это нужно мне.


И должен на работу

Скорее я пойти.

Хороший микроскоп

Я должен обрести.


Пойти туда, где есть

Ещё я не смогу.

На первом курсе будет

Теория одна» —


Матвей так объяснял

Все планы и мечты.

От матери срывать

Чего-то не хотел.


Но Нина промолчала,

Сказать не знала, что.

Не нужно обучаться

Не смела говорить.


Матвей всегда мечтал

Достичь чего-то сам.

И людям помогать

Проблемы их решать.


Зачем-то был уверен,

Что должен мир узнать,

Какие паразиты

Живут ту среди нас.


Мечтал когда-нибудь

Их людям показать,

Но только их реальность

Не мог он доказать.

6 Глава. Эксперименты Матвея

«И физика, механика,

Ещё и математика —

Зачем же ерунду

Подсовывать сюда» —


Подумал так Матвей,

В дневник свой посмотрев.

Предметами своими

Был возмущён вдвойне:


Что важным он считал

Сегодня не вели,

Хотел он изучать

Материю, людей.


Но, несмотря на это,

Матвей прилежный был,

Старательный, послушный,

Хороший ученик.


И день на удивление

Отличный удался,

Он к вечеру довольный

Последовал домой.


Матвей был окрылён

Идеей не былой.

Ему вдруг показалось,

Что цель его близка.


А может даже очень

Она проста была,

Теперь он это может

Сам лично проверять.


Учили на уроках

Они сегодня свет.

Каким он может быть

И что собой несёт.


Себя Матвей сознательно

Вдруг начал убеждать:

«Причину слепоты

Людской таит наш свет».


Себя он убедил,

Что должен свет создать,

Который сможет людям

Жуков тех показать.


Не мог найти покоя

Матвей совсем никак,

Ведь видел паразитов

Он лишь один всегда.


И он не сомневался,

Реальные они.

Повсюду окружают,

Как можно с ними жить?


В мечтах он потаённых

Желал мир изменить,

Стерильным его сделать,

Жуков всех истребить.


Дома свои очистить,

Учебные места,

Чтоб больше их не видеть

Жуков и червяков.


В фантазии свои

Он часто уходил.

И мир совсем другим

Он чистым представлял.


А иногда он думал,

Как дом свой очищать

От мерзких паразитов,

Травить он их мечтал.


Домой придя, он сразу

В вещах своих искал

Полезные предметы

Для опытов своих.


Он лазер отыскал,

Игрушку для детей,

И зеркала, и лупу

Он мамину забрал.


Сушилку для ногтей

Её он прихватил,

Ведь ультрафиолетовый

Нашёл свет только в ней.


И лампу инфракрасную

Забрал он у отца.

Его отец купил

На дачу, для цыплят.


Стеклянные пробирки

От папиных сигар

Матвею пригляделись,

Он сунул их в карман.


С добром он этим всем

Пошел тогда к себе,

И заперся надолго

Он в комнате своей.


Игрался очень долго,

Никто не помешал.

Ребёнком недоразвитым

Себя он ощущал.

7 Глава. Новый вид

Полгода пролетели,

Матвей был огорчён,

Не смог изобрести,

Чего он так желал.


Мечты его уже

Развеялись давно,

Волшебный свет никак,

Ему нельзя создать.


И людям невозможно

Тот скрытый мир узнать,

Невидимое видеть

Никак им не дано.


Был самый день обычный,

Матвей пораньше встал.

И сам не понял он,

Зачем проснулся вдруг?


Как раз был выходной,

И можно вдоволь спать,

Никто его в семье

Не думал разбудить.


Умыться он любил

И чистить зубы сразу,

Но нужно было воду

Готовить полчаса.


Сначала кипятить,

Потом и охладить.

Иначе он не мог,

Жуки ведь в ней плывут.


Своё он отвращение

Не мог перебороть,

И воду из под крана

Использовать, как все.


Понимал Матвей умом

Очень даже хорошо,

Что жуки и червяки

Неопасные в воде.


Их давно все люди пьют

И живыми каждый день,

Но не видят никогда,

Не противятся никак.


Повсеместно, каждый

Происходит всюду так.

Паразиты эти людям

Неспособны навредить.


И возможно, даже в людях

Много их, внутри живут,

Ив желудке обитают

И в кишечник попадают.


Но Матвею было страшно

Даже это представлять.

И тем более таких

Просто взять и проглотить.


Он противнее не видел

Абсолютно ничего.

Чистоплотным быть всегда

Он с рожденья обречён.


Время много он терял,

Чтоб умыться и поесть.

Но об этом не жалел

Совершенно никогда.


Он лениво брёл на кухню,

Как проснулся, не спеша.

Чайник он хотел поставить,

Мать увидел за столом.


А ещё он ужаснулся,

Сразу вскрикнул: «Нет! Не ешь!»

Руку матери ударил,

Чтобы сбросить бутерброд.


«Мы с тобой договорились!

Обещал. И что опять?» —

Укоризненно Матвею

Сразу мать ему сказала.


Уронила бутерброд

Аппетитный, дорогой

Маслом вниз, а вся икра

На полу была кругом.


«Обещал, но тут другое,

Нечто жуткое вокруг.

Паразиты появились,

Совершенно новый вид.


Чем-то шар напоминают,

Все пятнистые они.

Только пятна — это зубы,

Очень острые они.


Красный вид — опасный самый,

Я давно их изучил.

Но такого я не видел

Никогда, совсем нигде.


Всех съедают, даже крупных

Без разу тут они.

Если б видела всё это…

Что-то тут совсем не так»


Мама слушала, молчала

И была огорчена.

«Прогрессирует недуг» —

Так подумала она.


И сынок её любимый

С каждым днём безумней всё.

Начинает над собой

Он терять уже контроль.

8 Глава. Попытки убеждения

«Мама, мама, обещай

Что не будешь есть вот так?

Сам тебе я приготовлю,

Обещай мне хоть сейчас?» —


Он взволнованно сказал,

Мать боялся потерять.

Почему-то он решил,

Это вирус страшный здесь.


Он не знал наверняка,

Просто думал так пока.

Он болезни изучал,

И на вид их узнавал.


Только то, что видел раньше,

Разрасталось, но не так.

Паразиты эти ели

Абсолютно всех подряд.


Будто мир переменился,

Знал об этом только он.

Ведь в окошко поглядел —

Там всё красное кругом.


Красно-розовым он видел

Небо, землю и асфальт.

И красиво, и ужасно,

Это видел только но.


И машины и дома

Покрывала пелена

Эта розовая всюду,

Где укрыться он не знал.


«Что-то жуткое творится,

Мама, верь мне, хоть разок?

Обещаю, что потом

Буду слушать я тебя.


Или, хочешь, мы проверим,

Что я правду говорю.

Опыт с Барсиком сейчас

Мы с тобою проведём?»


Что сказать Матвей не знал,

Но желал мать убедить

Испугаться и не кушать

Нестерильную еду.


«Значит, Барсика не жалко? —

Усмехнулась тут же мать. —

Паучка прихлопни лучше,

Твой тарантул надоел»


«Про опасность паразитов

Говорю тебе сейчас.

Ты же ведь не веришь, мама,

Что реальные они!»


«Вот и докажи тогда!

Их тарантулу скорми!

Если сдохнет, то тогда

Я поверю может быть!»


«Но тогда Горсак умрёт» —

Сразу же Матвей сказал.

Грусть серьёзная заметна

На лице его была.


Нина только отмахнулась

И довольная была,

В споре с сыном победила,

Не боялась ведь она.


«Если я пойду на это,

Обещай не уходить

И не кушать без меня

Ровно сутки? Нужно так»


Глубоко вздохнула Нина,

Задала ему вопрос:

Если соглашусь на это,

Обещай серьезно мне


Впредь такое никогда

Не выкидывать со мной.

Я устала, вся на нервах,

Жить хочу нормально я.


Понимаю, что тебе

Тут мерещится всегда,

Но пойми же, это всё

Нереальное совсем»


«Докажу когда-нибудь,

Что реальные они.

Я согласен, посиди

Горсаку их отловлю»

9 Глава. Жертва Матвея

С пола красную икру

Быстро всю собрал Матвей.

Начал с пола он сгребать

Паразитов не спеша.


«Хватит шкрябать ламинат!

Я такого не стерплю» —

Недовольная сказала

Мама сыну своему.


«Ладно, ладно, прекращаю.

Много их уже набрал.

Ну, пошли, со мною мама,

Всё тебе я покажу»


«Я по Горсаку пока

Не соскучилась ещё!

Знаешь, пауков боюсь,

Даже видеть не хочу»


«Мама, мама, он добряк,

Не опасен наш Горсак.

Ты должна бояться этих» —

На икру он показал.


Усмехнулась мать его

И добавила ещё:

«Ох, опасная икра!

Для здоровья так вредна!»


«Я серьёзно, мама, хватит!

В ней забастики сидят.

Их так много, ужас просто,

Жаль, не видишь их и ты»


«Слава Богу! А не жаль». —

Так подправила она

Сразу сына своего

И отправилась за ним.


Было ей не привыкать

Сыну глупо потакать,

Но она старалась очень

Так Матвея поддержать.


Ей казалось, что не нужно

Ненормальных раздражать.

Лучше сразу проявить

Понимание и всё.


Поневоле соглашалась

Верить Нина в то, что нет.

С болью в сердце претворялась,

Будто прав Матвей всегда.


Не пыталась никогда

Сына убедить она,

Что болеет он и видит

Нереальное всегда.


«Вот, похоже, проглотил…

Но икринку он не ел…

Красный, кажется, умен,

В паука он сам вошёл.


Ужас, мама, я такого

Не встречал ещё нигде.

Паразиты думал эти

Не стремятся в нас попасть.


Этот вид совсем другой,

Хищник сильный небольшой.

Не боятся никого,

И съедают изнутри…»


«Не похоже, чтоб его

Кто-то там съедал сейчас!

Бегает тарантул твой

Даже очень резво вон» —


Пальцем Нина указала

На большого паука.

Горсака она боялась

И противилась всегда.


И гримасу отвращения

Не сумела скрыть она.

Горсака мечтала сильно

Отослать давно ещё.


«Я не про него сейчас,

Но Горсак их проглотил…» —

Начал сразу же Матвей

Ей серьёзно объяснять.


«Сквозь реальные тела

Я не вижу никогда.

Остальные для меня

Все прозрачные всегда.


Вижу душу их как будто,

Как проекция они,

Можно с тенью их сравнить,

Только в цвете все они.


Их размер намного меньше

Чем я вижу их всегда.

Не могу ни одного,

Как жука простого взять.


Как размазанные всюду

На предметах все сидят.

Если много их, то будто

Все сливаются они.


И сейчас мне показалось,

Что один из них вошёл

В червяка большого быстро,

Изнутри его сожрал.


И ушло на это всё

Всего несколько минут.

Паразиты, да, малы,

Но безвредны ведь не все»


«Но Горсак то твой живой.

Я могу пойти поесть?» —

Сразу мать ему сказала,

И на кухню пожелала.


«Подожди, ведь уговор

Совершенно не такой!

Сутки не прошли ещё,

Мы не знаем правду всю.


Паразиты за секунды

Не способны убивать.

Ведь не яд они тебе,

Нужно просто подождать.


Если не умрёт Горсак,

Буду очень-очень рад!

Но плохого я боюсь…

Не спеши мамуль, и всё»


«Шутишь что ли, голодать

Я не стану тут весь день!

Поигрались и хорош» —

Мать сказала так ему.


«Я поддакивать тебе

Постоянно не могу.

Тебе стоит повзрослеть,

Хочешь, вместе поедим?


Ну, попробуй хоть разок

Нашу ты еду поесть.

Не умрёшь, не заболеешь

Обещаю я тебе»


«Нет, не стану». — Он сказал

И последовал за ней.

Бутерброд помог ей сделать

Без жуков и червяков.

10 Глава. А на улице…

Мать поела, спать пошла,

Было рано всё ещё.

Только-только расцветало,

Успокоился Матвей.


Вскоре очень испугался,

И поверить он не мог:

Новым видом паразитов

Весь аквариум полон был.


Красно-розовый оттенок

Был повсюду изнутри,

А паук Горсак погиб,

Он не двигался совсем.


Из него всё вылезали

Бесконечно эти все

Красное-розовые черви,

Толи шарики жуки.


И кому их отнести,

Он ещё не понимал.

Эти шарики сцеплялись,

Если много было их.


Словно ниточка тянулись,

Друг за другом не спеша.

Но они, казалось, вовсе

Неподвижные всегда.


«Ритро-8 назову, —

Так подумал сразу он. —

Вид восьмой из круглых вы,

Кто встречался на земле.


Круглых мало почему-то,

В основном всегда овал,

Изучить их он не смог,

Так как редкие они.


Но таких зубов, как эти

Не имел никто из них,

Темных круглых в морге видел

И на кладбище разок.


Он подумал, что возможно

Круглый вид от мертвецов

Происходит сам собой,

Только редко, не всегда.


Он хотел их изучить,

К маме часто приходил.

Иногда его пускали,

Если были там одни.


Нина против не была,

Видел часто он тела.

Даже органы людей

И частички сгнивших тел.


Паразиты были всюду,

Но не круглые они,

Без зубов и без шипов,

Очень медленно росли.


Ритро-8 не такой,

Он особенный, другой.

Размножается он быстро,

Поедая всех подряд.


«Вы откуда появились?

Как бы я узнать хотел…

Дело кроется, уверен,

В мертвечине в морге том…


А иначе, мать откуда

Притащила их сюда?

Надо будет прогуляться,

Лучше улицу смотреть…» —


Так сказал Матвей себе,

Одеваться поспешил.

Дверь открыл и отбежал

В ужасе себе сказал:


«Как же так, они летают!

Не укрыться нам нигде» —

Пригляделся и увидел,

Ошибается слегка:


Паразиты не летят,

На пылинках лишь сидят,

Сильно ветер их разносит,

И везде они парят.


Эпидемия идёт

Очень страшная везде,

Паразиты убивают

Абсолютно всех везде»


Он увидел на земле

Умирающих жуков,

Еле ползали они,

И летать уж не могли.


Мухи, комары исчезли.

Не кусал его никто.

Нет летучих насекомых,

Птицы тоже не видны.


«С миром всё было нормально

Всего пять часов назад.

Что случилось, непонятно.

Знает ли об этом кто?» —


Он вопросами такими

Задаваться начал вдруг,

В спешке браузер открывал,

Что вбивать в него не знал.


Просто новости открыл,

Вдруг услышал страшный звук.

Понял, власти говорят,

Всем опасно выходить.


В интернете написали

Радиация кругом

Появилась вдруг внезапно

И не знают, отчего.


Ужасающие снимки

Заражённых видел он,

И глазам своим не верил,

Как же это всё вот так?


У людей слезала кожа,

Лезли волосы у них.

А глаза их розовели,

Будто крашеные все.


Повсеместно присылали

Публикации свои

С разных уголков земли.

Был испуган весь народ.

11 Глава. Защитная одежда

«Что за бред они тут пишут?

Шутят, что ли, не пойму.

Радиация? Конечно!

Отупел что весь народ?» —


Возмущался так Матвей,

Он понять не мог совсем,

Так такое в новостях

Написать они могли?


С радиацией попутать

Разве можно вирус так?

Я не верю, невозможно,

Это всё кошмарный сон.


Всю плату нашу за день

Этот вирус будто съел…

Да, поэтому, наверно,

Так подумали они.


Ничего не изучили,

Время мало ведь прошло.

Что же делать, невозможно

Даже выйти и пройтись».


У окна Матвей стоял,

Что поделать он не знал.

А потом решил проверить

Он теорию свою:


«Это точно паразиты,

Знаю я наверняка,

Значит маской медицинской

Можно ноздри защитить.


Только как проверить это?

Думай, думай, голова!» —

Он ходил туда-сюда,

Полу папину разлил.


«Да, бутылка мне поможет

Опыт быстро провести.

Эффективность масок должен

Я узнать наверняка»


Сразу он на горловину

Той бутылки нацепил

Маску скотчем и скорее

Приоткрыл своё окно.


Нажимая на бутылку,

Имитировал он так

Вдох и выдох человека

Очень даже хорошо.


«Да, да, да! Потом сказал он,

И на маску посмотрел.

Паразиты свозь неё

Не умели проходить.


Зубы их цеплялись сразу

На ворсинки тут и там,

И протиснуться свозь маску

Не могли они никак.


«Значит, надо хорошо

Одеваться, вот и всё.

Есть проблема лишь одна —

Нужно защитить глаза.


Не смогу проверить я,

Попадут через глаза

Эти странные созиданья,

Или всё-таки уж нет?


Ну, хорош уже гадать.

Есть очки же у меня.

Пару лет назад на море

Что для плавания брал»


Удивился он и сам,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A4
от 1975
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: