электронная
Бесплатно
печатная A5
338
18+
Богом данная

Бесплатный фрагмент - Богом данная

А вдруг это не вымысел? Вдруг это правда, но частично забытая?


4.7
Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-7948-0
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 338
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Описание

Это история о потомках апостолов Иисуса. Всем известна история о том, как Иисус со своими учениками ходил по землям Иерусалима и творил чудеса разные. Но не всем известна история, с чего всё это началось. Множество версий лежит на просторах интернета, так же как и в рукописях. Автор, в свою очередь, выбрал среднестатистическую версию, чтобы читателю было легче осмыслить, в чём собственно дело — с чего всё началось и к чему это привело. Первая и вторая главы являются предисловием, перед третьей, самой главной и заключительной главой, в которой вас ждут: смех и слёзы, счастье и горе, неразделённая любовь, сражения не на жизнь, а насмерть.

И для тех, кто не знает, с чего пошло название книги. Город Феодосия, в переводе с греческого языка, это и есть «Богом данная». Соответственно, все основные действия в этом городе и происходят, в третьей главе. Поэтому если у вас какие-то возникнут вопросы, интернет с радостью вам на них ответит.

Глава I
Гроза

До начала времён

После создания Херувимов, Люцифер Светоносный возгордился собой. Он убедился в том, что он на много могущественней в отличии от остальных Серафимов и поровнял себя с Господом, и в первый раз ударил гром. Новость о его творении мгновенно разнеслась по всему Царству Небесному. После чего у Люцифера появилось достаточно приспешников, чтобы устроить восстание против Господа, что он и сделал…


Царство небесное плавало в бескрайней небесной пучине. Это был огромный дворец нерукотворной красоты, чьи масштабы уходили далеко за горизонт, врата которого были всегда открыты.

Когда Люцифер подходил ближе к чертогам Господа, где всё сияло белым светом, гром ударил во второй раз и уже с большей силой. Все удивились, ведь прошлый удар был ели слышен. А многие даже и не припомнят дождя на своём веку.

Потолки в чертогах были высокими, и в золотых и красных красках были расписаны картины на потолке, которые описывали зачаток времён. По правую сторону чертог была длинная библиотека, которая была заполнена даже не на треть. В тех книгах была записана история, которая только начиналась, история, которую писал Всевышний каждый день. Всё что происходило на небесах и на земле, было записано в этой библиотеке, высота которой достигала десяти метрам, при том, что она время от времени росла, создавая новые полки для книг. Посередине зала стоял трон Господа, на который он даже ни разу не присел, а вдоль всего зала стояли 2 ряда колонн. Колонны были ярко белыми снизу, подымаясь выше, окрас менялся уже от нежно-голубого до тёмно-синего и к потолку они уже были чёрного окраса, так как фоновый окрас потолка был черного цвета, на котором уже была красками опись начала времён.

По левую сторону были оконные арки, у перил которых практически всё своё время проводил Всевышний, размышляя о том, чего не хватает в совершенном мире, любуясь степями и лесами, горами и морями, и проплывающими облаками.

— Дождь начинается… Проходи сын Мой, я ждал тебя. — подумал Всевышний.

И все присутствующие услышали его. Ибо не произносил речей Господь, по причине того, что не достойный оглохнет, ослепнет и отнимутся ноги его, и онемеет язык, услышав голос Господа. — Только не говори лишнего. Молви то, зачем пришел ко мне… — продолжил Он, ведь знал, зачем пришёл Люцифер.

— Отче. Ты видишь и знаешь всё, и то, что я способен на многое ты тоже знаешь. На много большее, чем кто-то из моих братьев, чем-то, к чему я уготовлен! Я хочу помочь тебе Отче… Я хочу стоять с тобой на равных, при власти, чтобы мы вместе создавали совершенный мир!

— Но ты не знаешь, к чему ты уготовлен… — ответил Всевышний. — Не могут двое стоять и равноправно, по одну сторону, создавать совершенство. И не думай продолжать. Ты вынуждаешь меня принять тяжёлое моему сердцу решение…

Повернулся Всевышний к сыну и ударил гром в третий раз! И ударил так сильно, что пол под ногами задрожал, и пыль упала с трона Господнего, и начался дождь. И с нахмуренным лицом Господь произнёс:

— Я низвергаю тебя из Царства Небесного за твои помыслы на Землю! И твоих приспешников, что плетут заговор за моей спиной по твоему Указу! Приговор вступает в силу незамедлительно и безоговорочно.

И ударил Господь посохом, чтобы смело всех нечестивых, как будто бы вытянуло их из царства небесного с такой силой, что даже ухватиться ни за что не успели бы.

Опроверг Люцифер Указ Всевышнего своим мечом! А остальные, кого от Указа Господнего отбросило на несколько метров, приняли это как знак и, достав мечи, ринулись в атаку. И началась гроза…

Брат бился против брата. И не было конца в этой битве, ибо не падёт Святой от Святого оружия… Отталкивая нападение угодников Люцифера, они постепенно перенесли сражение на земные степи, пока в царстве небесном не остались Люцифер с Господом вдвоём.

У нечестивых, за долгое время битвы, осыпались перья с крыльев и стали они кожаные, рваные, страшные и окрестили их Демонами. И кожа их стала красной от их же крови, и стали они смертны от Святого оружия.

Всевышний разрушил меч Люцифера и произнёс ещё раз:

— Я низвергаю тебя из Царства Небесного за твои деяния глубоко в недра земные, где жар горит не угасая! И приспешников твоих, что пошли с мечом против братьев своих! Приговор вступает в силу незамедлительно!

И ударил Господь посохом, и провалились под землю они, как и не было. И захлопнулись врата Царства Небесного, и рассеялись тучи над Раем.

После битвы ещё долго из-под земли в Царство Небесное доносились крики Демонов. Но это были не мольбы о прощении — у них рога росли.

Глава II
Дикие псы

760 лет от основания Рима

Сын Божий с ранних лет знал, что ему предначертано принести себя в жертву для искупления грехов людских, что помешает планам Люцифера. Из чего Он сделал вывод — Ему следует защитить себя, ибо Люцифер пожелает Его гибели значительно раньше.


Когда Иисусу минуло 12 лет, Он вместе с родителями отправился в Иерусалим, на праздник Пасхи. Он пробыл в храме три дня. Беседуя с книжниками, он узнал о доспехах, которые не пробить не стрелой, не мечом человечим и не умрёт от руки Демона облачённый в эти доспехи, если он чист душой, а ежели нет, то одев — сгорит. Иисус помогал Иосифу плотничать, что помогло Ему создать макеты доспех из дерева.

На 30-м году жизни Сын Божий принял от пророка Иоанна крещение в реке Иордане. Прежде чем начать Своё служение людям, Иисус Христос отправился в пустыню и постился 40 дней. Искав метал для своих доспех, Он нашёл в пустыне пещеру с рудником металлической руды. Там и выковал, положив в основу каждого доспеха частицу себя — своего духа. Иисус был так увлечён, что вовсе забыл про голод и не поддался на соблазны Люцифера. И сделав доспехи именными, Иисус позволил надеть их другому, но только потомку и только в нужный час. 12 Апостолов, 12 доспех, 12 наследников. Он знал, что грядёт не последняя битва…


Люцифер посылал бесов, чтоб те подстрекали людей для покушения на жизнь Сына Божьего, чтобы Тот не дожил до своей казни. Но всё было тщетно. По достижению 30-и летнего возраста Сына Божьего, Люцифер решил отправить Демонов через грешников, ибо времени было совсем мало.

Демоны воровали их души, забирали в Ад — ломали им шеи и занимали их тела. Люциферу было на руку то, что грешных было более чем достаточно.

У созданий этих глаза были налиты яростью и кровью, они еле сдерживали себя, чтобы не наброситься на кого-либо и не разорвать его на части. Они были словно дикие псы на цепи, ждущие, когда Люцифер их спустит.


За одним из ужинов Учитель наказал своим ученикам найти подвальное помещение, в котором можно было бы спрятать провиант на 3 года вперёд. Удивились ученики, ведь не было у них столько еды, но подвал отыскали. И следующей же ночью они собрались в том подвальном помещении. Никто не понимал что происходит, для чего Иисус собрал их в подвале:

— Зажгите свечи, ученики, и расставьте их на полу. — промолвил Учитель.

Так и сделали Апостолы. И подвал стал освещён и увидели они доспехи именные, и стояли они каждый напротив своих, и поведал им Сын Божий обо всём, что будет дальше. О том, что теперь это зал для учений и собираться они там будут каждую ночь, и научит их Иисус владеть оружием Святым для защиты себя и людей простых, для изгнания Демона и убиения его. И поведал Учитель о том, что ждёт казнь его для искупления грехов человечих, и Люцифер будет желать его гибели до казни, и следует Апостолам оберегать Учителя своего до тех пор, пока не возьмут его под стражу, ибо слуги Люцифера слепы — не различают людей, но чуют запах чудес, сотворённых Сыном Божьим. А чтобы всё следовало предписанию, он наказал Иуде Искариот предать его за 30 серебряников, а Петру, что должен будет отречься от него 3 раза. И должны они дать Ему умереть, как бы больно им не было, и после смерти Учителя оберегать Его тело, ибо по истечению 3-х дней он воскреснет и явится, пред ними, воплоти.

Забыли Апостолы, что такое сон и стали они стражей Господней. Занимались они каждую ночь и слушали учения Сына Божьего, а днём они сказывали учения эти простым людям и творили чудеса разные.

Не каждый раз Люцифер успевал сослать Демонов на Сына Божьего, ибо преклонялись они пред Учителем ранее — покаявшись перед Господом. Как это было, как Люцифер считал хорошим шансом разорвать Его на части, пред многотысячной толпой, когда Учитель накормил всех этих людей, умножив 5 ломотей хлеба и 2 рыбины, они преклонились перед ним и грехи их были прощены, и не смог насладиться Люцифер смертью Сына Божьего. Но бывало, что Демоны появлялись из неоткуда. Тогда поражённых Апостолами Учитель воскрешал, возвращая душу их из Ада. И не была душа грешной более.

Мало было по 2—3 Демона посылать на убиение Сына Божьего и Люцифер решил устроить Ему ловушку. Иисус же на тот момент наказал разделиться Апостолам по парам и проповедовать, но с собой он всё-таки взял четверых.

Подбежала к Учителю лекарь. Девушка со счастливым лицом, от того что наконец-то видит Спасителя, и со слезами от горя… Она упала к его ногам:

— Спаситель помоги! Помоги пожалуйста! Больные, они умирают от чумы… Мы не можем их вылечить… Они умирают, Спаситель! Пожалуйста…

Учитель наклонился к лекарю, взял её за руку, чтобы помочь подняться и промолвил:

— Успокойся, вытри слёзы и веди Меня.

Подходя ближе к лазарету, Апостолы почувствовали, что с девушкой что-то не так, но продолжили идти за Учителем. Войдя в лазарет, Апостолы испугались и поморщились — там воняло смертью… Больных было множество. Тела лежали везде, мест не хватало ни на полу, ни на кушетках. Еле живые, поморщенные, поблекшие, прогнившие части тела были укрыты простынями, сквозь которые просачивалась чёрная кровь, а глаз и вовсе не видно.

И только бы собрался Учитель промолвить слово, как задрожали стены с кроватями и стало слышно лишь хруст от того как ломаются шеи прокаженных. И в первый раз спустил своих псов Люцифер!

Это была ловушка. Девушка, которая заманила Иисуса с учениками в западню, была женой Люцифера — Касикандриэла. Грешников в это время было достаточно, но не настолько, чтобы выпустить демона на волю, поэтому она лишь успела сыграть свою роль и вернуться с поражением к мужу.

И достали Апостолы Святое оружие, и одержали верх над прокажёнными. Ведь не учёл Люцифер того, что не имеют Демоны никаких нечеловеческих сил, будучи в теле людском, лишь на долю сильнее. И простил Сын Божий грехи душ этих и призвал их к жизни, и тела их перестали кровоточить, и глаза стали ясными, и прошла их чума, и преклонились они перед Спасителем.

Приближалось время иудейской Пасхи. Иисус отправился вместе со своими учениками и матерью Марией в Иерусалим. Когда они были в Кане, их пригласили на свадьбу, где Сын Божий сотворил еще одно чудо:

— У них закончилось вино. — сказала мать Сына Божьего.

— О, женщина… Почему же Я должен заботиться об этом? Моё время еще не настало.

И встал Он из-за стола.

— Делайте то, что Он скажет. — наказала мать Иисуса слугам.

А рядом стояли шесть 100 литровых каменных сосудов:

— Наполните сосуды эти водой, а после наполните чашу и отнесите распорядителю пира. — сказал Учитель.

Такого вкусного вина никто и никогда не пробовал.

И во второй раз Люцифер спустил своих псов! И ломились они со всех щелей, через стены, двери, окна. И стал Иисус вместе с матерью своей уводить людей в дом, пока апостолы сдерживали нападение Демонов. И только после того, как Андрей дал добро, они перешли в атаку. Ибо свет от лезвий, блестящий, Святого оружия и свист от лезвий, режущий воздух, губителен для простых смертных — зрячий ослепнет, а слышащий оглохнет. И снова Люцифер потерпел поражение!

Ночью они продолжили путь в Иерусалим, отправились караваном. Чтобы никто не сбился с дороги, ослы были связаны между собой. Первого вёл Иисус и с Петром говорил:

— Любишь ли ты меня, Пётр?

— Люблю Учитель, всей душой люблю!

— А отрёкся ли ты от меня, если бы я тебе не сказал, что так должно быть?

— Нет конечно! Ни за какие деньги. Я с тобой навек!…

— Приятно слышать, но, к сожалению, ты всё равно отрёкся бы от меня… Три раза, до того, как пропоют петухи.

— Я тебе не верю. Я не смог бы…

— Я понимаю, и я знаю, что не со зла бы ты это сделал, а со страха и паники. После чего ты каялся бы каждый день. Я не виню тебя… Любишь ли ты меня, Пётр?

— Да учитель! Конечно люблю, всей душой своей.

— Так паси же овец Моих и береги Моих ягнят.

Ночь была тихой, тёплой, безветренной, такой тихой, что было слышно как скатываются песчинки… Небо чистое, не единого облачка, звёзды освещали им дорогу, на небе было видно не вооруженным взглядом даже самую маленькую звезду. Учитель показывал свои ученикам созвездия и рассказывал о них, от чего проснулась Мария и с удовольствием слушала своего Сына, наслаждаясь каждым мгновением этой ночи, ибо это была последняя их ночь вместе…

Пришли они в город, когда петухи пропели, а солнце взошло. Оставив Марию, дабы она приготовила праздничный ужин, Иисус со своими учениками отправились в храм. Зайдя на площадь перед храмом от увиденного, Сын Божий потерял дар речи. Церковная площадь была битком забита продавцами и менялами, гул стоял как на базаре.

Затянуло тучи над храмом, от гнева Сына Божьего и задул Он что было силы, как будто ураган поднялся. И смело всё, что было пред Иисусом. Все прилавки, вместе с их же владельцами, разлетелись в стороны под стены. И воскликнул Иисус:

— Да как вы посмели превращать дом Моего Отца в базар?! Уберите это отсюда!

И в третий раз спустил своих псов Люцифер. И мчались они быстрей обычного. Но не пробиться им было сквозь толпу, что стояла во вратах в храм, от чего они понеслись по головам человечим и, взобравшись на стену, бросились они на Сына Божьего волной, как цунами…

Но в гневе был Иисус и не успели опомниться Апостолы, как в мгновение ока Сын Божий, щёлкнув пальцем, выключил их как лампочки. И осыпались они на землю. Никто не понял что произошло. А первосвященники тем более не поняли, почему эти ненормальные повалились со стен. На самом деле Иисус, щёлкнув пальцем, остановил бегущее время и из каждого тела человечего выбил демона силой Святой своей, что даже капля дождя не успела упасть с небес на землю. И в третий раз Люцифер потерпел поражение.

Но первосвященникам было не до этого, так как они думали, что на них посягнул богохульник, да ещё и какой — Царь!

— Да кто ты?! Каким знамением Ты докажешь нам, что Ты вправе всё это делать?

— Разрушите этот храм, — сказал Иисус ударив себя в грудь щепотью. — и Я в три дня восстановлю его.

— Этот храм строился 46 лет! А ты его собираешься восстановить за 3 дня?

Промолчал Иисус опустив голову, ибо имел он введу не здание храма, а себя — своё тело… Отвернулся Сын Божий от первосвященников, не желая более вести с ними речей и наказал Апостолам уходить.

Пришло время праздновать иудейскую Пасху. Все сели за стол. Иисус ещё раз благословил своих Апостолов и промолвил:

— Ешьте и пейте. Ибо хлеб — это тело Моё, а вино — это кровь Моя.

Затем отправил Иуду за делом. Ведь Он знал, что первосвященники уже готовы свести его со свету. А после часа праздничного и время прощаться пришло. Иисус взял с собой Петра, Иакова и Иоана, чтобы они присматривали за Ним, пока Он молится будет. Остальным он вытер слёзы, поцеловал и наказал ждать нужного часа. Подходя к саду, Иисус запретил строго настрого доставать оружие Святое. Не должно быть ни одного убиенного сегодня, ибо кто с мечом придёт, тот от меча и падёт.

Когда Иисус молился в саду, Иуда привёл стражников, как ему и наказал Учитель. Иуда подошёл не торопясь к Иисусу и поцеловал Его трясущимися губами, медленно. Слёзы стекали по его щеках, он был не в силах их сдерживать.

— Не плачь, ты правильно всё сделал. — сказал ему Учитель, вытирая ему глаза.

— Нет, я не должен был этого делать, это не правильно! Прости меня, пожалуйста! — говорил Ему Иуда, падая на колени, обнимая его за ноги.

Затем стражники вмешались.

— Так это и есть Мессия… В Кандалы Его! — приказал Декурион стражникам.

— Нет, это не он! Я обманул вас! Обманул! — выкрикивал Иуда, отталкивая стражников.

— Чего вы стоите? Уберите его! — наказал Декурион.

Стражник ударил Иуду сзади рукояткой меча по голове, пока тот толкал остальных, от чего он упал на землю без сознания. Иоан хотел броситься на помощь Иуде, но Пётр его сдержал. Ему Учитель ранее сказал сидеть и ждать до тех пор, пока Его не уведут стражники, затем, чтобы Иоан с Иаковом забрали Иуду в дом, а сам чтобы отправлялся вслед за Ним, в храм Первосвященников.

К утру Иуда пришёл в себя. Он лежал на кровати с перевязанной головой, у него было рассечение, за ним ухаживала Мария. Иисуса в это время уже привели к Понтию Пилату, прокуратору. И вся толпа выкрикивала о казни Сына Божьего, потому что по римским законам Церковь не может совершать смертную казнь. Но Пилат не видел ни смысла казни, ни вины этого человека, в чём либо. За тем, боясь бунта, он указал жестоко наказать Сына Божьего, на утешение желания толпы.

Иисуса под стражей отвели в специальное помещение, где проводили наказания и пытки. Его кандалы приковали к камню, который стоял посередине зала, и сняли с Него тунику. Распорядитель отдал приказ начать… Легионеры стали бить Его прутьями, тридцать ударов, пока не порвалась кожа на его спине и вышла частица духа Святого из окровавленной раны. Люцифер почуял, откуда духом запахло, и загнал троих Демонов внутрь этой камеры пыток, так как туда было не пробиться. Распорядитель услышал хруст шейных позвонков, но не придал этому значения — подумал, что они разминаются. Он отдал приказ взять цепи. Далее не было слышно счёта ударов. Легионер, отвечающий за счёт ударов, тоже поддался Демону, как и другие легионеры что исполняли приказ о наказании Иисуса. И было слышно лишь бесконечный звон цепей и глухие удары по костям. Кровь пролилась по всему полу, ран, на спине Мученика, было не счесть. Затем распорядитель сказал перевернуть Его… Демоны повеселись на славу и только под конец распорядитель понял, что что-то не так, когда услышал крик Центуриона из коридора:

— Остановитесь! Что вы делаете?! Вам приказано было наказать Его, а не избить до полусмерти!

Но, посмотрев на Центуриона, Демоны продолжили избивать Иисуса цепями. Благо с Центурионом было четверо стражников.

— Что я не понятного сказал?! Легионеры! Я сказал остановиться!… Стража, схватите их!

И тут началось нечто невразумительное, демону выкручивались как могли, лишь бы добить Мученика. Один всё же вырвался и бросился на Центуриона, чтобы тот не мешал, раскидывая приказы, но тут же был повержен его мечом. Оставшихся двоих легионеров в четвертом уже было легче тащить.

— Что за чертовщина… Уберите их в карцер и возвращайтесь! Этого бедолагу надо обратно на площадь вести.

Им было мало наказания. Толпа вопила даже после столь сурового наказания. Цепями Ему разорвали бок так, что стало видно рёбра и ещё надели терновый венок со словами: «Вот Твоя корона, Царь». Они продолжали выкрикивать о распятии Иисуса. В этом случае Пилат предложил им выбор:

— Каждый год, 1 раз на ваш праздник Пасхи, я отпускаю одного узника на ваш выбор! Далее дело за вами. Отпустить мученика Иисуса или безжалостного убийцу Вараву?

— ОТПУСТИ ВАРАВУ! — Кричала толпа.

— Да вы что, рехнулись?! Этот человек ничего не совершил! За что его казнить?! А Варава убил чёртову дюжину людей!

— ВАРАВУ! ОТПУСТИ ВАРАВУ!

— Его кличут Царём, но ведь наш царь Цезарь. Если ты отказываешься его казнить, значит, ты отрекаешься от Цезаря. Ты должен распять его! — сказал первосвященник.

— Не думай, на тебе не будет греха. Больший грех на том, кто привёл меня к тебе. — с болью промолвил Иисус Понтию Пилату.

— Будь по-вашему. Но знайте, я не несу ответственности за смерть этого человека! Я умываю руки. Его кровь будет на ваших руках.

— Его кровь будет на нас и наши детях! — посмеявшись ответил первосвященник.

Часть оплакивала Иисуса, когда Он нёс крест, часть кричала на Него что-то не хорошее, часть кидалась на Него… От сына Божьего пахло Святым духом который исходил из его ран, но кровь, на теле и саване, сдерживала запах, что мешало всем Демонам его учуять. Поэтому стражников было достаточно, чтобы сдержать их натиск.

Апостолы выступили в своём облачении к горе Голгофа, где должна быть совершена казнь. Их Учитель был уже распят на кресте, когда они подошли, как им и сказал Иисус. Тяжело было сдержать им слёзы.

Безропотно принял Иисус казнь свою. Смотря на мать, Он вспомнил, как в семилетнем возрасте спросил у неё перед сном:

— Мам, а умирать больно?

— А почему ты спрашиваешь?

— Я же умру раньше, чем ты. И ты будешь видеть, как я умираю. Я знаю…

— Запомни сынок. Не важно ни то что будет, ни то что было. Важно то, что происходит сегодня, то, что ты делаешь сейчас. То что у тебя есть я, а у меня — ты… Нет сынок, не больно. Просто иногда больно жить…

Апостолы подошли ближе, когда толпа почти разошлась. И затянуло небо тучами, и увидел их Сын Божий, и произнёс:

— Свершилось… Отче! В руки Твои предаю дух Свой!

И выпустил Он дух Святой из тела измученного, и пала его голова, и пал в отчаяние Люцифер! И разбежавшись по стене, он прыгнул вниз, и с огромной силой он ударил в пол. От этого удара задрожала земля и потрескалась она под ногами у людей, бегущих от землетрясения. И сорвались с цепей дикие псы Люцифера и понеслись они сломя голову на запах духа Святого со всех сторон, и было их не счесть. Долгие три часа апостолы отбивали нападение Демонов от тела Иисуса. И для них эти часы длились как дни…

Пошёл дождь… Сняв тело Учителя, мать наконец смогла поцеловать своего Сына. Иисуса отнесли в пещеру, в саду, недалеко от горы Голгофы. Затем Его тело обернули тканью, пропитанной благовониями, и, положив Его на камне, закрыли пещеру огромным валуном. Апостолы решили выставить пост и стоять на страже у могилы Христа по очереди — по трое. Через три дня, на глазах у стражи Господней, валун откатился сам по себе и вышел оттуда Иисус здоровым, но с ранами в руках и ногах.

Глава III
Феодосия

Критическая отметка грешности на земле была практически на пределе. Демоны разгуливали в человеческом обличии в каждом углу земного шара. Но для выхода Люцифера из своей темницы всё же немного не хватало. Он решил не терпеть более и сократить этот промежуток в ноль…

К сожалению, не все потомки Апостолов дожили до наших времён. Двоих из них Люцифер соблазнил тем чтобы, не дожидаясь нужной поры, примерили Святой доспех на себе, от чего они и сгорели. Одного он сбросил с обрыва, создав оползень. И ещё одному подставил камень под ногу, от чего тот оступился и упал на дорогу. В то время, когда это произошло, на малоимущих людей было плевать, и никто даже и не подумал, ехавший на лошадиной упряжке, остановиться перед упавшим беднягой. От чего ему сломали челюсть и шею. Если позже и были совершены проделки Люцифером, то к счастью потомки уже были произведены на свет, либо он попросту их не нашёл. Но доспехи погибших потомков он прибрал к своим рукам.

Тринадцатым Апостолом Павлом было основано тайное общество, служителей которого прозвали Клиры. Они присматривали за доспехами Апостолов, потому что были уверенны, что Люцифер захочет ими завладеть. У Клиров так же были Святые Иконы с изображениями Апостолов. Когда один погибал, не оставив наследника, Икона тускнела и трескалась. После смерти четвёртого, Клиры решили взять ситуацию в свои руки и забрать доспехи к себе на хранение, чтобы Люцифер не завладел оставшимися. Не сказал бы, что обошлось без пострадавших. Никто не согласился бы отдать наследие своих предков просто так, учитывая то, что Клиры взамен ничего не предлагали.

Спустя время, доспехи были забыты. И забыта стала история про них.

Наше время

3.1 Демон Инкуб

Лето, солнцепёк, море как парное молоко, все мечтают хотя бы о малейшем дуновении ветра, лёгкий бриз, облизывая растаявшее мороженое. Стояла страшная жара, градусов 35—40. Молодёжь собиралась на Wine-Fest, на котором гвоздь программы DJ inKubus, ради которого люди понаехали из разных уголков материка. Фестиваль проходил на площади Ленина, у железнодорожного вокзала. Народ с утра начал собираться на площади, чтобы быть поближе к сцене, когда начнётся фестиваль, чтобы оглохнуть…

Пётр (23 года) с Фомой (24 года) и Симоной (21 год) были знакомы ещё со школы и так получилось, что Фома с Симоной встречались. И пока Симона отошла в магазин, на набережной, за мороженым:

— Слушай Фима, ответь мне на вопрос. Что стреляет в пятку, а попадает в нос?

— Ты долго думал, чтобы меня это спросить? — удивлённо спросил Фома.

— Не хочешь на этот, ответь на другой. Вы с Симой сколько вместе? Уже 4 года кажется. — спрашивает Пётр.

— Ты на это намекаешь? — спросил Фома в ответ, достав из кармана обручальное кольцо.

— Да ладно! Созрел?! Признавайся, сам догадался или подсказал кто?

— Смешно тебе? Знаешь как я нервничаю…

— Я себе представляю. — улыбнулся Пётр.

— Как ты думаешь, правильно будет сегодня ей сделать предложение? Сегодня же, плюс ещё, у нас годовщина.

— Поздравляю. Ну смотри… Если ты хочешь убить двух зайцев, запомнить дату начала отношений и дату начала серьёзных отношений, то да… А так, нет. Вообще не вариант, не сегодня.

— Почему?

— Что значит почему… Вот ты даже не подумал, просто решил и всё, по любому.

— Так ты сам так делаешь.

— Так ты не сравнивай! Плохой пример заразительный, я понял… Ты представляешь себе, как это все будет происходить? Кто-то кого-то из вас не поймёт по любому, учитывая то, что ты будешь это кричать. Это во-первых, во-вторых: ты же должен понимать какой там будет хаос, если ты достанешь кольцо — ты его потеряешь!

— С чего это?

— Да потому что тебя кто-то толкнёт! Или ты собрался на сцену залезть и оттуда ей, — залез Пётр на забор, — «ВЫХОДИ ЗА МЕНЯ»!

— Да слезь ты, идиот. Чего ты орёшь, а вдруг услышит…

Посмотрев в окно в магазине, Симона увидела, как они дурачатся, но ничего не слышала.

— Ну, а чего ты фигнёй страдаешь. Хочешь публики? Пригласи её в кафе, там и толкать никто не будет! Может даже похлопают…

— И что, я её просто поздравлю с годовщиной?

— Да! Просто поздравишь с годовщиной… А пока я её буду отвлекать, сгоняешь за цветами, поздравишь её когда будет салют.

— С чего ты взял, что будет салют?

— Это элементарно, друг мой… Сегодня праздник.

— Короче не сегодня. Соответственно и не завтра. — сказал Фома с нахмуренным лицом.

— Ну да. Мы домой попадём, как пропоют петухи, как минимум. И проснётесь вы не с первыми лучами солнца, а как тьма встанет над землёй… — посмеялся Пётр.

— Всё забыли, идёт.

— Так я не понял, как вы завалили того РБ?

— Что ты меня разводишь? Это ты ходишь на РБ, а не Фима! О чём вы говорили, признавайтесь! А то я не отдам мороженое… — с возмущением сказала Симона.

— О пассионарной теории этногенеза. — ответил Пётр с сарказмом отобрав у неё мороженое.

Они шли мимо сувенирных лавочек, заглядывая практически в каждую, по пути к фонтану, который находился дальше.

Филипп (23 года) с Яковом (22 года) тоже учились в одной школе, но в музыкальной. Яков учился играть на барабанной установке, хотел играть в рок-группе, а Филипп был левшой и мать решила отдать его на фортепиано. Но ему больше нравилась стрельба из лука…

Андрей (24 года) работал пиротехником на этом фестивале. Ему надо будет по завершению праздника, и по началу его, запускать салют и контролировать чёткое соблюдение техники безопасности, не смотря на то, что ему очень нравится огонь…

Иуда (21 год) в свою очередь недавно вернулся из армии и после очередного скандала расстался со своей девушкой. Он знал, что она придёт на этот фестиваль, но с кем… Решил немножко проследить, заодно и развеяться. Вдруг, может, встретит там кого-нибудь «другую»…

Иван (25 лет) вовсе не собирался идти на этот праздник, но вечером он гулял со своей пятилетней дочкой Софией:

— Пап, что случилось? Почему так много людей?

— Не знаю дочь. Праздник наверно какой-то. Вон, смотри какая сцена большая.

— Где? Я не вижу!

Подсадив её на плечи продолжил:

— Точно праздник! Вон написано «Wine-Fest». — показал он на вывеску.

— Пап, а может, мы не пойдём домой? Сейчас же музыку включат.

— Доча, это же винный фестиваль. Сейчас тут все пьяные будут…

— Но мы же не будем пить! А если что, ты меня защитишь. Ты же не дашь в обиду свою даму…

Иван посмеялся и спросил:

— Ладно… Мороженое или сладкая вата?

— А можно и то, и то?

— А жопа не слипнется?

— Ну пап, я же буду ртом кушать…

И зажглись огни сцены во все стороны, и столбы прожекторного света пробивались сквозь пробегающие облака ввысь, и ударила музыка после поздравительных слов Мэра, и земля под ногами задрожала.


Люцифер времени не терял. Он выпустил из-под земли, где-то у берегов Японии, камень размером с футбольный мяч. Там открылась расщелина, камень вылетел, и обратно закрылась. Их немного в Японии потрусило и перестало. Им не привыкать, поэтому они даже не обратили внимания. Потрусило и ладно… Адрамелех контролировал этот камень. Он держал его с большой силой в своей узде, чтобы камень тот, летев вокруг земного шара, набирал скорость, чтобы ударить прямиком в тот самый «Винный фестиваль»…


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 338
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: