электронная
360
печатная A5
498
16+
Больше никогда

Бесплатный фрагмент - Больше никогда


5
Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-3655-2
электронная
от 360
печатная A5
от 498

Благодарности

У меня никогда не получилось бы написать эту замечательную историю без поддержки моей сестры. Спасибо, что была со мной и верила в каждую главу этой книги. Я смогла…

Пролог

Я стояла напротив зеркала в тускло освещённой уборной мотеля, состригая свои длинные по пояс волосы. Рядом стояла моя лучшая подруга Меган и нервно кусала ногти. Ей с самого начала не нравилась эта затея, но она понимала, что уже поздно отступать назад.

В маленькой уборной царил невообразимый хаос. Зеркало, душевая и пол были заляпаны краской для волос, а теперь еще и мои состриженные волосы засыпали и без того грязный пол. В воздухе витал запах побега, и это одновременно пугало и радовало. Уже через час эта уборная, да и этот город превратятся в воспоминания о той части моей жизни, которой я была совсем не рада. Уже через час я смогу ощутить на языке слово, о котором мечтала много лет. Свобода.

— Выглядит немного странно, но тебе идет, — сказала Меган, глядя на мои волосы цвета каштана, которые еще совсем недавно были светлыми.

— Это вынужденные меры, ты же знаешь, — ответила я, состригая последний локон.

Сделав шаг назад, я осмотрела себя и результат своих стараний. Выглядела я и вправду странно: каштановые волосы спускались волнами чуть ниже плеч. Некогда светлые волосы выдавали только голубые глаза. Темные волосы прекрасно гармонировали с загорелой кожей, что не могло не радовать.

— Так будет лучше, — произнесла Меган со слабой улыбкой на губах.

В сердце у меня защемило, когда я посмотрела на подругу: такой грустной я ее никогда не видела и не думала, что когда-нибудь увижу. Меган всегда была воплощением радости, порядочности и доброты. За девять лет нашей дружбы она позволила себя загрустить только раз, когда умерла ее любимая собака. В остальные же моменты улыбка не сходила с ее лица.

— Иди ко мне, — произнесла я, крепко обнимая подругу. Зажмурившись, я пыталась остановить слезы, потоком рвавшиеся наружу. — Я буду звонить, обещаю. Через год ты приедешь ко мне, и все будет как раньше.

— Без тебя год в этой дыре покажется вечностью, — усмехнулась Меган.

Мы простояли, обнявшись еще минуту, прежде чем разъединить объятия. Оставались последние штрихи, а потом я покину это место навсегда.

В тесной комнате меня уже ждал мой чемодан, в который я запихала только самое необходимое. Однако самые важные вещи лежали в моей сумке, с которой я не на минуту не расставалась. Я проверила, на месте ли паспорт, билет до Портленда и деньги, которые я успела скопить.

Меган достала из кармана небольшую пачку денег и сунула мне в сумку.

— Мама передала тебе немного денег, — виновато улыбнулась подруга.

— Ты сказала ей? — с упреком спросила я. Вся эта затея планировалась оставаться тайной для всех, кроме меня и Меган. А теперь еще и ее мама была в курсе.

— Прости, она бы все равно рано или поздно узнала.

— Теперь она все им расскажет! — Сердце снова отчаянно забилось в груди, только теперь не от скорой разлуки с подругой, а от страха снова встретиться с ними.

— Она все понимает. — Меган успокаивающе погладила мою ладонь. — Они не узнают.

Я прикрыла глаза, пытаясь успокоить свое сердцебиение. Слишком много было поставлено на кон.

— Не могу поверить, что ты уедешь за три тысячи километров отсюда.

— Меня приняли в университет Портленда. Нельзя упускать такую возможность, — пожала плечами я.

— Так ведь это единственный университет, в который ты подавала документы. — Тесная комната залилась звонким смехом подруги, на что я лишь покачала головой.

— Хочу уехать подальше отсюда, — проговорила я.

— Ладно, давай повторим еще раз. И на этот раз попробуй сказать все так, чтобы даже у меня не осталось сомнений.

Я коротко кивнула и подошла к маленькому зеркалу, висящему над пыльным комодом. Посмотрев в отражение, я глубоко вздохнула и выдала отрепетированные слова.

— Привет, я Марли Дарем. — Я послала отражению милую улыбку.

— Вау, Марли, а откуда ты? — подыгрывала Меган.

— Хм, дай-ка подумать. Я из Аризоны, а может из Сан-Хосе или любого другого города, что в общем-то неважно, ведь это все неправда.

— Соберись! У тебя все получится, — произнесла подруга, опустив руки мне на плечи и слегка сжав их.

— Я из Форт-Уэрта. Туда меня перевези родители, когда мне было четыре, хотя мама родом из Техаса.

В отражении я увидела гордую улыбку Меган, что говорило о моем успешном мини выступлении, в чем я конечно же не сомневалась. Врать я умела всегда, поэтому обвести вокруг пальца жителей Портленда для меня будет сущим пустяком.

— Мы закончили? — спросила я, на что Меган уверенно кивнула. — Тогда пора мне сваливать из этого ада как можно скорее.

Глава 1

— Черт! — выругалась я, наступая в очередную лужу.

Я только что забрала свое расписание на предстоящий семестр и внимательно рассматривала каждый предмет по дороге к общежитию, но здешняя погода никак не давала мне насладиться своим новым статусом студента. В Портленде я находилась уже около месяца, но до сих пор не покидала территорию университета. Я не ожидала, что он окажется настолько огромным: несколько кампусов и общежитий, резиденций для местных братств, и все это располагалось вокруг невероятно огромного парка, в котором я и проводила большую часть времени, просто наслаждаясь атмосферой умиротворения. Почти месяц я была предоставлена сама себе: основной поток студентов приехал лишь к началу учебного года.

По вечерам я созвонилась с Меган, чтобы узнать обстановку дома. Как оказалось, никто и не заметил моего отсутствия, что не особо меня удивляло. Я знала, что еще не время для поисков. Я не жалела о том, что сбежала, однако иногда утопала в одиночестве, не находя себе места.

— «Я справляюсь», — успокаивала я себя каждый раз, когда на душе становилось невообразимо грустно.

В Бродвей я зашла в промокших насквозь кедах. Местная погода с каждым днем становилась все отвратительнее. Бродвеем называлось наше общежитие, и знаете, название весьма соответствовало. Каждый день здесь был как театр с дешевыми актерами.

— Привет, Марли, — помахала мне Ханна, когда я зашла в комнату.

Ханна была моей соседкой по комнате в общежитии. Она заехала всего пару дней назад и до сих пор возилась со своими вещами. В тот день, когда Ханна переступила порог комнаты со своим жутко огромным и жутко розовым чемоданом, я поняла, что мы хорошо поладим. Своей отзывчивостью она напоминала мне Меган, хотя внешне они были совершенно разные. Ханна была обладательницей ярко рыжей копны волос и проницательных зеленых глаз. Все ее лицо было усыпано веснушками, что только подчеркивало ее красоту. За эти пару дней я выяснила, что помимо отзывчивости, Ханна обладала еще одной чертой, которая проявится через…

Три…

Ханна опустила взгляд вниз, на мои ноги.

Два…

На лице моей соседки медленно появляется гримаса ужаса.

Один…

— Черта с два ты зайдешь сюда в этом! — Она ткнула пальцем на мои кеды. — Можешь снять их и смело выкинуть в мусорное ведро. Поверить не могу! Неужели ты не можешь ходить там, где нет луж?

— Ты просто очаровашка, — буркнула я, скидывая кеды в угол комнаты.

Не обращая внимания на все еще пребывающую в ужасе Ханну, я прошествовала к своей кровати. Там я еще раз просмотрела свое расписание, делая особый акцент на предметах на завтра.

— Ладно, — смягчилась Ханна, присаживаясь рядом со мной, — обещаю быть менее ворчливой, только если ты перестанешь приносить грязь в наше гнездышко.

— Так точно, мэм, — усмехнулась я. — Ты уже забрала свое расписание?

— Да, забрала сегодня утром. И у нас с тобой, — девушка мельком просмотрела мое расписание, — всего два предмета.

— Не делай такое расстроенное лицо. Хватит и того, что мы с тобой живем в одной комнате, — улыбнулась я, поднимаясь с кровати. Схватив из шкафа первые попавшиеся пижамные штаны и футболку, я поспешила в душевую.

В коридоре уже не было так пусто. Мимо меня проходили приехавшие студенты, что-то бурно обсуждая между собой. Некоторые из них сидели вдоль стен, поджав ноги под себя и что-то показывая друг другу в своих мобильных телефонах.

Мне нравился Бродвей. Стены были выкрашены в неприедающийся лиловый цвет, а пол был покрыт темно коричневым паркетом. Все старались украсить двери своих комнат в индивидуальном стиле. Где-то висели самодельные цветочки, где-то фотографии. Некоторые не постеснялись повесить на свои двери светодиодные лампочки в форме своих инициалов. Каждая комната была как отдельный мир. Мне нравилось рассматривать украшенные двери проживающих на ними студентов: так я могла составить свое собственное представление о жильце каждой комнаты.

Быстро сбросив с себя одежду, я встала под горячие струи душа, закатив глаза от наслаждения. Вода дарила мне спокойствие, которого мне так долго не хватало. Меня не смущали приходившие и уходившие девушки, которые проводили в душе время вдвое меньше меня. Но именно сегодня мое спокойствие было нарушено голосами двух девушек, которые, как мне показалось, использовали душ не по назначению, а чтобы обсудить летние каникулы, планы на предстоящий год, да и вообще на всю жизнь.

— Надеюсь, в этом году он все-таки позовет меня на вечеринку. — Первый голос был до ужаса пискляв.

— Нужно хорошо постараться, чтобы туда попасть, — сказал второй голос.

— В прошлом году он не обращал на мои старания никакого внимания, но в этот раз он так просто от меня не уйдет.

— Вставай в очередь, Брит. Ты же знаешь, сколько желающих хотят очутиться в объятиях Хейдена Холла. — Похоже, второй голос был более рассудительный, но не менее раздражающий.

— Никто его не заслуживает. Он будет только моим.

Поскольку мой настрой был окончательно сбит, я выглянула из-за шторки. Напротив зеркала стояли две пышногрудые девицы с вызывающим макияжем. Они тщетно пытались спрятать свои нарощенные волосы под душевыми шапочками, но длинные острые ногти им в этом препятствовали. С первого взгляда девицы вызывали во мне только отвращение и желание стереть из памяти последние две минуты моей жизни.

— Ты чего уставилась? — воскликнула Брит (как я уже смогла понять), глядя на меня через зеркало.

Моей главной миссией было хотя бы на предстоящий месяц оставаться дружелюбной ко всем без исключения, но дерзкий тон этой девицы не оставил мне выбора.

— Пытаюсь понять, насколько слеп и глуп будет этот Хейден Холл, если обратит свое внимание на такое чудовище, как ты, — ответила я, посылая девицам самую дружелюбную улыбку и резко закрывая за собой шторку.

Год обещает быть очень веселым.

Глава 2

В первый учебный день я постаралась выглядеть максимально презентабельно. Большую часть утра я провела за нанесением макияжа и выбором подходящего костюма.

— В таком прикиде тебя спутают с преподавателем университета, — усмехнулась Ханна.

На это заявление у меня не нашлось адекватного ответа, поскольку в чем-то Ханна была права. Черная юбка-карандаш и белая блузка явно перебор для студентки-первокурсницы.

— Должна я была попробовать, — сказала я, расстёгивая молнию на юбке.

Через минуту я стояла напротив зеркала в своих любимых зауженных джинсах и белой обтягивающей футболке. Все еще не высохшие с прошлого дня кеды пришлось променять на черные балетки.

— Теперь намного лучше, — улыбнулась Ханна, хватая с кровати свою сумку.

На английский мы залетели перед самым приходом преподавателя.

— В следующий раз будем выходить раньше, — проговорила запыхавшаяся Ханна, занимая свободное место в первых рядах.

— Или ты начнешь надевать более удобную обувь. — Я поймала недоумевающий взгляд своей соседки. Закатив глаза, я указала на ее красные туфли на шпильке.

— Это и есть мои самые удобные туфли, — возмутилась она, раскладывая тетради на парте.

В тот момент, как наш учитель мистер Дьюи начал лекцию, дверь в аудиторию резко распахнулась. В следующее мгновение аудитория наполнилась одновременным женским вздохом. Только сейчас я заметила, что весь задний ряд был забит девицами абсолютно разных пород. Все они быть как на подбор: ничем не отличались от Брит, которую я встретила минувшим вечером в женской душевой.

— Здесь что, проходит кастинг на Мисс Ненатуральная-Грудь-Волосы-И-Губы?

— Мне кажется, они тут все из-за него.

Я проследовала за взглядом Ханны.

В дверях аудитории стоял парень, явно старше нас на курс или даже два. Он обхватил свой рюкзак настолько сильно, что мне удалось разглядеть вены на его идеальном бицепсе. Черная футболка обтягивала безупречное тело, которое, несомненно, сводило с ума не один десяток девушек. Ровные черты лица, слегка вздернутый нос и наглая улыбка на губах дополняли образ местной секс-машины.

— Мистер Холл, — спокойно произнес Мистер Дьюи, — надеюсь, правила Вы помните?

Наглая улыбка сменилась ослепительным оскалом. Кажется, в этот момент у кого-то с задних рядов слетели трусики.

— Мистер Дьюи, Вы же знаете, как я ценю ваши занятия. Может, хотя бы сегодня Вы простите мне это крошечное опоздание и позволите поприсутствовать на Вашей интереснейшей лекции? — Парень драматично сложил руки вместе и направил на мистера Дьюи умоляющий взгляд.

— Не удивлюсь, если он каждый день целует свое отражение, — шепнула я Ханне, но этот альфа-самец каким-то образом услышал меня. Он молниеносно переключился с мистера Дьюи на меня и, клянусь, если бы его взгляд мог убивать, то я была бы уже мертва.

Я поежилась на своем месте, но взгляд отводить не стала. Не в моих правилах так просто уступать кому-то, даже если этот кто-то на голову выше меня.

Моя решительность нисколько не смутила его, а скорее наоборот, развеселила. Парень подмигнул мне, а на губах заиграла самодовольная улыбка.

— Хорошо, Мистер Холл, занимайте свободное место, — проворчал мистер Дьюи, продолжая свою лекцию.

— «Холл?» — подумала я про себя, вспоминая вчерашний разговор девиц в душевой. И тут все карты сошлись. — «Тот самый Хейден Холл».

Первый учебный день прошел гладко и без видимых происшествий. Но даже одного дня мне оказалось достаточно, чтобы понять одну простую вещь: самая приятная часть университетской жизни заключалась в посещении кафетерия. Большой перерыв между занятиями длился час, и все студенты использовали это время разумно, набивая свои животы.

Я плюхнула свой доверху набитый поднос на стол, который Ханна предусмотрительно заняла для нас.

— Ты просто сумасшедшая! — воскликнула Ханна, презрительно оглядывая содержимое моего подноса.

— Успела нагулять аппетит, — пожала плечами я, хватая сандвич с индейкой.

— Хороший аппетит — залог здоровья. — На свободное место напротив нас плюхнулось тело. Я подняла взгляд и наткнулась на пару голубых глаз, но направленных вовсе не на меня, а на мою соседку.

— Ты еще кто такой? — бесцеремонно спросила Ханна.

— Я тот, кто готов отдать себе свое сердце. — Парень смешно пошевелил бровями, будто бы намекая на что-то.

— И сколько девушек на это купились? — Ханна продолжала невозмутимо жевать веточку сельдерея и делать вид, что не была заинтересована в поклонниках.

Парень широко улыбнулся, обнажая свои очаровательные ямочки на щеках.

— Хм, в этом году пока ни одной, — усмехнулся он, — но я уверен, такая очаровательная леди, как ты, не сможет устоять перед моим обаянием.

— Ха! — Ханна медленно наклонилось вперед, оказавшись всего в паре сантиметром от лица незнакомца.

— Ты не в моем вкусе, — сказала она и резко отпрянула назад.

Мне всегда казалось, что подобные фразы отшивают парней за раз, но тут ситуация сложилась иначе.

— Это вызов, — произнес парень, поднимаясь со своего места. — Было приятно поболтать с вами, дамы. Кстати, меня зовут Вуди.

Послав напоследок хитрый взгляд в сторону Ханны, парень скрылся в толпе студентов.

— Ты видела это? — возмутилась Ханна, но за возмущением я успела заметить кое-что еще. Как бы Ханна ни старалась спрятаться, я раскусила ее в один момент: ей понравилось.

— Ставлю сто баксов, что через неделю вы с ним переспите, — хохотнула я. Это был рискованный шаг с моей стороны, но я за милю чуяла любовные интрижки.

— Ни за что на свете! — выпалила Ханна.

Но взгляд и еле заметная улыбка на ее губах говорили совсем об обратном.

После занятий Ханна решила позаниматься в библиотеке, поэтому в Бродвей я шла одна. Чтобы как-то скоротать время я решила позвонить Меган. Мы не общались уже четыре дня, и я даже начала чувствовать вину за то, что не звонила ей.

— Где ты пропадала столько времени? — Меня встретил возмущенный голос подруги.

— Извини, я совсем замоталась. Быть студентом непросто, — усмехнулась я.

— Как первый день? — Голос Меган смягчился. Долго злиться она не умела.

— Слишком долгий, — вздохнула я. На том конце послышался тихий смешок.

— Как дела дома? — осторожно спросила я. Паника медленно зарождалась в моем животе. Сколько бы сил я ни прилагала, чтобы побороть ее, она всегда появлялась, когда я спрашивала о доме. Боялась услышать, что они поняли, что меня нет.

— Твоя мама звонила мне вчера вечером. Она явно беспокоилась.

— Что ты ей сказала? — Мой голос дрожал. Любое упоминание о матери было болезненным для меня. Я чувствовала непреодолимое желание вернуться домой, только чтобы убедиться, что она в порядке, но я не могла.

— Я сказала ей, что ты еще какое-то время поживешь у меня. Она поверила, что в первый день в школе задали кучу лабораторных, и ты согласилась мне помочь. Когда она попросила поговорить с тобой, я сказала, что ты уже спишь.

— Спасибо, что выиграла для меня еще немного времени, — благодарно ответила я.

— Только вот что потом?

— Еще не знаю, — тихо произнесла я, крепко прижимая трубку к уху.

Как я уже говорила, моя затея была рискованной, хотя бы потому, что я ее не до конца продумала. Я знала, что рано или поздно они начнут искать меня. По крайней мере, я сделала все возможное, чтобы этот поиск был не слишком простым.

— Как обстоят дела с работой? — Меган всегда знала, когда нужно сменить тему.

— Завтра первый рабочий день.

— Так значит, теперь ты будешь ходить в фирменной футболке и кепке? — хихикнула Меган. — Жаль, что меня нет рядом, чтобы посмеяться над тобой.

— И спрашивать «какой кофе желаете?», — усмехнулась я в ответ. — Это временная работа, пока я не найду что-нибудь получше.

Чтобы как-то платить за учебу мне пришлось устроиться в местную кофейню. Плюс заключался в том, что она находилась всего в пяти минутах от общежития, поэтому мне не придется тратить деньги на транспорт. Однако, я понимала, что работа будет занимать практически все мое свободное время после занятий.

— Я верю в тебя, — произнесла Меган. Ее слова поддержки вселяли в меня уверенность в то, что я все делала правильно.

Мы поговорили еще какое-то время обо всем, что произошло с нами за эти четыре дня. Я рассказала ей про Ханну и про то, как они похожи, про скучные пары и лучший кафетерий в моей жизни.

За разговорами с подругой я и не заметила, как добралась до Бродвея. Совершенно измотанная первым днем, я плюхнулась на кровать и быстро провалилась в сон.

Глава 3

— Марли! — Голос Ханны был настолько оглушительным, что я поморщилась.

— Уйди, — пробормотала я, плотнее укутавшись в одеяло.

— Уйду ровно через двадцать минут. Как раз, когда начнутся занятия, — спокойно ответила Ханна. Этот трюк сработал на «ура».

Я быстро соскочила с кровати, проклиная всех на свете. Кажется, вчера я вырубилась и совершенно забыла поставить будильник. Схватив с тумбочки полотенце и косметичку, я помчалась в душ. Ровно через двадцать минут я стояла собранная на пороге комнаты и ждала Ханну. Какая ирония.

— На вид тебе лет пятнадцать, — вынесла вердикт моя соседка, осматривая меня. Времени на макияж у меня не было, поэтому решила оставить все как есть. Волосы я собрала в свободный пучок на затылке.

— А чувствую себя на все семьдесят, — ответила я. Мозг еще не успел проснуться, а мышцы ныли от спанья на неудобном матраце.

Первым занятием у меня была психология, что не могло не радовать. Мне всегда нравилось разбираться в людях, в их поступках и решениях, именно поэтому я и выбрала своей специальностью социологию. В школе я часто намеренно попадала в передряги, чтобы оказаться в кабинете психолога. Мне хотелось запомнить, как она вела себя со мной, что говорила, и к каким манипуляциям прибегала. Кажется, она давно поняла, что со мной было все в порядке, но любезно приглашала меня к себе в кабинет при любой возможности, которую я специально предоставляла.

Наш преподаватель, мистер Кертис был наглядным примером того, как должен выглядеть психолог: уравновешенный, свободно владеющий ситуацией мужчина лет сорока, — он сразу мне понравился. Движения его были плавными, голос ровный и спокойный. Прошла половина занятия, а мне казалось, что всего пять минут. Я записывала за ним каждое слово и смеялась над каждой шуткой.

— Эй, — раздался голос у меня за спиной.

Я не обращала внимания, пока голос не стал громче, а его владелец — наглее.

— Какого хрена? — Я резко обернулась и наткнулась на уже знакомые голубые глаза.

— Привет. — Вуди обольстительно улыбнулся. — Мы встречались в кафетерии.

— Я знаю, кто ты, — выпалила я, — что тебе надо?

— Подумал, что ты любезно сообщишь мне имя своей очаровательной подруги.

— Она же сказала, что ты не в ее вкусе. — Я отвернулась от парня, пытаясь снова сосредоточиться на словах мистера Кертиса.

— Давай услугу за услугу. — Вуди почти дышал мне в ухо.

— Тебе нечего мне предложить, — шепотом ответила я.

— Уверен, что есть. Ты называешь имя свой подруги, а я познакомлю себя с самым популярным парнем университета.

Я прыснула от такого заявления. Пара студентов с первых рядов обернулись и шикнули на меня. Заядлые зубрилы.

— Твой друг такой же настойчивый как ты?

— Еще хуже, — усмехнулся Вуди.

— За твоим другом бегает толпа полуголых девиц, мечтая оказаться в его постели? — продолжала я.

Теперь настала очередь Вуди прыснуть от моего вопроса.

— С утра до вечера.

Я глубоко вздохнула. Уже третий день подряд Хейден Холл прямо или косвенно напоминает мне о себе. Сначала две девицы обсуждают его в душевой, потом он заявляется на занятие и поднимает вокруг себя шумиху, а теперь это.

— Твой друг меня не интересует, — ответила я.

— Ты ведь первокурсница, да? — спросил Вуди, на что я коротко кивнула. — Рано или поздно он сам тебя отыщет.

— Слушай, я скажу, как зовут мою подругу, а ты отвалишь от меня, договорились?

— По рукам. — На лице Вуди расплылась улыбка Чеширского кота. Он и не мечтал, что я так быстро сдамся.

— Ее зовут Ханна. Цветы можешь послать в Бродвей, мы с ней живем в одной комнате.

— Это даже больше, чем я просил, — довольно прошептал Вуди. — А комната какая?

— Ты ведь не думал, что все будет так просто, верно? — улыбнулась я сама себе. Но, кажется, Вуди остался доволен и той информацией, что я ему дала.

Как мы и договорились, остаток занятия Вуди не приставал ко мне с вопросами и странными предложениями.

Когда наступило время большой перемены я ринулась в кафетерий. По какой-то непонятной причине мне не терпелось увидеть Ханну. За неделю эта девчонка стала незаменимой частью моей жизни. Возможно, это объяснялось тем, что мне редко удавалось сблизиться с кем-то, поэтому всех моих друзей можно было пересчитать по пальцам. Ханна была приятной и иногда слишком назойливой, но она мне нравилась.

— Эй! — Ханна махала мне с задних рядов кафетерия.

— Я взяла тебе еду. — Девушка подвинула мне поднос, как только я плюхнулась напротив нее.

Кажется, Ханна была в хорошем расположении духа, поэтому я решила пока не рассказывать о своей маленькой шалости с Вуди.

— Как мило с твой стороны, — искренне улыбнулась я, хватая картошку со своего подноса.

— Жаль, что сегодня у нас нет общих занятий. Без тебя безумно скучно, — хныкнула Ханна, на что я лишь усмехнулась.

Я медленно оглядывала кафетерий, который уже успел наполниться голодными студентами. Мой взгляд остановился на столике, где сидел Вуди, активно жестикулируя и гримасничая. Рядом с ним сидел Хейден Холл, но казался мало заинтересованным в том, о чем так возбужденно разглагольствовал его друг. Его взгляд был направлен четко на меня, хоть мы и находились друг от друга через три столика. Я невольно вздрогнула от такого пристального взгляда, но продолжала смотреть на него, словно зачарованная. Кажется, он заметил, что я смотрела на него, и широко улыбнулся, обнажая ряд идеально белых зубов. В ответ я лишь приподняла бровь, будто спрашивая «какого хрена ты творишь?». Наш немой монолог прервала белокурая девица, которая нагло села на колени Хейдена, обвивая руки вокруг шеи парня. В отличии от меня, белобрысая помеха ничуть не смутила Хейдена, и он продолжал смотреть на меня. Вот уже и Вуди заприметил меня и начал махать мне рукой. Надеюсь, он не решил, что раз я поделилась с ним нужной ему информацией, то теперь мы стали друзьями навеки.

Сдавшись, я все-таки отвела взгляд, вновь вернувшись к своей картошке.

— Вы раздевали друг друга глазами? — подмигнула мне Ханна. Вот черт, кажется, она тоже заметила, как мы смотрели друг на друга.

— Ага, я только начала расстегивать его ремень, как мне помешала та девица, — пошутила я.

— Он хорошенький, только тебе не подходит. Ты слишком хороша для него.

— Или слишком проста, — усмехнулась я.

— Не говори так. Ты выглядишь лучше, чем все эти разукрашенные сучки.

— Только вот я уже успела перейти ему дорогу. Мне кажется, он смотрит на меня и думает, где и как меня убить.

— Его взгляд так не думает, — ответила Ханна, запихивая в рот лист салата. Чертова вегетарианка.

После звонка мы вновь разбрелись по своим занятиям. По расписанию у меня был итальянский. Я сама выбрала этот предмет и с нетерпением ждала его начала. Мне казалось, что, изучая итальянский, мне удавалось сохранить хотя бы крошечную связь с мамой. Раньше мама преподавала итальянский в местной школе и была самым обожаемым учителем. Дома я часто просила ее дать мне пару уроков, но мои уговоры сопровождались отказом: мама не хотела нагружать меня и говорила, что у меня все время мира, чтобы начать изучать язык. И вот время пришло.

Кабинет был небольшой, но я все равно заняла место в задних рядах. Не хотела стать мишенью для преподавателя уже на первом занятии. По-тихоньку в кабинете собирались другие студенты. Почти все из присутствующих знали друг друга, и я снова пожалела о том, что с Ханной мы видимся только на двух предметах.

Ничего уже не могло испортить и без того ужасный момент, как в аудиторию ввалился Хейден Холл. Он сразу заприметил меня на задних рядах и, не раздумывая, зашагал в мою сторону. Кинув рюкзак на пол, парень сел на свободное место рядом со мной.

— В кабинете полно свободных мест, — процедила я.

— Ты выглядела так одиноко, что я решил составить тебе компанию, — ответил Хейден на мое замечание.

Я осмелилась бросить на него взгляд. Только теперь я могла полностью разглядеть его, особенно когда он сидел так близко ко мне. Темные волосы неряшливо падали на лоб, на губах еле заметная улыбка. Темно-серые глаза направлены четко на… меня? Вот черт.

— Я думал, мы закончили играть в гляделки еще в кафетерии, — ухмыльнулся парень.

— Я… я вовсе и не на тебя смотрела, — защищалась я, глубоко в душе понимая, что он мне не поверит.

— Ага, так я и подумал. — После того, как я ничего не ответила, парень решил сменить тактику. — И давно ты увлекаешься итальянским?

Вопрос издалека, но вполне безобидный.

— Еще с детства, но знаю всего пару слов, — усмехнулась я, нервно черкая карандашом на полях блокнота.

— Так значит, это твое первое фактическое занятие? — не дождавшись ответа, Хейден продолжил. — И у меня тоже.

Парень наклонился к моему уху и произнес:

— Надеюсь, у нас будет время, чтобы попрактиковаться в итальянском вместе.

На секунду у меня перехватило дыхание, мысли спутались и стало трудно дышать. Этот парень определенно знал, как обращаться с дамами.

— И не мечтай, — выдавила я.

— Buongiorno! — раздался веселый голос преподавателя. Наш диалог был прерван, чему я была отчасти рада.

Наш преподаватель, миссис Эванс — добродушная женщина лет за пятьдесят — почти половину занятия делилась с нами основами итальянского языка. Я слушала внимательно, потому что считала, что основы — это важно. Хейден не беспокоил меня. Казалось, он был поглощен также, как и я.

Ближе к концу занятия Миссис Эванс дала нам небольшой тест и время до конца занятия. С тестом я справилась за считанные минуты, так же, как и мой неугомонный сосед.

— А ты хорошо справляешься, Марли Дарем, — шепотом похвалил он, глядя в мой листок с тестом. В уголке листа красовалось мое имя.

— Я внимательно слушала. — Я сосредоточилась на своем блокноте и старалась не смотреть на Хейдена.

— Слушай. — Парень накрыл мою ладонь руками. Я подняла голову и в недоумении уставилась на Хейдена. — Ты мне нравишься. Не буду скрывать, твое поведение для меня в новинку. Обычно девушки сами пытаются привлечь мое внимание. Признайся, ты лесбиянка?

Я плотно сжала губы, чтобы унять рвавшийся наружу смех. Лицо Хейдена оставалось серьезным, а значит, вопрос не был поводом для смеха.

— Если девушка не пытается засунуть твой член себе в рот, то это не значит, что она лесбиянка, — ответила я, изо всех сил стараясь оставаться спокойной и не забиться в истерическом смехе.

— Слава Богу, — облегченно выдохнул парень, убирая свою руку с моей ладони. — Было бы обидно, если бы такая девушка оставалась недоступной… для мужчин, по крайней мере.

— Оставь свои шаблонные фразы для других, — закатила глаза я.

Прозвенел звонок, и я быстро встала со своего места. Хейден не успел сказать мне и слова, как я вылетела из кабинета, желая скорее оторваться от него.

По началу я думала, что Хейден Холл был как открытая книга для меня. Я знала, чего хотел он и чего хотели от него. Он представлял собой образ настоящего придурка, который имел все, что носит юбки и туфли на каблуках. В глубине души я понимала, что сегодняшние его разговоры являлись не больше чем попыткой затащить меня в постель, однако тот факт, что он не навязывался ко мне с непристойными предложениями (как я ожидала) открыли его для меня с другой стороны. За сегодняшний день я поняла три простые вещи о Хейдене Холле. Он обаятелен? Да. Галантен? Определенно. Красив? Сногсшибательно красив.

Если мне и предстоит оказаться в постели этого парня, то для начала ему придется здорово потрудиться. И вот тут-то я и узнаю, кто такой Хейден Холл на самом деле — хищник, который мгновенно набрасывается на свою добычу или охотник, который предпочитает выждать момент перед тем, как напасть. Может, я тороплюсь со своими выводами, и он окажется кем-то еще. Кем-то совершенно непредсказуемым и удивительным для меня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 498