Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4483-0776-8

Бог вам судья

Закон бумеранга

Купить электронную Купить печатную

Валентина Карабаджак

автор книги

О книге

Жестокая подстава с героином в головном офисе для Марии оборачивается лишением свободы на долгие семь лет от звонка до звонка, но контрольный выстрел в голову ей нанесли никто иные, как родные муж с дочкой: Алекс с Елизаветой, поменяв свой статус на «мужа с женой», которые воспитывают в браке общую… «дочь Николь»…

Об авторе

Отзывы на эту книгу пока отсутствуют,
вы можете добавить первый

Новости

3 -отрывок из книги. Сейчас внутри у Лизы боролись, две женщины и каждая из них двоих боролась, одержать над ней вверх. Одна шептала ей на ушко: как же ты низко пала Лиза, что следишь за собственными родителями, которые намереваются заняться любовью, а другая нашёптывала на ушко: иди, что встала, иди и учись, познавай все азы, может быть, другого такого повода и шанса у тебя не будет больше никогда. Всё — таки чёрт одержал вверх над ней и её совестью, и она повиновалась второй. Мария направилась в сторону кровати. Алекс лежал, широко раскинув свои ноги, закрыв глаза и стиснув зубы. Мария присела рядышком с мужем. Пальцы Алекса ухватились за своё мужское достоинство и начали работать, передвигаясь при этом вверх — вниз, сначала медленно и нежно, а затем всё резче, быстрее и быстрее. Мария никак не смогла удержать себя от такого соблазна и опустила свою руку на его руку сверху. Супруг моментально убрал свою руку, как и, танцуя ещё пару минут назад, предоставив своё наследство и себя целиком в полную власть жене. Едва пальцы Марии оказались на его стволе, как он моментально отреагировал на её столь умелые ручки и ласки стремительным рывком вверх. Ладонь Марии продолжала поглаживать его набухший стержень. Алексу ничего не оставалось делать, как просто лежать и наслаждаться всем этим, просто смаковать это восхитительное ощущение, которая вызывала её рука, лежавшая на его раздувшем стволе. В этот момент малыш Алекса был настолько твёрдым, что это ещё больше возбудило Марию. Всё внутри у неё опять сжалось в судороге. — Милый, теперь я действительно хочу его почувствовать, как у себя внутри, то так и во рту. — Её руки скользнули по телу Алекса, и он выгнулся к ней на встречу — к её столь желанным и опытным ласкам. — Любимый, тсс… — Мария успокаивающим жестом провела кончиком пальца по губам, заставив Алекса вздрогнуть, почувствовать мимолётное прикосновение желанной плоти. — Просто молчи и получай удовольствие, кайф. — Мария потянулась к нему и поднесла его разбухшего малыша ко рту и принялась безудержно то ласкать, то сосать, заставляя его вскрикивать от наслаждения. — О, да! — Выкрикнул Алекс и его голова безвольно откинулась назад, а кулаки сжались крепко в белоснежную простыню. — Ты супер… прелесть… Лиза округлила свои глаза. Она явно не ожидала такого поворота событий, но так и не смогла отвезти своих глаз от родителей. — О, нет, мам, только не это. — Вырвалось у неё непроизвольно тихо, словно протест души. — Я не ожидала от тебя этого никак мам… ты… эти оральные ласки… мам, пап, это же грешно, грязно. Как вы так можете? Хотя, почему грешно Лиза? Грешно и грязно тогда, когда ты всем этим занимаешься с первым встречным поперечным, а не со своим любимым человечком. Всё, что происходит между ними, это прекрасно, правильно. Это их страсть, это то, что происходит только между ними. Как же красиво, трогательно, профессионально всё мамуль. Это самая прекрасная вещь, которую я, когда — либо, видела в свои восемнадцать лет родители, а звуки вашего дыхания заставляют меня трепетать, замерев на месте. Я просто не могу отвезти своих любопытных глаз от этого прекрасного зрелища, от этих прекрасных тел, от которых столько всего исходит. Ведь всё это для меня новое и в диковинку. Господи, как же я низко пала, если я наблюдаю за своими же родителями. О Аллах, прости меня грешную, но я не отойду. Мама, как же ты его всего вбираешь в своё горло, ведь он такой огромный и толстый, большой? Я бы точно задохнулась от него, окажись он у меня в гортани. Это просто нереально, но так эротично и так всё это возбуждает! Мария снова припала к раздувшей головке мужа. Алекс задыхался, а его руки оставив терзать простыню, вцепились в её волосы. Мария молча убрала со своей головы его руки и продолжила свои откровенные ласки. Алекс стонал, и этот гортанный звук заставлял всё её внутреннее нутро сладостно сжиматься от предвкушения. Алекс с усилием глотнул. Его глаза медленно открылись и остановились на Марии. Он едва не задохнулся от волнения, возбуждённости, но теперь, сейчас, на данный момент, в его глазах читалась решимость. Алекс ближе привлёк её к своему малышу, и он, отступил перед ней. Алекс с готовностью принял игру Марии, её предложение, желая, чтобы она его любила. Мария снова и снова припадала к его раздувшему наконечнику и продолжала свои чувственные ласки. Лиза наблюдала как снова и снова частичка отца становится невообразимо большой, отвечая на мамины прикосновения, полные любви и желания. Как же красиво, как же сексуально. Отец просто стонет и отдаётся тому блаженству, которое ему дарит мать. Да он и сам, наблюдая за всем этим сладострастным действом, чувствует, как возбуждение набирает силу. Алекс продолжает стонать и смотрит на волосы, которые раскинулись на его бёдрах, пока Мария вбирала его малыша в себя. Дюйм за дюймом Мария вбирала его в себя, для равновесия держась за его ноги. Ей нравилось то, что она может подчинить мужа к себе и манипулировать им. Его хриплый стон послужил Марии вознаграждением, так же как и то, как он шептал или выкрикивал её имя, гладя её волосы. Мария полностью вобрала в себя целиком его малыша, и её губы достигли его живота, а затем, снова выпустила этого красавца на волю, задерживаясь лишь на головке и немного его ещё пососав. Затем снова и снова, медленно и нежно всасывая его в себя, сконцентрировалась на том, чтобы не пропустить ни одной выпуклости и впадинки по всей его длине. Она хотела этого, очень всего этого хотела. Хотела также, и чувствовать его вкус, как впрочем, всегда. Ей хотелось слышать, как учащается дыхание мужа и чувствовать, как снова и снова напрягаются и подёргиваются мышцы его бёдер под её ладонями, когда он начнёт снова двигать ими, просовывая своего малыша ей в горло. — Машунь, прекрати, я скоро кончу! — Доносится голос Алекса. — Умоляю, встань! В прерывистом голосе Лиза понимает только одно, что отец явно предостерегает маму остановиться, иначе он кончит ей в рот, но она даже не думает и не собирается останавливаться на полпути. Мария отталкивает его руку. Во взгляде жены Алекс видит расплавленный свинец и ничего больше. Уж слишком она одержима своим желанием. — Алекс, не мешай мне и дай мне всё доделать до конца! Он мне сейчас напоминает моё любимое карамельное мороженое, которое мне так и хочется, откусить и я себя уже с трудом сдерживаю, милый. Расслабься любимый и получай кайф. Наслаждайся. — И посылает мужу губами воздушный поцелуй. Алекс вполне понимает, в какую игру Мария играет, и снова выгибает свои бёдра ей на встречу. Теперь уже и сам Алекс поменял тактику своей игры и его глаза широко раскрыты и в них она уже читает настороженность и вожделение, он хочет её и её рот, снова и снова. Руки Алекса снова вцепились в её волосы мёртвой хваткой. Его стон и дыхание учащаются с каждым разом, когда она заглатывала его малыша всё глубже и глубже, всё быстрее и быстрее, вращая языком. Она сосёт и сосёт, всё сильнее и сильнее и это их обоих так сильно заводит. Мария знала, как доставить мужу удовольствие и тем самым получить и самой. Она снова заглатывает его малыша. Глубже и глубже, и всё это его добивает окончательно. — О, да, детка! — Он вскрикивает и застывает, когда Мария в момент величайшего доверия обнажает свои зубы и чувствует, как по её горлу стекает тёплая, но такая солоноватая жидкость, которую она глотает. — Ты супер… чудо… прелесть… — Алекс тает буквально от блаженства.

А вот и другой отрывок из книги. Алекс не спеша отпускает с её плеч платье и вот она уже предстаёт перед ним в красивом белом белье с кружевами. Он молча, облизывает свои пересохшие от возбуждения губы и всё так же не сводит с неё полных огня и желания глаз. Он отстёгивает сзади ей бюстгальтер, и оно медленно спадает вниз, и тем самым, открывает его взору её округлости. Мария не в силах отвезти от мужа глаз. У неё перехватывает дыхание. И где — то внутри, в тёмной глубине, её мышцы сжимаются от сладостного томления. Чувство такое приятное, что хочется закрыть глаза, но она словно загипнотизирована пылающим взглядом. — Малыш, ты вся уже мокрая и сочишься. Ты готова, — он наклоняется к ней и его губы, уверенные и неторопливые, сливаются с её губами. Алекс как неожиданно целует её, то так неожиданно и отстраняется от неё. Приподымается. Запускает обе руки в её волосы, обхватывает её голову с двух сторон и смотрит в глаза. Он жадно целует её, и вот уже его язык и губы сплетаются с её губами. Она не может сдержать стона, и её язык уверенно тянется ему навстречу. Он обхватывает её руками и привлекает к себе. Одна рука остаётся в её волосах, а другая опускается по её спине вниз до талии, а потом ниже — на попу и мягко её сжимает через кружевное бельё. Алекс удерживает её на уровне своих бёдер, и она чувствует его эрекцию, которую он мягко толкает в неё через штаны. У неё вырывается стон, и она уже с трудом сдерживает свои чувства, в крови бушуют гормоны. Она просто изнемогает от желания и ёрзает на нём. Сжав его руку, она чувствует бицепс. — Милый, твой бицепс удивительно сильный, мускулистый, — и уверенно проводит рукой по его лицу, касаясь волос. — Боже, Алекс, они такие мягкие, покорные, — и нежно тянет за них и он стонет. — Любимый. — Иди ко мне… я так тебя люблю и хочу… — шепчет он тихо и тянет её к себе. Мария даже не пыталась протестовать, но следующее мгновение, стоило его лишь языку прикоснуться к её затвердевшему соску, как с её уст слетел стон блаженства. Когда он уже нежно взял в рот этот розовый холмик, всё её тело напряглось, сжалось. Она сама того не заметив, забилась в его руках, а он, всё с тем же неистовством целовал соблазнительные её округлые груди. Немного ослабив свой натиск, он, ухватившись за её округлые ягодицы, приподнял чуть вверх и за какие — то минуты очутился сверху неё, поменявшись тем самым с ней местами. Стащив с неё платье, он, удерживая её крепкими руками, уложил на кресло и принялся ласкать губами ей живот и бёдра. Вдруг неожиданно резко поднялся и посмотрел на неё сверху вниз затуманенным взглядом полным страсти и похоти, желания. Слова на данный момент были абсолютно не нужны. Алекс в отчаянии сжал её лицо в ладони, жадно ища губами её губы. Он снова и снова прильнул к её губам, страстно их, целуя, и продвигался всё глубже, и глубже, словно заявляя на неё все свои права. Неистово, будто бы, пытаясь выпить её до дна, Алекс опускался всё ниже и ниже. — Детка, малыш, чем выше любовь, тем ниже поцелуи. Мария уже не сдерживает стонов, да и он тоже. Она так соскучилась видеть мужа перед собой на коленях, чувствовать на себе прикосновение его губ. Она держит его руками за волосы, пытаясь успокоить сбившееся дыхание. Алекс смотрит на неё снизу вверх: взгляд его глаз прожигает её насквозь. Он проводит губами по её коже, уверенно поднимаясь всё выше и выше, то нежно целуя, то мягко покусывая. — Ох, родной мой, я так сильно хочу тебя… — из неё вырывается стон. — Пожалуйста, умоляю тебя, не мучай меня больше. — Она всё ещё возится с его поясом на штанах. — Помоги мне справиться с твоим же поясом и войди в меня. — Ты так красива, а твоя кожа так нежна, даже несмотря на твои годы, она напоминает мне шёлк и её хочется целовать снова и снова. — Голос Алекса наполнен восторгом. — Любимая, что ты сделала со мной? — Ласково отзывается на её слова муж. — Не останавливайся, ладно? — Алекс запускает обе руки в её волосы и запрокидывает её голову, открывая себе доступ к её шее. Её пальцы всё ещё возятся с его поясом, расстёгивают пуговицу и тянут вниз молнию. Алекс отодвигает в сторону её руку и тем самым помогает супруге стащить вниз свои штаны вместе с боксером. Покончив со штанами, он уверенными движениями рта и языка поднимается вверх, продолжая её ласкать и целовать. Их глаза встретились: его чёрные как сама ночь и её бездонные как сам океан. Алекс раздвигает руками широко её ноги и спокойно размещается у её ног. Целует её за мочку уха, в шею, доводя её до пика наслаждения. Она чувствует уже бедром его эрекцию и начинает ёрзать под ним. — Милый, наша машина наполнилась запахом секса и звуком наших слившихся воедино стонов. — О Аллах, как же хорошо! — Вырывается у него. — Любимая, это прекрасно, восхитительно, — шепчет он и целует её за ухом. — О Аллах, как же здесь всё — таки хорошо, тепло, уютно и в безопасности как дома. Они поладили между собой любимая, ведь они так соскучились друг по дружке, точно так же, как и мы с тобой. — Алекс опускает свои затуманенные глаза вниз, туда, где соединились их малыши. — Я хочу тебя всегда и всю… я хочу владеть каждым дюймом твоего тела… ты вся моя… моя и ничья больше… — его голос звучит мягко и категорично. — Да мой родной… я твоя и ничья больше… — Мария притягивает мужа к себе за волосы, он входит в неё и уже весь мир погружается в бездну и вместе с последним движением его языка она буквально падает в оргазм. Алекс стонет и набирает привычный свой ритм, движется и движется без устали, вперёд, внутрь, наполняя её и это восхитительно. Она находит радость в своей беспомощности. Радость полной капитуляции перед мужем. Ей приятно, что он может раствориться в ней так, как он хочет. И она может позволить ему это. Он переносит её в такие места, и они вместе наполняют их ослепительным светом. — О Аллах, какое блаженство, какое наслаждение, — и Алекс замирает, выливая в неё своё сердце и душу. — Маша! — Выкрикивает он её имя и падает без сил на неё. — Ты прелесть. Чудо. — Алекс хватает её лицо и смотрит в глаза. — Ты только моя, моя и ничья больше, ну, а я, сто килограммовый медведь твой и ничей больше. Я мужчина малыш и всем этим всё и сказано. Мария нежно касается его уголков губ. Присоединяется к мужу. — Да милый, ты прав. Ты мужчина. Ты только мой и всем этим сокровищем обладаю лишь только я одна, и никто больше не имеет права доступа к нему. — И ещё крепче прижимает к себе, окольцевав его руками и ногами. — Да, я собственница любимый, но это не означает то, что я у тебя ревнивая. Вовсе нет. Если я делю свой дом и постель с мужчиной, то мы должны, просто обязаны доверять друг другу, а иначе и быть не может, ведь где нет доверия, то там нет и любви. Любимый, никогда не отпускай меня больше одну, никогда и никуда, — томно улыбается она ему.

Отрывок из книги. Наконец — то появились и первые пассажиры. Они начали по одному выходить и все встречающие засуетились. Оживился и сам Алекс. Появилась Мария. Остановившись, она отыскала глазами мужа. Улыбнувшись, помахала ему рукой, послав воздушный поцелуй. Алекс, улыбнувшись, помахал ей в ответ, удерживая букет в другой руке. Он уже не спускал влюблённых глаз с жены. Их обоих разделяло всего лишь несколько сотен метров. Мария едва не вскрикнула любимое имя супруга, но вовремя прикусила нижнюю губу. От неловкой ситуации спас недостаток воздуха в лёгких, она смогла подавить вспышку эмоций и перевести дыхание. Потом сделала несколько шагов навстречу Алексу и, послав все условности куда подальше, бросилась к нему. Он поймал её и закружил в своих объятиях, напоминая сейчас сентиментальную пару из любого когда — либо снимавшегося романтического фильма. Они давали, настоящее откровенное представление и были, на своей волне и очень далеки от реального мира и им обоим было, глубоко наплевать на то, что за ними наблюдают несколько десятков глаз. Алекс прижался лицом к её шее и нежно коснулся её губами. Их первый поцелуй после месячной разлуки сначала был нежным, но лёгкое прикосновение губ вскоре обернулось резким, глубоким выражением страсти. — Привет, мой хороший, мой родной и любимый человечек. — И кусает нижнюю губу. — Ты соскучился по мне? — И лукавая улыбка озаряет её лицо. Алекс краешком губ улыбается. Он явно ждал этого вопроса от супруги. — Твой коронный вопрос детка: Соскучился ли ты по мне? Отвечаю малыш, кладя руку на сердце, что по тебе очень соскучился и это ни какими словами не передать. Почему ты не отвечала на мои звонки? — Я потеряла телефон, к тому же ещё и эта погода нелётная, всё собралась в одну кучу. Извини. Переживал? — Переживал ли я? — Он крайне удивлён её вопросу и долго внимательно смотрит на неё. — Всю мою сознательную жизнь я старался избегать крайних эмоций, а ты… вытаскиваешь их из меня, все чувства, которые мне были чужды, до встречи с тобой… а это очень… — он хмурится, подыскивая слово. — Тревожно… Я люблю всё держать под контролем Машенька, а рядом с тобой это просто… — в его глазах мелькает удивление, — невозможно. Этот месяц прошёл для меня длиной в год. — Алекс делает неопределённый жест рукой, проводит ею по волосам и тяжело вздыхает. — Отныне только вдвоём… малыш я скучал… как хорошо, что ты приехала… — он тяжело дышит, пытаясь взять под контроль судорожную реакцию собственного тела, обрести равновесие. — Милый, мне поверить? — Лукавая улыбка озаряет её лицо, и она подмигивает мужу. — Мы с тобой женаты больше двадцати лет и у нас растёт наш желанный ребёнок, плод нашей с тобой любви и наша частичка, наша с тобой любимая дочь, а я всё также в тебя влюблён как в первый раз. С годами я к тебе больше привязываюсь, хочу тебя, как никогда и никого, мне тебя хочется всегда, все двадцать четыре часа в сутки. Ты, как вино и выдержанный коньяк малыш, с годами всё хорошеешь, становишься всё краше и лучше на вкус. Ты с каждым разом волнуешь меня снова и снова, будоражишь меня и мою кровь, держишь меня всё время на узде, тебя мне хочется пробовать на вкус снова и снова, и, поверь мне, я от этого получаю кайф и небывалый адреналин. Я знаю, что так не возможно сильно любить и хотеть одну женщину, но от одной лишь только мысли, что я тебя потеряю или с тобой что — то может случиться, я схожу сума. Не дай Аллах, если с тобой что ни будь случиться, то я вряд ли смогу это пережить. Я самый счастливый мужчина на свете и не побоюсь этого смысла слова, ведь именно мне довелось встретить тебя, одну единственную и неповторимую женщину на свете и что именно я и обладаю этой неземной красотой. — И не спускает с неё своих затуманенных глаз. — Я отдаю Всевышнему Аллаху за это должное и бесчисленно благодарен ему за то, что он послал мне тебя. — Он одним движением руки убирает с её волос заколку и её красивые шикарные огненные рыжие волосы крупными локонами спадают на плечи. — Как же ты красива — моя рыжая бестия. — Пропускает свои пальцы в её волосы, нюхает и целует их. — Как же я обожаю твой этот цвет — рыже — золотистый, напоминающий мне огонь, страсть и саму тебя, хотя, тебе все цвета радуги идут. Мария не в силах сдержать ликование. Её подсознание смотрит на неё саму с изумлением и молчит. Она расплывается в довольной улыбке и жадно вглядывается в измученное лицо любимого мужчины, ведь его нежное, сладкое признание отзывается в глубинах её души. Эти его короткие признания в любви для неё словно манна небесная. Она поднимает руки, берёт в ладони его милое, до боли родное лицо и нежно целует, выражает этим всю свою любовь. Как же, оказывается, она соскучилась по сладким его речам, на которые был способен его супруг. — Соскучилась по тебе милый, по твоему запаху, который до сих пор помню и храню. — Мария вбирает в себя глубоко его запах и шепчет в самое ухо, тихо и нежно, почти шёпотом. — Он не сравнится ни с одним дорогим одеколоном на свете, ведь он присущ только тебе одному и никому другому и им пахнешь ты, родной и любимый мой мужчина, любовь и смысл всей моей жизни. У Алекса на губах появляется довольная улыбка, которая моментально озаряет его лицо. — Кайфую от твоих слов детка, тащусь, они мне так классно действуют, словно бальзам на истерзанную душу. Умеешь любимая масла намазать на хлебушек, ой, как умеешь. — Его лицо приобретает строгость, хоть Мария и видит, что это ему даётся с неимоверным трудом и за всем этим «фасадом» скрывается очередной каверзный вопрос мужа. — Я никак не могу понять одного любимая, от чего больше всего соскучился; по тебе самой или по твоим сладким нежным губам и умелому языку, который такое творит со мной. — Алекс расплывается в довольной улыбке и проводит указательным пальцем по её пухлым губам. — Ах, эти сладкие пухлые губы и этот язык, я с трудом уже себя сдерживаю, чтобы не овладеть тобой прямо здесь. — Алекс едва дышит, но всё так же продолжает свои движения пальцем, очерчивая контуры её губ. — Да — да, именно, я соскучился по твоим нежным и сладким как мёд губам и по твоему умелому языку, который сводит меня в буквальном смысле этого слова сума и доводит до блаженства, до наивысшей точки наслаждения. После тебя я всегда парю в невесомости, находясь и балансируя где — то между небом и землёй. В чём — в чём, но в постели, ты просто профи — высший пилотаж и тебе в этом нет равных.

Всем привет. Рада вас приветствовать на своей страничке и надеюсь что наше общении продолжится и мы с вами успеем даже подружиться. В романе найдёте абсолютно всё; интриги и обман, любовь и взаимопонимание, красивые завораживающие постельные сцены что захватывает дух, узнаете, как многомиллионный бизнес Марии терпит крах от жестокой подставы с героином в своём головном офисе и как безжалостный приговор судьи и прокурора вычеркнул её из жизни на долгие семь лет, а также про тяжкие испытания на зоне. Но контрольный выстрел в голову Марии нанесли некто иные как два родных и любимых человечка в ком она не чаяла души, которых любила больше себя и жизни, боготворила и возносила к небесам: муж с дочкой послав тем самым её в нокаут да так что любой боксёр мог бы позавидовать их удару ведь в «новой жене» бывшего мужа она признала погибшую в автокатастрофе и чудом воскресшую из мёртвых их… родную дочь Елизавету, а это четырёхлетнее прелестное создание природы и есть никто иная, как «родных отца с дочерью» … дочь Николь. Лизе чтобы извлечь из своих ошибок урок и сделать соответствующие выводы что Закон Бумеранга существует, да и палка Всевышнего всё — таки на двух концах и за всё в этой жизни рано или поздно, но приходится платить понадобились долгих двадцать лет и ещё разрушенные судьбы… Прекрасно понимаю и то что роман «Бог вам судья» вызовет бурю скандалов и спор, но тем не менее я за трогала и подняла эту тему, рассказав обществу что творится в жизни, и чтобы люди учились на ошибках моих героев и никогда в жизни не столкнулись с этим и не испытали этого горя через которые прошли мои герои в реальной жизни. Я также хочу узнать ваше мнение и как бы вы поступили будь на месте героев: матери (Марии) или дочери (Елизаветы). Отзывы какими бы они ни были вы можете оставить на моём сайте: ridero.ru/books/bog_vam_sudya/ Заранее благодарна и признательна. Валентина.

Синопсис — 1 (краткое описание романа) Бог не обошёл Марию стороной, свернув в другой закоулок. А может быть она сама оказалась в нужном месте в нужный час? Всё возможно. Он подарил ей женское счастье, она любит и любима мужем Алексом и воспитывают в браке плод своей любви — восемнадцатилетнюю дочь Елизавету. Он наградил её также мудростью и добротой, женственностью и нереальной красотой ведь мужчины смотрят буквально ей вслед пожирая глазами и мечтая обладать как телом, то так и душой, сексуальностью, которая просто брызжет из неё фонтаном, ведь не смотреть и не мечтать о такой женщине мог разве только женоненавистник, гей или импотент. А уже сама в себе Мария воспитала бойцовский характер, привила качества лидера и вождя, которые ей помогли организовать свой бизнес; она хозяйка сети девяти крупнейших ресторанов, которые входят в первую десятку в Стамбуле и остаётся осуществить свою последнюю заветную мечту: усыновить шестерых малышей с детского дома. Но всё рушится в один миг словно карточный домик; жестокая подстава с героином в своём же головном офисе, а дальше руками судьи и прокурора общество выкинуло её из жизни на долгие семь лет… Как говорят беда не приходит одна и уж если она выбрала тебя, то будет преследовать до конца пока окончательно не добьёт и не сотрёт с лица земли. Но контрольный выстрел в голову Марии нанесли некто иные как родные и любимые два человечка, в ком она не чаяла души, которых любила больше себя и жизни, боготворила и возносила к небесам: муж с дочкой. Как бы банально это не звучало, но именно они и послали тем самым её в нокаут, да так, что любой боксёр мог бы позавидовать их удару и она испытала сильнейший шок признав в «новой жене» бывшего мужа погибшую в автокатастрофе и чудом воскресшую из мёртвых их… родную дочь Лизу, а это четырёхлетнее прелестное создание природы и есть некто иная, как «родных отца с дочерью» … дочь Николь ведь она даже в своём самом страшном сне представить не могла такого разврата, не то чтобы столкнуться с этим в реальной жизни. Мария так и не смогла оправиться от двойного удара, который ей нанесли некогда родные и любимые люди и скончалась на руках дочери, но перед смертью взяла с Лизы обещание заботиться об «отце — муже» и никогда не рассказывать Николь про их тяжкий грех и унести собой в могилу эту страшную тайну. Как же глубоко Лиза ошибалась, думая, что, сбежав она забудет своё прошлое и все ошибки канут в воду. Но нет ничего этого не произошло. Можно поменять страну, место жительство и начать всё с чистого листа, но забыть — невозможно, просто нереально, оно всегда тебя будет преследовать, идти вместе с тобой бок о бок ведь память её не сотрёшь как ненужный диск или мел на доске, да и от самой себя как оказывается никуда не сбежишь… Они встретились случайно спустя долгих двадцать лет на могиле Марии, но для всех троих: Алекса, Лизы и Николь она оказалась судьбоносной сыграв роковую роль. Лиза снова и снова наступает на одни и те же грабли и этим самым подписывает себе окончательный приговор рассказав дочери про их тяжкий грех с отцом; Алекс, не выдержав признания Лизы скончался прямо на могиле у Марии, а Николь осудив и не простив мать за такой разврат и грех исчезает из её жизни как двадцать лет назад она, определив «отца — мужа» в клинику на лечение который спился до белой горячки и полной амнезии бросив и исчезнув из его жизни покинула Стамбул навсегда. Лизе понадобились долгих двадцать лет чтобы извлечь из своих ошибок урок и сделать соответствующие выводы что Закон Бумеранга существует, да и палка Всевышнего всё — таки на двух концах и за всё в этой жизни рано или поздно, но приходится платить… Синопсис — 2 (развёрнутый) Мария не родилась в богатой семье и соответственно никогда не считалась «золотым ребёнком», которую баловали с пелёнок, у неё никогда не было состоятельных любовников, «папочек», как сейчас модно их называть, хотя и обладала невероятной красотой и сексуальностью, которая просто брызжет из неё фонтаном и манит к себе противоположный пол. Да, Мария могла свести сума и вскружить голову любому здравомыслящему мужчине, заставить мечтать и думать о ней как о единственной и желанной женщине его мечты, если он не гей или импотент и у него в штанах что — то есть. У неё был девиз, по жизни которому она никогда не изменяла и всегда старалась придерживаться его: Чужого мне не надо, но своё я возьму, чьё бы оно ни было. И уж если Мария ставила перед собой какую — то цель то в лепёшку расшибётся, но своего добьётся поэтому к своим сорока годам она исключительно каждодневному труду и своему упёртому властному характеру бойца, вождя и лидера добилась в жизни всего того о чём другие могли только мечтать и грезить во сне; она хозяйка сети девяти крупнейших дорогих ресторанов, которые входят в первую десятку в Стамбуле и востребованная певица. Ей также удалось расширить свой бизнес за границей и на этом она останавливаться не собиралась и это было всего лишь началом и каплей в море, но заветной мечтой было усыновить шестерых малышей с детского дома помимо того, что в браке с Алексом они воспитывали плод их любви — родную дочь Елизавету которую оба обожали и лелеяли словно экзотический цветок Лотоса. Алекс с Марией счастливы в браке вот уже больше двадцати с лишним лет и не мыслят своей жизни друг без друга хотя и считаются полной противоположностью, но как говорится противоположности притягиваются и дополняют друг друга. Единственное что они оба прекрасно знали и понимали так это то что так сильно любить нельзя, опасно, но иначе они не умели так как брали от жизни и от любви всё или ничего и никогда не придерживались золотой середины. Беда как говорят приходит неожиданно, когда её совсем не ждёшь бац — и сюрприз! Ах Боже мой людская чёрная зависть, которая поедает и гложет изнутри словно червяк и где всё рушится в один миг; жестокая подстава с героином которую полицейские обнаруживают в её же головном офисе и как руками судьи и прокурора общество выкинуло её из жизни на долгие семь лет… Чтобы выжить в труднейших условиях на зоне Марию поддерживали письма родных, которые её ждали и любили, но длилась это идиллия совсем недолго, и как сказали бы наши предки: Ничто не вечно в этой жизни… Жизнь отца с дочерью пошла стремительными темпами вниз; дома они пересекались крайне редко хоть и жили «под одной крышей», но каждый из них жил уже отдельно своей жизнью. Алекс бизнес не забросил, но пил как лошадь сутками напролёт и держась исключительно на одном кофеине, а его похождения не знали конца и краю, он менял ночные заведения и клубы, бордели и притоны как свои носки и трусы, тупо трахал «своих женщин», а под словом «любовь» значилась только встреча двух гениталий и ничего больше, а Лиза в университете появлялась под «хорошее настроение», а настроение у неё благодаря отцу менялось с неимоверной скоростью Бакинского ветра за какие — то наносекунды так как ночью она колесила по ночному Стамбулу следя за отцом, а днём высыпалась. Какой бы сильной Мария не была письмо Алекса её окончательно добило и сломало; их единственная дочь погибла в автокатастрофе, а он женится на другой женщине хоть до сих пор и любит ведь жизнь на воле кардинально отличается от жизни на зоне где она мотает свой срок. Из некогда красивой, ухоженной, сексуальной женщины которой мужчины, когда — то смотрели вслед буквально, пожирая глазами и мечтая обладать как телом, так и душой ничего общего не осталось; Мария поседела и постарела до неузнаваемости и напоминала живой ходячий труп, который еле волочит своё никчёмное существо, перестала разговаривать и смеяться, хоть всегда и считалась «душой кампании» и единственное о чём она просила Всевышнего так это помочь оправиться от потерь, забыть, вычеркнуть из памяти «своё прошлое», которое никак не хотело её отпускать и по которому она так скучала или забрать её душу к себе чтобы там на Небесах встретиться со своей дочкой и никогда уже больше не расставаться. Наконец — то Мария дома где ничего не изменилось и где до боли всё знакомое и родное, но уже такое чужое ведь её никогда больше здесь не встретит их погибшая дочь в автокатастрофе, ни любимый муж, который женат давно на другой женщине… Из воспоминаний Марию вернул на грешную землю голос ребёнка. Опустив глаза на это маленькое создание природы Мария на какое — то время лишилась дара речи и только теперь поняла свой сон, который видела каждый день на протяжении четырёх лет; ею была эта маленькая девочка — копия её Лизы в детстве… Но «сюрприз» Марию ждал впереди, и она испытала сильнейший шок признав в «новой жене» бывшего мужа погибшую в автокатастрофе и чудом воскресшую из мёртвых их… родную дочь Лизу, а это четырёхлетнее прелестное создание природы, которая её сегодня первой встретила в «своём — чужом доме» и есть некто иная как «родных отца с дочерью» … дочь Николь… На бедную голову Лизы посыпались шишки одна за другой; Алекс в тот же день покинул дом, а малышка так прикипела к «бабушке Марии» что взяла с «родителей» обещание что она останется жить у них. У Лизы нервы расшатаны ведь неизвестность хуже, чем сама известность; она обзвонила друзей, больницы и морги, подняла на уши всю полицию Стамбула, но всё тщетно; Алекс как сквозь землю пропал, он так ни разу не объявился, ни дома, ни на работе, да и телефон его был вне зоны действия сети. Лиза сдержала своё слово, и они с матерью так ни разу и не пересеклись в огромном особняке пока шёл ремонт в их квартире куда Мария должна будет переехать жить, оставив «им» дом, но удары продолжали сыпаться на её голову и дальше одна за другой; Алекс спился до белой горячки и полной амнезии, а мать скончалась у неё на руках, но перед смертью успев взять с неё обещание что даст должного образования дочери так как выявила у неё художественные наклонности и артистические данные, а также позаботиться об «отце — муже» и никогда в жизни ни при каких обстоятельствах не рассказывать Николь про их тяжкий грех и унести эту страшную тайну вместе собой в могилу, иначе потеряют дочь навсегда так как у неё её характер и на последок сказать что не проклинает их с отцом, но и не прощает и Бог им судья. Как же глубоко Лиза ошибалась по наивности думая, что, сбежав она забудет своё прошлое и все ошибки канут в воду, но нет ничего этого не произошло. Да можно поменять страну, место жительство и начать всё с чистого листа, но забыть — невозможно, просто нереально и оно всегда тебя будет преследовать, и идти вместе с тобой бок о бок ведь память её не сотрёшь как ненужный диск или мел на доске, да и от самой себя как оказывается никуда не сбежишь. Они встретились случайно спустя долгих двадцать лет на могиле Марии, но для всех троих: Алекса, Лизы и Николь она оказалась судьбоносной сыграв роковую роль. Лизе понадобилось долгих двадцать лет чтобы извлечь из своих ошибок урок и сделать соответствующие выводы что Закон Бумеранга существует, да и палка Господа Бога всё — таки на двух концах и за всё в этой жизни рано или поздно, но приходится платить. Николь осудив и не простив «родителей» за такой разврат и грех исчезает из их жизни как когда — то Лиза, определив «отца — мужа» в клинику на лечении который спился до белой горячки и полной амнезии бросила и исчезла из его жизни покинув Стамбул навсегда, а Алекс не выдержав скончался прямо на могиле у Марии…

Благодарности

Прежде всего хочу поблагодарить моих детей: Дениса, который помогал мне всё что было связано с текстом; скачать, вставить, загрузить и отправить, а также мою красавицу дочь Татьяну, которая была не только моей моделью позировавшая на обложку книги: «Бог вам судья», то также занималась её дизайн ем и оформлением. Отдельно хочу поблагодарить и моде ля — Николая, который позировал для обложки вместе с дочерью. А главное хочу поблагодарить всех моих… врагов, которых даже и не море, а океан и сказать им: Я вас благодарю что вы есть в моей жизни и если бы не было вас, то я не была бы такой сильной…

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно